Мы летели к городку, где провели прошлую ночь. Линия начала поиска нашего третьего и последнего полукровки начиналась как раз на кромке леса, где мы оставили Риноса. Лес занимал большую площадь, чем треугольник между тремя озерами. Ко всему прочему, Горан был псиоником. И, хотя, уровень его был значительно ниже, чем у Ройса, возможность укрыться он все же имел.

Я размышляла над странными догадками, посещавшими меня все чаще и чаще. Было очень некомфортно прослеживать факт контроля этого мальчика намного раньше, чем я предполагала.

— Ройс! — Обернулась я.

Парень сидел сзади, обвив меня руками. На летунах, вообще, разрешен перелет лишь одного человека. Но мне представляется, что мы были не первыми нарушителями этого правила. Передумав задавать вопрос, я отвернулась. Было удивительно спокойствие полукровки. Вчера бы он не упустил возможности полапать меня, пока деться с летуна некуда. Прикоснувшись к его ладони на моем животе, я поняла, что у парня жар. Прикусив губу, опустила летуна на вышке.

Спрыгнув, полукровка подал мне руку.

— Ты болен, Ройс.

Парень улыбнулся, отнимая руку. Я беспокойно усмехнулась.

— Не в этом смысле. Ты горишь.

Он безразлично пожал плечами, направляясь к проему лестницы. Мы оставляли летунов на местной башне. То, что смотритель птиц не осознавал присутствия чужих животных у себя и понятия не имел о нас — я знала. Знала об администрации гостиницы… В глубине души помнила о произошедшем в Ухенере. Помнила дирижабль. Помнила, даже, нашу первую встречу… Сейчас же все эти знания и воспоминания уложились к прочим обыденным событиям и не вызывали ожидаемого неприятия. И это пугало.

— Завтра возьмем второго летуна.

— О! — Улыбнулся он. — Моя компания идет тебе на пользу…

Я вздохнула. Я бы заплатила за него, не держи он всех, кому нужно платить, в невменяемом состоянии.

— Ты не можешь продолжать так вести себя.

— Кто мне может помешать?

— Гильдия. Те, кто будут стоять над тобой.

— Возможно, тогда, мне не стоит стремиться в Гильдию?

Я обернулась. Кажется, Ройс не шутил.

— Я думала, что ты хочешь вступить в Гильдию хотя бы для спокойствия Кларисс.

Он промолчал. Мы почти дошли до гостиницы. Было еще светло, но снова начинал моросить дождь. Ройс свернул к двери таверны по пути. Я не протестовала. Сегодня я точно больше никуда не собиралась.

Присев за столик в самом углу, мы попросили еды и эля. Праздник, кстати, еще не закончился. Через неделю должны будут состояться массовые гуляния с такими же массовыми попойками и игрищами. Если нам повезет с Гораном Ссореном, то заключительного дня мы не застанем. Ни в моем городе, ни в Зальцестере об этом празднике никто не вспоминал.

— Ройс, идея распределить полукровок по Гильдиям является действительно моей?

Парень проигнорировал вопрос, лишь подняв вверх ладонь. Когда нам принесли еду, он не притронулся. Когда я отодвинула тарелку, глядя на капельки пота на его лбу, полукровка поднялся.

Я хотела пойти за ним, но злой взгляд из-за плеча пригвоздил к стулу. Вздохнула, придвигая ближе кружку. Если он сляжет, а это очевидно, мы задержимся тут на несколько дней дольше.

Пожалуй, впервые за нашу поездку я смогла расплатиться за ужин.

Потихоньку таверна наполнялась. Вечерело. На улице все так же, не усиливаясь и не уменьшаясь, моросил дождь. Осматривая зал, я понимала, что захмелела. Отодвинула кружку, размышляя.

Маленький рыбацкий городок с населением, может, в полтысячи жителей. Вполне возможно и меньше. Резиденций Гильдий нет. Полукровок нет тоже, но можем ли мы быть уверены в своей безопасности здесь? Пока никто не смотрел на Ройса косо. Это говорило лишь о том, что мы не встретили еще горожан, умеющих видеть его отличие. Если же мы задержимся тут, пока он отлеживается, все может измениться. Конечно, совершенно не обязательно мы встретим агрессию, схожую с проявленной ухенерцами. Но, кто знает?

Уловив краем уха название бегством покинутого городка, я прислушалась. Так и есть: перетирали последние новости. Двое полукровок и… «белокурый ангел»? Я засмеялась в голос, не сдержавшись. Вжала голову в плечи, почувствовав внимание. Это я «белокурый ангел»? Они приплели к заварушке и Лавина. Теперь оставаться в городе ему будет еще опаснее. Возможно, это подтолкнет его принять предложение Гильдии. Я не сомневалась в том, что рекомендовавшие Лавина гильдийцы были уверены в том, что маг достоин предлагаемого поста. Но был ли готов он сам вернуться и взвалить на свои плечи обязанности главы центральной Школы магии?

Кто-то подошел к столу. Я смотрела в столешницу, стараясь не выказывать волнения. По полу заскребли ножки стульев. Я подняла лицо, сглатывая.

— Привет, красавица. Разреши присоединиться. — Улыбнулся один из подсевших. Он был значительно ниже меня. На сильно загоревшем лице темнели улыбчивые глаза и потрескавшиеся губы. Сцепленные ладони легли на стол запутанным шершавым узлом.

Я перевела взгляд на второго, не собираясь отвечать. Он был высокий, белобрысый и такой же загорелый, как первый. Мужчина молча разглядывал меня неестественно голубыми на темном лице глазами. Я представила себе льдинки, карябающие мозг. Поежилась от дискомфорта.

— Я уже ухожу. Не беспокойтесь… — Приподнялась, собираясь ретироваться.

— Останься. — Проговорил голубоглазый одними губами. Стул не двигался с места, удерживая меня. Я села.

— Из каких краев к нам? — Продолжал первый с той же не предвещавшей ничего дурного мирной улыбкой. Глаза так и смеялись под ровными линиями выцветших на солнце бровей.

Я обернулась в зал. Он был переполнен, и на глаза не попадалось ни одного свободного места. Но таких же темных лиц я среди посетителей не видела.

— К вам? — Вернула взгляд к нему.

Белобрысый чуть отодвинулся, позволяя мальчику поставить на стол свежие кружки эля. Проследил взглядом за удаляющимся пареньком и обернулся ко мне. В тот же момент он потянулся к кружке, тыльной стороной ладони опрокидывая стоявшую рядом. Я инстинктивно попыталась отодвинуться от текущей на меня черной жидкости, но стул так и оставался прибитым к полу. Тогда привычным движением мысли, просто, испарила хмельной напиток. Сладковатый аромат ударил в ноздри. Расцепив узловатые пальцы, коротышка улыбнулся еще шире.

— Как ты думаешь, жители Умена так же не любят полукровок, как ухенерцы?

Я сглотнула. Это как раз тот вопрос, над которым я думала минутами раньше.

— Умен — это этот город? — Чуть улыбнулась я.

— Хочешь проверить? — Белобрысый отпил из кружки.

— Что, если нет?

— Я не думал об этом. — Склонил он голову. — Планировал, что ты ответишь «да».

Я выдохнула, боком вылезая из пространства между стулом и столом. «Ройс, надо идти!» — Думала, сжимая и разжимая кулаки по пути к двери. Я не знаю, как далеко он может слышать меня. Гостиница в нескольких домах отсюда. Прикоснувшись к ручке двери, я обернулась. Можно было не пробовать. Кем бы ни был белобрысый, он не позволит так просто уйти. Он кивнул. «Ройс!»

Я вернулась к столу.

— Присаживайся, красавица! — Миролюбиво кивнул невысокий.

— Он спит. Беспокойно, не крепко, но надежно. Это свойственно горящему в лихорадке организму.

— Кто вы и что вам надо? — Я села обратно.

— Позволь не представляться. — Начал белобрысый. Он постучал длинными пальцами по столу. — Твой иллюзор, пожалуйста.

Я вскинула брови. Если я захочу с кем-то связаться, мне будет достаточно дойти до ближайшей администрации. Голубоглазый спокойно ждал. Я достала и пододвинула зависшую над столом подставку на центр стола. Кивнув, он убрал ее в карман.

— Правильно ли я понимаю, что ты хотела бы избежать распространения вестей о месте нахождения твоего друга по всей округе? Я говорю не только об Умене и Ухенере. Хотя, предполагаю, ближайшие дни Ройс будет не слишком рад встретиться с разъяренной толпой одних только ухенерцев…

Я кивнула, отводя взгляд.

— Что ж, мое молчание за твое. — Мужчина подождал, пока я поверну к нему лицо. — Никаких отчетов руководству. Никаких проявлений себя. Тишина…

— Исчезни, красавица. — Улыбнулся второй.

— Поухаживай за полукровкой, поищи Горана Ссорена. Повеселись на заключительном дне праздника эля в Перелеске. Больше ничего. Пара недель тишины.

Я смотрела, пытаясь догадаться, зачем этим людям может понадобиться мое мнимое исчезновение. Кто я такая?

— Если что, я буду рядом.

— Ройс узнает об этом разговоре, как только я зайду к нему. — Сказала я уверенно.

— А ты думай о мамонтах. — Коротко засмеялся второй и я вздрогнула.

Меня больше не задерживали. Без помех выйдя из таверны, я вдохнула свежий вечерний воздух. Направилась в гостиницу, поднялась к Ройсу. Парня, действительно, лихорадило. Он не проснулся, когда я зашла. Поухаживать точно придется…

Но как только жар спадет, Ройс увидит в моих воспоминаниях разговор с незнакомцами. Возможно, он сможет понять их цели. До тех пор я последую их «просьбе». Ройс в его нынешнем состоянии явно не готов встретиться со старыми знакомыми из Ухенера…

— Дайан?

Я вскинула голову, поняв, что уснула. Местный доктор не придавал значения простой простуде. Я и сама не особо волновалась. Но Ройс проспал двое суток, просыпаясь лишь из-за жажды.

— Как ты?

— Нормально. — Он поднялся на локтях, глядя на кружку с водой.

— Хватит валяться. Нужно закончить задание и вернуться в Зальцестер.

— И воды не подашь? — Усмехнулся он, откидываясь на подушку.

Я принесла кружку, вздыхая. Без иллюзора мне нечем было заняться. Тоска была жуткая.

— Ты же хотела просмотреть книгу. Лучшей возможности и представить сложно.

Я вернулась к креслу. Считывать кристаллы без иллюзора я пока не научилась.

— Где? — Ройс сел. На бледном лице промелькнула растерянность. Возможно, у него кружилась голова.

— Потеряла.

Думай о мамонтах…

Встретившись с ним взглядом, я пошла из комнаты. Дверь не поддалась.

— Иди сюда.

Чуть пошатнувшись, Ройс встал. Начал одеваться. Я наблюдала за ним, думая о слабости, которая должна была разливаться по его телу.

— В чем дело? — Спросила тихо. То, что Ройс уже переворошил все мои воспоминания, я была уверена. Слишком яркой картинкой они всплыли, когда я подумала об иллюзоре.

Неожиданно сев, Ройс сжал голову.

— Пойдем отсюда…

Я наблюдала, как парень тяжело поднимается и идет к двери. Дергает ручку. Дверь не поддается. Качает головой, вздыхая.

— Она закрыта?

— Представь себе.

— Ну, тебе же ничего не мешает ее открыть?

— Да, я сомневаюсь, надо ли…

— Ройс, в чем дело? Что происходит?

— Все дело в женщинах. — Улыбнулся он, облокачиваясь на дверь. — Вы слишком много волнуетесь и суетитесь. Ройс протянул руку, ухватывая меня за плечо. Привлек к себе, заставляя опереться о дверь.

Я непонимающе смотрела на полукровку.

— Через сколько дней твой Петир начнет беспокоиться настолько, что сбежит с юга, заставив свою мать переживать?

— Причем тут Петир?

— Даже самая разумная женщина может совершать ошибки, если ее ребенок в опасности. А Императора окружают сплошь и рядом одни бабы…

— Им нужно на время оторвать Кларисс и Ксю Киз от Андреса?

— От Объединенных земель.

— И что тогда?

— И тогда ему не с кем будет советоваться. Он не доверяет никому кроме них.

— Это значит лишь то, что он будет принимать решения самостоятельно.

— Вот это и нужно. Самостоятельное решение Андреса — это отстоять права и владения независимо ни от чего. Он не задумываясь развернет войну с Харенхешем. До сих пор его удерживали только мама и Ксю.

— Это из-за раскопок?

— Раскопки — это повод. — Ройс поморщился, опираясь на руку. — Даже если там что-то есть, как стремятся показать узкоглазые, он не достаточен для серьезного конфликта. Раньше и Баэндар и весь полуостров принадлежал Харенхешу. И они хотят вернуть себе не только пустыню с откапываемым уже второй десяток лет городом. Они хотят вернуть материк целиком.

Я смотрела в смеющиеся бледные глаза полукровки и не верила. Не начинаются войны из-за такой ерунды, как не подающий вестей сынок подруги Императора и переживающий из-за исчезнувшей подруги сын Главы одной из Гильдий. Ну, бред это!

— Давай проверим?

Я отвернула голову от пальцев, прикоснувшихся к щеке.

— Помнишь мужика в порту контрабандистов?

Я вздрогнула, упираясь в него взглядом. Он сказал что у меня красивые скулы… Помню.

— Я совершенно с ним согласен.

Ты не можешь видеть так далеко и глубоко. Я не вспоминала об этом при тебе.

— Распределение полукровок по Гильдиям — твоя идея? — Повторила я вопрос, который задала в вечер после встречи с Риносом. Ройс глубоко и спокойно дышал мне в переносицу, гладя щеку. Я пыталась соединить догадки в одну цепочку. Как же тяжело это было сделать под его ласками. Упершись рукой в грудь, я попыталась отодвинуть его. Рейнджера… Как же…

— Ты вложил эту идею мне в голову. Разослал подавляющее большинство гильдийцев по Объединенным землям. Уехал сам от матери, впервые в жизни… Спланировал совершенно сумасшедшие цепочки событий лишь для того, чтобы Андрес вступил в войну?

Я почувствовала слабость в ногах. Он прижал меня к двери, не давая осесть на пол. Зачем? Зачем?

— Подумай. — Улыбнулся, как обычно. — У тебя неплохо получается.

Все же, я была права, думая о совершенно сформировавшемся монстре.

— Даже если мы вступим в войну, то совсем не обязательно проиграем ее. Посмотри на Объединенные земли и на Харенхеш.

Ройс не ответил, продолжая улыбаться. Я закрыла глаза, думая о том, что начала верить ему. Пыталась понять и защитить. Есть ли пределы у моей наивности? Ударилась затылком о дверь, вздрогнув, когда почувствовала его губы на своей шее.

— Что ж ты так дергаешься? Я же говорил: нет повода меня бояться. Я — полукровка.

— Отпусти.

— Иначе — что?

Я открыла рот в немом ужасе. Казалось, прошла вечность с того момента, когда я слышала это «Иначе — что?» в последний раз. Тем временем он спокойно вытаскивал мою рубашку из штанов. Я подумала об Андресе и иллюзоре, которого больше не было. Нужно было отступить тогда, на дирижабле. Но я была слишком… горда? За что еще мне придется расплачиваться? Теплые руки разносили возбуждение по всему телу. Я не представляла, что будет происходить со мной, если Ройс пойдет дальше. Возможно, именно это он имел ввиду той ночью, говоря о том, что может стать необходимым мне.

В дверь за спиной постучали. Ройс тихо засмеялся, отступая. Замотал головой, отходя от меня.

— Кто там? — Крикнула я.

— Дайан, это доктор Мин. — Послышался хрипловатый голос местного медика. Я закрыла глаза, вздыхая.

Но, дверь то — закрыта! Я подергала ручку, проверяя.

— Мин, мы закрыты. Ключ, скорее всего у администратора. Я буду благодарна, если ты отопрешь.

Посмотрев на полукровку, я заправила рубашку в штаны. Иногда я не понимала, почему он не пускает в ход привычный контроль. Отослать Мина не составило бы для него труда.

Через несколько минут послышались шаги и дверь отворили. Администратор удивленно смотрел на нас с Ройсом. По его словам, он был уверен, что в номере никого нет. Я обратила на себя его внимание, напомнив, что заплатила совершенно реальные деньги. Он кивнул, смутившись.

Ройс сидел на кровати, наблюдая картину разборки. Поглядывая на него, я недоумевала. Ты же можешь решить это намного быстрее, не тратя ни времени, ни усилий. Когда парень перевел на меня взгляд, пришлось отвернуться. Я начинала привыкать к быстрому решению вопросов его совершенно не приемлемыми методами.

— Уже на ногах, юноша? — Проговорил Мин, когда администратор, наконец, ушел. Степенно подошел к полукровке, прикасаясь ладонью ко лбу. — Ну что ж. Не буду беспокоить. Всего доброго, Дайан.

— Спасибо, Мин. — Кивнула я.

Ройс не произнес ни слова. Когда доктор вышел, поднял ко мне взгляд. Недолго думая, я последовала за Мином.

— У вас есть иллюзор? — Спросила администратора. Он смотрел на меня непонимающим взглядом.

Глупый вопрос, конечно есть! Но от этого человека, похоже, добиться я ничего не смогу. Выйдя на улицу, я поежилась. Дождя не было, но в одной рубашке гулять по такой погоде было, мягко говоря, не комфортно. Не решаясь вернуться в свой номер, я пошла к центру городка.

Из окошка дома справа за мной кто-то следил. Я боялась обернуться, ускоряя шаг. Стремительно вечерело, на улицах было немало прохожих. Их взгляды красноречиво выдавали мысли. От холода сжимались челюсти. Через минут семь я убавила шаг, оборачиваясь на дом по правой стороне. Шторка шевелилась от движения. Сглатывая, снова прибавила ходу. Замерла, оборачиваясь. За спиной виднелась табличка гостиницы. Я закрыла глаза, слыша свой стон беспомощности. Пошла дальше, чувствуя, как холод забрался под одежду, и морозит кожу. Через двадцать или тридцать минут, когда зуб на зуб не попадал от холода, я вышла на центральную площадь. Облокотившись на столб с указателями, на площади стоял мой голубоглазый знакомый. Подняв на меня взгляд, чуть улыбнулся. Посмотрел на небо. Я проследила за его взглядом. Над нами пролетело два летуна. Я обернулась в сторону, откуда они летели. Там виднелись еще несколько птиц.

Когда я вернула взгляд к незнакомцу, он удивленно пожал плечами. Я закусила губу, оборачиваясь. Ройс…

Пошла к зданию мимо. Человек не отрывал взгляд от ногтей, из которых выковыривал грязь маленьким ножичком. Поднявшись по ступенькам здания администрации Умена, подергала ручку двери. Кто бы сомневался. Где еще найти иллюзор в незнакомом городе? Облокотилась о закрытую дверь, глядя на спину незнакомца. Ведь, у вас одна цель с полукровкой. Знаешь ли ты об этом? Прямо возле него на гладкий камень опустилась птица. С нее спрыгнули двое мужчин. Привязали летуна к столбу, не обращая внимания на белобрысого. Пошли в сторону гостиницы.

Он же убьет их всех… Он слишком слаб, чтобы искать пути отступления.

Я подбежала к человеку у столба.

— Он же убьет их всех! — Крикнула в надежде на понимание.

— Очень жаль. — Вздохнул блондин, поднимая взгляд от ногтей. — Ты же понимаешь, что жертвы неминуемы.

— Зачем? Он… на вашей стороне.

— А ты? Простое условие: молчание в обмен на молчание.

Не говоря ни слова, я побежала к гостинице. Все иллюзоры Объединенных земель были недоступны для меня, даже если находились за открытой дверью. Как мило было сделать меня виноватой! Слов нет. Еще один город с намного большим числом жертв. Ройсу сойдет и это. Но мне — никогда. Возможно, у меня память ланита. Но я никогда не прощу себе, если здесь что-то произойдет.

Как ни странно, вывеска гостиницы показалась уже через десять минут бега. Влетев в гостиницу и перепрыгнув через все ступеньки, я уже не могла дышать, открывая дверь номера.

— Хорошо побегала? — Обернулся Ройс от окна. — Я слышал, твой отец тоже бегает, только утром.

Я подавилась тем, что хотела сказать. Тяжело дыша, смотрела на полукровку и бессильно злилась. Скажи мне. Пожалуйста…

— Так мило с твоей стороны было вернуться, чтобы помочь мне. — Оторвавшись от окна, парень пошел ко мне.

— Ройс…

— Иногда мне кажется, что для тебя доставляет такое же удовольствие произносить мое имя, как для меня — слышать его от тебя.

— Не трогай их. На площади привязан летун.

Ройс цокнул языком.

— Я все же надеялся, что больше ты волнуешься за меня, а не за них.

— Ройс.

— Пошли.

Я вышла за ним из номера. Окидывая комнату последним взглядом, чуть не врезалась в спину полукровки, застывшего на пороге. Передумав идти на лестницу к администратору, он двинулся к концу коридора.

— Есть же в тебе что-то человеческое… — Тихо пробормотала ему в спину.

— Бабка по маминой линии… — Ответил он просто, не оборачиваясь.

— Не трогай их.

Остановившись в тупике в конце коридора, Ройс закрыл глаза. Я смотрела на лестницу вниз, ожидая гостей.

— Закрой глаза.

Я недоверчиво взглянула на парня. Опустила веки. Сдержалась от вскрика, когда он поднял меня на руки. Мы куда-то пошли. Открыв глаза, я увидела люк над собой. Ухватилась за его шею, протягивая руку к люку. Оттолкнула от себя. То, что вниз лучше не смотреть, понимала и без слов. Когда Ройс усмехнулся, потупилась. Это становилось все меньше и меньше похоже на игру. Я совершенно отчетливо понимала, что не имея возможности пресечь его приставания, я все больше попадала в зависимость от этих ласк. Сейчас, всего неделю спустя, я не могла даже вспомнить, когда впервые почувствовала идущее от него возбуждение. Оно передавалось и впитывалось сквозь кожу, будто свое. И становилось таковым с каждым новым прикосновением, взглядом, мыслью. Это притом, что я узнала о его планах.

Мы оказались на крыше. Перед гостиницей слышались голоса. Поставив меня на поверхность, Ройс захлопнул люк. Осмотрелся. Я видела светящуюся в темноте башню с летунами. Знала, что впереди на площади привязана птица. Возможно, уже ни одна. Дернув головой, Ройс приложил палец к губам и пошел вперед. Я последовала за ним, поскальзываясь на мокрой черепице. Когда он резко сел, у меня хватило сил лишь на то, чтобы не вскрикнуть. Зажмурившись, я замерла. Раздался глухой удар падающего тела. Что-то зашуршало. Открыв глаза, я зажала рот рукой. Никогда из меня не получится боевого мага…

Это была рейнджер с косичками. Ройс держал тело за плечо, чтобы она не скатилась с крыши.

— Она мертва? — Спросила я шепотом.

Он не ответил, укладывая ее так, чтобы не сползала. Двинулся к соседней крыше. Я сглотнула, глядя на женщину. Пошла за полукровкой, стараясь ступать как можно тише и держать равновесие на наклонной и скользкой поверхности.

Люди внизу громко переговаривались. Кто-то крикнул, что полукровка сбежал. Я слышала бешеный стук своего сердца. Отойдя два дома от гостиницы, мы побежали. Впереди было два узких проулка, но они были впереди. Я надеялась, что не составит труда перепрыгнуть их.

Когда Ройс перелетел на крышу дома, идущего за проулком, это показалось слишком простым. Разгоняясь, я смотрела в отсветы луны на черепицах. Когда нога поползла в бок, я сжала зубы, стараясь не закричать. Ройс ухватил сразу же, я не успела заскользить по крыше. Поднял на ноги, не говоря ни слова. Спрыгнул вниз, раздумав продолжать путь по крышам. Я посмотрела на него, качая головой. Я не рейнджер, чтобы скакать с таких высот… Он молча смотрел, ожидая.

Сев на корточки, я примерилась. У меня, ведь, было достаточно времени, чтобы научится доверять тебе? Даже такому, какой ты есть… Села на попу, соскальзывая вниз.

Он поймал аккуратно. Поставил на землю. Я перевела дыхание, поднимая голову к крыше. Лучше не буду рассказывать маме, что прыгала с крыши трехэтажного дома…

— Ты не спешишь? — Услышала я тихий вопрос. Теплая рука сжала запястье. Как же я замерзла…

Здесь было безлюдно. Через несколько минут мы забежали на площадь. У столба, все так же ковыряя ножичком ногти, стоял белобрысый. Рядом переминался с лапы на лапу летун. Ройс замер, повел головой. И упал на колени…

Я выдохнула, переводя взгляд с него на белобрысого. Тот шел к нам.

— Оставь, Дайан. Он не причинит никому вреда. И тебе не причинит. И не будет одной из мошек, пододвинувших войну. Вон летун. Заканчивай свое задание и возвращайся в Зальцестер.

Я непонимающе уставилась на подходящего к нам человека. Это не то, о чем мы договаривались. Ройс зажал голову, наклоняясь со стоном к земле.

— Да, мы ни о чем и не договаривались. Ты сделала все правильно. Иди.

За спиной послышались шаги. Обернувшись, я увидела его невысокого улыбчивого «коллегу». Когда Ройс свалился на камни, мне стало больно. В животе, в голове, в груди — во всем теле. Ноги и руки стали свинцовыми. Волнами накатывал страх.

Если им нужен полукровка, то почему они не взяли его, когда тот болел? Почему сейчас? Что могло измениться за эти два дня?

— Иногда, и минуты достаточно. — Засмеялся коротышка, проходя мимо.

Кивнув, я пошла к летуну. Я маг пятой ступени. Только что закончила Школу. Если я и смогу когда-нибудь противостоять псионикам, то это время еще не пришло. Что я умею? Огонь, вода, воздух, земля, тайная сковывающая магия, щиты, немного креацина. Вздыхая, я отвязала летуна. Скорее всего, они оба псионики. С двумя псиониками даже связываться не стоит…

Забравшись на птицу, я посмотрела на Ройса. Ты, все же, чудовище, парень. Взрослый и вполне сформировавшийся монстр. По улице от гостиницы шли люди. В руках у некоторых светились оранжевые кристаллы. Ведь всем встанет легче…

Птица подпрыгнула, поднимаясь в воздух.