Я лежала щекой на корне, вспоминая, были ли у меня когда-то руки и ноги. Под онемевшими пальцами чувствовалось холодное крыло летуна. В голове не складывалось ни одной мысли. Мозг представлял собой вязкую густую кашу. В ушах шумело. Было дико холодно.

— Тебе удобно спать в такой интересной позе с мертвой птицей вместо подушки?

Я вздрогнула, открывая глаза. Поскребла пальцами по крылу летуна. Это точно было оно. Остальное тело пока не откликалось. Скосила глаза, ища говорившего. В поле зрения никого не было. Из горла вырвался хрип.

— Нет, я не хотел тебя беспокоить… Просто, стало интересно.

Пытаясь найти влагу во рту, чтобы сглотнуть, я напрягла горло. Попыталась подняться на локте. Плечо, ногу, все тело пронзила острая боль. Но я оказалась на спине. Я выла, жмурясь.

— Ройс…

— Не скажу, что приятно… Все же я предпочитаю немного другой тип женщин. Постель вместо мертвечины, одежда посвежее, синяков поменьше. Опять же, твоя поза. Если тебе удобно так спать, я ничего не имею против…

Я сфокусировалась на незнакомце, взглядом умоляя замолчать. Эти идиотские шутки мне были совершенно не нужны. Мне было больно… Очень больно и холодно. Я облизала губы, поднимая руку. Черная от грязи и запекшейся крови, кисть опухла и взрывалась изнутри.

— О! — Засмеялся незнакомец. — Как интересно у тебя растут пальцы!

Из глаз полились слезы. Мужчина исчез из поля зрения, оставив меня одну.

— Ройс! — Закричала я.

— Да, я понял, понял. — Появился он с флягой в руках. — Хочешь пить? — Отпил, с удовольствием причмокивая.

Я всхлипывала, глотая слезы. Человек стоял, не двигаясь с места. Лицо было смутно знакомо, но я не могла вспомнить, где видела его прежде.

Я открыла рот, собираясь попросить воды, но из горла вырвался лишь всхлип.

— Прости, что? Я не расслышал. — Мужчина подошел ближе.

— Я задушу тебя… — Прошипела я зло, собираясь с силами. Закончить фразой «Если ты не заткнешься» не хватило сил.

— Ну, не хочешь — как хочешь. — Пожал он плечами, уходя.

Я подняла голову, смотря на неестественно вывернутую ногу. Лишь бы не сломана, лишь бы не сломана!

— Стой! — Рявкнула громко, закашливаясь. Человек обернулся. — Помоги.

— Не задушишь? — Насторожился он.

Я не могла предполагать подобных издевательств даже от Ройса. Неужели для кого-то это могло быть смешным? Сдерживая слезы и ярость, я закрыла глаза. Лишь бы не сломана…

— Ройс! — Заорала во все горло.

— О, мать моя… Зачем же так орать. Я понял, что ты — Ройс. Тише… Детей разбудишь.

— Каких детей? — Я выдохнула всхлип, поднимая к нему лицо.

— Детей леса… — Пожал он плечами и присел рядом. — Пить хочешь?

Я кивнула. По горлу полилась живительная влага. Через мгновения я закашлялась.

— Это не вода!

— А кто говорил о воде?

Я фыркнула, морщась.

— Нога.

— Рука…

— Нога! Она сломана? — Крикнула я.

— А… Я думал, ты хочешь поиграть в части тела. Сейчас проверим. — Он прикоснулся к ноге, вызывая из моей груди дикий ор. — И заканчивай уже орать…

Из глаз с новой силой полились слезы. Хотелось, просто, быстрее умереть. Я откинулась на спину, ударяясь затылком о корень. Плечо пронзила острая боль.

— Где Ройс?

— Если ты про своего летуна, то он под тобой. Мертвый.

— Ты закончишь издеваться? Не заметно, что мне больно? Мне нужна помощь! Аа…

Я потеряла сознание. Нормальный человек это выдержать не мог. Когда открыла глаза, вокруг никого не было. В ушах шумело. Перед глазами мелькали черные точки. Нога ныла, но лежала прямо. Пальцы на руке уже не выглядели так ужасающе вывернуты, хотя оставались все еще сломаны. Что-то еще во мне было не так. Кроме жуткого холода и пульсирующей боли, пронизывающей все тело, что-то было не так.

— У тебя плечо, скорее всего, выбито.

Я скосила взгляд к человеку, появившемуся из-за дерева.

— Откуда я тебя знаю? Как тебя зовут?

— Я могу выбирать вопрос? Я снился тебе во снах. — Человек подошел, садясь рядом. — В прекрасных лесных снах с солнечным светом, ласковой травой…

Я отвернулась. Нет. Ройс не был чудовищем…

— Он там и, даже, жив. — Проговорил незнакомец спокойно, кивая куда-то в сторону.

Я снова попыталась встать.

— Ты не дойдешь. Но тебе необходимо подняться, чтобы я вправил плечо.

Я выдохнула, боясь пошевелиться. Подняла взгляд, предполагая свою готовность к экзекуции. Человек вскинул бровь, чуть улыбнувшись.

— Не наступай на ногу. — Предупредил он, беря меня за плечо левой руки с переломанными пальцами и правый бок. — И не ори мне на ухо…

Я заорала…

Взмокнув, я всхлипывала, пытаясь удержаться на одной ноге. Правая пульсировала болью от бедра до ступни. Я, даже, не могла понять, где именно она повреждена. Откинув голову, я хватала ртом воздух. Так не бывает… Не со мной.

Когда он притронулся к плечу, я напряглась.

— Как тебя зовут? — Прошептал мне на ухо.

— Дааа!..

Сволочь… Как так можно? Я вздохнула, отрывая лицо от его груди. Он пах потом, деревом, травой и шкурой. Какая-то невменяемая смесь животных запахов. Отталкивающая и дико непривычная.

— Так, как ты сказала, тебя зовут?

— Дайан. Где Ройс?

— Там. — Он вытянул руку вправо.

Я посмотрела туда, соображая. Подогнула ногу, морщась. Сняла руку с его плеча. Определенно поняла, что не дойду. Подняла взгляд. Мужчина наблюдал за мной с видимым интересом.

— Забавно, не правда ли? — Скривилась я.

— Ой, не говори! Так редко кто-то падает в моем лесу. Я до сих пор пытаюсь понять, как ты подняла в небо мертвого летуна.

Я обернулась к птице. Думать о том, кто из нас троих отключился первым, было бесполезно. Последний удар убил животное, мы оказались не намного сильнее.

— Как же тебя зовут, спаситель?

— А как тебе больше нравится? — Он убрал волосы с моего лица, дотрагиваясь до ссадины на лбу. Я поморщилась. В этот же момент вспомнила, где видела его лицо.

— Горан.

Мужчина засмеялся от кажущейся искренней неожиданности. Я тоже улыбнулась.

— Помоги, пожалуйста. — Проговорила тихо, оборачиваясь направо.

Чуть отодвинувшись, он осмотрел меня. Я проследила за взглядом. Правая нога, левое плечо… Не очень хорошее сочетание… Примерившись, он поднял меня на руки. Я сжала зубы, мыча.

— Ройс… — Прошептала через пару минут, увидев парня.

— Тебя как — рядышком положить?

Я покачала головой недовольно. Как же так можно?!

Опустив меня на влажную землю, Горан подошел к Ройсу. Откинул на спину.

— Видишь, дышит?

— Ройс! — Позвала я громко.

Парень вздрогнул. Тут же застонал, потянулся к голове. Было похоже, что упал он исключительно удачно. Хотя, чему я удивляюсь? Будь я рейнджером, и мои пальцы не торчали бы в разные стороны, нога не была бы вывернута, а плечо выбито.

— Ройс, посмотри на меня. — Попросила я тише.

Похоже, ему было не до меня.

— Горан, ты же псионик… — Вспомнила я. — Что с ним?

Мужчина сидел рядом с полукровкой и я, было, понадеялась услышать очередную шутку.

— То, что он жив и дышит, точно — не достаточно?

Я помотала головой. Не достаточно… Горан опустил взгляд, дотрагиваясь до лба парня.

— Дай ему время.

— Поможет?

— От него зависит…

— И сколько времени?

— Ну, если к вечеру не отойдет, то много.

Я сглотнула.

— У нас нет этого времени, Горан…

— Что-то мне это подсказывало.

Подняв Ройса на руки, он пошел в глушь. Я наблюдала за удаляющейся спиной, пока он не зашел за ближайшее дерево и больше не появился. Сглотнула, оглядываясь. А как же я?

Поднялась на локте, думая о том, можно ли привыкнуть к боли. Острой, сопровождающей каждое движение. Откинулась на спину.

Одежда была мокрой насквозь. Я заметила, что дрожу. Челюсти не разжимались. Закрыв глаза, я положила горящую опухшую кисть на живот и прикрыла ледяной второй.

«Иногда, и минуты достаточно…» — Вспомнила я.

Что ж, он оказался прав. Дать Ройсу минуту было не так уж и сложно. Подпалив обоих, я плакала. Собственная боль отвлекает ото всего на свете. Они никуда не могли деться. Они не умели избавиться от огня. Катаясь по лужам, они дали нам, даже, больше. Первая волна настигла у озера. Я думала, что мир взорвался. Но мы продолжали лететь, лишь птица спустилась почти до земли. Вторая догнала уже в лесу. Я не могла знать, когда с летуна упал полукровка. Тогда, скорее всего, мы уже были без сознания, а птица мертва.

Я не знала их намерений и мотивов. Но опасаться преследования было не лишним.

Услышав шорох и дыхание, я открыла глаза. Тут же Горан поднял меня на руки. Голова закружилась, скорость заставила вжаться в него. Через полминуты он толкнул ногой дверь, заходя внутрь. Увидеть, куда мы заходим, я не успела. Вскоре оказалась на полу. Или нет… Что-то было между мной и полом. Неужели, человек жить в подобных условиях?

— Хочешь сказать, что здесь мы можем быть в безопасности? — Засомневалась я.

— Смотря, кто за вами гонится. — Пожал плечами Горан. — Но щитами я владею явно лучше, чем твой друг.

Я обернулась на лежащего рядом Ройса. Это, уж, точно. Кто угодно владеет щитами лучше тебя…

Закрыв глаза, я вздохнула. Все гудело и болело. Меня продолжало колотить от холода. Но, по крайней мере, я могла чувствовать себя в сравнительной безопасности. Обернувшись к Горану, я улыбнулась. Он возился у камина. Подкинула огонька. Он тут же обернулся.

— А дым? — Спросила запоздало.

— Никто не увидит…

Вот как. Ну, если ты так уверен… Поднявшись от загоревшегося костерка, он обернулся к нам.

— Ну, и что же мне с вами делать? — Улыбнулся, уперев кулаки в бока. — Пожалуй, сначала раздеть. Потом вымыть. Потом уже обжарить до хрустящей корочки… ммм

— Давай на первом пункте остановимся.

— Ты ужасно выглядишь… — Проговорил он с придыханием, будто признавался в любви. Я не сдержала смеха. — Я не шучу. Такой переломанной, грязной женщины у меня еще не было.

— И не будет.

— Я об этом не подумал… — Вскинул он брови удивленно, расстегивая оставшиеся не оторванными пуговицы на рубашке. — Ну-ка…

Я привстала.

— Он не сильно разозлится, если застанет нас так?

— Сильно. — Обернулась я к Ройсу. Было бы замечательно, если бы он очнулся уже сейчас. Очень страшно осознавать, что с полукровкой что-то не так. Свою беспомощность всегда очень страшно осознавать.

Накрыв меня одеялом, Горан стянул мокрые штаны. Раздел спящего Ройса. Хотелось верить, что он просто спит.

— Давай руку.

Я протянула ладонь. Смотреть на нее было не очень приятно. Я поморщилась. Обмыв, полукровка перебинтовал пальцы.

— Теперь сердце.

Я засмеялась, откидывая голову. Когда влажная ткань дотронулась до лба, я зашипела. Промокнув ссадины, он собрался встать. Я ухватила его руку, останавливая.

— Я тебя искала…

— Не-не! Подожди. Должно пройти хотя бы два дня. Так быстро нельзя!

Я улыбнулась, качая головой.

— Гильдия просит тебя вернуться в свои ряды. Рейнджеры или псионики — на твое усмотрение.

— А, ты в какую входишь?

Я отрицательно качнула головой.

— Я маг.

— Ну, вот и ответ.

Поднявшись, он ушел на улицу. Даже, обидеться на такой отказ я не могла. Что за странный человек?

— Дайан.

Я вздрогнула и открыла глаза. Поняла, что задремала. Горан сидел рядом на полу. В руках был флакон с прозрачной жидкостью. Увидев, что я проснулась, он откинул одеяло с левой ноги и вылил немного вязкой жидкости на ладонь.

— Люди из трех озерных городов движутся к лесу. Под шумок развлечься к ним присоединяются из деревень по пути.

— У тебя есть иллюзор?

Горан притронулся к ноге, растирая.

— Они будут здесь к вечеру, самое позднее. Вряд ли твои гильдийцы могут оказаться быстрее.

— Гильдийцы, возможно, не могут. Император — может.

— Вот как… Я что-то слышал о его новой подруге. Как же ее угораздило свалиться на голову бедного Горана?

Я нахмурилась, отворачиваясь.

— Не верь сплетням, как рыночная торговка. Ты не похож на обывателя, доверяющего любому бреду, доносящемуся из Зальцестера.

— Ну, хорошо. Вот он здесь. Что он сделает с толпой, жаждущей развлечься чьей-нибудь смертью.

— Ни чьей-нибудь, а смертью полукровки. Например, твоей.

— Тем не менее.

Я опустила взгляд на руку, застывшую на бедре. Горан отнял ее и прикрыл меня одеялом.

— Захватит с собой пару сильных псиоников…

— Подмышкой, что ли?

— Именно.

Горан вздохнул, вставая.

— Хорошо, я сбегаю за иллюзором. К сожалению, я не могу быть уверен, что в такой массе нет людей, способных обнаружить мое скромное жилище.

— Спасибо. — Проговорила я, но дверь уже захлопнулась.

Обернувшись к Ройсу, я уложила удобнее горящую ладонь. Парень лежал на спине, тяжело дыша. Иногда постанывал или произносил что-то невнятное. Я предпочла бы видеть его прежним, хотя прежний Ройс был далеко не лучшим из людей. Как же нас угораздило…

Скоро снова уснула. Проснулась же от тихого поскребывания. Открыв глаза, посмотрела на дверь. В тонкую щелочку просунулась сначала узкая морда, потом животное зашло целиком. Я захлебнулась воздухом, инстинктивно пытаясь отодвинуться. Тут же пискнула и поморщилась от боли. Волк смотрел, кажется, не менее удивленно. Быстрое дыхание шевелило выпавший из тонкой пасти язык. Он зевнул.

Через пару минут у меня начало сводить шею от напряжения. Животное легло у двери, наблюдая за мной. Он бы уже напал, если бы хотел? Опустив голову, я повернула лицо к полукровке: «Ройс!». Неожиданно он открыл глаза. Я улыбнулась, всхлипывая. Шевельнула рукой, забыв… Зажмурилась от боли. Парень привстал на локте, осматриваясь. Смерил взглядом волка, вернулся ко мне.

— Где мы?

— У Горана Ссорена.

Посмотрев на синеющую в серых лоскутах ткани опухшую кисть, посмотрел в глаза. Я следила за переползающим взглядом: разодранный лоб, синяк на скуле, голые плечи. Скорее почувствовала, чем поняла его мысль. Волк зарычал, вставая на лапы. Ройс поднял к нему глаза. Заскулив, животное мгновенно выбежало из жилища.

— Подумай лучше о том, что к лесу идут жители всех озерных городов и деревень.

— Ты же попросишь Андреса забрать нас. Зачем пустое беспокойство? У нас так мало времени…

Ройс поднял и убрал руку с поврежденными пальцами, чтобы не мешалась. Навалился на больную ногу. Я вскрикнула, вжимая голову в жесткое что-то, служащее подушкой.

— Нога! Слезь с меня!

Он засмеялся. Боль утихла мгновенно. Я обернулась, не понимая. Теплая рука сжалась на груди, лаская.

— Не надо. Это насилие, Ройс. Ты не можешь так…

Откинув одеяло, он прикоснулся губами к плечу. Начал целовать, спускаясь все ниже. Рука сползла к промежности. Если я не чувствую боли в ноге, то легко могу встать… С трудом открыв глаза, я посмотрела на желтые локоны, щекочущие кожу. Он отрицательно качнул головой моим мыслям: «Не можешь». Я сглотнула, чувствуя, как по телу горячими волнами расходится возбуждение. Так не бывает, это не мое. Не может быть моим! Я люблю Петира. Люблю и желаю лишь его…

— Я предупреждал, помнишь?

Почувствовав, как его пальцы входят в меня, судорожно вздохнула. Не верю… Попыталась поднять здоровую руку, та не слушалась. Никогда я тебе этого не прощу.

— Горан! — Крикнула, чувствуя влагу на щеках. Тело само выгибалось ему на встречу. Мысли о том, что этого не должно происходить заливало густым и жарким наслаждением. От чужих губ и рук. От… Я открыла глаза. Наткнулась на его взгляд, как на нож.

С острым, чуть ли не злым взглядом, он продолжал опускать меня на глубину чего-то немыслимого. Откуда шанса вернуться уже не было. Зажмурившись, я закусила губы. Пожалела сотню раз, что он не может войти и взять меня нормально. Разрываясь от удовольствия, сжала кулаки. Вскрикнула от пронзившей пальцы боли. Очень скоро задрожала, вздрагивая в конвульсиях. Замерла, пытаясь придти в себя. Вытерла щеки, по которым беспрерывно лились слезы.

Ройс снова закинул ногу на больной бок, целуя ключицу. Уперся в бедро, оставляя влажную полоску при движении. Я отвернулась, гася все возможные мысли. Усмехнулась, подумав о том, получилось бы у него так, будь он постарше. Я ненавидела его. Как никого и никогда… Нужно было оставить его на площади в Умене. Он был достоин того. Челюсти непроизвольно сжались. Повернув голову к левой кисти, откинутой на соседнюю подушку, пошевелила пальцами. Им очень хотелось шевелиться, кисть замерзала. Молилась, чтобы быстрее вернулся Горан. Хотя, уже было слишком поздно. Думала о чем угодно, лишь бы не признаться себе в том, что никогда и ни с кем мне не было так необыкновенно… И не будет. Никогда и ни с кем.

Он поцеловал меня в подбородок, поворачивая к себе лицо. Внимательно вглядывался в глаза, легонько гладя живот и бедра. За что? Я зажмурилась, пытаясь отвернуть лицо. В дверь зашли.

Горан стоял молча, с минуту рассматривая нас.

— Тебя же убить за это мало, паскуда… — Проговорил глухо, пугающе.

Ройс поднялся, не отводя взгляда от Горана. Пошел к одежде, висящей радом с камином. Сгреб ее, вышел на улицу. Я лежала, закрыв глаза и сгорая от стыда.

— Иди сюда.

Открыв глаза, я увидела свою рубашку в его руках. Он присел рядом, собираясь помочь мне одеться.

— Ты принес иллюзор?

Мужчина кивнул, застегивая на мне пуговицы. Я ждала какой-нибудь едкой шутки, но он молчал. Взгляд постоянно ускользал. Когда мы надевали штаны, я поняла, что Ройс по-прежнему не позволяет мне чувствовать боль.

Подвесив иллюзор передо мной, Горан отошел к потухшему огню. Объединенные земли, Зальцестер, резиденция Гильдии видящих, Эзнер. Как связаться с Андресом напрямую, я до сих пор не знала.

— Дайан. — Эзнер чуть наклонился вперед, увидев меня. — Что у тебя с лицом?

— Эзнер, мне нужен Андрес. Очень срочно и очень сильно.

— Я попробую. — Ответил Эзнер.

— Подожди. — Я подняла взгляд к Горану. — У меня в кармане кристалл с картой.

Подойдя, мужчина присел рядом. Я наклонилась, вытягивая ногу. Достав кристалл, полукровка установил его в подставке. Тут же розовой сеткой обрисовалась карта области.

— Где мы точно?

Приблизив кусок леса, Горан указал пальцем. Я смотрела, как Эзнер записывает. Кивнула. Эзнер отключился. Подняв руку к Горану, я попросила помощи. Голова кружилась. В животе и пояснице еще клубились горячие ошметки волнения. В теле было необыкновенно тихо и спокойно. Там, где должна была чувствоваться боль, осталось лишь тепло. Даже стыд ушел куда-то, уступив место мягкому и сладковатому удовлетворению.

Поискав глазами обувь, я обернулась к мужчине. Он пожал плечами. Не видел, не знаю. Отвернулась, думая об Андресе. Он поможет… Если не он, то больше никто. Оставив меня стоять у твердого низкого ложа, полукровка вышел. Подумав немного, я тоже захромала на улицу.

Ройс сидел на лавке у маленького окошка. В двадцати метрах из леса на него скалился волк. Горана видно не было. Садиться к полукровке я не собиралась. Вышла, чтобы не студить дом. Было холодно, но над кронами деревьев светило солнце. Облокотившись о стену, я уставилась на больную кисть. Неожиданно засмеялась, вспомнив торчащие в разные стороны пальцы. Ройс обернулся, улыбаясь. Всплыли в памяти горящие в Умене люди. Они, ведь, остались живы? Иначе не было бы тех убийственных волн вдогонку… Я надеялась, что они живы. Хотя, в этом случае, нужно было начинать опасаться мести. Кто же они такие?

Уловив движение, я посмотрела на парня. Он водил туда обратно пальцем, указывая на небо. Подняла голову. Над нами пролетало два летуна. Вжалась в стену.

— Они не увидят нас. — Спокойно проговорил полукровка, поднимаясь. — Тут щитов больше, чем у нас дома в Зальцестере.

Я вскинула брови.

— Причем, таких же, как у Лавина Лирана…

Я пожала плечами, соглашаясь. Ничего странного не было в том, что скрывающиеся маг и псионик позакрывали жилища друг друга в меру своих возможностей.

— Откуда же они все берутся…

Ройс отвернулся, отходя.

— Здесь на всю область около пятидесяти человек, входящих в Гильдии, включая администрацию городов. — Он обернулся, кивая мне за спину. — Там одних только низкоуровневых псиоников десять человек. Пять или шесть рейнджеров. Магов не знаю… пара десятков. По одиночке они — ничто.

Я чувствовала волнение. Не отковыляю я от такой разномастной толпы… Да и Ройс не отконтролирует ее… Даже если все десять псиоников — самых низких ступеней. Горан Ссорен… имеем ли мы право вмешивать его? Тем более, что он ясно дал понять о нежелание возвращаться. И явно показал отсутствие намерения вмешиваться во что-либо, не касающееся его.

— Будь тут. — Сказал Ройс, обходя дом.

А куда я могу деться? Похромав до лавки, присела. Вздрогнула, когда рядом оказался Горан. «Что там?» — Спросила взглядом.

— Я не могу контролировать как… Пусть попытается отвести.

Я кивнула. Когда же это стало так серьезно? Ну, не могли люди начать преследовать полукровок сразу после ухода ланитов. Слишком сильным было к ним уважение и преклонение. Не на страхе же оно держалось, чтобы оборваться так резко?!

— У тебя же был любимый человек? — Проговорил Горан как-то странно. Я обернулась.

— И сейчас есть.

— Дайан?

Я вздрогнула, поднимая голову. Горан встал. Переставляя невинные ледяные стенки от беснующегося волка, из чащи шел Андрес. Я засмеялась, хватаясь за руку Горана. Он не мог не прийти! Не мог!

— Девочка, что с тобой? — Разглядев лицо, нахмурился. Перевел взгляд на руку, на Горана. — Где Ройс?

— Отводит местных…

— Ты кто? — Без обиняков задал вопрос Андрес, останавливаясь перед нами.

— Горан Ссорен. — Ответила я, протягивая сравнительно здоровую руку к Императору. Хотелось хотя бы дотронуться до него. — Последний из полукровок в моем задании.

Горан утихомирил взглядом животное. Скуля, волк убежал.

— Там три или четыре сотни человек. — Проговорил Ройс скучающим тоном, выходя из-за дома. Андрес смотрел на него долгим прямым взглядом. Казалось, я понимала его эмоции. Удивительно, что ты не натравил на себя всю восточную часть Объединенных земель!

— Я вернусь за тобой. — Кивнул он Горану, но тот отрицательно качнул головой.

— Я двадцать лет провел в этом лесу. И собираюсь провести еще столько же…

Обежав нас взглядом, Император кивнул. Как же спокойно стало, когда я поняла, что Андрес не собирается устраивать тут бойни. Подхватив меня рукой за спину, он посмотрел на Ройса. Парень поморщился, подходя. Наступил ногой на ногу Андреса. Я закрыла глаза. Какой же он непримиримый. В момент, когда меня оторвало от земли, боль вернулась. Встав на больную ногу, я вскрикнула.

Под голыми ступнями оказалась гладкая поверхность пола Большой залы императорского дворца. Посмотрев на людей вокруг, перевела взгляд на Андреса. Это была экскурсия школяров… Еще больше пересудов.

— Мать в Зальцестере. Иди домой. Я зайду к вам вечером. — Проговорил Андрес тихо и подхватил меня на руки.

Ройс не двигался с места, наблюдая, как мы идем к лестнице. Школяры, потеряв дар речи, так же замерли кто где стоял.

Оставив меня на диване, Андрес обошел стол.

— Медика. — Сказал возникшей из подставки иллюзии Анри, помощницы Ксю Киз.

— Мне уже все вправили… — Обернулась я.

— Нужен кто-то, чтобы помочь тебе дойти до дома…

— Петир?

Андрес повернулся к иллюзору.

— Ксю, пришли ко мне своего сына.

— Он на Сиане. Что случилось?

Ксю не могла видеть меня, сидящую за конусом улавливаемого пространства.

— Ну, кого-нибудь пришли. Посильнее.

— Ниару?

— Нет, физически посильнее. Ниару не надо… Парня.

— Хорошо.

Когда он вернулся ко мне, я почувствовала вину. Слишком много хлопот из-за меня одной. Андрес присел на диван напротив.

— Мне надо идти. Скоро придет медик, посмотрит тебя. Дождись человека от Ксю, он проводит тебя домой. Я передам Ирону…

Я хотела поблагодарить, но Андрес просто встал и вышел из кабинета. Откинувшись на спинку, я разглядывала комнату. Неожиданная мысль заставила меня рассмеяться. Если гильдиец из зальцестерской резиденции придет в кабинет Императора и увидит здесь побитую и переломанную меня… Сложно себе представить, как интерпретирует на следующий же день это жадная до слухов общественность. Стало совсем невесело. Я поднялась, жмурясь от боли. То, что у Императора появилась подруга — это одно. То, что эта подруга спит с сыном главы Гильдии магов — это другое. Но то, что ее, в синяках, переломах и ссадинах приходиться вытаскивать из его кабинета — это совсем другая история.

Стараясь как можно нежнее наступать на ногу, я вышла из кабинета. Проходя мимо лестницы, посмотрела на место, где на самом деле стоял стол. Избавившись от пелены невидимости, пожилой человек поднялся.

— Медик скоро подойдет. И…

— Поможете дойти до портала? — Поморщилась я, смотря на ступеньки.

Кивнув, он вышел из-за стола и обнял меня за спину.

— Сделайте нас невидимыми, пожалуйста.

Я не ощутила разницы, но была уверена в том, что маг выполнил просьбу. Это его, наверно, звали Ирон? Сдерживая стон, я ковыляла мимо медленно продвигающейся к лестнице группы школяров. Через вечность, пожалуй, мы оказались в комнате с порталом. Прошедшего минутой раньше медика догонял здоровый парень из не боевого направления Гильдии. Я видела его в резиденции прежде.

— Вам нужно идти. Спасибо.

Кивнув, человек оставил меня у крутящегося над подставкой глобуса. Вздохнув, я выбрала родной Зельмень. Путь домой показался мне расплатой за все, что я успела натворить в своей жизни. Кроме не унимающейся пульсирующей боли в ноге, я жутко замерзла. Взгляды прохожих на избитую, грязную и босую меня — унижали и лишали последних сил. Если хотя бы Ройс был рядом, было бы легче. Ужасно не хотелось встретить знакомых…

— Мама! — Крикнула я, без сил облокачиваясь на стену.

— Дайан? — Тетя Карел вышла из комнаты. По лицу пробежало беспокойство. — Что с тобой?

Подставив плечо, она помогла добраться до комнаты. Набрала ванну.

— Медика позвать?

Я помотала головой. Не надо. Не сейчас…

— Тайрен вернется вечером. Ты уверена, что не нужно?

— Попозже. После того как отмоюсь.

Опустившись в ванну, я откинула голову. Подумав, опустила в воду и поломанную ладонь. Горячая вода обожгла ее необычайно сильно.

— Рассказывай…

Я обернулась. Вытащила руку из воды. На пол потекли струйки, образовывая лужицу. Вздохнув, я откинулась, кладя голову на край.

— Даже, не знаю с чего начать…