— Андрес?

Постучав, я просунула голову в дверь, потом просочилась сама.

— Проходи, Дайан. Садись.

Император сидел за столом, что-то дочитывая. В кабинете было так холодно, что не хотелось снимать плаща. Посмотрев под ноги, где стекающая дождевая вода образовывала маленькие лужицы, я вздохнула. Сняв его, я вспомнила, что вешалка снаружи, где-то у Ирона. Смутилась, поднимая взгляд. Андрес не смотрел на меня. Выскользнув из кабинета, я повесила плащ и вернулась.

Подняв лицо, Андрес встал. Даже чувствуя себя совершенно вымотанной сегодня, я боялась прикоснуться к холодной поверхности дивана.

— Замерзла, подруга Императора? — Усмехнулся он, кинув взгляд на камин.

Я покраснела.

— В следующий раз пустят без вопросов. Садись.

Обернувшись к весело разгорающемуся огню в камине, я села.

— Если ты готова гулять по раскопкам, значит поправилась. — Андрес сел напротив.

Я кивнула, привычно прижимая потихоньку срастающуюся ладонь к животу. Смущенно отвела взгляд, когда внутри забурчал голод.

— Нашла что-то интересное? — Улыбнулся Император.

— Ответчика. И разлагающийся труп у одной из колонн.

Улыбка сошла с его лица. Андрес повел взглядом, будто за моей спиной прошел человек. Поднялся. Обошел диван, притронулся к иллюзору над столом.

Тут же из подставки появилась иллюзия незнакомого мужчины.

— Уберите у Ответчика и поставьте, наконец, предупредители…

— Опять?

Андрес промолчал, смотря на иллюзию взглядом, под которым я бы уже растворилась… Похоже, это был не первый случай. Почему же они умирали? Кивнув: «Сделаем», человек исчез. На его месте тут же возникла иллюзия Анри. Она явно была уже дома и, кажется, только вышла из душа. Бедная женщина… Ей спать, хоть, давали?

— Попроси принести перекусить ко мне.

Она молча кивнула, промакивая волосы полотенцем. Почему бы ему не взять Анри к себе? А Ксю найдет себе менее стойкий организм в помощники. Подняв взгляд к Императору, я поежилась. Он сидел на краю стола, задумчиво наблюдая стену перед собой.

— Ответчик высасывает жизненные силы. Ты должна чувствовать себя необыкновенно уставшей, если вы познакомились. Зашла бы в квадрат — вряд ли смогла бы выйти. — Проговорил он. — Правый коридор смотрела?

Я отрицательно качнула головой.

— А остальные видела?

Я снова покачала головой.

— Я только туда заходила. Хотела найти центральное здание, поднялась наверх и началась песчаная буря.

— Ответчик — одна из самых первых открывшихся нам сущностей. Там месяцами можно гулять. Еще неделю назад в башне было восемь этажей. Вчера открыли еще один. Пока одна группа находит в песках новое здание, вторая очищает найденное прежде, третья исследует открытые помещения, четвертая обнаруживает новые комнаты в исхоженных вдоль и поперек строениях. Общая площадь всех открытых комнат дворца, в котором ты познакомилась с Ответчиком, сравнима с площадью Зальцестера и Моренхема. И я уверен, что мы еще не все открыли… Не ходи там одна. Возьми, хотя бы, Ройса. Если хочешь, я определю тебя в одну из групп раскопок. Там опасно, Дайан…

— Я уже поняла… — Сглотнула я.

Удивительной была его взволнованная разговорчивость. В памяти всплыло мнение Ройса об Императоре. И простота, с какой Андрес открывается, волнуется о совершенно не близком человеке, даже, заботиться — по меньшей мере, смущала.

— Хорошо. Теперь о Ройсе.

Андрес поднялся, подошел к окну. В дверь постучали. Мы молча наблюдали за вошедшей женщиной, смущающейся и краснеющей. На низком столике между диванами образовался походный набор холодных яств. Я инстинктивно скинула обувь и подобрала ноги на диван. Опомнившись, закусила губу и потупилась. Андрес наблюдал с такой ироничной улыбкой, что я покраснела так же как ретировавшаяся женщина. В запотевшем прозрачном кувшине явно было нечто горячее.

— С одной стороны хорошо, что вы справились так быстро… — Начал Андрес, разливая горячее вино по высоким бокалам. — Но я предпочел бы, чтобы не было надобности вытаскивать вас из Перелесья… Ройс сказал, что вас нагнало волной двух эсхонских псиоников. Это правда, вы упали с летуна?

Я кивнула, отпивая из бокала и млея от жара, разносящегося по телу. Подняв взгляд, я поняла, что Андрес ждет более веского подтверждения.

— Это правда. — Проговорила я. Конечно, если принять во внимание то, что Ройс вышел из этого приключения без единой ссадины, у кого угодно могли возникнуть подозрения на счет моих синяков и переломанных пальцев.

— Как же вы умудрились натравить на себя чуть ли не все озерное население, да еще эсхонцев? Начни с Ухенера…

Я опустила взгляд, протягивая руку к пиале с сухофруктами. Забрала ее к себе на колени и усмехнулась. Как хорошо, что ты спросил…

— Мы не провоцировали конфликт в Ухенере. Там были рейнджеры, почувствовавшие Ройса. Все началось само собой. Он увел тех, кто начал приставать к нам в таверне на улицу. Что было с ним дальше — я не знаю. Если бы не появился Лавин, я могла не справиться с рейнджером, напавшей на меня. Мы никак не подогревали их ненависти к полукровкам. Ухенерцы были готовы разорвать любого, кого увидят…

Я отглотнула, переводя дыхание. Перед глазами всплывала толпа мужиков, готовых двинуться к Лавину сквозь огонь. Яркой вспышкой вспомнилась рейнджер с косичками, держащаяся рукой за живот. Отглотнув остывающее вино, продолжила.

— В Умене Ройс два дня пролежал в лихорадке. Я понимала, что он не сможет защитить ни себя, ни меня в таком состоянии. Когда мы вернулись после встречи с Риносом Костаресом, ко мне подошли двое мужчин. Я тоже думаю, что это были эсхонцы. В любом случае, они явно не из тех краев. Мне предложили простой обмен. Они не разнесут по всей округе о присутствии в Умене Ройса. А я в ответ замолчу для всех на несколько дней. Никаких отчетов, сообщений — просто тишина. Пришлось отдать им иллюзор. Я бы не вытащила его оттуда в том состоянии…

Андрес поднял ладонь, успокаивая. Я тряхнула головой, морщась.

— Когда он очнулся… — Я запнулась, отводя взгляд. Вздохнула, заранее переживая за то, что собираюсь рассказать. — Очнувшись, Ройс тут же узнал о том разговоре. Он не гнушается копаться у меня в голове… Скрыть я это не могла, да и не собиралась. Он предположил, что мое молчание им понадобилось для того, чтобы перевести мысли Ксю Киз и Кларисс от тебя и Объединенных земель.

Андрес поморщился. Мне показалось, что он скажет: «Глупость какая…», но Император промолчал.

— Могу точно сказать, что в тот момент Ройс оказался на их стороне. Он хочет, чтобы ты вступил в войну с Харенхешем… и проиграл ее.

Император засмеялся, вскидывая брови. Мне это смешным не казалось. Сделав большой глоток из своей чашки, Андрес разлил остатки вина мне и себе.

— Я… не настолько сильная и умная… я начала волноваться, хотела сообщить о том, что с нами все в порядке.

— Дайан. — Прервал меня Андрес. — Кларисс действительно волновалась. Но делать ставку на это могли лишь абсолютно не знающие ее и Ксю люди. И твое волнение тоже обосновано.

— Думаю, они оба псионики. — Кивнула я грустно. — Начав искать иллюзор, я разорвала договоренность. Через полчаса в Умене начали появляться ухенерцы. Пришлось бежать. Но оказавшись на центральной площади, они… — Я махнула рукой, не представляя как это выразить. — Вырубили Ройса. И предложили мне улететь. Мы не провоцировали жителей озер. Скорее, их распалили эсхонцы.

— Ну, хорошо. — Андрес откинулся на спинку дивана и обнял коленку. Я засмеялась в голос, не сдержавшись. Как же необычно было видеть в нем просто человека… Переведя на меня удивленный взгляд, Император тоже улыбнулся. — Как проявил себя Ройс? Недели вряд ли достаточно, чтобы разобраться в человеке…

— Вполне. — Тряхнула я головой, перебивая.

— Судя по твоему рассказу, вы чуть ли не подружились?

— Ничуть… Я не желаю более иметь с ним ничего общего. Ройс — невоспитанный и беспринципный монстр, не гнушающийся ничем для воплощения своих не редко грязных прихотей.

Я остановилась, наткнувшись на внимательный взгляд исподлобья. Пару мгновений мы молча смотрели друг на друга, затем Андрес повел подбородком, предлагая продолжить нелестную характеристику. Я молчала. Более полно описать свое мнение о полукровке я не могла.

— Беспринципный. Невоспитанный. Монстр. Грязные прихоти. Это все?

— Пожалуй.

— Что ж, вряд ли я имею право впустить это в одну из Гильдий… Ты добрая девушка, Дайан. Я ожидал, что твоя характеристика будет максимально сглажена… Если уж ты описала парня таким образом, я боюсь представить, что он может на самом деле.

Андрес прикоснулся к подбородку. Наверно, он думал о том, как воспримет его решение Кларисс… Поднялся, подошел к окну, размышляя. Я опустила чуть онемевшие ноги и поставила опустевшую чашку на столик. Поднялась, обходя диван. Поверх усталости и голода вино опьянило и сделало смелее. Протянув руки к огню, я усмехнулась.

— Мое маленькое чудовище… — Прошептала я, вспоминая, как назвал Император своего воспитанника в письме.

Я обернулась. Услышав меня, Император тоже обернулся.

— Конечно, самым простым решением было изолировать Ройса от общества. Его выходки способны подмочить репутацию кому угодно. — Я поднялась, отворачиваясь от камина. — А репутация Императора и главной полукровки Объединенных земель не имеет права быть подмочена…

Андрес склонил голову, наблюдая за мной. Кажется, поставив крест на своей карьере в Гильдии, я собиралась поставить крест и на единственном покровителе…

— Ты сделал его таким, Андрес. Только ты. И Ройс на твоей совести от первой до последней своей даже самой гадкой мысли. Ты, конечно, можешь держать его подальше от Объединенных земель год или десять лет. Но что будет дальше? Ему восемнадцать. Что сдержит его в тридцать? А век его будет длиннее, чем твой или мой… Что сможет остановить Ройса, когда тебя не станет?

Я сглотнула, подходя к дивану. Облокотилась на него бедром. Андрес сел на подоконник, подобрав коленку и уткнувшись в нее подбородком. Взгляд неотрывно наблюдал за мной, и под ним становилось все неуютнее.

— Ты не справился. И даже если это твой единственный провал… он самый сокрушительный. Ведь, это человек, Андрес. — Я склонила голову. — Ройс — человек. И никто кроме людей не может сделать его частью общества. Загнав его на север, ты лишь настроил полукровку против себя еще сильнее. А ведь он необыкновенно сильный координатор. Не удивляет то, что парень, контролирующий толпы людей и табуны снежных мамонтов, позволил мне сказать о нем то, что я думаю?

— Удивляет.

— Ему нужна твоя ненависть. Моя ненависть. Ненависть всех окружающих. И тогда он будет иметь право защищаться. И Ухенером станет весь мир…

Андрес подошел к столу и уперся в столешницу руками. Я не могла больше выдерживать его взгляда. Отвернулась, зябко обхватывая себя. Вот и все. Я все сказала. Даже если потом я тысячу раз пожалею о сказанном, это было моей правдой…

Почувствовав тепло на спине и легко обнимающие руки, я вздрогнула. Поцеловав меня в макушку, Андрес вздохнул.

— Спасибо, Дайан. — Сказал шепотом. Я почувствовала, что задыхаюсь от подкатывающих к горлу слез. Не оборачиваясь, вышла из кабинета. Сдерживаясь из последних сил, подхватила плащ и побежала к порталу. Лишь в Зельмене, в темной влажной ночи я смогла отпустить себя. Шла домой и рыдала. Потом смеялась, понимая что забыла у него ботинки… И снова рыдала, не в силах остановиться… Мы такие слабые все!

Мы, просто, люди…