Через несколько дней я сидела в набитой школярами аудитории на чтении книги Кам Ин Зара.

Координатор передавал потоки эмоций, пассов, видений такой точности и силы, что иногда я захлебывалась воздухом. Иногда рядом кто-то шмыгал носом. Многие из тех знаний, что входили нас с легкой мысли координатора, были утеряны века назад. Что-то казалось таким простым и логичным, что казалось удивительным, как псионики могли перестать пользоваться этим. К третьему часу я начала понимать, что переполнена. Но не послушать о некреациновых порталах я не могла. Закрыв глаза, я понимала насколько это просто. И понимала, что никогда не смогу. Осознать простоту приема было одним. А суметь собраться и вырвать себя из пространства, было совершенно другим. Одно ощущение расстояния было для меня недоступно. Мне сложно было представить себя одновременно на своем месте и рядом с координатором. Представить же себя где-то за пределами Школы я могла лишь примерно. А нужно было понимать до миллиметра и градуса, где ты окажешься. Вплоть до состава почвы под ногами и возможных насекомых. Даже, если я натренируюсь в этом, я никогда не смогу сконцентрироваться на самом портале. Это энергия хаоса: все возможно везде. Почти сказка. Почти… И Андрес отметал все сомнения, ступая из своего кабинета в Англаштен. Он мог быть везде. Он научился не спорить с невозможным, просто подчинившись ему. И мир улыбнулся ему, позволив схлопывать сотни километров в ничто. Я не понимала…

Открыв глаза, я тряхнула головой. Нужно было понять, как это работает, чтобы осознать свою неспособность это использовать. Маг, запускавший иллюзии, поднялся. Впереди был десятиминутный перерыв.

Я согнулась за столом, положив лицо на ладони.

— Чьи это белые лохмы заняли полстола?

Я вздрогнула. Неужели, опять?

— О, Дайан! Я и не подумал, что это можешь быть ты… — Ройс сел рядом, сдвинув меня бедром по скользкой лавке.

— Избавлюсь я от тебя?

— Да брось ты. Меня Ринос смутил. Я только за Бездной, потом уйду.

Я покачала головой. Что из сказанного было менее похожее на правду, сложно было решить. То, что полукровку смутил Ринос Костарес, по его предположениям общающийся с Бездной памяти? Или то, что он уйдет после этой страницы?

— Как раскопки? Слышал, ты напросилась в пески…

— Ужасно. — Призналась я.

— Хотел попросить книгу домой, мама бы запустила… Но я не вхожу ни в одну Гильдию. Похоже, для клерков вроде Декана и Ксю Киз это повод считать тебя недостойным даже взять кристалл в библиотеке. Кстати…

— Ройс. Можешь помолчать?

— Да, она тяжело ложиться в первый раз… Так вот, ты меня удивила. Ты призналась Андресу, что жить без меня не можешь? Он разрешил мне сдать экзамены.

Я обернулась к полукровке, отнимая руку от лица.

— Я сказала, что ты монстр. И давай на этом закончим. Я не хочу тебя ни знать, ни видеть.

Ройс облизнул губы и улыбнулся.

— Ты такая смешная, когда злишься.

Я встала, собираясь перешагнуть лавку. Ухватив за запястье, Ройс усадил обратно.

— Не дергайся. Сейчас начнут…

Возвращаясь на места, школяры стремительно заполняли аудиторию. Ройс улыбался, осматриваясь. С каким-то безотчетным страхом я увидела взгляды школьниц, останавливающиеся на нем.

— Слушай, — Обернулся он ко мне. — А мне было бы тут весело…

Я сглотнула. Тут же беспрерывной вереницей картинок вспомнилась вся наша поездка, включая хижину Горана. Нужно было как минимум, защитить их всех от полукровки. Когда все расселись, маг начал собирать программку для запуска следующей страницы. Я боялась отвести взгляд от полукровки, лишь бы его внимание не переключилось на какую-нибудь невинную душу из этой аудитории. Ройс просто улыбался, не отводя столь же пристального взгляда. Я хотела попросить убрать руку с запястья, но запнулась. Легонько улыбнувшись, Ройс показал язык между белых ровных зубок. Я отвернулась, отчетливо понимая смысл этой улыбки: ну, попроси меня убрать руку… Что же ты?

— Ройс… — Прошептала как можно тише. Пальцы раскрыли сжатый кулак, лаская ладонь. Откуда в рейнджерах столько физической силы? Откуда? Обернулась. Парень улыбался девушке двумя рядами ниже. Она то и дело оборачивалась. Я сжала ладонь, ловя его пальцы и толкая коленкой.

— Ревнуешь, что ли? — Обернулся полукровка практически беззвучно.

— Не надо, пожалуйста. Оставь их в покое… Пожалуйста.

— В твоем мире это слово значит намного больше, чем в моем.

Я открыла рот, но не нашла что сказать. Чем же тебя пронять? Нельзя же так. Нельзя! Мы же люди. Мы чувствуем. Нам больно. Мы любим. Мы плачем… Нельзя так играть. Я смотрела в серые глаза, блестящие и холодные, как сам север. Неужели в твоем мире матери и мамонтов вообще нет ценности человека? Уважаешь ли ты хоть кого-нибудь, кроме своего ушедшего отца? Ты не можешь быть таким… Не можешь. Я не верю.

Моргнув, я поняла насколько близко его лицо. Чувствовала, что дышу тем же воздухом. По телу побежали мурашки. Он отодвинулся, чуть улыбаясь. За одну эту улыбку хотелось его ударить.

— Что еще с тобой сделать, чтобы ты поняла… я не человек. Не был им и не буду.

Сглотнув, я обернулась на замолчавшего координатора. Маг смотрел прямо на меня. Через мгновение к нам повернулась вся аудитория, произведя какой-то неожиданный скрежет.

— О! Это же Дайан — подруга нового Декана! — Тихо, но отчетливо прошептал девичий голос парой рядов ниже. Я закрыла глаза. Ройс заржал, чуть отодвигаясь.

— Ты просто одна общемировая подруга, Дайан. — Смеялся он.

— Покиньте аудиторию, молодые люди. — Проговорил координатор, глядя на нас.

Я встала, мгновенно покраснев. Уши горели. Стараясь не смотреть ни на кого, пошла на выход. Ройс шел следом. Разве я не была готова к очередному унижению, когда услышала его голос? Почему же тогда мне было так гадко? Выйдя из корпуса, я пошла к загону с летунами. Смотритель как раз налил им воды и вернулся в домик, примыкающий к навесу. Обернулась к полукровке, не понимая внезапного спокойствия. Он определенно что-то задумал. Ройс молча шел следом, смотря в упор. В затылке становилось жарко от его взгляда. Когда я положила заживающую ладонь на шею летуна, на плече другой руки сомкнулись пальцы полукровки. От резкого движения закружилась голова. Больная ладонь инстинктивно сжалась в кулак, заставляя вскрикнуть. Спина ударилась о стену под навесом. Открыв глаза, я поймала в фокус его лицо. Поморгала, тряхнув головой. Хорошо, что Горан Ссорен не делал таких резких поворотов в Перелесье…

Что?

Полукровка засмеялся. Лично о себе я уже не беспокоилась. Что еще ты можешь сделать? Даже злости не было.

— Ты же скучаешь…

— С такими скоростями я бы порекомендовала тебе сбегать на север. Хоть на ночь. Наверняка у тебя там есть какая-нибудь влюбленная по уши и оплакивающая разлуку пастушка мамонтов?

— Зачем? — Полукровка улыбался, прижимая меня телом к стене. Легонько водя пальцами по лицу, на котором уже практически не осталось следов падения. Я пыталась отвести взгляд от слишком близкой улыбки. Никогда еще так безотчетно не хотелось провести языком по линии зубов. Я закрыла глаза, понимая, что он все знает…

— Переспать с ней и успокоиться…

— Хорошая идея. Пожалуй, так и сделаю. Жди подробного отчета в картинках.

Он развернулся и отошел. Я не поверила.

— Только… Два момента. — Ройс обернулся, вернувшись на шаг. — Ее зовут Риан. То что ты увидишь, отобьет в тебе желание посылать меня к кому бы то ни было навсегда. И второе… — Парень сделал второй шаг, оказавшись снова так близко, что я чувствовала его тепло. — Я не успокоюсь.

Я ухватила его за плечо, боясь разжать пальцы. Как ты правильно все делаешь, просто слов нет. Если бы мне пришлось собрать информацию о монстрах севера, ты был бы первым и единственным.

Ройс не улыбался, наблюдая за мной. Больше всего я начала бояться, что он, действительно выполнит обещание. Зная его, мои опасения были не беспочвенны.

— Эта была твоя идея.

— Не смей… Это страшно, Ройс. Это уже за границами…

— Дайан, — выдохнул он резко. — Молись о том, чтобы никогда не узнать что там… за границами.

Я закрыла глаза, глотая слезы. Ну, кто меня за язык тянул! Не смей взваливать свои поступки на меня.

— Ройс! — Крикнула я, наблюдая, как птица прыгает вверх и расправляет крылья. — Не смей…

Шепота он уже не мог услышать. Но то, что все мои мысли, страхи и переживания были перед ним как на раскрытой ладони, я знала. Добежав до птицы, я забралась на спину и потянула наверх.

Между Турхемом и территорией Школы были лишь поля. Пятнадцать минут наблюдения сменяющих друг друга желтых, коричневых и зеленых квадратов. Спину полукровки я видела впереди. Отняв единственную здоровую руку от летуна, я сжала бока коленями. Зажмурилась на мгновение, сглатывая. Не смотря и не думая, запустила огненный шар. Ройс обернулся, успокаивая летуна. Я задела крыло…

«Подожги как эсхонцев в Умене» — Проговорил спокойный голос в голове. Я подлетела на расстояние, с которого промахнуться уже было невозможно. Хотя… если поджигать как эсхонцев в Умене, то и расстояние не важно…

— Ну? — Крикнул, вскидывая подбородок. — Не начинай, если не можешь закончить, Дайан. Никогда и ничто.

Понимая, что не могу, я беспомощно злилась. Ройс отвернулся, скривив губы. Птица его необыкновенно быстро успокоилась. О ком он больше переживал? О себе или о ней? Неужели животные для тебя важнее, чем люди? Полукровка неожиданно обернулся, направляя летуна ко мне. Еще три метра и я смогу слышать твой шепот в безветренном воздухе. Не смотри на меня с таким презрением. Я не заслужила этого… Я не хочу знать, что там… И ты не свалишь на меня ничего…

Посмотрев вниз, я разжала колени. Мы были выше, чем тогда. И не было крон деревьев, задерживающих падение. И нет летуна, хоть и мертвого, но защищающего… Закрыв глаза, я почувствовала, что лечу. В животе образовалась пустота. И тут же заполнилась диким страхом. Все…

Открыв глаза, я увидела небо. Сжала кулаки, пытаясь понять, что произошло. Пискнула от боли в пальцах левой руки.

Как я потеряла сознание? Очень отрадно было ощущать себя живой и невредимой, но…

Встав, я пошатнулась. Вокруг было пусто и так же солнечно. Под ногами — голая вспаханная земля. И ни души вокруг. В мыслях такая же несуразная пустота.

Все же люди тебе не менее важны, полукровка…

Отряхнув плащ, я пошла. Надеюсь, я дойду хоть куда-нибудь дотемна. Иду я в сторону Турхема, обратно к Школе или куда-то совсем ни туда, понять было сложно. Солнце совсем не грело, лишь слепя. Я стыдилась проявленной слабости. Когда полукровка был далеко, я не ощущала опасности, которую он мог представлять для окружающих. Мир сразу становился больше, и место в нем было для всех. Что я смогу, если Ройс действительно сделает что-нибудь с этой Риан?

…Я знала, конечно. Нет, я надеялась, что удержит. И не ошиблась. Но это не делало его ни каплей лучше. Хватит. Все. Забудь об этом чудовище…

Через два часа я все же добралась до Турхема. Через какое-то время я увидела строения впереди слева и повернула к ним. Мама встретила меня удивленным взглядом.

— Где это ты повалялась так хорошо?

— Не спрашивай…

— И… с кем?

Притронувшись прохладными пальцами к шее, мама недовольно покачала головой. Краснея, я побежала наверх, к зеркалу. Гад какой! Какая паскуда! Что я скажу Петиру?

Спустившись вниз, я не знала, куда деть глаза.

— Ну, так, кто тебя так нежно отметил?

— Что с ним делать?

— Не знаю, Дайан. — Невесело засмеялась мама. — Но если это не Петир, то лучше не показывайся ему на глаза…

Я смотрела на маму, понимая, что не могу ей рассказать. Пусть лучше думает, что думает…

— У тебя комья грязи в волосах. Приведи себя в порядок.

Вернувшись в комнату, я разделась. Иллюзор светился вызовом. Игнорируя огонек, пошла вымывать грязь из волос. Когда вернулась, иллюзия Петира сообщала, что будет ждать меня дома, когда я освобожусь. Похоже, сегодня я не освобожусь. И ближайшие два дня — тоже. Потом три дня буду на раскопках. Там уже, наверно, все сойдет.

Что ж, давно я Мию не видела… Я вздохнула, собираясь к старой подруге. Пожалуй, это единственный человек, к которому я могла прийти не краснея.