— У твоих завтра будет праздник! — Вспомнила мама за ужином и вскочила из-за стола. Притронувшись к кристаллу на иллюзоре, что-то выбрала.

— Двадцать третьего июля состоится празднование Дня магии. Приглашены все маги с пятой ступени, входящие в Гильдию. Празднование будет проходить в Большом зале Императорского дворца. — Проговорила чересчур милая головка Анри, помощницы Ксю Киз — управляющей резиденцией в Турхеме. Я подняла взгляд на маму и улыбнулась.

— Спасибо, что вспомнила не послезавтра.

— Я не думала, что ты успеешь вернуться. Потому совсем выпало из головы. Хорошо повеселится, милая. — Мама подошла ко мне, поцеловала в висок. Я доедала ужин.

— Мам, в архив какой Гильдии лучше наведаться за данными по Воронке, переселенцах, «Уходе ланитов» и Императоре?

— Императоре? — Мама села напротив, наливая чаю. — Ты не говорила, что о нем тоже нужно будет что-то собирать.

— Говорила. Ты не обратила внимания тогда. Болтала с теткой. А что?

— Ведь… Он тоже маг. Потому празднование и бывает во дворце… — Подумала она вслух и я вскинула брови. — Не думала об этом, пока ты училась.

— Мам? Как думаешь, если я поспрашиваю его о времени «Ухода ланитов» на празднике? А заодно и о том, как он связан с этим.

— Не стоит, Дайан. Лучше попроси о встрече в более спокойное время.

— А если он откажет?

— Не думай об этом. Никогда не думай об отказе. Как я тебя учила?

— Надейся на лучшее, будь готова к худшему. — Промямлила я, дожевывая. — Так, куда податься?

— К историкам, конечно. Они весь мусор собирают. Копаться придется дольше, но и отроешь больше.

— Как это все скучно! Почему один человек не может сесть и все рассказать. Есть же люди, знающие произошедшее тогда от и до? — Я отодвинула тарелку. Мама помолчала немного.

— Император, например. Его родители… — Проговорила она тихо и задумчиво.

— Мам, когда ушли ланиты, ему было семнадцать. Если я правильно помню уроки. — Напомнила я. — У парней в этом возрасте на уме совсем не запоминание исторических фактов.

— Дайан, в девятнадцать он стал Императором Объединенных земель. — Улыбнулась мама.

Я потупила взгляд. Точно. Как же я это забыла…

— И, поверь своей матери, он принимал непосредственное участие в происходивших тогда событиях.

— Может, ты мне все и расскажешь?

Мама засмеялась.

— Дайан, всем птенцам приходится выбираться из скорлупы. — Проговорила она слишком по-матерински. — Тебе уже двадцать. Оставь свои опасения и просто иди вперед.

— У него, наверняка, не найдется для меня ни минуты!

— А ты попробуй. — Улыбнулась мама, собирая со стола.

Мне ничего не оставалось, как тяжело вздохнуть.

— Как Воронка?

— Потрясающе… — Проговорила я, поднимаясь. Настроение делиться впечатлениями совершенно испарилось.

Выйдя из-за стола, я поблагодарила мать. Назавтра я собиралась в Зальцестер в гости к Александру. Но планы изменились. Войдя в комнату, я замялась. Писать о Воронке не было никакого настроения. Быстро ополоснувшись с дороги, я пошла к подруге.

— Убирайся прочь! И не возвращайся! — Услышала я знакомый голос и усмехнулась, подходя. Из знакомой двери стремительно вышел, хлопнув дверью, Маранс. Вдогонку ему, разбив окно и просвистев у моего уха, пронеслось что-то твердое. Поймав сердце между почек, я обернулась.

— Эту вазу я подарила тебе на прошлый День рождения! — Вскричала я в дырку в стекле.

— Ой, Дайан, давай без истерик! — Ответила подруга, зашторивая окно.

— Кто бы говорил… — Подняв вазу, выжившую после акта вандализма, я вошла в дом. — Не буду спрашивать: «что на этот раз?»

Я поставила вазу на тумбу. Подняла с пола яблоки, лежавшие в ней до того, как Мия запустила вазу в окно.

— Могла бы и спросить…

Мия смотрела на меня ожидающе. Нет, подруга. Не сегодня.

— Завтра День магии. — Начала я, игнорируя ее взгляд.

— Поздравляю.

— Я приглашена на празднование. — Я сделала паузу, надеясь, что Мия увидит остальное сама. Но подруга в отместку мне молчала. — Во дворец Императора.

Через минуту молчания я сдалась. Сложив яблоки в посуду, склонила голову:

— Ну ладно, что у вас приключилось на этот раз?

— Маранс считает, что он не пара мне. Я специалист, а он… просто строитель.

— И ты пыталась переубедить его, выгнав? Как это было… — Я посмотрела на потолок. — Убирайся прочь! И не возвращайся! И моя ваза в окно…

Мия села напротив, опустив взгляд.

— Возможно, он прав? Только не он тебе — не пара, а ты ему?

— Не хочу об этом больше говорить. Что у тебя там? Одеть, что ли, нечего?

Я улыбнулась.

— Ну, пойдем. Возможно, попытки сделать из тебя женщину еще не окончательно провалились.

Мия повела меня в свою комнату. Она была чуть ниже, но ее гардероб был лучше, чем отсутствующий мой.

Когда я набирала на центральном портале код Императорского дворца, сердце бешено колотилось. Впервые меня пригласили на празднование подобного масштаба. Раньше этот день мы отмечали с курсом. После дневной программы магических игр шли в какой-нибудь бар в Турхеме и сводили город с ума до утра. У меня не было близкой дружбы с магами старше меня. Спросить совета было не у кого.

Выйдя из портала, я удивленно осмотрелась. В комнате переменились с ноги на ногу, заламывая руки, три мага. Одного я знала по своему курсу. И насколько я помнила, он был то ли восьмого, то ли девятого уровня. Я улыбнулась, догадываясь, в чем дело. Императорский дворец не мог вместить всех. А потому отбор был логичным и простым — по ступеням. Но кто-то очень хотел побывать здесь, несмотря на недостаточный уровень. Этой троице можно было искренне посочувствовать.

— Вы пропустите празднование в резиденции, если будете здесь переминаться и дальше. — Проговорила я знакомому по курсу парню. Кинув на меня злой, завистливый взгляд, он отвернулся. Пожав плечами, я подошла к двери.

Простой шифр из набора преобразованных элементов стихийной магии. Странно: как же определяется уровень? Или он определяется позже, а шифр просто для разминки?

В руках закрутилась ледяная сфера с яркими искрами внутри. Через мгновение она потекла, оплавляясь и сразу превращаясь в пар.

— Не обожгись, Дайан. — Послышалось сзади улыбчивое предостережение.

— Декан! Добрый вечер!

В следующее мгновение дверь раскрылась.

— Ты позволишь?

Я засмеялась, пропуская Декана вперед. Трое магов сзади пытались привлечь внимание старика, но мы вышли в широченный коридор. Ухватившись за мой локоть, Декан направился к Большому залу.

— Как определяется уровень? — Спросила я Декана. Как здорово, что я не входила в зал одна. Как кстати появился Декан. Хоть один знакомый человек!

— Начиная с пятого уровня преобразования достигают необходимой для этого шифра скорости. — Декан обернулся ко мне, улыбаясь. Он был на голову ниже меня, что заставляло его смотреть снизу вверх. Наверное, он сообразил, что я не поняла. — С десятого по шестой уровень всегда будет не хватать какой-то секунды, чтобы не пораниться: порезаться, обжечься, заключить огонь в лед, испарить воду… Девять действий, чтобы провалится.

— Каждый год шифр новый? — Спросила я, уловив мысль.

Декан кивнул, улыбаясь.

— Как твое задание? — Спросил он, входя в зал и останавливаясь.

Я открыла рот, мгновенно забыв его вопрос. Как здесь все сверкало!

Зал разительно отличался от того, что я наблюдала год назад со школьным курсом. Здесь было необыкновенно светло и празднично. Махонькие белые столики окружали высокие кресла, обитые красным бархатом. По двум лестницам, будто струящаяся кровь, стелились кричащие великолепием ковры. Цвета рубина портьеры раскрывали окна и двери на террасы. И во всем великолепии улыбок и нарядов зал наполняли люди. И ни одного, буквально ни одного знакомого лица!

— Я никого здесь не знаю… — Прошептала я, чуть ли не плача от страха и восторга.

— Дайан, ты месяц как окончила школу. Со временем познакомишься. — Успокоил меня Декан, подталкивая вперед. — Насколько я помню, на твоем курсе было три мага выше пятого уровня. Ты знаешь меня, и видела Главу гильдии. Вот уже целых пять человек!

Я рассмеялась, оборачиваясь к Декану. Это, конечно, успокаивало: знать пять человек из тысячи, которая здесь разместится. И, что самое ценное, главе Гильдии, конечно же, есть до меня дело.

— Декан, если я навяжусь вам в качестве провожатой? — Спросила я, краснея и бледнея. Так не хотелось отходить от старика, знавшего все и вся здесь. От него веяло спокойствием и уверенностью, которой мне так не хватало.

— Тебе не достаточно знать самой, ты хочешь показать всем кто любимица старого Декана? — Засмеялся он сухим теплым смехом.

— Любимица? — Опешила я. Это шутка такая? Я же всегда была где-то сбоку — по центру. Но уж никак не в первых рядах…

— Лети, девочка. — Сказал он, отпуская мою руку, и я вспомнила слова мамы о скорлупе и птенце. — Если будет особенно страшно, можешь угостить меня чашечкой чая. Но думаю, когда Император покажет избранные страницы из книги Кам Ин Зара, ты забудешь все страхи. Рядом с высшей магией возможна лишь уверенность и восторг, но не страхи.

— Император? Он будет показывать страницы?

— Да, это заключительная часть программы. Каждый год он показывает одну-две страницы. Ты, конечно, можешь посмотреть целиком все иллюзии, взяв кристалл в Гильдейской библиотеке. Но это не так завораживающе. — Старик улыбнулся. — Найди себе место поближе к помосту, будет интересно. Обещаю.

И Декан пошел куда-то в направлении помоста, чуть левее. Я вздохнула.

Значит, я определенно увижу Императора. И смогу подойти к нему после официальной программы магических игр. В животе заскребло волнение, и я обернулась в поисках горячительных напитков.

Последовав совету Декана, я направилась к помосту. Зал и на половину не был занят, но у помоста остались свободными лишь два столика. Ухватив по дороге бокал с красным вином, я присела за один из них.

— Дайан…

Это был один из моих сокурсников. Судя по его лицу, присутствие здесь давалось ему еще тяжелее. Покрывшись красными пятнами, он запнулся в приветствии. Я улыбнулась, осознавая, что все новички чувствую себя одинаково.

— Присаживайся, Маркус. — Улыбнулась я, как можно радушней. Парень, сменивший цвет лица с белого на красный и обратно, сел.

— Я слышал, тебе дали необыкновенно интересное задание… — Туманно начал он. Я закусила губу, задумчиво глядя на бывшего сокурсника. Вот кто обожал историю. Вот кому было бы логичным доверить все эти исторические изыскания. Что же он должен был чувствовать по этому поводу?

— Я не просила этого, Маркус. Ты знаешь, что я безразлична к любым дисциплинам, кроме непосредственно магии.

— Знаю. — Кивнул он, снова краснея. — Но это задание откроет для тебя многие двери. Взять хотя бы Императора, супругу Ранцесса — полукровку Кларисс, администрация историков, возможно, глав Гильдий…

Не смея моргнуть, я смотрела на старого знакомого. Он думал об этом! Он просчитывал к кому идти за сведениями, узнавал…

Я смущенно отвернулась.

— Потому Декан и выбрал тебя…

Вскинув взгляд, я почувствовала, как краска заливает лицо. Значит, шутка Декана была не настолько уж шуткой. Если, даже, однокурсники считают меня его любимицей. И надо было узнать об этом после окончания школы?! Всегда со мной так…

— Дайан, Маркус, можно к вам?

Я подняла голову. Над нами возвышался Петир: улыбающийся и румяный. Вот кого невозможно смутить! Я улыбнулась, кивая в соседнее кресло. Петир всегда мне нравился. Но на что я — дылда белобрысая — могла рассчитывать? За ним всегда ходила вереница красавиц, ловящих каждое его слово и взгляд. Я так, просто, не умела. И не собиралась.

— Как твое задание по истории? — Спросил он сразу, как только устроился.

— Не спрашивай. — Отмахнулась я с улыбкой. — Я бы предпочла твое место.

Петир засмеялся, красиво и сильно. Сразу после окончания школы его направили в боевое направление Зальцестерской резиденции. Столица была очень хорошим местом для начала карьеры. Странно, почему столицей является Зальцестер, если дворец Императора находится в Моренхеме? Никогда об этом не думала.

— Маркус, а почему столицей является Зальцестер, а не Моренхем? — Обернулась я к приятелю. По его лицу пробежала волна, и Маркус поднял странный взгляд.

— Ты карту Объединенных земель помнишь?

Я скривила гримасу. С картами у меня всегда было плохо…

— Но, хотя бы карту Зальцестера и пригорода? — Маркус нервно повысил голос.

— Я в Зальцестере была один раз, пару дней назад, когда возвращалась от Воронки. — Проговорила я быстро. Маркус побледнел.

— Моренхем — это поселок в пригороде Зальцестера. Если пойти от Северных ворот аккурат на север, — Маркус поднял палец вверх. Наверное, он показывал мне, где север. — То через два часа ты дойдешь до Моренхема.

Я закусила губу и взглянула на Петира, ища поддержки. Он лишь засмеялся, глядя на меня. Стыдно-то как…

Отвернув голову в зал, я отпила вина. Зал стремительно наполнялся. Поблизости не осталось свободных столиков. Были отдельные места, но не много. Поискав глазами Декана, я вздохнула. Пережитое волнение выплескивалось в необходимость отойти. Пытаясь вспомнить, где здесь уборные, я закрутила головой. Вздрогнула, почувствовав теплую ладонь Петира у себя на руке. Обернулась. Парень показывал глазами в дальний угол. Я благодарно улыбнулась, краснея. Встала.

Когда я возвращалась, зал шумел. Наполнившись почти целиком, он не стал душным и жарким. Еще бы, столько магов! Неожиданно, впереди, прямо по центру я увидела знакомую огромную фигуру. Это мог быть только он! Оказывается, он маг! Прибавив шаг, я догнала знакомца.

— Андрес! — Позвала я тихо и чуть не потеряла голос, когда он обернулся. В ушах зашумело, показалось, что весь зал обернулся ко мне, хотя по сравнению с ним я не была такой уж высокой. Стало как-то тихо вокруг, или же у меня заложило уши. — Здравствуй.

Надо было еще что-то сказать. Я же остановила его… Что же? Краснея и бледнея под взглядами окружающих, я подошла ближе. Более глупо, чем я уже себя выставила, было невозможно. Поэтому я выпалила первое, что пришло в голову:

— После нашей встречи я поняла одну вещь. — Улыбнулась я тихо, но голос все равно казался слишком громким! Ухватилась за его руку, чтобы не обмякнуть на слабеющих ногах. Благодарно поняла, что он продолжил свой путь куда-то в левую сторону от помоста. — Ты не произнес ни слова. Как может так быть, что после разговора человек понимает… — Я захлебнулась воздухом. — Что собеседник не произнес ни слова?

Он посмотрел на меня с улыбкой. Что я хочу узнать? Почему я начала это?

— Просто хотела услышать твой голос. — Прошептала я, краснея. — Для полноты картины впечатлений о Воронке…

Андрес засмеялся и его голос разнесся по всей зале, будто все присутствующие в этот миг замолчали. Оглянувшись, я поняла, что в зале на самом деле тихо. Странно как…

— Для полноты картины впечатлений о Воронке я могу добавить, что рад тебя снова видеть. — Проговорил он весело, и я улыбнулась. Какой сильный, глубокий голос. В самый раз для такой значительной фигуры…

— Декан, Ксю, Учитель… — Проговорил он тихо, и я с ужасом поняла, что Андрес остановился перед столиком главы Гильдии, за которым также сидели Декан и глава резиденции Гильдии в Турхеме.

— Андрес, мальчик мой. — Обернулся глава Гильдии магов, и я чуть не провалилась под пол.

— Вы познакомились с Дайан. — Улыбнулся Декан, кивая. — Она собирает исторические материалы о…

Андрес кивнул.

— Мы виделись у Воронки на прошлой неделе.

Декан вскинул брови. Я не знала, куда деть себя и руки, освободившиеся, когда Андрес сел в свободное кресло. В этот миг свет чуть померк и на помосте появился человек.

— Мы можем продолжить разговор после официальной части, Дайан. — Проговорил Андрес. Бледнея и краснея, я кивнула и направилась к своему столику. В зале сохранялась нереальная тишина. Будто дождавшись, пока я сяду, человек на сцене начал приветственную речь. Что-то было не так. Мои спутники смотрели не на сцену, а на меня.

— В чем дело? — Сдалась я под их взглядами.

— Ттты… — Начал Маркус в своем духе.

— Когда ты успела подружиться с Императором? — Озвучил мысли Маркуса Петир.

— Что? — Не поняла я.

— С Императором… — Маркус выбросил руку в сторону столика Андреса и Декана. Я переводила взгляд с Петира на Маркуса и… кажется, до меня начало доходить…

В ушах зашумело, лицо залило краской, ладони стали влажными. И эта нереальная тишина, образовавшаяся в момент, когда я окликнула его. И шум, предшествующий этому… И столик Главы гильдии, который на самом деле был столиком Императора. И остановленные дирижабли… Он был молчалив и бос. Как же я сама не догадалась?! Какая же я слепая! Как стыдно! Почему, почему со мной всегда так?!

Я чуть не расплакалась, но ожидающие взгляды сокурсников не позволили.

— Мы обедали вместе у Воронки. — Проговорила я и отвернулась к сцене.

Только произнеся это, я поняла смысл сказанного. Но пояснять уже не было сил, и я оставила упавшие челюсти однокурсников нетронутыми…

Магические игры на помосте Большого зала Императорского дворца отличались вычурностью и мастерством. Если в Школе мы готовили представления — как умели, и показывали — как могли, то здесь каждый элемент был на высшем уровне. Погрузившись в действо на сцене, я забыла практически обо всем. Лишь, волнение по поводу Императора не проходило, несмотря на восхищающее мастерство магов на сцене и вино в бокале.

Сначала щупленький черноволосый мужчина показывал всевозможные стихийные комбинации. С невообразимой скоростью, играя преобразованиями, он взрывал под потолком огненные салюты, посыпал огромными воздушными снежинками, вылеплял сложнейшие аквариумные зарисовки. Стихийный шифр для выхода из комнаты с порталом казался галечным камешком рядом с горой фантазии и мастерством этого мага. Следующая магиня, маленькая и очаровательная как помощница Ксю Киз, показывала иллюзии.

Потом вышел парень с козлиной бородкой и начал плести что-то в руках. Не быстро, но уверенно между его ладоней начали вырисовываться ажурные всполохи креацинового кружева. Через пять минут кружево поднялось в два мерцающих радужным светом крыла. А еще через пять, пристроив крылья к спине, маг взлетел. Зал ахнул. Я захлопала в восторге и закричала. Вот бы так подружиться с креацином! Это было незабываемо. Ощутив влагу на щеках, я смахнула слезы и поймала взгляд Маркуса. Мог ли он понять, насколько произошедшее было захватывающим и великолепным? Способен ли был осознать силу мастерства и восторг? Мы были абсолютно разными…

После того, как зал отбушевал и проводил приземлившегося на другом конце помещения мага, на сцену вышел глава Гильдии. Скромно поприветствовав всех собравшихся, он поздравил нас с праздником. После этого он изъявил о своем желании поскорее увидеть творение гения Кам Ин Зара, которое милостью Императора (когда тот был еще юнцом) было расшифровано и показано всему миру. На сцену вышел Император и присел за маленький столик в дальнем углу сцены. В зале повисла звенящая тишина. Сглотнув, я подумала, что этот звук был слышен половине зала.

— Император… — Произнесла я, как надеялась беззвучно. Мне нужно было попробовать это слово на вкус. Поверить в него. Ощутить смысл и принадлежность. И должно же было случиться так, что определенно нравившийся мне мужчина оказался Императором? Ну почему со мной всегда так?…

Тем временем он перелистнул страницы книги и приподнял ладонь над столом. Над ней, иногда пропадая вовсе, заклубилось что-то неясное и невидное с моего места. А потом сцена ожила, и я с шумом выдохнула. Со мной выдохнул весь зал.

Следующий час пролетел как мгновение. Я увидела десятки потрясающих своей красотой и необычностью мест. Высокий голос Кам Ин Зара рассказывал о них, называя местами силы. Показывал, где отбушевали войны и таились древние магические захоронения. Рассказывал о природных источниках энергии, ее использовании, направленности, силе. Рекомендовал, будто заботливый преподаватель, где совершенствование и практика принесут большие плоды, дабы будут щедро спонсированы источниками различных энергий и сил. Я скребла пальцами ручку кресла, жалея об отсутствии карандаша и тетради. Нужно будет просмотреть кристалл в библиотеке. Как же это потрясающе и интересно!

— Дайан?

Я вздрогнула, оборачиваясь. Маркус беспокойно теребил пальцы рук.

— Она под впечатлением. — Улыбнулся Петир, накрывая мою левую ладонь своей. Что-то много внимания он проявляет ко мне сегодня. С чего бы вдруг?

Вернув взгляд на сцену, я поняла, что она пуста. Когда же ушел Андрес? Как это я пропустила? Обернувшись влево, я поискала глазами его столик. Но вставшие с мест люди перекрыли весь обзор. Тогда, я тоже поднялась. Пара взглядов сидящих за соседними столиками людей мгновенно приковалась ко мне. Чувствуя, что краснею, я поспешно села обратно. Встретилась взглядом с Петиром. Он улыбнулся.

— Вина хочешь?

Я кивнула. Хочу… Еще как. И выйти отсюда хочу, желательно быстрее и незаметнее.

— Я буду на балконе. — Сказала я громко, удивляясь, как звенит голос. Натянутая как струна, снова встала. Пытаясь не обращать внимания на взгляды (хотя, возможно, все это мне только казалось), пошла через всю залу к балкону. По счастью, на небольшой площадке под открытым небом никого не оказалось. Воздух наполнял свежий и сладкий аромат яблок. В ушах же стучало сердце.

— Держи. — Петир вошел тихо. Вздрогнув от неожиданности, я взяла бокал.

— Мне кажется, или они все смотрят на меня? — Не выдержала я. Петир врать не станет — пять лет знакомы уже. Мы всегда общались на равных.

Он просто засмеялся, отпивая.

— Возможно, они изучают свежее пополнение гильдии. Не обращай внимания. — Он отвернулся, облокачиваясь на высокие перила. — А возможно, как и я, любуются тобой.

Я открыла рот, но не нашла что ответить на это откровение. Он шутит. Или издевается. Определенно.

— Или спрашивают себя, что это за выскочка, так запросто подкатившая к Императору? — Продолжил однокашник, и я ударила его в плечо, смеясь. Именно это я и хотела услышать. Петир тоже засмеялся.

— Ты нашла, где остановиться в Зальцестере? — Обернулся он, улыбаясь.

Я склонила голову набок. Не может быть!

— Брось, Петир. С чего ты взял, что я собираюсь тут остаться? — Улыбнулась я.

— Разве у тебя не назначена аудиенция у Императора? Сбор исторических сведений для будущих школьников и прочая дребедень…

Я опустила взгляд, улыбаясь. Разговаривай мы в таком духе год или два назад, я была бы счастлива. Но не теперь…

— Саша… Отец Андреса пригласил к себе в гости… — Широко улыбнулась я.

Петир опустил взгляд, отворачиваясь к саду. Каково, интересно, ему было слышать от своей сокурсницы, бывшей всегда середнячком, что отец Императора пригласил ее в гости? Такого удовольствия и ехидной гордости я давно не испытывала.

— Хорошо, иметь таких друзей, Дайан. Поздравляю с ценными знакомствами. Именно на это рассчитывал Декан, поручая данное задание тебе. — Петир говорил спокойно и без улыбки. — Не только Маркус бесится из-за этого. Половина курса завидует тебе черной завистью. Как и нам с Маркусом, впрочем, присутствующим сегодня здесь.

— Петир? — Улыбнулась я с беспокойством.

— Жаль, что твой пылкий интерес не может быть удовлетворен. — Он обернулся, улыбнувшись. — Жалко смотреть на твое влюбленное личико. Ты же знаешь, что Император не интересуется женщинами?

Я сглотнула. Что за бред. Я и не думала об этом. Ну ладно, думала. Но что за бред ты несешь, приятель?

Петир молчал, наблюдая бурю эмоций на моем лице.

— Что за бред? — Сдалась я.

— Об этом знают все, кто хоть немного интересуется окружающим миром. Нельзя жить одной магией, Дайан…

Я молчала, глядя на него в упор. Ну, объяснись. Он мальчиками, что ли, интересуется? В чем проблема?

— Двадцать лет назад, когда ланиты еще жили среди людей… — Медленно проговорил парень, глядя на меня в упор. — Он любил ланитку. А, как известно, человек познавший любовь ланита, теряет всякий интерес к любой женщине, кроме нее.

Я отвернулась. Это великолепное платье, что одолжила мне Мия, стало слишком пошлым и тесным. Зачем он это сказал?

— Император мне нужен лишь для выполнения задания Гильдии. Не менее и не более чем именно для этого. Абсолютно все равно, интересуется он женщинами или нет, Петир. Вряд ли преподаватели будут упоминать об его увлечениях на лекциях по истории.

Выпив остатки вина, я направилась к двери. Заметила краем глаза движение приятеля — он протянул руку. Не успев даже подумать, я сотворила в ладони маленький шарик огня. Петир вскрикнул, отпрыгивая.

Жестковато, конечно. Но не более чем его слова…

Яркий свет ударил в глаза, шум заложил уши. Я натянуто улыбнулась. Два или три бокала вина на голодный желудок почему-то не избавили от волнения. В центре зала шли какие-то магические игры. Вокруг толпились люди. Обойдя полукруг, я увидела столик, за которым сидели Андрес, Декан и Ксю Киз. Глава Гильдии куда-то отошел, и было одно свободное место. Я на него, конечно же, не претендовала. Но, ведь, мне так и так нужно было подойти? Он сам сказал: «Поговорим после официальной части». Я только спрошу, когда он сможет уделить мне время. Где-нибудь через месяц или два, чтобы я успела подготовиться к встрече, перерыв записи в Гильдейских архивах.

Подойдя к столику, я замерла. Ксю Киз хохотала, рассказывая историю из своей преподавательской деятельности. Я тогда еще не родилась, но ее портрет висел на стене в библиотеке школы, где размещались изображения всех преподавателей Школы Гильдии в Турхеме. Они не замечали меня. Декан и Андрес смеялись вместе с ней. Я стояла в нерешительности, слушая.

— Ксю, это еще что! Ты бы видела Андреса в первый раз перед аудиторией. — Смеялся Декан своим сухим теплым смехом. — Он сидел и щелкал пальцами прямо перед практическим заданием. Я вызвал его к себе и предложил рассказать о стихиях. Он же пропустил все мои занятия. В конце своего рассказа он раскрывает ладонь… (Ты помнишь начало практики, где им нужно продемонстрировать владение стихиями?) И вот, он раскрывает ладонь и сыпет в сосуд землю! И говорит что-то вроде: «Стихия Земли… Вообще-то я только что собрал эту землю со ступней». Я чуть под пол не провалился, а аудитория ликовала. Замечательная шутка.

Я улыбалась. Нужно будет запомнить это. Я хорошо помнила день, когда сама сдавала практическое применение стихийной магией. Откинувшись на спинку, Андрес притронулся к подбородку. В следующее мгновение он заметил меня, и бровь его чуть двинулась. Декан тут же обернулся.

— Дайан?

— Надеюсь, я не помешала? — Просипела я, кажется, мгновенно трезвея.

Ксю Киз разглядывала меня с легкой удивленной улыбкой. Мы ни разу еще не общались. Сразу после экзаменов и вступления в Гильдию, меня отправили обратно к Декану. Он и дал задание по сбору информации для лекций.

— Ксю, это Дайан. Наше пополнение этого года. Школа Гильдии дала ей задание собрать информацию для лекций. И Андрес мог бы помочь ей в этом, если бы нашел час или два для беседы.

Кивнув, Ксю Киз обернулась к Императору.

— Я должен Дайан два часа, за которые она пешком дошла до Воронки из-за меня. — Улыбнулся Андрес.

Я покраснела мгновенно. Уши загорелись, в горле пересохло. Глава Турхемской резиденции Гильдии, Декан и Император смотрели на меня с улыбками… А я просто дышала, лишь бы не упасть от страха.

— Зайди завтра в первой половине дня. Мы решим, когда и у тебя и у меня будет время поговорить. — Решил он просто и кивнул.

Я кивнула в ответ и попятилась от столика. Они продолжили разговор. Я же вернулась к столику, где продолжал сидеть Маркус.

— Ты так и сидишь? — Удивилась я.

— А куда я денусь? Я никого не знаю здесь… в отличие от тебя.

— Я тоже никого не знаю, Маркус. А Декана знаешь и ты. — Отрезала я сухо, присаживаясь. — А Петир где?

— В туалете. Он обжег руку обо что-то. Наверно игрался со всеми в центре. — Маркус кивнул на центр зала, где сейчас поверх толпы что-то вспыхивало и сверкало.

— Сильно обжег? — Я закусила губу.

— Не показывал. Не думаю, что сильнее, чем на занятиях.

На скулах однокурсника горел румянец. В глазах блестели искорки от выпитого. Он был раздражен, и каждое слово кривило его губы. Я знала, из-за чего он злится, но чувствовать себя виноватой не собиралась. Как и оправдываться тоже. А, вот, перед Петиром, определенно, следовало извиниться. Я не должна была так делать. Дикость какая-то. Что на меня нашло?

— Тебе поесть принести? — Спросила я Маркуса, вставая.

— Да, что-нибудь. — Кивнул он, отворачивая подбородок.

Лучше бы на твоем месте сидели выпускники, которым здесь было бы веселее и интереснее…

Направившись в сторону, где надеялась обнаружить Петира, я практически сразу его увидела. Примкнув к заднему краю зрителей, он наблюдал за действием в центре зала.

— Петир… — Позвала я виновато, подходя.

Парень обернулся, и подбородок его выдвинулся вперед. Обиделся. Я сдержала улыбку, опуская взгляд. Взяла руку, пострадавшую от моей выходки. Мгновенно выдернув ладонь, Петир снова обернулся.

— Я не хотела. — Проговорила я. Вокруг было так шумно, что я сама не слышала собственного голоса. — Я, просто, разозлилась. Да, не оправдание… Не знаю, что на меня нашло. Прости.

— Забудь. — Вздохнул он, наблюдая поверх голов за двумя магами, решившими побороться в центре зала. От сердца отлегло. В следующее мгновение я поняла, что Петир протискивается вперед. Попытавшись ухватить его за руку, я поймала лишь рукав рубашки. И то — не удержала. Ну, куда ты — выпускник — лезешь?

Толпа с вскриком раздвинулась, и меня отпихнуло назад. Еле удержавшись на ногах, я выпрямилась.

— Рамки ушли! Поставьте рамки! — Крикнул кто-то.

Хорошая идея. В тот же миг я почувствовала, как перед зрителями аккуратно и четко выстраивается невидимое заграждение. Любой присутствующий мог пострадать тут, просто не заметив опасности и не среагировав вовремя.

Петир оказался в первом ряду зрителей. Прямо перед ним танцевали два мага, не намного старше нас. Они оба использовали только воду. Периодически поднимались стены, из пола вырастали полуметровые сосульки, летали ледяные лезвия, разбиваясь о невидимые преграды за их спинами. Я замерла. Такой изящной, вычурной схватки я никогда не видела. Через полминуты один из магов поскользнулся и упал навзничь. Его соперник звонко рассмеялся, подавая руку.

— Кто еще хочет?

— Я — Ответил Петир и сделал шаг вперед. Я усмехнулась.

Петир не любил воду. Он достаточно хорошо владел огнем и уважал воздух. Вместе они были коварным и непредсказуемым оружием. В спаррингах мы не раз стояли друг против друга, но редко перевес был явно на чьей-то стороне. Я хотела завоевать его внимание, но при этом отказывалась поддаваться. Мы хлопали друг друга по плечам и расходились, взмокшие и запыхавшиеся. Он уходил, а я смотрела вслед и в очередной раз корила себя за то, что опять не смогла проиграть. Ведь, многие мужчины предпочитают более слабых женщин? Так мама говорила.

Петир повел плечами, будто собирался драться на кулаках, а не магией.

— Какие стихии, выпускник? — Улыбнулся маг.

— Огонь, воздух. — Ответил Петир, чуть улыбнувшись. Я не сдержала усмешки. Красавец. Даже если он проиграет, он великолепен.

— Вода. — Ответил маг и тут же резко развернул кисти рук.

Несколько острых, сверкающих лезвий осыпались перед Петиром на пол. Я вздрогнула. Ну, и реакция… В его ладонях загорались маленькие огоньки. Зрители возбужденно обсуждали преимущества каждой магии. Неужели, здесь каждый год так?

Против миниатюрных огненных шариков Петира маг тут же поставил струящуюся водой стенку. Наклонив лицо к полу, мой приятель раскинул руки в стороны, и я открыла рот. Ударившись о невидимые рамки, шарики обогнули мага и ударили сзади. Он, даже, не успел обернуться. Вскрикнув, маг захлопал себя по спине, потом и вовсе на спину полилась вода. Петир хохотал, держа обожженную руку на весу. Мокрый маг тоже улыбнулся. Рамки исчезли. Зрители пошли к своим столикам. После часа подобных зрелищ явно стоило передохнуть.

— Ты был великолепен! — Воскликнула я, улыбаясь. Петир усмехнулся.

Вспомнив, что обещала Маркусу принести перекусить, я посмотрела на стол с закусками.

— Ты не меняешься… — Проговорил Маркус, когда я поставила на стол еду и села сама. Петир сел на свое место, ставя три бокала вина. Я удивленно вскинула взгляд.

— Кто бы и куда бы тебя ни посылал, он может надеяться, что ты вернешься не ранее, чем когда-нибудь…

Я захохотала. Есть такое…

— Петир перехитрил опытного мага. — Ответила, гордая за приятеля.

— Даже опытные маги бывают как дети, Дайан. Что это за развлечение, кидаться друг в друга сосульками, да огненными шарами?

Я промолчала. Маркус неизменно оставался собой. Через минут двадцать, подкрепившись и еще более захмелев, Маркус встал.

— Пойду домой, пока к порталу не выстроилась очередь. Увидимся в Гильдии. — Проговорил он и откланялся.

— Пока, Маркус. — Кивнула я, наблюдая, как он направляется к выходу, изредка опираясь на спинки кресел по пути.

— Назначили встречу? — Обернулся Петир, проводив Маркуса взглядом.

— Завтра в первой половине дня. — Кивнула я. — Я рассчитываю провести пару месяцев в архивах Гильдии историков. Надеюсь, что пару… — Я скривила гримасу. — После этого, надеюсь, сформируется костяк вопросов, которые можно задать лишь Андресу.

Петир кивнул, откинувшись на спинку кресла. Я обернулась к центру зала, где снова разгоралось какое-то действо. Когда я вернула внимание за столик, Петир разглядывал ладонь. Уловив мой взгляд, он положил руку на подлокотник. Я снова почувствовала себя виноватой. Но это было не все. Я пять лет мечтала об этом парне, лишь наблюдая его юношеские интрижки в школе. А теперь этот человек сидел передо мной, внимательно и спокойно глядя прямо в глаза. Спроси он меня, хочу ли я провести с ним эту ночь, я бы не раздумывая, согласилась. И от этого становилось стыдно и страшно. Видел ли он все годы нашей учебы во мне хоть что-то кроме однокурсницы? Хотелось ударить себя за поступок на балконе. Он был так близко… Он практически… А меня переклинило и я влепила ему огненный шар прямо в ладонь. Что он теперь обо мне думает?

— Сколько ты планируешь здесь еще провести? — Спросил он, наконец, после полуминуты пристального взгляда.

Я пожала плечами.

— Хочешь прогуляться?

Кивнув, я поднялась. Петир встал и направился к выходу. В коридоре с великолепными летунами под потолком тоже стояли люди. Здесь было более тихо и свежо, чем в зале.

— Ты куда? — Удивилась я, когда Петир развернулся к двери комнаты с порталом.

— В Зальцестер.

Подумав немного, я кивнула. Какая разница, яблоневый сад Императорского дворца или ночная столица?

Выйдя на центральной площади Зальцестера, я глубоко вздохнула. Петир, чуть взлохмаченный, с руками в карманах, ждал меня в нескольких шагах. Не сдержав улыбки, я направилась к нему. На площади было немало прохожих. Было еще не поздно. Возможно, даже, кто-то в это время возвращался со службы.

— Здесь всегда людно?

— Да.

— Я надеюсь, что после этого задания меня все же направят в боевое подразделение Гильдии.

— Будь уверена. — Кивнул Петир. — Могу, даже, поспорить, что направят именно в Зальцестер.

— Потому что я — любимица Декана? — Усмехнулась я.

— Именно.

— И все об этом знают?

Петир обернулся и промолчал.

— Как ладонь?

— В порядке.

— Куда мы идем?

— Гуляем… — Проговорил приятель, пожав плечами.

Я положила руку на его плечо. Было неловко. Почувствовав, как его ладонь накрыла мою руку, я сглотнула. Показалось, что это было слышно на всю улицу. В животе заворошилось волнение. Дыхание сбилось. Почему я до сих пор не могу относиться к нему спокойно? Почему каждое прикосновение, на протяжении пяти с лишним лет так волнует меня? Ни с кем я не чувствовала подобного от одного касания.

— Мне завтра с утра к Императору. — Прошептала я. — У меня сердце в пятки уходит, когда он рядом.

— Это совсем не то, что я хотел бы услышать. — Улыбнулся Петир, останавливаясь и оборачиваясь. — Но твоя искренность подкупает.

— Я серьезно.

— Вы же встречались у Воронки.

— Я не знала, что он Император. Мы просто пообедали. Там был он, его отец и их друг. Представляешь, за все время он не произнес ни слова… Я так глупо себя почувствовала, когда вы сказали, что Андрес — Император.

— Он тебе действительно нравится…

Я подняла взгляд, отрицательно качнув головой.

— Не ври. — Улыбнулся приятель, наклоняясь к моему лицу.

Когда его губы коснулись моих, все внутренности скрутило от боли. Лишь когда он прижал меня к себе, начало отпускать. Вжавшись в него всем телом, я боялась оторваться от его рта с привкусом красного вина. Голова закружилась.

Только не отпускай…

Распустив объятия, Петир сжал мою руку и повел вверх по улице. Через дом, он поднялся к двери и провел ладонью у замка. Мы вошли, я оглядывалась в темноте. Через мгновение загорелся кристалл, и я снова задохнулась в его поцелуе. К глазам нежданно подступали слезы. Этого еще не хватало…

— Ступеньки… — Проговорил он тихо, ведя меня за руку. Я споткнулась, повиснув на его руке. — Я же сказал…

Засмеявшись, я приподняла платье. Всегда со мной так…

Поднявшись на второй этаж, я осмотрелась. Обернулась к Петиру, улыбаясь. В его холостяцком жилище не было и намека на порядок. Но природный аскетизм не позволял захламить маленькую комнату.

— Давай договоримся… — Подошел он ко мне вплотную. Его губы чуть касались моей переносицы. Дыхание щекотало ресницы. Руки гуляли по телу. Я удивленно приподняла лицо. — Больше никакой магии огня между нами…

Я захохотала снова, кажется, хрюкнув.

— Может, не стоит? Иначе ты будешь обвинять меня в том, что я воспользовался твоим состоянием…

— Я не пьяная!

— Да кому ты это рассказываешь. Когда ты не пьяная, в поклонников летят огненные шары. Я проверил.

— Прости… Ну, прости… — Я приподнялась к его губам, целуя. Как же долго я мечтала о тебе. Вытащив рубаху, потянула наверх. Он приподнял руки, помогая. Самый красивый, сильный, талантливый парень из всех, с кем я провела последние пять лет. Я не верила в происходящее, то и дело, останавливая себя.

— Как зовут подругу, одолжившую тебе платье? — Спросил Петир, развернув меня к стене, чтобы расстегнуть застежки.

— Мия. — Выдохнула я. — Заметно, что не мое?

— Не заметно. Просто оно — не твое.

— Все так плохо?

— Кроме того, что я ни разу не видел тебя в платье, все замечательно…

Я обернулась. Петир отошел на шаг, улыбаясь широко и, кажется, нагло. Я же почувствовала, что краснею.

— Мстишь? — Вскинула я брови.

Он кивнул, улыбаясь. Вернулся ко мне.

Обнял, снова целуя. Я выдыхала его имя, ощущая на себе руки, о которых так долго мечтала. Сходила с ума от каждого прикосновения. Долго не знавшее выхода возбуждение отдавалось острой болью. Я сжимала его плечи, жмурясь. Просила прекратить… Путалась. Смеялась. Стонала. Задыхалась и проваливалась в зыбучую, сумасшедшую темноту. Мир вокруг кружился, я теряла его…

— Петир… — Выдохнула я. Он замер. — Пожалуйста…

Такой взгляд сложно забыть. Никто еще не смотрел на меня так внимательно, пристально, спокойно. Я побоялась закрыть глаза, потерять его. Раздвинула ноги, лишь мечтая почувствовать его в себе. И выдохнула, на мгновение прикрывая глаза, когда он оказался во мне. Положив руку на лоб, поцеловал в губы.

Пытаясь укрыться от этого взгляда, я уткнулась в его плечо. Сильные толчки разносили волны наслаждения по всему телу. Ладони начали неметь… А потом меня выгнуло в немыслимых конвульсиях… Кажется, я вскрикнула — не помню. Не помню, как это кончилось. Но и минуты спустя, когда я водила пальцами по его влажной спине, я все еще чувствовала отголоски того удовольствия, изредка вздрагивая.

— Не тяжело? — Спросил он, и я мотнула головой. Чувствовать его вес на себе было сродни чувству принадлежности. Такое счастье в эти минуты быть просто его. После того, что я испытала, что он подарил мне…

Теплое дыхание щекотало шею. Мы просто лежали, остывая. Мог ли он знать, что это впервые со мной — так? Я боялась, что отпустив его сейчас от себя, я потеряю его навсегда. Привстав, Петир откинулся на спину. По мокрому телу побежали мурашки, я прижалась к нему обратно. Петир усмехнулся, щекотно ведя пальцем по боку. Я подняла голову.

— Что?

Он помотал головой, а на лице расплывалась улыбка.

— Что? — Улыбнулась я настойчиво.

Он облизнул губы, отворачивая подбородок. Что такое? Говори, давай!

— Как я мог не замечать такое сокровище все эти годы?

— Говори, давай. Петир! — Я легонько ударила его по плечу. Он засмеялся, отодвигаясь.

— Соседи уже полгода пытаются выселить меня из этого дома…

— Нет, молчи лучше…

— Если ты будешь кричать так каждый раз — им это удастся. — Закончил он, смеясь.

Я почувствовала, что краснею. Я не помнила этого. Уперлась лбом ему в грудь — гладкую, горячую, твердую. Услышала быстрый стук сердца.

— Со мной впервые так. — Призналась, наконец.

— Хорошо. — Спокойно ответил он, целуя меня в макушку.

Что значит это «хорошо»? Ты доволен собой, Петир? Я достаточно хорошо тебя знаю. И это «хорошо» звучит для меня совсем не хорошо…

Я не хочу быть одной из них. С ходу я могла перечислить лишь тех девчонок, кого я знала по нашему курсу. И все они были влюблены в тебя по уши. Ты не видел их слез и зеленых лиц. Я видела. И усмехалась…

Я сглотнула. Мгновенно страх овладел мной так явно, что по коже побежали мурашки. Обвив его руками и ногами, я прижалась еще теснее.

— Дайан?

— Прикрой окно…

Он привстал на локте, и я услышала стук захлопывающейся ставни. Прикрыл меня одеялом. Наверно, очень скоро я так и уснула.