На шестой день я пересмотрела все взятые с собой кристаллы, узнала, что за контейнеры мастерит Инфор, и управляла дирижаблем почти полчаса. К тому времени, когда даже Инфор начал смеяться над моим хаотичным перемещением по дирижаблю в поисках «куда себя деть», я была готова спрыгнуть вниз. Если бы здесь были какие-нибудь пассажиры, и то было бы легче. Из Инфора, возможно, вышел бы замечательный собеседник, если бы мы были знакомы несколько дольше. Маг раскрывался крайне медленно и неохотно.

Ройс развлекал, как мог. Что-то явно изменилось, но что именно я понять не могла. Возможно, злорадства стало меньше, а может я не реагировала на него так агрессивно, как раньше. Рассказывая о чем-либо, он снабжал речь картинками и воспоминаниями. С ним было необыкновенно увлекательно. Но мне кажется, и он от меня успел устать. Я сама от себя уже устала. Последний день грозил стать пыткой бездельем и смертельной тоской.

Мы сидели за столом, сосредоточенно поглощая обед. Я то и дело останавливала мысок ноги, чтобы не стучать по полу. Инфор поглядывал на меня с невыразимой иронией. Ройса это постукивание раздражало, что во всем великолепии отображалось на его смазливой физиономии.

— Дайан… — Прошипел он в очередной раз, зло глядя исподлобья.

Интересно, он как псионик может что-то сделать с этим? Я закусила губу. Есть совершенно не хотелось. Встав, я зашла за диван. Захотелось попрыгать на месте, но я сдержала порыв. Сходила в свою комнату. Посмотрела в окошко: на улице уже смеркалось. Перебрала кристаллы маминой библиотеки. Вернувшись, посмотрела на игральную доску. Тошнит уже от нее.

— Вы не хотели бы сейчас оказаться на Сиане?

Оба кинули на меня молчаливые взгляды и продолжили обед. Я вздохнула. Нога сама отстукивала какой-то ритм.

— Дайан!

— Мы скоро прилетим?

— Ты уже спрашивала…

— Ну, можно поскорее?

Инфор засмеялся, поднимаясь. Я опустила взгляд, рассматривая неугомонный носок. Услышав щелканье пальцами, подняла взгляд. Это Инфор привлекал внимание. Странный способ. Почувствовав нарастание концентрации магии в зале, я сглотнула. В следующее мгновение ко мне потянулось нечто… Я закрыла глаза, чтобы яснее понять, с чем имею дело. Представила щит, тут же наполняя образ движением мысли.

— Не стоит закрывать глаза, когда на тебя нападают… — Проговорил маг наставительно.

Открыв глаза, мне пришлось резко присесть, уклоняясь в бок. Не тот щит… Нечто черное продолжало медленно подбираться.

— Что это? — Удивилась я. Инфор пожал плечами и снова размахнулся. — Эй!

Я выставила руку: уж против льда я не ошибусь. Ледяное лезвие, оплавившись на подлете, больно ударило в ладонь. Я вскрикнула, поднимая обиженный и удивленный взгляд. Прижала горящую ладонь к себе.

— Чему вас только учат…

— Это же был лед!

— Да, ладно? А это, по-твоему, огонь? — В ладони мага разгорался маленький огненный шарик, какие любил Петир.

Ройс, тем временем, встал из-за стола и облокотился о спинку кресла. Выругавшись, я снова закрыла глаза. Что это?!

— Открой глаза, Дайан! — Настойчиво повысил голос Инфор. Я послушалась и не нашла ничего лучше, чем снова упасть на пол, когда в меня полетел этот маленький шарик. Ну, огонь же! Что же еще? Черная гадость оказалась прямо перед глазами. То ли туман, то ли что-то живое… Я судорожно перебирала варианты из школьной практики. Это не стихийная и не сковывающая магия. Или, подожди…

Огородившись щитом от оков, я сделала шаг к стене. Представила полукруг перед собой, наблюдая за спокойным взмахом Инфора. Сейчас рядом с ним не было ничего кроме наэлектризованного словно в грозу воздуха. Тем же самым пользовался Лавин в таверне в Ухенере! Выставив щит, я всхлипнула от радости. Инфор засмеялся, наблюдая, как второй огненный шарик разбивается в метре от меня, и исчезает.

— Ну, наконец-то. А внизу?

Опустив взгляд, я прислушалась к окружающему пространству. Как понять что за магия перед тобой, если это не привычная стихийная и глазами ты видишь какую-то незнакомую субстанцию, ползущую к ногам? Я подавила желание закрыть глаза, посмотрела на Инфора и Ройса, с легкой улыбкой наблюдавшего за нами.

— Я не знаю что это. — Сдалась я.

— Конечно, не знаешь. И что сделает выпускница турхемской Школы, не зная, что за магия перед ней?

Сглотнув, я перепрыгнула подбирающиеся ко мне лоскуты и подбежала к лестнице. Обернулась, наблюдая за магом. Инфор вытащил из-за пазухи блестящий металлом шарик и кинул туда, где я стояла. Зависнув прямо над полом, он начал собирать туман в себя. С поглотителями я сталкивалась только на практических занятиях. Обернувшись к магу, я открыла рот. А если бы я не догадалась убежать?

— Как ты?… — Я сделала неопределенный жест руками, пытаясь изобразить превращение.

— Он псионик, ты забыла? — Ответил Ройс насмешливо.

Я даже не посмела возмутиться от такого поворота событий.

— Мне легче понять с закрытыми глазами… — Оправдалась я.

— Никто во время боя не будет пытаться обмануть тебя предвосхищением или замедлением удара. Но если ты будешь закрывать глаза, чтобы понять что-то вдалеке, ты можешь пропустить удар со стороны. Зрение значит не меньше, чем чувства и скорость распознавания магии. Никогда не обращай внимания на то, как выглядит угроза, если она хоть как-то выглядит. Но всегда смотри по сторонам.

Я шевельнула бровью.

— У портала в Турхеме ты защищался с опущенным взглядом. — Вспомнила я.

— Посмотри на пол. — Кивнул Инфор в ответ.

Я посмотрела на пол перед собой. Тут же мелькнула тень, заставив инстинктивно прыгнуть на ступеньку вверх и спрятаться за стеной. Ройс засмеялся в голос. Я вернулась, смущенно улыбаясь.

— Поняла? — Улыбнулся Инфор, откидывая волосы с глаз.

Я кивнула.

— С распознаванием у тебя совсем плохо. Потому и со щитами проблема.

Я снова кивнула, понимая, что он абсолютно прав. Но как это развить? Снова увидев в руке мага ледяное лезвие, я потянулась к нему, проверяя, вода ли передо мной. В следующее мгновение, все так же наблюдая за мной, он сделал быстрое движение рукой. Я выставила щит, вздрагивая. В тот же момент Ройс исчез и появился у двери моей комнаты. Я моргнула.

— Ой.

То, что происходило дальше, сложно было бы представить даже на экзаменах в Школе. В какой-то момент — последний перед сумасшедшей мысленной гонкой, защитой и уклонением, я подумала о Петире. Как бы он проявил себя сейчас? А потом мысли испарились. Зрение обманывало, щиты путались, тело не слушалось. За перемещением Ройса и Инфора я перестала следить уже через минуту. Инфор пользовался магической невидимость, я успевала лишь оборачиваться на всплеск магии. В какой-то момент на грохот и вскрики спустился помощник капитана. Но дойдя до середины лестницы, предпочел ретироваться. Его появление отложилось лишь как зрительный факт. Через пять минут я уже взмокла. Облокотилась о стену, тяжело дыша. Справа, у двери в комнату Инфора точно так же о стену облокотился взмыленный Ройс. Инфор прятался за щитом невидимости. Я лишь приблизительно представляла, в какой области комнаты он находится. Но Ройс следил за ним взглядом. Я поняла это еще минуту назад и теперь, когда маг исчезал, наблюдала за его взглядом. Почувствовав снова концентрацию воды, я выставила очередной щит. Когда же обернулась туда, куда смотрел Ройс, вскрикнула, отклоняясь. Ледяное лезвие глухо ударилось об пол, на огненный шар же я просто не успела отреагировать. Задев плечо, маленький горящий комок врезался в стену и зашипел. Не могу больше… Прижав ладонь к прожженной в рубашке на плече дыре, я согнулась пополам. Ройс оказался рядом, отнимая мою руку от плеча.

— Хватит. — Крикнул зло.

— Эмоции… — Проговорил Инфор спокойно, проявляясь у противоположной стены.

Обернувшись на Ройса, я поняла, что тот бесится из-за моего ожога.

— Все нормально, Ройс. В Школе это были обычным делом… Успокойся.

— Тебе, — указал маг пальцем на меня. — Держи рамки вокруг себя даже ложась спать. Всегда и везде. Хочешь на Сиан, учись использовать комплексные щиты. А ты… — Кивнул на Ройса. — Держи в узде свои эмоции. И выносливость у обоих как у стариков… Даже соперника на несколько ступеней выше можно победить, если он вымотается раньше тебя.

Плюхнувшись в кресло, я вытянула ноги. Инфор достал из кармана небольшую сумку и выудил из нее пузырек. Смазал ожог на плече. Подняв взгляд на Ройса, севшего напротив, я легонько улыбнулась. Мотнув головой, он отвернулся. Ну, что опять?

Почему-то болело бедро и обе ладони. Я посмотрела на руки и усмехнулась. Судя по перекосившемуся столу, скорее всего об него я и ударилась. Потерла больное место, оборачиваясь к магу.

— Повторим завтра?

Он усмехнулся, легонько кивая. Я благодарно улыбнулась в ответ. Маг поднимался наверх. Обернулась к двери туалетной комнаты. Душ сейчас будет самым лучшим завершением этой короткой и насыщенной тренировки. Когда же собралась встать и поймала взгляд Ройса, рассмеялась. Полукровка тоже взял низкий старт в том направлении.

— Иди… — Проговорила, облокачиваясь снова.

— Я подожду. — Отрицательно кивнул он и тоже улыбнулся.

Вроде, успокоился. Поднявшись, пошел к себе. Когда же я встала с кресла, обернулся и остановил на мне немой взгляд. Я замерла, отрицательно качая головой и чувствуя мгновенно поднимающееся возбуждение.

— Перестань.

Я пошла за полотенцем и чистой одеждой.

— Иногда кажется, что себе ты веришь меньше, чем мне. — Усмехнулся полукровка.

Я подняла руку, останавливая его предположения и иллюзии. Взяв чистую одежду, пошла обратно. Ройс продолжал стоять, опираясь на спинку дивана. Я остановилась, оборачиваясь. Полукровка широко улыбнулся и развел руки в стороны: я ничего не делаю…

Только закрыв за собой дверь, я поверила в то, что он ничего не делает. С двумя магами на борту принимать душ можно было до скончания веков. Вода грозила закончиться лишь тогда, когда в воздухе на километры вокруг иссякнут все снежные облака… Хотя, за шесть дней пути ни разу не возникла мысль, что запасы воды могут иссякнуть. Выпустив на волю теплые струи, я выдохнула. Соприкосновение с водой — это маленькая отдельная жизнь, наполненная удовольствием и смыслом. Ни что более не может так качественно и надежно абстрагировать мысли от внешнего мира, забот и беспокойств. Ни что на свете не успокаивает так, как шум воды, будь то домашний водопад, дождь или море…

Когда я вышла, в зале никого не было. Проскользнув в свою комнату, я разогрела воздух. Насморк только прошел. Простыть снова не улыбалось. Услышав хлопок двери, улыбнулась. Через несколько минут, просушив волосы, пошла к Инфору.

— Комплексные щиты — это одновременно несколько разных щитов?

Отрицательно качнув головой, маг встал из-за бюро, на котором накладывал программы на контейнер с множеством маленьких держателей для портационных кристаллов.

— Я не верю, что в Школе могли упустить комплексные щиты.

— Я прогуливала… — Закусила я губу виновато.

— Понятно. — Кивнул маг. — Тебе не идет…

Вскинув взгляд, я тут же засмеялась, дотрагиваясь пальцами до губ. Надо отучаться. Мама тоже ругает. Обежав меня взглядом, Инфор обернулся на бюро. Подхватил пузырек, передал мне, заставляя улыбнуться неожиданной заботе. В следующее мгновение я почувствовала рамки возле себя и щит. Необыкновенно плотный, незнакомый, включающий в себя все, что я могла представить и… еще что-то незнакомое.

— Что нужно сюда добавить, чтобы получился щит как на Сиане вокруг раскопок?

Я вскинула взгляд, соображая. Изобразила рукой нечто образное, заставляя мага недовольно вздохнуть.

— Программу защиты от физического воздействия и зрительный… аспект отражения.

— Ну, разбирайся. — Кивнул он, отворачиваясь обратно.

Я прошла от двери, соображая как можно одновременно поставить подобное произведение искусства, не поднимая по отдельности каждый из щитов. Села на край кровати, задумчиво прикрывая глаза. Интересно, Петир умеет ставить такие?

— Кто у тебя экзамены принимал? — Спросил Инфор, не оборачиваясь. Я подняла удивленный взгляд. Это, ведь, риторический вопрос? Маг обернулся. Боясь смотреть в черные режущие глаза, я остановила взгляд на гуляющем по шее кадыке.

— Я… любимица декана… как выяснилось. — Проговорила я смущенно. Чем еще можно было оправдать факт моего успешного выпуска?

Маг отвернулся, не проронив ни слова.

Представив рамки, я попыталась поднять два стихийных щита одновременно. Три одновременно. Стихийные и физические… Внимание рассеивалось, держать такое было невозможно.

— Когда поднимешь и удержишь все одновременно хотя бы минут пять, запоминай весь комплекс как единую программу. С креацином как?

— Никак.

— Ну, хорошо. — Не сдавался маг, снова оборачиваясь. — Какая любимая стихия?

— Вода.

— Ставь самую простую ледяную стенку и используй ее как основу. Так проще?

Я выдохнула. Да, наверно так проще. Но я уже ничего не могу… Кивнув, он вернулся к своему занятию. Я же пошла в залу. Голова горела. Даже мысли устали. Вернувшись в комнату, я бездумно уставилась в окошко. За стеклом было темно и пусто. Смотреть, в общем-то, было не на что. Завтра последний день и к ночи мы уже причалим на севере. Не уверена, что Миренгой, обозначенный как наш конечный пункт, является столицей северных земель. Вообще, не думаю, что у них есть какая-либо столица. Скорее всего, просто большой город. Оттуда уже полетим на цинне.

Когда я обернулась, на своем любимом месте — на бюро — сидел Ройс.

— Ты мне слух, что ли отключаешь? — Нахмурилась я недовольно. Он, как всегда, рассмеялся.

— Ты когда устаешь, вообще перестаешь реагировать на внешние раздражители. Еще в Ухенере заметил.

— Я должна сразу поверить или можно посомневаться? — Я скрестила руки на груди и улыбнулась: так нос смешно блестит после душа.

— Ты не представляешь, как быстро привыкаешь к контролю. Два-три раза ты заставляешь человека что-то сделать и потом уже невозможно остановиться. — Начал он тоном, предвещавшим долгое и терпеливое повествование.

— Хочешь сказать, что ни разу не использовал это на мне?

— Ни разу.

Я внимательно смотрела на полукровку, не зная верить или нет. Он не врал мне. Никогда. Те фокусы с дверью и другие моменты, о которых я знала, хоть и относились к кратковременному контролю сознания, но не имели ничего общего к тому, что я спрашиваю. Речь шла о том, все ли мои действия, желания и мысли исходили от меня. И очень сложно было поверить в положительный ответ на этот вопрос.

— А… — Я выдохнула и закрыла рот, не осмелившись спросить. Ты же и так сидишь в моей голове…

Я отвела взгляд. Ройс наблюдал, не собираясь отвечать на совершенно понятный, но не заданный вопрос.

— Не кусай губки. — Улыбнулся, склоняя голову на бок.

— Уйди. — Повела я подбородком. — Пожалуйста.

Я и сама не смогла бы описать своих эмоций в этот момент. Было неудобно перед самой собой. Насмешливо тряхнув не успевшей высохнуть головой, полукровка спрыгнул с бюро и вышел. Обернувшись обратно к окну, я обхватила себя руками и зажмурилась. Не верю!

До ужина я провела время в комнате, успокаивая мысли воспоминаниями о снежных облаках, клубящихся под нами. Позанималась со щитами, пытаясь на основе простой ледяной стенки выстроить весь комплекс защиты, которой владела. Удержать все это не получалось никак. Ужинали мы вдвоем с Инфором. Ройс не вышел, и беспокоить его никто не собирался. Ночью один из них обязательно бодрствовал. Возможно, полукровка решил лечь раньше, чтобы посреди ночи сменить мага. Грядущая ночь будет последней на дирижабле.

С этой мыслью я заснула, с этой же проснулась. Хотелось уже спрыгнуть из воздушной тюрьмы, какой представлялся дирижабль. Поднявшись, я поежилась. Моей поддерживающей температуру программы не хватало. Одевшись, я вышла в пустой зал. Так тихо было, даже наверху не слышалось голосов. Казалось, что дирижабль совершенно пустой. Жутковато стало от внезапного ощущения одиночества.

Ополоснув лицо, я поднялась наверх. Ройс болтал с рулевым в рубке. Обернувшись, как только я нашла его взглядом, он кивнул собеседнику и вышел. Румяный и зябко потирающий плечи, парень улыбался.

— Так тихо… — Пожаловалась я, вызывая его смех. Разрезав своим голосом неуютную тишину, парень сделал мне одолжение. Тревога исчезла. Я неловко улыбнулась, пожимая плечами. Бывает, вот…

— Ты чего так рано вскочила?

— Я на год вперед уже отоспалась…

— В паре сотен километров от дома идет табун снежных. Если поторопимся, успеем догнать.

— Откуда ты знаешь? — Удивилась я.

— Сказали. — Пожал он плечами, спускаясь вниз.

— Что значит сказали? Мы в километрах над землей и до Миренгоя, не то, что до твоего дома — нам еще день пути.

Обернувшись, полукровка вскинул одну бровь. Я тут же засмеялась, понимая, что слишком зациклилась на возможностях псиоников. Иллюзоры еще никто не отменял…

— Это те же, на которых ты катался и которых привел в вашу деревню? — Нахмурилась я.

— Да, надеюсь, они. Тебе понравится.

— Если Инфор разрешит. — Отвернулась я.

Не могло тогда обойтись без случайных жертв. Когда табун только приблизился к поселению, Ройс оборвал иллюзию. Был день. Было светло. Они были огромны и взволнованы в его живых воспоминаниях…

Я смотрела на Ройса в надежде, что он рассеет мои подозрения и переживания. Но полукровка молчал. Потом и вовсе пошел к себе. Недовольно поморщившись, я снова принялась за щиты.

День скомкался в череду неприятных моментов. Мы попали в яму. Я снова ловила сердце между почками, голося на провалах. Инфор порезал меня ножом, причем прямо по вчерашнему ожогу. Я смеялась, вспоминая, что это плечо и в Школе страдало больше всего. Ройс же был в бешенстве. Маг не обращал внимания на беснующегося парня, но выматывать его тренировкой, все же, не взялся. Даже я понимала, что Ройс просто из едкой мести может «случайно» начать защищаться. Инфору это было не нужно, мне — тем более. Я сидела на диване, устало откинувшись на спинку и терпя пока маг обрабатывает порез. Вспоминая, что делала, я понимала свои ошибки. Почему в Школе я не видела этого так явно? Мы же тренировались! Постоянно!

Когда короткий световой день отдал права сумеркам, я в очередной раз убедилась, что мамы и тети дома нет. Новости с Сиана не предвещали ничего хорошего. Что-то явно скрывали, недоговаривали. По гильдейским новостям понять реальной картины происходящего было невозможно. Мои же практические навыки, демонстрируемые Инфором, явно указывали на отсутствие готовности к серьезной работе.

Собрав немудреные пожитки, я оглядела комнату. Мы спускались. Немного потрясывало от волнения. Когда снова начало трясти дирижабль, я не сразу поняла, что это не плод моего воображения. Часа полтора оставалось до Миренгоя.

Инфор продолжал ваять защиту переносных контейнеров для портационных кристаллов. Я поражалась его усидчивости. Без этой черты даже при огромном таланте не получилось бы хорошего креацинщика. Петир был таким же… Поглядывая в проем открытой двери комнаты мага я вспоминала, как наблюдала за голой спиной Петира, когда он садился за стол к своему лезвию из розоватой дымки. Тогда на улице было необыкновенно жарко, но в комнате всегда было хорошо и комфортно. Петир, в отличие от меня, умеет держать внимание на нескольких вещах одновременно. Было бы легче, не увидь я его неделю назад? Было бы проще, не знай я об Анри? И, ведь, это опять сделал Ройс! И я снова забыла об этом…

Не кстати выйдя из комнаты, полукровка на мгновение замер под моим злым взглядом. Я отвернулась, переживая. Ну, хватит уже думать о нем. Ничего не исправишь. Не мучай себя… Вздохнув, я пошла к окну в своей комнате. Ну, когда уже мы причалим?!

«Дайан!» — возник зов Ройса в голове. Я обернулась к лестнице. Поднялась на второй этаж. Парень стоял в рубке, как и утром.

— Что? — Зашла я внутрь, обхватывая себя руками.

— Миренгой, смотри. — Кивнул он в окно.

Подойдя к стеклу вплотную, я посмотрела на открывающуюся картину вечернего Миренгоя. Сверкая фонарями и окнами, город походил на систематизированное чьей-то фантазией звездное небо.

— Он огромный. Не думала, что на севере есть такие большие города. — Удивилась я.

— Чуть меньше Турхема. — Проговорил рулевой за спиной.

Проведя пальцем по стеклу, я спрятала его в кулак. Холодно тут было, красиво и жутковато. Мы будто опускались на озеро, в котором отражается ночное небо. Вон та окружность наверняка отмечает их центральную площадь. Есть ли там портал? Есть ли резиденции Гильдий? Почувствовав горячие руки полукровки на плечах, я задержала дыхание. Обернулась недовольно, но лишь выдохнула, промолчав. Он не отойдет и не остановиться… Стало тепло и приятно. И когда он обнял, согревая спину своим телом, я лишь прислонилась лбом к стеклу, рассматривая огоньки приближающегося города. Чувствуя явное волнение, когда он зарылся носом в волосы на затылке и обнял крепче, я закрыла глаза. Все бы отдала, чтобы на его месте был Петир. Все, что есть, и чего нет. Как же невыносимо одиноко и холодно стало с той последней ночи. Ты нужен мне. Ты должен быть рядом, обнимать зимними вечерами, согревая своим теплом. Обжигать затылок своим дыханием… Это от твоих прикосновений я хочу ощущать волнение в своем теле. От твоих поцелуев млеть и задерживать дыхание, боясь спугнуть хрупкое счастье.

Когда огоньки слились в одно сверкающее месиво за слезной пеленой, Ройс вышел. Я же продолжала стоять у окна, вытирая глаза и стараясь не всхлипывать. Но судорожные глотки воздуха могли сказать рулевому за спиной все, что я пыталась скрыть.

Через пару минут я вышла из рубки и присела на край дивана. Нужно было успокоиться.

— Могу я чем-нибудь помочь? — Спросил парень из команды, образовавшись слева от дивана. Я, ведь, так и не спросила его имени.

— У вас есть в одном из этих шкафчиков что-нибудь крепкое и согревающее? — Обернулась я, шмыгая носом. Двинув бровями в непереводимой эмоции, парень пошел к шкафчикам. За его спиной я не видела, но услышала звук наливающейся в стакан жидкости. Закрыв дверку, он поставил стакан передо мной на стол. Я взглядом попросила его составить мне компанию. Когда он совершенно предсказуемо развел руки в стороны и пожал плечами: «смена», я отправила содержимое внутрь себя и закашлялась. Горло схватило, в голову сразу ударил хмель. Стало жарко и тошно. Когда я открыла глаза, в зале никого не было. Поднявшись, пошла вниз.

Вещи собраны. До выхода, пожалуй, посижу на диване и посмотрю в стенку…

— Дайан, выходим. — Проговорил Инфор, дотрагиваясь до плеча.

Кажется, я успела задремать. Какая странная бормотень — в прошлый раз я тоже сразу уснула. Поднявшись, я осмотрелась. Как-то сильно она ударила в голову. Инфор и Ройс покачивались, наблюдая за мной.

— Ууу… да, ты напилась… — Протянул Ройс, помогая надеть плащ.

Капитан открыл дверь, прощаясь. Я кивнула, благодаря за комфортную доставку нас на место. Улыбаться не было никакого настроения. Инфор вышел первым. Ройс накинул мне капюшон на голову и обнял за плечи. В лицо ударил жгучий холод. Снега не было, но и без него я захлебнулась воздухом, лишь выйдя.

Мы были высоко над Миренгоем где-то на окраине. Спустившись с башни, направились за Инфором.

— Тут есть портал? Можно к нему?

Маг обернулся, кивая. Как хорошо, что я не вижу его острого горячего взгляда за тенью от капюшона. Вокруг сновала уйма народу. Кто-то смеялся рядом, кто-то кричал и толкался. Но все проходило мимо нас. Мы были вне этой живой и шумной толпы…

Минут через двадцать, сделав крюк к Миренгойскому порталу, мы дошли до цинна. Я успела продрогнуть и совершенно протрезветь. Псионик-водитель ждал внутри. Обменявшись парой фраз с ним, Инфор сел впереди. Мы с Ройсом забрались назад.

— А мы не можем здесь остаться на день? — Спросила я. Было бы так здорово погулять по этому незнакомому живому городу днем.

— Нет. — Ответил маг, не оборачиваясь.

Вздохнув, я откинулась на спинку. Душно как-то было здесь. Расстегнув плащ, я вылезла из рукавов и закрыла глаза. Почувствовав как кресло подо мной шевелиться, я вздрогнула и обернулась. Ройс успокоил взглядом. Я подождала, пока спинка кресла остановится. Даже и не знала, что можно так.

— Давай сюда. — Проговорил тихо, протягивая руку к плащу.

Вытащив из под себя меховую одежу, я легла обратно на кресло. Ройс накрыл непонятно откуда вытащенным пледом. Я остановила взгляд на полукровке, устраивающемся поудобнее рядом. Интересно, что в этой непроглядной темноте видит наш водитель? До сих пор в темноте мне летать еще не приходилось. Было немного не по себе.

Когда я открыла глаза, вокруг было все так же темно и тихо. Я лежала на плече Ройса. Под рукой билось его сердце. Дыхание было спокойным и глубоким. Поднявшись, я дотронулась до плеча водителя. Он чуть повернул голову, вопросительно кивая.

— Мне надо выйти. — Прошептала я.

Кивнув, он начал аккуратно останавливаться. Я поискала глазами свой плащ. Но дотянуться до него, не потревожив Ройса, было невозможно. Накинув на плечи плед, я спрыгнула в снег и провалилась выше колен. Засмеялась, оборачиваясь. Притом что на улице был жуткий мороз, этот холод не ощущался спросонья абсолютно. Свежо и радостно! Я потерла в руках снег, улыбаясь. Забралась обратно.

Расправила плед, укладываясь. Под спиной оказалась рука Ройса. Он тут же привлек к себе, возвращая голову на плечо. Нащупав мою ладонь, сжал в неожиданно горячих пальцах. Поднес к губам, целуя. Оставил в покое у себя на груди. Я не понимала и не пыталась понять происходящего. Закрыв глаза, лишь вздохнула. Иногда казалось, что в нем живет два человека, постоянно борющихся друг с другом. Одинаково отчаянные и кричащие. Одного из них я ненавидела и жалела. Другого — просто, не понимала. Млея под тонкими пальцами, ласкающими голову, я боялась признаться себе в том, как спокойно мне и приятно. Совершенно не хотелось проверять, отпустит ли он от себя, если я попытаюсь отстраниться. Очень скоро я снова уснула.

Когда проснулась, на улице было светло. Поднявшись, я поежилась. Осмотрелась по сторонам, вылезая наружу. Пустая заснеженная улица была неузнаваема. Лишь по ее ширине и факту остановки я поняла, что мы на месте. Инфор стоял у дома Кларисс, разговаривая с водителем. Ройса видно не было.

— Можно! — Послышался его голос, а потом показалась и голова из проема двери.

Подняв на меня взгляд, Инфор кивнул. Закрыв дверь цинна, я направилась к ним.

— Как будто только вчера уехали. — Улыбнулся парень. Я же поморщилась, закрывая входную дверь. Слишком холодно тут было для такого смелого заявления. Сколько?.. Наверно, уже месяца три как они с матерью вернулись в Зальцестер.

— А стекло вставили? — Улыбнулась я, вспоминая ревнивую истерику полукровки при нашей первой встрече. Сложно было поверить, что тот взъяренный юноша и сегодняшний Ройс были одним человеком. Усмехнувшись, Ройс кивнул.

Раздевшись, я пошла осматривать наш временный новый дом. Случайно наткнулась на взгляд Инфора. Кажется, мага удивил факт того, что я была здесь не впервые.

— У нас есть шанс найти кого-то в городе? Вы же не думаете, что я буду готовить? — Крикнула я из кухни, потирая плечи.

— Один вход? — Удивился Инфор более важному для него факту.

— Ну… — Ройс встал у перил на втором этаже. — Для нас с мамой выход будет там, где пройдем. На гостей не рассчитывали.

— Я пройдусь по защитам на обоих этажах. Сними с них свои сюрпризы.

Кивнув, Ройс скрылся.

— Сюрпризы? — Крикнула я, улыбаясь в непонимании. Вышла в холл.

Инфор поднял взгляд к потолку, потом это движение перешло в недоумевающее качание головой.

— Накрутили с матерью комплексной защиты. Поверх магических программ псионические и наоборот.

Я двинула бровями удивленно. Мы проходили это в Школе, но лично еще не наблюдала. Редко кто накручивал комплексную защиту у себя дома. Прикрыла глаза, нащупывая концы программок.

— Стой! — Предостерег маг, резко поднимая руку. Я вздрогнула, возвращая к нему внимание. — Вот именно это я и имею в виду. Не лезь пока…

Неуютно поведя плечами, я пошла наверх. Мало ли чего Ройс мог напихать в защиту своего жилища. Самым легким наказанием за вторжение могло быть простое головокружение. Далее — потеря сознания. А потом фантазия могла рисовать совершенно не радужные картины. Проверять же фантазию Ройса в этом плане совершенно не хотелось.

Зайдя в залу, я вспомнила проведенный здесь вечер. Бывает ли тут когда-нибудь лето? На диване клевал носом водитель цинна. Разведя огонь в камине, я обернулась к вышедшему из комнаты Ройсу.

— Для дочери Императора мы отведем эту кладовку. — Кивнул он за спину с обычной веселой улыбочкой. Я кивнула, заглядывая за его плечо. В следующее мгновение его взгляд метнулся к водителю, удивленно обернувшемуся. Лицо стало спокойным, если не сказать серьезным. Через полминуты пристального взгляда Ройс вернул взгляд ко мне, недоуменно моргающей.

— Виноват… — Пожал плечами парень и снова улыбнулся. — Ошибку исправил.

Я же наблюдала, как псионик вытягивается на диване, уже спя.

— Зачем тебе цинн? — Поднялся тем временем Инфор. Я прошла в комнату, осматриваясь.

— Хочешь посмотреть на снежных мамонтов?

— Нет…

— Они почти в двухстах километрах от нас. Если можешь дотянуться, посмотри сам.

— И что? — Не отреагировал маг.

Я встала в проеме, чуть улыбнувшись. Такой шанс может представиться единственный раз в жизни. Неужели ты сам не хочешь их увидеть? Если повезет — дотронуться. Они же чудо! Мало кто верит, что они вообще еще существуют!

Я надеялась, что мои эмоции выражаются на лице. Инфор переводил свой колючий взгляд с меня на Ройса и обратно. Когда парень обернулся ко мне, улыбаясь и облизывая губы в предвкушении, я еле сдержалась, чтобы не запищать от счастья. Недовольно качнув головой, Инфор прошел в комнату рядом с моей.

— Я тут? — Задал риторический вопрос, заходя.

Смущенно отвернувшись, я зажмурилась. Снежные мамонты — я их увижу!

Вытаскивая из карманов нехитрый скарб, я не могла не улыбаться.

— Можешь копаться в защите. — Послышался голос Ройса из залы.

Через пару минут зашел Инфор.

Осмотревшись, я села на стул у бюро. Очень хотелось надеяться, что я разберусь в том, что собирается делать маг. Хотя, даже защитные программы Кларисс были для меня слишком замысловаты. В комнате, кроме широкой кровати, стенного шкафа до потолка и бюро с пуфиком больше ничего не было. Она казалась чересчур свободной и оттого — еще более холодной. Хотя, зайдя, Инфор принес с собой и тепло. Замерев по центру комнаты, прямо у подножия кровати, маг начал разбирать то, что изваяла для защиты своего жилища полукровка Кларисс.

Через четверть часа я сдалась. Слишком огромная разница была в ступенях и опыте. Часть того, что я видела — тяжело было разобрать. Многое же оставалось за пределом моих способностей. Оставив Инфора, я вышла.

Псионик все так же сопел на диване. Перед ним в паре метров весело трещал каминный огонь. Из этой залы лишь две двери вели в комнаты и один проход к лестнице. Об остальной части дома я не знала. В свое единственное посещение этого дома я не видела никого и ничего, кроме Кларисс и Андреса. А ведь уже тогда, лишь увидев нас рядом, Ройс понял кто мы друг другу. Возможно, это и вызвало в нем ту волну агрессии, мгновенно вылившуюся в конфликт с матерью и разбитое окно.

Выйдя на лестницу, я уткнулась взглядом в дверь на другой стороне балкона. Приоткрыла, заходя. Здесь тоже был камин, но места для вечерних посиделок за фужером вина не предусматривалось. По одной стороне располагались две двери в следующие комнаты. У стены громоздился резной стол, заваленный книгами, бумагами и всевозможным магическим хламом. В Школе бы за такое состояние рабочего места меня бы отругали. Возможно, он использовал магические заготовки для своих поделок. Не знаю. Больше заинтересовали рисунки. Когда из двери правой комнаты вышел Ройс, я почувствовала что вторглась в его личную жизнь. Но он, лишь, улыбнулся. Я хотела спросить, его ли это рисунки, но не решилась.

— Это не рабочее место, Дайан. Мамин кабинет внизу, напротив кухни, по другую сторону от лестницы. — Сказал он так, будто посещение этого места могло бы стать для меня событием более важным, чем наблюдение снежных мамонтов. Я улыбнулась, опуская взгляд.

— Он открыт. Все двери открыты. Вниз тоже.

— Вниз?

Ройс широко улыбнулся, не отвечая. Что может быть внизу? Кладовая, подвал, комната для тренировок? Ну, не пыточная же? Засмеявшись, полукровка направился ко мне.

— Через час-два водитель проснется, поедем на север. Часа полтора пути, не дольше. Пойдем.

Пропустив хозяина дома вперед, я последовала за ним. Ройс спустился на первый этаж и обошел лестницу. Я поняла, что здесь как раз находиться кабинет Кларисс. Но полукровка вошел в дверку в основании лестницы и начал спускаться.

— Это все мамино. В своем ты закоченеешь через десять минут на морозе.

— А Инфор?

— И его оденем.

— Слушай. — Вспомнила я. — Помнишь плащ, который мне Лавин Лиран дал? Там ведь были…

— Дайан. — Остановил меня полукровка. — Ты маг. Не я… Пойду, поищу поесть что-нибудь.

Оставив меня одну, парень ушел. Я же смотрела на открытый шкаф с теплой одеждой. Дотронулась до белого полушубка с длиннющим белым ворсом. В таком точно в сугробе можно спать и не замерзнешь. Даже если не брать во внимание легенькой программки сохранения температуры. Решив, что разберусь, когда будем выходить, я осмотрелась. Огромный шкаф, тянущийся по всей ширине дома, прерывался дверью в кладовую. В основании лестницы была дверь со спуском еще ниже под землю. Накинув приглянувшийся полушубок, я осторожно направилась вниз. Казалось, что здесь еще холоднее, чем на улице. Изо рта шел пар. В темноту спускаться было страшно и интересно. Скоро рука сама наткнулась на осветительный кристалл. Я открыла рот и замерла. Вот тут мы с Инфором и будем тренироваться…

Стены огромного пространства, которое даже помещением назвать было нельзя, терялись где-то за пределами слабого света от кристалла. Здесь были и стены и невысокие стенки, но они выполняли функцию скорее преград, чем разделения. Справа от меня от потолка к полу спускались тонкие металлизированные пруты. Пахло магией. Как будто на лужайке у Школы в Турхеме, здесь ощущались десятки следов различных проявлений, начиная от боевых сгустков, и заканчивая стройными защитными программами. Взяв осветительный кристалл с собой, я пошла вперед. В десятке метров слева почувствовала рамки. Помотала головой, прогоняя наваждение. Рамки для щитов, но без человека, без носителя сознания! Сами по себе! То есть, даже не программа на креациновой основе, просто магия земли сама по себе!

— Дайан! — Послышался сзади голос Ройса. Я обернулась, сглатывая. — Холодно же. Пойдем наверх.

— Кто эти рамки поставил? — Крикнула я, и голос предательски сорвался.

Ройс пошел ко мне.

— Я не маг. Я лишь приблизительно могу понять, о чем ты спрашиваешь.

— Здесь вот, рамки! Смотри. — Я подняла простую ледяную стенку, аккуратненько вписавшуюся в заданные параметры. — Кто их оставил тут? Как вообще можно оставить…

Я сглотнула, продолжая мысль жестикуляцией. Ройс смотрел насмешливо и скучающе.

— Мама или Андрес. Кроме нас здесь больше никто не бывает.

Остановив взгляд на лице полукровки, я выдохнула: пар изо рта растворился мгновенно. Подняв взгляд за плечо Ройса, увидела подходящего Инфора. Вытянула руку в направлении рамок.

— Ты туда вон посмотри. — Кивнул он в смятении и усмешке.

Я обернулась туда, куда указывал маг, и тряхнула головой, не веря. Выпустив из рук осветительный кристалл, сделала несколько шагов вперед. «Пьюрен» — возникла ассоциация в голове и никак иначе я уже не могла бы назвать то, что видела и ощущала. В двадцати метрах от меня журча и перевоплощаясь, зависли водяные сгустки. Самый крупный, с мою комнату в периметре, находился в паре метров от пола. Остальные, разных размеров и принимающие совершенно непрогнозируемые формы, изредка перетекая друг в друга, зависли вокруг.

— Свет? — Обернулась я, притрагиваясь к груди. Сердце слишком сильно колотилось. Когда сзади загорелась длинная, от потолка до пола, спираль, я сглотнула. — Это ведь…Пьюрен?

— Да, маленькая копия. Его любимое место на земле.

Я прошла между сверкающими и журчащими сгустками воды и притянула руку к отполированной каменной глыбе, качающейся между большим водяным образованием и несколькими маленькими. Услышав шорох, обернулась. Ройса на старом месте уже не было. Когда же вернула взгляд к водному великолепию, полукровка протягивал руку с плоского шатающегося камня. Легко подняв, он отошел на шаг, уравновешивая ненадежную каменную плиту. Не решаясь подняться в полный рост, я обернулась к Инфору.

— Ты был там?

Маг отрицательно качнул головой. Я закусила губу, пытаясь сдержать восторг внутри себя. Если бы я смогла побывать там… Хоть секунду, хоть мгновение!

Обернувшись к полукровке, я осеклась. Он отвернулся, наблюдая что-то по сторонам. Он был там. Я знаю. Он сказал об этом на дирижабле, когда я смотрела страницу книги Кам Ин Зара о местах силы. Наверно уже тогда он впервые подумал о том, что озвучил недавно: он получил все, что могла бы получить я. И Пьюрен в их числе. Значило ли это для него так много, как значит для меня? Отвернувшись, я спрыгнула с камня. Щиколотки болезненно закололо, заставляя зажмуриться. Поднявшись, запустила пальцы в ледяную воду ближайшей фигуры и пошла к лестнице наверх…

Сев на стул в столовой, я уткнулась в кулаке. Хотелось есть и горячего чаю. Иногда казалось, что я перестаю замечать окружающих холод. Но эта иллюзия рассеивалась, как только начинало сводить челюсти.

— … Дайан и дверь. Остальное завтра. — Послышался голос Инфора.

— Я есть хочу. — Проговорила я, когда полукровки зашли. Ройс предсказуемо засмеялся, Инфор наоборот нахмурился. — Я сказала: готовить я не умею и не буду! Пойдем куда-нибудь.

— Пошли. — Кивнул маг примирительно и улыбнулся. В редкие моменты, улыбаясь, маг казался хитрющим и ехидным чуть ли не до зуда на пятках. Его агрессивное лицо предвещало улыбку так же, как ястреб мог бы предвещать соловьиные трели. Я поежилась под его взглядом, отворачивая лицо. Так и не осмелившись распрощаться с полушубком Кларисс, я была готова идти хоть на край света. Через несколько минут мы вышли.

— То, что может показаться тебе непривычным, — обернулся ко мне Ройс, пока мы переходили улицу. — Здесь почти все — специалисты. Хоть слабенькие, но маги, псионики, видоки, рейнджеры. Не думай об Андресе. Никто не будет к тебе лезть, но не провоцируй сама. И… Все изначально дружелюбны. Запомни это. Даже если к тебе подойдет какой-нибудь здоровый и вонючий обросший мужик и его приветствие покажется оскорблением, сделай выдох и успокойся. Просто прими за правило и поверь мне на слово: все до единого, кого ты увидишь — изначально дружелюбны. Ты не всегда сможешь понять их, но прежде чем отреагировать, посмотри на меня.

В недоумении я обернулась к Инфору. Тот кивнул на полукровку, заставляя вернуть внимание к Ройсу. Похоже, он тоже считал это важным.

— Это не Объединенные земли, Дайан. Северяне другие. Они сложнее и проще одновременно. Если коротышка сочтет необходимым просветить тебя по поводу твоего роста, он это сделает. Если кто-то сочтет тебя привлекательной и соблазнительной, он проявит совершенно определенные знаки внимания. Здесь никто не скажет, что у тебя красивые глаза, думая о том, что у тебя потрясающая грудь. Ни один. Женщины тоже.

Я подняла руку, останавливая этот ознакомительный монолог.

— Просто имей в виду, что никто здесь не хочет обидеть тебя. Я тебя знаю, ты тут же надумаешь миллион причин, побудивших человека сказать тебе это. Отключи все это. Отключи Объединенные земли. Отключи Андреса и… — Взяв меня за руку, Ройс притянул меня к себе и обнял за плечи. — Если ты подумаешь обо мне или Петире, каждый второй псионик в радиусе километра отреагирует на твой эмоциональный посыл. Будь готова к этому. Просто потому, что ты чужая. И если ты противопоставишь себя хотя бы одному северянину, ты противопоставишь себя им всем.

— Проще говоря. — Проговорил Инфор за спиной. — Если ты видишь, что человек перед тобой слишком долгое время провел без воды, но с собаками, ты можешь сказать: «Уважаемый, от тебя несет как от козла», но при этом подумать: «Человек, пусть ты воняешь как куча говна, я все равно тебя люблю». Второе правило севера: врагом станет тот, кого врагом сделаешь ты сам.

— А первое?

— Не вмешивайся в их споры. — Ответил Ройс и толкнул ногой дверь.

— Полукровка! — Крикнул кто-то, и я пошатнулась от волны густого дыма. Ройс удержал меня, все еще обнимая за плечи. — Куда-то вы запропастились с мамашей. Что за кошечка. Не наша. Эх, ты!

Найдя глазами говорившего, я улыбнулась. Через столик, в компании внимательно рассматривавшего нас серого мужичка, сидел чуть седоватый человек с маленьким носом, будто клювом и круглыми голубыми глазами. Нос или все лицо делало его похожим на птичку, понять было сложно. Но когда Ройс обернулся к нему, я лишь тихонько засмеялась.

— Хотите, будет вашей… — Коротко улыбнулся Ройс, направляясь к свободному столику. Я сглотнула. Мгновенно вспомнились шок и смущение, накатившее на меня в прошлое посещение этого заведения.

— Чики, дружище, найди себе добычу по размерам. Оставь в покое мамонтов. — Послышалось из глубины.

Когда мы сели, внимание не убавилось. Возможно, у них здесь было слишком мало развлечений и взаимные безобидные издевки друг над другом как-то скрашивали их жизнь.

— Кто-нибудь уже сбегал к табуну на севере? — Крикнул Ройс громко, отклоняясь назад.

— Не хотели вызвать твоей ревности, полукровка! — Послышался голос издалека слева.

Ройс недовольно покачал головой.

— Они им не интересны. Они считают, что, изучив пару табунов три сотни лет назад, они все уже знают. — Брезгливо усмехнулся Ройс. Я лишь смотрела на него в удивлении.

— Как они отреагировали на твой визит с лучшими друзьями осенью? — Спросила я.

— Неоднозначно… — Увернулся он, накрывая мою ладонь на столешнице своей.

Я отвернулась, проскользнув взглядом по лицу Инфора и поймав в фокус лица сидящих за столиком перед нами.

— Ройс. — Послышался звонкий улыбчивый голос над головой. Я подняла взгляд.

Женщина выкладывала с подноса тарелки на стол. Переведя внимание на полукровку, я вынула руку из-под его ладони. И много их, таких млеющих под твоим взглядом? Тут же переключив внимание на меня, парень уперся взглядом в глаза. В мыслях, без слов и выстроенных фраз образовался ответ: какая разница, если никто из них никогда и ни за что не решиться пойти на отношения с полукровкой?

Я тут же подумала о Риан. Все же одна нашлась…

Инфор молча принялся за еду. Даже если он чувствовал и понимал происходящее между нами, то не обращал внимания или не подавал виду. Последовав его примеру, я обернулась к тарелке. Если Ройс был прав по поводу насыщенности населения специалистами, то отсутствие надобности общения голосом с хозяевами забегаловки становились логичными.

— Чем они живут? — Спросила я через некоторое время.

— Магическими, псионическими разработками, исследованиями. Где-то развито животноводство, но это для души. Чем живут гильдийцы в Объединенных землях? Можно считать, что север — это одна большая разношерстная Гильдия в себе.

— А лето здесь бывает?

Ройс рассмеялся.

— Здесь редко. В Миренгое — регулярно.

— Мать не собирается сюда? — Спросил Инфор.

— А что? — Вскинул брови Ройс.

— Если мы полетим к твоим мамонтам, мне придется закрыть дом. Не хотелось бы оставлять Кларисс непредвиденных сюрпризов.

— Я предупрежу. — Кивнул полукровка, отправляя ложку в рот.

В общем-то, если не считать реплик периодически входящих в таверну людей, обед прошел спокойно. Необычным было то, что они общались одновременно сразу со всеми. Если кто-то повышал голос, то в разговор тут же вливались все, кто его слышал. На одном конце зала могли беззлобно крикнуть о том, что мясо пережарено. На другом, даже если мы, сидящие в центре, не до конца расслышали фразу, тут же подхватывали какой-нибудь шуткой о готовившем это мясо поваре. Эмоция с одной стороны тут же проявлялась колыханием посетителей с другой. Создавалось впечатление, что буквально все сидящие в забегаловке воспринимают то, что входит в уши или мысли одного из них. Роясь в архивах историков, я однажды натолкнулась на предположение о коллективном сознании северян. Сидя в этой забегаловке, я была склонна признать наличие данного факта.

После обеда дом Ройса встретил нас небрежным, я бы даже сказала изящным похрапыванием. Возможно, во мне все еще работала рекомендация полукровки воспринимать все происходящее вокруг дружелюбно. Хотя… Ну устал человек после ночи жесткой концентрации на ведении цинна, что же поделать? Положительно, в доме стало значительно теплее. Скинув мохнатый полушубок Кларисс, я повесила его рядом со своим плащом.

— Сколько до них? — Спросил Инфор куда-то в пустоту.

— Полтора часа или где-то так.

— Через четыре часа начнет темнеть.

Ройс поднял подбородок, задумавшись.

— Завтра с утра, тогда. Пусть выспится.

Я пошла на кухню, имея стойкое желание выудить из запасов Кларисс бутылочку вина. Подогреть его и разлить этим маго-псионикам по бокалам, чтобы они, наконец, смогли успокоиться и расслабиться. Хотелось сладенького и горячего. Чего-то такого… Порычать хотелось. Поиграть в снежки. Побегать по стенам. Помучить кого-нибудь. Защекотать насмерть! Мию бы сюда… Но Мия стремительно выходила из моей жизни.

Я обернулась от открытой дверки шкафчика. В проеме стоял Ройс и беззвучно смеялся, прикрывая лицо рукой. Что?!

— В соседнем. — Проговорил он хрипло, не переставая смеяться.

Открыв соседнюю дверку, я увидела пару десятков горлышек бутылей, торчащих из деревянных сот.

— Что на Сиане? Ты знаешь? — Спросила я, не оборачиваясь.

Ройс отсмеялся, но не отвечал. Кинув на него взгляд, я кивнула на бутыль. Он подошел.

— Что там? — Повторила я вопрос. Ты не можешь не знать.

— Война там, Дайан. — Проговорил полукровка, отстраняя меня от бутыли. — И на Сиане — в меньшей степени. Большинство столкновений со стороны Эсхона. Андрес приказал заблокировать все порталы в крупных городах. Гильдейцы перемещаются исключительно кристаллами. Это удерживает перевес на нашей стороне, несмотря на то, что мы вынуждены держать и Сиан и центр.

— Как это. — Я всплеснула руками. — Как это выражается?

Я не знала, что значит «война». В истории далекого прошлого это слово отпечаталось величайшими разрушениями и потерями. Но как это выглядит, в наше время, на нашей земле — я представить не могла.

Взяв бутыль за горлышко, Ройс пошел к выходу.

— Очень по-разному. — Продолжал он, поднимаясь. — Где-то нападение на мирное население…

Мы поднялись наверх.

— Может его перенести куда? — Инфор задумчиво смотрел на водителя, потирая подбородок. — Ты его совсем отключил?

— Да нет. Стер пару минут, добавил пару иллюзий. Он просто спит. — Ответил Ройс, ставя бутыль на стол. — Пусть лежит. Я пойму, когда проснется.

Забравшись с ногами в кресло, я откинула голову. Как же хорошо, спокойно тут.

— Ты видел войны, Инфор? — Спросила я мага.

Он отрицательно покачал головой.

— И не хочу. — Добавил вслух.

— Я боюсь за маму… — Проговорила я тихо.

Ройс достал бокалы и разлил вино. Сел в кресло напротив, вытянувшись.

— Кто над поселком ставил щит? — Спросил задумчиво маг. Я удивленно обернулась.

— Андрес. — Ответил Ройс.

Мне начинало казаться, что я нахожусь не каком-то отрезанном от цивилизации поселке диких северян, а наоборот, в законспирированном лагере «на крайний случай», оснащенном последними разработками магов и псиоников по всему периметру. Тут еще и какой-то щит был поверх всего городка?

— А сигнал кому?

— В администрацию, потом нам.

— На Дайан реагировал? — Инфор прошел в поле моего зрения и сел у ног водителя на диван.

— Она тут не впервые. На тебя реагировал.

Задумчиво опустив взгляд, маг кивал. Снизу послышался высокий звук колокольчика. Поднявшись, Ройс пошел вниз. Я перевела взгляд на Инфора.

— Мы, ведь, тут в безопасности? Бояться нечего?

Инфор не реагировал на риторические вопросы. Это я еще на дирижабле поняла. Но его молчание напрягало. Закусив губу, я уткнулась подбородком в коленку.

— Завтра у нас будет спасительница от голода. — Улыбнулся Ройс, возвращаясь в залу.

— А я думала, здесь уже не осталось сумасшедших, кто осмелился бы работать в вашем доме… — Проговорила я невзначай.

— Ты права. Остались лишь такие, как Риан. Добрые и бесстрашные…

Резко отвернувшись, я уткнула взгляд в подлокотник. Зачем я это сказала… Сотню раз уже могла понять, что последнее слово останется за полукровкой. Даже на самое едкое мое замечание он ответит еще более гадкой издевкой. И обязательно это заденет меня, даже если по идее не должно касаться.

— Может, пойдем вниз? — Обернулась я к Инфору. Он отрицательно покачал головой, кивая на пригубленный бокал вина.

— С утра, если хочешь. Или после мамонтов. Но не после этого.

Я нахмурилась. Всего глоток сделала.

— Ты в полной концентрации путаешь физические и стихийные щиты. Не хочу соблазнять твоего полукровку на агрессию в свою сторону, если ты вдруг отгородишься от металла воздухом…

Я сглотнула. Твоего полукровку? Потянулась к бокалу, лишь бы не поднять взгляда. Один раз ошиблась…

Твоего полукровку?!

— На какой ступени маг может удерживать комплексные щиты?

— С шестой — седьмой. Не надейся. Медленный прогресс в этом процессе — лишь следствие твоей личной лени и безалаберности. Если бы ты на самом деле была дочерью Андреса, можно было бы говорить о потенциале намного выше, чем присвоенная пятая ступень.

Я вскинула взгляд, открывая рот.

— Она его дочь. — Тут же подал голос Ройс.

— Как кого ты взялся меня охранять? — Прошептала я, будто снова опущенная в корыто с помоями.

— Как девушку, к которой, по словам Андреса, он относится как к дочери.

Сглотнув, я отвернулась. Глаза мгновенно наполнились слезами. Ройс поднялся, обходя кресло.

— Без обид, девочка. Я познакомился с Андресом еще до того, как Кларисс посадила его в кабинет Ранцесса. При всей его молчаливости все знали, что любил он в своей жизни лишь ланитку.

Поднявшись, я пошла к себе в комнату. Лучше бы ты так и сидел в своей колючей скорлупе… Хлопнув дверью, я легла на кровать. Это сказал человек, которому отец «доверяет как себе». Что же думает не приближенное к Императору население Объединенных земель? Неужели я так и останусь подругой Императора, ввиду обстоятельств возведенной в ранг дочери?

— Уйди! — Рявкнула я на зашедшего Ройса. Прикрыв за спиной дверь, он склонил голову. Я поднялась, облокачиваясь спиной о подушки у спинки.

— Он пытается тебя защитить. — Проговорил полукровка.

— Что? — Возмутилась я. — Не унизить, не посмеяться — защитить?

— Дайан. — Ройс подошел, присаживаясь рядом и беря мою ладонь. Я выдернула руку, он поймал снова. — Он злит тебя. Инфор действительно знает Андреса достаточно давно. И верит ему на слово, даже в мыслях не допуская сомнений. Не ярись так. Хочешь, чтобы он поверил, что ты не просто любимица Декана и Императора, докажи ему.

— Зачем ты это говоришь? Если это правда, зачем? Если ты думаешь, что успокоил меня, то ничего подобного!

— Чтобы ты не перестала ему доверять. Только для этого. Ты не умеешь держать одновременно несколько щитов, но ты умеешь одновременно ненавидеть и доверять…

Открыв рот, я тут же сжала зубы в возмущении. Ройс улыбнулся. Отвратительный тип…

— Хочешь узнать, что он думает? О тебе и Андресе, о нас…

— Нас? Не хочу.

— Он считает, что ты играешь мной. Ты простила и забыла насилие в хижине Горана Ссорена. А без этого твое влечение ко мне и мое ответное желание приобретает совершенно другие окрасы.

— Ты бредишь… — Выдернув ладонь, я поднялась и отошла к окну.

— Да-да. С точки зрения Инфора жертва — я. А ты беспринципная и беспощадная соблазнительница.

— Пусть так. Что теперь? Пойти рассказать, как было все на самом деле?

Помолчав, Ройс поднялся.

— Делай, что хочешь. — Направился к двери, не оглядываясь. — Позови, если понадоблюсь.

Когда полукровка вышел, грудь больно сжало. Стало трудно дышать. С чего вдруг мне стыдно? Хватит уже играть на мне, пробуя на прочность струны души… Я же живая!

Быстро выйдя, я направилась вниз. Накинула висящий на крючке у входа белый полушубок главной полукровки Объеденных земель и спустилась в самый низ их дома. Взгляд то и дело возвращался к домашней копии Пьюрена. Замерев у рамок отца, я начала тренироваться в поднимании комплексных щитов.

Через час, может, когда нос и пальцы рук околели, в подвал спустился Инфор. Усмешка на лице делала его еще злее, чем он казался, будучи спокойным.