Я стояла на балконе, где на День магии обожгла ладонь Петира огнем. Андреса еще не было. В животе все переворачивалось. Даже слепящее солнце и наступающая жара не расслабляли.

Поднявшись по ступеням полукруга лестницы я поняла, что Императора нет на месте. Кабинет был заблокирован намертво и мне, с моими способностями, не стоило прикасаться даже к ручке двери. Вернувшись в залу, я не нашла ничего лучше, как подождать на балконе. Воздух наполнял сладко-терпкий аромат яблок. Среди деревьев ходил человек, собирая опавшие за ночь плоды в тележку. Изредка оглядываясь в сад, я задумчиво смотрела в залу. На пути от портала к кабинету Андрес обязательно должен будет пройти мимо меня.

Услышав голос в зале, я оторвалась от перил. Подошла к распахнутым створкам дверей. Это был Император. Я зашла в залу и замерла, не смея двинуться с места. Отражаясь от стен, по огромному помещению разносился его напряженный голос.

— … Кларисс не позволит резервацию…

— Тогда пусть предлагает выход сама! Так не может продолжаться. Это третий случай за месяц. — Волновалась маленькая женщина, не молодая, но свежая и легкая.

Я почувствовала стыд. Получалось, что я подслушиваю их, стоя у раскрытых балконных дверей — против света. Как только я смущенно подумала о стыде, они оба остановились и посмотрели прямо на меня.

— Я слетаю к ней на днях. Мы решим это. Увидимся дома…

Проговорил Император тихо и наклонился к женщине, целуя в губы. Я сглотнула. Кого можно так целовать? Не обращая на меня внимания, женщина пошла обратно к порталу. Андрес смотрел на меня. Опомнившись, я направилась к нему.

— Я не во время? — Поморщилась я.

Император улыбнулся, вздыхая. Кивнул следовать за ним.

Когда мы зашли в его кабинет, я остановилась у двери в нерешительности. Андрес сел за стол, притрагиваясь к иллюзору. Посмотрел на меня исподлобья. Я не поняла этого взгляда, пока из подставки не выросла иллюзия какого-то молодого человека.

— Привет, парень. — Сказал Андрес без улыбки.

— Привет. — Так же спокойно, без видимых эмоций проговорил молодой человек. Мне было не особо видно его сбоку. Он был моим ровесником или чуть младше. С длинными соломенными волосами, довольно привлекательный на лицо.

— Позови мать.

— Она… — Парень мотнул головой. — Где-то в городе.

— Я буду завтра. Не исчезайте.

— Заказывать торжественный прием? — Ехидно уточнил тот.

Я сглотнула. Что это за сопливец, позволяющий так разговаривать с Императором? Андрес промолчал, выключая иллюзор. Снова посмотрел на меня.

— Ты ходила некреациновыми порталами?

Чувствуя, что сейчас коленки подогнутся, я ухватилась за ручку двери. Кое-как, стараясь скрыть волнение, добралась до дивана. Села. Андрес спокойно наблюдал, не меняясь в лице. А потом медленно, будто пробивающийся сквозь тучи луч солнца, на его лице расползлась улыбка.

— Этот вопрос неизменно, на протяжении уже девятнадцати лет, способен усадить мага любого уровня.

Я выдохнула. Это шутка была?

— Чему вас учат в Школе, Дайан?

Я молчала. Не могла же я сказать Императору, что посетила одну лекцию по истории, от силы? Откуда я знаю, что там рассказывали? Но нужно было что-то сказать. Нельзя было продолжать молчать. Как же я испугалась…

— Дайан? Тебя ведь так зовут?

Я кивнула.

— Я не хотел тебя так напугать. На самом деле это совсем не страшно.

Я кивнула. Хорошо, я верю. Все вопросы, которые я хотела задать, канули куда-то в глубины памяти. Я положила на колени тетрадь, которую все время прижимала к себе. Посмотрела на нее. У меня еще осталось время? Или я уже два часа тут?

Иллюзор засветился, привлекая внимание Императора.

— Извини, Дайан. — Он протянул руку.

— Андрес, они игнорируют. — Ксю Киз была зла, если не сказать большего. Я поняла, что слышу то, что совсем — просто абсолютно не должна была слышать.

— Где они сейчас?

— Пересекли границу раскопок. Две тысячи километров от Баэндара.

— Пошли туда по одной малой боевой группе магов, рейнджеров и псиоников. Передай Леонту, что если он не решит этот конфликт в течение двух дней, может распрощаться с Гильдией. На третий день очисти территорию.

— Хорошо. — Вздохнула Ксю Киз и исчезла.

Я боялась поднять глаза. Он собирался сместить Главу гильдии политических урегулирований из-за профессиональной несостоятельности? Я правильно поняла? Подожди… Баэндар — это ведь Сиан!

— Баэндар — это на Сиане? — Вскинула я взгляд к Императору.

Он кивнул, вернув ко мне взгляд. В какой-то миг мне показалось, что он уже забыл о моем присутствии.

— Там Петир!

— Какой Петир?

Я закусила губу. Пальцы нервно теребили тетрадь. Как я могу объяснить какой Петир. Поднявшись с места, Андрес прошел ко мне и сел напротив. Посмотрел на иллюзор. Я обернулась от неожиданности, когда услышала голос Ксю Киз.

— Да.

— Убери оттуда своего сына…

— Откуда… — Удивленно начала Глава Турхемской резиденции.

— Ксю… — Оборвал ее Император.

— Хорошо. — Сдалась та разочарованно и исчезла.

Я не поняла о чем они… абсолютно. Хотя узнала, что у Главы есть сын и его откуда-то нужно убрать. Посмотрев на Императора, я сжалась еще больше. Почему ты не можешь так же приказать отозвать с юга группу Петира? Хоть бы ничего не случилось…

— Ты подготовила вопросы? — Тем временем спросил Император. Я быстро кивнула.

Андрес улыбнулся, ободряюще кивая. Я вздохнула и открыла первую страницу.

— Как ушли ланиты, что послужило причиной?

Выдохнув, Андрес откинулся на спинку и чуть задумался. Потом легонько улыбнулся и заговорил…

Я впитывала его голос, записывая основные моменты в тетрадь. Андрес говорил спокойно, вдумчиво, вспоминая детали. Через полчаса я уже знала краткий курс истории в интерпретации Императора. Стоило пропустить школьный курс, чтобы услышать это все от него.

Он начал издалека: за несколько тысяч лет до нашего рождения — когда на Земле шли беспрерывные, глобальные войны. Рассказал о противостояниях двух лагерей ланитов: мнивших людей рабами и тех, кто считал себя не вправе разделять так явно две расы. О заключенном на руинах и трупах мире. О решении ланитов жить рядом, служить людям. Плавно перешел к двум Императорам до него — Сартену — человеку-магу, и Ранцессу — ланиту-псионику. Когда они оба оказались в Баэндаре и возник еще один Андрес, я запуталась. Засмеявшись, Император предложил пройтись по саду. Через пару минут мы уже оказались на улице. Я была искренне благодарна за практически неощутимый щит от палящего и поджаривающего мгновенно солнца. Внимательно слушая, я не перебивала.

Андрес терпеливо повторял о Мече из Тумана и мечте Ранцесса увидеть другие миры. О нанятом для этого маге и ненормальном мальчике, по стечению обстоятельств оказавшегося тезкой Андреса. Там же сыграла роль книга Кам Ин Зара, вторую страницу которой расшифровал Сартен. Именно желание поделиться открытием с братом привела его в маленький городок на окраине Объединенных земель. Слушая подробности смерти Сартена, я сглатывала волнение. В каком состоянии должен был оказаться тот чудо-мальчик Андрес, что стал способен убить Императора, пытавшегося помешать ему уйти в другой мир?

— Как же так? Неужели Императора никто не охранял, что какой-то мальчишка смог так просто убить его?

Андрес вздохнул. Я узнала о двух ангелах Императора. Двух белокурых женщинах-псиониках, сопровождавших его повсюду. Но в тот день оба Императора (настоящий и будущий), нанятый маг и сумасшедший мальчик устроили в маленьком городке такой массивный обмен энергий обоих миров, что ангелы были заняты удержанием этих сил внутри маленького домика, чтобы не пострадали жители города. Никто не мог даже подумать о том, что Сартену может угрожать опасность. Рядом был сильнейший псионик и родной брат Императора. Ангелы же приняли на себя такую нагрузку, что иссякли как псионики. Андрес предположил, что их организм включил защитные функции, когда нагрузка превысила их возможности. С тех пор ангелы так и не восстановились полностью, вернув лишь два или три уровня.

— А что было с ними потом?

— Они продолжали работать так же, как и раньше. Просто объектом их охраны после того дня был уже не Император… — Андрес вздохнул. Я подняла лицо, посмотрев на него. Могло ли быть так, что он знал их? Но спросить я не осмелилась, такая странная грусть появилась в его взгляде. Мне тоже было их жаль…

Именно в тот день Ранцесс увидел мир без ланитов. Он давно чувствовал, что синергия двух рас ведет его народ вниз по пути медленной, но неумолимой деградации. И Андрес был склонен согласиться с ушедшим Императором. Расшифровывая книгу Кам Ин Зара, жившего всего тремя тысячами лет раньше, он убеждался как измельчали наши силы. В тот день Ранцесс принял решение увести свою расу в другой мир. А средство осуществления его мечты преподнес перед смертью Сартен. На расшифрованной им перед смертью второй странице рассказывалось о пещере, в которой хранился, пожалуй, сильнейший артефакт на Земле. С помощью него (Сартен был уверен в этом) можно было исполнить и более сумасшедшую мечту… Как ни удивительно, на поиск этого артефакта Ранцессу понадобилось всего несколько месяцев. Дальнейшая работа была лишь делом времени.

— А с Воронкой это связано? — Я ухватилась за его руку, не успевая за шагом.

— Напрямую. — Кивнул Андрес, накрывая ладонью мою руку. Мы вышли к поляне, на краю которой под огромной яблоней стоял маленький столик и три стульчика. Не задумываясь, направились туда.

Андрес засмеялся, сетуя на то, что не имеет понятия, как создаются миры. Но артефакт дал Ранцессу лишь силу для этого. Материал, информационную составляющую — он должен был воспроизвести сам. У Императора был лишь один пример — родная Земля. Воронка — это то, что забрал из нашего мира Ранцесс как прототип, пример, образец…

— Понимаешь?

Я сглотнула, раскрывая тетрадь.

— Вот и я, пожалуй, не совсем. Но Воронка — это показатель того, что Ранцесс создавал новый мир по образу и подобию Земли. С ее энергиями, душой, магией, полями, химическим составом.

Я кивнула, быстро записывая.

— Ты не думала, что воспользоваться иллюзором было бы проще? — Улыбнулся Император, чуть склонив голову. Я тяжело вздохнула, закусывая губу.

— Понятно. — Улыбнулся он и закончил: — Воронка перестала расширяться перед самым их уходом.

— А как это было? Как они уходили?

— Внезапно, тайно, все вместе.

— Но, ты ведь был там? Саша сказал, что ты был там…

Император вздохнул. Осмотрелся. Поднял откуда-то из-под своего стула яблоко. Обтер об грудь. Откусил. Я широко улыбнулась, не сдерживаясь. Какое это удовольствие было видеть в этом человечище — человека!

— Хочешь яблоко?

Я отрицательно покачала головой.

— Я видел, как ушел Ранцесс и последние ланиты. Видел, как они прощались с Кларисс…

Андрес облокотился на руку, прикрыв рот. Молчал долго. Несколько минут. Я поняла… Та девушка, его Целесс… Они не успели попрощаться. Да и не собирался он с ней прощаться. Ее увели силой. «Прощальный привет от Целесс»…

Неожиданно я вспомнила его у Воронки. Застывшую в глазах неподъемную тоску, сгорбленную спину, сыплющуюся сквозь пальцы землю — будто само время, проходящее без нее. Стало больно и стыдно. Горло сжало.

— Прости, Андрес, я не хотела…

Император поднял взгляд и отнял руку от лица. Выкинул огрызок, который до сих пор держал — за спину.

— Что ты нашла в архивах Историков?

— О времени действия Воронки — список уничтоженных городов, этапы ее расширения. По поводу твоей личности или ухода ланитов — ничего.

— У тебя еще есть вопросы?

— Что привело тебя в ту башню, где была расшифрована книга Кам Ин Зара?

— Это останется тайной для школьников. — Улыбнулся Император, поднимаясь. Подал мне руку. — Перед сдачей работы дай ее Эзнеру. Он добавит необходимых фактов и проверит, не был ли я излишне откровенен.

Я кивнула, легонько улыбнувшись. Еще бы… Как без этого. Стоило ожидать. Но, почему именно Эзнеру?

— Александр обещал познакомить с Кларисс. Мне кажется, что я поняла общую картину произошедшего… Но я так хочу с ней познакомиться! — Призналась я. Мы вышли на главную аллею. Император молчал, ступая босыми ногами по мелкому гравию. Я подняла к нему взгляд. Он смотрел вокруг, обегая взглядом деревья по обе стороны от дороги. Потом его взгляд остановился на ничем ни примечательной яблоне, и по лицу пробежала волна эмоции. Я испугалась. Замерла на мгновение, пропуская его вперед. Его уже не было со мной…

Император ушел в воспоминания, и мне в них не было места. Стало душно. Безумно душно в этом саду…

Он так и не оглянулся и не попрощался. В какой-то момент я потеряла огромную фигуру из виду, будто Андрес растворился в воздухе. Найдя вход во дворец, пошла к комнате с порталом.

— Ну, как поговорили? — Спросила мама, выходя в прихожую.

Я подняла взгляд и не нашла что ответить. В горле все еще стоял ком, грудь душило что-то совершенно незнакомое. Возможно, это была чужая боль. Мама нахмурилась.

— Что случилось, Дайан?

Я остановилась, скинув сандалии. Посмотрела на ее белокурые локоны, вспоминая рассказ заново. И, ревя, кинулась к ней.

— Девочка моя, что случилось? — Обнимала она меня, гладя по голове.

Я не могла произнести и слова, взрываясь рыданиями. Как сильно… Как больно…

Усадив меня на ступеньки, мама гладила по голове, обнимая. Что-то говорила, пытаясь успокоить. Но через какое-то время начало отпускать. Подняв зареванное лицо, вытирая сопли и слезы, я попыталась улыбнуться.

— Он самый прекрасный и самый несчастный человек на Земле…

Неожиданно, с той же силой, заревела сама мама. Удивленно всхлипнув пару раз, я снова заплакала…

Я не ожидала, что иллюзия Петира появиться из подставки раньше, чем через неделю. Скорее, я рассчитывала увидеть Мию, отвечая на сигнал вызова. Когда Петир увидел меня зареванной, лицо его изменилось.

— Что случилось? — Спросил он тихо, подавшись вперед.

Я помотала головой, пытаясь улыбнуться.

— Я сейчас приду.

И исчез.

Как придешь? Ты же на Сиане?!

Но он был не на Сиане. Через двадцать минут, когда я даже не успела приобрести нормальный цвет лица, Петир отрыл дверь в комнату.

Замер, разглядывая меня. В два шага пересек комнату, обнимая.

— Рассказывай, из-за чего ревели женщины этого дома. — Приказал тихо.

— Я, просто, под впечатлением от встречи с Андресом. — Попыталась улыбнуться я. Произнеся это, отошла на шаг, закусив губу. Петир в красноречивом молчании ожидал продолжения. Что ж у меня язык-то такой бестолковый…

— В смысле… — Я сглотнула. — Он рассказывал о Воронке и Целесс. Мне стало так жалко его.

— И маме стало жалко?

Я кивнула.

Беззвучно выругавшись, Петир махнул рукой. Дотронулся пальцами до подбородка, разглядывая меня. Улыбнулся. Я пожала плечами. Ну, вот, так! Расчувствовались…

— Что ты тут делаешь? Ты же собирался на несколько дней.

— Собирался.

Я повисла у него на шее, обнимая. Спасибо, что ты вернулся.

— Тут кормят?

Я кивнула, улыбаясь. Вышла из комнаты, окликая маму. Попросила что-нибудь сотворить голодным детям.

После обеда поднялись обратно в комнату. Я хотела переодеться. Кто-то опять хотел меня видеть. Это уж точно должна быть Мия. Слишком давно я ее не видела.

— Дайан, здравствуй! — Начала помощница Ксю Киз. — О-о… Петир?

— Привет, Анри. — Кивнул он, отходя от меня к двери, чтобы исчезнуть из ее поля зрения. Девушка, кажется, забыла цель своего вызова. Медленно сфокусировала на мне взгляд.

— Завтра Император собирается на север. Приглашает присоединиться к нему. Если ты имеешь время и желание. — Последнюю фразу она добавила со странной, нераспознаваемой интонацией.

— Где и во сколько? — Просипела я, мгновенно теряя голос.

Анри смотрела на меня странно. Забыли сказать, где и во сколько, что ли? Или ты Петира увидела и забыла все на свете? Я обернулась к нему, раздражаясь. Лучше бы я не поворачивалась…

— Анри, уточни, пожалуйста. — Попросила я, уже не оборачиваясь к ней и отключая иллюзор. — Что?

Петир отрицательно покачал головой. Снова он казался каким-то взлохмаченным, трогательным.

— Давай подождем, пока она уточнит. Потом пойдем. Хорошо? — Спросила я.

Он снова отрицательно покачал головой. Я почувствовала, как непроизвольно дернулись брови. Сделала к нему пару шагов.

— Я очень хочу познакомиться с Кларисс. Кроме того, что для меня было бы честью задать ей несколько вопросов, я сама очень хочу ее увидеть.

— Зачем ты оправдываешься?

— Ты ревнуешь… Причем абсолютно необоснованно. Ты же прекрасно знаешь, и сам сказал мне об этом: у Андреса не может быть женщины…

— Это не мешает тебе и твоим чувствам…

Он не договорил, а я задохнулась воздухом. Как ты можешь? Я же никого и никогда не любила так, как тебя. Неужели ты не видишь этого? Как ты можешь говорить, думать так?! Я сжала челюсти от обиды и отвернулась. К глазам снова подкатывали слезы. Когда, буквально через несколько секунд, я обернулась — Петира уже не было.

— Петир! — Я выбежала из комнаты. Внизу закрылась дверь. Вернувшись в комнату, я села на кровать и опять заревела.

Анри появилась через пару часов. Она явно не торопилась… За время ожидания я привела во вменяемый вид историю об Императоре и ланитах. На Север Андрес собирался в девять утра. Ждать будет в своем кабинете. Помощница Ксю Киз хотела что-то спросить, но так и не решилась, распрощавшись. Пожав плечами, я вышла из комнаты.

— Мам, я завтра поеду с Андресом на север.

— Поедешь?

— Ну, или полечу.

Мама посмотрела на меня исподлобья.

— Не много ли он уделяет тебе внимания?

— Я очень хочу познакомиться с Кларисс. А он как раз завтра собирается к ней. Думаю, Саша попросил его взять меня с собой.

Мама облизала губы и пробежалась взглядом по всему холлу.

— Дайан, ты знаешь, что такое некреациновые порталы?

Я сглотнула, осторожно кивая.

— Судя по тому, что переместиться на север так же быстро, как Император — ты не можешь…

— Мам, но это же нереально! — Воскликнула я шепотом. — Если он и умеет делать… это… то не на такие расстояния. И уж никак не с кем-то подмышкой.

— Вообще-то умеет. — Поморщилась мама. — И на любые расстояния и «с кем-то подмышкой»…

Я села на ступеньки, оторопев.

— Откуда ты знаешь?

Мама подошла, присаживаясь рядом.

— Много лет назад он сделал один прыжок с твоей теткой. Она была без сознания, но факт остается фактом.

— Они знакомы? Тетя Карел и Андрес знакомы?

— Немножко.

— Почему ты мне не сказала? И что значит много лет назад? Мне иногда кажется, что Императору уже века! Ему тридцать пять лет, мама! Когда это было: «Много лет назад»?

— Андресу тридцать шесть. А было это девятнадцать лет назад. — Мама поднялась.

— Мам…

Она обернулась.

— А ты тоже с ним знакома?

— Немножко. Возьми теплую одежду. Там жутко холодно.

Я шла от портала на центральной площади Зальцестера к дому Петира. Этот путь теперь я могла пройти и с закрытыми глазами. Даже, если он заходил в Гильдию днем, сейчас уже должен был вернуться. Я объясню. Признаюсь. Вообще не понимаю, как получилось, что за время наших отношений я так и не призналась ему в своих чувствах? Боялась напугать, зная его ветреность? Или боялась произнести это вслух и не оставить себе шанса для отступления? Важно ли для него это, вообще? Возможно, что эта ревность — лишь повод расстаться со мной. Если так, то скажи мне это прямо. По крайней мере, я буду знать, что со мной все произошло по той же давно известной схеме твоих отношений. Мы вместе чуть больше месяца. Как раз…

Я постучала, поднявшись на пару ступенек к его двери. Посмотрела в окно. Что-то вспыхнуло розоватым светом в этот момент. Петир выругался и выглянул в окно.

— Впустишь?

— Нет.

Я онемела, чувствуя слабость в ногах. В памяти тут же всплыл идентичный диалог. Я задыхалась, набирая в себя воздух. Выдохнуть не получалось. Из окна напротив высунулось какое-то престарелое лицо неопределенного пола и покачало головой:

— Когда же это кончиться! Когда же…

Закрыв уши ладонями, я побежала обратно к порталу. Нет… Нет. Нет!

Замерла на площади. Куда? Не могу домой… Не хочу никуда. Хочу только к нему. Никуда больше! Облокотившись о стену, тихо заплакала, пряча лицо в ладонях. Как хорошо, что сейчас темно. Я опустила ладони. Фонарь горел прямо надо мной, освещая даже узор на сандалиях. Всегда со мной так! Ну, почему?! Я заревела еще сильнее…

Пробродив по Зальцестеру ровно столько, чтобы успокоиться, я вернулась на центральную площадь. Не испытывая судьбу (второй раз я могла не найти центральный портал), я отправилась в родной город. Тихо поднявшись к себе, легла спать. В голове проносились сотни диалогов с Петиром. Мы говорили обо всем на свете. В моем воображении он не был таким непримиримым…

Вскоре получилось уснуть.