На следующий день я направилась в Турхем. Зная, что Декан с утра может быть занят, я позволила себе поспать подольше. Удивительным чувством отозвалось во мне посещение Школы. Я закончила учебу лишь три месяца назад, а казалось, что прошли годы со времени моих занятий. Нахлынула ностальгия при виде кучек школяров, оккупировавших газоны для практических занятий. По пути к замку резиденции пару раз заметила знакомые лица. Для них этот год должен стать последним.

Я постучала в дверь, приоткрывая.

— Дайан! — Улыбнулся Декан. — Заходи.

— Декан, я так рада вас видеть! Вы не представляете! — Начала я, проходя к стулу у его стола. — Меня определили в не боевое направление. Почему, вы знаете?

— Возможно, у Ксю Киз есть какое-то задание для тебя? А в боевом направлении маги постоянно заняты оперативной работой.

Я выдохнула. Какое еще задание?

— Но, ведь, меня переведут потом?

Декан засмеялся своим сухим смехом.

— Я пропустила все новости, пока плыла к Баэндару. Кого выбрали главой Гильдии? — Опомнилась я, смущенно. Как это я не узнала это еще вчера?

— Ксю Киз, и с большим перевесом голосов.

— Я так и думала. — Кивнула я. — Она отправила узнать, можно ли считать мою работу по сбору исторических данных завершенной.

— Вполне. То, чем поделились с тобой архивы, Император, Кларисс и отредактировал Эзнер — полноценно и достойно. — Улыбнулся Декан, заставляя меня краснеть.

— Как вы узнали, что редактировал Эзнер?

Декан снова засмеялся и в этот раз его смех перешел в кашель. Ответа я не дождалась. Через несколько минут мы тепло попрощались. Остаток дня я была свободна как птица. Никакие задания не висели над головой, ожидая выполнения. Никто не ждал меня.

Подходя к порталу в Турхеме, я задумалась. Где бы я хотела оказаться больше всего на свете? Конечно же в оазисе Т, рядом с Петиром… Мысль о том, что мое желание быть рядом с ним может оказаться не взаимным, больно кольнула. Еще мне очень хотелось побыть рядом с Андресом. Просто, незаметно постоять рядом. Послушать его голос, ощутить исходящие от него тепло и силу. Но это, конечно же, было невозможно. Где найти такой повод, чтобы наведаться к Императору? Я усмехнулась, вспомнив Анри, помощницу Ксю Киз. Она использовала каждый шанс побыть рядом с ним. Как же хорошо я ее поняла теперь. Выбрав точку назначения — Зальцестер, я поднялась на черную платформу портала, сквозь прорези которой сочился мягкий голубой свет.

— Я к Эзнеру. — Кивнула я с улыбкой парню у стойки, открывшему было рот для стандартного приветствия.

Поднялась на второй этаж, прошла знакомым коридором до конца. Постучала в дверь, приоткрывая. Эзнер был на своем месте, как гарант доверия и надежды любого входящего в эту дверь.

— Дайан. — Сказал он без малейшей эмоции в голосе.

— Привет. — Улыбнулась я, смущенно. — Я пришла поблагодарить за помощь.

— Не стоит благодарности. Мне было приятно вспомнить те дни. И саму работу читать интересно. Мне кажется, у тебя есть талант.

— Спасибо. — Засмеялась я. — Надеюсь, это не станет поводом для консервации меня в не боевом направлении Гильдии.

— Возможно, я ошибся с резиденцией? А твоего адреса, к сожалению, я не знаю.

— Ничего. Пакет нашел меня — это главное. — Я подошла к креслу, не решаясь сесть без приглашения. — А Александра нет?

— Боюсь, сегодня мы его не дождемся.

Я огорченно вздохнула. Еще раз сказала «спасибо» Эзнеру. Попросила передать Саше о моем визите с целью поблагодарить за помощь. Эзнер предложил воспользоваться иллюзором перед следующим визитом. Похоже, он не сомневался в том, что я еще появлюсь. Я улыбнулась, уходя.

На улице собирался дождь. Когда я вышла на улочку, ведущую к центральному порталу, с неба посыпались тяжелые капли. Я прибавила ходу. Сердце начинало колотиться быстрее каждый раз, когда я проходила мимо дома Петира. Когда я подняла взгляд к его окнам, подходя к зданию, на меня хлынул сплошной поток воды. Преодолев последние метры, я запрыгнула по ступенькам и вжалась в дверь. Сглотнула, смотря на пузырящиеся лужицы. Можешь ли ты быть дома? Сколько длится одна смена в пустыне? Глубоко вздохнув, я постучала в дверь за спиной. Прошла минута. Ничего. Нащупала замок у двери. Закрыла глаза, бледнея и краснея. Начала подбирать программки. Несколько секунд и дверь распахнулась. Быстро зайдя внутрь, я кинула взгляд на окна дома напротив. Лишь бы кто не заметил и не сообщил о взломе…

В доме было тихо и темно. Зачем я это сделала? Сердце бешено колотилось. Спасаясь от дождя, я взломала замок и вошла в чужой дом. Насколько это серьезно? Если в Гильдии узнают об этом? Возможно, это сойдет мне с рук так же, как и контрабандисты. Петир поймет. Такой ливень… Обязательно поймет.

Скинув сандалии, я прошла в маленькую кухоньку. Хотелось горячего чая. Это единственное из съестного, что появилось в его доме при мне. Сам Петир пил новую черную гадость, распространяемую Александром. Кстати! Надо будет сказать ему, откуда это взялось.

Нет, я не буду ничего трогать здесь. Просто, пережду дождь и уйду. Он не заметит, что кто-то был в доме. Все останется на своих местах, никаких следов.

Поднявшись наверх, я осмотрелась. Ничего не изменилось за тот месяц с лишним, когда я была здесь последний раз. Аскетичная простота и легкая неряшливость. Эта комната была как сам Петир. И все в ней напоминало о нем. Особенно прикрытая лишь для успокоения совести постель. Облокотившись на стену, я откинула голову и закрыла глаза. Не надо было этого делать. Ну, вымокла бы. Дома бы согрелась… Не надо было…

Как же тяжело без тебя. Я обещала себе не привыкать к тебе. Каждый день уходила как навсегда. Каждый вечер ждала твоих слов о разрыве отношений. Не лезла тебе в душу, не донимала вопросами о работе. Старалась быть незаметной в тебе, раствориться в твоей жизни. Пыталась стать саморазумеющейся и неотъемлемой, как эта черная гадость по утрам. И оказалась не готовой к расставанию.

Я вспомнила день в зальцестерской резиденции, когда мы говорили у комнаты с порталом. Мия была права. Все наши разговоры сводились к Андресу. Но тогда я не замечала этого. Как же глупо!

Сколько же длится смена на юге: два дня, три? Я заломила ладони. Как мне нужно тебя увидеть. Я провела месяц в вакууме, вспоминая твою улыбку и голос. Врала, что пытаюсь забыть. И думала каждое мгновение. Есть ли хотя бы маленькая надежда вернуть наши отношения? Я открыла глаза и посмотрела в окно. Дождь почти закончился. Спустилась вниз, надела сандалии и вышла. Вспомнила комбинацию, которой была закрыта дверь. Вернула ее обратно и пошла к центральной площади. Домой. К маме.

Утром следующего дня я вышла из портала в зальцестерской резиденции. Спросила у сонного парня у входа, где могу найти руководителя не боевого направления. Пошла к кабинету справа от того, где говорила с Ксю Киз. Кларенс уже был на месте и закивал, увидев меня.

— Доброе утро.

— Дайан?

Я кивнула.

— Первое, что я должен сказать о твоем распределении — это временно. То, что ты записывала себя в списки боевого направления, никто не собирается списывать со счетов. По окончании задания ты будешь переведена к оперативникам так скоро, как пожелаешь.

— Какого задания?

— Это второе. — Кларенс обернулся к иллюзору, вызвал карту Объединенных земель. Увеличил одну область, кивая мне подойти ближе. — По последним данным, в этом районе живут три человека, в которых заинтересованы Гильдии. К сожалению, с ними нет никакой связи, и они давно не подавали о себе вестей. Твоим заданием будет найти их, и убедить в необходимости вернуться в Гильдию. Как вариант, появиться в Гильдии для разговора с главой.

Я подняла взгляд к Кларенсу, начиная догадываться.

— Они полукровки?

— Именно. На данный момент сформированы группы для трети областей Объединенных земель. Людей не хватает, поэтому по их возвращении мы отправляем в новые точки. Именно поэтому все, кого можно было занять в данном задании, на время перешли в не боевое направление. Некоторые резиденции целиком перешли на оперативный поиск.

Я кивнула, понимая. Было бы удивительным, если бы меня не задействовали в воплощении моей же идеи.

— Кого и как искать?

Кларенс протянул мне кристалл.

— Здесь необходимая информация обо всех троих, инструкции и советы. Ознакомься сегодня, вернешь по возвращении. Средства на расходы получи у Марисы. Когда выйдешь от меня, поверни налево. Ее дверь — последняя по левой стороне.

— Это все?

— Нет. Третье.

— Доброе утро. Кларенс?

Я вздрогнула, оборачиваясь. Нет. Нет!!!

— Ройс?

Парень кивнул нам обоим, чуть улыбаясь. Не может быть!

— Так вот, это третье. Твоим напарником будет Ройс. Он рейнджер четвертой и не боевой псионик третей ступени. Обе ступени не подтверждены экзаменами Гильдий. Твои отзывы будут иметь решающее значение в принятии решения о возможности дать Ройсу шанс на сдачу экзаменов в Гильдию.

— Нет. — Сказала я. Кажется, из моего горла вылетел лишь стон.

— Что? — Не понял Кларенс.

— Нет! Я никуда с ним не поеду! — Повысила я голос.

Глава не боевого направления зальцестерской резиденции Гильдии магов задержал на мне прямой, ничего не выражающий взгляд. Ройс облокотился на стену за моей спиной. Он не лез ко мне ни мыслью, ни эмоцией. Но я слишком хорошо помнила нашу единственную встречу.

— Это четвертое. — Кивнул Кларенс, протягивая мне свернутый вдвое листок бумаги.

«Дайан, — начала я читать написанное незнакомой рукой послание. Буквы заплясали перед глазами. Кажется, я предвидела то, что прочту. — Я понимаю, что эта просьба может оказаться чересчур смелой. Если выполнение ее покажется тебе слишком неприятным и требующим избытка моральных сил — откажись. Я пойму. Ты видела то, что мы с Кларисс были вынуждены скрывать, в надежде на время. Но время и возраст не помогли. Ройс остался диким и своевольным настолько, что мне, как главе Объединенных земель неприятно впускать его к нам. Вдвойне неприятно потому, что первые годы своей жизни мальчик считал меня своим отцом. Я ответственен за него и люблю, несмотря ни на что. — Я сглотнула, оборачиваясь к парню. Он смотрел в меня, прямо сквозь заполняющиеся слезами глаза. — Он полукровка, жизнь которого продлится дольше, чем твоя или моя. И я прошу тебя, как неожиданно появившегося в моей жизни друга, помочь мне поставить парня на верный путь. Научить жить среди людей. Научить уважать живущих рядом… Пока еще остается хоть какая-то надежда на успех.

Мне некому его больше доверить. Это признание может показаться удивительным для тебя. Но это правда. Близкие мне люди избегают его. Я не имею права заставить кого-то терпеть его. И я прекрасно представляю, на какие выходки он способен. Потому, если ты опасаешься его, или по любой другой причине не желаешь иметь с ним ничего общего, просто скажи об этом Ксю. Я пойму и ни в коем случае более не вспомню об этой просьбе. Если же ты готова взять на себя ответственность, связанную с моим маленьким чудовищем, Ксю уже объяснила ему об обязанностях и предостерегла от возможных выходок. Для Кларисс важно, чтобы Ройс смог вступить в одну из Гильдий. Для парня же важно все, что важно для его матери. Он ценит ее и постарается не подвести. По твоим отзывам о нем, как о личности, мы будем делать выводы. Заранее спасибо. А.»

Я сглотнула. Взгляд остановился на этой «А.», как на последней надежде. Кто-нибудь в этом кабинете и за его пределами сомневается, что я не смогу отказать? Подняв взгляд на Кларенса, я кивнула. Кивнув мне в ответ, он обернулся к иллюзору, чтобы выключить. Мой взгляд снова упал на «А.». В этот момент эта буква оказалась последней, оставшейся на бумаге. Через мгновение исчезла и она. С легким вздохом я выпустила чистый лист из пальцев, наблюдая, как он мягко ложиться на стол руководителя. Обернулась к Ройсу. «Мое маленькое чудовище»… Усмехнулась. За все нужно платить. Ройс оттолкнулся от стены, выпрямляясь.

— Ты с Ксю говорил?

— Да, вчера.

— Завтра в это же время буду ждать тебя здесь. Собери вещи по погоде… И, не опаздывай. Это все? — Обернулась я к Кларенсу.

Мужчина кивнул, возвращаясь к своим делам. Сжав в руке кристалл с инструкциями, я пошла за деньгами. Налево, налево…

— Привет. Меня зовут Дайан. Кларенс направил…

— Да да… Давай кристаллик. — Женщина протянула руку.

— У меня нет. — Замотала я головой. Зачем заводить кристалл, если он занимает больше места, чем возможные в твоем кошельке деньги? Женщина поморщилась с улыбкой и наклонилась куда-то вниз. На стол лег маленький кошелечек синего цвета с эмблемой зальцестерской резиденции Гильдии магов: аккуратным тайфуном в сфере. Я улыбнулась, впервые чувствуя свою причастность к этому знаку. Раскрыла кошелек, высыпая монеты на ладонь.

— Зачем так много?

— Разве, это много? Дорога туда и обратно на двоих, питание, проживание в гостиницах, транспорт по области. Еле-еле хватит на месяц.

На месяц? Я надеялась управиться раньше. Посмотрев еще раз на монетки, ссыпала их обратно в кошелек. Все равно много…

Поблагодарив, вышла. Ройс стоял в арке, опершись спиной на тонкий косяк.

Я пошла к выходу, планируя пройти мимо. Мало ли какие дела могут быть тут у полукровки.

— Если ты думаешь, что мои планы вступить в одну из Гильдий заставят меня полюбить тебя, ты глубоко ошибаешься. — Проговорил он тихо, когда я проходила мимо. Замерев, я обернулась. Зал порядочно наполнился по сравнению с получасом ранее. Было шумно. — Я не собираюсь лебезить перед вами. Можешь сказать Кларенсу о моей неспособности вписаться в «ваше общество» уже сейчас.

— Ты хочешь так быстро сдаться? Без единой попытки бросить все и разочаровать Кларисс?

Парень усмехнулся, отталкиваясь от косяка. Я отвернула лицо, вжимаясь в деревянную балку за спиной. За что можно так невзлюбить человека с первого взгляда? Я никогда не поверю, что он относится так ко всем людям… Обернувшись, я уже не увидела его спины. Возможно, он был уже дома. Предположить доступные парню скорости было сложно. У меня не было знакомых рейнджеров прежде.

Протиснувшись боком между мной и косяком, мимо прошел знакомый мужчина. Опомнившись, я вышла из проема, чтобы не мешаться в проходе. Вспомнила, где видела его лицо раньше и обернулась в зал. Он был с Петиром в оазисе два дня назад. Несколько секунд взгляд бегал по лицам в проходе и, наконец, остановился на искомом. Петир смотрел на меня. Кивнув парню за ближайшим столом, с которым говорил до этого, пошел навстречу. Я сглотнула.

— Дайан. — Улыбнулся чуть беспокойно. Сзади кто-то пробежал, чуть задев Петира. Он обернулся, отступая к стене. — Все решилось?

— Да. Они… замяли это дело.

— Я не сомневался. Как же тебя угораздило… — Он улыбнулся еще шире. Я же чувствовала, как в животе поднимается волнение. — Кто это был?

— Где? — Не поняла я.

— Парень, с которым ты говорила. Рейнджер, судя по тому, как он исчез.

— Ройс. Сын Кларисс.

— Кларисс? — Петир удивленно вскинул брови. — Что же он тут делает?

— Он поедет со мной разыскивать полукровок. Небольшой район на востоке, Озерный край, вроде.

— Ясно. — Кивнул Петир. — Он маг?

Я отрицательно качнула головой. Облизнула губы, ловя его взгляд. Скажи хоть что-нибудь, что даст мне надежду.

— Кончайте орать уже! — Обернулся он в зал. Я вздрогнула.

— Да, мамочка! — Крикнул кто-то с дальнего края, от высоченных окон.

— Простите, что помешали. — Усмехнулся парень рядом. Его компания из нескольких человек издавала больше всего шума. Похоже, по утрам тут творилось что-то несусветное. И все же, несмотря на насмешливые реплики, стало тише.

— Пойдем. — Петир взял меня за руку. Мы прошли мимо раскрытой двери Кларенса. Напротив прикрытой двери Марисы располагалась комната с двумя арками. — Дайан, ты можешь подождать? Мне нужно отчитаться и я буду свободен. Это не займет много времени.

Я кивнула. Конечно, могу. Сколько угодно…

Притронувшись к моим плечам, он легонько сжал ладони. Когда он вышел, я села на один из диванов в комнате. В ладони до сих пор были зажаты кристалл и кошелек. Я разгладила эмблему пальцами, вглядываясь внутрь сферы. Укрощенная стихия, стала ли ты покорной там, внутри? В арку кто-то зашел. Я подняла взгляд.

— Привет, Дайан. — Улыбнулся невысокий и полноватый молодой человек.

Я удивленно кивнула, убирая кристалл и кошелек в карман штанов. Парень сел напротив, улыбаясь и рассматривая меня.

— Я Филя.

Я снова кивнула. Как-то не получалось выудить из себя какой-то вменяемый звук.

— Мы не знакомы, не смущайся. Точнее, ты меня не знаешь.

Парень привстал, пересаживаясь на соседний с моим диван… Я отвернулась. Конечно, стоило поинтересоваться, откуда он меня знает. Но я не горела желанием разговаривать с ним. Что-то отталкивающее было в его поведении и улыбке. Может, наглость или излишняя самоуверенность. Вернув к нему взгляд, я поняла, что Филя смотрит так же пристально и неотрывно.

— Я чем-то могу помочь? — Сдалась я.

— Возможно. Не сейчас. — Усмехнулся он.

— Тогда хватит меня разглядывать…

Я отвернулась, раздумывая, стоит или не стоит встать и уйти.

— Просто пытаюсь понять, что в тебе привлекло Императора? За столько лет правления…

Я резко обернулась, подавившись воздухом от возмущения.

— Что ты себе позволяешь? — Я поднялась, чувствуя, как от лица отлила кровь.

— Что тебя возмутило? — Сделал непонимающий вид Филя.

— Исчезни.

Я обернулась. В арке стоял Петир. Челюсти сжаты, в глазах лед. Филя поднялся. На его губах играла некрасивая полуулыбка.

— Маме не жалуйся, пожалуйста. — Проговорил он, проходя в соседнюю арку. Я сглотнула, заметив, что Петир пошатнулся. На сжавшихся кулаках побелели костяшки пальцев. В резиденциях была запрещена магия. Даже я это знала. Кинув на меня короткий взгляд, он склонил голову на бок, и развернулся за Филей, окликая. Я выдохнула, понимая, что сейчас начнется.

В проем двери, как по команде, вбежало несколько человек. Ну, конечно, тут есть псионики, почувствовавшие накал эмоций. Я вздрогнула от звука удара, не смотря на них. Кларенс выбежал из кабинета, возмущенно крича.

— Петир, Филя, вы забыли, где находитесь?

Их уже разняли. Мгновенно. Филя стоял красный и усмехающийся. Петир бледный, с тонкой полоской румянца на скулах. Таким злым я его еще не видела.

— Лучше не выходи сегодня из резиденции. — Процедил Петир тихо.

— О, мне это нравится! — Воскликнул Филя. — Давай вечером, после того как ты подберешь крошки с императорского стола…

Я мотнула головой. Что же это такое? Во все глаза я смотрела на этих двух. Издевающегося Филю и злого, вырывающегося из крепко держащих рук Петира.

— Филя, ко мне в кабинет. — Проговорил мужчина, вышедший из двери рядом с комнатой отдыха. — Петир, вон из резиденции, отдыхать. Увижу хоть ссадину на любом из вас завтра, выгоню обоих.

Я сглотнула, разглядывая черную гриву волос, покрывавшую широкую спину. Когда мужчина обернулся, лицо его было спокойным. Черные усы и борода закрывали большую часть лица. На меня, стоявшую у арки, он не кинул и взгляда.

Когда он вернулся в кабинет, маги стали расходиться. Филя пошел за ним. Петира отпустили.

Мне захотелось исчезнуть. Раствориться прямо на месте.

Петир так и стоял у арки в общий зал. Дышал спокойно, но желваки ходили ходуном. Я пошла к нему.

— Прости. — Поднял на меня взгляд. — Я не ожидал, что… Нет, я ожидал подобной выходки от Фили, но ничего не мог поделать.

— Я не понимаю… — Призналась я, растерянно.

— Пойдем отсюда.

Я молча пошла за ним. Взгляды целого зала давили как каменная плита. Было невероятно тихо. Что же здесь происходит?

Мы вышли из резиденции, будто из тюрьмы. Я глубоко вздохнула. Было пасмурно и тихо. Тяжелые тучи грозили скорым дождем. Петир молча взял меня за руку. В переулке рядом со зданием Гильдии вошел в дверь. Это была какая-то забегаловка. Сейчас в ней было абсолютно пусто. По улыбке женщины, окликнувшей нас приветствием, я поняла, что Петир тут бывает. Возможно, сюда наведываются все маги резиденции. Кто знает?

— Что это было? — Спросила я, только присев. Петир вскинул взгляд, будто не ожидал этого вопроса. — Что за бред он нес?

— Филя не любит меня. И это взаимно… Но то что он сказал — не бред. Это мнение доброй половины моих знакомых. Очень многих в Гильдии, в Зальцестере, в Объединенных землях. Император — слишком значимая фигура, чтобы за его жизнью пристально не наблюдали.

— Не может быть! — Подалась я вперед. — Петир, меня не было тут месяц! И по возвращении, я узнаю от гильдийца, что кто-то считает меня подругой Императора. Да, что за ерунда! Ты же сам прекрасно…

— Дайан. — Петир поднял взгляд, останавливая меня. — В этот месяц ты оградила себя от этого. С одной стороны. С другой же, твое отсутствие породило еще больше слухов. Хорошо, пусть ты узнала об этом таким образом. Это я ему еще припомню. Но будь готова, что это мнение очень многих.

— Да на чем оно основано? Я видела Андреса четыре раза в жизни! — Воскликнула я. Петир поднял ладонь, успокаивая.

— На многом. Не забывай, что среди нас много псиоников. За Императором наблюдают, снабжая слухами желающих помусолить его личную жизнь.

— Это грязно, Петир. — Я поморщилась.

— Это жизнь, Дайан. И хорошо, если у тебя получится не обращать на это внимания. У меня не получается.

Я подняла взгляд к нему. Как он сказал? После того, как ты подберешь крошки с императорского стола? Я почувствовала, что краснею. Как он живет в этом? Ежедневно…

— Они считают меня любовницей Андреса?

— Больше. — Кивнул Петир. Голос чуть дрогнул. — Даже то, что вы обедали у Воронки, ты на Дне магии сказала двум людям: мне и Маркусу. Вспомни День магии. — Петир криво усмехнулся. — Когда ты окликнула его и взяла под руку, провожая к столику…

Я прикоснулась ко лбу, вспоминая тот вечер.

— Но тогда, ты лишь зародила подозрения. Он был идеален и чист до того, как появилась ты. Упустить такую вкусную историю люди не могли. Они накинулись смаковать детали и додумывать подробности с жадностью, какой не было в Объединенных землях с того времени, как он стал Императором. Хотя, даже то, что Андрес — первый за всю историю Объединенных земель Император, не выбранный главами Гильдий, не вызывало столько пересудов. Пока ты рылась в архивах и не показывалась на глаза гильдийцев, я мог уберечь тебя от этого. Хотя, Андрес был везде, даже в нашей постели.

Я опустила взгляд. В горле стоял колючий ком.

— Потом ваши новые встречи. Некреациновый портал на Север к его полукровке. Ты думаешь, об этом не знают? Все знают. И теперь Ройс. О его существовании знают все, но очень мало кто верит…

Я вскинула голову. Петир усмехнулся.

— Псионики высших ступеней могут видеть, что Ройс — не сын Андреса, но простым обывателям намного интереснее считать парня его отпрыском.

Петир замолчал. Я отвернулась к окну, кусая губы.

— Андрес непроницаем для псиоников, ему наплевать на слухи. Но тебя они не оставят в покое. Филя — это Филя, ему приятно задеть меня через тебя. Кроме него вряд ли кто-то скажет что-либо тебе в лицо. Но за спиной всегда будут пересуды.

— Я представляю, каково тебе было. — Прошептала я. — С одной стороны они, насмехающиеся и поддевающие, с другой я — постоянно говорившая о нем в превосходных эпитетах… Я же ничего не знала!

— Если бы ты знала, ничего бы не изменилось. Тысячи людей уверены в том, что у их Императора впервые за восемнадцать лет появилась подруга, с которой он регулярно встречается.

— Регулярно? — Я нервно усмехнулась. Голос сорвался. — Петир…

— Хорошо, что ты снова уезжаешь.

Я подняла взгляд, настороженно вглядываясь в его лицо.

— Ты же знаешь, что это все чушь? Ты был со мной все это время. И… — Я сглотнула. — И я понимаю теперь, из-за чего ты тогда сорвался. Такого давления не выдержал бы никто. Прости меня. Петир, я люблю тебя. Безумно люблю. — Голос сорвался на шепот. Я протянула руку к его ладони. Она ускользнула от меня под стол. Я подняла взгляд. — Не надо. Прошу тебя, не надо…

Он смотрел тем взглядом, который я ожидала много раз. Полным жалости, грусти и вины. Я облизала губы, возвращая руку к себе. Зажмурилась на мгновение.

— Я понимаю. — Кивнула я, отворачивая лицо к окну. — Никто не выдержит подобных усмешек. Как он сказал: «После того как подберешь крошки с императорского стола»? Спасибо, что защищал меня. Это бесценно. Я никогда не забуду этого.

На что я надеялась? Он так добр, так нежен со мной, даже, несмотря на то, что встречается с другой. Я усмехнулась.

— Ты ведь уже нашел мне замену. Настоящая глава Гильдии интереснее, чем ненастоящая любовница Императора… — Прошептала тихо, скорее, для себя.

— Что? — Не понял он, подаваясь вперед. Я подняла взгляд.

Петир закрыл глаза, на мгновение. Наверное, пытаясь понять смысл не до конца расслышанной фразы. Посмотрел на меня долгим взглядом. Как обычно смотрел раньше, пытаясь понять во мне что-то. Потом его брови взмыли вверх. Мне показалось: он крикнет в лицо мне что-то. Но он, наоборот, прошептал:

— У меня не было никого. Я не понимаю.

— Ксю Киз. — Ответила я просто.

— Она моя мама. О чем ты?

Я сглотнула, отводя взгляд. Лицо залила краска, глаза мгновенно наполнились слезами. Как можно быть такой дурой? Как можно быть такой слепой? Ну, почему, почему со мной всегда так?!

— Дайан, я не понял.

— Прости. — Прошептала я, утирая слезы. Нервно улыбнулась. — Прости меня.

Я встала, не в силах больше сидеть на месте. Такого стыда я не испытывала еще ни разу в жизни. Надеюсь, он на самом деле не расслышал… Петир тоже встал.

Я не двигалась с места. Если я сделаю шаг, все закончится.

— Пойдем, я провожу тебя.

Я кивнула, облегченно. Еще несколько минут с ним. Выходя под тяжелые тучи, я подняла голову. Они сгущались надо мной. Именно надо мной. Как только Петир сделает шаг от меня, я останусь одна. Наедине с теми, кто уже десятки раз перемыл мне косточки за спиной. Что будет потом? Когда они, наконец, поймут об ошибке? Хотя, они не поверят в свою ошибку. Когда пройдет достаточно времени после нашей последней встречи, они посчитают, что Андрес бросил меня. А те, кто знал об отношениях с Петиром, будут насмехаться еще больше. Вынесу ли я это, находясь в центральной резиденции? Я обернулась на Петира, бредущего рядом. Представила насмешку Фили: «Лучше сынок Ксю рядом в постели, чем Император далеко во дворце». Они съедят меня. Сегодняшнее утро это показало.

Я усмехнулась, с ясностью солнечного дня представляя события недалекого будущего. Если бы ты любил меня, то нашел бы силы пережить это все вместе со мной. Подняв лицо к Петиру, я усмехнулась. На нет и суда нет. Не нужна мне твоя жалость.

— Спасибо, я дойду дальше сама.

— Дайан.

— Спасибо. — Я выдернула было пойманный рукав. Не оборачиваясь, быстро пошла к центральной площади, виднеющейся впереди.

За все надо платить. Будь у меня возможность изменить прошлое, я не отступила бы ни на шаг. Те дни, что я провела с Андресом; тот месяц, когда Петир был рядом — они стоили того, что ждало впереди.

Тетя Карел встретила меня у двери.

— Сгущаются тучи? — Спросила без улыбки.

— Не говори маме. Она будет волноваться. Это все одно большое недоразумение. — Затараторила я тихо.

— Мамы нет. Пойдем, поболтаем.

Вздохнув, я пошла за теткой. Она всегда все знала. Если мама большей частью сидела дома, то тетка постоянно кружила по стране, впитывая в себя все происходящее. Потом она заглядывала в нас с мамой и начинала делиться событиями мировой значимости. Пробежаться по поверхности моих чувств и воспоминаний она никогда не гнушалась.

Я не знала что сказать. Ладони нервно сжимались в кулаки.

— Дайан, я чувствую, что очень скоро жизнь подкинет тебе неожиданный приятный сюрприз. — Проговорила тетя без улыбки. Я обернулась к ней, облокачиваясь на тумбу.

— Хватит с меня сюрпризов. Еще один я не перенесу. Знаешь, что мне сказали в Гильдии?

— Предполагаю. Не надо повторять гадости, которыми полны самые жалкие таверны и кулуары резиденций Гильдий.

— Значит, это все правда?

Тетя молчала, не сводя с меня взгляда. Я услышала хлопок двери.

— Девочки, я дома! — Крикнула мама. Я вышла из кухни, поцеловала ее в щеку.

Тетя Карел осталась сидеть на столике.

— В чем дело? — Насторожилась мама, глядя на нее.

— Дайан, дай нам посекретничать минутку. — Улыбнулась тетя. Я усмехнулась, выходя. Поднялась к себе в комнату. А потом вышла обратно. Никогда раньше я не делала этого, но теперь…

— Я не могу.

— Ты не видишь, как они тянутся друг другу? Он будет счастлив. Это разом перекроет все пересуды. Они же задавят ее, ты понимаешь?

Я облокотилась о стену. Если бы я понимала смысл услышанного, пользы было бы больше. Неужели мама может сделать что-то, что остановит эти дикие слухи?

— Очень скоро все вскроется. Стоит оказаться на ближайшем событии, где будут псионики.

— Пусть. Но я — не могу.

— Тайрен. — Голос тети стал тонким и ласковым. Кажется, мама заплакала.

В чем же дело? Как мама может остановить пересуды вокруг меня?

Я помотала головой, возвращаясь в комнату. Вставила в иллюзор кристалл Кларенса. На нем была детальная карта области. Кажется, на ней были даже лисьи норы, такой подробной она была. Комментарии к городам и местам в них, где можно искать и спрашивать. Побегать придется немало… Присев на край кровати, я начала слушать про полукровок. «Первый — Лавин Лиран, маг второй ступени. Вышел из Гильдии магов двадцать пять лет назад. Последние вести из маленького городка Ухенера. Есть предположения, что он и остался в этом городе. В нем жила его последняя супруга, погибшая двадцать лет назад. Иногда он появляется, о чем доходят слухи в местную резиденцию. Последнее его появление чуть больше года назад было ознаменовано дракой в таверне. Лавин неагрессивен и предпочитает ретироваться. Не узнать его невозможно, как и невозможно не понять, что он — полукровка. Обыватели принимают Лавина за ланита. Гильдия магов предлагает ему вернуться в свои ряды и занять место Декана Школы при резиденции в Турхеме». Я сглотнула. Старик давно просится на покой, об этом все знают. Но как можно быть уверенным в исчезнувшем на двадцать пять лет человеке настолько, чтобы назначить его Деканом? Хотя, что значат для них эти двадцать пять лет? Я смотрела на иллюзию Лавина, не смея оторвать взгляд. Если он станет Деканом, все учащиеся магини будут сходить по нему с ума.

«Второй — Ринос Костарес, рейнджер третьей ступени. Судя по иллюзии — совсем мальчишка. Голос Кларенса развеял мою догадку. Полукровка выглядел как мальчишка, но прослужил в Гильдии рейнджеров восемьдесят лет. Покинул Гильдию с уходом ланитов. Скрывается где-то в области трех озер. — Я смотрела на карту. Не маленькая область… — Преследуем, о чем сообщает местная резиденция гильдии. Периодически меняет место жительства, не оставаясь на одном месте надолго. Но продолжает жить в области озер, где похоронил мать. Абсолютно неагрессивен, ланитское воспитание. Гильдия рейнджеров предлагает ему вернуться в свои ряды и занять место руководителя не боевого направления в резиденции при Милоране». Я вскинула брови. Где этот Милоран, интересно? И что значит «ланитское воспитание»?

«Третий — Горан Ссорен, рейнджер четвертой и псионик шестой ступени. Прослужил в обеих Гильдиях в общей сложности сто тридцать семь лет. Вышел после ухода ланитов. Обитает между тремя озерами и городом Перелесом. — Я посмотрела на карту. В лесу, что ли? — Преимущественно в лесах. Нередко появляется на постоялых дворах, в тавернах и на дорогах. Неагрессивен, но может быть опасным. Авторитетен для местных разбойников, но не вступает ни в какие банды. Одиночка. Гильдии рейнджеров и псиоников приглашают вернуться в свои ряды и занять место оперативной боевой единицы в резиденции Баэндара. Выбор Гильдии по усмотрению Горана».

Я усмехнулась. Очень интересные личности.

Кларенс продолжал рассказывать о задании, давать советы. Я подобрала ноги и уткнулась подбородком в колени. В комнату вошла мама. Оперлась на стол.

— Как Петир?

Я подняла к ней взгляд. Брови сами сдвинулись.

— Только не говори, что он оказался слабее, чем мы считали.

— Нет. Он не слабый. Просто, он не любит меня. И, не видит смысла терпеть издевки окружающих.

— Что за ерунда, Дайан? Это твои догадки?

— Нет, мы разговаривали сегодня.

— Мальчик, который не любит тебя и не желает терпеть издевки гильдийцев, каждый день узнавал у меня как ты. Как твоя морская болезнь. В какой порт ты собираешься причалить.

Я подняла взгляд.

— Почему ты не говорила?

— Ты не спрашивала. А он просил не беспокоить тебя своим беспокойством.

Я закусила губу.

— Сегодня в Гильдии была очень неприятная ситуация. Нас унизили. И его и меня. После этого он рассказал про слухи обо мне и Императоре. То, что творится вокруг него, мало кто выдержит. Я понимаю его.

— Дайан… — Мама подошла ко мне, присаживаясь рядом. — Я видела его глаза, его волнение. Он ни за что не оставил бы тебя, если только ты сама не оттолкнула его. Тем более, сейчас, когда… — Мама сглотнула. — Ты оказалась предметом этих домыслов.

— Мам, ну что ты?! — Воскликнула я с усмешкой. — Я знаю Петира пять лет. Я рассказывала тебе о нем не мало. Я ждала этого. Перестань тешить меня надеждами, это делает лишь больнее.

— Что это за задание? — Кивнула мама на кристалл в иллюзоре.

— Розыск полукровок. Андрес пытается защитить их, расставив по местам в Гильдиях.

— Хорошая идея. Странно, что он не додумался до этого раньше.

Я подняла взгляд, улыбаясь.

— Когда и на сколько едешь?

— Завтра. Надеюсь, не больше месяца. Со мной поедет сын Кларисс.

— О…

— Еще один повод для пересудов.

— Я кое-что слышала об этом мальчике.

— К сожалению даже самые неприятные вещи, которые ты могла слышать — скорее всего, правда. От меня будет зависеть, позволят ли Ройсу сдать экзамены для вступления в Гильдию. То есть, я должна вынести свое мнение о нем, как о личности. А на самом деле Андрес просит меня повлиять на его характер. И это…

— Крепись, девочка…

— Я боюсь его. Андрес называет его «мое маленькое чудовище». Я не могу подобрать более точного определения. Но разве я могла отказаться?

Мама прикоснулась к моей щеке.

— Послушай меня. — Она повернула мой подбородок к себе. — Если ничто, кроме твоей гордости, не останавливает тебя — сходи к Петиру. То, что я наблюдала между вами этот месяц — не может закончиться так глупо. Если ты не сделаешь это сейчас, по возвращении может быть поздно. Не позволяй появиться поводу для сожаления. Иди во всем до конца. Если между вами больше не может быть отношений, пусть он скажет это тебе в лицо, прямо. А если не может сказать, то держитесь вместе и не позволяйте издеваться над вами.

Я закрыла глаза. Я знаю, как это будет. Я помнила, как это было в прошлый раз. Но маме я верила. О том, что я могу не видеть очевидных вещей, я знала не понаслышке. Но не это меня подняло на ноги. Каждый день он спрашивал маму обо мне. Разве будет так беспокоиться безразличный человек? Спустившись вскоре за мамой, я вышла из дома. На улице было все так же пасмурно и тихо. Будто нависшие тучи поглощали все городские шумы. В голове было пусто. Мысли онемели от тоски. Бездумно я дошла до портала. Зальцестер нахлынул на меня гулом и замелькал лицами. Здесь было так же пасмурно, но чуть теплее. Я быстро дошла до его дома. Посмотрела на верхнее окно. Поднялась. Постучала. От стука дверь приоткрылась. Я удивленно толкнула ее.

На пороге показался незнакомый мужчина в сером балахоне псионика.

— Так вот же она! — Воскликнул он, кивая на меня.

Петир перегнулся через перила сверху, удивленно вскинул брови. Быстро пошел вниз.

— Ты уверен?

— Ну, конечно! — Псионик вложил ладонь тыльной стороной в другую и похлопал. — Один слепок.

— Хорошо. — Улыбнулся Петир как-то загадочно. — Прости за беспокойство. Я не думал, что она может зайти…

— То есть все нормально?

— Да, все хорошо. Это моя девушка. Сними заявку.

— Ну ладно. Бывай. Зови, если что.

Мужчина вышел. Петир закрыл за ним дверь, задумчиво обернулся ко мне. Что здесь произошло, я поняла по одному присутствию псионика.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Я смущенно отвернулась, сдерживая улыбку. Слишком глупая история для данной ситуации. Петир улыбнулся, подходя ко мне.

— Сопровождение контрабандистов могло быть случайностью. Но проникновение в дом со взломом… У тебя странные наклонности, Дайан.

Я засмеялась, не сдерживаясь.

— Дождик был сильный.

— Дождик?

— Я возвращалась от видоков и попала под дождь. Я ничего не трогала, честно. Вообще ни к чему не притронулась. Переждала ливень и ушла. Не думала, что ты заметишь.

— Дождик, значит. — Петир улыбался, дотрагиваясь до моей щеки пальцами. Я прикрыла глаза, наслаждаясь теплым прикосновением. — А сейчас — тоже дождик?

Я вздрогнула от раската грома за дверью. Обернулась к окну на кухне. Засмеялась в голос, оборачиваясь к Петиру и кивая: «Да, и сейчас тоже — дождик!». Он засмеялся, привлекая меня к себе. Прикоснулся губами к губам.

— Пережди. — Прошептал с улыбкой.

Я обняла его, не веря в происходящее. Мгновенно отпустило державшее больше месяца напряжение. Почувствовала, как обмякаю под поцелуями в его руках. Тут же оказалась поднятой на руки. «Осторожно, ступеньки» — вспомнила с улыбкой. Сколько раз он повторил это, пока я не перестала о них спотыкаться? Спокойно и терпеливо — как все, за что он брался.

— Этот месяц без тебя был просто пыткой. Не помню когда последний раз так долго жил без женщины. — Проговорил он тихо, кладя меня на постель.

— Завтра я снова уезжаю на месяц. — Улыбнулась я в ответ.

— Но там же есть порталы. Это не отрытое море, откуда невозможно сбежать.

— С тебя песок сыпется. — Засмеялась я. Он был даже в его волосах.

— Он даже во рту… Подождешь?

Я засмеялась еще громче, наблюдая, как Петир стремительно раздевается. После пустыни я чувствовала тоже самое. Я вытряхивала песок даже из ушей.

— Я мигом.

Он ушел в единственную дверь в комнате и сразу послышался звук воды. Раздался еще один длинный раскат грома, заставивший вздрогнуть. Мелькнули молнии и снова гром. Я сняла одежду и пошла за ним в ванную комнату.