– Привет, – раздался тоненький голосок Дины.

Я ненавидела ее голос. Ну очень писклявый. Тут вы должны меня понять, Дина же не виновата, что ей такой голос достался. Я могла ненавидеть ее голос и еще некоторые мелочи в ней, но в целом мы с Диной были подругами. Ну, скажем, я уважала ее ум. Да, пожалуй, именно ум я в ней уважала. А что еще в ней было хорошего? Писклявый голосок, тоненькие кривые ножки… такие тоненькие, что костлявые коленки буквально торчали, бросаясь в глаза. Не понимаю, как с такими ногами можно было позволять себе мини-юбки… А Дина позволяла. Короткие красные мини-юбки в обтяжку. Теперь вы меня понимаете?

– Девочки, чай! – Мама немедленно возникла за спиной Дины с подносом в руках. Мне отчего-то стало стыдно за маму. Ну что она, в самом-то деле… Гостеприимство гостеприимством, но она вела себя как официантка в кафе. Что мы, сами до кухни не дошли бы, что ли… Тем более что на подносе не только кружки с чаем стояли, но еще и тарелочки с булочками, щедро намазанными маслом, с тонкими ломтиками сыра, и розетка с вареньем. Варенье было мамино любимое, она его сама готовила, сливово-яблочное, с целыми половинками слив…

– Ой… – пропищала Дина, – а мне нельзя бутерброды! Я на диете. – Последнее она произнесла с гордостью, уж можете мне поверить.

– Ты и так худышка, куда тебе еще на диетах сидеть, – заботливо сказала моя мама и обернулась ко мне: – А вот тебе, Санечка, не помешало бы сесть на диету!

– Я что, жирная? – возмутилась я.

– Не жирная. Но упитанная. – Поставив точку, мама ретировалась на кухню, чтобы я не успела ей возразить.

А возразить было что. Я не была ни жирной, ни упитанной, ни в теле… Я была обычной девчонкой. Не толстой, но и не худой. Ну вот разве что ноги у меня были полные и предплечья почему-то тоже, но в целом я была стройной. По-моему, осиная талия – это даже некрасиво. Да и вообще худое тело. Это же все кости наружу торчат! И ладно бы еще, если бы отдельные части тела, скажем так, выделялись из общей плоской массы, так ведь мои одноклассницы, все как одна помешанные на диетах, к спорту относились с брезгливостью. Спорт был привилегией мальчишек.

– Ты точно не будешь? – с подчеркнутой заботой, подражая моей маме, спросила я у Дины и кивнула на бутеры.

– Нет, – торопливо ответила Дина.

– И варенье тоже?

– Ой, нет-нет, – еще поспешнее отказалась Дина и, присев, расправила платье на коленях. – Вдруг еще на платье капну…

– Ну как хочешь. А я, пожалуй, поем. – Я пожала плечами и на глазах у Дины стала поедать с подноса все подряд.

Дина терпеливо наблюдала за моим пиршеством. Наверное, ей было ради чего страдать. И где только она со своей мамой откопали такое платье! Не удивлюсь, если специально заказывали по Интернету. Платье бальное, очень элегантное, даже я готова это признать. Мне не очень нравилось, что юбка оказалась такой пышной, многослойной. Когда Дина стояла, она еще ничего так смотрелась, но когда присела – сложилось впечатление, что она утонула в воздушном пирожном.

Да и цвет отвратительный, чего уж там. Признанно девчачий. Розовый. Что мне понравилось – так это то, что платье было декорировано россыпью лепестков. Лепестки были тоже розовые, но темнее, чем само платье, так что казалось, словно они кружатся в воздухе.

Из-за того что у платья высокая талия, было ощущение, что Дина враз сбросила лет десять и теперь выглядела как девочка-переросток, идущая в садик. Белые носочки с оборками на ногах дополняли картину. А когда Дина устала наблюдать, как я поглощаю бутеры с вареньем, и решила пройтись по комнате, я увидела, что широкий шелковый пояс венчается на спине огромным бантом.

Бант – это был перебор. Из-за него со спины Дина выглядела словно перевязанный кому-то подарок. Длинные черные волосы, убранные в хвост, были завиты в крупные локоны и сильно налакированы, отчего блестели и упруго пружинили при каждом ее движении. Вполне красиво… но бант под ними решительно портил все!

Это было очень в Динином духе – сочетание стиля с безвкусицей. Я в таких случаях помалкивала, чтобы не огорчать подругу. А вот моя бабушка, попадись Дина ей на глаза, наверняка не удержалась бы и выдала по полной программе. Ну, чтобы та слегка поприжала хвост и не вертела им направо и налево… Это я слегка отвлеклась от темы, хотя одно с другим связано напрямую.

– А мы не опоздаем? – с долей беспокойства спросила Дина.

– Куда? – с нарочитым безразличием спросила я, словно забыла о сегодняшнем вечере.

– Ну как же… на праздник… – упавшим голосом напомнила Дина.

– А, нет, конечно, не опоздаем, – бодро ответила я. – Времени еще полно.

– Но тебе же еще одеваться! – Дина была явно обеспокоена.

– Да я почти готова, – заявила я, наслаждаясь ее растерянным видом.

Дина с сомнением окинула взглядом меня с ног до головы. На мне были черные джинсы и черная кофта. Из-за очередного звонка в дверь я поперхнулась чаем. Больше я точно никого не ждала. А к маме и подавно гости не ходили. Не потому, что она была нелюдимой или слишком занятой для общения… Нет. Просто все ее подруги работали вместе с ней и общения на работе, а также во время праздников им вполне хватало.

Услышав звонок, Дина, к моему удивлению, забеспокоилась и стала приглаживать перышки – это так моя бабушка бы выразилась.

На самом деле подруга кинулась к зеркалу, висящему на стене, и, жестом фокусника выудив откуда-то из платья губную помаду, принялась торопливо красить губы, растянув их в жуткую улыбку.