– Ты не обязана это делать, – сказал Мак, положив руку на спинку стула Элизабет. – Копы сами разберутся.

– Капитан заверил, что все пройдет гладко, будет присутствовать охранник, и к тому же мы сможем уйти в любой момент. – Девушка старалась говорить спокойно, чтобы он не заметил, как ей страшно.

– Мне это не нравится, – буркнул Мак. – Не хочу, чтобы ты снова встретилась с убийцей.

Элизабет обвела взглядом допросную комнату. Слева половину стены занимало одностороннее зеркало – капитан Ховард, стоявший за ним в соседнем помещении, видел и слышал все, что происходило. Там же присутствовал и окружной прокурор Джеймисон Уайт. От адвоката киллер отказался и с тех пор не произнес ни слова. Но его вот-вот приведут сюда, и она попытается узнать, кто и почему так хотел ее убить.

Скрипнула дверь, и Элизабет впервые смогла рассмотреть в ярком свете человека, который долго преследовал ее в темноте. Он выглядел… обыкновенно. Мужчина лет сорока пяти, худой, узкоплечий, лысеющий. Маленькие светло-голубые глазки, вялый подбородок, морщинки от смеха по уголкам век и рта… И хотя сейчас на нем была оранжевая тюремная одежда, а кисти скованы впереди наручниками, никто не заподозрил бы в нем преступника и уж тем более хладнокровного киллера. Он был похож на офисный планктон, на тысячи покупателей из супермаркета, на статиста…

– Надо же, какой сюрприз! – заулыбался Наладчик, когда полицейский усаживал его за стол напротив Элизабет. – Я даже не надеялся, что ты решишь меня проведать. Знаешь, бронежилет, конечно, хорошая штука, но, когда в него попадает пуля, это ужасно больно. – Он поморщился. – Кажется, у меня сломаны ребра. Мне бы в больничку.

– Ты останешься здесь, – сухо сказал Мак.

– Да? – Убийца только сейчас взглянул на него. – А у меня такое ощущение, что очень скоро все мои желания начнут выполняться, потому что…

– Кто ты такой? – перебила Элизабет.

– Наладчик. По крайней мере, клиенты называют меня именно так. Видишь ли, я подумал и пришел к выводу, что у меня есть качественный товар, который полиция непременно захочет купить. По достойной цене, разумеется.

– Хочешь заключить сделку? – хмыкнул Мак.

Наладчик пожал плечами:

– Я владею информацией. И не собираюсь провести всю жизнь в тюрьме.

Элизабет похолодела. Если прокуратура пойдет на сделку, убийцу вскоре освободят, и он опять придет за ней. Она нашла в себе силы посмотреть в голубые глаза – очень умные и очень злые.

– Ты убил Нейта Дэниелса.

– Да ну? – Он поднял скованные руки и карикатурно потер подбородок. – Что-то не припомню. Но когда мои условия будут приняты, у меня сразу прекратятся провалы в памяти.

– Не будет никакой сделки, – отрезал Мак. – Ты взял в заложники полицейского детектива и ранил ее.

– Ранил?

– Мелинда Чейфер идет на поправку. Час назад она дала показания. Ее вырубил, похитил и ударил ножом человек по кличке Наладчик.

В голубых глазах мелькнула тень самодовольства.

– Кроме того, тебя легко обвинить в убийстве Стива Илдона, – добавил Мак.

– Вы ошибаетесь.

– В любом случае прокуратура не согласится на сделку с преступником, поднявшим руку на копа. – Мак нехорошо усмехнулся. – Ты тут ныл о сломанных ребрах… Не боишься, что в этом полицейском участке тебе могут обеспечить неприятности посерьезнее? Мелинда Чейфер – хороший коп.

– Я слышал о ней другое.

– Специалисты «Макгуайр секьюритис» смогут доказать, что деньги на ее счет перевел именно ты.

Наладчик демонстративно зевнул.

Элизабет молча смотрела на него. Если этому негодяю удается сохранять хладнокровие, значит, и она сумеет взять себя в руки. «Не думай о темноте, не вспоминай о страхе в ожидании выстрела, здесь светло, здесь Мак».

– Ты правда думаешь, что я тебя забыла? – Она засмеялась и с удивлением услышала, что смех прозвучал естественно. – Я дам показания, и ты уже никогда не выйдешь из-за решетки.

– Сладкая моя, не надо мне угрожать, лучше о себе позаботься. – Теперь в голубых глазах вспыхнула ярость. – Я-то пока здесь, но мой заказчик тем временем может нанять еще кого-нибудь. Ему очень хочется тебя убить.

– Кто он? – подалась вперед девушка. – Кто твой заказчик?

Наладчик вскочил, но полицейский схватил его за плечи и усадил обратно на стул. Мак тоже приподнялся, напружинившись для броска.

– Думаешь, ты хорошо знала Нейта Дэниелса? – сипло рявкнул убийца. – Ничего ты о нем не знала! Ничего! Он оказался в Гибсоне проездом, и все, что от него требовалось, – это ехать дальше. Но из-за тебя Нейт изменил планы, свернул в Колорадо! Безмозглый сопляк… – Наладчик расхохотался. – Надо же, решил, что нашел любовь, а все остальное не важно. Если бы мальчишка не задержался в Гибсоне… Это ты виновата в его смерти! Ты!..

Кулак Мака врезался в лицо убийцы, опрокинув его назад вместе со стулом. Полицейский бросился поднимать подопечного, одновременно выставив другую руку в сторону Мака и заорав:

– Прекратите!

– Ублюдок сломал мне нос! Сейчас же позовите врача! – По губам и подбородку Наладчика текла кровь.

Мак надвигался, сжимая кулаки, и было ясно, что полицейский тоже окажется на полу, если рискнет ему помешать. Элизабет, кинувшись к Маку, схватила его за руку:

– Нет, стой! Он этого не заслуживает!

– Арестуйте его! – завопил убийца. – Он меня избил! Позовите врача!

В допросную вбежали окружной прокурор с багровым от злости лицом и капитан Ховард.

– Макгуайр, убирайтесь отсюда! – потребовал прокурор.

Мак перевел дыхание и расслабил мышцы. Все это время он не сводил глаз с преступника.

– Мы с тобой не закончили.

Элизабет заглянула ему в лицо:

– Мак?

– Все хорошо, детка.

Она осторожно потянула его к двери.

– Еще один дурень, – бросил им в спины убийца. – Запал на нее, да? Не забывай, что случилось с Нейтом. Ему нужно было просто ехать дальше. Еще час – и я бы уже никогда не смог до него добраться! Но он встретил эту бродяжку…

Мак резко обернулся:

– Ты не знаешь, с кем имеешь дело. И на что я способен. Я не восемнадцатилетний пацан, которого можно догнать и пристрелить. Кроме того, у меня есть некоторые связи.

На шее убийцы дернулся кадык – он сглотнул.

– Думаешь, у меня нет связей? Ты тоже не знаешь, с кем имеешь дело!

– Я имею дело с наемником, – презрительно обронил Мак. – Что, по-твоему, сделают заказчики, узнав, что ты попался? Поспешат тебе на выручку? Или позаботятся о том, чтобы ты не наболтал лишнего? Могу поспорить, они предпочтут заткнуть тебе глотку. Навсегда. – Он повернулся к убийце спиной. – Идем, Элизабет. Мы получили все, что нужно.

Девушка хотела возразить: «Как это все? Мы даже не узнали его имя!» – но в этот момент Наладчик ударил полицейского локтем в солнечное сплетение, заставив согнуться пополам, и, яростно зарычав, рванулся к Маку. Тот легко подхватил стул и с разворота огрел Наладчика по грудной клетке, сбив с ног. Убийца с грохотом рухнул на пол и остался лежать.

– Вот теперь ему действительно нужен врач, – сказал Мак, осторожно поставив стул на место.

– Мак! Но мы же ничего не узнали! – выпалила в коридоре Элизабет. – Он просто издевался над нами. Я хотела выяснить, кто…

– Нам поможет биография Нейта Дэниелса. – Мак взял ее за руки. – А ты уже и так достаточно сделала. Капитан Ховард сказал мне, что в деле Нейта есть ДНК убийцы. Помнишь, ты ударила его, когда убегала в лес?

– Да, – прошептала Элизабет. – Поленом.

– Ну вот, криминалисты нашли на том месте его кровь. Они сравнят ДНК, и тогда Наладчику некуда будет деться.

Девушка глубоко вдохнула. Он прав. Если анализ покажет совпадение, признания в убийстве не потребуется.

– Но главное, что нам известно, – продолжал Мак, – вся эта история связана с прошлым Нейта. Ты в опасности только потому, что тогда была с ним. Надо выяснить, как он оказался в Северной Дакоте и куда направлялся, прежде чем передумал и предложил тебе сбежать в Колорадо. Нужно заняться его биографией.

Дверь допросной комнаты открылась. Полицейские вывели оттуда Наладчика, утиравшего кровь рукавом. Увидев Мака, он перестал театрально стонать, грязно выругался и сыпал проклятиями всю дорогу, пока его уводили.

Бен Ховард покачал головой:

– Как-то не заладилась у вас беседа.

– А по-моему, все прошло отлично, – усмехнулся Мак.

Тут на него налетел окружной прокурор:

– Вы избили арестованного! Чтобы я тут больше не видел никаких Макгуайров! Мне наплевать на ваши связи, я могу вас привлечь к суду!

– Рискните, – огрызнулась Элизабет. Ей не понравилось, как этот человек разговаривает с Маком.

– Буду ждать повестку, – кивнул Мак.

Лицо прокурора пошло пятнами.

– Да вы хоть представляете, что натворили?!

– Задержанный ударил полицейского, – невозмутимо сказал Бен Ховард. – Мистер Макгуайр помог нам восстановить порядок. Или вы, мистер Уайт, предпочли бы, чтобы он бездействовал и преступник сбежал из допросной комнаты в присутствии окружного прокурора?

Джеймисон Уайт поджал губы.

– К тому же теперь он напуган, – подхватил Мак. – И возможно, начнет давать показания. А ваше дело – помочь ему дожить до суда.

– Я усилю охрану, – пообещал Бен.

– Надо ее удвоить, – жестко сказал Мак. – Мы не с карманником дело имеем. Он может выдать имена людей, замешанных в убийствах, и эти люди сделают все, чтобы его устранить. Готовьтесь к атаке.

– Вечно вы, Макгуайры, подбрасываете сложную работенку, – вздохнул капитан.

– А простая – это скучно.

Мак похлопал Бена по плечу, и тот, усмехнувшись, зашагал в ту сторону, куда увели Наладчика.

Прокурор не двинулся с места.

– Напрасно я дал вам допуск к задержанному. Больше не повторю эту ошибку, – заявил он.

– Вы намерены заключить с ним сделку? – хмуро спросила Элизабет.

– Это зависит от того, что он может мне рассказать.

– Он убийца и должен сидеть в тюрьме!

– Он источник информации. В данном случае речь идет не только о расследовании покушения на вас, мисс Сноу.

– Разумеется! – воскликнула девушка, сжимая кулаки. – Речь также идет об убийстве Нейта Дэниелса и ранении детектива Чейфер! Помните такую, а? Наладчик – чокнутый убийца, он не просто выполнял чье-то задание, он наслаждался моим страхом! Вы думаете, с такой мразью можно о чем-то договориться? Да он обведет вас вокруг пальца!

– Я этого не допущу. – Прокурор гордо вскинул подбородок. – Сначала я его заставлю рассказать о своем прошлом, выложить все, а потом уже решу, тянут его признания на сделку или нет. Другие жертвы и их родственники тоже заслуживают правосудия. – Он ткнул пальцем в сторону выхода. – А теперь извольте покинуть участок. Если у меня будут вопросы, я вас вызову. – И зашагал прочь.

– Неприятный тип, – сказала Элизабет, когда он исчез за поворотом коридора.

Мак обнял ее за плечи.

– Нам придется с ним работать. Идем, пора приниматься за расследование. Ты сказала, Нейт вырос в Техасе? Нужно найти его свидетельство о рождении. Если в штате у него остались родственники, поговорим с ними – может, подскажут, почему он отправился в Северную Дакоту, что там было такого важного для него.

«Если и было, то не в Гибсоне, – в панике подумала Элизабет. – Наладчик сказал, что, если бы Нейт не остановился в Гибсоне и не свернул потом с пути, он был бы жив… Боже мой, Нейт погиб из-за меня…»

– О чем бы ты сейчас ни думала, перестань, детка.

Она ошеломленно подняла взгляд на Мака.

– Ты совсем не умеешь скрывать свои чувства, – пояснил он. – Я вижу, что у тебя душа болит. И я бы сделал все, чтобы избавить тебя от этой боли.

Мак наклонился и быстро поцеловал ее, а когда отстранился, она прочла в его взгляде странные чувства, которые не сумела истолковать.

– Кстати, я уже говорил тебе, какая ты сексуальная?

Элизабет помотала головой, подумав, что для таких комплиментов сейчас не место и не время, но Мак широко улыбнулся:

– Нет? Какое упущение! Ты самая сексуальная красотка на свете!

Девушка нервно заправила прядку волос за ухо.

– Я понимаю Нейта, который, увидев тебя, забыл обо всем, – тихо добавил Мак.

– И погиб из-за меня, – вырвалось у Элизабет.

– Нет! Из-за тебя он решил начать новую жизнь. И я его понимаю.

– Ну, как он? – спросил Бен Ховард с порога медпункта в полицейском участке.

– Сломан нос. Вероятно, сотрясение мозга, – отозвалась дежурная медсестра. – Что у вас там случилось в допросной?

«Очень злой Макгуайр у нас там случился», – подумал Бен.

– Этого человека нужно отвезти в больницу, – продолжала медсестра. – Здесь я могу оказать ему только первую помощь.

За спиной Бена чертыхнулся окружной прокурор Уайт – он только что подошел и услышал эти слова.

– Ночью, осматривая его, я вам сказала, что нужно полное обследование.

– Вы сказали, что пули не причинили ему вреда, – напомнил Бен.

Наладчик на кушетке громко застонал.

– Да, но у него синяки на ребрах, – торопливо сказала медсестра, – возможно, есть переломы.

– Отправляйте его в больницу, – сухо приказал окружной прокурор.

– Вы серьезно? – свирепо повернулся к нему Бен. – Вы знаете, как опасен этот человек?

– Я знаю, что он нам нужен живым и здоровым. С ним неотлучно должен быть один полицейский, и я тоже поеду – побеседую по дороге.

– Это плохая идея, – покачал головой капитан. – Сделка с дьяволом не принесет выгоды. Смотрите, как бы наоборот не вышло.

– Не учите меня делать свою работу, – зло бросил Уайт. – И я, и вы, мы оба постоянно имеем дело с дьяволами и иногда пытаемся с ними договориться. Не притворяйтесь невинным младенцем. Этот человек…

Наладчик застонал еще громче. Из носа у него все еще шла кровь. «Маку повезло, что прокурор не распорядился о немедленном аресте, – подумал Бен. – Впрочем, Уайт побаивается Макгуайров. А кто их в Остине не боится?..»

– Этот человек владеет ценной информацией, и я ее добуду. – Уайт решительно подошел к Наладчику. – Вы знаете, кто я? Окружной прокурор. Сейчас я отвезу вас в больницу, где вам окажут необходимую медицинскую помощь. Взамен вы поделитесь со мной своими секретами. Идет?

Когда убийца широко улыбнулся прокурору, у Бена по спине побежали мурашки.

– А как ты собираешься получить свидетельство о рождении Нейта? – спросила Элизабет, входя вместе с Маком в офис «Макгуайр секьюритис». – Сначала нужно подать запрос в отдел записи актов гражданского состояния Техасского департамента здравоохранения и социальных служб. Нам предоставят допуск к документу онлайн или пришлют бумажную копию.

Мак вытаращился на нее во все глаза.

– Что? – смутилась Элизабет. – Я же библиотекарь. К нам обращаются иногда для поиска разных документов.

– Нет, детка, мы попробуем все сделать побыстрее. – Мак сел за компьютер и быстро забегал пальцами по клавиатуре.

Элизабет, встав совсем близко и положив руки ему на плечи, наклонилась и посмотрела на экран.

– Как ты вошел в базу? – удивилась она, увидев открытый PDF-файл с копией свидетельства о рождении Нейта Дэниелса. – Это же незаконно!

– У меня есть связи в спецслужбах. – Он указал пальцем на важные строчки: – Мать – Глория Дэниелс. Отец неизвестен. Значит, нам придется выяснить обстоятельства жизни Глории Дэниелс за девять месяцев до рождения сына. Почему она решила утаить имя отца ребенка?

Элизабет похлопала его по плечам:

– Давай я попробую. Я умею очень быстро искать информацию законным способом.

Мак со вздохом уступил ей место. Девушка уселась и застучала по клавишам с завидной скоростью.

– Так, за год до рождения Нейта Глория, вероятно, жила в Далласе, своем родном городе. Сейчас посмотрим, нет ли в далласских газетах тех времен заметок с ее именем…

Теперь уже Мак стоял за креслом, опираясь на ее плечи, и наблюдал, что происходит на экране.

– Глория была специалистом по связям с общественностью, – сказала Элизабет. – На этой фотографии она присутствует, судя по всему, на каком-то крупном политическом событии.

– Уэсли Сазерфилд, – прочитал Мак имя мужчины, тоже запечатленного на снимке.

Элизабет замерла:

– Я знаю, кто это. Так звали влиятельного политика в Северной Дакоте.

– Ты уверена? – Мак почувствовал, как просыпается знакомый охотничий азарт. Если Сазерфилд жил в Северной Дакоте, Нейт мог отправиться туда для того, чтобы встретиться с ним. Возможно, парнишка хотел увидеть своего отца?..

– Уверена. Когда мы с Нейтом уезжали из Гибсона, как раз шла предвыборная кампания, все вокруг было обклеено плакатами этого господина. Сазерфилд боролся за пост губернатора и вскоре победил с большим отрывом.

Элизабет набрала в поисковой строке «Глория Дэниелс и Уэсли Сазерфилд» и получила несколько ссылок на сайт газеты «Даллас таймс». Старые выпуски были отсканированы, на пожелтевшей газетной бумаге повсюду красовались фотографии, на которых Уэсли стоял рядом с Глорией и касался ее руки или плеча.

– Любовники, – констатировал Мак. – Это очевидно по языку тела мужчины.

– Ты думаешь, губернатор… отец Нейта?

– Отец, который пожелал остаться неизвестным, – кивнул он. – Неудивительно, что Глория скрыла его имя. Политик должен быть примерным семьянином, и, если у него есть ребенок от любовницы, огласка положит конец его карьере. Кстати, в записках Илдона есть упоминание об анализе ДНК. Не знаю как, но он получил результаты теста на отцовство, то есть неопровержимое доказательство. Но все сгорело…

Пальцы Элизабет снова пробежались по клавиатуре. Теперь она искала сообщения о смерти Глории Дэниелс.

– Автоавария, – прошептала она. – Несчастный случай. Нейт был на заднем сиденье машины, его мать – за рулем.

На экране открылась старая зернистая фотография места происшествия. Мак прищурился. Похоже, кто-то намеренно врезался в автомобиль со стороны водительского кресла…

– Второй участник аварии, вероятно, скрылся? – спросил он.

– Его так и не нашли, – подтвердила девушка через пару секунд.

Мак решил позвонить Бену с просьбой поискать информацию об этом давнем дорожном происшествии. Глория погибла в окрестностях Далласа, у капитана там есть знакомые.

– А губернатор времени не терял, – пробормотала Элизабет, которой поисковик выдал несколько страниц ссылок по запросу «Уэсли Сазерфилд». – Сегодня он возможный кандидат в вице-президенты США. В этой заметке говорится, что он «счастлив в браке тридцать пять лет». Можно не сомневаться, что его не обрадовало известие о беременности Глории.

Мак посмотрел на новый снимок. Уэсли Сазерфилд ослепительно улыбался с экрана, глядя ему в глаза. Холеный, вальяжный, в безупречно скроенном костюме. Портрет идеального политика. «А также идеального убийцы?..»

– Думаю, нам надо наведаться в Северную Дакоту, – сказал Мак.

Водитель «скорой помощи» не позаботился включить сирену и не слишком торопился доставить пациента в больницу. Похоже, в этой машине никому не было дела до страданий Наладчика.

«Что ж, скоро я отплачу вам той же монетой».

– Сколько человек вы убили?

Окружной прокурор не затыкался всю дорогу. Полицейский молчал, но то и дело касался пальцами кобуры с пистолетом.

«Надо было привязать меня покрепче».

Вероятно, они сочли, что избитый человек не представляет угрозы. И это была их первая ошибка.

Над убийцей склонился санитар и поводил у него перед глазами фонариком.

– У вас слишком высокое давление. Следите за светом.

Убийца не стал следить за светом, он повернул голову к прокурору:

– Вы отмажете меня от тюрьмы?

Уайт поколебался, прежде чем ответить:

– Это зависит от того, что вы мне расскажете.

– Я потерял счет выполненным заказам. – Наладчик усмехнулся. – За долгие годы все лица в памяти перемешались. Никого не помню. – Он солгал. Помнил всех убитых до единого. При виде окровавленной первой жертвы его вырвало, и он потом много ночей просыпался от визга покрышек, скрежета металла и звона автомобильного стекла.

Когда-то Наладчик был частным детективом. Его наняли шпионить кое за кем, а потом предложили кругленькую сумму, если он сумеет решить проблему. Он тогда ужасно нервничал, но не мог упустить такую возможность. И справился на ура.

«Я был уверен, что она кричала перед смертью, звала на помощь. Но это плакал младенец на заднем сиденье».

Деньги помогли забыть о чувстве вины. С тех пор чем меньше он боялся запачкать руки, тем богаче становился и быстро научился убивать без угрызений совести. Вознаграждение сильно облегчало любую задачу. В итоге он перестал просыпаться по ночам. За долгие годы у него накопилась изрядная сумма, и Наладчик уже собирался уйти на покой, но вдруг возникла большая проблема по имени Стив Илдон, и к ней добавилась Элизабет Сноу. Наладчику хотелось спокойной жизни, а для этого надо было покончить со старым делом, и он согласился выполнить последний заказ.

«Честное слово, будь это кто-то другой, я бы отказался и уже загорал где-нибудь на островах».

– Не помните, значит? – Прокурор придвинулся ближе. – Тогда и я ничем не смогу вам помочь.

«Придвинься еще немножко, совсем чуть-чуть…»

– Мне нужны имена, даты, места преступлений. – Прокурор качнулся вперед всего на дюйм.

«Есть!»

Наладчик ударил его лбом в лицо, и Уайт взвыл. Рука полицейского дернулась к кобуре.

«Слишком медленно!»

Убийца вцепился в санитара и изо всех сил толкнул его в сторону копа, как раз когда тот выхватил пистолет. Грянул выстрел. Убийца даже не посмотрел, попала ли пуля в санитара, – какая разница? Чертов прокурор уже поднимался, и Наладчик, соскочив с носилок, огрел его по голове дефибриллятором, а затем бросился к задним дверцам.

– Стоять! – заорал коп у него за спиной.

Убийца распахнул дверцы ногой и на мгновение застыл, обнаружив, что водитель все-таки прибавил скорости.

– Стоя-а-ать!

Он прыгнул. И в ту же секунду полицейский спустил курок.

Наладчик не почувствовал, как пуля вошла в спину, – был только страшный удар об асфальт.

«Все жертвы кричат перед смертью, все. Потому что сейчас я тоже кричу».