В терминале аэропорта Элизабет и Макгуайров ждала женщина с короткими рыжими волосами и золотистой кожей. Взгляд ее ярко-голубых глаз тотчас устремился на Салливана. И он застыл на месте в нескольких футах от рыжеволосой, точно окаменев под этим взглядом. Элизабет почудилось, что между ними проскочил электрический разряд, раскалив атмосферу во всем зале.

– Привет, Салливан, – спокойно произнесла рыжеволосая. – Хорошо выглядишь.

Он открыл и закрыл рот, не проронив ни слова.

– Салли? – подняла бровь женщина.

Он молчал. Рыжеволосая, пожав плечами, протянула руку Элизабет:

– Я Селия Джеймс.

– Нет, – наконец подал голос Салливан, – тебя зовут по-другому.

Селия покосилась на него и снова обратилась к Элизабет:

– Салливан, как всегда, очарователен. – Она тепло улыбнулась девушке. – Я здесь для того, чтобы помочь вам. Губернатор соизволит принять своих будущих спонсоров, то есть вас, – Селия взглянула на часы, – примерно через сорок пять минут. Он уже едет домой и просил нас подождать там, если немного задержится.

– Как вам удалось устроить эту встречу? – спросила Элизабет.

– Помощник Сазерфилда задолжал мне услугу. – Селия улыбнулась, на этот раз холодно. – Когда Мартин Пейс узнает, что на самом деле вы здесь для того, чтобы засадить в тюрьму его босса, он сильно пожалеет о том, что вернул долг.

– Спасибо, – поблагодарила Элизабет.

Голос Селии смягчился.

– Мак вкратце рассказал мне вашу историю. Вы столько натерпелись! Я знаю, каково это, когда никого нет рядом, чтобы прикрыть вам спину.

Салливан пробормотал проклятие.

– Но теперь у вас есть надежная опора, – не обратив на него внимания, продолжала рыжеволосая. – На Мака можно положиться, меня он никогда не подводил.

– Хватит отпускать шпильки в мой адрес, – процедил Салливан. – Лучше сразу всади в меня нож, который ты обычно носишь на лодыжке. Так будет быстрее.

– Я припарковалась у главного входа, – по-прежнему игнорируя его, сказала Селия. – Идем?

Элизабет расправила плечи. Настало время взглянуть в глаза чудовища. И добиться правосудия ради Нейта.

Через полчаса Селия остановила свой внедорожник у ворот, за которыми виднелся большой загородный дом. По пути сюда они пересекли Гибсон, и Элизабет переполняли смешанные чувства, когда она смотрела на родные улицы. За восемь лет городок сильно изменился к лучшему: обветшавшие дома снесли, на их месте выстроили современные офисные здания или разбили скверы, здесь стало легче дышать, и весь Гибсон как будто сделался светлее. Хотя, возможно, темным и мрачным он был лишь в ее памяти.

Селия заглушила мотор.

– Это личные владения мистера Сазерфилда, – сказала она. – Но бо́льшую часть времени он проводит в резиденции губернатора. Нам повезло, что он назначил встречу дома, а то пришлось бы пройти несколько кордонов охраны.

Они вышли из машины. Здесь кордон был всего один – у больших железных ворот, – и, когда Селия показала свое удостоверение личности, их беспрепятственно пропустили. Вероятно, помощник губернатора предупредил охранников о ее прибытии с гостями.

У дверей особняка их поджидал высокий шатен.

– Мартин! – обняла его Селия. – Еще раз спасибо за услугу!

Мартин Пейс нервно покосился на троицу, остановившуюся в отдалении.

– Это они хотят спонсировать предвыборную кампанию губернатора на пост вице-президента? – В его голосе прозвучало сомнение – вероятно, потому, что все трое были в джинсах, а двое мужчин выглядели, как ему показалось, довольно угрожающе.

– Ты мне не доверяешь? – нахмурилась Селия.

Мартин поспешно кивнул:

– Доверяю, конечно.

– Отлично. Тогда послушайся моего совета: сегодня вечером тебе в этом доме лучше не появляться. И впредь держись подальше от Сазерфилда.

– Что происходит? – уставился на нее Мартин.

Элизабет, подумав, что, будучи помощником губернатора, это человек мог что-нибудь проведать о его грязных делах, выступила вперед:

– Имя Нейт Дэниелс вам о чем-нибудь говорит?

– Нет, – покачал головой Мартин. – А должно? – Он нервно провел рукой по волосам. – Селия, когда ты мне позвонила, я нутром почуял неприятности.

– Я никому не доставляю неприятностей, – сладко улыбнулась рыжеволосая. – Я их устраняю. Возможно, ты не слышал про Нейта Дэниелса, но губернатор, вероятно, хорошо знает, кто это.

Мартин молча вошел в дом, и гости последовали за ним. Элизабет на высоких каблуках чуть не поскользнулась на мраморных плитах холла. Вокруг царила безупречная чистота, в воздухе витал запах богатства. Девушка подумала о Нейте, о его старой машине, залатанной куртке и о том, как он, улыбаясь, сказал, что они начнут новую жизнь. «А его родной отец в это время жил посреди всей этой роскоши и горя не знал».

– Губернатор намерен пробиться в Белый дом, – сообщил Мартин. – Вы в курсе, что его упоминают в числе возможных кандидатов на пост вице-президента? К избирательной кампании уже все готово. Мистер Сазерфилд и его супруга шли к этому десятки лет, работали с утра до ночи. Вы хоть понимаете, что им пришлось многим пожертвовать на пути к цели?

В памяти Элизабет возникли могила Нейта и кровь в кабине искореженного автомобиля его матери.

– О да, я понимаю, – с тихой яростью ответила она.

– Мартин, вообще-то тебе самое время покинуть тонущий корабль, – улыбнулась ему Селия.

Помощник губернатора побледнел.

– Все настолько плохо?

Вперед выступил Мак:

– Мы думаем, губернатор был в числе заказчиков наемного убийцы, недавно арестованного в Остине.

– Так. Все хуже, чем можно было представить. – У Мартина на лбу появилась испарина. Он пристально посмотрел на Мака. – Вы из полиции?

– Нет. Мы с братом частные детективы.

– Но если губернатор замешан в преступлении, – нахмурился Мартин, – за ним должна явиться полиция, верно?

– Сначала мы получим от Сазерфилда признание, а потом им займутся копы, – невозмутимо сказала Селия. – На данный момент у меня есть все необходимые полномочия.

– Значит, ты из ЦРУ? Или из ФБР? И ничего не сказала мне?! Могла бы и пораньше намекнуть! – обиделся Мартин. – Надо же, Сазерфилд связался с наемным убийцей! Что за глупость! Нет, нашего губернатора, конечно, образцом добродетели не назовешь: он любит женщин и порой покидает ради них семейное гнездышко. Но чтобы киллера нанять… Да у Сазерфилда все интрижки несерьезные, он всегда возвращается к жене!.. Впрочем, был один случай с девицей из Далласа… – Голос Мартина дрогнул. – Это произошло задолго до того, как я стал с ним работать. Однажды я нашел фотографию, на которой Сазерфилд был рядом с красивой девушкой, а Эвелин увидела ее и сказала, что ее муж тогда едва не совершил страшную ошибку, но вовремя одумался.

– Спасибо, Мартин, – кивнула Селия. – Тебе уже пора. Сюда скоро еще кое-кто нагрянет.

– Фэбээровцы? – забеспокоился он. – Или журналисты?

– Тебе-то какая разница?

– Позвони мне, когда все закончится. – Мартин не оглядываясь зашагал к выходу.

– Пошел сливать информацию боссу, – мрачно сказал Салливан, когда за помощником губернатора закрылась дверь. – Зачем вы ему все разболтали?

– Доверься мне, милый, – усмехнулась Селия. – Мартин продал губернатору мозги, но не душу, и не станет его предупреждать.

– Ты так в нем уверена? – шагнул к ней Салливан. – Почему? Между вами что-то есть?

В одной руке у него был маленький кейс, другую он начал поднимать, будто хотел схватить Селию за плечо.

– Послушайте, я не знаю, какие между вами отношения, – вмешалась Элизабет; впрочем, какие между ними отношения, было вполне очевидно. – Но не могли бы вы отложить их выяснение? Скоро здесь будет губернатор, и нам надо быть готовыми к разговору.

– Верно, – кивнула Селия. – Идемте, рабочий кабинет губернатора там. Вы подождете его внутри, а я встречу у двери. Во-первых, мы с ним знакомы, а во-вторых, надо будет удостовериться, что он не привел с собой никого лишнего.

Мак пропустил Элизабет в кабинет и вошел сам. За ними последовал Салливан.

– Нужно разговорить Сазерфилда и заставить его проболтаться, – сказал он, заняв наблюдательный пост у окна. – Один промах – и он у нас в кармане. Вернее, за решеткой.

– Здесь, в приватной обстановке и без охраны, у нас на это больше шансов, – кивнул Мак.

Элизабет внимательно посмотрела на него:

– Почему мне кажется, что ты знаешь, как проводить допросы?

– Потому что меня этому хорошо научили в свое время. Я умею распознавать ложь и вижу, когда человек говорит правду. Тренироваться мне приходилось в самых жутких местах, но я приобрел полезный опыт. – Он покосился на брата. – Мы оба.

– Кое-какие из этих мест я предпочел бы забыть, – буркнул Салливан.

– И кое-каких людей? – спросила Селия, заглянув в кабинет.

– Не… – начал Салливан, но она уже снова исчезла. – Только не тебя, – договорил он в пустоту.

Мак подошел к Элизабет:

– Ну что, готова?

– Да. Готова к тому, чтобы покончить с этой историей раз и навсегда. Если Сазерфилд нанял убийцу, если он виновен в смерти Нейта и его матери… я лично разорву его в клочья!

– Боже, какая кровожадность! – присвистнул Салливан.

Девушка смерила его гневным взглядом:

– Этот негодяй разрушил мою жизнь! Он отнял у меня любимого человека!

Мак вздрогнул при последних словах, но Элизабет этого даже не заметила.

– А потом он подослал ко мне киллера в тот момент, когда я думала, что наконец-то обрела свой дом, и чувствовала себя в безопасности. Из-за него Грант и Мак рисковали собой! Я не позволю ему разгуливать на свободе. Он должен заплатить за преступления! И мы обязаны его остановить прежде, чем пострадает кто-нибудь еще! – Она резко замолчала, услышав голоса, донесшиеся из холла, – Селия разговаривала с мужчиной и женщиной.

– Шоу начинается, – прошептал Мак.

Элизабет глубоко вдохнула и выдохнула. Все в порядке: Мак рядом, Салливан у окна. Голоса приближались. Звонкий женский смех ударил по нервам, как выстрел. Селия открыла из холла дверь.

– Ваши гости уже здесь, губернатор, – проворковала она. – Ничего, что я предложила им подождать в вашем кабинете?

Первым вошел высокий, широкоплечий мужчина. На нем был смокинг, и Элизабет вдруг почувствовала себя еще неуютнее, машинально взглянув на свои джинсы и футболку. «Соберись, – приказала себе она. – Перед тобой убийца». Губернатор, увидев девушку, улыбнулся, и на секунду свет для нее померк. У Сазерфилда на левой щеке от улыбки проступила ямочка, а золотисто-карие глаза весело прищурились.

– Приветствую вас, леди и джентльмены, – сказал он, отступив в сторону, чтобы пропустить супругу. На ней было облегающее голубое платье с длинным разрезом, открывавшим стройные ноги; безупречно белые перчатки доходили до локтей. Миссис Сазерфилд оказалась стильной, эффектной женщиной с идеальной фигурой. Она тоже одарила гостей вежливой улыбкой.

– Я весьма признателен, что вы решили поддержать меня в предвыборной кампании… – начал губернатор, но Элизабет его перебила:

– У вас его улыбка! То есть это у него была ваша… И такие же глаза! Я думала, только у Нейта в глазах зажигаются золотистые искорки, когда он смеется.

Лицо Сазерфилда сделалось белым как полотно.

– Не понимаю, о чем вы…

– Еще как понимаете, губернатор, – угрожающе шагнул вперед Мак. – Вы прекрасно знаете, о ком она говорит. – Он сделал знак Салливану, и тот положил кейс на письменный стол.

– Уэсли! – коснулась руки мужа миссис Сазерфилд. – Что происходит? Ты сказал, у нас встреча со спонсорами.

– Похоже, я ошибся, Эвелин. – Он старался говорить бодро, но его плечи поникли. – Это самозванцы.

– В таком случае кто вы такие и что вам нужно? – с внезапной злостью выпалила она. – Где Мартин? Почему он позволил…

– Узнаете себя на фотографии, губернатор? – невозмутимо спросил Салливан, достав из кейса стопку снимков, спасенных Маком из горящего дома Стива Илдона, и положив один на стол.

Элизабет подошла ближе. Это была фотография мужчины в дождевом плаще около могилы Нейта.

У Сазерфилда задрожала рука, когда он поднес снимок к глазам.

– Понятно. Это вы. – Мак кивнул Салливану, и на стол легла вторая фотография. – Значит, вы знаете, кто такой Нейт Дэниелс.

Элизабет закусила губу. На фотографии был мертвый Нейт в луже крови на полу охотничьего домика. Снимок с места преступления.

Теперь губернатор вздрогнул всем телом.

– Как вы могли? – выдохнула Элизабет. – Как вообще можно заказать убийство родного сына?

Сазерфилд с ужасом воззрился на нее:

– Что?! Нет! Я этого не делал!

– Уэсли! – Жена потянула его прочь от письменного стола. – Это же репортеры, которые хотят сфабриковать сенсацию и уничтожить нас! Не говори ни слова! – Она ткнула пальцем в сторону двери. – Немедленно убирайтесь из моего дома, иначе я вызову полицию!

– О, полиция – это хорошая идея, – обрадовалась Селия. – Не беспокойтесь, мэм, копы уже в пути. Я позвонила нескольким знакомым полицейским детективам, из тех, кого не сильно впечатлит высокое положение вашего мужа. Они голосовали на выборах за другого кандидата.

Эвелин Сазерфилд побагровела от гнева.

– Вы пришли к нам и пообещали, что поможете ему получить пост вице-президента! Предъявили блистательные рекомендации! Сказали, что вы из ЦРУ!

– Я пришла к вам, – спокойно отозвалась Селия, – потому что вы давно находитесь под следствием. Внимание моих боссов привлекли некоторые нестыковки в ваших финансовых отчетах, поэтому я наблюдала за вами некоторое время. А потом вдруг со мной связался мистер Макгуайр и упомянул ваше имя. В результате бесследное исчезновение крупных сумм с ваших счетов приобрело, скажем так, определенный смысл. Ведь услуги наемных убийц обходятся недешево, верно? И кредитов они, видимо, не предоставляют.

– Да что вы такое несете?! – шагнул к ней Сазерфилд. – Я не нанимал никаких убийц! И никогда бы не причинил вреда своему сыну!

– Заткнись! – рявкнула Эвелин. – Завтра эта чертова новость будет в каждом таблоиде – и не видать нам Белого дома! А вы – вон отсюда! И если ваши копы приедут, без ордера я их не впущу!

Салливан принялся собирать фотографии. Селия пожала плечами:

– Ну, не хотите по-хорошему…

Элизабет, не намеренная так просто сдаваться, бросилась к губернатору и схватила его за руку.

– Нейт был хорошим человеком! Он любил меня. У него была волшебная улыбка и прекрасные мечты. И вдвоем мы бы сумели эти мечты осуществить. Он был хороший, – срывающимся голосом повторила девушка, – я видела, как он отдавал последний цент нищему бродяге. И еще он никогда ни на что не жаловался. Говорил только о том, что все самое чудесное ждет нас в будущем. – Тут она не выдержала и разрыдалась. – Но его ждал только ваш убийца! Вы приказали застрелить собственного сына!

– Нет! – выкрикнул Сазерфилд. – Я не делал этого! Я даже ничего не знал о нем, пока он не погиб! Не знал, клянусь!

– Я зову охрану. – Эвелин решительно направилась к телефону на письменном столе.

– Если вы не убивали Нейта, губернатор, почему бы нам не поговорить спокойно? – спросил Мак, пока жена Сазерфилда набирала номер. – Просто ответьте на наши вопросы.

– Это Эвелин! Немедленно пришлите людей в главный дом! У нас незаконное вторжение!

Пока жена кричала в трубку, губернатор не сводил глаз с Элизабет.

– Я знаю вас, – сказал он вдруг. – Вы были на похоронах Нейта.

Сердце девушки отчаянно забилось. «Вот оно! Наконец-то!»

– Вы правда любили моего мальчика?

Она кивнула. Мак молча слушал. Эвелин между тем продолжала верещать, раздавая указания и требуя вышвырнуть незваных гостей с территории частной собственности.

– Жаль, что я с ним не познакомился, – вздохнул губернатор. – Он написал мне, что хочет приехать. Но так и не приехал.

Элизабет вспомнила слова Наладчика: «Не забывай, что случилось с Нейтом. Ему нужно было просто ехать дальше. Еще час – и я бы уже никогда не смог до него добраться!»

– Нейт ехал к вам, – медленно проговорила она, пытаясь сложить фрагменты головоломки. – Но по дороге встретил меня. Он сказал, что прошлое перестало для него существовать в этот день. Нейт не хотел разрушить вашу карьеру! Не собирался устраивать публичный скандал! Он решил начать жизнь с нуля! – с болью выкрикнула Элизабет. Она больше не могла смотреть в золотисто-карие глаза, глаза Нейта. – Почему вы просто не отпустили его?! Зачем убили?!

Губернатор шагнул к ней и схватил за плечи.

– Я не убивал сына! Я бы никогда…

Мак яростно оттолкнул его, рявкнув:

– Не прикасайся к ней! Тронешь ее хоть пальцем – я тебя наизнанку выверну!

Тут уж даже Эвелин замолчала.

– Простите… – Сазерфилд потер виски. – Вы показали мне фотографию… Нейт в крови… Это так ужасно! Он страдал? Кричал? Он что-нибудь сказал перед смертью? – Губернатор попытался поймать взгляд Элизабет, но Мак заслонил ее, встав между ним и девушкой, как живой щит.

Элизабет так сильно закусила губу, что удивилась, не почувствовав вкуса крови. Помолчав, она проговорила:

– Он кричал. Велел мне бежать. Перед смертью ваш сын спас мне жизнь.

– Я ни о чем не знал, – с трудом произнес Сазерфилд. – Помощница передала мне его письмо, когда Нейт уже был мертв. Она вскрыла конверт, когда получила, и подумала, что это банальный шантаж, поэтому не стала мне показывать. А когда показала, было слишком поздно.

– Я не верю вам, – покачала головой Элизабет. – Вы наняли человека по кличке Наладчик, чтобы убить Нейта. А потом послали его за мной в Остин. Кстати, Наладчик мертв. Его застрелил полицейский при попытке побега.

– Вас тоже хотели убить? – выдохнул Сазерфилд.

– Вы так долго занимаете пост губернатора, вас уважают в городе. Но люди не знают, кто вы на самом деле. – Девушка презрительно скривила губы. – Да, меня тоже хотели убить. За мной охотился наемный убийца. И за журналистом, Стивом Илдоном. Мне повезло: я жива благодаря Маку и его братьям. – Она взяла Мака за руку. – Но защитить Стива было некому. Наладчик зарезал его в глухом переулке.

Сазерфилд пошатнулся. Эвелин наконец положила телефонную трубку и бросилась к мужу:

– У него слабое сердце! Перестаньте издеваться над человеком! Убирайтесь вон!

Элизабет повернулась к выходу из кабинета. Она хотела получить от губернатора признание в преступлении, хотела посмотреть в глаза чудовищу – и увидела в них только боль и скорбь. Вероятно, он гениальный актер, потому что разыгранные им ужас, горе и страдание казались неподдельными.

Со стуком распахнулась входная дверь дома, и в холле послышался топот нескольких пар ног.

– А вот и охрана! – возликовала Эвелин. – Сейчас вас вышвырнут!

В ту же секунду в кабинет ворвались секьюрити, и один из них грубо схватил Селию. Салливан стремительно метнулся к нему, сжимая кулаки:

– Эй, приятель, нельзя так обращаться с леди!

– Не трогайте их! – слабым голосом приказал губернатор охранникам. – Они уже уходят.

«Как будто нам нужна твоя защита!» – возмущенно подумала Элизабет и направилась к двери. Проходя мимо Сазерфилда, она задала последний вопрос:

– Мать Нейта вы тоже убили?

Губернатор во все глаза уставился на нее, и впервые Эвелин, стоявшая за его спиной, выдала свои чувства – она ошарашенно открыла рот и попятилась, но тотчас справилась с собой.

– Мать Нейта погибла в автомобильной аварии, когда он был младенцем. По-вашему, это тоже устроил некий Наладчик?

– Наладчика успели допросить в полиции, – сказал Мак. – Капитан Бен Ховард долго с ним беседовал. И можете не сомневаться: ваш муж не избежит наказания. – Он издевательски отсалютовал Сазерфилду. – До очень скорой встречи, губернатор!

Охранники в черных костюмах нервно переминались с ноги на ногу, окружив хозяев дома. За Макгуайрами, Селией и Элизабет они не последовали, и все четверо беспрепятственно вышли за ворота. Полицейских сирен не было слышно. Детективы, которыми Селия пугала губернатора, похоже, не спешили ей на подмогу, и Элизабет заподозрила, что рыжеволосая красотка просто блефовала.

– Что ж, это было занятно, – подвела итог Селия, подходя к своему внедорожнику.

Салливан схватил ее за руку.

– Тот охранник тебя не ранил?

– Салли, ты что, серьезно? – усмехнулась она. – Чтобы меня ранить, нужно хорошенько потрудиться. Вам обоим это известно.

Мак открыл дверцу машины для Элизабет.

– Подождите!

Все обернулись на этот отчаянный крик. От дома к ним бежала Эвелин. Ноги быстро мелькали в разрезе платья, лицо было белым как полотно.

– Стойте! Мисс… я даже не знаю вашей фамилии…

– Элизабет Сноу.

Жена губернатора приблизилась к девушке, настороженно поглядывая на остальных.

– Нам с вами нужно поговорить, мисс Сноу. Наедине.

– Неприемлемо, – отрезал Мак. – Если у вас есть что сказать, выкладывайте при всех.

Эвелин запыхалась и старалась выровнять дыхание.

– У моего мужа вспыльчивый характер. – Она уже не выглядела надменной и злой женой политика, теперь ее лицо исказил страх. – Я видела, как он ведет себя во время приступов гнева. – Эвелин нервно переплела пальцы. – Мать того мальчика… Вы считаете, что мой муж нанял убийцу, который и устроил автокатастрофу?

– Мы в этом почти уверены, – сурово сказал Мак.

– Ее звали Глория?

Сердце Элизабет пропустило удар.

– Да! Вы знали о ней?

– Глория была одной из его… ошибок. – У Эвелин задрожали губы. – Это было много лет назад, но я помню о ней, потому что однажды Уэсли приснился кошмар, и во сне он выкрикивал ее имя. Когда я утром спросила, кто это, он сказал, что Глория – проблема, которую нужно устранить.

Теперь сердце Элизабет забилось с бешеной скоростью, и в то же время как будто ледяной ветер ударил ее в грудь. По телу пробежала холодная дрожь.

Эвелин беспокойно оглянулась на дом.

– Я прожила с Уэсли долгую жизнь. Когда-то он был хорошим человеком.

– Вам нужно поехать с нами в полицию! – заявила Элизабет. – Вы должны рассказать все, что вам известно!

Лицо Эвелин окаменело.

– Я не буду свидетельствовать против мужа.

Мак, выругавшись, шагнул к ней.

– Ваш муж – убийца! Пусть сам он не запачкал руки, но нанял другого человека. Вы уверены, что он не захочет в один прекрасный день таким же способом избавиться от вас?

– Нет! – попятилась Эвелин. – Вы ошибаетесь!

– Как думаете, долго он будет терпеть ваше присутствие, когда вы перестанете быть ему полезной? – вмешался Салливан.

Из дома выскочили охранники и заспешили к воротам. Один из них крикнул:

– Мэм, у вас все в порядке?

– В полном! Они уже уходят! – твердым голосом ответила жена губернатора.

– Эвелин! Помогите нам! – взмолилась Элизабет.

Но та уже развернулась и решительно зашагала к дому.