– Опусти пистолет, – приказал Мак, стараясь говорить спокойно.

Это давалось ему нелегко, ведь Элизабет сейчас сидела на полу, и он видел кровь у нее на груди. Когда грянул первый выстрел, Мак сразу рванулся к девушке, но Эвелин снова начала стрелять – попала в Селию и, кажется, в Салливана. У Мака дернулось плечо, когда его прошила пуля, но он не обратил на рану внимания: нужно было немедленно помочь Элизабет. Селия лежала без движения. Салливан приподнялся, на рукаве его рубашки было красное пятно. «Эвелин никого из нас отсюда не выпустит», – пронеслось у Мака в голове. Он вскинул обе руки, несмотря на боль в левой:

– Не стреляй.

Вдова губернатора рассмеялась:

– Что, не ожидал такой меткости? В детстве отец часто брал меня на охоту, так что я умею обращаться с оружием. – Она посмотрела на Элизабет. – По-моему, убить тебя не так уж сложно. Не понимаю, почему у Нельсона возникли затруднения. Тоже мне премудрость – засадить пулю между глаз.

– Н-нельсон? – прохрипела девушка.

– Ты знаешь его кличку – Наладчик. – Эвелин вздохнула. – Бедняга Нельсон, он столько лет помогал мне.

Пока она говорила, Мак осторожно подступал ближе. Нужно было вырвать пистолет у нее из рук.

– Значит, главная в этом деле – ты?

– Не только в этом, – пожала плечами Эвелин, пренебрежительно покосившись на него. – От Уэсли не было никакого толка, ни одной оригинальной идеи за все эти годы. Он получил пост губернатора исключительно благодаря мне.

За окном послышался шум мотора – около дома остановилась машина. Затем хлопнула входная дверь.

– Это полиция, – сказал Мак. – Бросай оружие.

– Нет, не надейся, – усмехнулась Эвелин. – Это мой уборщик.

В холле зазвучали шаги.

– Эвелин! Ты где?

Мак, сразу узнав голос, обернулся и увидел входившего в кабинет Мартина Пейса, который на мгновение застыл, разинув рот.

– Эвелин! Какого черта?! Я думал, ты только Уэсли пристрелила! – Помощник губернатора подошел к лежавшей на полу Селии, выругался и приложил руку к ее шее, нащупывая пульс. – Что ты наделала?

Мак быстро взглянул на брата. Тот уже поднялся на ноги и угрожающе качнулся в сторону Пейса. «Не сейчас, Салли, еще не время!» – мысленно воззвал к нему Мак, потому что Эвелин приставила дуло пистолета ко лбу Элизабет. Салли, к счастью, остался на месте.

– Я сделала то, что нужно, – отрезала вдова. – Мартин, не притворяйся, что ты у нас чистенький. И не забывай: нам обоим есть что терять.

– Ты должна была убить только губернатора! Зачем стреляла в Селию?

– Ты сказал мне, что она обманом притащила сюда Макгуайров. Кроме того, она проводила финансовое расследование. Ты ничем не обязан этой женщине. Ты всем обязан мне! Я здесь главная!

– Главная убийца, – прохрипела Элизабет.

Эвелин крепче сжала рукоятку пистолета.

– А ты всего лишь куча мусора у меня на дороге.

Мак сделал еще один незаметный шажок к ней, пытаясь совладать с охватившей его яростью.

– Ты собираешься убить всех нас? – спросил он.

– Ну, вообще-то полиция придет к выводу, что вас убил губернатор. Вы узнали, что Уэсли нанимал киллера для нескольких преступлений, а когда пришли сюда с обвинением, он рассвирепел и давай палить из пистолета. Сначала прикончил всех вас, а потом и сам застрелился. Только мне, бедняжке, удалось спастись от его безумия.

Салливан, несмотря на ранение, крепко стоял на ногах и ждал сигнала от брата. Но прежде нужно было каким-то образом заставить вдову отвести ствол от Элизабет.

– Вы всполошились, когда узнали, зачем мы пришли к губернатору, – заговорила девушка, и в ее голосе не было страха, хотя ей в лоб упиралось дуло пистолета. Она не боялась. Она очень сильно разозлилась. – Перепугались, что мы можем вас заподозрить. Или… вас заподозрил муж? Вот что случилось! Когда мы ушли, он начал задавать вам вопросы. Вероятно, мистер Сазерфилд подумал, что вы могли прочитать письмо Нейта раньше, чем он, и узнать, что у него есть сын…

– Я все знала и без этого чертова письма! – закричала Эвелин. – Нельсон когда-то был частным детективом, и я наняла его следить за мужем! Он все разнюхал про Глорию и ее ублюдка. Тогда я предложила ему пятьдесят тысяч долларов наличными, чтобы уладить это дело. И Нельсон согласился. Отлично справился – устранил мою проблему, а вскоре на него посыпались заказы от других клиентов, потому что я знакомила его с нужными людьми. Своей блистательной карьерой он, как и Уэсли, обязан мне!

Мак на своем веку повидал немало чудовищ, самых разных форм и размеров. И мало кому из злодеев удавалось так хорошо скрываться долгие годы.

– Ты думала, Нейт никогда не узнает, кто его отец? – спросил он. – А потом прочитала письмо, и оказалось, что мальчик едет на встречу с губернатором.

Ствол немного отодвинулся от лба Элизабет, сидевшей на полу. Вернее, девушка начала слабеть и уже не могла держать спину прямо. «Куда попала пуля? – лихорадочно подумал Мак. – Только бы не рядом с сердцем! Не рядом с сердцем!»

– Незаконный ребенок Сазерфилда разрушил бы его карьеру, – сказал он Эвелин. – И ты решила этому помешать.

– Нет, – слабо возразила Элизабет. – Если бы губернатор догадался, что она убила Глорию, – вот тогда была бы разрушена ее собственная жизнь. Ты не защищала никого, кроме себя! – Рука, которой она упиралась в пол, сильно дрожала.

Мак попытался отвлечь внимание Эвелин на себя.

– Сегодня вечером Сазерфилд понял, что произошло много лет назад. И собирался засадить тебя за решетку, верно? Он рассказал бы правду о тебе всему миру.

– Это она во всем виновата! – заорала вдова, и дуло пистолета снова уперлось в лоб Элизабет. – Ей просто нужно было вовремя остановиться! Но нет, вы все решили найти связь между Нельсоном и Уэсли! А с Нельсоном была связана только я, и вы непременно до этого докопались бы. Однако я не намерена идти в тюрьму. Я создана для другой жизни! У меня особое предназначение!

– Ты… чокнутая, – прошептала Элизабет. – Вот ты кто.

Эвелин уже взяла себя в руки и одарила ее холодной, жестокой улыбкой.

– Мартин, если Селия еще не сдохла, добей ее, – велела она.

– Ч-что?! – остолбенел помощник.

– Надеюсь, ты взял с собой пистолет? Я же просила! – Разговаривая с ним, Эвелин не отводила взгляда от Элизабет. – Пристрели Селию, потом этих парней. Они и с места не сдвинутся. – Она посмотрела в упор на Мака. – Солдаты, спецназовцы! Целое семейство супергероев с девизом «Защищать всех подряд!». И вы будете до последнего защищать эту девчонку. Вы очень хотите ее спасти, а значит, не шелохнетесь, пока она у меня на мушке. Потому что вы не сомневаетесь, что я могу нажать на спуск. А тем временем вас обоих грохнут.

– Нажимай… на… что хочешь… – Слова уже давались Элизабет с трудом.

– Этот дурень тебя любит, – подмигнула ей Эвелин. – Кто же станет рисковать жизнью любимого человека? Будет стоять по струнке как миленький. Хорошие солдаты всегда подчиняются приказам.

Краем глаза Мак увидел, что в руке у Мартина появился пистолет. «Вот теперь пора действовать!» Он едва заметно качнул головой, надеясь, что Салливан заметит этот знак и приготовится. Эвелин ошиблась на их счет – они были не просто хорошими солдатами.

Они были специально обученными убийцами.

Мак, уже не таясь, угрожающе шагнул вперед:

– У наших братьев в офисе есть доказательства твоей причастности к убийству Глории Дэниелс. – Он блефовал, основываясь на догадках, но больше ничего не оставалось. – Не надо было тебе с ней встречаться, но ты не удержалась. Наверно, очень хотелось взглянуть на женщину, которая чуть было не разрушила твою идеальную жизнь?

Эвелин вздрогнула.

– Как ты узн… Ты лжешь! Нет у вас никаких доказательств!

– Братья разыскали друзей Стива Илдона, тоже журналистов. Они собрали материал для нескольких статей, разоблачающих жену губернатора Северной Дакоты. Представляешь, какой поднимется шум? Пресса тебя похоронит. Ты сгниешь в тюрьме. Вот в чем твое особое предназначение.

– Нет! – выкрикнула Эвелин. Вспышка ярости лишила ее контроля над собой. Цель была достигнута: она направила пистолет на Мака и вдавила спусковой крючок. Но за секунду до этого на нее из последних сил бросилась Элизабет. Они обе рухнули на пол, пуля ушла в потолок. Мак рванулся к ним, ногой выбил оружие из руки Эвелин, и тогда Элизабет от души врезала ей кулаком в лицо. Голова убийцы глухо ударилась затылком об пол.

– Брось пушку, Мартин, – прорычал Салливан. – И отойди от Селии.

Мак обернулся. Мартин Пейс с пистолетом в руке стоял над лежащей Селией, но целился не в нее, а в Салливана. Первым делом Мак заслонил своим телом Элизабет. Он никому больше не позволит в нее стрелять, пусть сначала пуля прошьет его собственную грудь.

– Этого не должно было случиться, – забормотал Мартин. – Я не знал… не знал, чем занимается Эвелин! Заметил однажды, что со счета пропала крупная сумма, сказал ей об этом, и она… заплатила мне за молчание. Я думал, может, она тратит деньги мужа на наркотики. Я понятия не имел, что она убивает людей!

– Теперь имеешь, – отрезал Мак. – Положи пушку на пол и отойди.

Мартин посмотрел на Селию:

– Мне показалось, она уже не дышит, иначе я не стал бы…

Салливан, издав страшный звериный рык, ринулся на него, схватил за ворот и молниеносно впечатал спиной в стену. Пистолет выпал из руки Мартина. Салливан принялся наносить ему сокрушительные удары один за другим.

– С-Салли… – раздался слабый голос Селии.

Он застыл лишь на мгновение. Отшвырнул Мартина и бросился к ней, упал на колени, сгреб в объятия и заорал:

– Нам нужна «скорая»!

Мак почувствовал на плече руку Элизабет, повернулся к ней и едва успел поймать, когда она начала падать.

Когда приехала «скорая помощь», он сидел, все еще прижимая девушку к себе. Она едва заметно дышала, но, как только санитары положили ее на носилки, ресницы дрогнули, и Элизабет прошептала:

– Никто… ничто… нам не помешает.

– Никто и ничто, – подхватил Мак.

– Я… люблю тебя.

У Элизабет остался шрам. Очень пикантный. Настоящая боевая метка. Эвелин Сазерфилд арестовала полиция, а пресса зубами и когтями вцепилась в сенсацию. Мартин Пейс легко отделался, быстро согласившись на сделку с прокуратурой. Элизабет сообщили, что он выложил все секреты, о которых знал и догадывался.

Ей перестали сниться кошмары. Убийц Нейта постигла кара. А ее жизни ничто больше не угрожает, и теперь можно, наконец, идти вперед – ее никто не остановит.

Кроме Мака.

Элизабет отыскала его взглядом на берегу озера. Они вернулись на ранчо пару недель назад, и все это время Мак опекал ее, как ребенка, и пытался избавить от любых неудобств. С одной стороны, это было трогательно; с другой – начинало раздражать. Но больше всего ее беспокоила мысль о том, что теперь, когда опасность миновала, их отношения изменятся.

– Элизабет!

Мак поднимался к ней по насыпи. Темные волосы блестели на солнце, точеные черты лица в ярком свете обозначились резче. При виде его девушка почувствовала привычный трепет, сердце забилось чуть быстрее, а на губах медленно расцвела улыбка.

Но Мак озабоченно нахмурился:

– Врач сказал, тебе нужен покой, а ты разгуливаешь по окрестностям!

– Перестань обращаться со мной так, будто я могу в любой момент рассыпаться на мелкие кусочки! – выпалила Элизабет, решив положить конец этому безобразию. Ей надоели телячьи нежности, она тосковала по его горячему телу и страстным поцелуям. – Я совершенно здорова!

– Но я так испугался за тебя тогда. Было слишком много крови, к тому же я видел, что пуля попала в грудь…

– Ты же слышал, что сказали специалисты: мне повезло, сердце не задето и все остальное тоже.

Мак поправил прядь ее каштановых волос, которыми играл ветер.

– Нет, это мне повезло. Потому что, если бы ты… если бы с тобой что-нибудь случилось, я сошел бы с ума. – Он провел пальцами по щеке девушки. – Ты даже не представляешь, как я тебя люблю.

Элизабет ждала продолжения: ей очень хотелось представить.

– Я не могу вообразить себе этот мир без тебя, Элизабет.

– А я пока никуда не собираюсь, – улыбнулась она.

– Наверное, тебе не нравится, что я слишком уж тебя опекаю. Что бываю… бешеным, люблю опасность и всплески адреналина…

Элизабет молчала.

– Но я все сделаю и все отдам, лишь бы тебе ничто не угрожало. Ты значишь для меня больше, чем всё на свете. – Он перевел дыхание и вдруг опустился на одно колено, достал из кармана кольцо и протянул ей на ладони.

Прекрасный бриллиант засверкал в лучах солнца.

– Моя жизнь стала лучше, когда в ней появилась ты, – просто сказал Мак. – Детка, ты выйдешь за меня замуж? Окажешь мне такую честь?

Элизабет увидела, что в его глазах мелькнул страх получить отказ и уголок рта нервно дрогнул. Суровый воин затаил дыхание в ожидании ответа.

«Неужели он думает, что я могу ему отказать?»

Элизабет заставила его подняться.

– Моя жизнь лучше, когда ты рядом со мной. – И поцеловала. – Да, самый прекрасный мужчина в мире, я выйду за тебя замуж.

Он засмеялся – радостным, вольным смехом – и заключил ее в объятия. Она снова поцеловала его, чувствуя себя влюбленной, счастливой, защищенной от всех невзгод. Элизабет знала, что может с ним быть сдержанной и необузданной, дикой и робкой. Она может быть какой угодно – Мак навсегда останется с ней.

Все призраки исчезли вместе с прошлым. Теперь у нее есть только настоящее и будущее.

Будущее с Маком.