Мак прекрасно понимал, что занимается ерундой. И зачем он притащился сюда, к дому Элизабет? Стоит теперь под большим деревом и таращится во все глаза на ее окна, как последний шпик. Или сексуально озабоченный маньяк.

Но он волновался за девушку – не то чтобы серьезный аргумент, зато хоть какое-то оправдание. Теперь она дома, в безопасности, и можно убраться восвояси. Развернуться и уехать. И ни за что не подходить к ее двери. Однако что-то мешало Маку покинуть наблюдательный пост. «У нее есть враги. Точно есть. И она не хочет о них говорить», – крутилось в голове. Он все-таки заставил себя сделать шаг к машине. Надо будет побеседовать с Элизабет завтра днем, как у нормальных людей заведено…

И тут Элизабет выбежала из дому. Выбежала!

– Эй!.. – вырвалось у Мака, но она не услышала – бросилась к своему седану, прыгнула за руль, и машина рванула с места, взвизгнув покрышками. Выруливая на дорогу, она чуть не снесла почтовый ящик.

Когда ее машина, слегка виляя из стороны в сторону на большой скорости, промчалась мимо Мака, он уже сидел за рулем. Включил мотор и покатил следом за девушкой. Она пронеслась по Остину, выехала в предместье и запетляла по улицам с ночными клубами. Странно, Мак не подозревал в ней любительницу ночной жизни. Впрочем, ему и раньше доводилось ошибаться в людях, и порой эти ошибки дорого обходились братьям Макгуайр.

Элизабет остановилась на парковке и вышла из машины. «Хвоста» за собой она, похоже, не заметила – вероятно, потому, что была сосредоточена на быстром вождении. Мак опустил стекло. В салон автомобиля ворвались клубная музыка и смех. За этим исключением, вокруг все было тихо, никаких угроз не наблюдалось.

«Пора уже перестать видеть повсюду одни проблемы, – мрачно подумал Мак. – Она просто решила развлечься. Выпить… с кем-нибудь. И так спешила на встречу, что чуть не сорвала покрышки».

Элизабет торопливо зашагала к бару «Растик». Мак там бывал – неплохое заведение, но не лучшее в городе. Однако девушка в бар не вошла – направилась к переулку.

Порой ощущение непоправимой ошибки появляется раньше, чем эта ошибка становится очевидной. Едва ступив в переулок, Элизабет поняла, что напрасно сюда приехала – надо немедленно развернуться и бежать прочь со всех ног. Но страх заставлял ее идти вперед. Именно страх – она боялась, что со Стивом случилась беда.

По сторонам громоздились здоровенные зеленые контейнеры для отходов. Фонарей не было – тусклое освещение обеспечивали только окна зданий. Элизабет шла, отчаянно вглядываясь в тени за мусорными баками.

– Стив! – позвала она. – Стив, ты здесь?

Никто не ответил. Тогда девушка достала мобильный и набрала его номер. Последовали несколько секунд напряженной тишины, и вдруг… громко зазвонил телефон. Отчетливо различимая мелодия звонка доносилась откуда-то из тени за контейнером слева от нее.

– Стив?..

Раздался сухой треск – как будто ткань зацепилась за что-то и порвалась.

– Стив! Ты ранен? – Элизабет осмелилась сделать шаг по направлению к мусорному контейнеру. Быть может, журналист там, за ним? Или это ловушка, устроенная сиплым парнем с ножом?.. Девушка дрожащей рукой достала из сумочки перцовый баллончик и, готовая к нападению, сделала еще один шаг.

Но мужчина, сидевший за контейнером, не собирался на нее нападать. С первого взгляда Элизабет поняла, что он мертв. Обмякшее тело замерло в неестественной позе, и даже в полутьме было видно черно-багровую лужу, натекшую из-под него. Девушка активировала экран мобильного телефона, увеличила яркость и поднесла его к лицу неподвижного человека. Она сразу узнала Стива. Это был он – повзрослевший на восемь лет, еще больше похудевший и… мертвый.

Повсюду была кровь. Ужасно много крови. Элизабет попятилась, сжимая в одной руке телефон, в другой – перцовый баллончик. Внезапно из-под контейнера выскочила крыса, галопом проскакала по телу Стива и исчезла в темноте. Элизабет вскрикнула, а в следующий миг догадалась, что именно крыса была виновницей того тихого треска рвущейся ткани, который она только что слышала.

– Попалась!

Две крепкие руки обхватили ее и дернули назад. Она выронила телефон, но баллончик держала крепко. Она попыталась лягнуть нападавшего, промазала, извернулась, выворачивая кисть, и, зажмурившись, резко нажала на кнопку распылителя.

Незнакомец сипло заорал и выпустил ее. Девушка упала на асфальт, успев выставить руки перед собой, и оказалась нос к носу с трупом.

– Элизабет!

Это был уже другой голос – он донесся со стороны Аверс-стрит. Элизабет обернулась и увидела в конце переулка очертания высокой, широкоплечей мужской фигуры. К ней бежал Мак.

Нападавший уже скрылся, даже шаги затихли. Элизабет попыталась встать, не обращая внимания на боль в содранных об асфальт ладонях и коленках. Мак подоспел вовремя – подхватил ее, помог подняться.

– Элизабет! Ты в порядке?

Да. Нет. Отчасти. По крайней мере, она вроде бы не труп, а это уже хорошо.

– Он убил Стива.

– Что? Кто? Какого Стива?!

Элизабет ткнула пальцем в сторону мертвеца. Мак выругался. Оттолкнув его руки, девушка бросилась в тот конец переулка, куда убежал убийца.

– Надо его задержать!

В конце переулок резко поворачивал налево, и она пулей вылетела на широкую улицу, перпендикулярную Аверс-стрит. Ее мгновенно оглушили шум дорожного движения и гул голосов, по глазам ударили огни проносившихся мимо машин. Не отстававший ни на шаг Мак вовремя обхватил ее за талию, удержав на краю тротуара.

– Элизабет, осторожно!

– Где он? – пробормотала девушка. – Его нельзя упустить. Он убил журналиста, и если полиция его не поймает…

«Он и меня убьет», – мысленно договорила она.

* * *

Над Остином занимался рассвет, горожане просыпались и встречали новый день. Мак сидел в офисе «Макгуайр секьюритис», и для него еще не закончилась долгая безумная ночь.

Он не сводил взгляда с примостившейся по другую сторону стола Элизабет. Плечи девушки поникли, лицо побледнело и осунулось, она молчала с тех пор, как он посадил ее в свою машину, чтобы привезти сюда.

Мак оставался с ней все время, пока они ждали полицию в переулке у бара «Растик», и потом, когда копы осматривали место преступления. Он видел, как Элизабет ушла в себя, спряталась в воображаемой раковине и захлопнула створки. Слышал, как уклончиво она отвечала на вопросы детектива: «Да, я нашла тело убитого мужчины. Он просто… просто сидел там… Убийца набросился на меня… Нет, я не видела его лица… Нет, я ничего не знаю о жертве… Нет, я не могу вам помочь».

– Элизабет.

Мак произнес имя просто для того, чтобы вернуть ее к действительности.

Она, вздрогнув, медленно перевела на него взгляд, который до этого был устремлен в пространство. Мак подумал было, что она в состоянии шока, – ведь не каждый же день людям доводится натыкаться на трупы. Но что-то ему подсказывало, что с Элизабет это случилось не в первый раз.

– Мне надо домой, – хрипло произнесла она. – Не знаю, зачем я с тобой поехала…

– Тебе нужна моя помощь, – сказал он.

Элизабет нахмурилась – между бровей появилась морщинка.

– И я обязательно помогу тебе, – ласково продолжил Мак, – хотя уверен, что ты солгала полицейским.

– Не понимаю, о чем ты.

– Ты знала убитого. Ответила копам, что незнакома с ним, но я слышал, как в переулке ты пробормотала: «Он убил Стива». А перед этим ты вылетела из дому как угорелая и помчалась на Аверс-стрит. Ты знала, что Стив там.

– Ты за мной следил?! – выпалила Элизабет ему в лицо.

– Было такое, виновен, – спокойно кивнул Мак.

– Зачем? Нельзя шпионить за людьми!

– Я частный сыщик. Мне приходится это делать.

Она облизнула пересохшие губы, и Мак, вопреки обстоятельствам, следующие несколько секунд думал только о мелькнувшем по ним розовом язычке.

– Почему ты поехал за мной? – спросила девушка.

– Потому что беспокоился о тебе. Не хотел, чтобы ты попала в беду.

– Но ты совсем не знаешь меня! – Она покачала головой. – Я и сама не знаю, зачем тебе все это говорю. Зачем села в твою машину… Бросила свою на Аверс-стрит. О чем только думала?..

– Ты думала о том, что тебе нужно уехать оттуда. Что ты можешь оказаться следующей жертвой. И что убийца где-то рядом – он не должен был увидеть, как ты уезжаешь одна.

В том, что преступник не остановится, Мак не сомневался. И в том, что это не первое его убийство, – тоже. Мак знал убийц. Иногда ему даже казалось, что он их очень хорошо понимает. Вряд ли тот тип покинул место преступления – наверняка ошивался поблизости в толпе. Поэтому, увозя Элизабет в своем автомобиле, Мак намеревался дать ему понять, что девушка будет трудной мишенью.

– Тот человек тебя преследует, – констатировал он.

Элизабет молчала.

– Черт возьми, позволь мне тебе помочь! Фирма «Макгуайр секьюритис» для того и существует. Мы занимаемся расследованиями и предоставляем людям защиту. Особенно таким безрассудным, как ты. Знала ведь, что парень в переулке убит, и все равно туда помчалась.

– Я надеялась, что он жив. – Элизабет подняла голову, чтобы взглянуть на Мака, и машинально поправила прическу, откинув со лба прядь густых волос. – Я тебе не доверяю.

Он улыбнулся:

– Вообще-то я тебе тоже не доверяю.

Конечно, он страстно желал ее, но о доверии тут речи не шло. Элизабет солгала копам. Как ей можно верить?

– Я не общалась со Стивом Илдоном много лет. Но вчера вечером, когда я приехала домой, он вдруг позвонил.

– Много лет? – Мак шагнул к ней. – Откуда тогда у него твой номер?

– Стив был журналистом. У них свои источники. Он позвонил и сказал, что нам нужно встретиться. Попросил приехать в тот переулок. Сказал, надо поговорить.

Мак ждал продолжения, но девушка медлила. Он вздохнул:

– О чем Стив хотел поговорить?

– Откуда мне знать? – Элизабет отвела взгляд. – Я живу в Остине уже три месяца, работаю, стараюсь избегать неприятностей…

Мак рассмеялся – не смог удержаться:

– В библиотеке за тобой гонялся человек с ножом. Той же ночью ты одна кинулась в глухой переулок и нашла там труп. Да уж, неприятностей ты избегаешь!

Элизабет хмуро уставилась в окно, которое вот-вот должно было заполнить розовым светом восходящее солнце.

– Так о чем же Стив хотел с тобой поговорить?

– Понятия не имею. – Она с вызовом посмотрела Маку в глаза. – Стив сказал, что мы с ним должны кого-то остановить. Я не знаю, кого и почему.

– Тогда зачем ты поехала на Аверс-стрит?

Ее взгляд снова скользнул в сторону. Но Мак не намерен был отступаться:

– Элизабет?..

– Потому что Стив вскрикнул. От боли или от страха. – Теперь в ее темных глазах появилась печаль. – После этого я услышала гудки. Перезвонила ему, и ответил кто-то другой. Он сказал… сказал: «Стив не может сейчас разговаривать».

– Что? – вскинулся Мак. – Ты говорила с убийцей? И не упомянула об этом копам?!

Девушка опустила голову.

– Он еще кое-что добавил. «Скоро увидимся, Элизабет».

Мак в порыве нежности обнял ее за плечи.

– Убийца угрожал тебе, а ты не рассказала об этом полиции? Почему, черт побери? Ты же понимаешь, что происшествие в библиотеке и убийство Стива связаны?

Элизабет кивнула и подняла на него глаза, в которых отчетливо читался ужас.

– Тогда почему ты промолчала об этом в раз говоре с полицией?

– Полиция мне однажды уже не поверила.

«Однажды? Сколько же у нее еще секретов?» – в отчаянии подумал Мак.

– В любом случае это не проблема. По крайней мере, не твоя, – тихо добавила Элизабет.

«Нет, именно проблема. Именно моя».

– Найми меня.

– Что? – растерялась девушка. – У меня нет денег…

– Нам не обязательно подписывать контракт. – Деньги Элизабет не волновали Мака. Он заботился только о ее безопасности, потому что больше не хотел видеть ужас в ее глазах. – Тебе нужна защита, помощь. Детка, тебе нужен я.

– Ты… ты назвал меня «детка»?!

Мак закашлялся, обнаружив, что совершил оплошность.

– Убийца идет за тобой по пятам – в этом нет сомнений. Ты не хочешь обращаться в полицию, тогда позволь мне помочь тебе. Ты же знаешь, какая репутация у «Макгуайр секьюритис».

– Я слышала разные истории о вашей семье…

«Да, вероятно, это были не волшебные сказки. Скорее, страшилки», – невесело подумал Мак.

– Так или иначе, мы сможем тебя защитить. Ты же не собираешься сражаться в одиночку?

Элизабет опустила голову. На скулы упали тени от длинных ресниц. Мак только сейчас понял, как близко друг к другу они стоят. Их тела соприкасались, его рука лежала у нее на плечах. Он неделями мечтал об этой женщине, и вот теперь она почти в его объятиях. Но, к сожалению, их свели вместе опасность и смерть.

– Двадцать четыре часа. – Мак не собирался отпускать ее из офиса просто так. – Дай мне двадцать четыре часа, чтобы во всем разобраться и подумать, как остановить подонка.

Длинные ресницы дрогнули.

– А теперь ты отвезешь меня в полицию? – спросила она.

Примерно это он и собирался сделать. Мак и на сотую долю процента не верил копам – когда-то они не сумели помочь его семье, – однако следовало действовать по закону.

– Ты должна рассказать полицейскому детективу о том телефонном звонке. Если откажешься – это будет расценено как препятствование следствию. Я буду присутствовать при разговоре, а потом…

– Потом ты опять потребуешь свои двадцать четыре часа.

Он кивнул:

– И попрошу тебя открыть мне наконец твои секреты. А еще возьму обещание, что ты полностью доверишься мне и моим братьям, чтобы мы могли обеспечить тебе охрану и поймать убийцу.

У него вдруг заколотилось сердце так, что эхо загремело в ушах. Двадцать четыре часа – это не совсем то, о чем он мечтал, но все-таки маленькая победа. Хороший старт. Первый шаг.

– Я согласна.

Мак облегченно вздохнул.

– Но мне все равно придется заплатить тебе за работу, – торопливо добавила Элизабет. – Не знаю как, но я обязательно заплачу.

– Давай отложим этот вопрос. Сейчас нам нужно позвонить в полицию.

– Что-нибудь еще? – Голубые глаза детектива – симпатичной блондинки – пристально смотрели на Элизабет, и в них сквозило подозрение. – Если тот человек сказал вам по телефону что-то еще, вы должны…

– Нет-нет, больше ничего, – быстро ответила Элизабет.

Детектив Мелинда Чейфер согласилась приехать в офис «Макгуайр секьюритис» и уже целый час задавала ей вопросы.

– Какие отношения у вас были со Стивом Илдоном? – спросила Мелинда. – Почему он позвонил вам?

Ладно, раз уж сказала «а», надо говорить «б». Придется поведать всю историю – под этим тяжелым взглядом Мака.

– Восемь лет назад убили моего бойфренда. Его звали Нейт Дэниелс… – Элизабет не любила говорить о Нейте: это было слишком больно. – Полиция не нашла преступника. И многие в тех краях считали, что Нейта убила я.

Краем глаза она увидела, как Мак нахмурился. Ну и пусть. Именно поэтому она в переулке не сказала копам о своем знакомстве со Стивом Ил-доном. Неприятно, когда на тебя смотрят с подозрением.

– Это правда? Вы его убили? – бесстрастно спросила Мелинда.

– Нет. – Элизабет мысленно призвала себя не терять самообладания. – Стив был одним из немногих, кто верил в мою невиновность. А потом я узнала, что он предпринял самостоятельное расследование, чтобы поймать настоящего убийцу.

Мелинда не сводила с нее взгляда:

– И что же, поймал?

– Нет. То есть я так не думаю. Но если учесть, что теперь Стив мертв, а тот тип по телефону пообещал со мной увидеться…

Мелинда кивнула:

– Вы полагаете, что Стив мог выйти на след убийцы?

– Это вполне вероятно.

Мак придвинулся поближе к Элизабет:

– Может, убийца думает, что у тебя есть какие-то улики против него?

Девушка крепко сцепила руки на коленях.

– Прошло восемь лет! Если бы я что-то знала, уже давно сообщила бы об этом полиции.

Конечно, она ничего не знает. Поэтому ей ничего не остается, как все время бежать – в новые города, к новым людям. К новой жизни.

– Если убийца в Остине, вы в опасности, – констатировала Мелинда очевидный факт. – Поэтому вы и промолчали о звонке, когда вас допрашивали на месте преступления? Боялись, что убийца за вами наблюдает, верно?

Элизабет хотела возразить, но детектив покачала головой:

– Если будете и дальше о чем-то умалчивать, это вас не спасет. Наоборот, так он быстрее до вас доберется. – Она посмотрела на Мака: – Я правильно поняла, что теперь мисс Сноу под защитой Макгуайров? Это обнадеживает. Держите меня в курсе, и я постараюсь ответить вам тем же.

Мак проводил Мелинду к выходу и вручил ей свою визитную карточку. Когда он вернулся, Элизабет нервно расхаживала по кабинету. Солнце уже встало, и она вдруг разом почувствовала всю усталость, накопившуюся со вчерашнего вечера. Ей хотелось лишь одного – добраться до дома и упасть в постель.

Меньше чем за сутки она потеряла спокойную жизнь, тщательно выстроенную за несколько месяцев в Остине. На нее пытались напасть с ножом, она нашла труп, а теперь… Теперь все ее грязные тайны вот-вот перестанут быть тайнами.

Элизабет закрыла глаза ладонями, словно пытаясь сдержать поток воспоминаний, но злобные голоса из прошлого оглушительно звучали в ушах.

– Элизабет!

Она даже не слышала, как Мак вошел. «Когда он наконец перестанет разыгрывать из себя бесшумно крадущегося ниндзя?!» Девушка оторвала ладони от лица.

– Мне нужно домой.

– Я тебя отвезу.

«Что, вот так – без возражений, споров и наставлений? И без новых расспросов – например, о моем убитом бойфренде?»

Мак будто прочел ее мысли.

– Ты выглядишь так, будто вот-вот свалишься с ног. – Он улыбнулся. – Не пойми меня превратно: твоя красота никуда не исчезла, но мне уже доводилось видеть людей на грани обморока от усталости, так что я точно знаю, что тебе нужно отдохнуть. Потом все расскажешь, когда выспишься.

«Нет, не все», – мысленно ответила Элизабет. Он и не представляет себе, насколько сложно будет разобраться в ее запутанном прошлом.

Появление частного сыщика в этой истории не входило в планы убийцы.

Элизабет Сноу связалась с крутым парнем, вернее, с целым крутым семейством. Макгуайры в здешних местах были широко известны и представляли собой серьезную помеху.

Он видел, как Элизабет и Маккензи вышли из «Макгуайр секьюритис». Наблюдал за ними с противоположной стороны улицы. Его шапка была глубоко надвинута на лоб, воротник куртки поднят, на носу красовались солнечные очки. Он надел их вовсе не для того, чтобы остаться неузнанным, – пришлось спрятать за темными стеклами глаза, красные и слезящиеся от чертова перцового спрея.

Глядя на парочку, он заметил, что Мак проявляет к Элизабет чуть больше внимания, чем входит в обязанности частного детектива.

«А вот это ты напрасно, приятель».

Впрочем, неудивительно – Элизабет умеет очаровывать мужчин. Конечно, сейчас она выглядит по-другому и ведет себя иначе. А работу-то какую себе подыскала! В библиотеке! Любопытная перемена…

Мак открыл перед Элизабет дверцу машины, одновременно окинув улицу профессиональным взглядом. Убийца успел развернуться и зашагать прочь, прежде чем этот взгляд скользнул по нему. Сейчас не время для нападения. Вот убрать Ил-дона было проще простого. Этот олух не оценил масштаба опасности. А когда журналист заговорил с Элизабет…

«Нужно было убить ее много лет назад. Дела следует доводить до конца».

Раньше он думал, что Элизабет не знает ничего такого, что может ему повредить. Но Илдон заставил его в этом усомниться. А рисковать он не имеет права: очень уж большая ставка на кону. Слишком большая.

Мимо проехала машина Мака.

Чуть раньше Элизабет беседовала в офисе с дамочкой из полиции. Он видел, как блондинка вошла в здание, а через час вышла. Надо будет выяснить, что ей известно, пока эта ищейка не взяла след, который может привести к нему. Тут должны сработать деньги. Нередко удается обеспечить себе полную безопасность, просто отстегнув правильную сумму правильному человеку. А если вдруг блондиночка окажется принципиальной – что ж, тогда он прибегнет к другим методам.