Элизабет катастрофически опаздывала на работу. Вернее, уже опоздала: смена начиналась в час дня, а было почти два, и она только вышла из дому. В довершение всего, сделав десяток торопливых шагов по дорожке, она вспомнила, что у нее нет машины – осталась в квартале ночных клубов на другом конце Остина. Элизабет в панике выбежала на тротуар и наткнулась взглядом на собственный седан, припаркованный прямо перед ней. «Какое счастье! Наверно, Мак его пригнал». Рано утром он высадил ее около дома, она добрела до спальни, рухнула в постель, проспала всего пару часов и проснулась с ощущением, что ей всю ночь снился один длинный кошмарный сон, а сейчас…

А прямо сейчас к ней направляется какой-то мужчина, только что вышедший из внедорожника, который стоит у почтового ящика миссис Ли. И вид у мужчины не то чтобы внушающий доверие. Высокий, широкоплечий, темноволосый, солнечные очки скрывают глаза, но и так заметно, что выражение лица у него мрачное и решительное…

Элизабет пошатнулась на высоких каблуках.

– Не подходите ко мне!

– Меня зовут Салливан.

Салливан? Это имя она где-то слышала. И внешность его теперь показалась смутно знакомой.

– Я брат Мака. – Мужчина снял очки.

Нет сомнений – такие же зеленые глаза, как у всех Макгуайров.

– Сегодня я ваш телохранитель.

Элизабет непонимающе уставилась на него:

– Я думала, моим делом занимается Мак.

– Если вы нанимаете одного Макгуайра, считайте, что наняли всех.

– Это вы пригнали машину?

– Мак.

– Спасибо. – Элизабет взяла ключи. – Мне надо на работу.

Салливан кивнул:

– Я последую за вами.

– И вы весь день будете следовать за мной?

– Пока Мак не освободится.

– А где он сейчас?

– В морге.

Элизабет открыла рот.

– Мак собирает информацию об убитом журналисте и поехал узнать результаты вскрытия, – пояснил Салливан.

«Нет, это был не сон, – задохнулась от ужаса девушка. – Кошмар случился наяву. И убийца сейчас где-то здесь, следит за мной». Она лихорадочно огляделась, но улица была пуста.

– Вы хорошо знакомы с Маком? – поинтересовался Салливан, внимательно смотревший на нее.

– Не слишком. Я работаю в библиотеке, он берет у нас книги.

Салливан усмехнулся, вскинув одну бровь:

– Понятно.

– Чего ж тут не понять? – буркнула Элизабет. – И кстати, я уже сказала, что опаздываю. – Она торопливо отперла дверцу машины и, уже садясь за руль, добавила: – Спасибо вам. За то, что будете меня охранять.

Салливан наклонился к водительскому окошку:

– У меня такое подозрение, что, если с вами что-нибудь случится, Мак мне шею свернет. Он, видите ли, очень любит ходить в библиотеку.

Сердито тряхнув головой, Элизабет завела мотор и резко стартанула от тротуара. Бросив взгляд в зеркальце, она удостоверилась, что Салливан запрыгнул в свой внедорожник и едет за ней.

Телохранитель…

По позвоночнику пробежали ледяные мурашки.

Через пару часов мобильный Элизабет, лежавший на конторке в читальном зале библиотеки, зазвонил, и она машинально ответила деловым тоном:

– Элизабет Сноу слушает. Чем могу помочь?

– Ты мне очень поможешь, если сдохнешь, Элизабет.

– Простите?..

– Это должно было случиться много лет назад. Когда ты пряталась в той хижине, а твой парень тем временем истекал кровью. Юным любовникам надо было покинуть этот мир вместе.

Элизабет вскочила. Салливан сидел в пятнадцати футах от нее, листая журнал, и она метнулась к нему.

– А ну, стой! – сипло рявкнул мобильник. – Я тебя вижу. Думаешь, Макгуайры сумеют мне помешать? Их я тоже уничтожу.

Девушка замерла на месте, тяжело дыша.

– Вот так лучше, – одобрил мобильник. – Но поздно. Он небось уже сам идет к тебе?

Салливан действительно направлялся к ней.

– Ты и за это заплатишь, – сипло пообещал мобильник. – Ты за все заплатишь.

Гудки.

– Что-то случилось? – спросил подошедший Салливан.

– Он опять позвонил. – Девушка испуганно оглядела читальный зал и шепотом добавила: – Он где-то здесь, он видит нас с вами.

– Мы уходим, – жестко сказал Салливан.

– Но я не могу! До конца рабочего дня еще несколько часов.

– Вам только что угрожал убийца.

– И вам, – тихо сказала Элизабет. – Вам он тоже угрожал. – Она взглянула на экран мобильного – номер не определился. Интересно, полиция может вычислить его и отследить? Наверняка может – такие фокусы все время показывают в детективных сериалах.

– Идемте со мной, – велел Салливан и, взяв ее за локоть, решительно потянул к выходу. – Внимательно посмотрите по сторонам. Здесь есть незнакомцы?

Вокруг были только женщины с детьми и пенсионеры – обычная пятничная читательская аудитория. Но мужчина с сиплым голосом, только что звонивший ей, тоже должен быть здесь. Он видел ее и Салливана… Стоп. Салливана он не мог видеть! Убийца сказал: «Он небось уже сам идет к тебе?»

Элизабет остановилась.

– Он видел только меня! Меня… – Она торопливо зашагала обратно к конторке, расположенной у панорамного окна. Окно выходило на оживленную улицу. Там под развесистым деревом, рядом с библиотекой, была припаркована ее машина. Девушка устремилась к выходу.

– Элизабет! – окликнул ее Салливан.

Уже открывая входную дверь, Элизабет бросила через плечо:

– Он на улице!

Салливан попытался ее удержать, обхватив сзади за талию. Прикосновение Мака было совсем другим. Сейчас Элизабет ничего не почувствовала: не было ни жаркой волны, ни обжигающего электрического разряда, ее дыхание не участилось.

– Ты что творишь, Салли? – В знакомом бархатном баритоне прозвучала угроза.

Элизабет обернулась и увидела Мака. Он стоял на верхней ступеньке крыльца, наблюдая за их потасовкой, и девушке показалось, что еще немного – и его взгляд из-под нахмуренных бровей прожжет дыру в родном брате.

– А на что похоже? – пропыхтел Салливан. – Пытаюсь удержать твою библиотекаршу, которая рвется навстречу неприятностям! Ей только что позвонил убийца, и она бросилась его искать. Я хотел отследить звонок, но она помчалась в погоню с телефоном наперевес!

Элизабет наконец вывернулась из объятий Салливана.

– Убийца звонил с улицы, а не из библиотеки! – Она схватила Мака за руку и потащила за собой вниз по ступенькам. – Скорее! Он должен быть там, под деревом, где моя машина! – Она была уверена, что оттуда убийца прекрасно видел ее через окно.

Мак не сопротивлялся. Он молча последовал за ней.

Ее седан стоял на ободах. Шины были проколоты, по всей вероятности, ножом, и воздух уже вышел. Салливан выругался. Элизабет повернулась к библиотеке. С этого места сквозь чисто отмытое стекло панорамного окна была отлично видна конторка библиотекаря в читальном зале. Значит, убийца стоял именно здесь, когда звонил и обещал расправиться не только с ней, но и с Макгуайрами. «Я этого не допущу!» – твердо сказала себе Элизабет.

– Попробуй отследить этот чертов номер, Салли, – буркнул Мак.

Мак стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на Элизабет. Атмосфера в ее спальне заметно накалилась. Воздух прямо-таки искрил. Девушка второпях закидывала вещи в дорожную сумку.

– Бегство – это не решение проблемы, – веско сказал Мак.

Элизабет притащила из шкафа целый ворох одежды, и у него перед глазами мелькнул краешек кружевного – очень сексуального – нижнего белья, но она уже принялась утрамбовывать всю охапку в сумку, пробормотав себе под нос:

– Я поступила так в первый раз, и это не помогло.

– Что? – насторожился Мак. – Ты уже встречалась с этим ублюдком? Он и раньше пытался тебя убить?

Она покачала головой:

– Я не хочу втягивать тебя в это дело, Мак. Тебя и твоих братьев. Со мной все будет в порядке.

Он стремительно шагнул вперед, встав между ней и шкафом, чтобы она прекратила метаться туда-сюда.

– Кто-то желает твоей смерти, Элизабет.

– И я сама с этим разберусь. Понятно? И уж тем более я не стану прятаться за Макгуайрами!

– Мы тебя не прячем, а пытаемся защитить! – Мак знал, что защита ей необходима. Тот телефонный звонок в библиотеку так и не удалось отследить: убийца конечно же воспользовался одноразовым телефоном. Но Мак намерен был любыми средствами положить конец его издевательству над Элизабет.

– Он угрожал тебе, Мак. Тебе и твоей семье. – Она отвела взгляд. – Ты ведь меня совсем не знаешь. И не должен из-за меня рисковать жизнью – своей и братьев. Поверь, я этого не стою.

«Ты стоишь любого риска!» – мысленно воскликнул Мак. А вслух напомнил:

– Ты обещала мне двадцать четыре часа.

– Потому что я ничего не соображала от страха и усталости! – Она вдруг нахмурилась. – Я до сих пор не понимаю, как ты оказался в том переулке.

Он подошел ближе, вдохнул терпкий аромат корицы.

– Я ехал за тобой. От самой библиотеки. Потом сидел в машине около твоего дома, а когда ты вылетела оттуда и в спешке помчалась в город, понял, что дело неладно. Я не мог отпустить тебя одну.

«И сейчас не отпущу».

– Но почему? Ты же меня не знаешь…

– Я хочу тебя узнать. Ты сексуальная, умная, и в библиотеку я приходил только для того, чтобы увидеть тебя. Я хочу тебя, – решился на откровенность Мак. – Понял это с первого взгляда. Ты можешь считать меня грубияном, солдафоном или несдержанным парнем, но мои чувства к тебе не изменятся. Сейчас ты в опасности, – продолжил он, подходя ближе, – и я лучше других сумею тебя защитить. Бояться будущего я не привык. Ты сказала, убийца угрожал моей семье? Я не позволю ему разгуливать на свободе. Он преступник и должен понести наказание.

Мак увидел, что в глазах Элизабет появилось сомнение.

– Но я не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за меня, – сказала она тихо.

– Я частный сыщик. Риск – моя профессия, удачно совпавшая с моим хобби.

Он хотел заставить ее улыбнуться, но девушка оставалась предельно серьезной. Хотел, чтобы тревожное выражение исчезло с прекрасного личика, но она никак не могла успокоиться.

– Звонок того типа не удалось отследить, – вздохнул Мак. – Он умело заметает следы. Позволь мне помочь тебе, позволь выполнить свою работу.

– Я знаю о твоей семье, – вдруг сказала она. – Слышала, что случилось с твоими родителями.

Мак невозмутимо кивнул. В окрестностях многим была известна эта история. Как же можно сохранить в тайне двойное убийство? Однажды ночью, когда он и его братья, служившие в армии, сражались на другом краю света, их родителей убили. Полиция не нашла преступников. Именно это и стало причиной основания фирмы «Макгуайр секьюритис». Братья Макгуайр начали помогать другим жертвам, брались за расследование самых сложных дел, которые копы считали «глухарями».

– Твои родственники и так натерпелись, – грустно покачала головой Элизабет. – Ты хочешь опять подвергнуть их опасности?

– Мы знаем, как противостоять опасности.

– Может быть, Стив Илдон тоже про себя так думал.

– Может быть. Но, по данным медэкспертизы, у Стива не было возможности это проверить: на теле не найдено следов борьбы. Убийца напал внезапно и нанес всего один удар – ножом в сердце.

Девушка побледнела.

– Наверняка Стив вступил бы в схватку, если бы видел угрозу, – закончил Мак.

– Он был занят, – прошептала Элизабет. – Разговаривал со мной по телефону и поэтому не заметил нападавшего… Ты тоже можешь отвлечься и не заметить опасность, Мак. А я не хочу, чтобы тебя убили.

– А получить удар ножом в сердце ты хочешь? – Это прозвучало грубо, но он не мог сказать иначе – надо было привести ее в чувство. – Прикончив Стива, ублюдок напал на тебя!

– Но я с ним справилась! – с вызовом воскликнула Элизабет.

– Не совсем, детка.

Опять у него вырвалось это словечко… Она отвернулась.

– Опоздай я на пару минут – и рядом с трупом Стива лежало бы твое безжизненное тело. – От этой мысли Мак похолодел. – Я не хочу, что бы ты погибла.

– Я же сказала: моя жизнь не стоит того, что бы из-за нее рисковать, и…

Он поцеловал ее. Наверное, не следовало. Наверное, надо было до конца играть в джентльмена, но ему захотелось удостовериться, что искра, проскочившая между ними, зажгла страсть и в ней.

Так оно и было. Она ответила на поцелуй – пылко, без колебаний; провела ладонями по его груди, обхватила за шею и сама прижалась к нему. Он обнял девушку за талию, прижав еще крепче, и почувствовал, как затвердели ее соски, едва их бедра соприкоснулись, и она ощутила его возбуждение. Мак так долго сдерживался, скрывал свои чувства, ходил в библиотеку, брал книжки снова и снова… Теперь нет нужды сдерживаться. Она хочет сбежать, броситься навстречу опасности и смерти, но он ей не позволит. Она слишком сильно ему нужна.

Он скользнул языком ей в рот. Голова кружилась от запаха корицы. Мягкие, нежные губы ласкали его, искушали, хотелось толкнуть ее на кровать, сорвать одежду. Хотелось, чтобы она перестала страдать и думала только о нем. И вдруг…

Она отстранилась.

Он поднял голову. Сердце колотилось как бешеное.

– Я знал, что именно так у нас все и будет, – хрипло проговорил Мак.

– А я именно этого и боялась. – Губы Элизабет были пунцовыми от его поцелуя, карие глаза влажно блестели.

«Боялась чего? Желания? Взаимной страсти? Что же в этом плохого?»

– Я должна найти убийцу. Не буду сидеть и ждать, когда он сам меня найдет.

Руки девушки еще лежали на его плечах, под его ладонями был нежный горячий изгиб ее талии.

– Ты обещала мне двадцать четыре часа – они еще не истекли. Думаешь, что найдешь ответы, если вернешься в родной город, в свое прошлое? А я уверен, что ответы находятся здесь, в Остине. И я помогу тебе их найти.

– Как?

– С помощью фомки, ломика или отмычки. Мы совершим взлом и грабеж.

– Тебе не кажется, что это незаконно?

– Ну, поскольку хозяин дома мертв, ему будет затруднительно подать на нас в суд.

Брови Элизабет взлетели.

– Ты надеешься найти в доме Стива то, что поможет нам напасть на след убийцы?

Мак кивнул.

– А ты сдержишь обещание, Элизабет, не сбежишь от меня прямо сейчас?

– Я беспокоюсь только о твоей безопасности…

– Со мной все будет в порядке.

«И с тобой тоже, – мысленно договорил он. – Я уберегу тебя любой ценой».

Для Элизабет это было не первое проникновение со взломом. Восемь лет назад она и ее бойфренд, Нейт, забрались в охотничий домик. У них сломалась машина на шоссе, ведущем в Колорадо. Начиналась снежная буря, нужно было найти убежище на ночь. Они и не подозревали, что их ждет под той крышей. Элизабет не знала, что выйдет оттуда одна…

– Ты готова? – спросил Мак.

Она с усилием кивнула, подумав: «Готова вломиться не в охотничий домик на отшибе, а в особняк посреди Остина в густонаселенном квартале. Это будет безопасно. Правда же?..»

Мак, достав отмычку, поковырялся в замке. Раздался щелчок, и дверь открылась. Они находились в доме мертвого человека. У Элизабет возникло непонятное ощущение: вокруг все казалось… застывшим, будто замороженным во времени.

– Ты знала, что Стив в городе? – спросил Мак.

Она покачала головой:

– Странно, да? Он приехал в Остин, и я тоже. Это ведь не может быть совпадением?

– Я кое-что о нем разузнал, – сказал Мак, выдвигая ящик письменного стола; Элизабет заметила, что он надел перчатки. – Стив, оказывается, написал несколько книг.

Девушка подошла к книжным полкам.

– «Нож во тьме. Убийства в пригородах», Эс Эр Илдон, – прочитала она вслух. – Это ведь документальное расследование? Книга основана на реальных фактах?

– Да. – Мак взялся за второй ящик. – Парень распутывал криминальные дела, которые полиция признала «глухарями». Это достойно восхищения. Жаль, что мы с ним не были знакомы.

– Наверняка он работал над делом Нейта!

– К сожалению, копы конфисковали компьютер Стива, нам его не заполучить. – Мак встал и направился в спальню. – Но ведь должны были остаться какие-то записи… – Он открыл дверцы маленькой гардеробной комнаты.

Элизабет подошла поближе.

– А что будет, если копы застанут нас здесь?

– Арестуют, конечно. – Увидев, как девушка побледнела, он рассмеялся: – Не волнуйся, у меня есть свои люди в полицейском участке, я все улажу. Я просто пошутил.

Но Элизабет было не смешно. И она не поверила, что это была шутка.

– Так, что у нас тут? – пробормотал Мак. Он достал с верхней длинной полки коричневый чемоданчик и открыл его. Внутри лежали исписанные блокноты и фотографии.

– Вот это да! – воскликнула Элизабет. Она уселась на пол и принялась перебирать снимки. – Здесь полно чемоданов. Как ты угадал, в какой заглянуть?

– Все остальные покрыты пылью, а этот чистый. – Мак тоже взял стопку фотографий. Через пару секунд он присвистнул. – Смотри, это же ты!

Элизабет взглянула на снимок через его плечо. Действительно, она, восемь лет назад. Коп помогает ей сесть в полицейскую машину. Фотография была сделана на следующий день после убийства Нейта. Вся сцена тотчас ярко вспыхнула в памяти. «Мисс, расскажите, пожалуйста, что произошло ночью». В глазах полицейского читалось сочувствие. По крайней мере, в первые минуты.

– Столько крови было… Ужасно много крови… – Она взяла другую фотографию, снятую уже на месте преступления. Красивое, безмятежное, мертвое лицо Нейта, темное пятно на его груди, темное море крови вокруг…

– На снимке твоя одежда не испачкана, – заметил Мак.

– Что?.. Да. Я всего один раз прикоснулась к нему – проверила пульс.

Но тогда и без этого было ясно, что Нейта нельзя спасти.

Мак коснулся ее плеча:

– Элизабет, ты должна рассказать мне все. Что тогда случилось?

– Я не могу рассказать то, о чем не знаю. – Не глядя на него, девушка продолжила перебирать фотографии. Охотничий домик, засыпанный ослепительно-белым снегом… Было невыносимо холодно. Ее бил озноб, когда она сидела в чулане – долго, много часов, пока не услышала наконец голоса полицейских…

– А что в блокнотах? – Элизабет открыла один и увидела вверху страницы свое имя, возраст и, судя по почерку, впопыхах записанный вопрос: «Возможная сообщница?»

В эту секунду у нее зазвонил мобильный, и она захлопнула блокнот. Номер на экране не высветился.

– Переключи на громкую связь, – быстро велел Мак.

Она ткнула пальцем в нужный значок.

– Я знаю, где ты, – сипло сообщил звонивший.

– Ты меня достал, зануда, – буркнула девушка.

Мак посмотрел на нее с восхищением:

– Не переживай, Элизабет, это наш последний разговор. Ты сейчас обшариваешь дом журналиста, верно? Уже нашла сюрприз, который я для тебя приготовил? Тик-так, тик-так…

Мак, выругавшись, вскочил и рывком поставил девушку на ноги. С ее коленок посыпались фотографии.

– Стой! – крикнула она; этот приказ был адресован и Маку, и убийце. – Не знаю, что ты задумал, но…

– Прощай, Элизабет! – Из телефонного динамика зазвучал сиплый смех. – На сей раз ты не спрячешься. Я тебя вижу. И твоего нового любовника. Вы покинете этот дом, объятые пламенем страсти!

Пламенем?!. До Элизабет только сейчас дошло, а Мак уже тащил ее к выходу:

– Здесь бомба! Бежим!

Но материалы Стива остались в гардеробной комнатке! Элизабет вырвалась и бросилась обратно за фотографиями и блокнотами.

– Нет! – заорал Мак и кинулся за ней.

В эту секунду прогремел взрыв. Дом содрогнулся, из подпола взметнулись языки огня. Мак, закрыв своим телом спину Элизабет, вместе с ней влетел в гардеробную, и они повалились на пол.

Когда пламя взметнулось к небу, убийца улыбнулся: «Еще две проблемы устранены».

Это было просто. Сделав контрольный звонок, он удостоверился, что Элизабет находится в доме Илдона. Разговор не оставил сомнений: она там, можно взрывать.

«А теперь ты где-то очень далеко, верно, Элизабет? Интересно, ты успела почувствовать боль, когда тебя накрыла волна огня? Успела закричать?»

Особняк полыхал ослепительно ярко. Как скоро соседи вызовут пожарных? И долго ли придется ждать, прежде чем из-под головешек достанут трупы? Расследование этого взрыва никогда не приведет к нему. Все материалы Стива Илдона уничтожены. Последняя свидетельница, Элизабет Сноу, мертва.

Теперь о прошлом можно не беспокоиться, надо подумать о будущем. Пора уйти на покой.