Мак закашлялся от дыма. Взрывная волна их почти не задела. Они уцелели, когда сдетонировал заряд, но, если не выберутся из дома, пока огонь не разбушевался, точно погибнут.

– Элизабет!

Когда громыхнуло, он на бегу изо всех сил толкнул ее в сторону гардеробной, сбив с ног, и упал сверху.

– Элизабет, ты в порядке?

Она заворочалась и пнула его – довольно ощутимо.

– Ты совсем спятил?! Хватит изображать из себя несгораемый шкаф!

«Жива! Вне себя от ярости, но жива». Мак поднялся и, сдернув с вешалки пальто, накинул его девушке на голову.

– Ты что делаешь?! – возмутилась она.

Для себя он взял пиджак.

– Это от дыма. Надо выбираться. – Мак знал, что за пределами гардеробной их ждет ад. Ему уже казалось, что от жара лопается кожа. – По пути пригибайся к полу. Если одежда загорится, надо…

Она откинула пальто с лица и поцеловала его – быстро и крепко.

– Ты не умрешь, солдат. Это приказ.

В ее глазах стояли слезы, и Мак не знал, дым тому виной или что-то еще.

– Есть, мэм, – тихо сказал он, снова закрывая ей лицо, и выбил створки ногой.

Пригнувшись, Мак и Элизабет попытались пересечь комнату, но огонь подбирался все ближе. Девушка закашлялась.

– Окно! – прохрипел он. – Скорей!

Стекло вынесло взрывной волной, и через пустой проем наружу вырывался дым. Это был единственный выход, но до него еще оставалось несколько метров, а дом мог обрушиться в любую секунду. Что, если есть вторая бомба? Вдруг огонь уже добрался до газовой колонки? Смертельная ловушка вот-вот захлопнется…

Мак поспешно выбил из рамы плавившиеся осколки, помог Элизабет перелезть через подоконник и выпрыгнул за ней. Она сбросила дымящееся пальто и поспешно сдернула с головы Мака пиджак, уже загоревшийся. Мак, схватив ее за руку, побежал прочь, подальше от дома.

Второй оглушительный взрыв грянул, когда они были на противоположной стороне улицы. Девушка тесно прижалась к Маку.

– Едва успели, – выдохнула она и даже не выглянула из-за машины посмотреть, что стало с особняком.

«Да, черт возьми, едва», – мысленно согласился Мак. Какое счастье, что Элизабет решила вернуться в гардеробную! Если бы не это, они оба погибли бы во время первого взрыва.

Он поднял руку и нежно коснулся ее подбородка. Сердце колотилось как бешеное, а пальцы не дрожали. Его тело всегда вело себя так на боевых операциях. Неистовое сердце, твердая рука. Адреналин прокатывался волнами по венам. Мак знал, что потом на смену драйву придут смертельная усталость и опустошение. Но это потом. А сейчас…

Он ее поцеловал. Без опаски и нежности – жадно и страстно. Просто хотел дать ей понять, какие чувства испытывает к ней, чего добивается. И что намерен получить в конце концов.

Она ответила на поцелуй с той же страстью, снова подтвердив его догадку о том, что ей удается хорошо скрывать свой буйный темперамент, который только и ждет, чтобы себя проявить. Ждет именно его, Мака.

Послышались шаги. Он резко отстранился от девушки и вскочил.

– Эй, вы не ранены? – спросил подошедший к ним пожилой человек в домашнем коричневом халате.

Мак перевел дыхание и огляделся. Люди из соседних домов спешили к месту взрыва. Значит, копы и пожарные тоже скоро будут здесь.

– Нет, с нами все в порядке, – поспешно сказал он. – Спасибо.

Элизабет тоже встала. Они наконец повернулись к дому Стива. Дома не было. Огонь еще плясал на развалинах и не собирался утихать. Если там и остались какие-то улики против убийцы журналиста, они уничтожены.

«Хорошо, что я прихватил с собой то, что мы нашли», – удовлетворенно подумал Мак. Один увесистый блокнот и стопка фотографий оттягивали его рубашку. Он успел сунуть все это за пазуху в последний момент. «Наверное, убийца хотел разом избавиться от Элизабет и уничтожить материалы Илдона. Но он обломался по всем пунктам».

Мелинда Чейфер полюбовалась горящими остатками дома Стива Илдона и перевела взгляд на Элизабет:

– Так, давайте еще раз. Вы оказались здесь чисто случайно?

– Ну… я… мы…

– Мы подумали, что убийца может залезть в дом журналиста в поисках каких-то улик против себя, – спокойно пояснил Мак. – Поэтому приехали сюда и вели наблюдение.

– Вели наблюдение? Это так называется?

– Вы же взяли показания у соседей. Когда они сбежались к дому, мы прятались за моей машиной от взрывной волны и разлетевшихся по всей округе обломков. Кстати, как вы полагаете, зачем кому-то понадобилось взрывать этот дом?

У Мелинды в кармане звякнул телефон. Она достала его, прочитала эсэмэску и только потом ответила Маку:

– Это мог быть несчастный случай, никак несвязанный с убийством Стива Илдона. Неисправная газовая колонка. Такое случается. – Она нахмурилась. – Но вот что мне не нравится, мистер Макгуайр, так это то, что отдельные граждане мешают моему расследованию. Ваша девушка уже пыталась скрыть от меня информацию…

– Я не его девушка! – вскинулась Элизабет.

– Хорошо, что вас не было в доме в момент взрыва, – не обратив на это внимания, продолжила детектив Чейфер. – Иначе мне понадобились бы два лишних мешка для трупов. Считайте, что вам крупно повезло. – Она с вызовом посмотрела на Мака: – Вы сами-то понимаете, чем рискуете?

Она развернулась и зашагала прочь.

Элизабет, подождав, пока детектив отойдет подальше, спросила:

– Почему ты не сказал ей о материалах Стива? Я видела, как ты прятал их под рубашку.

Он усмехнулся:

– Заметила, значит? Видишь ли, у нас в «Макгуайр секьюритис» есть одна очень умная леди – богиня компьютерных технологий…

– Я задала тебе вопрос!

– А я отвечаю. Так вот, эта леди обнаружила, что сегодня утром на счет Мелинды Чейфер поступили десять тысяч долларов. – Он задумчиво посмотрел на детектива, беседовавшую в отдалении с начальником пожарной команды. – И вполне возможно, что именно эта кругленькая сумма помогла ей выдвинуть версию о неисправной газовой колонке.

Неужели он думает, что Мелинда – продажный коп? Элизабет она понравилась.

– Пока я не выясню, откуда взялись эти деньги, мы будем проводить собственное расследование, отдельно от детектива Чейфер, – закончил Мак.

Девушка кивнула. Если уж полицейским нельзя верить – кому же еще? Она придвинулась поближе к Маку, и он обнял ее за плечи:

– Нам пора.

– Мне нужен ваш отчет, – заявила Мелинда начальнику пожарной команды. – И на моем столе он должен оказаться прежде, чем вы отнесете его кому-то еще.

– Понял, мэм. Но это займет некоторое время. У нас тут высшая категория сложности тушения. Сами видите – эти руины будут тлеть до рассвета.

– А другие дома не пострадают?

Пожарный огляделся.

– Да нет, огонь не должен перекинуться, – не слишком уверенно сказал он.

– Не должен? – возмутилась Мелинда. – Сделайте так, чтобы точно не перекинулся. Если нужно, вызовите еще одну команду.

Ее телефон снова звякнул, она достала его из кармана и, бросив взгляд на экран, быстро отошла подальше от пожарного.

«Не благодарите». Такую эсэмэску Мелинда получила, когда разговаривала с Элизабет Сноу и Макгуайром. Она не поняла, что это значит и кто ей написал. Теперь от неизвестного абонента пришло новое сообщение: «Лучше окажите услугу». И телефон тут же зазвонил.

Номер не определился. Нахмурившись, Мелинда приняла звонок и сразу спросила:

– Кто вы?

– Вы получили от меня небольшую премию в знак признательности?

Теперь она поняла. Сегодня с ней связался банковский служащий и сообщил, что на ее счет поступили десять тысяч долларов.

– Вы что, решили взять меня на содержание?

– Я же сказал: выразил вам признательность. Заранее.

– Вы ошиблись адресом, – отрезала Мелинда. – Вы не знаете, кто я. Но будьте уверены, я узнаю, кто вы.

Звонивший засмеялся:

– О нет, я не ошибся! И мне кое-что о вас известно. Я привык наводить справки о своих врагах и союзниках.

– И к какой же категории вы относите меня?

– Это мы с вами скоро выясним. Вы ведь довольно близко были знакомы с детективом Шейном Таунсендом, верно?

– Шейн мертв. – Это имя отозвалось болью в сердце Мелинды.

– Ушел, осиянный славой, да-да. А вы в курсе, что ваш бывший любовник не раз нарушал закон?

– Нет. – Мелинда была не в курсе. То же самое она твердила сотрудникам отдела внутренних расследований, когда ее пытались обвинить в соучастии. Она не подозревала о грязных делишках Шейна.

– Даже не знаю, верить вам или нет. Но вот интересно, что подумают бумажные крысы из ОВР, когда узнают о поступивших на ваш счет десяти тысячах… – Сиплый смех звонившего был отвратителен. – Как думаете, они-то вам поверят?

– Я смогу доказать, что не имею отношения к этим деньгам! – Мелинда была хорошим копом. Все, чего она добилась в жизни, было заработано честным трудом.

– Не уверен. Вы не первая, кому я предложил сделать выбор.

Мелинда настороженно огляделась. У догоравшего дома собралось много людей, и надо было убедиться, что никто не может ее подслушать.

– Советую вам уделять поменьше внимания расследованию гибели Элизабет Сноу во время пожара, и тогда все будет в порядке, – сказал сиплый собеседник.

– Что? Но Элизабет Сноу не погибла…

По тяжелому молчанию на другом конце линии Мелинда поняла, что нельзя было этого говорить. «Черт, неужели ублюдок устроил взрыв с целью убийства?»

– Даже не думай! – рявкнула она. – Держись подальше от этой женщины!

Звонивший вздохнул:

– Похоже, вы сделали выбор, детектив Чейфер. Вероятно, вы не командный игрок.

– Скорее, я игрок не из твоей команды!

Зазвучали гудки. А Мелинда бросилась искать Элизабет Сноу.

«Она жива?!» Убийца был в ярости. Элизабет Сноу находилась в доме журналиста, она не могла уцелеть во время взрыва! Он видел, как девица туда вошла, позвонил ей и удостоверился. Он все предусмотрел! Но ей опять удалось ускользнуть. Нужно немедленно все исправить. Ее нельзя оставлять в живых.

А что касается детектива Чейфер… Что ж, он ее предупредил. Пусть окончательно определится, враг она или союзник. Его враги имеют привычку скоропостижно умирать.

– Это же не мой дом! – констатировала Элизабет, глядя через ветровое стекло, когда Мак сворачивал к подъездной дорожке.

Правый бок машины поцарапали обломки дома, разлетевшиеся во время взрыва, но он позаботится об этом позже. Первым делом надо было увезти Элизабет с места очередного преступления и обеспечить ей безопасность.

– Ну да, – кивнул он. – Это мой дом.

Элизабет резко повернулась к нему:

– И зачем ты меня сюда привез?

– Ты здесь переночуешь.

– Послушай, Мак… тот поцелуй ничего не значит. Я сделала это под влиянием момента. Адреналин сработал, и вообще… Не расценивай это как мою готовность… готовность…

– Прыгнуть ко мне в постель? – подсказал он, заруливая в гараж.

Мак переехал в этот дом несколько недель назад с другого конца Остина. Ему тогда хотелось перемен.

– Типа того. – Элизабет сердито отвернулась. – В общем, ничего подобного я тебе не предлагала.

– Жаль, – вздохнул Мак и заглушил мотор. – Не беспокойся, я привез тебя сюда исключительно ради твоей безопасности. Если ты не заметила, за тобой охотится убийца. А у меня здесь самая современная охранная система, камеры наблюдения внутри и снаружи. Ближе чем на двадцать футов никто не подойдет незамеченным. Тебе просто необходимо надежное место, чтобы выспаться.

Девушка устало качнула головой в знак согласия.

– Вот и отлично. Тогда идем. – Гаражная дверь уже опустилась за ними. Мак вышел из машины и открыл дверцу перед Элизабет. От них обоих пахло дымом. – Можешь принять душ, – предложил он.

– Ты уже столько сделал для меня, – проговорила девушка.

Сейчас она казалась совсем хрупкой и нежной. Маку страшно хотелось ее обнять и не отпускать, и в голову лезли всякие глупости, которые он не мог сейчас себе позволить. Но он не забыл, как Элизабет смотрела на него в доме Стива, объятом пламенем, когда они оба думали, что им не выбраться…

– Как мне тебя отблагодарить?

– Потом разберемся, – буркнул Мак.

– Но я до сих пор не понимаю, почему ты тратишь на меня время. – Она засмеялась – невесело, совсем не так, как смеялась в библиотеке, читая детям книжки. – Может быть, безнадежные случаи – твое хобби?

Девушка была на голову ниже его и такая тоненькая… «С ней надо обращаться очень бережно», – подумал Мак.

– Твой случай не безнадежен.

Она вздохнула:

– Ты не знаешь, насколько все серьезно.

– Думаешь, не знаю? – Мак усмехнулся. – Детка, наша семейная контора занимается детективной и охранной деятельностью. Раскрывать чужие тайны – моя работа. А ты была замешана в деле об убийстве, так что я не мог не подстраховаться.

Элизабет вздрогнула.

– Я прочитал полицейские отчеты, – продолжал он, – и все, что об этом писали в прессе. Собрал всю доступную информацию о смерти Нейта… и о тебе.

Она отступила на шаг:

– И ты все еще готов мне помогать?

– Восемь лет назад ты тоже была жертвой. Не преступницей. Я в этом уверен и…

– Я не всегда была жертвой! – перебила его Элизабет. – Я была трудным подростком. В шестнадцать лет я была предоставлена самой себе и занималась только тем, что искала неприятности на свою голову.

– Так было до тех пор, пока не погиб Нейт.

Губы Элизабет дрогнули.

– Да. После этого все изменилось. Я стала другим человеком. Мне тогда было трудно жить дальше, каждый день, каждый час осознавая, что Нейт погиб по моей вине.

– Но ты не виновата! – воскликнул Мак.

– Я была с ним в том охотничьем домике. – Элизабет словно и не услышала. – Мы сломали замок и вошли. Два безбашенных подростка… Думали, что домик заброшенный, что там будет безопасно… – Она уставилась в пол. – У нас у обоих были семейные проблемы. Мать бросила меня, когда я была ребенком, а отца я и вовсе не знала. Нейт о своих родственниках никогда не заговаривал. Никогда… Той ночью было очень холодно, поднялась метель. Мы искали укрытие. – По щеке девушки скатилась слеза, проложив дорожку по полосе сажи. – Укрытие от снежной бури… Мы ехали в Колорадо, но пришлось остановиться на ночлег. Мы боялись, что на дороге в такой буран погибнем. Потом мы услышали, как у домика затормозила машина… Потом раздались шаги на крыльце. Нейт велел мне спрятаться, сказал, что сам разберется. Мне было восемнадцать. Я запаниковала – не хотела, чтобы хозяин дома позвонил копам или потащил меня в участок, поэтому спряталась в чулане… – Она помолчала. – Мне кажется, тот человек знал Нейта. Я слышала, как они разговаривали, но не разобрала слов. Это был не хозяин дома, а тот человек, который всю дорогу ехал за нами.

Обо всем этом Мак прочитал в полицейском досье, но он не прерывал Элизабет.

– Я уже собиралась выйти из чулана, но вдруг Нейт закричал. – Девушка слегка пошатнулась на каблуках. – Он крикнул мне: «Беги!» А потом грохнул выстрел, и стало тихо. Я тоже закричала – звала Нейта, но он не ответил. Раздались шаги – тот человек шел ко мне. – Она посмотрела Маку в глаза. – Я знала, что он и меня застрелит.

– Но он не сделал этого, – тихо сказал Мак.

– Я выскочила из дома через черный ход. Было чудовищно холодно и темно, снег валил, а я не смогла взять куртку. Увязла в сугробе, побрела вперед и лихорадочно думала, что делать… На задворках дома лежали дрова. Услышав за спиной дыхание, я схватила полено и с разворота ударила изо всех сил, не целясь. Наверное, попала по голове. И тут же чуть не оглохла от выстрела – убийца, падая, выронил пистолет. Я схватила пистолет и бросилась обратно в домик.

Мак нежно взял ее за руку.

– Ты осталась жива.

– Я заперла дверь черного хода и приставила к ней стул, чтобы убийца не ворвался, – быстрее заговорила Элизабет. – То же самое проделала с входной дверью. Нейт лежал на полу. Вокруг было столько крови, чудовищно много крови. Он не шевелился. Я прижала пальцы к его шее, хотела нащупать пульс, но Нейт был мертв. И последнее, что он сделал, – это попытался спасти меня, крикнул: «Беги!..»

Мак обнял ее и прижал к себе.

– Он боялся за тебя.

– Я вернулась в домик, потому что понимала: в лесу умру от холода. Убийца тоже это понял – он знал, что я в ловушке. Он… он влез через окно. Я слышала звон разбитого стекла. Заперлась в чулане, прислонилась спиной к стене и выставила перед собой пистолет. Да, я испугалась и спряталась, но, если бы он вышиб дверь, я бы выстрелила в него!

В чулане Элизабет просидела до самого утра – в нескольких шагах от мертвого бойфренда, думая о том, что ее подкарауливает убийца. «Каким же, черт возьми, кошмаром это было для восемнадцатилетней девчонки!» – с ужасом подумал Мак.

– Но ты ведь обо всем знал, да? – спросила Элизабет.

Он знал только голые факты из полицейского отчета. Что Элизабет Сноу и ее парень укрылись в пустом охотничьем домике, что кто-то застрелил Нейта, что девушку копы обнаружили на следующее утро в чулане и у нее в руках был пистолет. Она стала первой подозреваемой, но медэкспертиза не выявила на ее пальцах следов пороха, а затем на задворках дома нашлась кровь – там, где девушка ударила преследователя поленом. Полиция таким образом заполучила ДНК убийцы, но не его самого. И последние восемь лет Элизабет старательно избегала общения с копами… Это были известные ему голые факты, но, когда он слушал рассказ Элизабет и видел страх в ее глазах, у него разрывалось сердце.

– Да, знал.

Она несильно толкнула его в грудь, и Мак отступил, разжав руки, хотя ему ужасно не хотелось ее отпускать.

– Возможно, когда-нибудь я тоже заставлю тебя открыть мне душу, – прошептала Элизабет.

Он готов был сделать это немедленно, но девушка бросила:

– Я все-таки воспользуюсь душем, – и направилась к двери ванной комнаты.

– Не только тебя преследуют демоны прошлого, – сказал он ей в спину.

Элизабет вымученно рассмеялась:

– Мои демоны хотят догнать меня и убить. Вернее, убить нас.

– Этого не будет.

– Конечно, ты же супергерой!

«Нет, не супергерой. Я обычный человек, который сделает все, чтобы тебя защитить», – подумал Мак. Дверь ванной захлопнулась, и он устало пошел к рабочему столу. Нужно было позвонить Салливану.

Брат ответил на втором гудке.

– У нас чертовски большая проблема, – сообщил Мак.

Мелинда Чейфер смотрела на темные окна дома Элизабет Сноу. Хозяйки не было. Вместе с Маком Макгуайром она исчезла с места пожара, и детектив думала, что парочка поехала сюда. «Похоже, я ошиблась». Мелинда набрала номер, указанный в визитке Мака, но никто ей не ответил. То ли он проигнорировал звонок, то ли не смог принять, потому что случилась беда. «Надо немедленно найти их обоих». Мелинда снова взялась за телефон, но на этот раз позвонила в участок – ей нужен был адрес Мака. Следовало рассказать ему о деньгах, поступивших на ее банковский счет, и о разговоре с убийцей.

Сзади у кого-то под ногой хрустнула ветка. Мелинда резко обернулась – и даже вскрикнуть не успела. Увесистый кулак врезался ей в лицо, а в следующую секунду в шею воткнулось что-то острое. Она хотела ударить нападавшего, но тело перестало слушаться, ноги подогнулись – и кто-то подхватил ее под мышки.

– После нашей беседы по телефону я подумал и решил, что нам с вами не быть союзниками, – прозвучал над ухом сиплый голос. – Очень жаль. Теперь вам предстоит узнать, что бывает с моими врагами.

«Надо достать пистолет… достать… пистолет…» – вяло крутились слова в голове Мелинды.

– Иногда выгодно быть командным игроком.

«Нет, этого не может быть… Все не может закончиться вот так…»