«Значит, Маку все известно», – думала Элизабет, стоя под душем. Он знает о ее проблемах с законом, о семье – вернее, о матери, которая бросила дочь на произвол судьбы. И о том, что после этого дочь пустилась во все тяжкие… «Но жизнь наладилась, когда я встретила Нейта. Он заботился обо мне, а я – о нем. Мы хотели все изменить. Вместе». А потом Нейта у нее отняли…

Мак громко постучал в дверь ванной, и девушка вздрогнула.

– Элизабет! Ты там не заснула?

Она надела халат, запахнула ворот и открыла дверь. Из ванной вырвалось облако пара, окутав Мака.

– Извини, я не хотела занимать ванную так долго.

Элизабет солгала – она намеренно пряталась от Мака. Наверное, он принял душ в другой ванной. У него были мокрые волосы, а из одежды – только джинсы с низкой талией. Девушка невольно загляделась на мускулистый торс. Она знала, что Мак очень сильный, но без рубашки видела его впервые. «Держи себя в руках», – велела она себе.

Ей было плохо, хотелось избавиться от душевной боли, и та девчонка, которой она когда-то была, знала бы, как это сделать. Но той девчонки больше нет – она умерла вместе с Нейтом, а ее место заняла рассудительная особа, избегающая любого риска. Она сдала экзамены по программе средней школы и поступила в колледж. Чтобы платить за обучение, много работала. На свидания ходила редко и только с мужчинами, которые, по ее мнению, не представляли опасности. То есть не заставляли ее терять голову и не требовали больше, чем она могла им дать. Когда мир вокруг начинал терять смысл и разваливаться, она уходила в чтение. Элизабет любила читать еще до встречи с Нейтом и убегала в другие миры, потому что они помогали ей забыть о том, в котором она жила.

– Мне показалось, ты с кем-то разговаривал.

– Кое-что обсудил с Салливаном по телефону. – Мак отступил, пропуская ее вперед.

Элизабет проскользнула мимо него, слегка задев бедром, и снова почувствовала то жаркое притяжение, возникавшее всякий раз, когда они оказывались близко друг к другу.

– Он соберет информацию о взрыве в доме Стива Илдона и потом нам отчитается.

– А Салливан тоже все знает о моем прошлом?

– Знает, – подтвердил Мак.

Они стояли в его спальне. Кровать – здоровенная, с массивными спинками – была всего в паре футов. Та девчонка из прошлого Элизабет тотчас представила бы на этой кровати себя в объятиях Мака. Но рассудительная женщина, намеренная сохранять над собой контроль, отступила от кровати подальше.

– Я побаиваюсь Салливана, – призналась она.

– Его многие побаиваются, – хмыкнул Мак. – Не волнуйся, тебе бояться нечего. Салли на нашей стороне.

Полы халата прилипли к ее мокрым ногам. Под халатом на Элизабет ничего не было, и она знала, что Мак это понял. Вся одежда была в копоти и пахла дымом, поэтому ее пришлось выстирать.

– Тебя тоже многие боятся, Мак. Считают опасным парнем.

Он пожал плечами:

– И правильно делают. Но для тебя это как раз хорошо: опасный парень быстро разберется с ублюдком, который за тобой охотится.

– У опасного парня ничего не выйдет, если ублюдок придет с пистолетом, – покачала головой Элизабет, – или принесет еще одну бомбу.

– Именно поэтому мы должны вычислить негодяя, прежде чем он опять нападет. Но сейчас тебе нужно поспать. Занимай кровать, – хмуро бросил Мак. – Я лягу на диване.

– Ну нет, это же твоя кровать. Спи здесь, а на диване лягу я.

– Диван у меня неудобный. Зато кровать достаточно широкая, мы вдвоем уместимся.

Места на кровати хватило бы и на троих. Но тут была одна проблема.

– Нет, – сказала Элизабет. – Потому что я тебя хочу.

Она увидела, как зеленые глаза Мака потемнели, тонкие ноздри дрогнули.

– Не надо разбрасываться такими словами, – тихо предупредил он.

– Я хочу тебя, – повторила Элизабет. – Поэтому делала вид, что не замечаю твоих попыток заманить меня на свидание. И поэтому поначалу отказывалась от твоего приглашения выпить.

Он коснулся пальцами ее влажных волос.

– Тебе не кажется, что в твоих словах есть противоречие? Если хочешь кого-то, зачем отказываться?

– Из-за тебя я теряю контроль над собой, ты заставляешь меня поддаваться чувствам…

Наверняка он потрясающий любовник – Элизабет в этом не сомневалась. Пришлось сделать глубокий вдох, чтобы успокоить сердце.

– …А я давно привыкла себя контролировать. И не желаю думать ни о ком, кроме себя. Ни о ком не хочу заботиться. Такая жизнь меня устраивает.

«С тех пор как погиб Нейт», – мысленно добавила она.

– По-моему, это неправильно. – Мак подошел вплотную и провел рукой по щеке девушки. – Такая жизнь должна быть пустой и холодной.

Рядом с ним Элизабет не чувствовала холода: от него исходил жар. А от его прикосновения стало невыносимо горячо где-то внутри.

– Но это так больно – поддаваться чувствам, – прошептала она.

Мак был так близко – высокий, сильный, отчаянно сексуальный. А в памяти кружились ледяные тени, не давая забыть, что однажды смерть ее уже догнала.

– Я хочу тебя, – сказал Мак. И его голос, глубокий и нежный, вспугнул ледяные тени. – Хочу, чтобы ты отбросила свой контроль, забыла обо всех, кроме меня.

Дыхание Элизабет участилось, она сама не заметила, как прильнула к нему.

– Осторожно, детка. В отличие от тебя я теряю контроль легко. – Руки Мака легли на ее талию. – Не искушай меня.

Это ведь был всего лишь поцелуй – поэтому Элизабет не отстранилась. Она обвила руками его шею, целуя в ответ с жадностью и страстью, разгоравшейся все сильнее.

Просто поцелуй – чтобы прогнать остатки страха.

Один поцелуй – и она снова возьмет свои чувства под контроль.

Сердце гулко колотилось в груди. Ногти впились в плечи Мака.

Только поцелуй.

Его язык скользнул по ее нижней губе и проник в рот. Горячие губы обжигали. Она чувствовала, как туго натянулась ткань его джинсов.

Один. Поцелуй.

Ей хотелось большего.

Мак прижал Элизабет спиной к стене, не отрываясь от ее губ.

«Вот теперь пора все прекратить. Пора остановиться…» Почему тогда она выгибается, как кошка, прижимаясь к его рельефной, мускулистой груди, впиваясь в его губы?

– Ты сводишь меня с ума, – выдохнул Мак. – Думаешь, я не вижу, какой огонь в тебе бушует? Прикажи мне остановиться. Потому что сам я не сумею.

Выбор был за ней. Только ей решать. Она может отпустить себя или вернуть свои чувства под контроль. «А что будет завтра? В ясном свете дня? Ведь все неумолимо изменится…»

Элизабет тихо сказала:

– Остановись.

В следующую секунду ноги девушки коснулись пола. Мак тяжело уперся ладонями в стену по обеим сторонам от нее.

– Послушай… – тяжело дыша, произнес он; зеленые глаза блестели. – Я знаю, ты сейчас не готова к тому, чего я жду от тебя. Но мы оба не сможем долго сдерживаться. Это сильнее нас.

Элизабет понимала, что он говорит о взаимном влечении, о страсти, которая вспыхивает в них от каждого прикосновения.

– Мы все равно будем вместе. И это будет потрясающе. – Мак оттолкнулся руками от стены. – Кровать в твоем распоряжении. А мне надо опять принять душ. На этот раз ледяной.

Элизабет смотрела, как он уходит, и сердце гулко колотилось в груди. Затвердевшие соски натянули ткань халата. Кожа пылала. Ледяной душ ей тоже не помешал бы. Неужели Мак думает, что только ему снятся сны? И главный герой ее снов – он. С тех пор, как она впервые увидела его по другую сторону библиотечной конторки.

Мелинда с трудом открыла глаза. Ее голова свесилась на грудь, шея затекла, во рту было сухо, как в пустыне. Вокруг царила тьма. «Ладно, жива – уже хорошо. Значит, у меня есть шанс». Она пошевелила руками – связаны за спиной, толстая шершавая веревка впивается в запястья. Лодыжки примотаны, по всей вероятности, к ножкам стула. Где она? Нужно срочно искать выход…

Заскрипели дверные петли, и в темную комнату пролился свет. Мелинда подалась вперед, пытаясь в этом свете рассмотреть лицо человека, переступившего порог.

– Приветствую вас, детектив Чейфер.

Он стоял спиной к свету, и лицо оставалось в тени. Затем убийца закрыл дверь – снова стало темно.

Мелинда не любила темноту. Она несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, готовясь к тому, что могло произойти. На службе в нее уже стреляли, ей приходилось драться, и она уцелела. Сейчас она тоже не сдастся без борьбы!

– Кто вы? – В ее голосе не было страха. Она ни за что не покажет ему, что боится.

– Мое имя не имеет значения. А вот работа моя очень важна.

Под ногами убийцы заскрипели доски пола – он подошел ближе. Слово «работа» совсем не понравилось Мелинде: оно означало, что ее похититель – наемник, а это особая порода преступников.

– И чем же вы занимаетесь?

– Я устраняю проблемы. Меня нанимают, когда нужно наладить дела. Можете меня так и называть – Наладчик. И поверьте, в своем ремесле я мастер.

– Выходит, Стив Илдон для кого-то был проблемой? Вас наняли устранить его?

– Парень просто сунул нос куда не следовало, – мягко пояснил убийца.

– А девушка? Элизабет Сноу?

– Я думал, она не знает ничего лишнего, и проблемы в ней не видел. Но Илдон дал мне понять, что, возможно, она что-то скрывает. И тогда мой наниматель забеспокоился.

«Значит, я говорю с шестеркой, – окончательно убедилась Мелинда. – Главный преступник – это наниматель. И кто же он?..»

– У меня много полезных навыков, – сипло сообщил убийца. – Умею обращаться с пистолетами, бомбами, ножами. Могу продемонстрировать пару приемов… Знаете, вам все-таки нужно было принять то скромное вознаграждение в виде десяти тысяч. Сидели бы сейчас в участке и чувствовали себя прекрасно.

– Я не та, кем вы меня считали.

– Зато ваш покойный любовник был тем самым.

Тут он попал в точку. Мелинда не подозревала, что Шейн – продажный коп, а когда все открылось, на нее навесили тот же ярлык, поэтому ее продвижение по службе сильно замедлилось.

– Зря вы отказались играть в моей команде, – вздохнул убийца. – Зря.

Мелинда осторожно напрягла и расслабила затекшие мышцы.

– Я не сильна в командных видах спорта. Он рассмеялся:

– Надеетесь отсюда выбраться? Думаете, случится чудо? Но этого не будет, детектив. Вы не первый полицейский, которого я убью, и не последний. Повторяю: я профессионал в решении проблем. А вы – моя проблема. – Он выпрямился. – Как удачно, что у вас при себе мобильный телефон. Надоело тратиться на одноразовые.

В темноте тускло засветился экран. Убийца, которого Мелинда теперь мысленно называла Наладчиком, вызвал кого-то из ее списка контактов.

– Кстати, – сказал он Мелинде, – можете покричать, пока я буду разговаривать, – это упростит задачу.

Звук динамика был выставлен на максимальную громкость. Она услышала длинные гудки – один, два…

– Алло, – ответили мужским голосом. – Детектив Чейфер?

Понятно, она тоже есть в его списке – мужчина прочитал имя на своем экране. И в следующий миг стало ясно, кому звонит Наладчик.

– Вы нашли того типа, детектив? – поинтересовался Маккензи Макгуайр.

– О да, она его нашла… Хотя вернее будет сказать, что это я ее нашел.

Мак стоял у камина в гостиной, но ему вдруг стало холодно.

– Кто это говорит?

– Тот, кого вы ищете. Чудовище во мраке. – Раздался сиплый смех.

– Детектив Чейфер у тебя?

Это и так было ясно: убийца звонил по ее телефону. «Если мерзавец думает, что воспользоваться мобильником жертвы – хорошая идея, он чертовски ошибается». Мак нажал на значок громкой связи. В комнате он был не один, только что приехал Салливан.

– У меня, где же еще. Как раз сейчас на нее смотрю.

Мак произнес одними губами, четко артикулируя: «У него мобильник Чейфер. Сообщи копам. Пусть отследят звонок». Брат кивнул и, достав свой телефон, ушел на кухню. Технарям в полицейском участке понадобится время, чтобы определить координаты мобильного телефона Мелинды, – значит, надо продержать убийцу на связи как можно дольше.

– Она жива? – спросил Мак.

– Пока да.

– Я тебе не верю.

Последовала тишина, а потом из динамика донесся женский крик.

– Ну, убедился? – просипел убийца.

– Чего ты хочешь? – Маку вдруг показалось, что за спиной скрипнула дверь.

– Я хотел, чтобы Элизабет Сноу погибла в доме журналиста во время взрыва. Но этого не случилось.

Из кухни вернулся Салливан и произнес одними губами: «Работают».

– Ты взял ее под защиту, я в курсе, – продолжал убийца. – Еще я знаю, что…

– Он профессионал! – закричала Мелинда. – Его кто-то нанял! Кто-то… а-а-а! – Дальше она уже не могла говорить от боли.

Мак услышал быстрое дыхание и обернулся. Рядом стояла Элизабет. Он оставил ее одну в спальне час назад – и далось ему это нелегко. Теперь она неслышно прошмыгнула в гостиную. На девушке была его старая футболка, доходившая ей до середины бедер. Расширенными от ужаса глазами Элизабет смотрела на телефон в его руке.

– Детектив Чейфер права, – прозвучал из динамика сиплый голос. – Я профессионал. И делаю свою работу. Меня наняли устранить Элизабет Сноу.

Она вздрогнула.

– На тебя, парень, мне наплевать, – буркнул убийца. – Собственно, мне нет никакого дела и до детектива Чейфер, которая как раз сейчас тут истекает кровью.

Элизабет подалась вперед.

– Вы всего лишь расходный материал. Побочные жертвы. – Убийца вздохнул. – И будут другие побочные жертвы, если мне не дадут закончить свою работу. Ты думаешь, твоя семья на ранчо в полной безопасности? Я найду способ обойти вашу охранную систему. Отыщу слабое местечко. А там твои братья… сестра… Понимаешь меня?

Мак покосился на Салливана и увидел, что его глаза потемнели от ярости.

– Но за твою семью мне не платят. Моя цель – Элизабет Сноу. Мне нужна только она.

«Через мой труп», – подумал Мак.

– Отдай мне ее, и мы в расчете. Я все сделаю быстро. Один выстрел, и готово.

– Нет, не дождешься, – процедил Мак сквозь зубы. В нем тоже клокотала ярость Макгуайров. – Ты ее не получишь, понял?

– Она ведь там, с тобой? – спросил убийца. – Надеюсь, выглядит напуганной?

Мак посмотрел на девушку. Она выглядела обворожительно. И да, была чертовски напугана.

– Тогда, в охотничьем домике, Элизабет, ты тоже тряслась от страха. Помнишь? – Сиплый голос немного смягчился. – Я и не думал, что ты решишься огреть меня поленом. Собственно, тебя там вообще не должно было быть. Я охотился только за твоим парнем. – Он рассмеялся. – Ты единственная, кому удалось уйти от меня живой. Но тут уж я не виноват.

«Наниматель тебя отозвал! – догадался Мак. – Мелинда сказала, этот тип профессионал, значит, он выполняет чужие приказы. Ему приказали убить Нейта Дэниелса, но не Элизабет Сноу. По крайней мере, так было восемь лет назад. Но с тех пор что-то изменилось, и теперь она стала мишенью».

– Элизабет, ты хочешь, чтобы вместо тебя погибла детектив Чейфер? – поинтересовался убийца. – Хочешь, чтобы я уделил немного внимания родственникам твоего защитника? Твоя жизнь стоит смерти всех этих людей?

Мак не успел удержать девушку. Она громко спросила:

– Ты отпустишь Мелинду? Если я приду к тебе, ты ее отпустишь? Обещаешь, что из семьи Макгуайр никто не пострадает и все закончится?

– Мне приказали убрать только Илдона и тебя. Если перестанешь прятаться, моя работа будет выполнена… Я ведь мог убить тебя в библиотеке. – В сиплом голосе послышалось раздражение. – Если бы ты оказалась там одна, как предполагалось, всей этой кутерьмы можно было бы избежать!

– Ну, прости, пожалуйста, – с неожиданной злостью сказала Элизабет, – прости, что не дала себя убить легко и быстро. Мне ужасно стыдно за причиненные неудобства.

– Ничего, так или иначе я задачу выполню. Даже у кошки рано или поздно заканчивается девятая жизнь.

Мак подумал, что они продержали убийцу на линии уже достаточно долго – копы должны были вычислить его местоположение. Одновременно Салливан посмотрел на экран своего телефона, прочитал эсэмэску и с яростным удовлетворением взглянул на брата: «Готово!»

– Говори, куда и когда я должна прийти, – потребовала Элизабет, обращаясь к убийце. – Но пообещай, что не тронешь детектива Чейфер. Отпусти ее немедленно!

– Встретимся у тебя дома, милая Элизабет. Прямо сейчас.

Раздались гудки.

Девушка тотчас шагнула к выходу из гостиной, но Мак удержал ее, обхватив за талию.

– Ты никуда не пойдешь!

Она оттолкнула его руки.

– Я не дам ей умереть!

– Копы отследили звонок, – сказал Салливан, надевая куртку, – и уже выехали на задержание. Я за ними.

В глазах Элизабет появилась надежда.

– Вы спасете Мелинду?

– Обязательно, – заверил Мак. – Но ты должна остаться здесь. Мне нужно знать, что ты в безопасности. Мы сами с ним разберемся. Я еду с Салливаном.

– Я тоже поеду! Я хочу…

– Нет, – перебил он. – Ты его цель. Я тебя к убийце и близко не подпущу.

– Всем будет спокойнее, если вы останетесь здесь, мэм, – поддержал брата Салливан.

– Но я не хочу, чтобы вы из-за меня пострадали! – воскликнула девушка.

Мак ласково взял ее за руку.

– Если ты поедешь с нами, я от страха за тебя перестану соображать и могу допустить ошибку. Пожалуйста, будь здесь.

Она заглянула ему в глаза и, секунду помедлив, кивнула.

– Останови его раз и навсегда, Мак.

– Остановлю, можешь не сомневаться. – Он отпустил ее руку и быстро зашагал к выходу.

Мелинда замычала, пытаясь укусить ладонь, зажимавшую ей рот. Убийца заставил пленницу замолчать и не отнимал от ее лица руку в перчатке во время всего разговора. Мелинда чуть не задохнулась, но он наконец дал отбой и отступил от нее, удовлетворенно пробормотав:

– Все прошло как надо.

«Элизабет Сноу собирается занять мое место, – с ужасом подумала Мелинда. – Она собирается умереть». Раздался стук, а затем треск – Наладчик бросил ее телефон на пол и раздавил ногой. В следующую секунду в нее уперлось острие ножа.

– Не сомневаюсь, что такой крутой частный сыщик, как Макгуайр, позаботился отследить звонок и уже выяснил, где мы находимся, – поделился соображениями убийца. – По крайней мере, на его месте я бы так и сделал.

Мелинда воспряла духом: если Мак их нашел, у нее есть шанс спастись. Сейчас примчатся братья по оружию, и кошмар закончится…

Она вскрикнула: лезвие медленно вошло ей в живот.

– Я вот думаю, успеете вы истечь кровью до того, как подоспеет помощь, или нет. – Убийца выдернул нож. – Если хотите знать, я бы предпочел, чтобы вы выжили, – тогда начнется все самое интересное. Как полагаете, вас заподозрят в соучастии, а?

Мелинда чувствовала, как кровь толчками выплескивается из раны. Рубашка намокла.

– Наверняка кто-нибудь из ваших коллег решит, что вы со мной заодно. Что я вас купил. Хотите уцелеть для того, чтобы всю оставшуюся жизнь вас презирали?

Мелинде стало холодно. И только сейчас проснулась боль.

Заскрипели половицы, открылась дверь, и в лицо Мелинды ударил свет.

«Куда он… пошел?.. Куда?..»

Она простонала:

– Элиз…

– Не волнуйтесь, я знаю, где Элизабет Сноу.

Наладчик обернулся на пороге, и Мелинда, щурясь от света, снова попыталась разглядеть лицо человека, который только что ее убил.

«Я умираю… Столько крови…»

– Решить проблему по имени Элизабет – моя работа. А я никогда не оставляю работу незаконченной.

Дверь захлопнулась. Мелинда осталась во тьме.