– Трант! Мне нужно, чтобы ты срочно приехал ко мне домой. Там Элизабет, ей нужна помощь. – Мак говорил со старшим братом по телефону, надев гарнитуру блютус, потому что сидел за рулем и гнал машину на предельной скорости. Он беспокоился из-за того, что девушка в доме одна. Его охранная система вполне надежна, но дополнительная защита не помешает. А на Гранта в этом деле можно положиться: он бывший десантник и в отличной физической форме, к тому же живет совсем близко, поэтому приедет быстро.

– Погоди-ка, старик, – сонно отозвался Грант, – давай поподробнее. Какая Элизабет? Салливан говорил, у нас новый клиент. – С каждым словом сонливость улетучивалась из его голоса. – Что происходит?

– Элизабет и есть наш новый клиент. – Мак крепче взялся за руль, делая резкий поворот. – Она в большой опасности. Мне нужно, чтобы…

– Если она в опасности, почему, черт возьми, ты оставил ее одну? – сердито спросил Грант. Фирма «Макгуайр секьюритис» была его детищем, и благополучие клиентов он ставил превыше всего. – Элизабет – та самая особа, по которой ты сохнешь уже несколько недель? Это ради нее ты таскался в библиотеку?

– У меня нет времени на болтовню! – Мак яростно прибавил скорости, выжимая из мотора последние силы. – Убийца взял в заложники детектива Чейфер. Мы с Салли едем к месту событий вместе с копами. Нужно взять его, пока он что-нибудь еще не натворил.

Грант присвистнул:

– И что, это все случилось, пока я спал?

– Поезжай ко мне домой, – снова попросил Мак. – Мне нужно знать, что рядом с Элизабет надежный человек.

– Ладно, можешь на меня рассчитывать.

Мак в этом не сомневался: у Макгуайров было заведено прикрывать друг друга.

– Копы говорят, на светофоре нужно повернуть направо, – сказал Салливан. – Минут через десять будем на месте.

«Неизвестно, что мы там увидим», – подумал Мак.

– Ты ведь тоже слышал крик детектива Чейфер? – спросил он.

– Да. Но мы пока ничего не знаем о ее роли в этом деле. Деньги, поступившие на ее счет, наводят на подозрения. Может, она работает в паре с убийцей. Или он ее шантажирует…

– Или она честная женщина, которая сейчас может умереть. Послушай, Салли, я знаю, что ты никому не доверяешь, но…

– Я доверяю только своей семье, – отрезал Салливан.

– …Но не все люди лжецы. И не все используют других в своих интересах.

С годами Салливан становился все суровее и жестче. И у него были свои тайны – Мак об этом знал. Однако самым опасным из братьев Макгуайр считали именно Мака.

«Салли похож на меня больше, чем другие братья», – подумал Мак.

– Ты из-за нее стал таким, да? – спросил он, впервые решившись заговорить о женщине из прошлого Салли. Кроме Мака, никто из членов семьи о ней не знал. Но Мак видел брата в ее обществе. А после того, как они расстались, Салли вел себя так, будто ему выпустили кишки.

– Даже не начинай, – процедил Салливан. – Я не намерен обсуждать Селию. Веди машину, думай о киллере и оставь мою личную жизнь в покое.

Элизабет подошла к панорамному окну в доме Мака. Жалюзи были опущены, и она, раздвинув пластинки, осторожно выглянула на темную улицу. Сиплый голос еще звучал у нее в ушах, нагоняя страх и одновременно вызывая гнев.

«Восемь лет назад кто-то заказал Нейта наемному убийце? – с недоумением подумала она. – Чушь какая-то… Нейт был всего лишь подростком, таким же, как я. Кому понадобилась его смерть?» – и пошла в рабочий кабинет Мака. Там на столе лежали блокнот и фотографии, спасенные из дома Стива Илдона.

«Возможная сообщница?» Это был тот самый блокнот, который она уже листала в гардеробной комнатке. Девушка быстро просмотрела страницы.

«За Нейтом Дэниелсом охотились».

«Он был мишенью».

«Семейные связи».

Элизабет нахмурилась. Какие семейные связи? Нейт никогда не рассказывал о своих родственниках. Она пролистала еще несколько страниц.

«Мать Нейта погибла в результате случайной аварии».

Слово «случайной» было подчеркнуто. Быть может, Стив выяснил, что авария была подстроена?..

«Отец в свидетельстве о рождении не значится».

«Отец? Анализ ДНК. Тест показал совпадение».

Это была последняя страница. Остальные сведения, собранные Стивом, сгорели. Элизабет отложила блокнот и принялась перебирать фотографии – обгоревшие и обуглившиеся по краям. Вот она, на восемь лет моложе, садится в патрульную машину. Мертвый Нейт в луже крови. «Стив написал об анализе ДНК. Его выполнили медэксперты во время вскрытия Нейта? Или кто-то провел тест на отцовство до того, как Нейт погиб?»

Следующий снимок был сделан на похоронах. Элизабет узнала себя, стоящую в отдалении от совсем небольшой группы людей. Нейта похоронили в маленьком городке в Колорадо. Анонимный благодетель оплатил церемонию и установку памятника. Все было просто и быстро, пришли несколько полицейских и она. Стив тоже в тот день присутствовал на кладбище.

Еще один снимок места погребения. Все уже разошлись, на могиле Нейта лежат скромные букеты цветов. Уходя, Элизабет оставила на ней розу. А это… мужчина в длинном черном дождевом плаще. Голова повернута к могиле, плечи поникли. Лицо смазано, не разглядеть. Недалеко от него стоит в ожидании большой черный автомобиль. Элизабет не видела этого человека на похоронах; впрочем, она тогда была как в тумане, перед глазами плыло…

Задребезжал звонок у входной двери. Фотография выскользнула у девушки из рук и упала на стол. В дверь настойчиво позвонили еще раз.

Было уже за полночь. И Мак не предупредил ее, что ждет гостей. А сам он не стал бы звонить в дверь собственного дома.

Элизабет, бесшумно ступая, приблизилась к двери, услышала вдруг скрежет ключа и увидела, как поворачивается дверная ручка.

Патрульные машины прибыли на место раньше Мака и Салливана. Когда братья выскочили на асфальт, все вокруг было залито светом полицейских мигалок, а копы в бронежилетах уже выходили из небольшого офисного здания.

Братья бросились к зданию. Мак выискивал взглядом знакомых копов в надежде узнать, что происходит. Из здания вышли санитары скорой помощи с носилками, на которых лежала Мелинда Чейфер. Ее лицо было мертвенно-бледным, вся рубашка пропиталась кровью. Едва увидев женщину, Мак подумал, что она мертва. Но тут ее рука шевельнулась. Мак перевел дух и побежал за санитарами. Они быстрым шагом направлялись к распахнутым задним дверцам машины «скорой», и терять время было нельзя.

– Детектив Чейфер! – крикнул он на бегу.

Врачи уже хлопотали над ней в машине. Мак сунулся внутрь.

– Мак… – прохрипела Мелинда. – Он… пошел… за Сноу…

Санитар вытолкнул его на дорогу.

– Нам нужно немедленно отвезти ее в больницу!

– Он… сказал, что… закончит… дело, – с трудом договорила раненая.

Мак похолодел.

– Помоги… ей…

Дверцы захлопнулись у него перед носом. «Скорая» сорвалась с места, оглушив сиреной. Мак и Салливан несколько мгновений смотрели ей вслед.

– В здании чисто! – прокричал какой-то коп.

«Чисто?!» Мак огляделся и увидел капитана полиции Бена Ховарда – это он давал Салливану указания на пути сюда.

– Бен! Черт побери, что происходит? Где он?! Афроамериканец лет тридцати с небольшим услышал свое имя и подошел к братьям. Тоже бывший военный, он служил когда-то в десанте вместе с Грантом, а потом, став полицейским, часто помогал «Макгуайр секьюритис», а Макгуайры помогали ему в расследованиях.

– Он ударил Мелинду ножом, – сказал Бен. – Мои ребята обыскали все здание, но преступник скрылся. Если бы вы нам не позвонили, она уже была бы мертва. – Он мрачно покачал головой. – «Скорая» приехала быстро, но боюсь, ее не довезут до больницы… Я даже не могу разослать всем постам ориентировку на киллера, – развел руками Бен. – Кого они должны искать? Призрака? Мерзавец растворился в воздухе, и нет ни одного свидетеля, который мог бы его описать!

– Мне нужно вернуться к Элизабет, – заторопился Мак.

– Элизабет Сноу, – кивнул Бен, – знаю, это его цель. Мелинда успела сказать. Я уже послал людей к дому мисс Сноу, они встретят мерзавца. Если поблизости будет ошиваться кто-нибудь подозрительный…

– Он туда так просто не сунется. Это профессионал, убивавший людей годами… – начал Мак и замолчал.

Убийца, звонивший ему с мобильного Мелинды, слышал голос Элизабет и таким образом знает, где она. Наверняка сложил два и два и пришел к выводу, что если девушка под охраной Макгуайра, то, скорее всего, находится с ним в его доме, а не в своем.

– Убийца знает, что Элизабет у меня! – выпалил он. – Бен! Высылай патруль к моему дому! – И рванул к своей машине.

Салливан побежал за ним. Усевшись за руль, Мак выхватил телефон и набрал номер Гранта, лихорадочно бормоча:

– Ты должен быть с ней! Пожалуйста, будь с ней!

Когда здоровенный мужик открыл дверь и тихо проскользнул в прихожую, Элизабет была готова. Она изо всех сил замахнулась настольной лампой. Но он тоже был готов и перехватил лампу в паре дюймов от своего носа. Глаза знакомого зеленого цвета уставились на девушку, в них мелькнуло замешательство, и она тотчас от души ударила его ногой, точно попав в цель. Он замычал, но пополам не согнулся. Одновременно взвыла сирена сигнализации.

– И почему мой братец о вас так беспокоится? – сдавленно произнес громила. – По-моему, вы сами способны за себя постоять.

«Братец!» Неужели она совершила нападение на очередного Макгуайра?

Он отключил сирену и, едва заметно прихрамывая, прошел в гостиную.

– Извините, что напугал вас, мэм. – У него техасский говор звучал отчетливее, чем у Мака. – Но я два раза позвонил в дверь и, когда вы не открыли, решил действовать. Кстати, меня зовут Грант. – Он посмотрел на лампу. – Хорошо, что мы ее не разбили, а то Мак расстроился бы.

У него запел мобильный.

– Прошу прощения, мэм. – Грант взглянул на экран. – Ага, дурака вспомнишь… Мак, наша новая клиентка сейчас стоит прямо передо мной, и должен сказать, ей очень идет твоя футболка.

Элизабет с ужасом посмотрела вниз – черт, она и правда все еще в футболке.

– Он едет к вам, Грант, – быстро заговорил Мак. – Пырнул детектива Чейфер ножом и удрал отсюда. Ему нужна Элизабет. Охраняй дом! Защити ее! Копы уже в пути, но он нас опережает. Он…

В эту секунду в доме погас свет. Элизабет ждала, что опять заорет сирена, но было тихо.

– Я думаю, он уже здесь, – невозмутимо сказал Грант. – Сигнализация не сработала, значит, он вывел систему из строя.

«Как это ему удалось? – подумала Элизабет, и по позвоночнику пробежал холодок. – Известно как: он профессионал. Он слишком хорош. И он приближается».

– Не волнуйся, Мак, никто до нее не доберется, – пообещал Грант и убрал телефон в карман. Безошибочно взяв девушку за руку, что говорило о хорошей способности ориентироваться в темноте, он спокойным тоном сообщил: – Все двери заперты, я вооружен, так что вы в безопасности. Помощь уже на подходе, – добавил Грант, увлекая ее за собой в темноту. По пути он чудесным образом ни обо что не споткнулся и ни на что не налетел – похоже, зрение у него было как у кошки. – Нам просто нужно сидеть тихо до тех пор, пока они не приедут.

Грант старался держаться подальше от окон. Элизабет шла, держась за его руку, и чувствовала странное, зловещее спокойствие. Сердце глухо и размеренно билось в груди.

– В прошлый раз он смастерил бомбу, – прошептала она. – Вдруг и сейчас собирается взорвать дом? Если так, мы окажемся в ловушке.

Грант остановился.

– Черт, а вы правы… Ладно, стойте здесь. Я попробую его найти и посмотреть, чем он занят. Если что, мы успеем выбраться из дома. – Он вложил в руку девушки пистолет.

– Нет! – запротестовала она. – Вам оружие нужнее!

– У меня есть еще один. Никуда не уходите. Когда вернусь, я тихо свистну, чтобы вы меня случайно не подстрелили.

Элизабет кивнула. Стрельба по братьям Мака не входила в ее планы.

Элизабет крепко сжала рукоятку. В последний раз она держала в руках пистолет восемь лет назад. В охотничьем домике. Рядом с трупом Нейта.

Неподалеку грохнул выстрел, и девушка втянула ртом воздух. Она хотела закричать, но рядом раздался тихий свист.

– Грант?..

– Он высадил пулей замок в двери черного хода, – шепотом пояснил Грант. – Наше преимущество в том, что он может не знать о моем присутствии. Я припарковался довольно далеко отсюда и держался тени, пока шел к дому. Если убийца думает, что здесь только вы, мы застанем его врасплох, напав вдвоем.

– Элизабет! – громко прозвучал в полнейшей тишине сиплый голос. – На этот раз я не оставлю тебя в живых!

Она вздрогнула и выставила перед собой пистолет, подумав со злостью: «На этот раз умрешь ты!»

Мак прибавил бы скорости, но дальше было некуда. Он и так вдавил педаль газа в пол и проскакивал перекрестки на желтый свет. Нельзя было оставлять Элизабет одну! Он думал, что копы возьмут убийцу, – и ошибся.

– Эй, потише! – призвал его к порядку Салливан. – Если угодим в аварию, уже ничем ей не поможем.

Элизабет преследует профессиональный киллер – это ясно. Однако насколько квалифицированный? Может, он тоже бывший военный? Знает, как собрать бомбу, метко стреляет, осмелился взять копа в заложники… Но главная угроза в том, что он ведет себя непредсказуемо. И человеческая жизнь для него ничего не значит.

– Ты слышал, что он сказал, – резко бросил Мак. – Сказал, что решает проблемы, не заботясь о побочных жертвах.

Он сжал зубы и попытался выкинуть из головы нарисовавшуюся картинку: киллер стреляет в его брата, а затем в девушку. «Я спешу к тебе, детка. Я уже близко».

– Элизабет, ну почему ты от меня все время прячешься?

Сиплый голос звучал где-то неподалеку – убийца был в доме. Свет он не включил – значит, ориентируется в темноте не хуже, чем Грант.

– Эта игра начинает мне надоедать, – пожаловался убийца.

«Тогда выйди из игры!» – одними губами посоветовала девушка.

Грант положил руку ей на плечо. Элизабет понимала, что он пытается ее успокоить, но легче не стало. Вокруг темно, хоть глаз выколи. Не давала покоя мысль: «Но я же ничего не вижу! Вдруг попаду в Гранта?»

– Элизабет, ты любишь темноту? – не умолкал сиплый голос.

Грант едва слышно прошептал, касаясь губами ее уха:

– Я пойду за ним.

«Нет, ни в коем случае!» – чуть было не заорала Элизабет. Вместо этого она попыталась схватить его за рубашку, но он уже ускользнул.

– А я вот темноту люблю!

Девушка зашарила в темноте руками – Гранта не было. Зато она наткнулась на дверь, ведущую в спальню Мака. Всего несколько часов назад они целовались, ее тело горело и таяло, требуя продолжения. Но Элизабет его оттолкнула, заставила остановиться. А сейчас она может умереть в любую минуту. «Нельзя было его останавливать. Я должна была получить от него все, что он мог мне дать… А вместо этого опять испугалась».

– Хочешь, открою тайну? – громко предложил убийца. – Темнота мне совсем не мешает, потому что в темноте… я вижу каждую мелочь.

«Прибор ночного видения! – осенило Элизабет. – Солдаты и спецназовцы используют такие штуки на боевых операциях! Он специально выключил свет!»

– Грант, стой! – вырвался у нее крик, и палец сам нажал на спусковой крючок.

Грянул выстрел. Элизабет услышала рычание – пуля в кого-то попала. В кого? В Гранта или в убийцу? Девушка рванулась вперед, в темноту, мысленно повторяя: «Свистни! Пожалуйста, свистни!»

– Грант!

– Грант не может сейчас разговаривать, – сообщил сиплый голос. – Но я к твоим услугам.

«Может, он видит меня прямо сейчас? Стоит в конце коридора и держит на прицеле? Нет, он бы уже выстрелил». Элизабет снова нащупала дверь спальни Мака, толкнула ее и прошмыгнула внутрь. Здесь было чуть светлее. Окно в комнате выходило на улицу, и слабое сияние, долетавшее от фонаря вдалеке, позволяло разглядеть смутные очертания предметов. Если заманить сюда убийцу, она различит его силуэт и не промахнется!

– Элизабет! Сколько еще людей должно умереть, прежде чем ты наконец позволишь мне доделать свою работу?

Теперь в сиплом голосе звучала злость. Но девушка тоже разозлилась.

– Так иди сюда и доделай! – крикнула она. И услышала быстро приближавшиеся шаги.

До спальни убийца не добежал. Раздался глухой удар, как будто кто-то грохнулся на пол, затем прозвучал выстрел и сразу – яростный вопль.

Элизабет кинулась к двери, вылетела во тьму коридора… Ей свистнули.

– Всего-то одна пуля. Макгуайра этим не остановишь, – заявил Грант.

Она крепче сжала рукоятку пистолета и пошла на голос.