Ей нужно было сделать всего шаг и нажать на ручку двери, ведущую в зал, где должен был состояться совет, от которого зависело будущее Ликардии. Вивианна никогда ещё не чувствовала себя так плохо. Ей с трудом удавалось держаться на ногах, её голова отчаянного кружилась и слабость тела отражалась на её железной хватке, благодаря которой ей всё ещё удавалось удерживать собственную силу. Девушке отчаянно хотелось колдовать. Хотя бы немного! Ей казалось, что даже маленькое, ничего не значащее заклинание, может облегчить её муки, но даже этого она не могла себе позволить. Пока не могла.

— Ваше Величество, всё в порядке? — Не выдержал, стоящий у дверей Тэрон.

— Да, всё в порядке. Просто сложный день, — попыталась улыбнуться Виви.

— Вам нехорошо, я могу быстро сходить за советником и он отложит совет, — Тэрон выглядел обеспокоенным.

— Спасибо, но только сегодня у меня есть шанс, — тихо сказала Виви и вошла в зал.

Члены торгового совета встали, приветствуя королеву. Виви слегка наклонила голову, позволяя им садиться.

— Ваше Величество, принц Артум на сегодняшнем совете, к его великому сожалению, не смог присутствовать. Поэтому он передал свои полномочия мне, чтобы не утруждать совет ожиданием его возвращения, — молвил посол Равула.

— Это очень благородно с его стороны, — кивнула Виви. — Господа, мы день за днём, неделю за неделей бьёмся над разрешением наших разногласий, будто волны о камень. Я думаю, что каждый из вас глубоко внутри понимает, что если мы не изменим подход, все наши усилия бессмысленны. Поэтому мною было принято решение, по которому я принимаю ваши условия и снижаю пошлины для торговцев четырёх королевств в знак вечной дружбы, верности и преданности Альянсу, — зал огласился довольными окликами, демонстрирующими радость торговцев. — Но мне нужна услуга взамен. Много лет назад по быстрым рекам и малым морям, между Ликардией и другими королевствами шли торговые корабли, но бури и непредсказуемость бурных рек, потопили много кораблей вместе с их грузом. Тогда торговцы решили забыть про водные пути и перевозить весь груз только по суше. Всё, чего я хочу, это отмены пошлин для кораблей Ликардии, которые в скором времени снова начнут бороздить реки и моря, перевозя товары по портам королевств Альянса.

Торговцы во все глаза смотрели на обезумевшую королеву. Они и представить себе не могли, что найдётся правитель, который рискнёт собственным флотом и людьми, чтобы вновь совершить ошибки совсем недавнего прошлого.

— Ваше Величество, при всём моём уважении, Вы понимаете, чего хотите? Неспроста мы больше не перевозим товары через малые моря и реки. Больше половины кораблей не доходило да портов. Люди гибли, а товары пропадали, — высказался один из торговцев.

— Наши капитаны знают малые моря и бурные реки лучше ваших, — сказал представитель торговой гильдии Ликардии. — И если наша королева так хочет, я первым отправлю свои товары морем и найду лучших капитанов для своих кораблей.

— Мы все поддержим нашу королеву, — высказался один из самых главных торговцев Ликардии.

— Я благодарна Вам за поддержку, без неё я бы не стала настаивать на своей идее, — Виви тепло улыбнулась своим торговцам, — что касается Ваших интересов, — Виви оглядела каждого из присутствующих на совете иностранцев, — они конечно же не пострадают. Ведь в этом случае рискуем только мы, вы же получаете то, зачем приехали. Посудите сами господа, в случае успеха моей затеи мы все получим прибыль, в случае неудачи, пострадает только Ликардия, Вы же неизменно останетесь при своих интересах. Я жду Вашего решения.

Как только Вивианна снова заняла своё место, торговцы разбились на группы и начали обсуждение. Не желая доводить свои мысли до ушей королевы, они постепенно выходили из зала и продолжали беседы уже за его пределами. Это продолжалось пока в зале не остались лишь ликардийды и их королева.

— Ваше Величество, светлыми духами Вас заклинаю, скажите, что у Вас есть план. Иначе наши корабли погибнут в пучине, как и многие до них. А мы совсем обеднеем, — взволнованно сказал один из богатейших торговцев.

— Конечно, у меня есть план. Даже лучше, — улыбнулась Виви. — Я нашла человека, который очень точно предсказывает штормы, а также хорошо знает реки и их самые коварные участки. От Вас мне нужны лишь первоклассные капитаны и бесстрашные команды. Если торговцы не сумеют совладать с собственной жадностью и подпишут договор сегодня, мы сможем торговать без пошлин.

— Вы уверены в этом человеке? — В глазах торговцев всё ещё было недоверие.

— Более чем, господа, — снова улыбнулась Виви.

— Тогда мы поможем Вам заставить их перестать сомневаться, — улыбнулся, обнажая золотые зубы, один из торговцев. — Чего сели? Пошли на коридоры болтать о том, что наша королева выжила из ума и решила нас всех погубить!

— Вот как? — Удивилась Виви.

— Ваше Величество, торговцы ищут выгоду. Видя, что мы её лишаемся, они не смогут перебороть свои инстинкты.

— Только не переборщите с оскорблениями в мой адрес, — снова быстро улыбнулась Виви, — в коридоре Сет и Терон, они не станут разбираться свои или чужие покрывают сажей моё имя.

— У меня и так не одного зуба целого, — ухмыльнулся золотозубый. — Драка будет только Вам на руку.

— Тогда делайте свою работу и держите язык за зубами о моём плане, иначе Вы будете молчать до конца своей очень короткой жизни, — с такой же милой улыбкой сказала Виви.

Торговцы лишь кивнули и покинули зал, начиная операцию по провокации послов. На миг Виви снова осталась одна. У неё появилась возможность снять маску уверенной, амбициозной и недальновидной королевы. Она прикрыла глаза, положив голову на стол, и подумала о том, сможет ли продержаться до конца этого представления. Больше всего она волновалась о том, чтобы Леан не вернулся раньше времени. За дни, проведённые в его обществе, она знала насколько он умён и дальновиден. Он не позволил бы принимать подобные решения за такой короткий срок, но даже у него есть слабые места. Где бы он ни был сейчас, его единственной ошибкой была передача голоса собственному послу, который вряд ли отличается таким же холодным рассудком.

Только бы всё удалось! Отец и брат в этом плане рассчитывали на верховного жреца храма светлых духов, с его невероятной способностью чувствовать природу, и на собственные стихийные силы. Каждый из них вместе со жрецом мог бы предсказать сильные штормы. Но Виви были не к чему подобные сложности. Она могла почувствовать любой шторм на море и при желании его успокоить. Как только договор был бы подписан, она могла бы и дальше скрывать свою магию и предсказывать штормы, не пуская корабли в море или, когда придёт время, защитить свои корабли так, что ни один шторм не был бы помехой для них.

Теперь всё зависело лишь от нескольких моментов: жадности послов, задержке Леана и её собственной выносливости, чтобы продержаться до момента, когда последняя подпись зафиксирует один из нерушимых договоров Альянса.

Кто бы мог подумать, но из ликардийских торговцев вышли бы прекрасные лицедеи. Они отменно исполнили свои роли, особенно послов впечатлила драка между двумя ликардийскими торговцами, один из которых называл королеву овцой, которая ничего не смыслит в торговле и тем более в кораблях, а второй добросовестно защищал её честь. Стражи замка быстро разняли дерущихся, но золотозубый всё-таки лишился нескольких своих драгоценных зубов, потому что Тэрон не слишком оценил его словестные обороты, брошенные в адрес Вивианны.

Через несколько часов, когда все страсти успели улечься, а мысль о безумии королевы Ликардии плотно поселилась в голове каждого из торговых послов, было принято решение о продолжение совета.

— Ваше Величество, посовещавшись мы пришли к выводу, что затягивание обсуждения этого вопроса принесёт всем нам лишь новые проблемы и потери, — посол Глоссидии мельком взглянул на потирающего челюсть золотозубого. — Мы не видим причин отказаться от Вашего предложения. Поэтому, мы можем подписать договор уже сегодня и наконец восстановить торговые сети.

Вивианна никак не проявила своей радости, она понимала, что торговцы должны поверить в то, что она понимает на какой риск обрекает своё королевство. Девушка отдала должное выдержке ликардийских торговцев. Часть из них, как и планировалось, показала удовлетворения по принятому решению, а часть во главе с золотозубым, аккуратно и почти незаметно демонстрировала недовольство и лёгкое презрение к королеве. Разрозненность в торговой гильдии Ликардии лишь укрепила уверенность послов в правильности принятого решения.

Когда пять подписей каждого из глав гильдий торговцев пяти королевств были поставлены на пергаменте и заверены подписью действующей королевы, входящей в совет Альяса, пути назад уже не было. Теперь даже Мирос не смог бы опровергнуть законность этого документа. Счастливые послы жали друг другу руки и с лёгкой жалостью украдкой поглядывали на королеву, которая по их мнению подписала один из худших договоров в своей жизни. Ликардийские торговцы разыгрывали комедию до конца, лишь когда все послы покинули зал и направились в сторону своих карет для возвращения домой, в зале осталась только Вивианна, которая чувствовала себя настолько больной, что не была уверена в том, что сможет встать, и золотозубый, который последним покидал зал. Прежде чем уйти, он подошёл к королеве, сверкнул своей уже менее идеальной, после коррекции Тэроном, улыбкой и сказал:

— Только идиоты доверяют красивым женщинам, — он положил на стол перед Вивианной один из выбитых Тэроном золотых зубов. — Это на память о сделке, которая войдёт в историю, моя королева.

Стоило ему выйти из зала как Виви тут же забыла о сделке, которая должна была вызывать у неё как минимум чувство триумфа, однако золотой зуб она всё-таки решила сохранить. Девушка спрятала его в маленькой потайном карманчике, спрятанном за складками платья. Набираясь сил, она глубоко вздохнула и медленно поднялась со стула. Чтобы с ней не было, но она почти не чувствовала ног и рук. Осторожно, держась за стулья и стены, девушка смогла дойти до двери. Уже касаясь ручки, она выпрямила спину и заставила себя сделать уверенный шаг, чтобы не показать собственным стражам или придворным, своей слабости. В коридоре её встретили обеспокоенные Сет и Тэрон.

— Вивианна, что случилось? Почему твои собственные подданные позволили себе так говорить о тебе? — Сет казался злым как никогда и готовым на всё, что угодно, для защиты чести своей королевы.

— Ты в порядке? Давай мы проводим тебя до покоев? Ты бледная как мел! Эти торговцы выпили из тебя всю жизнь! — Беспокоился Тэрон.

Виви сделала над собой усилие, чтобы казаться спокойной и уверенной.

— Всё хорошо. Торговцы действовали так, как я и рассчитывала. Не нужно меня провожать, дайте мне побыть одной, это была трудная сделка, — она быстро ответила на все вопросы и как можно более уверенным шагом направилась за поворот коридора, за которым они уже не могли её видеть. Она не понимала, что происходит и от чего её собственное тело так плохо её слушалось. С каждым шагом ей казалось, что в её голове образуется всё больше и больше пушистой ваты, которая мешала ей думать и даже видеть. В какой-то момент девушка пошатнулась и почти потеряла равновесие, если бы не оказавшаяся поблизости стена, за которую она успела удержаться. В глазах всё зарябило, а в ушах зазвенело, она чувствовала, что ещё немного и контроль над собственной силой падёт вместе с её сознанием.

Неожиданно прямо перед ней открылся тёмных ход и из него вышел уставший Леан. Он быстро закрыл ход и, заметив привалившуюся к стене Вивианну, подошёл к ней и сказал:

— Мне очень жаль, что я не смог присутствовать на совете, но я уверен, что Вы можете быстро ввести меня в курс дела…

Как бы Виви не пыталась сохранять сознание, но продолжение его фразы ей уже было не суждено услышать. Мир вокруг потемнел, и такой красивый голос Леана Артума поглотила, звенящая в ушах, пустота. Напоследок Виви успела подумать о том, что это совсем не по-королевски упасть мешком по середине коридора рядом с принцем Равула, но чьи-то сильные руки не позволили ей опозориться, поэтому девушке оставалось лишь спокойно уйти во тьму.

Вивианне казалось, что она тонет в липком, тягучем чёрном болоте. Ей отчаянно хотелось выплыть, вдохнуть глоток свежего воздуха глубоко в лёгкие и снова почувствовать как собственное тело ей подчиняется. Но вместо этого она чувствовала как увязает во тьме всё глубже и глубже…

— Вивианна, я знаю ты меня слышишь. Перестань бороться. Дыши глубоко и спокойно, не бойся. Я рядом и не позволю тебе утонуть. Слышишь?

Этот голос казался отдалённо знакомым, будто она слышала его раньше, до того как оказалась в этой тьме. Ей было страшно и от этого каждый вдох был настоящим испытанием. Но человек, который звал её, не сдавался. Он звал её снова и снова, пока Виви не нашла в себе силы глубоко вздохнуть и открыть глаза.

Сумрак комнаты разгоняла лишь одинокая свеча, горевшая на прикроватном столике. Она поняла, что находится в постели собственной комнаты. Вокруг было так тихо, будто весь замок на миг замер в ожидании пока его королева придёт в себя. Виви вспомнила чей-то голос, который так старательно выводил её из тьмы. Она осторожно повернула голову в сторону свечи и увидела, сидящего возле её кровати, Леана. Он выглядел уставшим и немного растрёпанным. Его камзол и жилет покоились на спинке стула, две верхние пуговицы его рубашки были расстёгнуты, будто ему тоже было тяжело дышать. Всегда идеальные волосы были растрёпаны от того, что он часто взъерошивал их. Тени, залёгшие под его глазами, указывали на то, что он ещё больше нуждался в отдыхе, чем она сама.

— Что ты здесь делаешь? — Только и смогла спросить она.

Не отвечая, он поднёс к её губам заранее приготовленный стакан воды. Лишь напоив, он коснулся тёплыми пальцами её шеи, считая пульс и опустил ладонь на её лоб, проверяя спал ли жар.

— Я бы хотел спросить тебя о том же. Что ты творишь? — Спросил он, запуская руку в густые волосы.

— Я плохо помню, что произошло.

— Ничего особенного кроме того, что ты потеряла сознание в коридоре, и не приходила в него до этого момента. Когда ты в последний раз ела? — Виви показалось, что в его голосе она слышит хорошо скрываемую злость.

— Я не помню, наверное сегодня утром.

— Не угадала. Сегодня ты пропустила завтрак из-за подготовки к совету. Даю тебе ещё одну попытку, — продолжал допытываться Леан.

— К чему эти глупые вопросы? — Виви всё ещё чувствовала себя отвратительно, но это не мешало ей злиться.

— Глупые вопросы? — Теперь в его голосе отчётливо слышалась злость. — Ты в последний раз ела два дня назад, а когда нормально спала я даже спрашивать не стану!

— Откуда ты знаешь? — Удивилась девушка.

— Я говорил с твоим советником.

— Только не говори, что весь замок в курсе того, что произошло! — Испугалась Виви.

Он понялся со стула и подошёл к окну.

— Никто кроме твоих стражей и советника не в курсе. Я отнёс тебя в покои, а советник сразу догадался, в чём дело, — он снова сел на стул. — Ты понимаешь, что если продолжишь в том же духе, то погубишь себя?

— Ты тоже не сияешь здоровьем, — попыталась отвлечь его Виви.

— Даже не пытайся отвлечь меня, Вивианна, — строго сказала Леан.

— Постой, то есть мои стражи знают, что ты всю ночь просидел в моих покоях?

— Я не мог оставить тебя.

Вивианна на миг прикрыла глаза и подумала, что после такого Элиас с ней никогда не заговорит. Каково ему стоять сейчас под дверью и понимать, что он охраняет девушку, которая так сильно его разочаровала, а заодно и человека, которого он ненавидит.

— В чем дело? — Леан заметил изменения в её настроении.

— Я и так поплатилась своей репутацией, когда пришла в твои покои той ночью, а сейчас мы снова наедине.

— Тебя это заботит? Что все подумают? — Не поверил своим ушам Леан.

— Странно, что тебя это не заботит.

— Да, действительно странно, что меня больше заботит твоя жизнь, которой ты так бездумно рискуешь! — Вспылил он.

— Я забыла поесть, это не риск, Леан, — спокойно сказала девушка. — Кстати, ты снова со мной разговариваешь? — Снова попыталась отвлечь его девушка.

Он ещё раз проверил её лоб на наличие жара.

— Я был здесь каждый день, — наконец ответил он.

— И что? — Только и спросила девушка.

— Я говорил с тобой каждый день. Мы проводили за соседними стульями много часов и тебе показалось этого мало?

— Я рада, что Вам этого достаточно, принц Артум. Спасибо за всё, что Вы сделали для меня. Я этого никогда не забуду, — девушка отчаянно пыталась скрыть своё разочарование за деловым тоном.

— Ты рассчитываешь на то, что я буду разгневан твоим королевским тоном, и, хлопнув дверью, уйду? — Выгибая бровь, спросил он.

— Разве нет? — Показательно удивилась девушка.

— Тебя по праву скоро станут считать одной из самых ярких представительниц своей династии, но никто из них даже не догадается какой же глупой ты можешь быть, — глядя ей в глаза, сказал Леан.

— Просвети меня.

— Ты злишься от того, что я потерял к тебе интерес и скрываешь это за своим безразличием. Твоё сердце всегда преобладает над разумом и ты ничего не можешь с этим поделать. Ты выдала себя той ночью. Ты ждала меня в покоях не для того, чтобы выведать интересующую тебя информацию, ты сидела там и надеялась, что я вернусь назад живым, Вивианна. И вот сегодня я дежурю у твоей кровати как самый верный пёс, а совсем не принц одного из крупнейших королевств Альянса, схожу с ума от мысли, что так и не сумею тебя вытащить, и вместо того, чтобы заметить наконец как сильно я привязан к тебе, ты видишь лишь то, что хочешь, и принимаешь решение сделать мне так же больно, как уже успел сделать тебе я. Но знаешь в чём ирония? Мне плевать на то, что ты говоришь, Вивианна Бамаретт. Я всегда вижу перед собой не королеву Ликардии, а девушку которая не заслужила такой участи. Ты должна была расти в любви и заботе, под защитой брата и отца, а не скрываться. Ты должна была блистать на балах и выбрать себе самого лучшего мужа из всех возможный, родить ему сына и жить счастливо до такой степени, что все сплетники пяти королевств захлебнулись бы в собственной желчи. Но судьба была всегда жестока. Стоит кому-то приблизиться к тебе и ты тут же делаешь всё возможное, чтобы отдалить его. Ты испуганна и несчастна, ты винишь себя в том, что произошло с твоей семьёй. Я вижу это, Вивианна. Но это не так. Ты не в чём не виновата, виновны лишь те, кто сотворил это с ними. Каждый раз, когда я смотрю на тебя, я вижу невероятно красивую, по-настоящему добрую и храбрую девушку. Конечно, ты также невыносима и высокомерна порой, но это уже детали, — он улыбнулся и взял её за руку. — Я никогда не встречал подобных тебе и уже знаю, что никогда не встречу. И если ты не станешь ценить себя, беречь и заботиться, это придётся делать мне. Я буду приходить и следить за тем как ты ешь и спишь, и возможно тогда, где бы я ни был, мне не придётся каждую минуту думать о том, всё ли с тобой в порядке. Сделай мне одолжение, Вивианна Бамаретт, не смей больше доводить себя, а заодно и меня.

Вивианна смотрела на него, не понимая, что должна ответить. Он столько времени потратил на то, чтобы убедить её в том, что она совсем ничего для него не значит, и одной ночью решил разрушить весь свой план. Она и представить себе не могла, что такой мужчина как Леан Артум в действительности может к ней что-то чувствовать и тем более, может о ней думать. Но от его слов по её телу растеклось совершенно невероятное тепло и спокойствие. Кто бы мог подумать, что такие простые слова могут лечить лучше любых лекарств.

— А сейчас ты напоишь меня своим зельем и я ничего не вспомню наутро? — Улыбнулась она.

— Так было бы даже лучше, — грустно улыбнулся он. — Пока ещё не время для таких разговоров. Но сегодня ты так сильно напугала меня и напомнила, что жизнь слишком коротка. Ты должна пообещать мне, что не вздумаешь умереть, — уже серьёзно сказал он.

— У королев обычно короткий срок, ты же знаешь, — тихо сказал она.

— Мне всё равно. Ты не другие.

— Тогда я обещаю тебе, что буду более внимательна к вопросам продолжения своей жизни.

— Как всегда выкрутилась, — улыбнулся он.

Он влил в стакан воды какое-то зелье и передал ей. Стоило Виви выпить безумно сладкую на вкус жидкость, как её тут же начало клонить в сон. Последнее, что она почувствовала — это лёгкий поцелуй на своей щеке и его тёплую руку, которую он так и не убрал с её руки.