Тайна древней гробницы. Черный круг. Слишком глубоко (сборник)

Карман Патрик

Уотсон Джуд

39 ключей. Тайна древней гробницы

Джуд Уотсон

 

 

Глава 1

Если бы Эми Кэхилл спросили, что ее больше всего раздражает в младших братьях, то в качестве numero uno она бы назвала их способность внезапно исчезать.

Или вообще сам факт их существования.

А уж потом недостатков хватило бы на список от А до Я…

Оглушенная звуками пестрой толпы, Эми стояла посреди рынка Хан-Эль-Халили в Каире. Она растерянно озиралась по сторонам, пытаясь отыскать своего брата. То ли на нее подействовала смена часовых поясов, то ли она просто плохо соображала, но Дэн вдруг как сквозь землю провалился. Не успела она всего на пару секунд отвернуться, чтобы купить карандаш с изображением Нефертити, как Дэн тут же куда-то исчез.

Вокруг нее шумел базар. Воздух дрожал от невыносимой жары. В ушах звенело от криков торговцев и звуков уличных музыкантов. В глазах рябило от множества витрин и ослепительного солнца. Между рядами лился поток туристов с перевернутыми задом наперед рюкзаками, дабы не стать жертвами рыночных карманников. Туристы то и дело останавливались, делали снимки и создавали в толпе заторы. Чуть не опрокинув бирюзовые скамейки, метнулась женщина в платке, догоняя двух своих мальчишек. Придерживая на голове деревянный ящик, мимо прошел продавец апельсинов. Рядом щелкала фотокамерой туристка в бейсбольной кепке и майке, на которой было написано «Я ЛЮБЛЮ СВОЮ МУ-МУМИЮ»…

Волна раскаленного воздуха обожгла Эми. Ей показалось, что еще чуть-чуть – и она потеряет сознание. Краски смешались, лица слились в одно расплывчатое пятно, в висках забили барабаны. Толпа всегда была испытанием для ее психики, но Каир, казалось, был именно тем местом, откуда произошло само это слово. Столпотворение.

Эми крепче сжала сумку у себя на поясе и уже совсем было запаниковала, как вдруг в толпе послышался знакомый голос. Она оглянулась. Их компаньонка Нелли Гомес бойко торговалась с продавцом специй. Ее сумасшедший черно-белый окрас волос нельзя было ни с чем перепутать даже в такой толпе.

Еще час тому назад они ехали в такси из аэропорта, когда вдруг услужливый водитель гордо объявил, что перед ними «рынок Хан, очень хороший место». И Нелли тут же завопила: «Остановите машину!» Так и не успев понять, что происходит, дети оказались посреди рынка с рюкзаками, сумками и кошачьей переноской. Саладин неистово мяукал, но Нелли была неумолима: «Всего десять минут, и мы сразу поедем в отель. Офигеть! Да здесь просто тонны этого кардамона!» Куда бы они с ней ни приезжали, Нелли всегда первым делом изучала местную кухню.

Наконец Эми увидела Дэна. Он стоял напротив сувенирной лавочки и как завороженный глядел на точилку в форме Тутанхамона. А может, на фонарик в виде мумии. Или еще на какое-нибудь очередное чудо.

Щурясь от яркого света, Эми стала пробираться к брату сквозь толпу, периодически теряя его из виду за спинами прохожих. Может быть, в лавочке будет кондиционер…

Неожиданно рядом с Дэном Эми снова заметила ту самую туристку в майке «Я ЛЮБЛЮ СВОЮ МУ-МУМИЮ». Женщина поправляла сползающие на нос очки. Внутри у Эми шевельнулось какое-то странное предчувствие. Она вытянула шею, чтобы лучше видеть брата за спиной толстяка в соломенной шляпе.

Туристка подняла руку, вытянула палец и согнула его в верхней фаланге, словно у нее был перелом. Вдруг ее ноготь сверкнул металлическим бликом.

– Дэн!!!

Но голос Эми потонул в криках уличных торговцев. «Пять долларов! Всего пять долларов!» Продавец футбольных мячей невероятных неоновых расцветок встал посреди дороги, мешая движению. Оттолкнув сетку с мячами, Эми ринулась наперерез толпе.

Из-под острого, как коготь, ногтя туристки торчала тонкая игла. Дэн, ничего не замечая вокруг, стоял, уткнувшись в витрину…

– Дэн!!! – хотела крикнуть Эми, но наружу вырвался лишь сдавленный стон.

Собрав все силы, Эми бросилась вперед. В последний момент она вытянула перед собой руки, толкнув Дэна. Игла впилась в карандаш с Нефертити.

Эми застыла на месте. Яркой искрой вспыхнуло острие иглы. Оттуда медленно вытекла ядовитая капля и, соскользнув на землю, исчезла в пыли.

Эми подняла взгляд. Прямо перед ней стояла их дальняя родственница из России. Ирина Спасская. Русская. Бывший агент КГБ.

У Ирины задергался правый глаз.

– Блин! – Она потянула на себя руку, но игла намертво засела в карандаше.

На помощь к ней подбежал продавец.

– Красавица! Он совсем застрял. Иди сюда, купи другой!

– Послушайте, продавец вещей, мне не нужны ваши глупые карандаши, – оскалилась Ирина.

Улучив момент, Эми с Дэном бросились наутек и, смешавшись с толпой, короткими перебежками помчались куда глаза глядят. Впереди Дэн, за ним, как всегда, Эми.

Они долго бежали по лабиринту торговых улиц и рядов. Наконец они остановились, с трудом переводя дыхание, огляделись и поняли, что окончательно заблудились. Как двое малых детей.

– Нелли будет искать нас, – сказала Эми, доставая телефон. – Нет сигнала. Нам надо как-то возвращаться. Пойдем.

– И не попасть в лапы к товарищу Ирине. Обойдемся без ее теплых рукопожатий, – добавил Дэн.

Путешествуя по всему миру, они уже успели привыкнуть к неожиданным встречам со своими родственниками. Несколько недель назад дети пережили смерть бабушки и теперь остались совсем одни. После трагической гибели родителей Грейс была для Эми и Дэна единственным близким человеком. Они не жили с ней, но часто уезжали из Бостона вместе на уик-энд, и бабушка всегда брала внуков с собой в путешествия во время школьных каникул и летом. Ее смерть от рака стала для них настоящим ударом.

А потом в их жизни начались сплошные потрясения.

По воле бабушки на похороны собралась вся их многочисленная семья. Все четыре клана Кэхилл. По видео транслировалась запись, где Грейс лично, в присутствии своего нотариуса, зачитывала завещание. Она предлагала им странный выбор. Миллион долларов каждому или… семейное состязание, поиск тридцати девяти ключей, которые принесут их обладателю власть над миром. Хотя перспектива получить миллион на каждого и казалась Эми и Дэну весьма привлекательной, они даже не сомневались в выборе. Они знали, что Грейс хотела бы, чтобы они приняли этот вызов и вступили в состязание. Это было настолько в ее духе. Она никогда не любила простых путей.

Недолго думая они выбрали состязание и отказались от наследства. И вот тут у них начались сплошные неприятности. Раньше Эми думала, что соревнования – это как волейбол, и надо только научиться, как Кортни Катовски, забрасывать мяч головой через сетку. Но все оказалось не так просто. Их соперниками были не просто опасные, а смертельно опасные люди вроде Ирины Спасской. Та была готова на все: угрозы, шантаж и даже убийство. Одним словом, профессионал.

Отдышавшись, дети снова отправились в путь. Но чем дальше они шли, тем больше Эми казалось, что они ходят кругами. Как в кошмарном сне. Только вчера они были в Сеуле, а до этого в Токио и Венеции. А еще раньше в Зальцбурге и Вене и, наконец, в Париже и Филадельфии. И даже в какой-то момент делали посадку в России.

Раньше у нее никогда не было стольких секретов.

Раньше она не понимала, что такое настоящий страх.

Раньше она и не догадывалась, что может быть такой храброй.

Еще несколько дней назад их чуть было заживо не похоронили в Сеуле. Их предали те, кому они доверяли. Иан и Натали Кабра. Нет… лучше она не будет об этом думать. Не будет думать о нем. Не станет вспоминать, как, держа ее за руку, он обещал ей быть другом. И он был им. Правда, всего пару часов. До первой возможности бросить в беде.

Она не будет. Думать. О нем.

Их единственным настоящим другом, которому они всецело доверяли, был дядя Алистер. Но и он в последний момент перехитрил их и бросил одних. Инсценировал собственную гибель, а сам благополучно остался жив.

Зачем они прилетели в Каир? Да они и сами толком не знали. Просто после всех этих предательств им надо было как-то жить дальше и показать, что они могут быть достойными соперниками. Единственной их ниточкой сейчас были расшифрованное слово и треугольник, Сехмет и пирамида. Богиня-львица. Эми купила несколько книг, когда они еще были в Корее, и прочитала все, что возможно, об этой богине, но так и не поняла, откуда следует начинать поиски… а точнее, что именно они должны искать в Каире.

Струйка пота заскользила по ее спине. Было больше тридцати градусов. Волосы прилипли к затылку и противно щекотали шею. Она снова подумала об Иане. Он всегда умел выглядеть так, словно только что принял прохладный душ.

Она не будет. Думать. О нем.

Уши заложило от какофонии экзотических, не слыханных ранее звуков восточного города: на все лады гудели автомобили, громко переругивались торговцы, кричали разносчики, приглашали в кафе зазывалы и отовсюду звенели мобильники.

– Не отставай, тормоз! – вдруг произнес кто-то на английском. Ой. Да это же Дэн. – Русская шпионка уже близко!

Ирина шла по улице, заглядывая во все окна. Не дожидаясь, пока она их заметит, Эми втолкнула Дэна в ближайшее кафе. За столиками сидели посетители и пили чай. Одни вели мирную беседу или читали газеты; другие, отдыхая от жары, расположились в креслах, пили сок и листали путеводители. Пробираясь между столиками, Эми случайно толкнула рюкзаком очень полного господина со стаканом мятного чая. Стакан опрокинулся, и чай вылился на белый костюм.

В кофейне воцарилась полная тишина. Все одновременно посмотрели на Эми. Игроки в нарды замерли. Эми почувствовала, как ее лицо заливается краской. Она ненавидела быть в центре внимания. Тем более когда с ней случались такие оплошности.

– П-п-п-простите, – пробормотала Эми. Она всегда начинала заикаться, когда нервничала, и ненавидела себя за это. Эми схватила салфетку и стала вытирать стол.

– Все в порядке, барышня, не беспокойтесь. Это всего лишь чай, – улыбнулся ей господин в белом костюме и подозвал официанта.

Эми подняла глаза и неожиданно прямо перед собой увидела большое старинное зеркало, висящее на стене, а в нем – растрепанную и раскрасневшуюся себя, свои мельтешащие над столом руки, глаза хозяина, входную дверь и…

Ни темные очки в модной белой оправе, ни одежда обыкновенного туриста – ничто не могло скрыть ее солдафонской походки. Резко, словно полиция нравов, в кафе ворвалась Ирина.

Еще секунда – и она заметит их, и тогда…

 

Глава 2

Толстый дяденька поднялся со стула и стал отряхивать свой костюм. Спрятавшись за его спиной, Эми с Дэном, не теряя времени, прошмыгнули за небольшую занавеску.

Они прошли по маленькому коридору и через служебный вход выбежали на узкую пустынную улочку на задворках магазинов. В любое мгновение Ирина появится здесь. Они рванули вперед и врезались в тележку с деревянными ящиками, спугнув мирно спящего на них местного жителя. Влетев в первую попавшуюся дверь, дети оказались на складе какого-то магазина. Там было темно и пыльно. Дэн сразу начал кашлять и хрипеть.

– Где твой ингалятор? – спросила Эми.

– У Нелли, в рюкзаке, – выдавил Дэн. У него начинался приступ. Он ненавидел моменты, когда это происходило. Словно кто-то высасывает твои легкие. Причем в самое неподходящее время. Как обычно.

– Ну, ты нашел место… Пойдем скорей отсюда!

Они прошли в магазин и зажмурились от яркого света и сверкающих блестками костюмов для танца живота.

– Добро пожаловать! Не желаете костюмчик? Даю отличную цену!

– Мне такое не идет! – ответил Дэн, выбегая через главный вход. – Но все равно большое спасибо!

Пробежав еще несколько кварталов, Эми остановилась.

– Все, кажется, мы от нее оторвались.

– Думаю, что ненадолго. – Вдруг Дэн схватил ее за рукав. – Смотри…

«СЕХМЕТ», – прочитали они на вывеске напротив. В витрине, красиво задрапированная в красную ткань, стояла одинокая фигурка. Голубоватый камень. Львиная голова. Высокая и гордая.

Эми и Дэн переглянулись и вошли в лавку.

Подойдя поближе и внимательно рассмотрев фигурку со всех сторон, они убедились, что это очень древняя вещь. Поверхность потерта, на голове не хватает одного львиного уха.

Хозяин, молодой человек в черных брюках и белой рубашке, поспешил к ним навстречу.

– Я вижу, вы заинтересовались? Она прекрасна. Оригинал. Из личной коллекции Наполеона. У вас отличный глаз, молодые люди!

– Наполеона? – переспросил Дэн. – Но это же паста… с соусом…

– Это у тебя в голове соус! Вместо мозгов… – Эми закатила глаза. – На-по-ле-он, дурень! Император Франции и завоеватель мира. Помнишь, мы видели его портрет в штаб-квартире Люциан в Париже? Тоже Кэхилл. Наш дальний родственник.

Люциане были все как на подбор гениальными стратегами. Но со временем их гений измельчал и деградировал в подлых и коварных потомков. Таких, как Кабра и Спасская.

– Думаю, он не случайно выбрал именно эту статуэтку, – сказал Дэн.

– А я думаю, что все не так просто, – ответила Эми.

– А почему все должно быть непросто? – раздраженно спросил Дэн.

Продавец снова попытался привлечь их внимание.

– Я вижу, она заинтересовала вас. У Наполеона действительно было много сокровищ. Что-то он отправлял во Францию, а что-то хранил здесь.

Он нежно погладил статуэтку.

– Вы здесь с родителями? Я мог бы предложить вам выгодную цену. Мы работаем только с серьезными клиентами.

– Спасибо, не надо, – быстро ответил Дэн. Как страстный коллекционер, он знал, что лучший способ сбавить цену – показать свою полную незаинтересованность. – Пойдем, Эми, поищем где-нибудь еще. И все-таки, почему Наполеон не все свои сокровища перевозил во Францию?

– Наполеон захватил Египет в тысяча семьсот девяносто восьмом году, – начала вспоминать Эми.

– О, барышня интересуется историей? Я был бы счастлив, если бы эта вещица оказалась в руках такой любознательной особы. Вот. Подержите ее. – И продавец протянул статуэтку Эми.

Как странно. Держать в руках то, чего когда-то касалась рука самого Наполеона. Эми все еще никак не могла привыкнуть к мысли, что ее ДНК был напрямую связан с генами величайших людей планеты. Наполеон!

– И всего две тысячи! – заметил продавец.

– Что? Две тысячи долларов?! – Эми даже подпрыгнула.

– Ну, ладно. Для вас – полторы. У меня уже есть на нее покупатель. Из Музея Каира. Он будет здесь к четырем часам.

– Что-то я сильно сомневаюсь, дорогой Абдула, – услышали они голос.

Эми повернулась и увидела в глубине магазина еще одного посетителя, который оставался незамеченным все это время. Это был молодой человек лет двадцати пяти, высокого роста, со светлыми, почти белыми волосами, загорелым лицом и зелеными глазами. Он был одет в шорты цвета хаки, майку и сандалии.

– Разве что купить у тебя брелок для ключей, – продолжал он.

Он взял статуэтку, повертел ее в руках и небрежно сказал:

– Какой это год?.. Две тысячи седьмой, пожалуй?

– Ты ошибаешься, Тео, – сказал продавец. – Это оригинал, уверяю тебя…

– Перестань, Абдула. Они же совсем дети! Ты же не будешь им устраивать экскурсию по долине фальшивых чудес?

– Он говорит, что эта статуэтка принадлежала Наполеону, – сказал Дэн.

– Вполне возможно, что Джо Наполеон из соседнего квартала заходил сюда и повертел ее в руках. Это наш общий приятель и хозяин одного итальянского ресторана недалеко отсюда.

– Ну, я же говорил тебе, что Наполеон итальянец! – И Дэн презрительно посмотрел куда-то поверх Эми.

– На самом деле Наполеон корсиканец, – сказал Тео. – А не хотите маленькую экскурсию по магазину?

– Никаких экскурсий! – вмешался Абдула. – Насколько я понимаю, здесь нет того, что вы ищете. Посмотрите в другом месте. А мне пора пить чай. Я закрываюсь. Так что… всего хорошего.

Но Тео прошел в другой конец магазина, раздвинул шторы, и перед ними открылась удивительная картина. За длинным узким столом сидели несколько рабочих, согнувшись над целой кучей статуэток Сехмет, и с помощью наждачной бумаги и специальных кисточек придавали им старинный потертый вид и великолепное качество!

– А что делать? Такова жизнь, – развел руками Абдула.

– Без обид, старик, – ответил Тео. – Ты пока не успел сделать ничего плохого.

Вдруг Дэн испуганно схватил Эми за руку. За окном, щурясь от солнца и прикрывая глаза руками, прошла Ирина.

– Это ваша мама? – спросил Тео, заметив тревожные выражения лиц у детей.

– Нет… Просто кое-кто из нашей группы. Жуткая заноза.

– Все время ходит за нами. А здесь есть другой выход? – спросил Дэн.

– Запомните одну вещь, дети. В жизни всегда есть другой выход, – ответил Тео. Но тут раздался звон дверного колокольчика, и, не договорив, Тео быстро вывел Эми с Дэном через черный ход.

Теперь ориентироваться в городе было гораздо проще. Тео уверенно вел их по лабиринту кривых переулков и извилистых улиц, пока они, наконец, снова не оказались на рынке.

– Ну, вот, теперь вы в безопасности, – заметил Тео. – Поймать вам такси до гостиницы?

– Нет, спасибо. Мы должны найти свою компаньонку, – ответил Дэн. – Так. Где мы сейчас находимся?

– А где вы ее в последний раз видели?

– Там, где продаются специи, – ответила Эми.

– Хорошо, уже теплее. Что еще можете вспомнить?

Дэн закрыл глаза и представил:

– Желтая вывеска с оранжевыми буквами на арабском. Три ряда специй в корзинах, орехи в зеленых ведерках, продавец с усами и родинкой на левой щеке, прилавки с фруктами. Худой парень в красной шапке кричит: «Гранаты! Гранаты!»

Тео подозрительно взглянул на Эми.

– Он у вас всегда такой?

– В режиме нон-стоп, – ответила Эми.

Они вновь последовали за Тео через рынок, не забывая поглядывать по сторонам, не появится ли где Ирина.

– А вы здесь постоянно живете? – спросила Эми, пока они протискивались сквозь толпу.

– Да. Сначала я учился в университете в Англии, но потом бросил учебу, приехал сюда и остался здесь жить.

– А вы здорово ориентируетесь, – заметила Эми.

– Мне пришлось какое-то время поработать гидом, – улыбнулся Тео, и Эми вдруг заметила, что он удивительно красив.

И тут они увидели Нелли. Сначала им показалось, что от нее идет дым. Она стояла все на том же самом месте, где они ее оставили час тому назад. В руках у нее болталась авоська, полная специй и сувениров, в ногах валялся рюкзак Дэна и сумка, а на ней лежал баул, позаимствованный у дяди Алистера. Саладин сидел рядом в переноске и жалобно мяукал.

– Где вы были? Я думала, вас похитили! – запыхтела Нелли, но тут же осеклась.

Она увидела Тео.

Так и оставшись стоять с разинутым ртом, она принялась внимательно рассматривать молодого человека, начиная с его светлых растрепанных волос и заканчивая кожаными сандалиями, из которых торчали его голые загорелые пальцы.

– Привет, Индиана Джонс, – промурлыкала она, словно Саладин, увидевший в миске своего любимого красного окуня.

Пока дети бегали от Спасской, Нелли предавалась шопингу. Сейчас на ней, словно туника, поверх черной майки была накинута тонкая полупрозрачная тряпка лавандового цвета. Глаза подведены жирной черной краской. Руки от запястья до локтей обвешаны браслетами из бусин и бисера. Веки покрыты толстым слоем сверкающих золотых теней. Одним словом, вылитая претендентка на кастинг в хип-хоповский гарем.

– Здравствуй, Мэри Поппинс, – улыбнулся ей Тео.

– А вы очень проницательны, я, между прочим, и есть сама мисс Совершенство. Нелли Гомес, – представилась она и протянула руку.

– Тео Коттер.

Дэн закатил глаза к небу. Ему показалось, что рукопожатие несколько затянулось. Ой, она что, покраснела? Не может быть, это же Нелли!

– Он спас нас от покупки бесценного антиквариата, который был сделан вчера в местной мастерской, – сказала Эми.

– Вы чуть не угодили в типичную западню для туристов. В этом нет ничего удивительного, но если хотите, я мог бы показать вам пару мест, где можно найти настоящие вещи, – сказал он, все еще не сводя глаз с Нелли.

– О да, потрясающе! Поспешим туда! – воскликнула та, словно ей предлагали раскрыть тайны вселенной.

– Может быть, для начала все-таки найдем отель? – спросила Эми.

Она не имела ничего против Тео, но с какой стати они должны ему доверять? И потом, у них не так много времени. Перед вылетом из Сеула они нашли в спальне дяди Алистера карточку постоянного путешественника и с ее помощью прямо в аэропорту заказали себе номер в гостинице «Эксельсиор». Но что делать дальше, они не знали, поэтому Эми нервничала и торопилась как можно скорее попасть в гостиницу.

Тео отобрал у Нелли сумку с покупками.

– Ты интересуешься Наполеоном? – спросил он у Эми. – А ты знаешь, что он первый привез в эту страну археологов, ученых и художников, чтобы заниматься исследованием Египта и его истории?

«О-о-о, как это по-люциански!» – усмехнулся про себя Дэн.

– А дом, в котором жили ученые и художники Наполеона, теперь стал музеем, и я знаком с его куратором.

«Ну, все, – подумал Дэн. – Для моей сестры слово “музей” все равно что пончик с двойной начинкой и сахарной пудрой! Сейчас у нее потекут слюни».

– А это недалеко отсюда? – с придыханием спросила Эми. В конце концов, гостиница подождет, а у них может появиться реальный шанс найти ключ.

– В Каире все недалеко, – ответил Тео. – Бейт-аль-Сеннар стоит на Харат Мондж.

– Ага… мы в курсе, – пробубнил Дэн.

– Пойдем, я поймаю такси. – И Тео вывел их на широкую, забитую машинами улицу.

Казалось, в этом городе дорожной разметки не существовало вовсе. Машины ехали куда и как хотели, стараясь нырнуть в любую образовавшуюся щель. Они подрезали грузовики, мешали автобусам, пересекали улицы на красный свет, гудели на все лады и старались обогнать друг друга. Казалось, в этой дорожной кутерьме просто невозможно было остановить такси. Но их проводник невозмутимо сошел с тротуара и поднял руку. Через секунду такси уже стояло рядом.

– Ну, вот видите? – восхитилась Нелли. – Я же сказала, настоящий Индиана Джонс!

 

Глава 3

– Бакшиш! – Тео замахал пачкой банкнот перед носом у таксиста, когда они подъехали к музею Сеннара.

– Гезундхайт! – ответил Дэн. – В смысле, будьте здоровы! Вы, кажется, чихнули, сэр.

– Бакшиш, – улыбнулся Тео, – это «чаевые». Он теперь будет ждать нас все время, пока мы в музее.

Тео прошел вперед, чтобы идти рядом с Нелли, а Дэн вопросительно посмотрел на Эми.

– Послушай, я, конечно, ничего не хочу сказать, и пусть это будет очередной музей в моей жизни. Но ответь мне на один простой вопрос. Что мы здесь делаем?

– Не знаю, – призналась Эми.

– Тебе не кажется, что вся эта история с Наполеоном несколько… надумана?

– Кажется. Ну и что. То же самое было в Филадельфии, Париже, Вене, Зальцбурге, Венеции, Токио и Сеуле. И все-таки мы нашли ключи. Нам известно, что Наполеон был из клана Люциан. Мы думаем, что ключ где-то в Египте. Таким образом, если Наполеон его нашел или вообще нашел хоть что-то, он должен был оставить какое-нибудь послание для Люциан.

– Здорово! Представляешь, стащить что-нибудь этакое прямо под носом у товарища Ирины!

Тео настоял на том, чтобы заплатить за билеты, и, пройдя через небольшую дверцу, они оказались в уютном внутреннем дворике музея со старинным фонтаном, миниатюрными фиговыми пальмами и цветущим кустарником.

– Дом Бейт-аль-Сеннар был построен в тысяча семьсот девяносто четвертом году, – пояснил Тео, – и служит классическим примером домашней исламской архитектуры с центральным внутренним двориком, который называется «сахн». В этом доме самые красивые в Каире машрабии.

– Машрабии – это деревянные резные ставни, – уточнила Эми.

– Этот дом – родина египтологии. Эта наука зародилась именно в этих стенах под руководством ученых Наполеона. Как только были опубликованы их первые труды, в Европе начался настоящий бум на тему Египта.

– Потрясающе! – воскликнула Нелли.

– Не могу дождаться, – Дэн посмотрел на нее исподлобья, и она предупреждающе наступила ему на ногу.

– До тысяча девятьсот двадцать шестого года здесь действовала постоянная экспозиция из личной коллекции Наполеона. В тысяча девятьсот девяностом году в здании была проведена реставрация. Теперь здесь проходят выставки прикладного искусства, в том числе произведений из керамики и текстиля, – увлеченно продолжал Тео.

Дэн потянул Эми за край футболки, делая ей знак незаметно замедлить шаг и отстать, иначе, если она и дальше будет так жадно впитывать всю эту скукотищу, то обречет их на долгие часы в пыльных залах старого музея.

– Слушай, давай займемся делом, – сказал Дэн. – Откуда начнем поиски?

– Давай просто походим и поищем какие-нибудь древности, – предложила Эми.

– Что ж, не густо, но все-таки план.

Они обошли все здание, но сказать с уверенностью, что было частью первой, оригинальной, постройки, а что отреставрировано, они не могли. Наконец, они вернулись к старинной лестнице, ведущей во внутренний дворик.

– Все Люциане – мелкие Наполеоны, – ворчал Дэн. – Ну, посмотри на Иана с Натали. Кто они такие? Просто пара воображал с кучей баксов в кармане. А товарищ Ирина? Воображала с тиком. А сам Наполеон? Воображала с большой армией.

– Это доклад по наполеоновским войнам? Спасибо, дальше можно не продолжать. Лучше посмотри, какая изумительная резьба на этих ставнях. Тео был прав. А посмотри на эту плитку! – Эми провела рукой по керамической кладке.

– Слушай, ты сейчас говоришь, прямо как Иан Кабра. Помнишь, как он тащился от оконных молдингов в доме дяди Алистера?

Упс. Ну почему всегда, когда он случайно упоминает это имя, у нее делается такое лицо, типа «У-у! У меня умер любимый хомячок!». Странно, что четырнадцатилетняя почти, нормальная девочка может так влюбиться. Он надеялся, что его сестра не такая размазня, как все девчонки.

Внезапно растерянность в ее глазах сменилась любопытством.

– Смотри, тебе это ничего не напоминает? – Эми указала на плитку.

– Фамильный герб Люциан! – воскликнул он. Рисунок был искусно вплетен в общий узор, но Дэн сразу же узнал его. – Здесь только одна такая плитка!

– Наверняка это не просто так, – заметила Эми. – Может быть, за ней что-то спрятано.

И Эми слегка надавила на рисунок герба и углы плитки.

– Она уже там двести лет. Может, лучше так? – Дэн вытащил из кармана перочинный ножик и стал скрести им замазку на швах между плитками. – Здесь бы только чуть-чуть подцепить…

– Дэн, это же музей!

– Не может быть.

– Нас могут увидеть!

– Тогда стой на стреме.

И он стал дальше ковырять стену. Плитка, кажется, немного поддалась. Он услышал за спиной удаляющиеся шаги Эми. Как же его сестра любит все делать правильно! Но иногда это бывает даже на руку.

Он еще глубже засунул нож, повернул его, потом подцепил пальцами уголок плитки, потянул за него и наконец вытащил ее из стены. За плиткой в стене оказалось небольшое отверстие. Дэн просунул в него руку, молясь, чтобы внутри оказался ключ, а не страшное ползучее египетское насекомое. Внезапно он нащупал какой-то гладкий круглый предмет и достал тонкую кожаную трубку.

– Что вы себе позволяете?! – От неожиданности Дэн чуть не выронил футляр и быстро спрятал его за спиной.

Внизу лестничной клетки стоял толстый египтянин в сером деловом костюме и гневно кричал на Дэна. Судя по его фигуре, он не был любителем носиться по крутым лестницам за несносными подростками. Но Дэн увидел, что в руках у него рация. Значит, через несколько секунд прибудет охрана! «Ну, Эми, ты даешь! Тоже мне часовой!»

Неожиданно послышались ее быстрые шаги по лестнице.

– А… э… хм… – услышал он у себя за спиной. Как всегда, перед лицом начальства Эми начинала заикаться.

Но Дэну было не привыкать иметь дело с разгневанными взрослыми. Он всегда умел постоять за себя, начиная с детского сада и мисс Вулси и заканчивая воспитателями в интернате, учителем рисования (а прикольные были баллончики с краской!), директором школы и Управлением по пожарной безопасности города Бостона. С этим парнем проблем не будет вообще.

Но тут Дэн вспомнил, что он не в родной Америке, а в чужой стране. В которой, между прочим, тоже есть тюрьмы. Интересно, здесь сажают в тюрьму одиннадцатилетних детей?

Смотритель сощурил глаз.

– А что это ты прячешь у себя за спиной?

– Что? А, это? Это упало со стены! – И вытянув вперед руку, в которой он держал плитку, он покрутил за спиной трубкой, привлекая внимание Эми.

– Это же старинная керамика! Она очень хрупкая!

– Вот и я говорю! – тоном терпеливого педагога сказал Дэн. Наконец он почувствовал, как Эми незаметно вытащила у него из рук футляр. Дошло наконец. – Она со стены упала, понимаете? Вам нужна она? – И он занес над головой плитку. – Пожалуйста!

– Молодой человек, не смейте…

Но плитка уже описывала дугу в воздухе, летя к потолочному своду. С искаженным от ужаса лицом смотритель бросился к бесценному артефакту и… поймал его, а Дэн, успев на ходу оценить его неожиданную ловкость, со всех ног кинулся вверх по лестнице догонять Эми.

– Ты видела, что сделал этот парень? – тяжело дыша, проговорил он. – Он мог бы играть в бейсбол на правой стороне поля за «Ред Сокс».

– Слушай, а можно быть поскромнее? Хотя бы когда берешь чужие вещи. И не устраивать из этого шоу, – заметила Эми.

Судя по гулкому топоту, преследователей явно прибавилось. Должно быть, это прибыла музейная охрана. Эми с Дэном ускорили шаг, свернули в узкий коридор и проскользнули в небольшую комнату с балконом. Дэн раскрыл ставни и перелез через решетку.

– Здесь низко, – сказал он Эми, – тем более тебе не привыкать!

– Но я не хочу к этому привыкать! – стиснув зубы, запричитала Эми и перекинула ногу через парапет. – Я хочу заниматься научными исследованиями! – Она перекинула вторую ногу. – И фигурным катанием! – Эми повисла над землей, держась обеими руками за решетку. – И делать пончики! – Она закрыла глаза и приготовилась.

– Отпускай! – скомандовал Дэн. Она разжала пальцы и полетела вниз на каменную мостовую. Дэн последовал за ней.

Вся сила удара пришлась ему на ноги. Ничего себе! Он никак не ожидал, что будет так больно. Эми свернулась калачиком и покатилась по земле. Она открыла глаза и испуганно посмотрела на Дэна, но он покачал головой, давая понять, что с ним все в порядке.

Из музея послышались возмущенные крики, и дети окончательно оправились от шока. И хотя кричали на арабском, перевод был явно неуместен. Кто-то был очень сильно обижен.

Вдруг во дворе появилась Нелли.

– А вы почему не в музее? И где, интересно, тут дамская комната?

Не мешкая ни секунды, дети с двух сторон подхватили ее под руки и потащили к выходу. Но тут охранники выбежали во двор и бросились за ними.

– О нет, только не это! Я не хочу все начинать сначала! – застонала Нелли.

– Потом будешь переживать! Бежим!

– Простите нас! Мы любим вашу замечательную страну! – кричала Нелли.

Они выбежали из музея и пулей бросились в такси, закрыв дверь прямо перед носом у разгневанной охраны.

– Куда прикажете? – сонно зевнул водитель.

– Вперед! Давай, давай, давай! – закричала Нелли.

– Давай, давай, давай! – весело повторил таксист, резко нажимая на газ, так что пассажиры едва не выпали из машины. – Обожаю американцев!

 

Глава 4

Когда они выехали на кишащую транспортом центральную улицу и убедились, что за ними не следят, Нелли назвала таксисту отель. Затем откинулась на спинку сиденья и облегченно вздохнула.

– Ну, теперь вы оба у меня в долгу. Мой парень все еще ждет меня у туалета.

– Не переживай, у тебя еще есть твой кардапон, – успокаивал ее Дэн.

– Кардамон, – поправила его Нелли.

– Не расстраивайся, – сказала Эми. – Ты лучше посмотри, что мы нашли.

Она вытащила из кармана футляр и начала бережно развязывать кожаные ремешки. Потом она сняла крышку, перевернула его и осторожно потрясла. К ее неописуемому восторгу, на ладонь выпал обрывок старинной рукописи.

Это была тоненькая, рассыпающаяся по краям полоска бумаги, свернутая в трубочку, такая хрупкая, что Эми было страшно даже дышать на нее.

– Похоже на старинное письмо или какой-то фрагмент письма, – сказала она, осторожно разворачивая его.

Дэну одного взгляда на него было достаточно, чтобы из его уст вырвался стон.

– Опять этот французский!

– Переведешь? – Эми повернулась к Нелли.

– «И во имя величайшей славы потомков Люка и моего Императора ключ находится на пути во дворец…» Что значит «du L a Paris»? «Парижа»? Но так не пишут, это неправильно, разве что L – это инициал. Тогда это будет: «…на пути во дворец Л. в Париже».

– А кто этот Л.? – спросил Дэн.

– Ну, во Франции было огромное количество королей, которых звали Людовик, например. Одному из них даже пришлось расстаться со своей головой, но у того дворец был в Версале, – ответила Нелли.

– Что ж, ясно одно: потомки этого Людовика, то есть Люциане, куда-то перевезли ключ, – сказала Эми. – Интересно, кто такой этот B.D.? А я-то надеялась, что это будет послание от Наполеона, – вздохнула она.

– Так что же, получается, что ключ во Франции? – спросил Дэн.

Эми осторожно положила письмо к себе в сумку.

– Будем искать дальше, а там, глядишь, и поймем что к чему.

Они были так увлечены письмом, что не заметили, как такси выехало из центра. Теперь они двигались вдоль тенистых, обсаженных пальмами пустынных улочек, утопающих в зарослях пурпурно-розовой бугенвилии.

– Вау! – Нелли опустила стекло и высунулась наружу, вдыхая аромат цветов. – А здесь пахнет богатой жизнью!

Такси выехало на дорогу, ведущую к отелю. При виде его у Эми и Нелли вырвался восторженный вздох.

– Круто! – воскликнул Дэн.

Отель стоял посреди великолепного изумрудного газона. Пара отдыхающих в белоснежных махровых халатах вальяжно прохаживалась около бассейна с бирюзовой водой. К ним подскочил мальчик и услужливо повел их к кабинкам. Между столиками изящно лавировали официанты с подносами запотевших ото льда напитков. На другом берегу Нила, как на картинке, выступали желтые контуры пирамид долины Гиза.

Нелли даже присвистнула.

– Жизнь прекрасна! И, кажется, я уже начинаю к этому привыкать!

– Сколько же это стоит? Разве у нас так много денег? – спросила Эми.

– У нас есть деньги Кабра, – ответила Нелли. – И, в конце концов, мы это заслужили.

– Это точно, – согласилась Эми и снова вспомнила о предательстве «друзей».

Как-то нотариус Грейс, мистер Макентайер, посоветовал им не верить никому и никогда. Ей следовало помнить об этом, но она увидела карие глаза и забыла обо всем на свете. Ну и дура. Настоящая дура, Эми. Почему-то уроки жизни ей давались гораздо хуже уроков в школе. В школе она была почти отличницей, а в жизни оказалась самой настоящей двоечницей.

– Хотя в таком месте мы моментально потеряем все деньги. Так что, может, лучше поехать в другой отель? – размышляла Нелли.

Однако такси уже подъехало ко главному входу, и к ним навстречу выбежал консьерж, спеша открыть для них двери, а другой человек начал доставать их багаж. Не успели они и глазом моргнуть, как их проводили через роскошный холл. Такси уехало.

Консьерж так аккуратно развесил их рюкзаки и сумки на специальной красивой тележке, словно это был какой-то шикарный багаж. Никто даже мельком не взглянул на их старые майки и рваные джинсы.

– Добро пожаловать в отель «Эксельсиор»! – приветствовал их старший консьерж. – Будьте добры, пройдите за мной.

Они покорно последовали за ним. Нелли украдкой пригладила волосы, Эми заправила рубашку. Дэн бежал за тележкой, пытаясь скинуть с нее свой рюкзак.

У стойки их встретили ослепительными улыбками. Какой-то высокий стройный господин помахал им рукой, приглашая подойти поближе.

– Добро пожаловать в отель «Эксельсиор»! На чье имя у вас забронирован номер?

– Э-э-э, – сказала Нелли.

– О-о-о, – сказал Дэн.

– О?

– Оу! – уверенно ответил Дэн.

– Простите, но такой брони у нас нет, – сказал консьерж, глядя в экран компьютера. – Могу я предложить вам ряд других отелей Каира? – На стойке зазвонил телефон. – Прошу меня простить, – сказал консьерж, беря трубку. Зрачки его расширились, спина выпрямилась, и он удивленно посмотрел на них. – Да, да, разумеется, сэр. Я немедленно все сделаю для вас, сэр. – Он повесил трубку и снова обратился к экрану. – Оу. Ну, конечно же! Бронь на имя Оу. Для вас забронирован Асуанский люкс. Как обычно.

– Люкс? – переспросила Эми.

– С обычной семейной скидкой, разумеется. Подпишите здесь, пожалуйста, – он подвинул Нелли регистрационный бланк.

Эми украдкой посмотрела на цену. Как это ни странно, цена была не больше, чем за номер в обычном парижском клоповнике. Нелли поставила свою подпись, и им вручили три электронных ключа от номера. Консьерж позвонил в колокольчик.

– Вас проводят в номер.

– Семейная скидка? – прошептала Эми

– Мы – семья. Формально, – ответил ей Дэн.

– Ваша семья расползлась по всему земному шару. Куда ни пойдешь, везде Кэхиллы, – сказала Нелли, любуясь восхитительными цветами в высоких вазах. – Технически у вас есть семья в любой точке мира. Так что теперь вы можете рассчитывать на скидку во всех пятизвездочных отелях. Если бы только снова где-нибудь раздобыть карточку постоянного путешественника…

– Ш-ш-ш, – Эми многозначительно посмотрела на нее. Они вошли в лифт, консьерж приложил ключ к пульту и нажал на кнопку номер тринадцать.

Поднявшись наверх, они оказались в холле, в котором была всего одна дверь.

– А где же остальные комнаты? – недоуменно спросила Нелли.

– Ваш люкс занимает весь этаж, – ответил консьерж. – Надеюсь, вы останетесь довольны. – Он приложил ключ к электронному замку. – С помощью этого же ключа вы можете пользоваться лифтом. Посторонним доступ на этот этаж запрещен.

Он распахнул двери номера, и они ахнули. Огромные, во всю стену, окна открывали вид на Нил и пирамиды Гизы с другой стороны реки. В гостиной, помимо кресла и двух диванов, находилась зона столовой и кабинет. Консьерж проводил их в спальню. Дэн буквально пританцовывал от удовольствия, идя за ним.

– У нас целых три ванные! – радостно кричал он.

Нелли наградила консьержа чаевыми, и он удалился, мягко прикрыв за собой дверь. Не успел он выйти, как Эми тут же плюхнулась в уютное широкое кресло, Нелли скинула туфли, а Дэн запрыгнул на диван, и все хором издали ликующий клич.

– Ур-р-а-а-а-а!!!

Нелли открыла клетку и выпустила из нее Саладина.

– Добро пожаловать в мир роскоши, Салли, – сказала она, целуя его в макушку.

Саладин тут же обнюхал все углы, вскочил на письменный стол, перепрыгнул на диван, исследовал подушки, выбрав самую пухлую, свернулся калачиком и как ни в чем не бывало посмотрел на своих хозяев, словно говоря: «Меня вполне устраивает».

Дэн скатился с дивана и начал обход номера, делясь своими наблюдениями.

– На письменном столе столько классных штуковин! Ручки, конверты, карандаши!.. Здесь есть путеводитель! Зонтик в чулане!

Он вошел в спальню и скрылся в огромном шкафу. Через секунду появился снова, щеголяя в махровом халате, который волочился за ним по полу. Дэн открыл прикроватную тумбочку.

– Библия!

Он закрыл тумбочку и начал шарить под подушкой.

– Что ты там ищешь? – спросила его Эми. – Подарок мышки за зубик?

– Шоколадку! Разве они не кладут шоколадки под подушку в этих шикарных отелях?

– Кладут, но только не под, а на подушку, и перед сном, когда расстилают постели.

Дэн скрылся в ванной.

– Идите сюда! Смотрите, сколько тут всяких шампуней! – Он высунул голову из-за двери. – А я знаю, что девочки просто обожают всякие шампуни! – И он смешно захлопал ресницами. Эми схватила подушку и бросила в него.

Дэн увернулся и снова принялся за гостиную.

– Ни с места! Я обнаружил мини-бар!

Нелли потянулась и встала.

– Ну а я, пожалуй, пойду приму ванную и вылью на себя целый литр пены. И не выйду, пока не принесут еду.

– Какую еду?

– А такую, которую вы сейчас закажете по телефону. Позвоните в сервис, они все сделают. Кстати, не дай Дэну опустошить этот мини-бар, иначе мы все окажемся на улице. – Она достала из гардероба халат и надела наушники. – И не стесняйтесь, когда будете заказывать еду. Я умираю от голода! – заорала она, перекрикивая свой айпод.

И, размахивая руками, она скрылась в ванной. Как только за ней захлопнулась дверь, послышался шум воды, такой сильный, словно это был водопад.

Эми вернулась в гостиную. Дэн задумчиво стоял с леденцом во рту и недоуменно глядел на единственную запертую дверь в номере. До этого он уже успел проверить все комнаты и шкафы.

– Дэн, Нелли просила не открывать мини-бар. Там все очень дорого…

Дэн не реагировал. Он стоял как вкопанный, тупо глядя в пространство. И даже перестал жевать.

– Да что с тобой, мелкий? Это просто дверь! Самая обыкновенная дверь!

– Ты помнишь, что сказал тот чувак? Что здесь на весь этаж только один люкс. Но этого не может быть! Может, этот номер и красив, как настоящий дворец, но он явно не тянет на весь этаж! Мы находимся в восточном крыле. Когда мы подъезжали, я заметил, что здесь на каждом этаже по семь окон, а у нас в номере их только четыре!

Эми даже не стала озадачивать себя тем, как ему могло прийти такое в голову. Она уже давно привыкла к тому, что у Дэна в голове работал компьютер вместо мозгов. Путаясь в огромном халате, он подошел к двери и склонился над замочной скважиной, украшенной красивой латунной накладкой с изящным орнаментом.

– Посмотри на этот замок. Он тебе ничего не напоминает? – спросил он.

– Нет. – Эми присела на корточки перед дверью, разглядывая орнамент. Прошло какое-то время, прежде чем она наконец поняла, что Дэн имел в виду. – Но это же герб клана Екатерины. Странное существо с крыльями, как у дракона.

– И откуда здесь замочная скважина, хотя весь отель оборудован современными электронными замками с карточками? Здесь должен быть такой старый смешной ключ, но только где его искать?

– Ты думаешь, он где-то здесь, в номере?

Вдруг Дэн прямо подскочил на месте.

– Слушай, помнишь, ты в самолете читала всякую ерунду про Египет. Что там говорится о средней норме осадков в Каире?

– Дюйм. И в основном выпадают они где-то между декабрем и мартом.

– Но тогда зачем здесь зонтик? – Дэн подошел к шкафу и вытащил оттуда зонт. – Мне этот зонтик сразу показался странным, но тогда я подумал, что его ручка специально сделана в таком египетском стиле. Но смотри!

К ее ужасу, он начал раскручивать зонтик. Затем он вытащил из него ручку, и, к великому изумлению Эми, на ней оказался тот же самый орнамент, что и на замке. А самый конец ручки был сделан в форме ключа. Дэн сбросил халат и вставил ключ в замочную скважину. Ключ легко повернулся. Дэн вопросительно посмотрел на Эми. Она согласно кивнула.

Он повернул ручку и открыл дверь.

Они осторожно вошли внутрь.

Вдоль большой широкой залы от пола до потолка стояли застекленные шкафы. Через арку зала была соединена с еще одной, а та – со следующей и так далее. Внутри шкафов находись какие-то сложные приборы и чертежи. На стенах были развешаны рисунки, фотографии, карты, портреты, статьи и письма. Как только они пересекли порог, автоматически зажегся свет. Предметы в витринах пришли в движение, в воздухе высветились объемные голограммы и начали вращаться вокруг собственной оси.

На одной из голограмм был предмет, обернутый в фольгу.

– Это же буррито дяди Алистера! – воскликнул Дэн. – Так, это наверняка штаб клана Екатерины!

Вдруг послышался слабый стук закрывающейся двери.

– Мы заперты! – закричала Эми. Но тут же опомнилась: – Слава богу, у нас с собой ключ.

– Правда? – Дэн вытянул пустые ладони. В руках у него ничего не было.

 

Глава 5

– Я болван, Эми, – произнес Дэн. – Можешь ничего не говорить. Но зато посмотри, как тут офигенно! Да, я забыл ключ, но мы нашли это место!

– Но как мы отсюда выйдем?

– Потом разберемся! Пойдем, все исследуем!

– Не уверена, что это хорошая идея, – заметила Эми. – А что, если тут сигнализация?

– Тогда она бы уже давно сработала, – ответил Дэн.

Эми перешла на шепот:

– Но почему здесь никого нет? Как странно! Во всех других штаб-квартирах было полно людей.

– Потому что нам везет, Эми. Давай, пойдем же! Перестань ныть.

И он пошел по галерее, больше не в силах сопротивляться гению открытий и изобретений. Это было потрясающе. Вокруг сверкали радужные голограммы, поблескивали плазменные экраны, где-то в углу затарахтела старинная машинка, из которой выходила телетайпная бумажная лента. Прямо как в старых фильмах! То там, то здесь на стенах мелькали проекции чертежей и всевозможных изобретений, всех достижений человеческой мысли за последние несколько столетий. Перебегая от экспоната к экспонату, Дэн, задыхаясь от восторга, восклицал:

– Нет, ты представляешь, оказывается, Томас Эдисон тоже был Кэхиллом! Ну, не круто?! Электрическая лампочка!

В отличие от брата, Эми не кидалась сломя голову от витрины к витрине. Напротив, она затаив дыхание подробно изучала каждый экспонат. Пока Дэн восторгался чертежами первого в мире парохода, изобретенного Робертом Фултоном, внимание Эми привлек макет носителя ядерных боезарядов для подводных лодок.

Дэн издал ликующий клич:

– Вот это да! Эли Уитни тоже был из клана Екатерины! Это же он изобрел первую в мире машину, которая очищает хлопок! Гениально!

Не слушая брата, Эми удивленно смотрела на странную непроницаемую черную стену в конце зала.

– Эми! Мы изобрели велосипед!

Но она не слушала. Подойдя ближе, она вдруг поняла, что это был обман зрения. Оказывается, это было темное, не освещенное светом пространство, которое казалось сплошной черной стеной из-за яркого, бьющего прямо в глаза луча прожектора перед ним.

– И швейную машинку! Здесь чертежи Элиаса Хау! Он тоже из нашего рода, ты представляешь!

Эми прошла сквозь луч света, и едва она шагнула в эту пустую черную зону, как в темноте тут же вспыхнул экран, на котором замелькали кадры старой черно-белой хроники. Сначала она ничего не понимала, это были просто какие-то чертежи, диаграммы и цифры. Дэн что-то там возбужденно кричал о двигателе внутреннего сгорания.

– А вот и Мария Кюри! И радиоактивность!

Дальше на экране появились фотографии. В ужасе она закрыла рот руками, чтобы не закричать.

По ту сторону луча Дэн ликовал:

– Все эти изобретения просто потрясающие! Мы делаем историю!

– Не мы, – шепотом произнесла Эми.

Дэн прошел сквозь луч прожектора и оказался в черной зоне рядом с Эми.

– А что это? – спросил он, глядя в экран, где чертежи сменялись черно-белыми фотографиями. Эми грубо оттащила его обратно на освещенную часть галереи.

– Эй! – возмутился Дэн. – Что ты делаешь? Я тоже хочу посмотреть!

– Нет! – резко ответила Эми. – Ты не будешь на это смотреть! Ты не будешь смотреть, как мы создали средства доставки отравляющего газа к цели, чтобы убить миллионы людей!

Дэн побледнел.

– Как мы открыли способ расщепления атома и создали атомную бомбу, которой за один раз можно уничтожить целый город!

Дэн покраснел. Только маленький шрам у него под глазом оставался совершенно белым. С ним так всегда было, когда он очень сильно нервничал. Пусть Эми прекратит. Но она продолжала. Она уже просто не могла остановиться.

– Химическое оружие, понимаешь, Дэн? Это, по-твоему, круто? – Она и сама не знала, почему она так злится на него. – Мы додумались устроить геноцид! И это круто?

Она отвернулась, ее всю трясло от только что пережитого ужаса. Кажется, впервые за всю свою сознательную жизнь Эми специально заставила Дэна плакать. Это смешно. Потому что на самом деле ей самой хотелось выть от горя. Ей хотелось кричать и топать ногами. А вместо этого глаза ее были сухи.

– А что, если мы и сами такие же? – прошептала Эми. – Что, если мы тоже принадлежим клану Екатерины, и этот злой гений заложен в нас и в нашем ДНК?

Увидев страх в ее глазах, Дэн тоже испугался.

– Послушай, в каждом клане Кэхиллов были плохие люди, – сказал он. – Но было и много хороших представителей ветви Екатерины. Где бы мы были сейчас без Эдисона, например? Сидели бы в темноте. И вообще, раз мы пока не знаем, из какого мы клана, то и нечего волноваться. Мы Кэхиллы, вот и все. Если уж говорить, то я вообще не хотел бы быть ни в каком клане, потому что везде есть плохие парни.

Эми прислонилась к стене и села на пол.

– Зачем мы здесь? – спросила она. – Зачем нам все это нужно? Чем больше мы узнаем, тем меньше понимаем, что к чему. Все это бессмысленно. Почему Грейс хотела, чтобы мы увидели все это зло? Зло, исходящее из нашей семьи?

– Да ладно, я просто так пошутил, что все это мы, – ответил Дэн. – На самом деле это все равно что сказать, будто это я изобрел машинку для очистки хлопка.

Эми благодарно улыбнулась ему в ответ.

– Это точно. Но Грейс… ведь она всегда старалась оградить нас от всего плохого. Ведь она любила нас, Дэнни. Или, по крайней мере, мне так казалось…

Дэн настолько не ожидал, что она будет так говорить о Грейс, что даже пропустил мимо ушей это «Дэнни». Ей было раз и навсегда запрещено так к нему обращаться с тех пор, как ему исполнилось шесть лет.

– Тебе так казалось? Что ты хочешь этим сказать?

– Да просто с самого начала мы никак не могли понять, почему Грейс ни о чем нам не говорила раньше, ведь она могла бы хоть как-то помочь… – заметила Эми. – Она даже не оставила нам никакого письма. Она вообще ничего нам не оставила, никаких подсказок. Она просто бросила нас среди всех этих Кэхиллов.

– Как будто мы для нее такие же, как все остальные, – сказал Дэн, надеясь, что Эми опровергнет его и станет, как обычно, защищать Грейс. Конечно, это была провокация, но ему очень хотелось услышать что-нибудь хорошее о бабушке, чтобы забыть о своих собственных подозрениях.

Но вместо этого Эми согласно кивнула и продолжила:

– Так, может, мы ее на самом деле совсем не знали? Смотри. Ведь она всю жизнь жила этой тайной. И мы ничего не знали. Вся ее жизнь была связана с семьей Кэхилл. Так кто же она была на самом деле? Что мы о ней знали, если мы ничего о ней не знали, – она перевела дыхание. – Я чувствую себя просто какой-то…

– Идиоткой? – подсказал Дэн. – Ну, давай, договаривай.

Эми даже не обиделась на него.

– Мистер Макентайер предупредил нас, чтобы мы никому не доверяли. А что, если это касается и… самой Грейс?

Она закрыла глаза. Она просто ненавидела себя за эти слова. За эти грязные мысли. Но она уже не могла остановиться. Она продолжала верить людям, которые снова и снова предавали ее. Так что же, это она идиотка? Иан играл с ней в кошки-мышки, и она радостно предложила себя на роль глупой мышки. Все, с нее довольно. Если она хочет выиграть в этом состязании, то ей пора повзрослеть.

– А помнишь, как она везде водила нас с собой: по музеям, университетским библиотекам? Она научила меня, как пользоваться справочниками и искать нужную информацию, как правильно анализировать ее. Ведь она это делала специально, зная, что мне это потом пригодится в жизни, чтобы я могла правильно вести себя. А ты помнишь, что она сделала после музея океана?

– Она заставила меня повторить наизусть названия всех рыб, которых мы там видели, – ответил Дэн. – Плюс их имена на латинском. Я думал, это у нее игра такая.

– Нет, это она тренировала твою память, – возразила Эми. – Она знала, что у тебя уникальная память. Фотографическая. Понимаешь, ведь она все это время готовила нас, Дэн. – Она горько усмехнулась. – Для всего этого! Но зачем она хотела, чтобы мы это видели? Мы и так уже врем на каждом шагу, занимаемся мошенничеством. Мы почти превратились в настоящих преступников.

– Я знаю, – ответил он. – Но ведь клево же.

Он отвел взгляд. Она понимала, что он пытается успокоить ее, что ему страшно быть рядом с такой Эми, что он не должен слышать то, что она собиралась сказать. Но она все равно это скажет.

– А что будет дальше? – продолжала она. – Прежде, чем это состязание подойдет к концу? Во что Грейс хотела превратить нас? – Эми перешла на шепот: – А что, если она сама – зло?

– Замолчи! – закричал Дэн. Все, хватит, с него довольно. Он больше не может видеть такую Эми. Ему захотелось схватить ее и трясти до тех пор, пока перед ним не появится его прежняя сестра.

Он вообще не помнил своих родителей. Грейс была всем в его жизни. Она была его единственной защитой. И Эми не заберет ее у него. Он не позволит ей этого.

– Заткнись! – закричал он.

Кажется, он впервые в жизни сказал ей «Заткнись». Да, они, конечно, ругались друг с другом и раньше, и он обзывал ее мелочью, лузером, занудой. Но не «заткнись». Им просто когда-то родители запретили так разговаривать друг с другом и произносить это слово. Дэн, конечно, этого не мог помнить, он был еще совсем ребенком, но Эми это хорошо знала.

Но теперь он действительно хотел, чтобы она заткнулась. Если бы он мог, если бы он не боялся выглядеть, как маленький, он бы просто заткнул уши, чтобы не слышать ее. Но он и так все видел по ее глазам: Эми сама прекрасно понимала, что зашла слишком далеко.

Но вдруг в ее лице произошла перемена, и она заговорила тоном окружного прокурора:

– Почему она не помогла нам? Почему? Подумай об этом сам. Ведь нам еще повезло, что с нами Нелли. О чем думала Грейс, когда затеяла все это? Что мы будем путешествовать по свету совсем одни? Разве она не понимала, как это опасно? Если бы она по-настоящему любила нас, разве ей не захотелось бы как-то защитить нас? А все эти кланы! Неужели она не знала, к какому клану мы принадлежим? Почему-то все знают о своем происхождении. Например, Ирина. Или эти жуткие Холты знают, что они из клана Томасов. Даже Натали и… – Она запнулась. И тот, чье имя нельзя называть. – …Даже Натали со своим братом знают, что они Люциане. А мы… мы – просто мы.

– Хватит, – перебил ее Дэн.

Голос его дрожал. С него довольно. Он мог терпеть ее обвинения в адрес Грейс, что она не оставила им никаких подсказок, он и сам порой обижался на нее за это. Но говорить, что Грейс была каким-то чудовищем, которое чуть ли не натаскивало их, как ищеек, для всего этого… ему стало страшно.

Все это вранье. Если бы это было правдой, его сердце давно разорвалось бы на кусочки. Иногда, когда Грейс была еще жива, он чувствовал себя лишним рядом с ними. У Эми с Грейс было больше общего, они обе обожали историю и музеи. Но теперь Эми начала вслух высказывать каждую потаенную черную мысль, живущую в его подсознании с тех пор, как умерла Грейс. Но так неправильно. Эми не должна быть такой. Она должна защищать бабушку, опровергать всякие подозрения и вселять уверенность в него, в Дэна. Но она делает все наоборот. Если Эми перестанет верить в Грейс, то что у них тогда вообще останется? Как им дальше жить?

Он отвернулся и отошел в сторону, почувствовав жжение в глазах.

Эми осталась сидеть на полу. По привычке она начала теребить свои нефритовые бусы, которые когда-то принадлежали Грейс и с которыми она никогда не расставалась. Что-то ушло. Она почувствовала внутри какую-то странную пустоту. Словно она только что потеряла что-то очень важное – любовь Грейс.

«Она ушла, – подумала Эми. – Ее больше нет рядом».

Эми обхватила руками голову и опустила ее на колени. Послышались удаляющиеся шаги Дэна. Он хотел побыть один. Шаги затихли. Наступила мертвая тишина. Она подняла голову. Дэн перешел в другой зал. И вдруг встал как вкопанный перед одной из витрин. При взгляде на его напряженную спину ей стало не по себе.

– Что ты там нашел? – позвала она его. Он не отвечал.

Она медленно поднялась с пола и подошла к нему. Перед ним стояла витрина с тремя секциями. И в каждой находилась статуэтка богини Сехмет. Все три были не более восьми дюймов в высоту и казались сделанными из чистого золота. Они были почти идентичными. Только глаза разные. Одна смотрела на них зелеными камнями. Другая – красными. А третья – синими. Они стояли на крутящихся пьедесталах и сверкали в лучах яркой подсветки.

– Это же то, что мы ищем! – прошептала Эми. Она уже забыла о том, что две минуты назад они кричали друг на друга. Статуэтки светились холодным блеском, как драгоценные камни. – Но, оказывается, их уже давно нашли представители ветви Екатерины.

Дэн внимательно рассматривал встроенный в стену монитор. Он слегка коснулся электронной панели.

Перед ними появилась вращающаяся голограмма поперечного разреза статуи Сехмет. На экране компьютера возник текст.

САМАЯ ПЕРВАЯ СТАТУЭТКА БОГИНИ СЕХМЕТ БЫЛА НАЙДЕНА В ПИРАМИДЕ ЦАРИЦЫ В ДОЛИНЕ ГИЗА ЭКСПЕДИЦИЕЙ, СНАРЯЖЕННОЙ ПО ПРИКАЗУ НАПОЛЕОНА. СЧИТАЕТСЯ, ЧТО КОГДА-ТО СТАТУЭТКА ПРИНАДЛЕЖАЛА ОДНОЙ ИЗ ОСНОВАТЕЛЬНИЦ КЛАНА КАТЕРИНЕ. ОТПРАВЛЕНА В ЛУВР, ПОЗЖЕ ИЗЪЯТА ИЗ КОЛЛЕКЦИИ, ВОЗВРАЩЕНА И ИССЛЕДОВАНА. ВНУТРИ СТАТУИ ОБНАРУЖЕН ТАЙНИК, СОДЕРЖАЩИЙ ЧЕРТЕЖ.

Дальше следовал сам чертеж.

Они перешли к следующему монитору, который был рядом с зеленоглазой Сехмет. Дэн вновь коснулся экрана.

ВТОРАЯ СТАТУЭТКА БОГИНИ СЕХМЕТ БЫЛА НАЙДЕНА ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ КЛАНА ЕКАТЕРИНЫ ГОВАРДОМ КАРТЕРОМ В 1916 ГОДУ В ГРОБНИЦЕ ХАТШЕПСУТ В ФИВАХ. РАННИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТА НЕ ПРИНЕСЛИ. В НАШЕ ВРЕМЯ СТАТУЭТКА БЫЛА ИССЛЕДОВАНА МЕТОДОМ НЕРАЗРУШАЮЩЕЙ ДИАГНОСТИКИ (NDT), В ТОМ ЧИСЛЕ ПРИ ПОМОЩИ ЦИФРОВОЙ РАДИОГРАФИИ И ТРЕХМЕРНОЙ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТОМОГРАФИИ. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: ЦЕЛЬНЫЙ КУСОК ЗОЛОТА. ТАЙНИК ОТСУТСТВУЕТ.

Рядом с третьей Сехмет был такой же монитор, и Дэн снова коснулся его.

ПРИОБРЕТЕНА БЭЕМ ОУ В 1965 ГОДУ.

ТАЙНИК ВНУТРИ СТАТУЭТКИ ОБНАРУЖЕН АЛИСТЕРОМ ОУ.

Эми вернулась ко второй Сехмет, той, которую нашел Говард Картер. Она уже слышала о нем. Это был знаменитый археолог, который в 1922 году открыл гробницу Тутанхамона в долине Царей.

– Здесь говорится, что они много лет изучали эти планы, – сказал Дэн, – но так ничего и не нашли. Эти два плана очень похожи друг на друга, но между ними все-таки есть отличия. Скорее всего это схемы гробниц, но каких именно, до сих пор не известно.

– А по-моему, это странно, что внутри одной статуэтки нет тайника. Может быть, Говард Картер нашел не ту Сехмет? А что, если он ошибся и надо искать другую? – спросила Эми.

Они так увлеклись рассматриванием статуэтки, что не услышали постукивания трости об пол.

– Вы абсолютно правы, юная леди, – ответил ей Бэй Оу. – И я полностью с вами согласен. Кроме того, я уверен, что она находится в руках моего племянника.

 

Глава 6

«И откуда он взялся?» – подумал Дэн. Дверей больше нигде нет, прямо как черт из табакерки. Жуть какая-то.

– Я имел честь узнать, что на мое имя в гостинице забронирован номер. И подумал, быть может, это мой племянник наведался проведать меня. Какое разочарование! А я так надеялся встретиться с ним! – Губы его расползлись в подобие улыбки, словно он был на приеме у дантиста. – Не то чтобы мне неприятно видеть вас, совсем напротив.

Дэн не верил ни единому его слову. Он вспомнил, что они заперты. Куда им бежать? Он заметил взгляд Эми, устремленный куда-то вдаль. Кажется, она думает о том же.

Улыбка Бэя стала еще шире. Словно он почувствовал их страх.

– Вам понравился штаб Екатерины? – спросил он, взмахнув инкрустированной драгоценными камнями тростью. – Честно говоря, я горжусь всем этим. Моя идея.

– Что-то не видно толп поклонников, – ответил Дэн.

Улыбка исчезла с лица Бэя.

– Да, это верно. Даже представители клана Екатерины завидуют гению. Они до сих пор не могут понять, что я сделал все это не ради собственной славы. Это принадлежит всем нам. Но разве не я выкупил этот отель? Разве не мне первому пришла идея организовать такой штаб? Каир всегда был нашим центром, но ничего подобного до меня никто не сделал. Была какая-то развалюха, построенная Говардом Картером в тысяча девятьсот пятнадцатом году. Когда он искал Сехмет. А потом началась Вторая мировая война, и нам пришлось по разным местам прятать свои сокровища. И тут я понял, что нам необходим более надежный центр. До меня это никому даже в голову не приходило. Мне понадобились годы. Я по-прежнему стремлюсь к тому, чтобы здесь все было по последнему слову техники, как в самых знаменитых музеях мира. Даже лучше. Это дань всем гениальным потомкам Катерины.

– В том числе вашему племяннику, – заметила Эми.

– Вах! – сказал Бэй.

– Вах – все планы в прах! Вы же – Бэй. Нестыковочка, – передразнил его Дэн.

Бэй мрачно посмотрел на Дэна. От этого взгляда у него мороз пробежал по коже. Глаза удава перед смертельным броском. Еще секунда – и он надвое переломит ему позвоночник.

– Я слышал, ты неглупый парень, – начал Бэй. – Не сомневаюсь, тебя ждет большое будущее. – Он перевел взгляд на Эми. – Алистер очень сильно разочаровал меня. Такой блестящий ум и такой глупый человек.

– Н-но, почему тогда вы хотите встретиться с ним? – спросила она. Он мог загнать ее в угол, он мог запугать ее, но помыкать собою она ему не позволит.

– Я ему дядя. И когда-то я обещал своему незабвенному брату, что буду заботиться о нем. В молодости Алистер подавал столько надежд! Это он открыл тайник в третьей Сехмет. Но потом он совсем отбился от рук и решил стать, видите ли, изобретателем. И что вы думаете, он изобрел? Безвкусный пошлый кусок картона, который не лезет в горло! И это он выдает за еду!

– А я слышал, что этот кусок картона принес ему не один миллион, – сказал Дэн.

Бэй стукнул тростью:

– Вы должны запомнить, что деньги еще не означают успех. Во всяком случае, у представителей ветви Екатерины. Потому-то мы и стоим выше других кланов. Вы хотя бы знаете, на чем основаны наши ценности? Не на власти, как у Люциан, не на физической силе, как у Томасов. Не даже на интеллекте, как у Янусов. Нет! Это нечто большее. Изобретательность. Идея. И воплощение ее в жизнь. – Он обвел вокруг своей тростью. – Вы сами видите, чего мы добились!

– Да, спасибо, мы уже насмотрелись, до чего вы дошли в своей изобретательности. – Эми махнула головой в сторону черной тени. – Лучше этого не видеть.

– А я думал, вы умнее, юная леди. Эти слова не делают вам чести.

– Да почему же? По-вашему, я должна быть в восторге от концентрационных лагерей и атомной бомбы?

Бэй снова ударил тростью.

– Это все эмоции! Представители рода Екатерины не злодеи. Но и не добрые волшебники. Они изобретают. Они бросают вызов человечеству. Они ведут за собой. Да что такое – несколько человеческих жизней? Это мелочи. Открытие – вот что главное. Изобретение. Вы это понимаете?

– Все ясно, – ответил Дэн. – Вы просто мерзкий ползучий гад.

Бэй Оу сделал шаг вперед, и Эми с Дэном попятились от него в сторону.

– Но вы ведь тоже Кэхиллы! И вам ли не знать, что наша неординарность порою бывает опасной. И ваши предки прямое тому доказательство. Ваше дело учиться на их ошибках и достижениях. Разве не так?

Эми больше не могла этого слышать. Но на этот раз он был прав.

Он сделал еще один шаг вперед, дружески протянув к ним руку. Они снова отпрянули. Дэну не хотелось даже находиться рядом с этим монстром.

– Подойдите ко мне, – сказал Бэй голосом, который должен был казаться теплым и мягким, но получился фальшивым и скрипучим. – Мы с вами одна семья, мы должны помогать друг другу. Вы уже далеко продвинулись в поисках тридцати девяти ключей. Но иногда необходимо объединять усилия. Давайте просто обменяемся информацией. Я расскажу вам все, что знаю о тайне великой Сехмет. А вы расскажете, где находится мой племянник. Я знаю, он любит вас.

– Чур, вы первый, – сказал Дэн.

Бэй наклонил голову.

– С удовольствием. Я окажу вам доверие. И буду надеяться на взаимность с вашей стороны. – Он указал тростью на первую статуэтку Сехмет. – Об этой представители ветви Екатерины знают всё. Великая Катерина, родоначальница нашего клана и королева научных изобретений, уехала из Европы в Египет. Вы можете себе представить, каким надо было обладать мужеством, чтобы предпринять такое путешествие женщине в одиночку в начале шестнадцатого века. Нам доподлинно известно, что она добралась до Каира и приобрела здесь три небольшие статуэтки Сехмет. У одной глаза были из рубинов, у второй – из лазурита, а у третьей – из изумруда. Выдавая себя за мужчину, Катерина покинула Каир. И отправилась вверх по Нилу в сопровождении команды расхитителей гробниц, грабителей, которых она наняла в качестве телохранителей. Все три статуэтки были надежно спрятаны, и у каждой была своя тайна.

Бэй не сводил глаз со статуэтки.

– Она прекрасна, не правда ли? Катерина не случайно выбрала именно египетскую богиню, а не бога. Она считала, что ее саму не воспринимали всерьез, потому что она была женщиной. И это правда. – Он вздохнул и продолжил: – Неизвестно, как другие кланы вышли на ее след, но каждый из них на протяжении сотен лет занимался поисками ключа Катерины. Этот ужасный тщедушный Люцианин Наполеон. Он приказал своим археологам проверять каждую найденную статуэтку Сехмет. Есть мнение, что именно из-за Сехмет он решил завоевать Египет. Наполеон был недалекого ума человек. – Губы Бэя скривились в презрительной ухмылке. – Но у него рядом был другой Люцианин, обладающий настоящим талантом. Бернардино Дроветти. Это он сумел вычислить, где искать статуэтку Сехмет. Она находилась в его частной коллекции. Представители клана Екатерины предпринимали не одну попытку выкрасть ее. Пока, наконец, Люцианин Дроветти не решил, что безопаснее будет отправить ее в Лувр вместе с остальной коллекцией как дар музею.

Эми даже не смела взглянуть на Дэна. Бернардино Дроветти. А вдруг это тот самый «Б.Д.», что написал письмо, которое они нашли в музее Сеннари?

«Письмо находится на пути во дворец Л в Париже…»

– Нам повезло, что одним из сотрудников Лувра был археолог из клана Екатерины. Он заявил, что статуэтка поддельная, и изъял ее из музея. Потом он контрабандой переправил ее обратно в Египет к нам на экспертизу. Ха! Под носом у Дроветти! И мы сделали первый шаг к разгадке тайны.

«Кто знает, может быть, существует еще одна Сехмет. Та, о которой вы даже не подозреваете. Дроветти отправил ее в какой-то дворец», – подумала Эми.

Бэй подошел к следующей статуэтке. Эми с Дэном сделали еще два шага назад, чтобы держаться от него подальше.

– Поиски Сехмет продолжались. По миру прошел слух, и в Египет приехало много Кэхиллов, чтобы попытать удачу. Среди них были Ричард Фрэнсис Бертон, Уинстон Черчилль, Флиндерс Петри, Марк Твен… Все это не только представители клана Екатерины конечно же. Мы предпочитаем оставаться в тени.

– А Марк Твен? – переспросил Дэн.

– Янус, – надменно усмехнулся Бэй. – Кем же еще ему быть. Все эти потомки Джейн такие снобы! И только с появлением Говарда Картера мы нашли вторую Сехмет. Гробница за гробницей. Раскопки за раскопками. Они были соперниками с Флиндерсом Петри.

– Тоже выдающийся археолог. Он, наверное, Люцианин?

Бэй кивнул.

– Разумеется, клан Екатерины одержал победу. Картер нашел ее. Эту самую, с изумрудными глазами. Была только одна проблема. Она сделана из цельного куска золота. Мы никак не можем найти, где она открывается. Она абсолютно такая же, как две другие статуэтки, но только без потайного механизма. Это установленный факт. Так что же? Существует еще одна Сехмет? Должна существовать. Лично я искал ее всю жизнь, начиная с тех пор, как я был еще совсем молодым человеком. Я обшарил каждую лавку в Каире, исследовал все каталоги аукционов, был у каждого дилера черного рынка. И вот в один прекрасный день я нашел ее! Да, да! Третью, мою драгоценную, синеглазую. – Он благоговейно посмотрел на статуэтку: – Сокровище мое.

Бэй тяжело согнулся над своей тростью, как бы внезапно постарев от усталости.

– Но она до сих пор хранит свою тайну. Не успев одержать победу, мы сразу же потерпели поражение. И потеряли надежду. Но мы сделали все возможное, чтобы найти тайник. Метод компьютерного моделирования и специально разработанные программы. Все тщетно. Но в Египте до сих пор существуют сотни нераскрытых гробниц. И разгадка к тайне может находиться в любой из них. А возможно, мы вообще неверно истолковали послание Катерины. Или у нее была еще одна, четвертая Сехмет. Кто знает?

Он нерешительно шагнул к ним навстречу, с мольбой глядя им в глаза.

– Я глава клана Екатерины, – сказал он хриплым слабым голосом. – Алистер является моим правопреемником и наследником. Если Сехмет у него, его с честью примут все представители ветви Екатерины. А я со спокойным сердцем уйду на покой. Но у нас с ним есть некоторые разногласия. И он слишком гордый, чтобы принимать мою помощь. Но моя обязанность – помочь ему. Ради него самого и всего нашего клана. Понимаете? – Выражение его лица сделалось мягче. Он шагнул вперед. – Я делаю это только ради него. Скажите, где мне найти моего племянника.

Дэн взглянул на Эми. Неужели она сможет «купиться» на это? Взгляд ее смягчился. Он потянул ее за локоть, чтобы она молчала. Посмотрев на трость, он вдруг подумал, что они находятся как раз в радиусе удара.

– Простите, – ответил Дэн. – Но Алистер мертв.

Бэй пристально посмотрел прямо ему в глаза. Дэн выдержал его взгляд и пристально посмотрел на него в ответ. Даже не моргнув.

– Какая жалость, – наконец произнес Бэй. – Что вы лжете.

Его слабость вдруг как рукой сняло. Он молниеносно развернулся, взмахнул тростью и направил ее конец в самый дальний угол под потолком. Из драгоценного камня вылетел лазерный луч. Послышалось тихое бормотание.

Из-под потолка опустилась прозрачная камера величиной с небольшую кладовку. Они вдруг поняли, что Бэй специально загнал их на определенную точку в комнате. Они оказались в ловушке из небьющегося пластика. Без дверей.

– Вот здесь вы и посидите, пока не решите рассказать мне всю правду. Как два дурака, на потеху потомкам Катерины.

 

Глава 7

Ирина ненавидела себя. Если бы можно было, она бы отправила себя в ГУЛАГ. Ледяной холод, никаких теплых вещей и гнилая репа. Вот чего она заслуживает сейчас больше всего на свете. Как она могла упустить двух малолетних дилетантов?

И если она съест хотя бы еще один фалафель, ее стошнит. В этой сумасшедшей стране нельзя найти самой обычной вареной картофелины.

Все, пора заканчивать с этой заграничной едой. Она с отвращением сняла с себя майку «Я ЛЮБЛЮ СВОЮ МУ-МУМИЮ» и осталась в черной гэповской футболке. Это был ее маленький секрет – ее американский «Гэп». Сколько там маек, и всех цветов! Сидя у окна в своем номере дешевой гостиницы, она смотрела вниз на сумасшедшее движение. Она прижала палец к глазу. Опять нервный тик. Надо сосредоточиться.

Эти дети почти были у нее в руках. Два раза. И оба раза она теряла их. Что с ней такое?

Ей хотелось на родину. В Каире она была уже не один раз, со спецоперациями КГБ. Здесь ей было некомфортно. Люди какие-то слишком дружелюбные. Ни у кого нельзя просто спросить дорогу. Тебя обязательно проводят до самого места. И еще эта жара. А в России скоро пойдет снег и покроет все степи. А тут сорок градусов. Она включила вентилятор на полную мощность.

Плюс эти бездельники – Иан и Натали Кабра. По идее, они должны были работать вместе, но эти умники все время старались перехитрить ее. Теперь они в Кыргызстане, и у них выключены мобильные. Все-таки ей придется звонить их родителям. А она терпеть не могла иметь дело с Кабра. Она знала их всю жизнь и доверяла им еще меньше, чем их отпрыскам.

Хороша парочка. Оба вундеркинды, но при этом полные болваны.

Все в своих родителей.

Их родители… Она тряхнула головой, чтобы избавиться от неприятных воспоминаний.

Она привыкла не думать о вещах, которые нельзя изменить. О прошлом, например. Но почему-то здесь, в Каире, она поймала себя на том, что постоянно думает о Грейс Кэхилл.

Это было много лет назад. Люциане собрали Высший совет, чтобы решить, что делать с Грейс Кэхилл. Им было известно, что Грейс собрала много ключей. У нее был настоящий дар. И с этим нельзя было поспорить, даже Люцианам. Ее необходимо было остановить.

Тогда именно Ирине пришла в голову идея объединиться. Конечно, это была просто уловка. Но это позволило бы ей приблизиться к Грейс и кое-что выведать. Она предложила себя в качестве посредника. Быть этаким сыром в мышеловке.

Они встретились с Грейс. Один на один. Разговор их был коротким. С самого начала было видно, что Грейс не верит ни единому ее слову.

«Ты хочешь сделать из меня идиотку, но это ты, Ирина, идиотка. Ты просто сумасшедшая, если полагаешь, что можешь лгать, глядя мне в глаза. Ты утверждаешь, что мы союзницы, заведомо зная, что этот союз – чистейшей воды мошенничество. Эта ваша люцианская самонадеянность обернется для вас когда-нибудь проклятием».

Ирина ушла, затаив злобу. Никто еще не смел называть ее сумасшедшей. Никто.

Начались новые переговоры по поводу Грейс. Одни за другими отвергались всевозможные планы. Потом обсуждались новые. Возникали очередные союзы для решения общей проблемы. Все было замечательно. Кроме того, что план, наконец, согласовали, и все пошло наперекосяк. Совершенно ужасно. В том пожаре погибли дочь Грейс и ее муж.

Она никогда не сможет забыть их похороны. Ирина понимала, что ей там не место, но все же не могла не пойти туда. Она не испытывала никакого злорадства, что бы там ни думала Грейс. Лицо Грейс было совершенно белым и неподвижным. На нее свалилось все – потеря любимой дочери, ее драгоценного зятя, внуки, оставшиеся круглыми сиротами. Она постарела сразу на несколько лет. Движения ее стали немощны, как у старухи, а глаза выражали бесконечное горе. Руки ее тряслись, когда она бросала в могилу розы.

Ирине хотелось подойти и сказать: «Я знаю, что такое горе». Но она не сказала. Ей хотелось крикнуть: «Я, как призрак, бродила по улицам Москвы. Сердце мое было разбито, и душа опустела». Ей хотелось сказать: «Все думают, что горе громкое, Грейс. Все думают, что ты будешь лить слезы и рыдать во весь голос. Но я-то знаю, что настоящее горе безмолвно. Как снег. Я тоже потеряла всех».

Но она ничего не сказала. Она никому ничего не сказала. Ни разу. Она запретила себе говорить об этом. И с тех пор, когда она нервничала, у нее начинал подергиваться глаз.

В тот день она не могла простить Грейс того, что та невольно напомнила ей о ее собственном горе. Она была суха и холодна с ней. Она сказала Грейс:

– Такова судьба. Это бывает.

«Это бывает», – сказала она матери, только что потерявшей ребенка. В ту минуту она будто со стороны слышала свои слова и была поражена, каким ледяным холодом от них веет. Ей хотелось вернуться. Ей хотелось выразить сострадание.

Но она не смогла. У нее не было сердца. И в ответ Грейс только обдала ее презрением. Ледяным, словно Берингов пролив. И не замедлив, это презрение перелилось в подозрение.

Ирина так и не смогла посмотреть ей в глаза.

Но как бы там ни было, Ирина поначалу удивилась, получив приглашение на похороны Грейс. И только когда она узнала, что и другие Кэхиллы тоже приглашены, она решилась пойти туда. Грейс собрала их всех. Всех в одном месте. И, как незримый кукловод, властвовала над ними.

А может, это ловушка? И кто в этой игре был сыром, а кто – мышью?

«Чего же ты задумала, Грейс? Что ты на этот раз замышляешь?»

Эти внуки. Зачем Грейс включила их в список? В этой схватке они ни за что не смогут обойти Кэхиллов. Ведь у них нет ни опыта, ни подготовки. Слишком поздно. Пока им просто везло. Вот и все. Двое беспомощных детей, бегущих без оглядки от страха и потерь.

«Страх».

«Потери».

«Все это мне давно знакомо. Все это я уже пережила».

У нее снова начался тик. Она прижала руку к лицу, пытаясь успокоиться.

Прошлого не вернешь.

Впрочем, здесь, в Египте, куда ни кинешь взгляд, всюду прошлое дает о себе знать, воспоминания оживают, и слышится зловещий шепот былых времен.

 

Глава 8

Когда-нибудь это должно было случиться. Всю жизнь ненавидеть музеи, чтобы самому стать музейным экспонатом. Дэн уперся ладонями в стену.

– Помогите! – прошептал он.

– Как ты думаешь, он нас тут долго будет держать? – спросила Эми.

– Пока мы не расколемся, – ответил Дэн.

– А как мы расколемся, если мы и сами ничего не знаем?

– Я знаю, что хочу есть. Если Оу принесет пиццу, я ему что-нибудь придумаю.

– Нелли скоро начнет волноваться, – сказала Эми.

– Да она никогда не найдет нас.

– Она скажет консьержу. И они вызовут полицию…

– Ты что, не поняла еще? Это его отель. Они ничего не сделают.

– Но он же не бросит нас здесь навсегда, – голос ее задрожал. «Бывало и хуже», – уговаривала она себя. Но что-то в этом пластмассовом кубе наводило на нее настоящий ужас. Словно она была не человеком, а каким-то неодушевленным предметом, выставленным в витрине. Она попыталась сделать глубокий вдох. – Интересно, здесь надолго хватит воздуха?

– Понятия не имею, – ответил Дэн. – Может… может быть, нам лучше не разговаривать.

Ну вот, молодец. Теперь она напугала своего брата. Для него вопрос о дыхании был более чем серьезным. Она расправила плечи. Стоп. Однажды она уже устроила здесь истерику. Больше она не будет так распускаться. Никогда. Надо держать себя в руках.

– Думаю, нам хватит, – сказала она и подумала: «Надолго ли?»

Она быстро отогнала эти мысли и немного успокоилась. У нее получилось. Она теперь знала, чтобы не бояться, нельзя думать о самом плохом, что может произойти. Это странная вещь. Если делать вид, что не боишься, тогда и правда, почти не боишься.

Ей просто надо еще чуть-чуть над этим поработать. И она постарается.

– Детки? – позвала из ванной Нелли. – Для вас же будет лучше, если еда уже на столе!

Нет ответа.

– Чуваки? – Она завязала пушистый халат. – Жевуны?

Они ненавидели это слово, но ответа все равно не последовало.

Нелли открыла дверь. В комнате никого не было. Рядом со сломанным зонтиком на полу лежал махровый халат. Все ясно. Побег из курятника.

Ну, что ж, их можно понять. Это пятизвездочный отель, им захотелось посмотреть его. Нелли с размаху плюхнулась на диван и предалась изучению меню.

Спустя двадцать минут перед ней стояло блюдо с коллекцией всевозможных маленьких закусок, называемых «мезе». Но, доедая последний кусок шпинатного ролла, она вдруг осознала, что в ее животе тревоги больше, чем шпината.

Кажется, что-то случилось. Почему она не почувствовала этого раньше? И как же она не расслышала никаких тревожных звоночков внутри себя? Слишком уж она расслабилась. Или это последствия голода и смены часовых поясов. Да что бы там ни было, это она во всем виновата! «Придумай что-нибудь, Нелли, пока твой мозг не взорвался!»

Она знала, что нельзя поддаваться панике. Поэтому, сохраняя спокойствие, она вскочила с дивана и осмотрела комнату. И вот тут она, наконец, снова обратила внимание на халат. Сначала она решила, что это Дэн, как всегда, где попало раскидывает свои вещи. Через некоторое время она снова вернулась к халату и, изучив его более тщательно, поняла, что он там неспроста. Что так может лежать только вещь, которую наспех скинули на пол. Рядом была дверь, которая…

Нелли, как пружина, подскочила на месте. Она исследовала каждый сантиметр двери. Вдруг она заметила зонтик. И тут она все поняла.

Нелли увидела их прежде, чем они увидели ее. Сердце ее сжалось. Она быстро закрыла глаза и открыла их вновь, ощущая прилив облегчения. Но как вытащить детей оттуда? Она сделала глубокий вздох и моментально привела нервы в порядок. Ни в коем случае нельзя показывать свою тревогу.

Сидя в кубе, Эми вдруг услышала звонкое шлепанье вьетнамок по полу. Она оглянулась назад, и глаза ее засветились радостью.

– Нелли!

Так. Она ее слышит. Значит, в камере есть микрофон.

Нелли проглотила кусочек питы.

– А что это здесь? – спросила она, глядя по сторонам.

– Нелли? – сказал Дэн. – Ты ничего не замечаешь? Мы, типа, в ловушке. Нас посадили в куб!

Он старался говорить как можно непринужденнее, но Нелли сразу услышала, что с дыханием у него не все в порядке. Она прихватила с собой его ингалятор. Но уж лучше бы он ему не понадобился.

Нелли откусила еще кусочек питы. Жевательный процесс отнюдь не мешал ей трезво оценить обстановку. Наоборот, это помогало работе мысли. В комнату незаметно вошел Саладин и стал тереться об ноги.

– Значит, так, вы оба – кошмар всей моей жизни. Но так мне и надо. Будет мне уроком. Что за вами нужен глаз да глаз.

– НЕЛЛИ! – взмолились дети.

– Он может в любую минуту вернуться! – сказал Дэн.

– Кто?

– Бэй Оу. Это он посадил нас в эту штуку.

– Тот старый пень? Ну вы даете! Он что, вступил с вами в рукопашный бой?

– НЕЛЛИ!!!

Нелли обошла вокруг камеры и несколько раз постучала по ней пальцем.

– Какие будут предложения?

– Посмотри в дальний левый угол на потолке. Там должен быть пульт, – предположила Эми.

– Он включил его лазером, – сказал Дэн.

– Ну, надо же! Боюсь, я забыла свою лазерную указку на презентации «пауер пойнта», – она похлопала по карманам халата.

– Нелли!!!!

Она зашла за угол и посмотрела наверх.

– Вижу. – Она присела на корточки и отломила Саладину кусочек питы. – Нет, вы только подумайте! Ему понравился хумус!

– Все-таки это египетский мау. Может быть, здесь вообще так кормят котов, – ответил Дэн.

– Но сейчас не время кормить котов! – запротестовала Эми.

Саладин облизнул свой кошачий ротик и снова потерся о ноги Нелли, прося добавки.

Нелли зачерпнула пальцем еще хумуса и, скатав его в шарик, задумчиво посмотрела наверх. Потом она прицелилась и недолго думая пульнула им в потолок. Одним из ее многочисленных достоинств, помимо того, что она делала самые вкусные в мире бутерброды с жареным сыром, была меткость. Саладин внимательно проследил за ее взглядом.

– Ну, давай, киса! Съешь его! – скомандовала она.

И тут Саладин запрыгнул на крышу куба. Сжался в пружину. Взлетел к потолку и приземлился на кронштейне для подсветки. Дойдя до конца карниза, он перепрыгнул на щиток и начал жадно лизать панель управления.

Камера задрожала и медленно поползла вверх.

– Вылезайте! Быстро! – закричала Нелли. – Как только он съест весь хумус, вам крышка! Снова сработает дистанционный датчик!

Эми вытолкнула Дэна и выползла сама. Не успела она вытащить ногу, как Саладин уже спрыгнул на пол и куб с грохотом вернулся на место.

– Кошачий язык – это страшная сила, – с удовлетворением заметила Нелли.

– А как ты нас здесь нашла? – спросила Эми, отряхивая джинсы.

– Ну, как-как? Догадалась! – ответила Нелли. – Не сразу, правда. Но потом я увидела на полу халат этого мелкого. И это стало главной уликой.

– Подожди… Что ты сказала? – Дэн рассвирепел. – «Этого мелкого»?!

– Итак, продолжаю. На первый взгляд, открывать дверь зонтами – это, конечно, смелая идея. Но после некоторого общения с вами я подумала: а почему бы и нет?

– Ясно, – быстро сказал Дэн. – Бэй будет здесь с минуты на минуту. Может, рванем в другую гостиницу?

– Это отель Бэя, вы не забыли? – напомнила Эми. – Как мы отсюда выйдем?

– Биологию лучше учить надо, – ответил Дэн, мельком взглянув на халат Нелли. – Защитный окрас.

Бэй вежливо поклонился человеку в черном.

– Не стоило приезжать сюда, – сказал он. – Ситуация под контролем.

– Вы нашли своего племянника?

– Я уже почти установил его местонахождение, – ответил Бэй. К утру у него будет вся информация. Внуки Грейс еще совсем дилетанты. Они быстро сломаются.

– Я считаю, что и так слишком многое вышло из-под контроля, – заметил человек в черном. Но Бэй уже не слышал его. Где-то рядом раздалось мяуканье. Животные были запрещены в отеле «Эксельсиор».

Бэй носил темные очки. Поэтому, делая вид, что слушает собеседника, он через его плечо следил за обстановкой в отеле. Вот к бассейну неторопливо прошла семья отдыхающих в белых махровых халатах. На их головах были шляпы из сувенирного магазина. Это хорошо. В прошлом году на этих сувенирах он заработал себе на отдых на Мауи. Отдыхающие несли огромные тряпичные сумки. Любят эти туристы носить с собой кучу вещей.

Мимо прогромыхала тележка службы сервиса.

– Мурррр-мя-а-а-а-у!

Более страшного мяуканья он в жизни не слышал. Разве что этот кот почуял целую стаю хомячков.

Самый младший член семьи наклонился над сумкой и начал что-то говорить в свою авоську.

И тут взгляд Бэя упал на его обувь. Черные кроссовки.

Так, значит, это внуки Кэхилл. «Но как они смогли выбраться?»

Бэй не терпел суеты. А также спешки. Он приметил в углу холла охранников. На первый взгляд они были похожи на обыкновенных официантов: те же белые брюки и рубашки. Но если приглядеться, то можно было заметить накачанные мышцы под рукавами и черные провода за ушами.

Бэю достаточно было только пошевелить пальцем. Или незаметно кивнуть. Человек в черном все продолжал говорить. Он ничего не заметил. Да и ни к чему ему было знать, что внуки Кэхилл пытаются сбежать из отеля.

Охранники быстро и незаметно двинулись за группой. И все бы прошло на ура, если бы не девчонка, которая сама держала ухо востро и первая заметила охрану. Она что-то прошептала, и все трое бросились наутек.

Все было тихо, никто даже звука не проронил. Человек в черном продолжал говорить дальше. Бэй смотрел, как эта троица выскочила из отеля. На какую-то секунду они замешкались, доставая из кустов спортивный баул. Его гвардейцы уже почти нагнали беглецов, когда те скрылись за поворотом.

Бэй подавил зевок. Финал можно пропустить. У него была лучшая в Каире гвардия. Они поймают их и аккуратно, так, что никто не заметит, доставят на место. В его кабинет. Пусть посидят и понервничают немного. Ему торопиться некуда, а им будет на пользу.

– Уверяю вас, всё под контролем, – сказал он человеку в черном.

Эми, Дэн и Нелли во всю прыть мчались по мощенной камнем дорожке. Нелли бежала, растопырив по бокам руки, держа в одной переноску с Саладином, а в другой наспех собранную сумку. На спине у Эми яростно подпрыгивал рюкзак. У Дэна развязались шнурки на кроссовках. Он мимоходом посмотрел назад. Стражники Бэя приближались.

– Мы не успеем, – пропыхтел он.

Неожиданно с парковки выехала машина и, скрипнув тормозами, перегородила им дорогу.

Из окна высунулась сухонькая седовласая женщина в свободной белой тунике с вышивкой:

– Вас подбросить?

Они остановились, не зная, что сказать.

– Ой, да что ж это я? Позвольте прежде представиться. Я Хилари Вейл, и у меня есть для вас сообщение. От Грейс. Чудесные халаты!

Послышался топот тяжелых шагов.

– Стоять и не двигаться! – крикнул один из охранников.

Хилари перегнулась и открыла заднюю дверь.

– Сейчас не время размышлять. Ныряйте в машину, утята.

 

Глава 9

Хилари рулила сквозь каирские пробки, ежесекундно сигналя и ни разу не сбавив скорости. Она резко выворачивала руль, лавируя и ныряя в любой образовавшийся просвет.

– С дороги, тупица! – весело кричала она всем, кто пытался ее подрезать.

Глаза Дэна засверкали восторгом.

– Ну и бабуля! – прошептал он Эми.

Наконец машина свернула с главной дороги, и они оказались в уютном районе. Дорога шла через парк с пальмами и цветущими деревьями. Они остановились прямо перед крыльцом изящного белого особняка.

Когда они выходили из машины, их слегка покачивало от быстрой езды и погони. После шумных знойных улиц в доме казалось особенно тихо и прохладно. Хилари с порога проводила их в небольшую гостиную. Она была устлана коврами и обставлена обшитой ситцем, мягкой мебелью. В углу стоял рояль. На столиках расположились фарфоровые лампы и вазы, полные цветов.

Хилари раскрыла ставни, пустив в комнату свет. Эми заметила, что обивка на диванных подушках была совсем потертой, а стол стоял так, чтобы закрывать дырку в ковре. Старый уютный дом, в котором хотелось броситься на диван и читать и читать целыми днями. Она почувствовала себя раскованно и свободно.

– Ну, а теперь снимайте свои халаты и чувствуйте себя как дома. Предполагаю, что вы позабыли заплатить за них, утята. Это поэтому те упитанные люди так хотели вас поймать? Бедняжки мои!

– Правильно, – сказал Дэн. – Мы совсем не ожидали, что воровство халатов здесь такое большое преступление.

Она легонько взялась пальцами за подбородок Эми и повернула ее лицом к свету.

– А ты похожа на Грейс, – сказала она. – Хороша как ясный день!

– Эми, смотри… – послышался голос Дэна.

Он стоял рядом с роялем и, не отрываясь, смотрел на черно-белую фотографию в серебряной рамочке. Эми подошла. На фотографии были изображены две девушки на фоне статуи Сфинкса.

Эми сразу узнала Грейс. Темные волнистые волосы свободно падали ей на плечи. Белое платье и туфли-лодочки. Худые загорелые руки. Рядом с ней под ручку стояла тоненькая белокурая девушка.

– Мы с Грейс были лучшими подругами, – сказала Хилари. Она бережно взяла фотографию в рамке. – Мы учились в одном пансионе в Америке. Родители отправили меня туда, когда началась Вторая мировая война. А сами остались в Каире. Грейс заменила мне семью, ведь во время войны переписка была почти невозможна. Она как-то сразу приняла меня, несмотря на то, что я была младше и говорила со смешным акцентом. Когда война закончилась, я пригласила ее к себе в Каир на каникулы. И она полюбила Египет… А теперь к столу! – Голос ее повеселел. – Устраивайтесь поудобней, ребятки, а я принесу нам плюшки!

– Плюшки? – прошептал Дэн. – Это такие зверушки?

– Нет. Булочки, – ответила Нелли. – Они всегда кстати. – Нелли поставила на пол переноску и плюхнулась в цветастое кресло. – Вам Грейс когда-нибудь рассказывала о ней?

– Не помню, – ответила Эми. – Я знаю только, что она была в Египте. Она мало об этом говорила.

И да, и нет. Все очень смутно.

«Каир очаровательный город».

«Ты была там, Грейс?»

«Конечно, любовь моя. И не один раз. Бррр! Какой холодный дождь. Как насчет того, чтобы пойти домой и испечь брауниз? Это поднимет нам настроение».

Загадки и недомолвки. Теперь Эми вдруг осознала, как часто Грейс начинала уклоняться от темы, когда дело касалось ее путешествий. Эми снова почувствовала тревогу, и смутное подозрение прокралось в ее душу.

На стеллажах стояли еще фотографии. Эми сняла одну в серебристой рамке. На ней было написано: «Мы в Луксоре. 1952 год». Грейс была в запачканных брюках и выцветшей рубашке с закатанными рукавами. Она жмурилась от солнца. На Хилари Вейл было платье в мелкий цветочек и широкополая шляпа. Девушки были запечатлены на фоне древнего храма. Грейс смешливо смотрела на Хилари, стоя в позе египетской жрицы, согнув руки в запястьях и развернув ладони.

В этот момент в комнате появилась Хилари с большим подносом в руках. Она поставила его на круглый полированный столик около окна. Нелли бросилась помогать ей расставлять тарелки с выпечкой и фруктами.

– Я вижу, вам интересны эти старые фотографии, – сказала Хилари. – Трудно поверить, что когда-то я была такой, не правда ли? Совсем юной. Грейс приезжала сюда каждый год и подолгу жила с нами.

– Каждый год? – спросила Эми.

– Ну, может быть, не совсем каждый, но почти. И конечно, к концу жизни ей уже было трудно путешествовать. Она была откровенна со мной, и я все знала о ее болезни. Сначала просто не могла в это поверить. Я никогда не думала, что есть силы, над которыми не властна Грейс.

Хилари жестом пригласила всех присесть, и они устроились вокруг нее. Эми провела рукой по блестящей поверхности деревянного подлокотника. Может быть, в этом кресле когда-то сидела Грейс. Эми надеялась, что она хоть что-то почувствует, но внутри у нее все еще была пустота.

Хилари разлила из изящного серебряного кувшина напиток молочно-белого цвета.

– Это сахлаб, – сказала она. – Его очень любят в Египте. Надеюсь, вам тоже понравится.

Эми из вежливости отпила маленький глоточек. Напиток оказался сладким и на удивление вкусным, такого Эми еще никогда не пробовала. Но она поставила чашку на место. В горле у нее стоял ком, а в глазах слезы, вот-вот готовые вылиться наружу, если она еще раз произнесет имя Грейс.

– Потрясающе вкусно, – сказала Нелли, отламывая кусочек печенья для Саладина. – Так вы говорите, что Грейс связывалась с вами незадолго до своей смерти. Что она вам сказала?

Эми с благодарностью посмотрела на Нелли. Та знала ее застенчивость и решила взять на себя переговоры. На Нелли всегда можно положиться. А Дэн был так увлечен поеданием лимонного пирога, что вообще не обращал ни на кого внимание.

Хилари улыбнулась и поднялась с места.

– Ну что ж, как говорят американцы, давайте сразу перейдем к делу. Итак, Грейс прислала мне письмо, в котором она просила меня кое-что вам передать.

Она подошла к небольшому бюро, открыла ящик, вытащила из него какие-то вещи и вернулась на свое место. Эми захотелось выхватить их и убежать ото всех, чтобы наедине рассмотреть, что это такое. Но ей пришлось взять себя в руки. Она сделала еще глоток и вжалась в спинку кресла.

Сначала Хилари положила на стол какую-то книгу.

– Во-первых, вот путеводитель по Египту, с которым Грейс много лет не расставалась. Она очень хотела, чтобы он достался вам.

Она через стол подвинула книгу к Эми. Это была достаточно старая книга с потрепанной обложкой и засаленными страницами.

– Конечно, она несколько устарела, но здесь мало что изменилось с тех пор.

Эми раскрыла книгу. Ей сразу бросились в глаза пометки, оставленные на полях, и она узнала размашистый почерк Грейс.

«Здесь отменно кормят. 1972».

Как-то не очень обнадеживает.

– А вот ее последняя открытка к Рождеству, – продолжала Хилари. – В ней есть кое-что и для вас.

Она передала ее Эми. Это была открытка из Музея изобразительных искусств Бостона. Они не раз бывали там вместе. На открытке была репродукция старинной картины «Дары волхвов».

«Дорогая Хилари,
Горячо любящая вас Грейс.

Поздравляю тебя с Рождеством и желаю счастья тебе и твоим близким. Скоро, я полагаю, в Каир прилетят мои внуки.

Пришло время тебе выполнить данное много лет назад обещание.

Я прошу тебя передать это письмо моим любимым Дэну и Эми…

Сокровища,

Египет полон чудесных вещей.

Добро пожаловать. Я надеюсь, вы будете здесь счастливы.

Я полюбила Египет смоладу и до сих пор не перестаю грезить им во сне и наяву. Если бы во мне была хотя бы половина той г. ениальной бабушки, которой я так и не стала для вас, я бы обязательно свозила вас туда сама. Я жалею только об одном: что не могу быть рядом и отправиться с вами по пути, который я проложила сама много лет назад. И не забывайте об искусстве! А в конце вы всегда можете вернуться к основам.

P.S. Миссис Фенвик передает привет С!»

Эми с Дэном прочитали письмо и еще долго не могли оторвать взгляд от размашистого четкого почерка, от слов, написанных ее рукой. Письмо было написано чернильной ручкой, как всегда, когда она писала важные письма. После буквы «г» в слове «гениальной» стояла жирная точка. Возможно, ей было уже тяжело писать. Но, несмотря на болезнь, рука ее была тверда и уверена. Она знала, что они будут читать это письмо уже после ее смерти.

При виде опечатки в слове «смоладу» Эми чуть не заплакала. Это было так непосредственно, что возникло ощущение ее присутствия рядом с ними. Словно она сидит сейчас в соседней комнате, пишет рождественские открытки и кричит ей: «Принеси-ка мне мой гоголь-моголь с ромом, дорогая! Что-то я не ощущаю духа Рождества!»

И все-таки она оставила им письмо. Вот оно, после всех этих мучительных подозрений. Однако в чем же его смысл? Оно было личным: она всю жизнь звала их сокровищем. И в то же время безличным. Она так весело писала о Египте, словно в жизни больше ничего не существовало, кроме осмотра достопримечательностей.

Эми посмотрела на Дэна, зная, что он должен был чувствовать в этот момент. То же самое, что и она. Растерянность и обиду. Что она хотела сказать таким странным прощальным письмом?

Дэн взял со стола конверт. «Отправлено из Нантакета, – заметил он. – В прошлом году».

Они посмотрели друг на друга и перенеслись из этой комнаты, из этого жаркого странного города, в место, которое они так любили. У Грейс был маленький домик в деревне Сконсет на острове Нантакет, штат Массачусетс. Там было синее небо и пушистые облака. И соленый воздух. Вот Грейс готовит кукурузу-гриль с лаймовым соусом. Зовет их: «Кто последний, тот удав!» И холодный живой океан.

– А помнишь Старушку Фенвик?

Эми улыбнулась. Бетси Фенвик была их соседкой. Эми уже не помнила, кто первый дал ей эту кличку. Миссис Фенвик принадлежала «старейшему роду в Бикен-Хилл» в Бостоне и умудрялась напоминать об этом каждый раз в любом разговоре. Она презирала Грейс за то, что та совсем запустила розы и работала в саду в старых брюках и бейсболке.

А еще миссис Фенвик недолюбливала кошек. Особенно Саладина, который по одному ему ведомым причинам выбрал ее сад в качестве собственного туалета. Грейс не понимала, в чем проблема. Ведь, в конце концов, Бетси Фенвик могла сэкономить на удобрениях. Но миссис Фенвик не видела в этом ничего смешного. Она запретила коту пользоваться ее садом и настояла на том, чтобы Грейс повесила на Саладина колокольчик. Саладин ненавидел колокольчик. Он считал это ниже своего достоинства. «Я кто, в конце концов: кот или дверной звонок?» – говорил он всем своим видом.

Улыбка сошла с лица Эми. Эти воспоминания о Нантакете еще больше взбаламутили ее и так обеспокоенную душу. Как же там было хорошо! И никаких забот, только знай себе отдыхай, сколько хочешь. Все эти долгие дни, эти вечера с закатным небом, когда солнце садится за океан… эти бесконечные разговоры с Грейс: «Между прочим, у тебя есть право первородства. И ответственность. Мне надо с тобой поговорить».

– «Вернуться к основам», – прочитала Нелли. – Что это значит?

– Понимаешь, когда мы с ней ходили на экскурсии, она не разрешала нам заранее читать путеводители, – сказал Дэн. – Она хотела, чтобы мы сначала своими глазами все увидели и только потом уже читали, что об этом думают и знают другие.

Хилари взяла в руки маленькую коробочку.

– А теперь, что касается моего обещания. Это хранилось в банковской ячейке более пятидесяти лет. Один ключ Грейс оставила мне. А второй хранился у нее. Ее нотариус привез его только вчера. Кажется, некий мистер Макентайер.

– Мистер Макентайер здесь, в Каире? – спросила Эми.

– Приятный мужчина, разве что суховат немного. Мы отправились в банк и вместе открыли ячейку. Там была только эта коробка. Он сказал мне, что на днях вы приезжаете в Каир и мне следует открыть ее в вашем присутствии. Видите эту печать? Я должна показать вам, что она целая. Так. Теперь приступим.

Хилари сломала печать. Скрипнула крышка. Внутри лежало что-то завернутое в кусок льняной ткани.

– Вы позволите?

Эми и Дэн кивнули. Хилари осторожно вытащила предмет, развернув льняную ткань. Изумрудные глаза смотрели на них древним, все понимающим взглядом. Это была золотая статуэтка богини Сехмет.

 

Глава 10

– Чтоб мне провалиться! Это же целое состояние! Если это оригинал! – воскликнула Хилари. – Ну, Грейс! Плутовка.

«Ничего вы не знаете», – подумала Эми.

Единственным отличием было великолепное золотое основание. Эми не могла отвести от статуэтки глаз. Она была заметно тронута временем, но вместе с тем было в ней что-то очень женственное и сильное.

– Прикольно! – воскликнула Нелли.

– Если это подделка, то очень качественная, – сказала Хилари. Она на секунду замешкалась.

– Что с вами? – спросила Эми.

– Ладно. В первый же свой визит в Каир, а это был тысяча девятьсот сорок девятый год, Грейс попросила меня об одном одолжении. Для своего друга, как она выразилась. Ей нужен был мастер, делающий копии. Самого высокого качества. И я, как оказалось, знала кое-кого. Когда-то я рассказывала Грейс, что в начале войны мой отец – а он был антикваром – заказал копии самых ценных вещей из своей коллекции. На случай, если войдут немцы и все конфискуют. Я дала ей контакты человека. И больше об этом ничего не слышала. Так что это… это может оказаться очень искусной подделкой. А этот шикарный пьедестал явно более поздний.

– Явно, – повторила Эми. Упс. А ей он показался таким красивым. Хорошо, что она не стала вслух им восхищаться. Надо уметь разбираться в искусстве.

Эми и Дэн обменялись многозначительными взглядами. Значит, Грейс заказала копию. Возможно ли, что она выкрала оригинал, найденный Говардом Картером, и заменила его высококлассной подделкой? Бэй упомянул, что во время войны статуэтки были спрятаны и понадобились годы, чтобы вернуть их и построить новый штаб потомков Екатерины. Могла ли Грейс воспользоваться всей этой неразберихой и завладеть одной из статуэток? Может ли эта статуэтка быть той самой Сехмет, которую нашел Говард Картер? Не удивительно, что они ничего не обнаружили в ней даже с помощью новейших технологий!

Эми снова перечитала письмо Грейс.

«Египет полон чудесных вещей…»

Она когда-то делала проект в школе и читала, что когда Говард Картер открыл гробницу Тутанхамона, он первым заглянул внутрь камеры. И когда его спросили, что он там видит, он ответил: «Чудесные вещи». Возможно, Грейс специально цитирует Картера, чтобы они догадались, что это и есть его Сехмет?

Есть только один способ это узнать. Если в статуэтке находится тайник, значит, она настоящая. Эми почувствовада, как внутри у нее пробежал холодок, и вздрогнула. Может быть, эту статуэтку держала в руках Катерина Кэхилл. Может быть, она сама, своими собственными руками, спрятала внутри письмо.

– Если вам понадобится экспертиза на подлинность, то в этом доме у нас есть собственный специалист, – сказала Хилари.

– И он к вашим услугам, – сказал Тео Коттер, возникнув на пороге.

Эми, Дэн и Нелли смотрели на него глазами провинившейся собаки. Они сбежали с тонущего корабля, оставив его одного в музее Сеннари.

– Вы разве знакомы? – удивилась Нелли.

– Немного, – улыбнулась Хилари.

Тео наклонился и поцеловал ее.

– Привет, бабушка.

– А вот и наши виновники преступления, – повернулся он к Эми, Дэну и Нелли. – Позвольте мне предупредить вас на будущее. Музейные работники не очень любят, когда посетители начинают кидаться экспонатами. Пришлось как-то объясняться с ними.

И только теперь Тео заметил статуэтку Сехмет. Он удивленно присвистнул.

– Так, значит, вы все-таки вышли на настоящего дилера после того, как мы расстались?

– Нет, Тео, – ответила за них Хилари. – Это совсем другая история. Должна кое в чем вам признаться, – обратилась она к троице. – Тео пришел домой и рассказал мне, как вы познакомились на рынке Хан. И сказал мне, как вас зовут.

– А отель? Как вы узнали, где нас искать? – спросила Эми.

Он показал им скомканную бумажку, на которой Неллиными каракулями был записан телефон. Это был ее посадочный талон. Они забронировали отель прямо перед выходом на посадку.

– Можете считать меня Шерлоком Холмсом, но только не заставляйте носить его пресловутую шляпу.

Он взял статуэтку и погладил ее поверхность.

– Сехмет, – произнес он глухим голосом. – Ее называют Могучая. Богиня божественного возмездия и воздаяния. По легенде, однажды сам Ра отправил ее сразиться с врагами, и она чуть не истребила в своей ярости весь человеческий род.

– Вау! Вот это богиня, настоящий Рэмбо, – сказал Дэн.

– А ты, выходит, разбираешься в этом, – пролепетала восхищенная Нелли.

– Тео египтолог, – с гордостью сказала Хилари. – Он работал куратором в Британском музее.

– Ты, кажется, сказал, что работал гидом, или нет? – вспомнила Нелли.

– Во время каникул. Пока писал диссертацию в Кембридже. Если решите продать статуэтку, я смогу прощупать для вас почву.

– Нет! – хором закричали Эми с Дэном.

– То есть она дорога нам. Как память, – уточнила Эми, бросив быстрый взгляд на Дэна. Они умели понимать друг друга без слов. Оба знали, что без помощников им не обойтись, и они просто обязаны верить лучшей подруге Грейс. Ведь она не зря привела их именно сюда.

– Мы думаем, что Грейс оставила нам письмо внутри этой статуэтки, – сказала Эми. – Мы ищем некую семейную реликвию, и, возможно, она там.

– Но разве статуэтка сама по себе уже не реликвия? – спросила Хилари. – Если Тео говорит, что это оригинал, то она может стоить целое состояние.

– Она бесценна, если уж на то пошло, – сказал Тео. – Конечно, всегда найдется тот, кто готов будет заплатить за нее любые деньги. Как правило, это тот, у кого их куры не клюют.

Эми с Дэном молчали в нерешительности.

– Вы хотите сказать, что ищете что-то еще более ценное? – спросил Тео.

– Ну, – заметила Нелли, – что касается семейных реликвий, то здесь все очень относительно. Разве не так? У нас в семье, например, из поколения в поколение передается одна ваза в форме ананаса. Ужас, какая страшная.

Дэн взял в руки статуэтку Сехмет. Эми внимательно следила за ним. Какая-то искра мелькнула в его взгляде. И хотя даже такому великому египтологу, как Говард Картер, не удалось раскрыть тайну Сехмет, Эми верила в совершенно безумный одиннадцатилетний гений своего брата.

– А ты помнишь, как Старушка Фенвик поставила новый забор, чтобы Саладин к ней не ходил? – спросил Дэн. – Но все было напрасно.

– Потому что Саладин догадался, как открыть щеколду, – ответила Эми. – Он запрыгнул на забор, одной лапой потянул на себя калитку, а потом…

– И одновременно стал тыкать носом в защелку. И таким сумасшедшим образом эта штуковина взяла и открылась.

– Миссис Фенвик все никак не могла понять, как это у него получилось.

– Это такое одновременное тяни-толкай. Вроде бы делаешь две разные вещи, а на самом деле…

Дэн еще раз посмотрел на статуэтку Сехмет, пальцем нажал ей на нос, и в то же время потянул ее за шею.

– Нет! – в ужасе закричал Тео. – Не…

Не успел Тео сделать и шага, чтобы остановить Дэна, как голова статуэтки вдруг повернулась в сторону. Открылось узенькое отверстие. Дэн заглянул внутрь.

– Кажется, в ней что-то есть.

– Позвольте мне. Пожалуйста! – Тео вынул из письменного стола футляр и вытащил из него длинный пинцет. – Можно?

Дэн нехотя отдал ему статуэтку. Тео поставил ее на стол и аккуратно засунул в нее пинцет. Плавным движением он медленно, миллиметр за миллиметром, вытащил на свет маленький тонкий свиток.

– Папирус! Сколько же ему лет? – воскликнула дрожащим голосом Хилари.

Нахмурившись, Тео положил свиток на стол.

– Это не древний папирус. Всего лишь приблизительно шестнадцатый век. Это не моя область. Здесь с одной стороны какое-то письмо, а с обратной стороны что-то нарисовано.

– Можно посмотреть? – спросила Эми. – А как его раскрыть?

– Осторожно, – ответил Тео, разворачивая свиток. – То, что мы сейчас делаем, называется безумием, – бормотал он. – Это следует немедленно отправить в музей.

Но он и сам, дрожа от нетерпения, склонился над письмом.

«Гиза, Асуан, Фивы, Каир.
К.К.»

Земля владычиц и богинь тебе врата откроет в мир.

Под сводом звездным ступеньки найдешь,

По ним шаг за шагом ты в царство войдешь.

Тебе помогут двое: первый – Страх,

Другой – всю землю затопил в слезах.

Где сердце сердца найдено – о, зри! –

Колонна цвета утренней зари.

Она, лишь полдень воссияет в колеснице,

Отбросив тень ее на сомкнутой деснице,

Укажет камни: рядом – десять, снизу – пять:

Там след мой будет вечно пребывать.

– К.К. – тихо прошептал Дэн. – Катерина Кэхилл!

Это невероятно. Катерина сама оставляет послание! Получается, что Грейс была единственной, кто видел это письмо. А теперь… Они единственные в мире.

– «Тебе помогут двое: первый – Страх», – произнес Дэн.

– Сехмет еще называли Госпожой Страха, – сказал Тео.

– А что там за рисунок? – Дэн осторожно перевернул письмо.