Положение лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров в Российской Федерации

Кочетков (Петров) Игорь

Кириченко Ксения

 

ПОЛОЖЕНИЕ ЛЕСБИЯНОК, ГЕЕВ, БИСЕКСУАЛОВ, ТРАНСГЕНДЕРОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Москва ● 2009

Мониторинговое исследование проводилось при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров.

Печать осуществлена при финансовом содействии Американского агентства по международному сотрудничеству.

Авторы

Игорь Кочетков (Петров), Российская ЛГБТ-сеть

Ксения Кириченко, к. ю. н., Российская ЛГБТ-сеть

Отв. редактор Н. Костенко

© Оформление. Московская Хельсинкская группа, 2009

 

1. Методология и понятийно-категориальный аппарат исследования

 

1.1. Сексуальная ориентация, сексуальная и гендерная идентичность, сексуальное поведение

 

1.1.1. Сексуальное поведение

Современные сексологи выделяют несколько видов гомосексуального поведения у людей:

• транзиторная подростковая гомосексуальность;

• заместительная гомосексуальность;

• «ядерная» гомосексуальность;

• бисексуальность.

Характерной особенностью транзиторной подростковой гомосексуальности является ее игровой, экспериментаторский, характер. Она не связана с гомосексуальной ориентацией (бессознательным сексуальным влечением к лицам своего пола) и для подавляющего большинства подростков является лишь одним из этапов приобретения гетеросексуального опыта.

В детском возрасте мальчики и девочки общаются со сверстниками преимущественно в однополых группах. Это явление получило название половой сегрегации. Когда начинается пубертатный период, половая сегрегация еще сохраняется. В такой ситуации гомосексуальное поведение является способом снятия растущего сексуального напряжения и первичного усвоения получаемой информации о половой жизни.

По данным А. Кинси (опросы взрослых), сексуальные игры со сверстниками своего пола практиковали в детстве 33% женщин и 48% мужчин. Гомосексуальные игры подростков сопровождаются гетеросексуальными фантазиями и соответствующими разговорами обоих участников, причем по ходу полового акта их роли меняются.

Заместительная гомосексуальность — явление, обычное для учебных заведений закрытого типа, флота, армии и мест лишения свободы. Причиной однополых контактов в данном случае является фрустрация гетеросексуального влечения и принуждение.Особый случай — хастлеры, или, по принятой среди российских геев терминологии, «коммерческие натуралы». Это гетеросексуальные по своей ориентации и поведению в обычных условиях молодые люди, которые вступают в сексуальные отношения с мужчинами за деньги.

Заместительная гомосексуальность также не связана с гомосексуальной ориентацией. Контакты сопровождаются гетеросексуальными фантазиями, а один из партнеров (добровольно или по принуждению) берет на себя «женскую» роль вплоть до присвоения ему женского имени, переодевания в соответствующую одежду и т. п.

Под «ядерной» гомосексуальностью понимается сексуальное поведение, направленное на лиц своего пола, которое связано с гомосексуальной ориентацией и сопровождается гомоэротическими фантазиями. Представители данной группы разнополым контактам предпочитают однополые. Однако это не исключает наличия у них гетеросексуальных связей. Гетеросексуальное поведение и «ядерных» гомосексуалов может носить транзиторный и/или замещающий характер.

В силу множества причин «переходный период» формирования и принятия собственной сексуальности у геев занимает больше времени, чем у их гетеросексуальных сверстников. Первый секс с мужчиной в 30 лет и старше для гомосексуалов не такая уж и редкость. На протяжении этого «перехода», как правило, практикуются сексуальные отношения с женщинами.

Но, даже осознав и приняв (в той или иной степени) свою гомосексуальность, геи могут продолжать половую жизнь с женщинами — исключительно или наряду с гомосексуальными отношениями. Происходит это в основном под давлением гендерных стереотипов, формируемых гетеросексистским обществом.

У истинных бисексуалов в равной степени присутствует бессознательное влечение как к женщинам, так и к мужчинам. Для них, соответственно, контакты с представителями обоих полов желанны и равно окрашены эротическими фантазиями.

 

1.1.2. Сексуальная идентичность

Сексуальная идентичность — это отождествление себя как представителя определенной сексуальной группы, усвоение и воспроизведение предписанных для этой группы ролей, позиций, репрезентаций.

Мужчины могут отнести себя к одной из трех групп: гетеросексуалы, геи, бисексуалы.

Помимо критериев выбора пола сексуальных партнеров с каждой из этих групп в общественном сознании тесно связаны стереотипы мускулинности — феминности внешнего вида и поведения — «геи женственны», «гетеросексуалы мужественны».

В исследовании, проведенном Национальным агентством здоровья и общественной жизни США, предлагались анкеты с вопросами о собственной сексуальной идентификации, о наличии полового влечения к лицам своего пола, а также о наличии гомосексуальных половых контактов. Из 1410 опрошенных мужчин лишь 24% ответили утвердительно на последние два вопроса и признали себя геями. 44%, заявляя о наличии у них однополого влечения, сочли себя гетеросексуалами, утверждая, что секса с мужчинами у них никогда не было. 22% признались, что живут с партнером собственного пола, но заявили, что делают это «без желания». 1% мужчин признали свою гомосексуальную идентичность, отметив, что не реализовали однополого влечения. Наконец, 2% отнесли себя к гомосексуалам, но дали отрицательный ответ на вопрос о наличии у них как соответствующего полового поведения, так и желания.

Приведенные данные свидетельствуют, что сексуальная идентичность индивида не предопределена ни характером его сексуального влечения, ни реальным сексуальным поведением. Отнесение себя к той или иной сексуальной группе зависит, по видимому, от содержания и глубины усвоения гендерных стереотипов социума, в котором воспитывался и живет человек.

Именно по признаку сексуальной идентичности сегментизируется категория мужчин, чье поведение говорит об их «ядерной» гомосексуальности. Сами они могут причислять себя как к геям, так и к бисексуалам и даже к гетеросексуалам.

Становление сексуальной идентичности гомосексуальных мужчин проходит через несколько этапов.

На этапе «гомосексуальной тревоги» юноша-гомосексуал испытывает страх перед собственными гомоэротических фантазиями и желаниями, зная, что они вызывают насмешки у сверстников и осуждаются общественным мнением. В качестве защитной реакции часто появляется категорическое самоотрицание своей гомосексуальности, нарочитая демонстрация «мужественности», стремление к сексуальным контактам с представительницами противоположного пола и т. д.

При определенных условиях «гомосексуальная тревога» может смениться на свою противоположность — «гордость». Молодой (или уже не очень) человек признает себя геем, а сохраняющееся беспокойство по поводу отношения к нему его окружения и общественного мнения компенсирует чувством принадлежности к некой элитарной, особо талантливой, престижной и т. д. группе. При этом новоявленный гей может нарочито воспроизводить все стереотипные формы поведения, которые в гетероцентристском общественном мнении связаны с гомосексуальностью.

Как «гомосексуальная тревога», так и «гордость» представляют собой невротическую реакцию на неприятие обществом гомосексуальности (внешнюю гомофобию) и являются разновидностями интернализованной гомофобии.

Третий этап — «синтез». Наступает только, если мужчине удается преодолеть свою внутреннюю гомофобию. Стереотипы критически переосмысливаются, и формируется индивидуальный стиль поведения и репрезентации своей гомосексуальности.

 

1.1.3. Субкультуры

В среде ЛГБТ формируются и функционируют разнообразные субкультуры, имеющие собственные ценности, традиции, нормы и стереотипы поведения. Наиболее сложившимися и ярко представленными в России можно считать так называемую гей-культуру, а также комплексы норм и традиций, связанных с однополым сексом, в местах лишения свободы.

Сам термин «гей-культура» указывает на претензию этой субкультуры представлять все гей-сообщество. Однако многие гомосексуалы подчеркивают свою непричастность к ней. Кроме того, можно очертить географический ареал ее распространения: столицы и другие крупные города.

Здесь будет уместно отметить российскую специфику употребления слова «гей». Оно употребляется в широком — сексологическом — и узком — субкультурном — значениях. В широком смысле гей — мужчина, практикующий однополый секс и имеющий гомосексуальную идентичность. Именно в таком значение это слово употребляется, например, в научной литературе и в СМИ. В узком смысле гей — гомосексуал, разделяющий ценности, нормы и традиции гей-культуры. В среде ЛГБТ геями чаще называют именно представителей определенной субкультуры.

Можно выделить несколько ценностно-нормативных комплексов, из которых складывается гей-культура: 1) культ гомоэротизма и сексуальности, 2) бунт против принятых в обществе гендерных ролей и стереотипов, 3) позитивное отношение к своей «нетрадиционности» и 4) активное неприятие гомофобии.

Культ гомоэротизма и сексуальности не имеет отношения к приписываемой всем геям сексуальной распущенности и неразборчивости. Последнее присуще некоторым людям независимо от их сексуальной идентичности и детерминировано индивидуальными психологическими особенностями, а не культурными нормами. Сексуальная жизнь и эротические переживания имеют высокую значимость для представителей гей-культуры, что совсем не исключает избирательности и альтруизма как атрибутов любви. Гею чаще всего приходится завоевывать (в борьбе с самим собой и окружением) возможность сексуального самовыражения, потому и ценит он ее выше. Как уже говорилось, гомосексуалы чаще всего начинают активную сексуальную жизнь позже своих гетеросексуальных сверстников. Осознание этого «запаздывания» и ограниченности периода сексуальной активности также заставляет геев более интенсивно искать новых эротических впечатлений и опыта.

Нет никаких научных доказательств того, что геи в среднем имеют на протяжении жизни больше сексуальных партнеров, чем гетеросексуальные мужчины. Среди геев есть как казановы и донжуаны, так и аскеты. Различие заключается в том, что геи в меньшей степени склонны скрывать свою полигамность. Главное же проявление культа гомоэротизма — это насыщенность гей-культуры соответствующими символами и образами.

Как правило геи высоко ценят собственную мужскую идентичность и болезненно воспринимают любые попытки окружающих поставить ее под сомнение. Однако принятые в обществе стереотипы «мужского» и «женского» не рассматриваются ими как образцы и подвергаются деконструкции в гей-культуре. Геи не считают зазорным проявлять чувственность, мягкость, утонченность и другие считающиеся «женскими» качества наряду с «мужскими» — волей, целеустремленностью, силой, надежностью и т. д.

На символическом уровне «экспериментирование» с гендерными ролями может выражаться в особенностях речи, популярности травести-шоу и т. п. Но подобные игровые проявления феминности приняты только в своем кругу и в уместных ситуациях. Их демонстрация за пределами гей-клубов и дружеских компаний чаще всего считается неприличной.

Гей-культура вырабатывает систему представлений о социальной значимости «нетрадиционности» гомосексуалов, ее общественно полезных функциях. «Гордость» за выдающихся геев в искусстве и науке, воспевание однополой любви (уходящее корнями в традиции античности и ренессанса), культ жизненного успеха — все это механизмы защиты от общественного мнения, наклеивающего на гомосексуалов ярлык неполноценности.

Неприятие гомофобии проявляется у геев с разной степенью интенсивности: от негативной реакции на презрительные высказывания и шутки до гей-активизма. Под последним подразумевается участие в организациях и акциях по борьбе за гражданское равноправие без различия сексуальной ориентации.

Гомосексуалы, находящиеся в оппозиции к гей-культуре, формируют собственные субкультурные сообщества. Типичный пример — сообщество бэггеров (от англ. baggy — мешковатый (об одежде)). Бэггеры — это, как правило, люди моложе 25 лет. Бэггерское движение базируется на трех главных принципах: культ широкой спортивной одежды, неприятие алкоголя, курения и наркотиков, панибратство. Панибратство, в их понимании, подразумевает совместную жизнь двух (или более) парней, заботящихся друг о друге. «Забота» включает и сексуальные отношения при условии обязательной верности друг другу.

Идеология бэггерства строится на категорическом неприятии образа жизни геев, которому приписываются жеманность, недостойная «настоящего парня» и фиксация на сексе.

 

1.1.4. Неформальные сети

Принадлежность к различным субкультурам определяет в целом и границы неформальных сетей, внутри которых осуществляются контакты, отношения взаимной поддержки, взаимопомощи и распространяется информация среди ЛГБТ. В различных ситуациях эти сети пересекаются как между собой, так и с сетями гетеросексуального большинства. Таким образом осуществляется неформальная интеграция ЛГБТ в социум.

Главными организаторами среды общения ЛГБТ в крупных городах выступают специализированные клубы и сайты в Интернете.

Гей-клубы являются не только местом проведения досуга, но и выполняют другие важные функции. Для многих новичков именно клубы становятся местом «входа» в гей-сообщество: здесь завязываются знакомства и начинается познание норм и традиций гей-сообщества.

Первые гей-клубы появились в Москве и Санкт-Петербурге в начале 90-х годов прошлого века и были достаточно закрытыми, и попасть неизвестному в сообществе человеку туда было весьма затруднительно. Сегодня политика большинства владельцев «тематических» заведений практически не отличается от отношения к клиентам в обычных ночных клубах.

Такая демократичность способствует превращению гей-клубов, которые становятся все более популярным местом отдыха не только для геев, в центры контактов между различными городскими субкультурами и воспитания толерантности. С одной стороны, геи здесь «дома». Они не опасаются проявлять свои чувства, высказываться и вести себя свободно. С другой,— приходящим сюда гетеросексуалам и представителям других ЛГБТ-сообществ приходится принимать «правила игры», забывая о негативных установках по отношению к гостеприимным «хозяевам». Живое общение позволяет многим избавиться от гомофобных стереотипов.

Не меньшее значение атмосфера гей-клуба имеет и для самих геев. Они хотя бы на время могут быть полностью открытыми, компенсируя психологический дискомфорт, которые многие из них испытывают в повседневной жизни из-за необходимости скрывать свое истинное «я».

Гей-клубы давно стали излюбленным местом проведения акций различными организациями, занимающихся профилактикой ВИЧ/СПИДа среди ЛГБТ. Они получают в клубах аудиторию своей целевой группы, готовую воспринимать новую информацию в ненавязчивой, развлекательной форме. Здесь же представляется возможность вербовать волонтеров из числа геев и других групп ЛГБТ.

Наряду с описанными преимуществами гей-клубы как среда общения ЛГБТ имеют и свои «минусы». Главным надо признать то, что для первого посещения клуб, а тем более начала общения, человеку, только что справившемуся (не всегда полностью) с «гомосексуальной тревогой», требуется преодолеть серьезный психологический барьер. Именно поэтому поход в гей-клуб часто является уже не первым столкновением «неофита» с сообществом.

Альтернативный путь вхождения — «тематические» порталы и сайты в Интернете. ЛГБТ-сегмент русской части Интернета («гей-рунет») начал развиваться одновременно с первыми гей-клубами. До недавнего времени он представлял собой почти исключительно место знакомств и общения в форумах и чатах. Львиную долю контента составляли эротические материалы. Все это дополнялось популярными статьями (в основном переведенными) по сексологии, здоровому образу жизни и моде.

Сайты знакомств, форумы и чаты и сегодня безоговорочно лидируют по числу посещений в «гей-рунете». Высокий уровень потребности в виртуальных знакомствах и общении поддерживается их анонимностью и практически полным отсутствием цензуры. В процессе общения на порталах гомосексуалы могут быть, с одной стороны, открыты в выражении своих желаний и взглядов, а с другой,— контролировать содержание и объем разглашаемой личной информации (при соблюдении известных правил информационной безопасности, конечно). В «виртуале» отсутствует и проблема психологических барьеров — тот, кто стесняется подойти в клубе к понравившемуся мужчине, может без труда написать несколько строк приглянувшейся «анкете» на сайте знакомств.

По мере развития «гей-рунета» он начинает выполнять и функции информирования, социального самоопределения и мобилизации ЛГБТ-сообществ. Уже многочисленны сайты и виртуальные сообщества «по интересам» для ЛГБТ (образ жизни, музыка, кино, литература и т. д.). Также появляются ориентированные на гей-сообщество общественно-политические ресурсы. Тенденцией последнего времени стал рост числа обсуждений в тематических форумах и блогах этических, правовых и социальных проблем. Это первые шаги по формированию и артикуляции ЛГБТ-сообществами своих социальных интересов и позиций.

Пространство общения ЛГБТ в российской провинции (малые города и сельская местность) организовано иначе. Чем дальше от столиц и мегаполисов, тем выше уровень гомофобии и, следовательно, стигматизации ЛГБТ-сообществ. Открытая институционализация в таких условиях невозможна. Гей-клубы отсутствуют, а тематические мероприятия на арендованных площадках проводятся от случая к случаю.

Интернет в российской глубинке остается малодоступным в силу неразвитости телекоммуникаций. Там, где есть возможность выхода во «всемирную паутину», она не может в полной мере выполнять для ЛГБТ те же функции, что в крупных городах, по причине более низкого уровня анонимности и высоких рисков раскрытия тайны личной жизни с непоправимыми последствиями. Центрами общения ЛГБТ в провинции остаются крайне закрытые группы, собирающиеся чаще всего на частных квартирах или на «плешках» (традиционных местах встреч).

 

1.1.5. Общественные организации

Появление организаций, предметом деятельности которых является оказание социальных (некоммерческих) услуг сексуальным меньшинствам и борьба за их права — показатель высокого уровня ЛГБТ-движения, участниками которого являются и некоторые ЛГБТ-сообщества. Одним из ключевых направлений деятельности ЛГБТорганизаций по всему миру является пропаганда здорового образа жизни, профилактика ВИЧ и помощь инфицированным. О тенденциях к организационному поведению (выражению своих интересов и удовлетворение потребностей через создание и развитие организаций) среди ЛГБТ можно в полной мере говорить только по отношению к геям. Лишь гей-культура порождает такие интересы и потребности (формирование положительного образа гомосексуалов в обществе, открытое противодействие гомофобии, борьба за гражданское равноправие и т. п.), которые формируют достаточно сильную мотивацию к созданию организаций.

Попытки организоваться ЛГБТ-активисты в России предпринимали еще с начала 1990-х годов. На сегодняшний день существуют несколько сложившихся организаций и целый ряд групп, находящихся на разных стадиях организационного становления. В целом же уровень организационного развития движения приходится признать слабым.Причины такой ситуации можно разделить на внутренние и внешние.

К внутренним причинам относятся низкий уровень солидарности и осознания специфических социально-политических интересов внутри ЛГБТ-сообщества. Это, безусловно, временное явление, и уже сейчас, как говорилось выше, наметилась тенденция к консолидации и мобилизации сообщества. Среди внешних причин следует назвать, во-первых, открытое противодействие со стороны государства. ЛГБТ-организациям отказывают в предоставление статуса юридического лица под нелепыми предлогами. Чиновники Росрегистрации утверждают, например, что деятельность таких организаций способна подорвать суверенитет и территориальную целостность Российской Федерации.

Во-вторых, в России ЛГБТ-движение не имеет той материальной поддержки, которая есть у него на Западе в виде спонсорства со стороны бизнеса и грантов благотворительных фондов.

Тем не менее ЛГБТ-организации в нашей стране действуют и добиваются определенных результатов.

К основным направлениям их деятельности относятся: психологическая и юридическая поддержка гомосексуалов; проведение просветительских мероприятий, направленных на снижение уровня гомофобии в обществе; разъяснительная работа по вопросам ВИЧ/СПИД и здорового образа жизни; лоббирование изменений в законодательстве (внесение сексуальной ориентации в перечень запрещенных оснований дискриминации, например) и государственной политики (прекращение незаконной практики ограничения прав); выступления в СМИ с позитивным жизни сексуальных меньшинств; создание гей-СМИ.

 

1.2. Методология и инструментарий мониторинга

 

1.2.1. Проблемная ситуация

В последнее время в России со стороны ультраправых и религиозных организаций при поддержке представителей власти происходит эскалация открытого насилия и призывов к сегрегации сексуальных меньшинств. Со стороны политических и религиозных деятелей все чаще раздаются призывы ограничить в правах граждан, не скрывающих свою гомосексуальную ориентацию и даже восстановить в России уголовное преследование за «мужеложство».

По имеющимся данным, дискриминация по признаку сексуальной ориентации в России носит массовый характер. Так, в ходе опроса пользователей крупнейшего российского портала знакомств для геев Qguys.Ru (всего опрошено 3000 человек) 13% из них сообщили, что испытывали дискриминационное отношение на рынке труда и на рабочих местах. 30% респондентов лично сталкивались с насилием и административным произволом со стороны представителей власти, когда мотивом последних была явная неприязнь к лицам с гомосексуальной ориентацией.

Снисходительное, а часто и сочувственное, отношение общественного мнения к проявлениям гомофобии в значительной степени связано с неосведомленностью граждан об истинных масштабах дискриминации по признаку сексуальной ориентации в России.

Подавляющее большинство случаев дискриминации геев, лесбиянок и транссексуалов остаются неизвестными. Ранее правозащитники неоднократно пытались в рамках общего мониторинга прав человека собирать информацию о дискриминации сексуальных меньшинств, но эти попытки не давали существенных результатов. Это связано с высоким уровнем закрытости ЛГБТ-сообщества в России. Опасаясь раскрывать свою сексуальную ориентацию, пострадавшие, как правило, не идут на контакт с общественными организациями и правоохранительными органами.

Эта проблема может быть решена путем проведения специализированного мониторинга, в ходе которого сбором первичной информации будут заниматься волонтеры из числа представителей ЛГБТ-сообщества.

 

1.2.2. Основные понятия и принципы мониторинга

В целях настоящего мониторинга под дискриминацией сексуальных меньшинств понимается:

• отказ признавать равные социальные, экономические и политические права граждан на основании их принадлежности к сексуальным меньшинствам;

• преследования (включая физическое и психологическое насилие) геев, лесбиянок и транссексуалов по мотивам неприятия гомосексуальности и/или транссексуальности;

• действия и публичные заявления, унижающие человеческое достоинство лиц по признаку их гомосексуальности или транссексуальности;

• другие действия против представителей сексуальных меньшинств, основанные на предвзятом к ним отношении и наносящие им вред (ущерб).

Под понятие дискриминации сексуальных меньшинств не подпадает публичное выражение неприятия гомосексуальности, если оно не включает и не влечет за собой ущемление прав граждан по признаку их сексуальной ориентации, унижение человеческого достоинства и другой вред (ущерб) для представителей сексуальных меньшинств.

Предметом мониторинга являются:

• законодательная дискриминация сексуальных меньшинств в России;

• дискриминация сексуальных меньшинств и подстрекательство к такой дискриминации со стороны государственных органов и общественных (в том числе религиозных) объединений, СМИ;

• реакция государства на проявления дискриминации сексуальных меньшинств;

• дискриминационное отношение к геям, лесбиянкам и транссексуалам в правоприменительной практике органов государственной власти.

Толкование понятий, терминов и интерпретация действий отдельных лиц, общественных объединений и государства в рамках настоящего мониторинга основаны на нормах международного права и Конституции РФ, в соответствии с которыми:

• люди различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность;

• все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона от какой бы то ни было дискриминации и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации;

• никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств;

• каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами;

• дискриминация какой-либо группы не может быть оправдана ссылками на религиозные и иные убеждения;

• каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций (ст. 20 Всеобщей декларации прав человека);

• при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе;

• обязанностью государства является защита граждан от любых проявлений дискриминации и профилактика дискриминации путем принятия справедливого и беспристрастного законодательства, обеспечения правопорядка, соблюдения судебнопроцессуальных и административных норм, поощрения мер по воспитанию в обществе терпимости и неприятия ксенофобии.

В ходе мониторинга должны соблюдаться следующие операционные принципы:

• Детальность и точность собираемой информации, ее проверка и отчетность. Информация собираемая в ходе мониторинга документируются на бумажных, аудио-, видео- и электронных носителях, проверяется путем личных контактов с информаторами и по возможности через альтернативные источники, уточняется путем направленных интервью и другими методами. Результаты мониторинга будут обнародованы в СМИ и итоговом докладе.

• Конфиденциальность информации и источников. Первичные документы мониторинга не подлежат оглашению и доступны лишь координаторам, которые (наряду с непосредственными исполнителями) несут персональную ответственность за сохранение конфиденциальности. Публикация подлинных имен и других личных сведений об информаторах допускается только с их согласия.

• Объективность и непредвзятость. При сборе информации используются альтернативные, независимые друг от друга источники информации. Отбор и интерпретация фактов строго основаны на изложенных выше правовых критериях.

• Внимание по отношению к физической и социальной безопасности пострадавших, свидетелей и других источников. Наряду с соблюдением конфиденциальности информаторам при необходимости оказывается психологическая и юридическая помощь.

 

1.2.3. Цели мониторинга

1. Информировать российскую и зарубежную общественность о степени распространенности и наиболее типичных формах дискриминации геев, лесбиянок и транссексуалов по признаку сексуальной ориентации в России.

2. Оценить эффективность государственных гарантий соблюдения прав и свобод граждан независимо от их сексуальной ориентации.

3. Разработать рекомендации для международных организаций, органов власти РФ, российских общественных объединений о мерах, необходимых для снижения уровня гомофобии в обществе и повышения эффективности государственных гарантий соблюдения прав и свобод граждан независимо от их сексуальной ориентации.

 

1.2.4. Исследовательские задачи и вопросы

1. Какова относительная численность геев, лесбиянок и транссексуалов, пострадавших от насилия и различных видов дискриминации из-за своей сексуальной ориентации? Распределение случаев по местам проживания жертв (регионы, типы поселений) и по времени (динамика последних лет).

• Случаи физического насилия.

• Отказы в приеме на работу и увольнения.

• Угрозы и шантаж.

• Произвол и насилие со стороны представителей власти.

2. Каковы типичные формы проявления насилия и дискриминации по признаку сексуальной ориентации?

• Участники (родственники, коллеги и работодатели, представители власти, участники экстремистских организаций и т. п.), обстоятельства и последствия нападений и психологического давления (шантажа, угроз).

• Обстоятельства, формальные основания и последствия отказов в приеме на работу, увольнений, других проявлений дискриминационного отношения на рынке труда и рабочих местах.

• Публичные заявления и действия общественных (в том числе религиозных) объединений, направленные на разжигание ненависти, стигматизацию и сегрегацию сексуальных меньшинств.

• Нарушение прав при обращении в медицинские учреждения.

• Распространение в СМИ призывов к дискриминации и насилию и речевая агрессия по отношению к сексуальным меньшинствам.

3. Обеспечивает ли государство гарантии невмешательства в частную жизнь геев, лесбиянок, транссексуалов и защиты их от дискриминации?

• Соответствие российского законодательства и подзаконных актов международным стандартам гарантий равноправия граждан независимо от их сексуальной ориентации.

• Реакция представителей власти на индивидуальные и коллективные обращения, заявления представителей сексуальных меньшинств.

• Соблюдение представителями власти (сотрудниками правоохранительных органов, чиновниками) административных и процессуальных норм при официальных контактах с представителями сексуальных меньшинств.

• Соблюдение прав на объединение, мирные собрания, шествия и пикетирования.

• Реакция властей на случаи насильственных действий, разжигания ненависти, унижения человеческого достоинства и призывы к насилию по отношению к сексуальным меньшинствам.

• Другие нарушения прав граждан в связи с их сексуальной ориентацией со стороны органов власти и должностных лиц.

 

1.2.5. Источники и методы получения информации

1. Нормативные акты.

• Сравнительный анализ нормативных актов в соответствии с их иерархией (международные акты, Конституция РФ и конституции (уставы) субъектов Федерации, федеральные и местные законы, административные акты).

2. Документы общественных объединений и религиозных организаций

• Анализ документов на соответствие антидискриминационным стандартам международного права и внутреннего законодательства.

3. Обращения жертв дискриминации и насилия.

• Открытие абонентских ящиков.

• Открытие онлайн-формы для обращений на сайте ЛГБТ-сети.

• Открытие адреса электронной почты для приема обращений.

• Электронные рассылки с контактной информацией и инструкциями для пострадавших.

• Распространение листовок и буклетов с аналогичной информацией.

• Использование данных ЛГБТ и правозащитных организаций.

4. Копии жалоб пострадавших в правоохранительные и другие госорганы.

• Копии документов (заявлений и ответов на них) прилагаются к обращениям пострадавших.

• Разъяснительная и консультационная работа с пострадавшими с целью инициирования обращений в органы власти.

5. Опросы (анкетирование) представителей ЛГБТ-сообщества, данные массовых

социологических исследований.

• Онлайн опрос на Qguys.Ru.

• Массовое анкетирование.

• Интервью с пострадавшими от насилия и дискриминации.

6. Материалы СМИ.

• Сбор и проверка информации о фактах насилия и дискриминации по отношению

к сексуальным меньшинствам.

• Анализ характера подачи информации о сексуальных меньшинствах и ее воздействия на общественное мнение (объективность, достоверность, полнота и язык сообщений).

• Выявление случаев распространения в СМИ призывов к насилию и дискриминации сексуальных меньшинств.

7. Руководители и активисты ЛГБТ- и правозащитных организаций

• Интервью.

8. Представители ЛГБТ-сообщества.

• Интервью.

9. Врачи, юристы, психологи и др. специалисты, работающие с геями, лесбиянками и транссексуалами, журналисты.

• Интервью.

• Фокус-группы.

• Круглые столы.

10. Родители, друзья, коллеги геев, лесбиянок и транссексуалов.

• Анкетирование.

• Интервью.

• Фокус-группы.

11. Наблюдения за событиями.

 

2. Правовые гарантии защиты от преследований и дискриминации в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью

 

2.1. Международное право

 

2.1.1. Международно-правовые стандарты равноправия и недискриминации применительно к сексуальной ориентации и гендерной идентичности

В настоящее время Российская Федерация не участвует ни в одном международном договоре, который бы прямо устанавливал особенности правового положения лиц в связи с их сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью, а также запрещал бы дискриминацию по соответствующим основаниям. Тем не мене некоторые действующие в России документы имеет значение для обеспечения прав ЛГБТ в более широком контексте. К таким документам относятся, прежде всего, основные акты по правам человека: Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (ЕКПЧ), Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. (МПГПП), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (МПЭСКП), Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г. При этом представляется возможным выделить несколько групп международно-правовых норм.

1. Нормы, запрещающие дискриминацию. В подобных нормах дан примерный, неисчерпывающий перечень видов дискриминации, что дает основание говорить и о запрете дискриминации по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности (ст. 2 Всеобщей декларации — «или иного положения»; ст. 14 ЕКПЧ — «любые иные признаки»; ст. 2, 26 МПГПП — «или иного обстоятельства»; ст. 2 МПЭСКП — «или иного обстоятельства»; ст. 20 Конвенции СНГ — «и иные обстоятельства»).

2. Нормы, запрещающие вторжение в частную и личную жизнь и определяющие право каждого на уважение частной жизни. Данная группа норм имеет своим целевым назначением в рассматриваемом контексте недопущение вмешательства в частные гомосексуальные отношения, недопустимость установления наказания за сам лишь факт таких отношений (ст. 12 Всеобщей декларации; ст. 8, 12 ЕКПЧ; ст. 17 МПГПП, ст. 9 Конвенции СНГ).

3. Нормы, закрепляющие право на создание семьи, право на уважение семейной жизни, а также обязанность государства по охране семьи. Эти нормы не содержат в себе определения семьи, а потому и охраняться должны все формы семейных отношений, в том числе альтернативные. Конкретные меры по поддержке семьи, разумеется, могут устанавливаться на национальном уровне (например, выплата социальных пособий, льготы только для многодетных семей), но внутренние семейные отношения и договоренности, достигнутые их участниками, должны соблюдаться (ст. 12, 16 Всеобщей декларации; ст. 8 ЕКПЧ; ст. 17, 23 МПГПП, ст. 10 МПЭСКП, ст. 16 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. (далее — Женская конвенция); ст. 9 Конвенции СНГ).

4. Нормы, устанавливающие право на репродукцию. Право на планирование семьи, т. е. право свободно, информировано и ответственно определять количество своих детей, а также интервалы между их рождениями, иные репродуктивные права — право на получение соответствующей информации, право на доступ к соответствующим услугам, право пользоваться достижениями научного прогресса в области репродуктивных технологий и др.— детально были разработаны на международных конференциях по проблемам народонаселения1. В форме же обязательных правовых норм право на репродукцию, принадлежащее в равной степени и мужчинам, и женщинам, закреплено в ст. 16 Женской конвенции. В контексте настоящего исследования данное положение означает необходимость равного доступа к методам вспомогательной репродукции как мужчин, так и женщин.

Указанные группы норм имеют двоякое значение: во-первых, они определяют сами субъективные права как некие принадлежащие всем людям возможности; вовторых, они устанавливают обязанности государств по охране и обеспечению этих возможностей.

Тем не менее международное сообщество не остается индифферентным к проблеме прав человека в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью, и определенные попытки решения этой проблемы принимаются как на уровне обязательных региональных актов, так и на уровне рекомендательных актов ведущих международных организаций. Подобные акты могут быть использованы и при разработке проектов российских законов.

К числу актов первой группы можно отнести Хартию основных прав Европейского союза от 7 декабря 2000 г.2, п. 1 ст. 21 («Недопущение дискриминации») которой гласит:

«Запрещается дискриминация любого рода, в частности по признаку пола, расы, цвета кожи, этнического или социального происхождения, генетических характеристик, языка, религии или убеждений, политических и иных взглядов, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного положения, происхождения, ограниченной трудоспособности, возраста или сексуальной ориентации» (курсив наш.— Авт.).

Разумеется, Россия не является участницей данного документа, однако подобный опыт вполне может быть воспринят на национальном уровне.

Среди актов второй группы (рекомендательных документов) можно выделить следующие.

1 См.: Пекинская декларация от 15 сентября 1995 г. (http:/ www.un.org/russian/conferen/women/womdecl.htm); Платформа действий Четвертой всемирной конференции по положению женщин от 15 сентября 1995 г. (http:/ www.un.org/russian/conferen/women/womplat.htm); Программа действий Международной конференции по народонаселению и развитию от 13 сентября 1994 г. (http:/ www.un.org/russian/conferen/cairo_pop.pdf).

2 Текст Хартии на английском языке: http:/ eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:32000X1218(01):EN:HTML.

3 См. http:/ www.un.org/russian/conferen/millennium/a54-959.doc.

Декларация и Программа действий Форума тысячелетия «Мы, народы: укрепление Организации Объединенных Наций в двадцать первом веке»3, закрепляя международное понимание перспектив развития демократического общества в мировом масштабе, говорит: «Согласно нашему представлению о мире, в центре его должны быть интересы человека, он должен быть действительно демократическим, все люди должны быть полноправными и должны сами определять свою судьбу. Мы видим мир, в котором мы — одна семья, хотя и многообразная, живущая на одной земле в справедливом, стабильном и миролюбивом мире и соблюдающая всеобщие заповеди демократии, равенства, вовлеченности, добровольности, недискриминации и участия всех людей, мужчин и женщин, молодых и пожилых, независимо от расы, вероисповедования, инвалидности, сексуальной ориентации, этнической принадлежности или гражданства. […] Права человека обретут подлинно всеобщий характер лишь тогда, когда они будут осуществляться для всех, включая игнорируемые или отчуждаемые группы или группы риска, особенно детей, молодежь, престарелых, женщин, меньшинства, коренные народы, беженцев, лиц, перемещенных внутри страны, мигрантов, иммигрантов, инвалидов и психически больных людей, безработных, бездомных и лиц, подвергающихся дискриминации по признаку расы, религии, касты, пола, места рождения, языка, возраста, национальной принадлежности, сексуальной ориентации или по другим признакам» (курсив наш.— Авт.).

Руководящие принципы, касающиеся правосудия в вопросах, связанных с участием детей — жертв и свидетелей преступлений1 привлекают внимание к гендерной идентичности детей и необходимости максимальной взвешенности и осторожности, с которыми следует обсуждать эти вопросы: «В рамках процесса отправления правосудия и предоставления услуг по поддержке детям — жертвам и свидетелям, а также их семьям должны учитываться возраст, пожелания, представления, пол, сексуальная ориентация, этническое, культурное, религиозное, языковое и социальное происхождение, кастовая принадлежность, социально-экономические условия ребенка и его иммиграционный статус или статус беженца, а также особые потребности ребенка, включая состояние его здоровья, возможности и способности. Специалисты должны проходить соответствующую подготовку и быть осведомлены о таких различиях» (раздел VI «Право на защиту от дискриминации»).

Таким образом, несмотря на первые попытки предметного регулирования прав человека и гражданина в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью, предпринимаемые на международном уровне, Россия пока не участвует ни в одном международном акте, специально запрещающим дискриминацию по соответствующим основаниям или устанавливающим необходимость охраны и защиты прав лиц в связи с названными обстоятельствами. Тем не менее содержание более общих документов, к которым Россия присоединилась, позволяет говорить о международных обязательствах государства по обеспечению недискриминации и защиты прав и свобод, гарантированных всем лицам, включая право на охрану частной и семейной жизни, право на создание семьи, право на репродукцию и т. д., в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью.

 

2.1.2. Рекомендации Совета Европы и решения Европейского суда по правам человека по вопросам дискриминации и нарушений прав в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью

Рекомендации Совета Европы

Совет Европы является наиболее крупной европейской международной политической организацией, объединяющей в настоящее время 47 государств.

1 Приняты 22 июля 2005 г. Резолюцией 2005/20 на 36-м пленарном заседании Экономического и Социального совета ООН (http:/ www.un.org/russian/documen/ecosoc/2005/r2005-20.pdf).

Цели организации, заявленные при ее создании, состоят в защите прав человека, укреплении парламентской демократии и обеспечении верховенства права; достижении общеевропейских договоренностей, способствующих гармонизации социальной и юридической практики государств-членов; содействии осознанию народами европейской самобытности и единства, основывающихся на общности духовных ценностей и подразумевающих сохранение и поощрение многообразия культур.

Расширение Совета Европы и включение в него посткоммунистических стран обусловило выдвижение в 1989 г. ряда новых задач, среди которых следующие: оставаясь на страже прав человека, служить политическим ориентиром демократии в странах посткоммунистической Европы; оказывать странам Центральной и Восточной Европы содействие в проведении политических, законодательных и конституционных реформ одновременно с осуществлением преобразований в экономике; распространять опыт, накопленный Организацией в таких областях, как права человека, местная демократия, образование, культура, экология.

Россия присоединилась к Совету Европы в 1996 г. и стала его тридцать девятым членом.

Основными органами Совета Европы являются: Комитет министров (в задачи которого входит, в частности, мониторинг выполнения государствами-членами своих обязательств и решений Европейского суда по правам человека, принятие конвенций и соглашений, а также рекомендаций государствам — членам); Парламентская ассамблея (ПАСЕ), предлагающая свои рекомендации Комитету министров; Конгресс региональных и местных властей (консультативный орган, разрабатывающий рекомендации по вопросам местной и национальной политики для Комитета министров и ПАСЕ). Ряд принятых данными органами рекомендаций прямо или опосредованно соотносится с обеспечением прав ЛГБТ1.

А. Рекомендации Комитета министров

Несмотря на то что специальных рекомендаций, направленных исключительно на борьбу с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, Комитет министров не издавал, к данным вопросам применимы общие рекомендации о борьбе с дискриминацией и нетерпимостью2. С этой точки зрения для обеспечения прав ЛГБТ важны следующие рекомендации.

Рекомендация Комитета министров № R (97) 20 государствам-участникам по вопросам «разжигания ненависти» от 30 сентября 1997 г.3 предлагает правительствам государств-участников предпринять шаги по борьбе с «разжиганием ненависти» (hate speech), которое трактуется как понятие, покрывающее все формы самовыражения, которые включают распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов нена1 Все рекомендации, проанализированные при подготовке настоящего отчета, были получены с официального сайта Совета Европы: http:/ coe.int.

2 И это подчеркивает сам Комитет министров. См., например: Ответ Комитета министров на Рекомендацию Конгресса региональных и местных властей 211 (2007) относительно свободы собраний и мнений для лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов от 16 января 2008 г.; Ответ Комитета министров по поводу запрета демонстрации лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов в Москве в 2007 г. от 6 февраля 2008 г.

3 Текст Рекомендации на русском языке см.: http:/ law.edu.ru/judicial/judicial.asp?judicialID=1190652.

висти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации и враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями. При этом подчеркивается, что правительства государств-участников, органы власти и государственные учреждения национального, регионального и местного уровней, а также официальные лица, несут особую ответственность в плане проявления сдержанности в отношении заявлений, в первую очередь перед средствами массовой информации, которые могут быть обоснованно восприняты как разжигание ненависти или как высказывания, способные воздействовать в интересах легитимизации, распространения или стимулирования расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или другой формы дискриминации или ненависти, основанных на нетерпимости. Такие заявления должны быть запрещены и подвергнуты публичному осуждению во всех случаях их совершения. Правительства государств-участников должны создать или сохранять действенные правовые системы, включающие в себя положения гражданского, уголовного и административного права в отношении разжигания ненависти, которые позволят административным и судебным органам согласовывать во всех случаях уважение принципа свободы самовыражения с уважением человеческого достоинства и защитой репутации или прав других лиц.

Рекомендация Комитета министров № R (97) 21 государствам-членам о средствах массовой информации и стимулировании культуры терпимости от 30 октября 1997 г. предлагает правительствам государств-участников предпринять в отношении целевых групп (СМИ и их профессиональных сообществ, саморегулируемых организаций, а также учебных центров) шаги, направленные на поддержание и распространение с их стороны культуры терпимости (в том числе устранение практики воспроизводства отрицательных стереотипов).

Рекомендация Комитета министров № R (85) 2 государствам-членам о юридической защите от половой дискриминации от 5 февраля 1985 г. предлагает правительствам государств-участников предпринять эффективные шаги по обеспечению равенства полов, в частности законодательно обеспечить мужчинам и женщинам равные права в отношении труда и занятости, социальной защиты и пенсионного обеспечения, налогообложения, гражданского и семейного права, приобретения и утраты гражданства, а также политических прав.

В развитие этой рекомендации были приняты Рекомендация Комитета министров № R (2007) 17 государствам-членам о стандартах и механизмах гендерного равенства от 21 ноября 2007 г., а также Рекомендация Комитета министров № R (2008) 1 государствам-членам о включении в политику в области здравоохранения гендерных различий от 30 января 2008 г. Хотя напрямую эти рекомендации и не затрагивают вопросов прав гомосексуалов, обеспечение прав ЛГБТ может происходить и в контексте обсуждения проблем достижения гендерного баланса (в отношении равных прав одиноких мужчин и одиноких женщин на усыновление или применение вспомогательных репродуктивных технологий, а также в отношении сбалансированности положения транссексуалов). В частности, Рекомендация № R (2007) 17 содержит положения о необходимости обеспечения такого положения, при котором право решать свободно и ответственно вопросы о количестве детей и промежутках между их рождениями, гарантируется женщинам и мужчинам на основе равенства, а также обеспечения принятия решений, касающихся своего здоровья, вне зависимости от брачного статуса. Кроме того, данная Рекомендация особо подчеркивает необходимость поддержки женщин, относящихся к определенным группам, выделяемым по признаку расы, языка, религии и иного социального статуса (а значит, и сексуальной ориентации), поскольку они могут подвергаться двойной или множественной дискриминации.

Б. Рекомендации ПАСЕ

Рекомендация 924 (1981) о дискриминации гомосексуалов от 1 октября 1981 г. рекомендует Комитету министров:

I. призвать государства-члены отменить законы, в уголовном порядке преследующие гомосексуальные действия между взрослыми людьми по взаимному согласию;

II. призвать государства-члены установить одинаковый минимальный возраст согласия для гомосексуальных и гетеросексуальных актов;

III. обратиться к правительствам государств-членов с просьбами:

а) обеспечить уничтожение существующих специальных записей, касающихся гомосексуалов, а также отменить практику ведения учета гомосексуалов полицией или любым другим органом власти;

б) обеспечить равенство гомосексуалов в вопросах, связанных с трудоустройством, оплатой и охраной труда, в особенности в публичном секторе;

в) прекратить все обязательные медицинские действия или исследования, направленные на изменение сексуальной ориентации взрослых лиц;

г) обеспечить такое положение, при котором гомосексуальная ориентация одного из родителей не влияла на его право на опеку, посещение и совместное проживание с ребенком;

д) просить администрации мест лишения свободы и иные органы государственной власти быть бдительными в отношении рисков изнасилования, насилия и преступлений на сексуальной почве в местах лишения свободы.

Рекомендация 1117 (1989) о положении транссексуалов от 29 сентября 1989 г. предлагает Комитету министров разработать рекомендации, предлагающие государствам-членам ввести законодательство, в соответствии с которым в случае необратимого транссексуализма:

а) в свидетельствах о рождении и идентифицирующих документах должна исправляться ссылка на пол заинтересованного лица;

б) должно быть разрешено изменение имени;

в) частная жизнь лица должна защищаться;

г) любая дискриминация при осуществлении основных прав и свобод запрещается в соответствии со ст. 14 Европейской конвенции по правам человека.

Рекомендация 1470 (2000) о ситуации с предоставлением убежища и иммиграции геям и лесбиянками, а также их партнерам в государствах — участниках Совета Европы от 30 июня 2000 г. предлагает Комитету министров:

I. дать указания соответствующим комитетам:

а) обмениваться мнениями и опытом по данному предмету;

б) исследовать вопрос признания гомосексуалов в качестве членов особой социальной группы в понимании Женевской конвенции 1951 г. для обеспечения признания преследования по признаку сексуальной ориентации в качестве основания для предоставления убежища;

в) разработать принципы обращения с гомосексуалами, являющимися беженцами или членами бинациональных партнерств;

г) начать разработку европейской системы сбора данных, а также документирования злоупотреблений против гомосексуалов;

д) сотрудничать с группами и ассоциациями, защищающими права гомосексуалов в отношении политики предоставления убежища и иммиграции в государствах — членах Совета Европы, а также поддержка таких групп и ассоциаций;

II. убедить государства-члены:

а) пересмотреть процедуры и политику определения статуса беженца для признания в качестве беженцев гомосексуалов, заявления которых о получении статуса беженцев основаны на обоснованном страхе преследования по причинам, указанным в Женевской конвенции 1951 г. и Протоколе о статусе беженцев 1967 г.;

б) разработать критерии и принципы, касающиеся гомосексуалов, запрашивающих политического убежища;

в) обеспечить положение, при котором власти, ответственные за процедуры определения статуса беженцев, будут хорошо информированы в отношении полной ситуации в стране происхождения заявителей, особенно о положении гомосексуалов и их возможном преследовании со стороны государственных и негосударственных агентов;г) рассмотреть свою социальную политику в отношении социальных прав и защиты мигрантов с целью обеспечить равное рассмотрение гомосексуальных партнерств и семей и гетеросексуальных партнерств и семей;

д) принять меры, необходимые для обеспечения получения бинациональными парами геев и лесбиянок таких же прав проживания, какими наделяются бинациональные гетеросексуальные пары;

е) поощрять учреждение неправительственных организаций, помогающих гомосексуальным беженцам, мигрантам и бинациональным парам защищать свои права;

ж) более тесно сотрудничать с Управлением Верховного комиссариата ООН по делам беженцев и национальными неправительственными организациями, содействовать развитию сотрудничества в их деятельности, а также побуждать их проводить систематический мониторинг соблюдения прав геев и лесбиянок, касающихся иммиграции и убежища;

з) обеспечить обучение представителей иммиграционных властей, входящих в контакт с лицами, ищущими убежища, а также бинациональными однополыми парами, включая внимание к специфической ситуации гомосексуалов и их партнеров.

Рекомендация 1474 (2000) о положении лесбиянок и геев в государствах — членах Совета Европы от 26 сентября 2000 г. рекомендует Комитету министров:

I. добавить в перечень признаков дискриминации, запрещенной Конвенцией по правам человека, дискриминацию по признаку сексуальной ориентации;

II. расширить сферу действия Европейской комиссии против расизма и нетерпимости, добавив в нее рассмотрение гомофобии и ввести в штат Комиссара по правам человека должность, специально ответственного за вопросы дискриминации по признаку сексуальной ориентации;

III. призвать государства-члены:

а) включить в национальное законодательство сексуальную ориентацию в перечень запрещенных оснований для дискриминации;

б) отменить все законодательные положения, устанавливающие уголовную ответственность за гомосексуальные акты между взрослыми по их взаимному согласию;

в) немедленно освободить всех заключенных, осужденных за гомосексуальные акты между взрослыми по их взаимному согласию;

г) применять равный минимальный возраст согласия для гомосексуальных и гетеросексуальных актов;

д) принять меры для борьбы с гомофобией, в особенности в школах, медицинских учреждениях, вооруженных силах, полиции, судебной власти и адвокатуре, а также в спорте через базовые и последующие образование и тренинги;

е) координировать усилия с целью одновременного запуска широкой кампании в сфере публичной информации в максимально возможном числе государств-членов;

ж) применять дисциплинарные меры ко всем, дискриминирующим гомосексуалов;

з) обеспечить равное рассмотрение гомосексуалов в вопросах трудоустройства;

и) принять законодательство, создающее условия для зарегистрированных партнерств;

к) признать преследование гомосексуалов основанием для предоставления им убежища;

л) включить в существующие структуры защиты основных прав и разрешения споров либо ввести должность эксперта по вопросам дискриминации по признаку сексуальной ориентации.

Рекомендация 1635 (2003), касающаяся лесбиянок и геев в спорте, от 25 ноября 2003 г. предлагает Комитету министров:

I. призвать государства-члены:

а) начать активные кампании против гомофобии в спорте и расширить действующие кампании против ксенофобии в спорте путем включения в них гомофобии;

б) включить гомофобию и оскорбительные выражения в отношении геев и лесбиянок в число оснований для обвинения в дискриминации и преследовании по признаку сексуальной ориентации;

в) признать гомофобные лозунги во время спортивных мероприятий уголовным преступлением, как это уже сделано в отношении расистских лозунгов;

г) включать неправительственные организации сообщества геев и лесбиянок в спортивные кампании и предпринять другие необходимые меры к установлению доверия;

II. призвать европейские спортивные организации:

а) признать гомофобные лозунги и другие гомофобные выходки преступлениями, как это уже сделано в отношении ксенофобных и расистских лозунгов и иных злоупотреблений;

б) призвать УЕФА добавить в План десяти пунктов для профессиональных футбольных клубов действия против гомофобии;

в) принять или приспособить имеющиеся практические принципы помощи профессиональным спортивным клубам к борьбе против дискриминации, включая расизм, ксенофобию, гендерную дискриминацию и гомофобию, начать активные кампании против гомофобии в спорте и расширить действующие кампании против ксенофобии в спорте путем включения гомофобии.

В. Рекомендации Конгресса региональных и местных властей

Рекомендация 211 (2007) о свободе собраний и мнений для лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов от 27 марта 2007 г., констатируя многочисленные выявленные случаи нарушения свобод ЛГБТ в отношении собраний и выражения мнений органами власти государств-членов, которые, напротив, должны бороться с дискриминацией, рекомендует Совету министров требовать от государств-членов:

а) публичного объявления установки на борьбу с дискриминацией по признаку принадлежности к сексуальному меньшинству, а также принятия надлежащих мер по борьбе с разжиганием ненависти;

б) расследования с максимально возможной тщательностью всех случаев насилия или разжигания ненависти во время мероприятий, связанных с ЛГБТ, с целью выявления в совершенных преступлениях мотивов дискриминации или гомофобии, а также обеспечения преследования лиц, в них виновных;

в) принятия при необходимости действенных мер, требуемых Европейским судом по правам человека, направленных на обеспечение гарантий свободы собраний и мнений на государственном, региональном и местном уровнях;

г) того, чтобы законодательно установленные меры гражданского, уголовного или административного права, ограничивающие свободу мнений или собраний, служили законной цели и не были более ограничительными, чем этого требует достижение указанной цели;

д) консультирования с ЛГБТ-группами при реформировании любых указанных выше мер для обеспечения взаимной выгоды всем заинтересованным лицам и способствования духу сотрудничества, а не конфронтации;

е) обеспечения права организаторам мероприятий, на которых имели место ограничения или которые были запрещены, на доступ к независимому суду с целью обжалования этих ограничений или запрета;

ж) своевременного получения местными властями информации о новом законодательстве и соответствующем прецедентном праве, имеющих отношение к свободе собраний и мнений, а также к антидискриминационным мерам;

з) устранения преград перед местными властями, способствующими ЛГБТ событиям и их гласности, в тех случаях, когда местные власти оказывают финансовую или иную поддержку организаторам ЛГБТ мероприятий.

Г. Решения Европейского суда по правам человека

Механизм обеспечения соблюдения ЕКПЧ государствами — членами Совета Европы заложен в специальном разделе данного документа и предусматривает особый институт — постоянно действующий Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ). Практика ЕСПЧ имеет значение для России постольку, поскольку, во-первых, постановления ЕСПЧ являются обязательными для государств, участвующих в соответствующих делах, во-вторых, даже если государство не участвует в деле, окончательное решение по нему может быть прецедентом для последующих аналогичных дел.

Нами был проведен контент-анализ практики ЕСПЧ путем изучения решений, в тексте которых употреблялись термины «гомосексуал» («гомосексуальность») или «транссексуал» («транссексуальность»).

Таким образом было отобрано 58 решений ЕСПЧ1, из которых в 32 случаях нарушение Конвенции было признано, при этом в восьми решениях термин «гомосексуал» («гомосексуальность») или «транссексуал» («транссексуальность») употреблялись, но лишь в контексте рассмотрения иных вопросов, не связанных непосредственно с предметом настоящего анализа. Итогом рассмотрения оставшихся 26 дел стала констатация отсутствия нарушения Конвенции по различным основаниям (как соответствие тех или иных действий или юридических норм содержанию Конвенции, так и признание соответствующим государством нарушения прав своих граждан и последующее приведение национального законодательства в соответствие с нормами Конвенции).

Государствами, нарушающими, по мнению заявителей, Конвенцию, были: Великобритания (30 дел), Австрия (9 дел), Франция (4 дела), Бельгия (2 дела), Швейцария (2 дела), Швеция (2 дела), а также Болгария, Германия, Ирландия, Кипр, Литва, Польша, Португалия, Словакия, Финляндия (по одному делу). Несмотря на то что дела заявителей — российских граждан рассматривались ЕСПЧ, среди них до сих пор не было ни одного, связанного с обеспечением прав в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью. Хронологические рамки вынесенных решений охватывают период 1976—2008 гг.

При констатации нарушений Конвенции ЕСПЧ устанавливал противоречие действий или законодательства следующим статьям: ст. 6 «Право на справедливое судебное разбирательство»; ст. 8 «Право на уважение частной и семейной жизни» (23 решения); ст. 11 «Свобода собраний и объединений» (1 решение); ст. 12 «Право на вступление в брак» (2 решения); ст. 13 «Право на эффективное средство правовой защиты» (3 решения); ст. 14 «Запрещение дискриминации» (12 решений).

Вопросы, при рассмотрении которых ЕСПЧ констатировал нарушение Конвенции, могут быть сгруппированы следующим образом.

1. Уголовное преследование гомосексуальных отношений

Этот вопрос был поднят в деле Dudgeon против Великобритании, 1981 г., деле Norris против Ирландии, 1988 г., деле Modinos против Кипра, 1993 г., деле A. D. T. против Великобритании, 2000 г. В них обжаловалось установление в национальном законодательстве уголовного преследования гомосексуальных отношений мужчин по взаимному согласию в частной обстановке. ЕСПЧ, указывая, в частности, на необходимость оправдывающего основания для любых ограничений прав граждан (к примеру, общественной морали, которая не нарушается при гомосексуальных актах в частной обстановке), признавал нарушение ст. 8 Конвенции. Примечательно, что нарушение Конвенции обнаруживалось даже в том случае, когда соответствующая норма национального законодательства содержалась в нем лишь номинально, фактически же была недействующей.

2. Установление различных возрастов согласия для гомосексуальных и гетеросексуальных отношений

1 Анализировались тексты решений на английском языке, доступные в базе практики ЕСПЧ на официальном сайте Суда (http:/ cmiskp.echr.coe.int/tkp197/search.asp?skin=hudoc-en).

Данная категория дел наиболее часто рассматривалась ЕСПЧ применительно к правам ЛГБТ. Рассматриваемый вопрос обсуждался в деле L. и V. против Австрии, 2003 г., деле S. L. против Австрии, 2003 г., деле B. B. против Великобритании, 2004 г., деле Woditschka и Wilfling против Австрии, 2004 г., деле Ladner против Австрии, 2005 г., деле H. G. и G. B. против Австрии, 2005 г., деле Wolfmeyer против Австрии, 2005 г., деле R. H. против Австрии, 2006 г. Жалобы заявителей строились на сходных аргументах, заключающихся в том, что дискриминационно установление различных возрастов согласия для гетеросексуальных и лесбийских половых отношений, с одной стороны, и гомосексуальных — с другой. Таким образом сексуальные отношения совершеннолетних мужчин с подростками мужского пола могли признаваться преступлением, в то время как гетеросексуальные или лесбийские отношения в той же возрастной группе не считались правонарушением. Во всех перечисленных делах суд констатировал нарушение ст. 8 и 14 Конвенции.

3. Ограничение возможности реализовывать родительские функции по мотивам гомосексуальности

ЕСПЧ рассматривал вопросы как биологического, так и замещающего родительства. В первом случае (дело Salgueiro da Silva Monta против Португалии, 1999 г.) мужчине гомосексуальной ориентации было отказано в оставлении с ним его биологического ребенка, родившегося в позже расторгнутом браке с женщиной. Национальный суд отказал заявителю, руководствуясь его сексуальной ориентацией и проживанием с постоянным партнером, несмотря на негативное поведение матери ребенка. Как указал национальный суд, интересам ребенка в большей степени соответствует воспитание в традиционной португальской семье, а не в гомосексуальной семье (которая в любом случае не является нормальным явлением). ЕСПЧ нашел нарушение ст. 8 и 14 Конвенции.

Вопрос замещающего родительства стал предметом рассмотрения в деле E. B. против Франции, 2008 г. Здесь женщина-лесбиянка, проживающая с партнершей, обратилась в орган социальной защиты с заявлением о желании быть усыновителем (речь шла об усыновлении ей одной, а не совместном с партнершей усыновлении). Национальные органы отказали в выдаче разрешения на усыновление, указав, что, несмотря на общие положительные характеристики, заявительница не может удовлетворять интересы ребенка, который должен воспитываться в семье с двумя родителями, видя перед собой модель отношений мужчины и женщины. ЕСПЧ также констатировал нарушение ст. 8 и 14 Конвенции.

4. Отказ в праве на наследование партнеру гомосексуала

Данный вопрос рассматривался ЕСПЧ в деле Karner против Австрии, 2003 г. Существо дела заключалось в том, что заявитель (мужчина гомосексуальной ориентации) имел стабильные длительные отношения с мужчиной, который снимал квартиру, где они проживали совместно. Расходы на квартиру партнеры также делили между собой. После смерти партнера заявителя национальный суд отказал в признании права заявителя на продолжение аренды. Нормы национального законодательства признавали право на продолжение аренды за сожителями (Lebensgefährte) умерших арендаторов, однако национальный суд посчитал, что в момент принятия соответствующей правовой нормы (1974) законодатель не имел намерения признавать гомосексуальные отношения. ЕСПЧ отверг подобную трактовку и обнаружил нарушение ст. 8 и 14 Конвенции.

5. Запрет со стороны властей на проведений мероприятий, направленных на формирование толерантности к ЛГБТ

ЕСПЧ столкнулся с этим вопросом в деле Bączkowski и другие против Польши, 2007 г. Здесь несколько правозащитных организаций намеревались провести в рамках Дня равенства марш в Варшаве с целью привлечь внимание общественности к вопросам дискриминации, в том числе сексуальных меньшинств. Организаторы предприняли ряд мер, направленных на согласование их действий с властями города, однако в конечном счете разрешение не было выдано. При этом основными мотивами послужили два обстоятельства: отсутствие документов, подтверждающих транспортную безопасность; возможность столкновения участников марша с участниками альтернативных мероприятий (в том числе религиозной направленности). Впоследствии запрет на проведение антидискриминационных мероприятий был признан национальными властями Польши незаконным. ЕСПЧ констатировал нарушение ст. 11, 13 и 14 Конвенции.

Данное решение особенно актуально для России в свете запрета на проведение гейпарада в Москве в 2007 г. Как подчеркнул ЕСПЧ, позитивное обязательство государства состоит в обеспечении эффективной реализации прав, охраняемых Конвенцией, и такое обязательство имеет особое значение для людей, придерживающихся непопулярных взглядов или принадлежащих к меньшинствам, поскольку они более уязвимы перед преследованиями.

6. Гомофобная политика в вооруженных силах

Все дела, касающиеся данного вопроса, были рассмотрены по заявлениям граждан Великобритании (дело Smith и Grady против Великобритании, 1999 г., дело LustigPrean и Beckett против Великобритании, 1999 г., дело Beck, Copp и Bazeley против Великобритании, 2002 г., дело Perkins против Великобритании, 2002 г.). Все заявления были основаны на сходных обстоятельствах. Заявители служили в армии, характеризовались положительно, однако после получения информации об их гомосексуальности и проведения соответствующего расследования (включающего детальные интервью с заявителями, их родственниками, партнерами и иными лицами) все они были освобождены от исполнения обязанностей. ЕСПЧ обнаружил в подобных действиях властей нарушения ст. 8 и 13 Конвенции. Показательно при этом, что после вынесения ряда решений политика против гомосексуалов в вооруженных силах Великобритании была отменена, а гомосексуалам разрешили служить в армии (дело Brown против Великобритании, 2003 г.).

7. Юридический статус транссексуалов

Данный вопрос рассматривался в деле I. против Великобритании, 2002 г., деле Christine Goodwin против Великобритании, 2002 г. и деле Grant против Великобритании, 2006 г. Основные аргументы заявителей (транссексуалов после хирургического изменения пола) состояли в том, что им отказывали в выдаче новых свидетельств о рождении, где был бы указан новый пол. Из этого, в частности, вытекали сложности с получением пенсии (зачастую применялся пенсионный возраст, соответствующий первоначальному полу), неудобства, связанные с отношениями на работе (страховое свидетельство также не подлежало замене, а из него можно было вычислить первоначальный пол). ЕСПЧ, исследовав обстоятельства дела и объяснения сторон, констатировал нарушение ст. 8 и 12 Конвенции. Отметим важную деталь: ранее ЕСПЧ отмечал, что право вступать в брак, охраняемое ст. 12 Конвенции, определяется внутренними национальными законами (и по этой причине, в частности, само по себе отсутствие легализации однополых браков или квазибрачных институтов не составляет нарушение указанной нормы), однако в рассматриваемых делах вывод был несколько иным. ЕСПЧ указал, что сфера государственного усмотрения — установление процедуры прекращения предыдущего гетеросексуального брака, особенности заключения нового (к примеру, информирование будущего супруга о транссексуальности) и др. Однако государство не может вообще лишать права на вступление в брак, а пол не только биологическая категория.

8. Возмещение расходов на хирургическое изменение пола

Этот вопрос рассматривался в деле von Kück против Германии, 2003 г. Фабула дела заключалась в том, что заявитель — транссексуал MtF после хирургического изменения пола, требовал компенсации 50% расходов на операцию, а также последующее гормональное лечение. Национальный суд, исследовав обстоятельства дела, показания экспертов и иные данные, пришел к выводу, что хирургическое лечение не было единственной доступной заявителю альтернативой (в частности, могли применяться психотерапевтические методы), кроме того, оно не является общепризнанной и однозначной методикой. ЕСПЧ посчитал, что определение именно медицинской (а не социальной) необходимости хирургического лечения не является юридической задачей, а следовательно не входило в компетенцию национального суда, таким образом, была нарушена ст. 6 Конвенции. Кроме того, «такие элементы, как гендерная идентификация, имя и сексуальная ориентация, а также сексуальная жизнь, входят в личную сферу, охраняемую ст. 8 Конвенции», потому также было констатировано нарушение этой нормы.

* * *

Таким образом, анализ практики ЕСПЧ позволяет признать придаваемое на международном уровне значение необходимости обеспечения прав ЛГБТ, а также осуждение дискриминации по признаку сексуальной ориентации. Несмотря на то что многие вопросы, связанные с правами ЛГБТ, пока не рассматривались ЕСПЧ либо нарушений Конвенции не было обнаружено, эти обстоятельства сами по себе не означают перманентную бесперспективность жалоб соответствующего характера. Как неоднократно отмечал сам ЕСПЧ в своих решениях, он не считает себя обязанным всегда и во всем подчиняться ранее принятым решениям, поскольку общественные отношения развиваются, поступают новые научные данные и т. д. Поэтому индивидуальные жалобы граждан и организаций на нарушение прав, гарантированных Конвенцией, на российском пространстве, вполне может быть действенным механизмом борьбы с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации.

 

2.2. Законодательство Российской Федерации

 

2.2.1. Антидискриминационные положения Конституции РФ и вытекающие из них обязанности государства по защите граждан от дискриминации по признаку сексуальной ориентации Разумеется, основные положения, предопределяющие необходимость уважения различий и охрану прав и интересов граждан по крайней мере до тех пор, пока они не вторгаются в сферу прав и интересов других лиц, закреплены в первых статьях Конституции РФ. Здесь речь идет о том, что Россия — демократическое правовое государство (ст. 1), социальное государство (ст. 7), в котором признается первостепенная важность и ценность прав и свобод человека, а также устанавливается обязанность государства признавать, соблюдать и защищать такие права и свободы (ст. 2). Важные положения содержатся также в ст. 13 (признание идеологического многообразия, равенство общественных объединений), 14 (официальное разделение государства и церкви).

Основная норма, раскрывающая принцип недискриминации, содержится в ст. 19 Конституции РФ. Здесь говорится о равенстве сквозь призму трех аспектов: а) равенстве всех перед законом и судом; б) равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от его «пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным организациям, а также других обстоятельств» (курсив наш.— Авт.); в) отдельно подчеркивается равенство прав мужчины и женщины.

Таким образом, несмотря на то что в ряде европейских государств уже сейчас на конституционном уровне отдельно закрепляется принцип недискриминации по признаку сексуальной ориентации, Конституция РФ не содержит прямого указания на запрет ограничений прав и интересов граждан по признаку сексуальной ориентации. Однако перечень признаков запрещенной дискриминации является открытым, неназванные признаки входят в «другие обстоятельства», что дает возможность говорить также о запрете дискриминации по признаку сексуальной ориентации1. В отличие от ряда в том числе международных документов, завершающих перечень признаков запрещенной дискриминации термином «и иных социальных факторов» или «принадлежности к иной социальной группе», Конституция РФ использует более благоприятный термин «другие обстоятельства». Конечно, указание на социальный характер дискриминирующего основания может быть подвергнут критике в отношении гомосексуальности, которая (как может утверждаться) основывается не столько на социальном, сколько на естественно-биологическом. Вопрос о социальном характере гомосексуальности может возникнуть в российском контексте применительно к решению вопроса о возможности ограничения прав в связи с гомосексуальностью. Дело в том, что в принципе права и свободы человека могут ограничиваться, но лишь постольку, поскольку ограничение сформулировано в федеральном законе, а также необходимо в целях защиты нравственности, здоровья и т. п. Однако любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности запрещаются. И вот здесь возникает проблема: можно ли рассматривать сексуальную ориентацию в качестве разновидности социальной принадлежности гражданина. Ответ на этот вопрос, разумеется, следует искать не в недрах юриспруденции, а в смежных науках — социологии, психологии и др.

Социальный характер гомосексуальности имеет значение и в иных, более конкретных, вопросах. Так, Конституция РФ запрещает пропаганду или агитацию, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ст. 29). Поскольку в законодательстве РФ не содержится специальных норм, запрещающих гомофобные действия, а Конституция РФ имеет прямое действие, доказательство социального характера вопросов ЛГБТ приобретает особую значимость.

1 На это указывают и ведущие теоретики в области конституционного права. См., например: Конституция Российской Федерации: Постатейный научно-практический комментарий / коллектив авторов под рук. О. Е. Кутафина // http:/ constitution.garant.ru/DOC_3866952.htm#sub_para_N_2000.

Кроме того, как подчеркивалось при анализе международных источников, равенство прав мужчины и женщины также может иметь значение для правового регулирования положения лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией (вопросы доступа к вспомогательным репродуктивным технологиям, права и обязанности лиц, изменивших хирургическим путем свой биологический пол и др.).

Запрещается любая дискриминация в трудовых отношениях (ст. 37 Конституции РФ). Ст. 38 говорит о государственной защите семьи, при этом определение семьи не содержится ни Конституции РФ, ни в Семейном кодексе РФ. Более того, если положения семейного законодательства распространяются лишь на определенный круг субъектов, обладающих особым статусом, признанным государством (мать, ребенок, муж и т. д.), и, таким образом, охраняемая семья в аппарате семейного законодательства ограничена по субъектному составу, в Конституции РФ признаков семьи не содержится, а потому любая семья (в том числе состоящая из гомосексуальных партнеров) должна защищаться государством.

Говоря о конституционных нормах, закрепляющих основы правового положения граждан России, применительно к ЛГБТ, нельзя не обратиться и к основному процессуальному механизму соблюдения Конституции — деятельности Конституционного суда РФ (далее — КС РФ). Полномочия, порядок образования и деятельности КС РФ установлены Конституцией РФ, а также Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации». К полномочиям КС РФ относится, в частности, разрешение дел о соответствии Конституции РФ законодательства РФ, субъектов РФ, а также подзаконных актов, рассмотрение жалоб граждан на нарушение конституционных прав и свобод граждан. К настоящему времени КС РФ изучил две жалобы, касающиеся соблюдения прав лиц гомосексуальной ориентации. В обоих случаях итоговым документом выступили определения об отказе в принятии жалоб к рассмотрению, однако ряд выводов, положенных в основание такого решения, имеет значение для понимания официального подхода российской власти к проблеме ЛГБТсообщества.

Первое дело было связано с отказом в регистрации правозащитной организации «Содружество гомосексуальной молодежи «Гейзер»1. КС РФ, изучив представленные материалы, сделал вывод об отсутствии нарушения Конституции РФ нормой Федерального закона «Об общественных объединениях». Как указал КС РФ, право на объединение, гарантированное гражданам Конституцией РФ, предполагает охраняемую государством возможность в том числе создавать на добровольной основе общественные объединения для защиты своих интересов и достижения общих целей. Сам по себе отказ в регистрации конкретного объединения, совершенный конкретным органом власти или должностным лицом не может означать неконституционность закона, а проверка законности действий указанных органов или должностных лиц не входит в предмет деятельности КС РФ.

1 Определение Конституционного Суда РФ от 15 февраля 2005 г. № 49-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Богданова Андрея Евгеньевича, Мальцева Дмитрия Сергеевича и Сыромолотова Михаила Евгеньевича на нарушение их конституционных прав статьей 23 Федерального закона «Об общественных объединениях» // сайт КС РФ (http:/ ksportal.garant.ru:8081/SESSION/S__3ND6vsSK/PILOT/main.html).

2 Определение Конституционного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. № 496-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э. Мурзина на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 12 Семейного кодекса Российской Федерации» // сайт КС РФ (http:/ ksportal.garant.ru:8081/SESSION/S__3ND6vsSK/PILOT/main.html).

Второе дело было связано с обжалованием положений Семейного кодекса РФ, требующих для регистрации брака взаимного добровольного согласия мужчины и женщины2. Суть дела состоит в следующем. Э. Мурзин и Э. А. Мишин обратились в ЗАГС с заявлением о регистрации брака. В регистрации было отказано, не изменило положение и обжалование отказа в судах общей юрисдикции. Полагая, что подобными действиями и положениями нормативных актов, лежащих в их основе, нарушены права, гарантированные ст. 17—19 и 23 Конституции РФ1, Мурзин обратился в КС РФ.

Изучив жалобу, КС РФ пришел к выводу, что положения ст. 1 и 12 СК РФ не могут рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод, гарантированных ст. 17–19 и 23 Конституции РФ. При этом в обоснование своей позиции КС РФ использовал два аргумента: 1) закрепление в международном праве и Конституции РФ в качестве одного из предназначений семьи рождения и воспитания детей; 2) национальные традиции отношения к браку как биологическому союзу мужчины и женщины. Наконец, важно отметить, что КС РФ указал на отсутствие в международном праве обязанностей государства «по созданию условий для пропаганды, поддержки и признания союзов лиц одного пола, при том что само по себе отсутствие такой регистрации никак не влияет на уровень признания и гарантий в Российской Федерации прав и свобод заявителя как человека и гражданина».

 

2.2.2. Анализ российского уголовного, административного, гражданского и семейного законодательства с точки зрения наличия дискриминационных положений, лакун и гарантий защиты прав сексуальных меньшинств

Уголовное законодательство

Уголовная ответственность за гомосексуальные отношения

Уголовное преследование самого факта гомосексуальных отношений не обошло и отечественное правовое пространство. УК РСФСР 1960 г. в изначальной редакции содержал состав преступления «мужеложство» (ст. 121), в соответствии с которым половое сношение мужчины с мужчиной наказывалось лишением свободы на срок до пяти лет. Мужеложство с применением физического насилия, угроз или с использованием зависимого положения потерпевшего каралось строже, чем изнасилование: лишением свободы на срок до восьми лет. Мужеложство в отношении несовершеннолетнего (без применения насилия) также влекло за собой более строгую ответственность, чем гетеросексуальный половой акт с лицом, не достигшим половой зрелости, и каралось лишением свободы на срок до восьми лет.

1 Ст. 17 содержит положения о признании и гарантированности в РФ прав и свобод человека и гражданина согласно положениям международного права и самой Конституции РФ, а также неотчуждаемости основных прав и свобод человека. Ст. 18 подчеркивает, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяющими смысл, содержание и применение законов, деятельность публичных органов, обеспеченным правосудием. Ст. 19 устанавливает недискриминационные принципы. Наконец, ст. 23 говорит о неприкосновенности частной жизни.

2 О Концепции судебной реформы в РСФСР : Постановление ВС РСФСР от 24 октября 1991 г. // Ведомости ВС РСФСР.— 1991.— № 44.— Ст. 1435.

С падением Советского Союза демократические преобразования в России привели и к реформированию уголовного законодательства. Уже в 1991 г. на официальном уровне была подчеркнута необходимость декриминализации ненасильственной гомосексуальности2, а в 1993 г. ст. 121 УК РСФСР была изменена: в качестве преступления стало рассматриваться лишь мужеложство, совершенное с применением насилия или угроз, в отношении несовершеннолетнего, а также с использованием зависимого положения или беспомощного состояния потерпевшего, при этом максимальная ответственность за соответствующее преступление была снижена до семи лет.

Положения ныне действующего УК РФ 1996 г. могут быть охарактеризованы как шаг на пути к признанию допустимости гомосексуальных отношений1:

1) особенная часть УК РФ, содержащая конкретные составы преступлений, больше не рассматривает как таковые сексуальные отношения между лицами одного пола в качестве преступления;

2) несмотря на выделение двух различных составов преступлений — изнасилования (гетеросексуального полового акта, ст. 131) и насильственных действий сексуального характера (включающие мужеложство и лесбиянство, ст. 132),— ответственность за эти преступления идентична (в обоих случаях наказанием может стать лишение свободы на срок от трех до шести лет при неквалифицированном составе и от четырех до десяти лет или от восьми до пятнадцати лет при наличии квалифицирующих признаков, которые также сформулированы одинаковым образом);

3) УК РФ рассматривает совместно и уравнивает преступления, состоящие в понуждении к действиям сексуального характера (ст. 133) и половом сношении и иных действиях сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцати лет (ст. 134), независимо от их гомосексуального или гетеросексуального характера (т. е. уравнен возраст согласия для гетеросексуальных и гомосексуальных отношений), а ответственность в обоих случаях предусматривается в одних рамках.

Тем не менее с момента принятия УК РФ рядом политических деятелей предпринимались попытки внесения изменений в уголовное законодательство и введения уголовной ответственности за пропаганду гомосексуальных отношений, однако ни один из предложенных проектов принят не был2.

Особо следует отметить проект «О внесении дополнения в Уголовный кодекс Российской Федерации, предусматривающего уголовную ответственность за пропаганду гомосексуализма», предлагаемый депутатом А. В. Чуевым несколько раз в течение 2003—2006 гг. в различных редакциях. Данный законопроект был призван установить уголовную ответственность за «пропаганду гомосексуализма, содержащуюся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, в том числе выражающуюся в публичной демонстрации гомосексуального образа жизни и гомосексуальной ориентации», с ответственностью в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Следует отметить позицию Правительства РФ относительно предлагаемых Чуевым изменений, выраженную в официальных отзывах на редакции проекта:

1 Этот подход подтверждается также и разъяснениями Верховного суда РФ, см.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федераии» // Российская газета.— 2004. — 29 июня.

2 Анализу подвергались тексты законопроектов и материалы к ним, размещенные на сайте Государственной думы РФ (http:/ www.duma.gov.ru/faces/lawsearch/search.jsp).

«Поскольку сам по себе гомосексуализм уголовно наказуемым деянием не является, его пропаганда не может рассматриваться как общественно опасное посягательство на объект уголовно-правовой охраны. Предлагаемое дополнение противоречит положениям статьи 29 Конституции Российской Федерации (в части ограничения выражения своих мнений и убеждений), а также статьям 8, 10 и 14 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод, предусматривающими право на уважение частной и семейной жизни, свободу выражения мнения и запрещение, дискриминации» (отзыв Правительства РФ от 24 ноября 2003 г.).

«В целях обеспечения защиты половой свободы и половой неприкосновенности как мужчин, так и женщин законодатель установил уголовную ответственность за преступления сексуального характера, в том числе за мужеложество и лесбиянство, сопряженные исключительно с насилием или угрозой его применения. В свою очередь совершение действий подобного характера по обоюдному согласию сторон не образует не только состава преступления, но и административного правонарушения. В этой связи ответственность за пропаганду гомосексуализма при отсутствии ответственности за сам гомосексуализм установлена быть не может. Кроме того, данное предложение не согласуется с положениями Закона Российской Федерации от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации», в частности статьей 4, устанавливающей запрет только на распространение информации, распространение которой запрещено федеральными законами» (отзыв Правительства РФ от 11 декабря 2003 г.).

Аспекты, связанные с наказанием за преступления на почве гомофобии

Следует отметить, что ст. 63 УК РФ, определяющая перечень отягчающих обстоятельств, влекущих повышение ответственности, выделяет совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, однако преступления на почве гомофобии не считаются совершенными с отягчающими обстоятельствами. То же самое можно констатировать в отношении квалифицирующих признаков убийства (ст. 105), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), истязания (ст. 117), вандализма (ст. 214), надругательства над телами умерших и метами их захоронения (ст. 244). Ст. 357 («Геноцид») в качестве преступления рассматривает «действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы».

Часть статей УК РФ содержит довольно широкий перечень признаков запрещенной дискриминации, однако проблема обеспечения недискриминации по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности вновь упирается в определение социального характера последних. Так, ст. 136 УК РФ содержит особый состав преступления — «Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина»,— представляющий собой дискриминацию, то есть «нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам». Ст. 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») предусматривает наказание за совершение соответствующих деяний в отношении человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе. Ст. 282.1 («Организация экстремистского сообщества») в качестве объективной стороны соответствующего преступления предусматривает создание экстремистского сообщества, участие в нем, а также руководство им, при этом под экстремистским сообществом понимается «организованная группа лиц для подготовки или совершения по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы преступлений экстремистской направленности» (курсив наш.— Авт.).

Отдельного рассмотрения требуют не только материально-правовые, но и процессуальные аспекты преступлений и наказаний за них.

В демократических странах признание важности тесных отношений, складывающихся между близкими лицами, в юридической сфере нашло отражение в нормах о несвидетельствовании против таких лиц. Однако Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2001 г. представляется в этом вопросе дискриминационным по следующей причине. Ст. 56 УПК РФ, определяющая основы правового положения свидетеля как участника уголовного судопроизводства, в качестве одного из прав свидетеля называет право отказаться свидетельствовать против себя, своего супруга (супруги) и иных близких родственников, круг которых очерчен исчерпывающим образом в п. 4 ст. 5 УПК РФ. В соответствии с названной нормой, к близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка и внуки. Очевидно, партнер гомосексуала, в отношении которого возбуждено уголовное дело, не пользуется правом отказаться свидетельствовать против него. Он может быть признан лишь близким лицом, определение которого дается в п. 3 ст. 5 УПК РФ («иные, за исключением близких родственников и родственников, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги потерпевшему, свидетелю в силу сложившихся личных отношений»). В качестве такового он вправе рассчитывать на принятие в отношении себя определенных мер безопасности при угрозах (ст. 11 п. 3, 166 п. 9, 186 п. 2, 241 п. 2 пп. 4, 278 п. 5 УПК РФ).

Уголовно-исполнительный кодекс РФ 1996 г. признает злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы мужеложство и лесбиянство (ст. 116), при этом о гетеросексуальных связях в данной статье речь не идет. Конкретизирующие положения данной нормы содержатся и в иных актах. Так, например, в список осужденных, состоящих на профилактическом учете, наряду с лицами, готовящимися совершить побег, склонными к употреблению, сбыту или приобретению наркотических средств и т. п., включаются «лица, склонные к мужеложству (лесбиянству)»1.

Административное законодательство

1 Приказ Минюста РФ от 30 декабря 2005 г «Об утверждении положения об отряде осужденных исправительного учреждения Федеральной службы исполнения наказаний» (текст см.: http:/ www.allbusiness.ru/BPravo/DocumShow_DocumID_79954.html).

Основные положения административного законодательства, связанные с обеспечением прав граждан в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью, связаны с регистрацией актов гражданского состояния, а также паспортной системой, а значит, и с вопросом о степени обеспечения прав транссексуалов, изменивших пол (как в том числе показывает практика Европейского суда).

Ранее действовавшее законодательство хотя и предусматривало возможность изменения актовых записей в части указания половой принадлежности гражданина, однако основанием этого могло стать лишь обнаружение гермафродитизма1. Действующее законодательство не только предусматривает принципиальную возможность документального закрепления измененной половой принадлежности в случае хирургического изменения пола транссексуалами, но и конкретизирует процессуальные положения, относящиеся к данному вопросу. Среди конкретных примеров можно назвать:

• Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» 1997 г., где говорится о возможности внесения изменений в акт гражданского состояния на основании представленного документа об изменении пола, выданного медицинской организацией (ст. 70), при этом производится перемена имени гражданина (ст. 60), выдается новое свидетельство о рождении;

• Положение о паспорте гражданина Российской Федерации от 8 июля 1997 г.2, которое называет изменение пола основанием для замены паспорта;

• Административный регламент Федеральной миграционной службы по предоставлению государственной услуги по выдаче, замене и по исполнению государственной функции по учету паспортов гражданина Российской Федерации, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации, утвержденный приказом МВД РФ от 28 декабря 2006 г.3, где в качестве документов, являющихся основанием для выдачи нового паспорта при изменении пола, называются паспорт, подлежащий замене, а также свидетельство о перемене имени;

• приказ Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 15 августа 2000 г. № 67 «О введении единой системы формирования номера страхового медицинского полиса ОМС»4, в котором говорится о том, что фасеты ГГГГММДДNNNN номера страхового медицинского полиса остаются неизменными в течение всей жизни гражданина (за исключением случаев смены пола).

1 Постановление СМ СССР от 10 декабря 1976 г. № 1006 «Об утверждении основных положений, определяющих порядок изменения, восстановления и аннулирования записей актов гражданского состояния, порядок и сроки хранения актовых книг : утв. постановлением Совмина СССР от 10 дек. 1976 г.» (текст см.: http:/ infopravo.by.ru/fed1991/ch03/akt15582.shtm).

2 Текст см.: http:/ www.fmsrf.ru/document.asp?did=186.

3 Текст см.: Российская газета.— 2007.— 17 февр.— URL: http://www.rg.ru/2007/02/17/reglamentpasport-dok.html.

4 Приказ Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 15 августа 2000 г. № 67 «О введении единой системы формирования номера страхового медицинского полиса ОМС» (текст см.: http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_81940.html).

Таким образом, общие основы, устанавливающие возможность и порядок перемены пола российским законодательством установлены. Однако и здесь обнаруживаются определенные пробелы: ст. 70 ФЗ «Об актах гражданского состояния» говорит не просто о документе об изменении пола, выданном медицинской организацией, а о документе установленной формы. До сих пор такая форма не утверждена, на практике же встречаются ситуации, когда органы ЗАГС не признают документ, выданный медицинской организацией, в качестве основания для изменения записи акта гражданского состояния, в связи с чем для осуществления своих прав (формально гарантированных законодательством) гражданам приходится обращаться в суд. Суды же выносят решение об установлении юридического факта изменения пола, что с точки зрения юридической теории и законодательной практики не является вполне однозначным решением1.

Гражданское законодательство

Гражданское законодательство в принципе характеризуется гендерной нейтральностью, а также отсутствием юридической значимости семейно-правового статуса лица, однако из этого правила есть несколько исключений, которые представляют интерес в контексте рассмотрения проблемы обеспечения прав граждан в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью.

Договорное право

Гражданский кодекс РФ 1994 г. в качестве одного из принципов гражданского законодательства в целом называет свободу договора (ст. 1), что подразумевает возможность заключения договоров как предусмотренных, так и не предусмотренных правовыми актами (ст. 421). Поскольку, как будет показано далее, семейно-правовых отношений между гомосексуальными партнерами или родителями не возникает, они могут восполнять существующие пробелы путем заключения сходных по содержанию договоров. Такими договорами можно регулировать имущественные отношения, связанные с режимом совместно нажитого имущества, взаимным содержанием, однако личные неимущественные права не могут быть предметом договора (к примеру, родительские права).

1 См.: Шелютто М. Л. Условия и семейно-правовые последствия исправления записи акта о рождении при изменении пола // Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сб. статей / под ред. В. Н. Литовкина.— М.: Городец, 2005.— С. 76.

2 О членах семьи нанимателя говорит ст. 69 ЖК РФ.

Жилищное право

Основным источником жилищного права является Жилищный кодекс РФ 2004 г., который, как и семейное законодательство, формирует юридическое понятие семьи, определяя ее субъектный состав, однако в отличие от семейного законодательства определяющим признаком принадлежности к семье является совместное проживание и самоидентификация, а не государственная регистрация. Так, особыми правами наделяются члены семьи собственника и нанимателя жилого помещения. В первом случае речь идет о ст. 312, согласно которой к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Граждане, признанные членами семьи собственника жилого помещения, имеют право пользования данным помещением, а также обязанности по его содержанию. Если семейные отношения между собственником и членом его семьи прекращаются, последний должен покинуть жилое помещение, однако если у него нет другого жилого помещения для проживания, суд может предоставить ему возможность проживания в первоначальном помещении на определенный срок. Таким образом, гомосексуальный партнер может быть защищен как член семьи партнера-собственника, однако происходит это не автоматически, а через суд.

Наследственное право

Гражданский кодекс РФ различает два института: наследование по закону и наследование по завещанию. Последнее является новеллой постсоветского законодательства, поэтому в советский период партнер гомосексуала не мог претендовать на получение имущества умершего партнера. В настоящее время при наследовании по закону в принципе сохраняется та же ситуация: наследником первой очереди может быть только зарегистрированный супруг (ст. 1142), причем при отсутствии завещания имущество умершего поступает не к его партнеру, а к его родственникам (предусматривается возможность получения наследства даже родственником пятой степени родства, отчимом, мачехой, пасынком или падчерицей, ст. 1145). Единственное исключение из этого правила может быть сделано лишь в том случае, когда партнер умершего был его нетрудоспособным иждивенцем (ст. 1148, 1149).

Тем не менее в отношении наследования по завещанию ситуация совершенно иная. Гражданин вправе свободно распорядиться своим имуществом на случай смерти, определить любое лицо (в том числе и гомосексуального партнера), к которому такое имущество перейдет полностью или в части (ст. 1119).

Семейное законодательство

Как отмечает О. Хазова, Семейный кодекс РФ разрабатывался с изначальной установкой на высокий уровень консервативности (в отличие от уже принятого к тому моменту Гражданского кодекса РФ, выступившего символом нового экономического порядка в России)1. Потому закономерным стало и отсутствие в СК РФ не только института гомосексуального брака (или нивелирование гендерной окраски общего института брака), но и какого-либо иного квазибрачного союза, признаваемого государством (хотя последнее характерно и для гетеросексуальных пар, не состоящих в зарегистрированном браке). Как отмечает О. Хазова, российское семейное право всегда основывалось на идее о браке как союзе мужчины и женщины, и это всегда выступало имплицитным условием брака. Несмотря на то что СК РФ не произвел никаких революционных изменений в этом отношении, гетеросексуальная окраска брака была усилена путем формулировки понятия брака не только среди общих принципов семейного законодательства2, но и в нормах, посвященных непосредственно институту брака3. «Без сомнения, подобное положение следует рассматривать как ответ законодателя на претензии однополых пар относительно легализации их союзов»,— отмечает одна из разработчиков СК РФ1.

1 Khazova O. A. Five Years of the Russian Family Code: The First Results // The International Survey of Family Law: 2002 Edition / ed. by A. Bainham.— Bristol: Jordans, 2002.— P. 347—348.

2 В п. 3 ст. 1 СК РФ указано: «Регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципами добровольности брачного союза мужчины и женщины…» (курсив наш.— Авт.).

3 Ст. 12 СК РФ «Условия заключения брака» требует для заключения брака наличия «взаимного добровольного согласия мужчины и женщины» (курсив наш.— Авт.). Ранее действовавший Кодекс о браке и семье РСФСР (ст. 15), а также Основы законодательства СССР и союзных республик о браке и семье (ст. 10) говорили о согласии «лиц, вступающих в брак» без конкретизации их гендерной принадлежности.

Супружеские (партнерские) отношения

Несмотря на то что российское семейное законодательство не легализует однополые браки, сами партнеры могут создать для себя режим, сходный с режимом отношений зарегистрированных супругов. Здесь стоит отметить, что правоотношения супругов делятся на неимущественные и имущественные. Первые в принципе плохо поддаются регулированию правовыми нормами (поскольку, к примеру, положение о равенстве супругов в семье, их взаимной моральной поддержке является декларативным, не способным быть исполненным в принудительном порядке), единственным исключением выступает право на фамилию (супруги могут взять фамилию одного из них в качестве общей, присоединить к своей фамилии фамилию другого либо сохранить свои добрачные фамилии). В этом отношении определенные перспективы доступны и однополым парам, поскольку законодательство об актах гражданского состояния позволяет любым гражданам изменять фамилию, не обусловливая такое право наличием определенных причин.

Что же касается имущественных отношений супругов (отношения по поводу супружеской собственности, а также алиментные отношения), то сходный правовой режим может быть установлен и однополыми партнерами путем заключения гражданско-правовых договоров о совместно нажитом имуществе или взаимной материальной поддержке (исходя из упомянутого выше принципа свободы договора). Такие договоры будут иметь юридическую силу, могут быть исполнены принудительно при нарушении, однако и здесь можно усмотреть негативные для партнеров моменты. Прежде всего это касается алиментных выплат. Особенности, присущие алиментным обязательствам, не будут распространяться на соглашения о содержании (которые носят исключительно гражданско-правовой характер), заключаемые однополыми партнерами, что в конечном счете может привести к нарушению интересов одной из сторон такого соглашения. Во-первых, алиментные платежи носят строго личный характер, а потому соответствующие права и обязанности не передаются по иным договорам, не могут быть предметом наследования, залога и т. д. В отношении соглашения о содержании одного партнера другим подобное положение не действует и потому могут оказаться незащищенными интересы того партнера, который изначально согласился содержать другого, если впоследствии имущественное положение одного из них или обоих изменилось. Во-вторых, для алиментных выплат установлен особый, приоритетный порядок взыскания (тем самым обеспечиваются интересы лиц, имеющих право на содержание). Среди конкретных мер можно выделить следующее: лица, обращающиеся в суд за взысканием алиментов, освобождаются от уплаты государственной пошлины; происходит первоочередное списание со счета средств, составляющих алиментные платежи, при недостаточности средств на таком счете, а также первоочередное погашение требований при банкротстве и вообще по исполнительным документам; иски о взыскании алиментов могут подаваться по месту жительства как истца, так и ответчика; для дел о взыскании алиментов предусмотрен сокращенный срок рассмотрения в суде — один месяц; существует возможность применения процедуры розыска ответчика; на суммы, выплачиваемые в качестве алиментов, не может быть наложено взыскание по исполнительным документам и др. Всех этих льгот будет лишен гомосексуальный партнер, заключивший соглашение о выплате в его пользу средств на содержание.

1 Khazova, O. A. The New Family Code // The International Survey of Family Law: 1996 Edition / ed. by A. Bainham.— Hague; Boston; London: Martinus Nijhoff, 1998.— P. 372.

Родительские отношения

Еще сложнее обстоит дело с родительством однополых партнеров. Здесь следует разделять ситуации биологического и социального родительства. В первом случае речь идет о применении вспомогательных репродуктивных технологий, правовое регулирование которых подробнее рассматривается ниже. Что же касается социального родительства (усыновление, опека и попечительство), здесь представляется возможным сформулировать следующие суждения.

Хотя совместное усыновление ребенка однополой паре недоступно, российское законодательство допускает возможность усыновления ребенка одним лицом (как состоящим, так и не состоящем в браке). При этом сама по себе гомосексуальность не может выступать основанием для отказа в усыновлении. Однако любой акт усыновления должен соответствовать интересам ребенка, которые, в свою очередь, являются оценочным понятием, конкретизируемым правоприменительным органом (органом опеки и попечительства или судом). Найдет ли соответствующий орган нарушение интересов ребенка воспитанием его гомосексуальным родителем — вопрос открытый, но отсутствие толерантности в российском обществе по отношению к гомосексуалам дает основание предполагать возможность утвердительного ответа на поставленный вопрос. Однако стоит заметить, что любое решение административного или судебного органа может быть обжаловано в том числе путем обращения в Европейский суд по правам человека, который, как было показано выше, уже признавал нарушением отказ в усыновлении лишь по признаку сексуальной ориентации.

Определенными особенностями в свете рассматриваемой проблемы обладают такие институты, как опека и попечительство, а также приемная семья.

До 1 сентября 2008 г. приемная семья выступала уникальным явлением: несмотря на признание лишь зарегистрированного брака, именно она являлась тем случаем, когда в качестве семьи мог рассматриваться и незарегистрированный союз. Приемными родителями могли стать супруги, а также отдельные граждане, без конкретизации пола, сексуальной ориентации и взаимоотношения последних. Таким образом, приемная семья могла дать возможность однополым партнерам совместно воспитывать ребенка, будучи признанными при этом его юридическими представителями.

1 Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 г. // Собрание законодательства РФ.— 2008.— № 17.— Ст. 1755; Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 г. // Там же.— Ст. 1756.

Однако вступил в силу новый Федеральный закон «Об опеке и попечительстве»1, рассматривающий приемную семью в качестве разновидности опеки или попечительства, а также запрещающий совместное выполнение роли приемных родителей лицами, не состоящими в браке. Тем не менее новое законодательство позволяет обнаружить и определенные сдвиги в сторону большего обеспечения прав и интересов гомосексуальных родителей. Несмотря на то что в качестве нормативной модели семьи российское законодательство рассматривает лишь гетеросексуальное эксклюзивное родительство, что предполагает наличие у ребенка в определенное время лишь одного родителя определенного пола, введена возможность назначения опекуном ребенка конкретного лица. Иными словами, один из партнеров, являющийся юридическим родителем ребенка, может назначить второго партнера опекуном ребенка на время невозможности самостоятельного исполнения родительских обязанностей (например, в случае длительной госпитализации, заграничной командировки и т. д.), а также на случай оставления ребенка без постоянного родительского попечения (в случае смерти, лишения родительских прав, признания недееспособным юридического родителя). Орган опеки и попечительства может отойти от данных указаний лишь в случае, когда это будет соответствовать интересам ребенка, и здесь несоответствие последним гомосексуальной ориентации потенциального опекуна может быть обжаловано, как было указано выше.

Наконец, пробелом в действующем семейном законодательстве России является положение транссексуалов, поскольку СК РФ не устанавливает особенностей родительских и брачных правоотношений таких лиц. Таким образом, даже несмотря на хирургическую смену пола, изменение указаний на половую принадлежность в свидетельстве о рождении и паспорте, в свидетельстве о заключении брака и в свидетельстве о рождении своего ребенка транссексуал будет значиться в статусе, соответствующем его предыдущей половой принадлежности.

Определенная попытка разрешения проблемы родительства лица, изменившего пол, была сделана в предложенном В. Жириновским законопроекте «Об отцовстве» (предлагалось, в частности, ввести норму следующего содержания: «Обязанности по содержанию ребенка законным отцом сохраняются при изменении последним своего пола»), однако общее содержание, юридико-технические особенности документа обусловили его отклонение.

Законодательство о здравоохранении

Большое число подзаконных актов выделяет гомосексуалов в отдельную группу в контексте рассмотрения вопросов, связанных с распространением различных заболеваний, прежде всего заболеваний, передаваемых половым путем, а также ВИЧинфекции.

Так, например, приказ Минздрава РФ от 30 июля 2001 г. № 291 «О мерах по предупреждению распространения инфекций, передаваемых половым путем»1 относит «гомосексуалистов» к группе лиц с «рисковым поведением» наряду с проститутками, бездомными и алкоголиками, в отношении которых необходимо осуществлять воспитание сексуальной культуры контрацепции и бесплатную раздачу презервативов.

1 Текст см.: http:/ www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_23222.html.

Еще в одном документе, с одной стороны, отмечается, что большинство ВИЧинфицированных лиц не принадлежат к группам риска — наркоманам и гомосексуалистам, с другой — подчеркивается, что просвещающая информация, предназначенная в первую очередь для групп риска и стигматизированных групп, в большинстве случаев не доходит до адресата, а гомосексуальные лица «могут воспринимать послания об опасности заражения при гомосексуальных контактах, распространяемые через СМИ, как средство подавления нетрадиционных меньшинств государством». Среди мер, направленных на профилактику распространения ВИЧ среди МСМ (мужчины, вступающие в сексуальный контакт с мужчинами), называются, в частности, рекомендации к созданию длительных устойчивых партнерств, использованию презервативов и способов «менее опасного секса». Наконец, особенно следует подчеркнуть, что в рассматриваемом документе подчеркивается необходимость соблюдения режима толерантности по отношению к МСМ и отсутствия гомофобии1.

Приказ Минздрава РФ от 6 августа 1999 г. № 311 «Об утверждении клинического руководства «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств»2 бисексуальность и гомосексуальность рассматривает в качестве проявлений отклонений сексуального влечения. Здесь же выделен специальный блок «Расстройства сексуального предпочтения», в котором даются «критерии сексуальной нормы»: парность, гетеросексуальность, половозрелость партнеров, добровольность связи, стремление к обоюдному согласию, отсутствие физического и морального ущерба здоровью партнеров и других лиц. Любое отклонение от этих критериев признается расстройством сексуального предпочтения.

Все же нельзя не заметить определенных сдвигов, свидетельствующих о нормализации гомосексуальности с точки зрения официальных органов власти.

Так, в апреле 2008 г. был принят приказ Минздравсоцразвития РФ, исключающий «гомосексуализм» из перечня абсолютных оснований для отвода доноров крови3.

Вопросы транссексуальности

Данные вопросы регламентируются вышеназванным приказом Минздрава РФ от 6 августа 1999 г. № 311, в котором транссексуализм определяется как «стойкое осознание своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильное, соответствующее генетическому полу формирование гонад, урогенитального тракта, вторичных половых признаков; характеризуется стремлением изменить свой пол путем гормонального, хирургического лечения и легализовать в обществе желаемую половую роль». При этом транссексуализм рассматривается как диагноз, т. е. заболевание, лечение которого состоит в психосоциальной адаптации пациента в осознаваемом им поле. Этот же приказ определяет перемену гражданского пола как «медико-юридический акт, позволяющий лицу исполнять в обществе желаемую половую роль».

Решение о целесообразности перемены пола принимается специальной медицинской комиссией в составе трех врачей. По результатам рассмотрения комиссия принимает одно из четырех решений: изменить гражданский пол; отказать в смене гражданского пола; отложить решение до получения дополнительных сведений о пациенте; провести хирургическую коррекцию пола.

1 Организация профилактики ВИЧ-инфекции среди различных групп населения: Методические рекомендации / Минздравсоцразвития РФ.— 2006 (текст см.: http:/ www.hivpolicy.ru/documents/index.php?id=961).

2 Текст см.: http:/ www.psyinst.ru/page.php?p=70.

3 Приказ Минздравсоцразвития РФ от 16 апреля 2008 г. № 175н «О внесении изменений в приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 сентября 2001 г. № 364 «Об утверждении Порядка медицинского обследования донора крови и ее компонентов» // Российская газета.— 2008.— 24 мая.— URL: http://www.rg.ru/2008/05/24/donor-doc.html.

Показаниями к перемене пола признаются невозможность психосоциальной адаптации пациента при сохранении пола врожденного; высокая суицидоопасность; отсутствие эндогенного психического заболевания; отсутствие гомосексуализма как ведущего мотива для перемены пола; отсутствие делинквентного поведения; формирование противоположного полового самосознания с пяти-семи лет; окончание полового развития; достаточная социальная зрелость.

Как уже было отмечено, несмотря на установление в российском законодательстве общей возможности перемены пола и замены в связи с этим ряда документов, законодательство оставляет ряд пробелов, связанных с правовым статусом транссексуала. Перечисленные медицинские акты неспособны заполнить эти пробелы, как и отдельные положения, разрабатываемые клиниками1 (они обеспечивают не столько интересы пациентов, сколько интересы чиновников; они не устанавливают особенностей правоотношений после операции по перемене пола; они не являются нормативноправовыми актами и, следовательно, не применяются за пределами данной клиники). Помимо пробелов в семейном законодательстве (связанных с неопределенностью статуса супруга и родителя), остаются неясности в законодательстве о воинской службы (статус гражданина в этом отношении во многом зависит от его пола, основания освобождения должны быть прямо указаны в законе2, а «расстройства половой идентификации и сексуального предпочтения» рассматриваются в качестве оснований для признания гражданина ограниченно годным или негодным к военной службе3).

Репродуктивные права

До сих пор в России нет специального закона о репродуктивных правах граждан или репродуктивных технологиях, а немногочисленные положения, направленные на их регулирование, разбросаны по актам различной отраслевой принадлежности (раздел VII Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, ст. 51, 52 СК РФ, приказ Минздрава РФ от № 67 от 26 февраля 2003 г. «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия4). С одной стороны, в отличие от ряда европейских стран российское законодательство не запрещает доступ к вспомогательной репродукции однополых пар или отдельных лиц. С другой — обеспечивается такое право только одиноким женщинам, а возможность установления родительства в отношении ребенка, рожденного суррогатной матерью, предоставлена только для зарегистрированных супругов. Иными словами, однополая женская пара может обратиться к донорскому оплодотворению, при этом юридическим родителем (матерью) ребенка будет признана та женщина, которая выносила и родила этого ребенка, в случае же с однополой мужской парой перспективы биологического родительства затруднены. Суррогатное материнство не доступно ни двум мужчинам, ни одному из них, поскольку СК РФ не предусматривает возможности устранения юридического материнства суррогатной матери с одновременным установлением юридического отцовства биологического отца ребенка. Подобное положение следует рассматривать как неоправданно дискриминационное, а также противоречащее нормам международного права, поскольку принцип равноправия мужчины и женщины установлен национальным законодательством России (включая закрепление его на конституционном уровне), а равенство прав мужчины и женщины в сфере репродукции гарантируется Женской конвенцией.

1 Малеина М. Н. Изменение биологического и социального пола // Журнал российского права.— 2002.— № 9.— С. 52—53.

2 См. Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» 1998 г.

3 Положение о военно-врачебной экспертизе, утверждено постановлением Правительства РФ от 25 февраля 2003 г. № 123 (текст см.: http:/ www.rg.ru/oficial/doc/postan_rf/123-03.shtm).

4 Текст см.: http:/ www.mariamm.ru/doc_536.htm.

Вопросы погребения

Вопросы погребения регулируются Федеральным законом «О погребении и похоронном деле» 1995 г. Здесь также есть некоторые моменты, касающиеся статуса однополых партнеров. Ситуация сходна с семейным регулированием отношений супругов, а также наследственным правом. Если при жизни гражданин не выразил так называемого волеизъявления о достойном отношении к его телу после смерти, правом на определение вопросов, касающихся погребения, вскрытия тела и т. д., наделяются его супруг либо родственники. И лишь при невозможности решения данных вопросов последними их разрешение может осуществляться иными лицами. Если же волеизъявление было выражено, действует приоритет волеизъявления, а значит, гомосексуал может назначить исполнителем волеизъявления своего партнера.

 

2.3. Общие выводы и рекомендации по совершенствованию законодательства

Таким образом, изучение российского законодательства и норм международного права на предмет соответствия их задачам охраны прав и интересов лиц в связи с их сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью позволяет выделить как позитивные, так и негативные тенденции.

Анализ деятельности Совета Европы, а также Европейского суда по правам человека показывает, что ряд вопросов урегулирован российским законодательством в соответствии с выводами, принятыми на международном уровне (декриминализация ненасильственных гомосексуальных отношений, уравнивание возрастов согласия на гомо- и гетеросексуальные половые отношения, возможность замены свидетельства о рождении и паспорта транссексуала и др.). Однако остаются резервы для совершенствования российского законодательства в других вопросах, рассмотренных на международном уровне (родительские права гомосексуалов и транссексуалов, закрепление принципа недискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности и др.).

Регулирование отношений лиц в сфере частных отраслей права (гражданского, семейного), а также ряд вопросов публичного права (законодательство о здравоохранении) позволяет заключать лицам, находящимся в гомосексуальных отношениях, различные договоры, направленные на создание правового режима, сходного по своей форме и содержанию с правовым режимом, установленным законом для гетеросексуальных супругов, однако такой договорный режим имеет ряд ограничений (он не распространяется на неимущественные отношения, не подразумевает действия ряда льгот и гарантий, исключает одновременное юридическое признание двух однополых родителей ребенка и др.). В этом смысле можно говорить об образовании правовых субкультур лиц в связи с особенностями их сексуальной ориентации и гендерной идентичности: в условиях отсутствия специального нормативного регулирования их отношений они используют пробелы законодательства для достижения собственной цели — адекватного отражения правом социальных, фактически складывающихся отношений.

Тем не менее альтернативное, частное регулирование не всегда надлежащим образом гарантирует права и интересы лиц, поэтому помимо договорного регулирования отношений необходимо законодательное закрепление ряда положений. В этом отношении представляется возможным выдвинуть следующие предложения.

На первом этапе следует создать основу для выравнивания правового положения лиц вне зависимости от их сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Основная проблема здесь кроется в социальном восприятии различий, негативным отношении к ЛГБТ-сообществу в целом и его представителям со стороны отдельных лиц, организаций, групп и должностных лиц органов власти. Кроме того, любые правовые нормы должны соответствовать уровню развития общества, поэтому кардинальное реформирование всех отраслей законодательства может привести к появлению недействующих норм и дальнейшему ущемлению прав и интересов. Таким образом, основная задача, которую следует решить на данном этапе с точки зрения законодательства — обеспечение недискриминации в целом (закрепление соответствующих положений в Конституции РФ, принципиальных положениях в кодексах и т. д., дополнение перечней признаков запрещенной дискриминации указанием на сексуальную ориентацию и гендерную идентичность, установление ответственности за гомофобные действия), создание условий для распространения культуры толерантности (с особым вниманием к этому со стороны государственных органов и их должностных лиц1, а также СМИ). Здесь же следует выровнять положение мужчин и женщин в сфере реализации репродуктивных прав (прежде всего права на доступ к вспомогательной репродукции вне зависимости от брачного статуса), а также решить общие вопросы правового статуса транссексуалов, закрепив юридические механизмы, позволяющие распространять на них режим, соответствующий их новому полу.

На втором этапе с помощью конкретных мер следует обеспечить равные возможности лиц в конкретных сферах и отраслях права без разделения по признаку гендерной идентичности и сексуальной ориентации (легализация брачных или квазибрачных союзов, закрепление родительских прав гомосексуалов, распространение льгот и прав, предоставляемых супругам, на партнеров гомосексуалов).

1 Так, например, один из судей КС РФ высказывает предложение о принятии федерального закона, «обязывающего наши спецслужбы по запросам органов судейского сообщества производить тщательную проверку кандидатов в судьи, разумеется, с согласия последних, и не только в плане наличия или отсутствия связи с криминалитетом, но и на предмет всякой возможности шантажа кандидата в судьи (и его родных и близких), например относительно его чрезмерной привязанности к азартным играм, нетрадиционной сексуальной ориентации, потребления наркотиков и т. п., с тем чтобы по результатам такой проверки спецслужба представляла объективное официальное заключение, могущее служить одним из важных оснований в принятии решения о назначении или об отказе в назначении проверенного кандидата» (курсив наш.— Авт.). См.: Клеандров М. И. Совершенствование механизма российского правосудия // Администратор суда.— 2006.— № 1. Представляется, что со стороны официальных лиц подобные предложения должны быть полностью исключены (тем более что именно суды, а тем более КС РФ, должны защищать права всех граждан, вне зависимости от их сексуальной ориентации и гендерной принадлежности).

Наконец, последнее, что представляется нам необходимым — тщательная разработка правового регулирования отношений в связи с гендерной идентичностью и сексуальной ориентацией, предполагающая создание специальных междисциплинарных рабочих групп, целью которых стало бы: изучение социологических, психологических, юридических особенностей ЛГБТ, а также системная разработка необходимого законодательства; привлечение к такой работе заинтересованных лиц и сообществ; создание условий для цивилизованных публичных дискуссий; повышение правовой культуры населения в целом и лиц, испытывающих на себе дискриминацию по признаку сексуальной ориентации или гендерной принадлежности в частности; использование различных механизмов защиты прав и свобод, гарантированных каждому, включая международно-правовые инструменты.

 

3. Дискриминация и нарушения прав гомосексуалов и трансгендеров

 

3.1. Распространенность правонарушений и дискриминации в связи с сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью

Проведенный в ходе мониторинга социологический опрос (опрошено 564 человека в шести регионах) позволил выявить зависимость между уровнем дискриминации и сексуальной ориентацией/гендерной идентичностью. Если дискриминацию в свой адрес с национальностью и вероисповеданием среди опрошенных гетеросексуалов и представителей ЛГБТ-сообщества связывает примерно одинаковое число респондентов, то дискриминация по признаку сексуальной ориентацией/гендерной идентичности значительно превосходит у представителей ЛГБТ-сообщества.

Таблица 1. Связываете ли вы проявления дискриминации в ваш адрес:
Гетеросексуалы Геи, лесбиянки, бисексуалы
С национальностью да 7,3% 6,9%
нет 92,3% 90,1%
С верописповеданием да 3,1% 5,6%
нет 96,2% 94,4%
С сексуальной ориентацией/гендерной идентичностью да 4,2% 56,3%
нет 95,8% 43,4%

Таким образом, для более чем половины опрошенных геев, лесбиянок и бисексуалов их сексуальная ориентация является осознаваемой причиной их дискриминации со стороны общества и государства. В то же время подавляющее большинство гетеросексуалов не ощущает никакой дискриминации в связи со своей сексуальной ориентацией. Это наглядное опровержение утверждений ряда политических и общественных деятелей о том, что проблема дискриминации по признакам сексуальной и гендерной идентичности создается искусственно.

В ходе опроса респондентам предлагалось ответить на четыре вопроса:

1) Подвергались ли вы физическому насилию после 16 лет?

2) Подвергались ли вы когда-либо угрозам, шантажу, психологическому давлению со стороны окружающих после 16 лет (родственников, коллег и т. д.)?

3) У вас лично были трудности (препятствия) в отношениях с работодателями, не связанные с вашими деловыми (профессиональными) качествами?

4) Приходилось ли вам когда-либо сталкиваться с насилием и административным произволом со стороны представителей власти?

Результаты довольно сильно расходятся в зависимости от региона. Отчасти это связано с тем, что не везде соблюдалась единая методика формирования выборки. Тем не менее можно утверждать, что респонденты с гомосексуальной ориентацией (геи и лесбиянки) чаще сталкиваются с физическим насилием и различными формами психологического давления со стороны окружающих.

Подвергались ли вы физическому насилию после 16 лет?

Таблица 2. Воронеж
Сексуальная ориентация Все респонденты
геи гетеро лесби
Да, неоднократно 4,35% 7,55% 7,89% 7,02%
Да, один или два раза 26,09% 16,98% 23,68% 21,05%
Никогда такого не было 69,57% 75,47% 68,42% 71,93%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00%
Таблица 3. Омск
Сексуальная ориентация Все респонденты
би геи гетеро лесби
Да, неоднократно 0,00% 10,53% 3,03% 0,00% 6,36%
Да, один или два раза 11,76% 28,95% 12,12% 22,22% 19,09%
Никогда такого не было 88,24% 60,53% 84,85% 77,78% 74,55%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00% 100,00%
Таблица 4. Ростов-на-Дону
Сексуальная ориентация Все респонденты
би геи гетеро лесби
Да, неоднократно 5,26% 0,00% 3,70% 0,00% 2,86%
Да, один или два раза 42,11% 40,00% 24,07% 28,57% 31,43%
Никогда такого не было 52,63% 60,00% 72,22% 71,43% 65,71%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00% 100,00%
Таблица 5. Тюмень
Сексуальная ориентация Все респонденты
би геи гетеро лесби
мужчины женщины мужчины женщины
Да 61,54% 33,33% 76,92% 34,78% 27,27% 69,23% 57,84%
Нет 38,46% 66,67% 23,08% 65,22% 72,73% 30,77% 42,16%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00% 100,00% 100,00% 100,00%

Проблем в отношениях с работодателями гомосексуалам удается избегать, тщательно скрывая от них свою сексуальную ориентацию. Геи и лесбиянки гораздо чаще вынуждены давать неполную информацию о себе, чтобы получить работу.

У вас лично были трудности (препятствия) в отношениях с работодателями, не связанные с вашими деловыми (профессиональными) качествами?

Таблица 6. Воронеж
Сексуальная ориентация Все респонденты
геи гетеро лесби
Я был(а) уволен(а) или вынуждена) был(а) уволиться 0,00% 9,43% 0,00% 4,39%
Мне было отказано в приеме на работу 8,70% 13,21% 10,53% 11,40%
Возникали трудности с продвижением по службе 8,70% 5,66% 15,79% 9,65%
Вынужден(а) был(а) дать неполную информацию о себе, чтобы получить работу 17,39% 7,55% 13,16% 11,40%
Ничего подобного не было 65,22% 64,15% 60,53% 63,16%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00%
Таблица 7. Омск
Сексуальная ориентация Все респонденты
геи гетеро лесби
Я был(а) уволен(а) или вынужден(а) был(а) уволиться 2,63% 12,00% 0,00% 6,25%
Мне было отказано в приеме на работу 7,89% 3,03% 0,00% 5,00%
Возникали трудности с продвижением по службе 10,52% 9,09% 0,00% 8,75%
Вынужден(а) был(а) дать неполную информацию о себе, чтобы получить работу 26,31% 3,03% 33,33% 17,5%
Ничего подобного не было 57,89% 72,73% 66,67% 65,00%
Таблица 8. Ростов-на-Дону
Сексуальная ориентация Все респонденты
геи гетеро лесби
Я был(а) уволен(а) или вынужден(а) был(а) уволиться 4,00% 14,82% 0,00% 10,47%
Мне было отказано в приеме на работу 8,00% 7,41% 0,00% 6,98%
Возникали трудности с продвижением по службе 16,00% 25,93% 0,00% 20,93%
Вынужден(а) был(а) дать неполную информацию о себе, чтобы получить работу 12,00% 11,11% 28,57% 12,79%
Ничего подобного не было 72,10% 59,26% 71,43% 63,95%

Вынужденная необходимость скрывать свою сексуальную ориентацию является серьезным стрессообразующим фактором, который снижает качество жизни геев и лесбиянок. Среди опрошенных пользователей портала QGuys.RU (более 3000 человек) 54% заявили, что эта необходимость их угнетает.

Судя по результатам опроса, геи и лесбиянки гораздо чаще сталкиваются с насилием и произволом со стороны представителей правоохранительных органов и других органов власти, чем гетеросексуалы.

Приходилось ли вам когда-либо сталкиваться с насилием и административным произволом со стороны представителей власти?

Таблица 9. Воронеж
Сексуальная ориентация Все респонденты
геи гетеро лесби
Да, неоднократно 4,35% 3,77% 2,63% 3,51%
Да, один или два раза 34,78% 11,32% 13,16% 16,67%
Никогда такого не было 60,87% 84,91% 84,21% 79,82%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00%
Таблица 10. Краснодар
Сексуальная ориентация Все респонденты
геи гетеро лесби
Да, неоднократно 21,43% 12,12% 0,00% 12,96%
Да, один или два раза 50,00% 63,64% 28,57% 55,56%
Никогда такого не было 28,57% 24,24% 71,43% 31,48%
100,00% 100,00% 100,00% 100,00%

 

3.2. Посягательства на жизнь, насилие и другое унижающее человеческое достоинство обращение

По данным проведенного в декабре 2007 г. опроса пользователей одного из крупнейших российских порталов для геев и мужчин-бисексуалов Qguys.Ru (3800 человек) подвергались физическому насилию в связи со своей сексуальной ориентацией 27,17% респондентов. Физическое насилие в равной степени характерно для всех типов населенных пунктов (столичные города, областные центры, районные центры, сельские поселения). 37,12% респондентов подвергались угрозам, шантажу или иным формам психологического давления.

Лишь в единичных случаях преступления на почве ненависти к гомосексуалам становятся известны правоохранительным органам и общественности. Жертвы, как правило, не обращаются в милицию, прокуратуру и суд, отказываются от разглашения случившегося, опасаясь гомофобных проявлений со стороны представителей власти.

В Екатеринбурге в начале октября 2007 г. недалеко от ночного клуба «Молоко», в котором проходят вечеринки для геев и лесбиянок был убит молодой человек по имени Денис. Несколько нападавших нанесли ему множественные травмы, открытый перелом черепа. На груди своей жертвы они написали его же кровью: «педик». Информация об этом случае сразу же была полностью закрыта. Когда друзья убитого обратились в милицию, чтобы узнать о ходе следствия, им заявили, что ничего подобного вообще не было. Родственники также отказываются предоставлять какую-либо информацию. По неподтвержденной информации виновные предстали перед судом и были приговорены к условным срокам заключения.

В поселке Шабровском Свердловской области двое местных жителей арестованы по подозрению в жестоком убийстве односельчанина. Как сообщили в прокуратуре Свердловской области, тело убитого с резаными ранами шеи, головы и закрытой черепно-мозговой травмой было обнаружено в снегу около его дома 28 февраля 2008 г. 5 марта были задержаны двое жителей поселка 17 и 19 лет, который признались в убийстве. Одному из них предъявлено обвинение по статье «убийство», второму — по статье «умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью». В прокуратуре заявили, что убийство совершено на почве личных неприязненных отношений из-за того, что обвиняемые считали потерпевшего лицом с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

11 октября 2006 г. в г. Омске двое военнослужащих под мостом через реку Омь до смерти избили 28-летнего омича. Как установило следствие, 20-летний рядовой Павел Мерц и 22-летний ефрейтор Виктор Шевчук познакомились в омском госпитале. Чтобы развеять больничную скуку, да и немного подзаработать, Мерц предложил свои сексуальные «услуги» 28-летнему молодому человеку, которого тоже звали Виктор. Шевчук «из любопытства» решил присутствовать на этой встрече. Получив от солдата обещанное и заплатив ему 200 рублей, Виктор сделал аналогичное предложение Шевчуку. Но ефрейтор воспринял это как оскорбление и начал избивать Виктора. Вскоре к нему присоединился Мерц. Били долго и жестоко, душили шарфом, а затем, забрав деньги, сотовый телефон и ботинки, ушли, уверенные, что Виктор уже мертв. Но, как позднее установили эксперты, он еще сутки умирал на морозе.

На закрытом судебном процессе военнослужащие все происшедшее назвали случайностью.

В ночь на 20 января 2007 г. около дома № 51 по проспекту Красного Знамени во Владивостоке двое молодых людей по предварительному сговору совершили разбойное нападение на вышедших из гей-клуба «Табу» известного хабаровского журналиста Константина Боровко и его друга Дмитрия Черевко. Они нанесли потерпевшим многочисленные удары руками и ногами в область головы и туловища. Кроме того, у потерпевших были похищены сотовые телефоны и деньги. Прохожие, которые обнаружили лежащих без сознания людей, вызвали скорую помощь. Врачи констатировали смерть Константина Боровко от тяжелых черепно-мозговых травм. Дмитрия Черевко госпитализировали, он несколько дней провел в реанимации. Приговором Первореченского районного суда г. Владивостока от 27 февраля 2008 г. Александр Полудень и не достигший на момент совершения преступления 18-летнего возраста Александр Я. признаны виновными в совершении разбойного нападения.

3 марта 2007 г. в Калининграде, в ночном клубе «Жара» несколько человек были жестоко избиты. По свидетельству одного из пострадавших, все сопровождалось нецензурными фразами указывающими на то что причина — нетрадиционная сексуальная ориентация посетителей клуба. Этот пострадавший в результате избиения получил ушиб ребер и перелом спинки носа. Другие отделались более легкими повреждениями. В милицию по данному случаю никто не обращался.

Все более распространенными становятся случаи целенаправленной «охоты» на геев. Преступники знакомятся со своими жертвами в гей-клубах или других местах встреч гомосексуалов, входят к ним в доверие, а затем избивают или убивают.

«Мой знакомый назначил летом 2007 года свидание с новым парнем по переписке. На свидание никто не пришел, но когда он стал уходить из этого места, его догнала группа парней, и кто-то из них сзади ударил сильно его по голове. В результате он потерял сознание и оказался в больнице с травмами головы» (Саша, 28 лет, г. Омск).

«Много гетеросексуалов знакомятся через интернет-сеть с геями, заранее питая глубокую ненависть к данной группе людей, и если не получается выместить свою агрессию на «первом свидании», то угрожают в сети. От избиения и изнасилования, до смерти» (Евгений, 20 лет, г. Омск)

25 января 2006 г. в Тюмени убит открытый гей. Родственников, кроме матери, у него не было, жили они в двухкомнатной квартире в центре города, недалеко от традиционного места встреч («плешки»). Убили его после дня рождения. Ворвались в квартиру, долго били его и мать. Обоих задушили струной от гитары. Данное преступление до сих пор не раскрыто.

Тюменские геи говорят о большом количестве нераскрытых убийств гомосексуалов за последние шесть лет. Также регулярно происходят избиения и разбойные нападения на «плешке». Преступники выслеживают приходящих туда мужчин, затем преследуют и нападают, рассчитывая, что жертва побоится обращаться в милицию.

В ночь на 30 апреля 2007 г. в Санкт-Петербурге было совершено нападение на учащегося второго курса Духовной академии, псаломщика кафедрального Казанского собора, Дмитрия Звягинцева. По данным милиции, вечер он провел в одном из самых известных гей-клубов — «Центральной станции». Там он познакомился с молодым человеком, которого потом пригласил к себе домой. Около пяти часов утра Дмитрий был найден в подъезде своего дома без сознания с многочисленными ножевыми ранениями. Пострадавший был доставлен в реанимацию Мариинской больницы. Врачи были вынуждены удалить ему глаз и легкое. У него зафиксированы тяжелые повреждения печени.

По свидетельству петербургского гей-активиста, менеджера клуба «Центральная станция» Игната Фиалковского, любимое развлечение курсантов — познакомиться по Интернету с геем, а потом «отметелить» его всем взводом.

12 января 2008 г. к волонтерам, проводившим мониторинг в Воронеже, обратился молодой человек, пожелавший остаться неизвестным. По телефону он рассказал следующее: «Когда я возвращался домой от своего парня, это было примерно в 22.30, я проходил дворами, чтобы сократить путь и возле одного подъезда увидел парней. Их было трое. Потом один ушел в дом. Они курили. Я проходил мимо и даже не очень близко. Естественно, ни на кого не смотрел и не заговаривал, так как, понятное дело, боялся вызвать к себе подобную ситуацию. Ну, вот как боялся, так и получилось. Один из парней крикнул что-то похабное, смысл коего заключался в предложении мне оказать им услугу сексуального характера. Дело в том, что я сперва не разобрал смысла слов, остановился и переспросил: «Что вы хотели, молодые люди?» Они начали смеяться, и я понял, что лучше уйти. Но они меня окрикивали и продолжали предлагать всякую похабщину. Мне оставалось пройти совсем немного, а они быстро шли за мной. Я не выдержал и побежал. Они бежали тоже и кричали. Я, очень испугавшись, забежал в первый подъезд и начал стучаться к своему знакомому. Он впустил. Потом проводил меня до дома, когда крики в подъезде прекратились. Милицию я вызывать не стал. Они по факту мне ничего не сделали, и в принципе жаловаться было не на что. С тех пор я дворами не хожу. И самое страшно, появилась привычки озираться по сторонам. Скажите, до каких пор я должен чувствовать себя загнанным дрожащим от любого окрика зайцем, в сезон охоты?!»

Широко распространены случаи хулиганских нападений, когда в качестве жертвы выбираются те, кто, как считают нападающие, является геем или лесбиянкой.

В мае 2007 г. целая серия нападений, мотивированных гомофобной ненавистью, произошла как во время попытки проведения гей-парада в Москве, так и непосредственно после нее.

Двое друзей, 31 и 28 лет, возвращались из гостей. Около 14.00 в переходе станции метро «Театральная» им преградила путь толпа агрессивно настроенных парней. Обратившись с вопросом: «Вы что педики?» — и не дожидаясь ответа, они нанесли два удара и разбежались. У одного пострадавшего сотрясение мозга, у второго — гематомы.

На станции метро «Белорусская» 25-летний бармен и 22-летний официант одного из московских кафе примерно в то же время были избиты по дороге на работу. С синяками и кровоподтеками до работы их не допустили.

Еще один пострадавший, обратившийся в Российскую сеть ЛГБТ-организаций, свидетельствует: «Побит на Тверской тремя неизвестными. Проходя по улице в сторону Охотного ряда, услышал вопрос: «Уважаемый, ты голубой?» Ответил: «Какая разница?» Далее через несколько метров неожиданно почувствовал сильный удар в спину ногой, затем многочисленные удары руками и ногами по всему телу…» В тот же день (27 мая) он обратился в ОВД «Чертаново Северное» и в травмпункт. Никаких след ственных действий по его заявлению произведено не было. Сотрудники милиции даже не опросили его.

Нередко нападения на гомосексуалов совершаются по «идеологическим» мотивам. По сообщению сайта Lgbtrights.Ru 14 декабря 2008 г. группа скинхедов в Новосибирске напала на пару геев, словесно угрожая им убийством.

«Началось как обычно — попросили сигарет. Потом начали приставать к Денису, откровенно делая акцент на то, что им не нравится, как он одет, его висящие подтяжки. Я пытался их остановить, объяснил, что он дизайнер и приезжий. Естественно то, что он одевается иначе, а не так как обычные люди. Они сказали что они скинхеды, и что убивают геев. Потом продемонстрировали мне свою большую цепь, которой «пи…ят» геев и нерусских»,— говорит один из потерпевших. Ребятам удалось убедить их, что они не геи, «чтобы не быть убитыми прямо там». «Они догнали нас и попытались напасть на Дениса. Я бросился к нему на помощь, и дважды выстрелил из газового баллончика, но промахнулся. Тогда тот, кто был выше меня, достал цепь и со всего размаху стал бить меня по голове и лицу. Я упал на живот и перевернулся, парень с цепью прыгнул мне на грудь и стал меня беспощадно бить кулаками по лицу, я пытался защищаться, но это не помогало. Я кричал и звал на помощь, в то время пока Денис дрался со вторым (он раньше немного занимался единоборствами). Я думал, что этот парень убьет меня»,— сообщает потерпевший. Лишь появление случайного прохожего с собакой вспугнуло нападавших1.

Жертвами нападений становятся, в частности, лица пытающиеся отстаивать свое человеческое достоинство и попранные права в судах, а также активисты общественных организаций ЛГБТ-сообщества.

Андрей К. (г. Москва, 28 лет) подвергся нападению после того, как обратился в суд в связи с незаконным увольнением с работы из-за его сексуальной ориентации.

«13 ноября 2007 г. приблизительно в 23.30 неподалеку от станции метро «Севастопольская» в районе дома № 36 по Азовской улице на меня и Давида Р. (друг Андрея К.) напали двое неизвестных и нанесли побои. Нападавшие были похожи на скинхедов: бритые наголо, в черных кожаных куртках и сапогах со множеством металлических заклепок, на пальцах кольца, напоминающие кастеты. Поводом для акта агрессии послужило то, что неизвестные, проходя мимо, увидели как мы целуемся. Они закричали: «Бей ублюдочных педиков!» — и кинулись на нас, нанося руками и ногами удары по лицу, голове и в паховую область. Мы не смогли оказать активного сопротивления, поскольку первые удары были настолько сильными, что мы почти одновременно упали на землю и лишь старались закрывать лицо руками. Избиение продолжалось около двадцати минут и закончилось только после того, как из окна ближайшего дома закричала женщина: «Сейчас вызову милицию!» После этого нападавшие отобрали у нас сотовые телефоны и убежали в глубину дворов».

1 http:/ lgbtrights.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=401&Itemid=90.

Следующее нападение на Андрея К. было совершено через три дня после того, как Хорошевский районный суд отказал в удовлетворении иска. Пострадавший описывает его так: «16 марта 2008 г. приблизительно в 22.00 меня жестоко избили неизвестные. Несмотря на то что я решил не проживать в своей квартире, а лишь изредка появляться там для того, чтобы знакомиться с содержимым почтового ящика, группа молодых людей из четырех человек подкараулила меня около моего дома в Трехпрудном переулке и, силой затолкнув в белый микроавтобус без окон марки «Газель» с синими милицейскими номерами, начала избивать и применять спецсредства — электрошок и газовые баллончики. Молодые люди были одеты в черно-белые и белые куртки с красной надписью «Наши», в машине лежали повязки с надписью «дружина». «Ты что, пидовка, решил права качать? Да тебе здесь вообще не жить… мы тебя живьем в асфальт закатаем». Я не помню, как долго продолжались истязания, но когда я очнулся, то обнаружил, что меня выбросили из машины на улицу в районе Третьего транспортного кольца (его части, примыкающей к моему району), прохожие попросили проезжавший мимо автомобиль скорой помощи оказать мне медицинскую помощь. Бригада скорой помощи доставила меня в больницу имени С. П. Боткина. После обследования в приемном покое и оказания первой медицинской помощи меня направили в отделение нейрохирургии, но поскольку бытовые условия мне показались невыносимыми, я отказался от госпитализации, мне вызвали такси и я уехал к Давиду Р., который живет в г. Пушкино Московской области».

С непосредственным насилием столкнулись члены Российской ЛГБТ-Сети и организации «Выход» (Санкт-Петербург). 3 мая 2008 г. после проведения акции «День молчания», которая как раз была призвана обратить внимание на проблему насилия на почве ненависти, тремя неизвестными было совершено нападение на председателя Российской ЛГБТ-Сети И. Петрова, исполнительного директора организации «Выход» В. Созаева и И. Фиалковского, исполнявшего в тот момент функции пресс-секретаря ЛГБТ-кинофестиваля «Бок-о-Бок». В результате нападения Петров и Фиалковский получили множественные ушибы и ссадины.

Достаточно распространенными являются случаи сексуального насилия или угрозы сексуального насилия, связанные с сексуальной ориентацией потерпевших.

22 марта 2008 г. в центре Воронежа произошло следующее. По словам пострадавшей Елены, 19 лет, брат и пятеро его друзей распивали спиртные напитки, смотрели фильмы, смеялись и громко разговаривали. Отношения с братом у Елены напряженные в связи с его нетерпимостью к сексуальной ориентации сестры. Елена, «сидела, как мышка» в своей комнате. Через какое-то время стало тихо. Хлопнула дверь. Лена решила, что компания ушла. Никого не увидев, прошла на кухню. На кухне услышала шорох и смешки. Побежала обратно в комнату, но ей преградили путь двое или трое парней, рванулась к выходу, открыла дверь — на площадке стояли брат и еще один парень. Все были очень пьяные и озлобленные. Брат известил в грубой форме, что наконец-то он может поучить свою дуру сестру, кого следует любить. Он кричал, хватал за плечи, бил по лицу, по голове. Лена боялась, что ее изнасилуют, но этого не произошло. Однако она получила сильнейшую психологическую травму. Родителям не сказала, так как они не знают об ориентации (брат видел, как сестра целовалась с девушкой). В милицию тоже не сообщила.

В особо уязвимом положении находятся юноши и девушки старшего школьного возраста, осознавшие свою гомосексуальность. Зачастую они оказываются под двойным прессингом — и со стороны сверстников, и со стороны родителей.

«2004 год. Я учился тогда в школе-интернате. Друзья и одноклассники обзывали, шантажировали, насмехались надо мною, когда узнали мою гомосексуальность. Я был в восьмом классе, мне оставалось доучится один год. Так вот за этот год у меня физически, морально и психически подорвано было здоровье» (Александр, 21 год).

Учащиеся и студенты с нетрадиционной сексуальностью часто становятся объектом преследований со стороны администрации и сотрудников образовательных учреждений. Показательную историю рассказала девушка (20 лет) из Санкт-Петербурга, не пожелавшая назвать свое имя.

«Я училась педагогическом колледже, там же училась моя девушка (курсом младше). Ее мать о дочке все знала, и, когда я совершила свой вынужденный камин-аут, заявилась к директору с тремя заявлениями: якобы я ее девочку совратила, споила и посадила на наркотики (что, конечно, ложь). Нас с Алекс стали ежедневно вызывать в деканат и вести долгие «разъяснительные беседы»: нам говорили, что надо лечиться, работать над собой, на крайний случай — похоронить свои влечения глубоко в себе. Потом присоединились обязательные беседы с психологом, который три раза в неделю пытался нас «исправить», уверял меня что я не настоящая лесбиянка, а он-де видел «настоящих», что я якобы всего лишь следую моде, слушаю «Тату» (к слову, их никогда не слушала), солистки которых на самом деле натуралки. В группе с нами сразу перестали общаться большая часть учеников, на нас стали показывать пальцем, смеяться. Преподаватели (кроме двух) начали придираться и заявлять в лоб, что пока мы не «исправимся» нам зачеты не поставят. Все это очень выматывало, начали сдавать нервы, мы еле справлялись с программой, нас постоянно заносили в списки на отчисление. В итоге мне был предложен выбор: либо меня отчисляют (хотя задолженности я все-таки почти все погасила), либо я иду в районный детский психиатрический диспансер (мне было 17). Я выбрала второе. Равнодушный психиатр мне не дал абсолютно ничего, выписав только фенозепам и еще какую-то дрянь (не запомнила, потому что даже покупать не стала). Я была поставлена на учет с диагнозом «суицидальный синдром» (о самоубийстве я не думала, но на фоне стресса мы с Алекс истязали себя — резали кожу на руках). Мне давали в диспансере справки, которые я регулярно приносила в деканат, на меня перестали там обращать пристальное внимание, но по накопленной задолженности мне пришлось взять академический отпуск, хотя я продолжала навещать в колледже Алекс. На следующий год я восстановилась в ее группу, но учиться было невозможно, и мы чудом выбили себе заочную форму обучения, которой официально не было (спасибо связям моей мамы). Тем временем мне исполнилось 18 лет, и меня перевели во взрослый психиатрический диспансер, где врачи относились нормально, сняли с учета, после чего я туда не ходила. Так мы отучились год, затем у нас началась практика в школе (преподавание русского языка и литературы). После того как я «прошла курс лечения», но не изменила свои предпочтения, мне предложили на выбор: любить мужчин, покинуть колледж по собственному желанию или быть отчисленной. Я вообще человек не из тех, кто сразу сдается, и попыталась там остаться, несмотря ни на что. Жалко было терять три года — я на третьем курсе училась. Однако начались постоянные придирки некоторых преподавателей: я, мол, не соответствую «образу российского учителя», мне надо ходить в юбке (хотя на других моих коллег это не распространялось), краситься и носить длинные волосы, не курить и еще куча мелочей. Методист не пускала нас на практику, а потом сама же не ставила зачет. Мама, видя наши проблемы, опять через свои связи перевела нас в вечернюю школу для работающих молодых, мы туда не ходили — нам поставили все экзамены и выдали аттестаты о среднем специальном образовании».

 

3.3. Бездействие и произвол правоохранительных органов, нарушение права на справедливое судебное разбирательство

Как уже говорились, граждане, подвергающиеся физическому насилию или унижению человеческого достоинства из-за своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности, как правило, не обращаются в правоохранительные органы, потому что не только не надеются найти там защиту, но и опасаются последствий таких обращений.

После совершенного на него нападения Андрей К. (см. выше) отправился в милицию. «На следующий день 14 ноября 2007 г. в 12.00 мы явились в ОВД «Зюзино» г. Москвы, чтобы подать заявление о происшествии. Однако дежурный офицер, майор Тюкаев, ознакомившись с текстом заявления, отказался принять его со словами: «Валите отсюда, выблядки голубые!» И добавил, что если мы еще хоть раз посмеем обратиться с заявлениями о притеснениях на почве принадлежности к сексуальному меньшинству, то он сам вместе с товарищами нас изуродует так, что на своих ногах мы уйти не сможем. «Вы легко отделались, таких, как вы, давить надо»,— добавила оперативный дежурный капитан Т. Н. Божко».

Как правило, сотрудники милиции отказываются фиксировать в протоколах наличие гомофобных мотивов у нападавших. Так было, в частности, и в случае с нападением скинхедов на пару геев в Новосибирске: «Нас продержали до шести утра, милиционеры вели себя с нами по-хамски, они не захотели, чтобы в деле были упомянуты скинхеды и что они напали на нас на почве ненависти. Только через два дня они выписали мне постановление на судмедэкспертизу»,— говорит один из потерпевших.

Факты бездействия милиции фиксировались и во время нападений представителей националистических и фундаменталистских организаций на участников публичных мероприятий ЛГБТ-сообщества в Москве в 2006—2007 гг.

В конце апреля 2006 г. организаторы фестиваля ЛГБТ-культуры «Радуга без границ», проведение которого планировалось на начало мая, обратились в ГУВД столицы с заявлением по поводу поступавших им угроз физической расправы. Однако сотрудники ГУВД сначала вообще отказались его принять. Только со второй попытки с помощью курьерской службы смогли вручить документ, но никакой реакции на него так и не последовало1.

В ночь на 1 мая 2006 г. большая группа скинхедов и лиц, называвших себя православными верующими, совершила нападение на ночной клуб «Renaisance Event Club», в котором должно было состояться открытие танцевального гей-проекта «Open Party».

Еще вечером 30 апреля колонна молодчиков численностью до 200 человек, скандируя гомофобные лозунги, начала движение от станции метро «Шаболовская». Милиция этого шествия не могла не заметить, однако никаких мер принято не было.

Около 22.00 экстремисты блокировали клуб, не пропуская посетителей. Некоторые гости вечеринки, пытавшиеся попасть в клуб, и сотрудников клуба были избиты. Администрация клуба обратились за помощью к правоохранительным органам.

В 23.00 прибыли два милиционера и в грубой форме потребовали от сотрудников собрать вещи и покинуть помещение. Всю ответственность за происходящее «правоохранители» почему-то возложили на организаторов вечеринки: «Затеяли — расхлебывайте! Мы закрываем ваш клуб!» После этого начался штурм металлических дверей клуба. Под церковные песнопения летели бутылки, куски земли из клумбы, камни.

В 00.45 приехал милицейский автобус. Создается «коридор безопасности» из семи-восьми милиционеров. Из клуба выходят первые люди, на которых градом посыпались бутылки, яйца, камни, куски земли. Сотрудники правоохранительных органов опять ничего не предприняли.

1 http:/ gaynews.ru/news/article.php?ID=2245.

Настигнув одну из девушек, выходившую из клуба, несколько человек стали избивать ее палками, крестами, иконами и прочими предметами по голове, били ногами в живот. Милиционеры вновь ничего не предприняли. Пострадавшая была доставлена в травмпункт.

В два часа ночи уставшая пьяная и озверелая толпа опять пытается штурмовать здание. Милиция наблюдает. Находящиеся внутри провели экстренное собрание. Принимается решение полностью обесточить клуб, погасить все огни. Охрана клуба объявляет об отказе нести ответственность за безопасность присутствующих.

Предпринята еще одна попытка эвакуации. Милиция подогнала автобус вплотную к выходу. Однако и на этот раз обезумевшая толпа не дала никому выйти.

В 02.10 подъехали комфортабельные автобусы и увезли часть «протестующих». Остались лишь ошалелые престарелые религиозные фанатики с образами и крестами, скандирующие: «Педерасты, смерть вам, суки! Бог вас накажет!»

На месте происшествия побывал сотрудник прокуратуры и даже записал показания находившихся в клубе граждан. О каких-либо результатах расследования до сих пор ничего не известно1.

Лишь на следующий день, когда толпа хулиганов под предводительством лидера РОНС Игоря Артемьева предприняла попытку нападения на клуб «Три обезьяны», милиция приняла меры по предотвращению нападения и задержанию хулиганов.

Участники попытки проведения мирной демонстрации в защиту прав сексуальных меньшинств у мэрии Москвы 27 мая 2007 г., а также присутствовавшие там наблюдатели от правозащитных организаций констатировали, что милиция не только не препятствовала избиениям и оскорблениям демонстрантов со стороны скинхедов, националистов и православных активистов, но и фактически оказывала содействие погромщикам. «Вместо того чтобы защищать пострадавших, милиция явно действовала заодно с погромщиками,— свидетельствует Максим Анмегикян, директор по программам европейского отделения Международной ассоциации геев и лесбиянок (ILGA).— Она не разводила обе стороны, а только еще теснее сталкивала их, чтобы усугубить нападения, а потом наблюдала, как избивают демонстрантов».

По свидетельствам очевидцев, некие «люди в штатском» подходили к группам противников манифестации и указывали на гей-активистов и представителей сексуальных меньшинств, после чего последние подвергались нападению. Потом этих «людей в штатском» видели в отделениях милиции среди сотрудников МВД.

В связи с событиями у мэрии было задержано несколько десятков человек, как со стороны гей-активистов, так и со стороны нападавших. Однако последних быстро отпускали даже без составления протоколов, в то время как многие гей-активисты провели в отделениях милиции по шесть-восемь часов, а затем предстали перед судом.

С 12 по 21 июня 2007 г. молодежная православная организация «Георгиевцы» проводила ежедневные пикетирования под гомофобными лозунгами в Ильинском сквере в Москве. Заместитель префекта ЦАО г. Москвы Г. С. Борятинская в ответе на запрос Агентства правовой информации LINA сообщила: «В префектуру Центрального административного округа заявки на согласование какой-либо акции с целью «недопущения сбора лиц нетрадиционной ориентации у памятника» не поступало». Иными словами, имел место несогласованный с властями многодневный пикет. Буквально за неделю до начала этих событий организаторы московского «гей-парада» были задержаны милицией и предстали перед судом именно за попытку проведения несогласованного пикета. Однако против «георгиевцев» никаких санкций применено не было.

1 http:/ gaynews.ru/society/article.php?ID=2266&phrase_id=159450.

Участники пикета регулярно провоцировали столкновения с посетителями сквера и нападали на тех, кого считали «геями». Милиция дерущихся разнимала, но никаких мер по прекращению пикетирования, которое уже очевидным образом представляло угрозу общественной безопасности, не предпринимала.

Репрессивное отношение к гомосексуалам приводит к постоянному воспроизводству насилия и произвола по отношению к геям и лесбиянкам со стороны правоохранительных органов. Под предлогом проведения оперативно-следственных мероприятий производятся незаконные задержания (как индивидуальные, так и массовые) людей лишь по причине их действительной или мнимой гомосексуальности, вмешательство в их частную жизнь, сбор личных данных.

В Красноярске в ночь на 31 августа 2008 г. сотрудники СОБРа ворвались в местный клуб «Хантер», где проводилось традиционное субботнее мероприятие для геев и лесбиянок. Как рассказал один из свидетелей Игорь Н., СОБР нагрянул в клуб около полуночи. Бойцы возвестили о своем прибытии отборным матом, звоном разбиваемой посуды, переворачиванием мебели и стрельбой в воздух. Была дана команда всем лечь на пол лицом вниз и завести руки за голову. При этом одним посетителям доставались пинки по различным частям тела, а другим — раны от разбитого стекла. После этого посетители мужского пола под пинки выстроившихся коридором сотрудников СОБРа были препровождены в автобус. «В автобусе люди сидели друг на друге, некоторые даже подвое. Была дана команда отключить сотовые и не п…деть»,— рассказал Игорь.

Задержанные были доставлены в отделение по борьбе с организованной преступностью и бандитизмом. Снова сопровождаемые пинками они проследовали в зал, где было приказано встать лицом к стене, держа при этом руки за головами. Здесь над задержанными посетителями «Хантера» продолжились издевательства: из уст бойцов то и дело раздавались выражения «пидарье е…чее», «пидорасня». «Затем непонятно с какой целью потребовали отжиматься от пола под счет сотрудников СОБРа, приседать до одури и стоять полураком. Все происходящее записывалось на личные сотовые телефоны работников «органа правопорядка», и, естественно, матом, диким смехом и оскорблениями, которые носили как общий, так и личный характер»,— добавляет Игорь. После такой «гимнастики» началось то, ради чего привезли посетителей клуба — создание базы данных. Людей фотографировали в двух проекциях, узнавали адрес прописки и цель приезда в Красноярск в том случае, если человек не был прописан в городе, проверяли кошельки и находящиеся в них визитки, читали SMS-сообщения и просматривали видеофайлы в мобильных телефонах. По словам Игоря, на этом основании владельца телефона определяли к геям.

Около двух часов ночи всех задержанных перевезли в том же автобусе и в таких же условиях в Железнодорожный РОВД, где снова фотографировали, а также снимали отпечатки пальцев до тех пор, пока не сломался аппарат. Бойцы СОБРа все это время прохаживались мимо стоявших вдоль стены задержанных и «подпинывали» тех, кто, по их мнению, стоял неровно. Почти три часа людям не разрешали воспользоваться туалетом. Отпустили людей только в пятом часу утра. При этом всем вручили повестки для явки в прокуратуру для проведения геномного исследования. «Сотрудник, их выдававший, заставлял расписываться в получении, даже не давая людям ознакомиться с содержанием документа. Тот, кто пытался возмутиться по этому поводу, в жесткой форме получал объяснение»,— рассказывает Игорь.

После того как события в клубе «Хантер» стали достоянием гласности, ГУВД по Красноярскому краю распространило официальное заявление, в котором, в частности, говорилось: «30 августа сотрудникам Управления уголовного розыска ГУВД по краю поступила оперативная информация о том, что в одном из клубов г. Красноярска может находиться лицо, причастное к совершению такого преступления. Оперативниками уголовного розыска при поддержке бойцов отряда милиции специального назначения ГУВД по краю в данном учреждении было проведено оперативно-профилактическое мероприятие. Целью спецоперации стало задержание и отработка лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, которые периодически собираются в этом клубе. В ходе рейда в органы внутренних дел был доставлен 31 человек. Со всеми задержанными были проведены оперативно-следственные мероприятия на причастность к совершению преступлений, предусмотренных ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера). Все действия сотрудников милиции осуществлялись в рамках закона, при задержании и доставлении посетителей клуба физическая сила не применялась. Задержанные в медицинские учреждения по факту нанесения им каких-либо телесных повреждений не обращались. Каких-либо жалоб от задержанных, их родственников на действия сотрудников милиции до настоящего времени не поступало»1.

Независимо от того, как ГУВД оценивало действия своих подчиненных, очевидно, что «нетрадиционная сексуальная ориентация» рассматривается им как единственное и достаточное основание для «отработки» — временного ограничения свободы и применения мер принуждения. Иначе говоря, гомосексуальная ориентация рассматривается как признак социальной опасности. Об этом напрямую заявил начальник ГУВД Красноярского края Александр Горовой в интервью «Комсомольской правде в Красноярске» еще 26 марта 2008 г.: «Отработано на причастность к совершению преступления 906 потенциально опасных лиц. Проверены 737 лица, ранее судимых за совершение преступлений сексуального характера. Были отработаны 135 бывших учителей и других сотрудников, которые были уволены за последние четыре года из школ. Было проведено мероприятие в месте скопления лиц нетрадиционной сексуальной ориентации, на сегодняшний день 90% этих лиц в крае отработано».9 сентября в отдел по расследованию особо важных дел СУ СК при прокуратуре РФ по Красноярскому краю из следственного управления поступили заявления от двоих задержанных во время облавы в клубе «Хантер» — О. Ю. Ганичева и О. В. Сущинского. 12 сентября срок проверки по данному заявлению был продлен руководителем отдела до десяти суток.

В ходе проверки, проведенной Следственным комитетом, были опрошены сотрудники милиции, участвовавшие в спецоперации, а также ряд лиц, которые находились в клубе «Хантер» и были задержаны. Все они отрицали факты применения физической силы и унижения человеческого достоинства задержанных. Однако проверка фактически подтвердила, что единственным основанием для подозрений задержанных в совершении преступлений была их предполагаемая сексуальная ориентация.

Следователь по особо важным делам СУ СК по Красноярскому краю Д. Я. Бекин показал, что в соответствии с планом следственных мероприятий «постоянно проводятся мероприятия, направленные на установление лиц указанной категории», то есть людей с гомосексуальной ориентацией. Одной из задач этих «мероприятий» является «получение у них в дальнейшем для сравнительного исследования образцов крови и слюны».

1 http:/ www.krasguvd.ru/news/2008/09/08/5679.

Начальник боевого отделения отряда милиции специального назначения ГУВД по Красноярскому краю В. Г. Левицкий также подтвердил, что задачей спецоперации в клубе «Хантер» было именно «задержание лиц с нетрадиционной сексуальной ориентацией».

Отделом по расследованию особо важных дел следственного управления по результатам проверки 19 сентября 2008 г. принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, которое заместителем руководителя следственного управления отменено 29 сентября, материал направлен для дополнительной проверки. Впоследствии Следственный комитет при прокуратуре РФ по Красноярскому краю повторно отказал в возбуждении уголовного дела.

Инциденты, алогичные красноярскому, в сентябре 2008 г. произошли в Санкт-Петербурге.

8 сентября около 20.30 в помещение гей-клуба «Бункер» ворвались сотрудники УБОП Московского района города. При проведении «оперативно-розыскного мероприятия» они без необходимости взломали двери и решетки клуба, применяя металлическую арматуру и другие орудия, причинив существенный вред имуществу, нецензурно оскорбляли работников и посетителей клуба, не представлялись и не предъявляли служебных удостоверений, при этом устанавливали личности посетителей клуба в грубой и оскорбительной форме, требуя документы. Потом без объяснения причин доставили работников и посетителей клуба в РУВД Московского района, где в ночное время проводили «оперативно-розыскные действия» в отношении задержанных.

В заявлениях работников клуба на имя его директора говорится о психологическом давлении, унижениях и угрозах и прочих фактах, свидетельствующих о явном превышении должностных полномочий сотрудниками УБОП Московского района. При проведении на следующий день инвентаризации бара и склада клуба установлена недостача спиртных напитков, изъяты также четыре системных блока компьютеров и регистратор видеонаблюдения.

По словам владельца заведения, приход сотрудников УБОП был связан с расследованием убийства, которое произошло 19 августа. Убитый время от времени посещал «Бункер».

В ночь на 17 сентября в гей-клуб «Центральная станция» нагрянула милиция, которая задержала всех посетителей и доставила их в РУВД Московского района. По словам свидетеля, всего было задержано около 60 человек, которых увезли в тесном автобусе. Один из сотрудников милиции снимал происходящее на видеокамеру. В отделении у всех задержанных выясняли сексуальную ориентацию. Двоих отпустили после того, как те заявили, что являются гетеросексуалами. Также были отпущены две пары, которые доказали, что состоят в браке. Сотрудники милиции не скупились на гомофобные оскорбления и угрозы в адрес оставшихся, особенно тех, у кого были пирсинг и окрашенные волосы. «Насилия не было, но с нами обращались, как со скотом, как с рабами. Милиционеры входили в комнату каждые пять минут и задавали вопросы. Они интересовались, кто является гомосексуалом, а кто натуралом. Они даже позволили себе задать вопрос, кто из задержанных любит «сверху», а кто «снизу»,— рассказал свидетель. Милиционеры шантажировали задержанных, угрожая рассказать семьям, начальству на работе или в учебном заведении о том, какой клуб они посещают. После фотографирования и подписания бумаг о «дальнейшем оказании содействия следствию» около шести утра все были отпущены. Несмотря на то что причин задержания посетителям клуба не объяснили, директор и совладелец «Центральной станции» Илья Абатуров объяснил, что рейд был проведен в связи с расследованием убийства гражданина Украины1. По имеющейся информации, тело убитого, фотографию которого показывали задержанным, было настолько изуродовано, что при всем желании трудно было даже определить, принадлежит ли оно человеку. Один из задержанных, который оставил сообщение на сайте xs.gay.ru под ником Domingos, рассказал следующее: «Я тоже был среди задержанных и считаю, что поводом задержать всех было совсем не опознание убитого и раскрытие какого-то там дела по убийству гея в СПб… Это была какая-то провокация, чтобы запугать людей, так как на допросе делу по этому убийству было уделено буквально 10—15 секунд: мне показали фото и задали вопрос, знаю ли я этого человека. А вот после этого посыпались вопросы уж совершенно не относящиеся к делу: с кем вы живете, с кем вы спите, как часто у вас бывают связи с мальчиками и т. п. Залезли силой в мой телефон и стали рассматривать фотографии и сообщения: мол, почему у вас в телефоне в основном переписка с мальчиками и почему так много фото парней? На что я ответил: не вмешивайтесь в мою личную жизнь. После еще нескольких вопросов меня отпустили, а другие, насколько я знаю, оставались там и до 9 утра».

Житель Омска (Денис, 34 года) сообщил в интервью региональному монитору: «18 апреля 2008 г. в отношении меня и моего партнера сотрудниками милиции были проведены следственные действия (доставка в отделение милиции, снятие письменных показаний, фотографирование) по делу об исчезновении несовершеннолетней девочки. При этом факт проведения следственных действий сотрудниками следственной группы был напрямую увязан лишь с нашей нетрадиционной ориентацией. Нас опрашивали отдельно друг от друга. Моего партнеру дали понять, что он попал к ним благодаря мне — судя по всему, я состою в неких списках УВД как гомосексуалист. Также оскорбило то, что связывали напрямую мою ориентацию и поиски пропавшей девочки, задавали непонятно как относящиеся к делу вопросы типа «актив или пассив?». Между собой оперативники говорили про других геев, с которыми они уже беседовали. Но мне они не знакомы».

На данном примере особенно видна абсурдность действий сотрудников милиции и предвзятое отношение к геям как социальной группе. Единственным основанием производства «оперативно-следственных действий» по отношению к Денису и его партнеру стала, как и в других случаях, их гомосексуальность. При этом расследовалось исчезновение девочки.

Активисты российского ЛГБТ-движения отмечают многочисленные факты предвзятого отношения судей и работников прокуратуры при рассмотрении жалоб и исков по фактам нарушения конституционных прав и преступлений против геев и лесбиянок. В апреле 2007 г. Тверская межрайонная прокуратура г. Москвы отказала в возбуждении уголовного дела в отношении председателя Центрального духовного управления мусульман России муфтия Талгата Таджуддина по ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды в отношении социальной группы), как того требовали гей-активисты Н. Алексеев и Н. Баев. В своем постановлении прокуратура ссылается на экспертное заключение заведующего кафедрой социологии семьи и демографии МГУ им. М. В. Ломоносова, доктора философских наук, профессора А. И. Антонова, согласно которому «сексуальные меньшинства не являются социальной группой и тем более не являются социальной группой по признаку пола, а входят в девиантную социальную группу, куда также входят преступники, наркоманы и иные лица с отклонениями от принятого в обществе поведения». Из этого прокуратура делает вывод, что ст. 282 УК РФ не защищает гомосексуалов, а значит, вероятно, возбуждать к ним ненависть и вражду можно совершенно безнаказанно.

1 http:/ www.sptimes.ru/index.php?action_id=2&story_id=27163.

Оправдание словам Таджуддина о том, что «их следует только лупить», было найдено не в российском законодательстве, а в «правовых законодательных школах ислама, в частности мазхабу имама Шафии. Но поскольку в России установления шариата не имеют законодательной силы, то очевидно, что данное высказывание носило характер гиперболы и касалось правомерного пресечения преступных хулиганских действий, каковыми является проведение массовой публичной пропаганды несовершеннолетним идеологии и образа жизни гомосексуализма».

Таким образом, Тверская межрайонная прокуратура не только поставила геев и лесбиянок в один ряд с преступниками и наркоманами, но и взяла на себя функции законодателя. Ни один российский правовой акт не квалифицирует распространение информации о гомосексуальности и образе жизни геев и лесбиянок (в том числе среди несовершеннолетних) как «преступное хулиганство».

В марте 2007 г. группа правозащитников выступила с открытым заявлением, в котором говорится, что настойчивые попытки ввести в законодательство и правоприменительную практику запрет на так называемую пропаганду гомосексуализма являются прямым нарушением прав и свобод человека. В заявлении упоминалось вынесенное в марте 2006 г. прокуратурой Ростовской области предупреждение двум местным телеканалам за трансляцию в телечатах SMS-сообщений от мужчин с объявлениями о знакомствах с мужчинами, что было приравнено к «пропаганде нетрадиционной сексуальной ориентации», которая «в России запрещена», что не соответствует действительности.

Генеральная прокуратура РФ запрет на трансляцию объявлений о знакомствах между мужчинами объясняет тем, что они могли оказать «потенциально вредное информационное воздействие» на несовершеннолетних и «внедрить в их сознание культ сексуальной распущенности и антиобщественного поведения».

19 мая 2008 г. активисты проекта GayRussia.Ru Николай Алексеев и Николай Баев направили заявление в Генпрокуратуру РФ с просьбой проверить ненавистнические заявления губернатора Тамбовской области Олега Бетина в адрес геев и лесбиянок и привлечь его к уголовной ответственности. 23 июня представители движения «ЛГБТ Rights» Нуар Нечаев и Вячеслав Ревин подали аналогичное заявление.

16 мая губернатор в интервью «Комсомольской правде», говоря о сексуальных меньшинствах, заявил: «Толерантность?! К черту! Гомиков надо рвать! И по ветру бросать их куски!.. Надо чистить это поганое гнездо!»

29 мая Генпрокуратура переправила заявление гей-активистов для организации проведения проверки в прокуратуру Тамбовской области.

28 июля информационное агентство «Интерфакс» распространило новость о том, что следственный отдел по г. Тамбову следственного управления СК при прокуратуре РФ отказал в возбуждении уголовного дела в отношении Бетина. Собеседник агентства пояснил, что по результатам проведенной проверки с участием экспертов в словах губернатора признаков преступления не выявлено. В следственном комитете подчеркнули, что эксперты не сочли оскорбительными высказывания губернатора и дали заключение, что гомосексуалисты не являются некой социальной группой, в отношении которой может возбуждаться ненависть или вражда».

Активисты GayRussia.Ru опротестовали данное решение в суде. 6 октября Ленинский районный суд Тамбова отклонил протест. 13 ноября суд Тамбовской области отклонил кассационную жалобу.

С мнением, что гомосексуальные меньшинства не являются социальной группой, категорически не согласен известный российский социолог и сексолог, доктор философских наук, И. С. Кон. В заключении, подготовленном специально для Ленинского районного суда г. Тамбова, он, в частности, пишет:

«Социальная группа — одно из самых широких социологических и социально-психологических понятий, используемое во всех науках об обществе и человеке. Оно обозначает любую относительно устойчивую совокупность людей, имеющих общие интересы, ценности и нормы поведения и связанных чувством принадлежности. Хотя определения социальных групп варьируют, в них обычно присутствуют такие признаки, как 1) взаимодействие, информационные контакты, осуществляемые с помощью знаковых систем («языков»); 2) название, «ярлык», по которому определяется принадлежность к группе, и ее образ в массовом сознании; 3) идентификация, членство, отождествление себя с группой путем различения и противопоставления «мы» и «они», принятие индивидом определенной позиции в группе и усвоение характерных для нее установок…

Важно подчеркнуть, что социальные группы возникают не по воле государства и существуют независимо от их одобрения общественным мнением. Они могут быть и маргинальными (пограничными) или девиантными (отклоняющимися от подразумеваемой нормы), причем это разграничение относительно.

В теократическом обществе, где существует одна главная, «правильная» религия, иноверцы считаются девиантными группами, их ограничивают или подавляют, что способствует их дальнейшему обособлению и превращению чисто конфессиональных групп в конфессионально-политические. В светском обществе все конфессии равноправны, тех, кто придерживается веры, отличной от веры большинства, будь то иноверцы или «раскольники», социологи безоценочно называют религиозными меньшинствами. Государство в эти распри не вмешивается, но следит за тем, чтобы они не выходили за рамки законности.

Проституцию большинство людей считает социальным и моральным злом. Тем не менее проститутки (на безоценочном социологическом языке их называют «сексуальными работниками») являются социально-профессиональной группой. Современная социология детства рассматривает детей не как объект воспитания, а как особую социальную группу, со своими собственными проблемами и интересами. Этот подход помогает пониманию множественности детских миров, выработке понятия «прав ребенка» и т. п. Но никому в голову не приходит на этом основании отрицать асимметричность детско-родительских ролей, отношений, прав и обязанностей.

Короче говоря, «социальная группа» — формальный термин. Способы его применения зависят от социального и интеллектуального контекста. Понятия «классической социальной группы» в профессиональной социологической литературе я не обнаружил. Исходя из вышеизложенного, такого понятия вообще не может быть, потому что не может быть никогда…

На безличном социологическом языке «лиц гомосексуальной ориентации» часто называют «сексуальным меньшинством». Это понятие относится к классу социальных меньшинств, каждое из которых, естественно, образует социальную группу. «Социальное меньшинство» не обязательно является меньшинством в количественном отношении, это может быть группа людей, выделяющихся своими физическими или культурными свойствами, из-за которых они испытывают ущемление и неравенство и поэтому воспринимают себя как предмет коллективной дискриминации.

Современные гомосексуалы имеют сложную систему социально-групповых характеристик: 1) особую сексуальную ориентацию; 2) название и самоназвание («геи», «квиры» и т. п.).; 3) групповое самосознание, идентичность и чувство «Мы»; 4) типичные интересы, привычки и стили жизни, которые 5) материализуются в деятельности разнообразных организаций. Эти явления возникли не сразу и не одновременно. Пока однополая любовь считалась болезнью и/или преступлением, ее носителям отказывали в социальном признании, их группа была социально и юридически беззащитной, разобщенной, «неназываемой», «невидимой» и тем не менее ненавидимой. Отмена уголовного преследования (во Франции это произошло в 1810, в России — в 1993 г.) и психиатрического диагноза (Американская психиатрическая ассоциация сделала это в 1973, Всемирная организация здравоохранения — в 1990, Россия — в 1999, Китай — в 2001 г.) устранили прежние нормативные запреты. В демократических странах инаколюбящие живут открыто, хорошо интегрированы в общество, выглядят социально благополучными (уровень образования у них выше, а уровень преступности ниже среднего), имеют многочисленные собственные, в том числе международные организации, совместно с представителями других сексуальных меньшинств (их союзы называют организациями лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров, сокращенно — ЛГБТ) активно участвуют в политическом процессе. В ряде стран (Нидерланды, Бельгия, Канада, Испания, Норвегия, ЮАР) однополые партнерства полностью приравнены к законным бракам, другие ищут какие-то компромиссные формы их признания и оформления. Всемирная организация здравоохранения и все демократические правительства активно сотрудничают с ЛГБТ-организациями в профилактике ВИЧ. О том, что эта общность выходит за рамки сексуальных пристрастий, убедительно свидетельствуют и данные маркетологов, изучающих вкусы и потребительские запросы данной группы…

Для понимания перспективы гомосексуалов как социальной группы главный вопрос состоит в том, в какой мере присущие и/или приписываемые им психосоциальные черты и свойства вытекают из их, предположительно врожденной, сексуальной ориентации, а в какой мере они являются продуктом многолетней стигмы (несмываемое позорное клеймо), предубеждений и социальной изоляции. В принципе, социальная интеграция любого меньшинства ослабляет у него чувство собственной исключительности, превращая его групповое «Мы» из тотального в локальное и позволяя людям при сохранении своей особенности чувствовать себя не представителями какогото постыдного меньшинства, а полноценными гражданами своей страны и членами мирового человеческого сообщества.

Этот длительный исторический процесс имеет очень важный правовой аспект. Хотя в демократических странах права сексуальных меньшинств признают и охраняют так же, как права остальных людей, им нередко приходится сталкиваться с проявлениями враждебности (гомофобии), что особенно болезненно сказывается на подростках, причем не только гомосексуальных. Для защиты гомосексуалов от физического насилия, дискриминации и диффамации в некоторых странах приняты специальные законы. В России особых законов на сей счет нет. Статья 282 УК РФ, карающая «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации», признака «сексуальной ориентации» не содержит. Однако, по нашему мнению, упоминаемая в ней «принадлежность к какой-либо социальной группе», как и весь ее текст, явно подразумевают не узкое, профессионально-должностное, типа «милиционеров», «служителей культа» или «сексработников», а широкое понимание этого термина. Что такое «раса», «национальность» или «происхождение», закон тоже не уточняет, и если вы заглянете в специальные словари, разнобой окажется еще больше, чем с «социальной группой». Но никакой неясности тут нет. Закон говорит, что никого нельзя унижать и преследовать в связи с его социально-групповой принадлежностью, он защищает не отдельные социальные группы, а права каждой личности, независимо от ее особенностей и отличия от других членов общества. Недаром все подобные преступления юристы иногда называют «преступлениями ненависти»…»1

 

3.4. Вмешательство в частную жизнь

Следственные органы используют информацию о личной жизни граждан для запугивания, шантажа и получения нужных им показаний. Этому способствует и уголовно-процессуальное законодательство. Во всем цивилизованном мире признание важности тесных отношений, складывающихся между близкими лицами, в юридической сфере нашло отражение в нормах о несвидетельствовании против таких лиц. Однако УПК РФ представляется дискриминационным в этом отношении по следующей причине. Ст. 56 УПК РФ, определяющая основы правового положения свидетеля как участника уголовного судопроизводства, в качестве одного из прав свидетеля называет право отказаться свидетельствовать против себя, своего супруга (супруги) и иных близких родственников, круг которых очерчен исчерпывающим образом в п. 4 ст. 5 УПК РФ.

В интервью региональному монитору по Краснодарскому краю Артем (27 лет, Республика Адыгея) рассказал следующее:

«События начались с сентября прошлого (2007.— Авт.) года, когда мы работали с моим семейным партнером в дачном товариществе. Занимались там руководством, то есть обычные там председательские дела. И с сентября месяца там появилась группа лиц по заказу администрации района и стали вытеснять нас оттуда различными способами, то есть распространять информацию о нашей личной жизни, людей против нас настраивать. В конце концов они стали использовать правоохранительную систему против нас. В конце декабря нас арестовали. И меня, и моего партнера. Во время ареста в этот же день произошел обыск в нашем доме. Дома у нас литература соответствующая, тематическая и фильмы художественные. Полный набор вещей, который говорит о нашей личной жизни. Как говорит УК, распространение информации о личной жизни запрещено. В тот же день в ИВС уже знали об этом, все про нас. Была совершена провокация, когда милиционеры рассказали в общих камерах о нашей ориентации. Соответственно, у нас начались проблемы… Меня выпустили месяц назад — изменили меру пресечения, а мой партнер до сих пор там. Адвокат наш не захотела связываться, чтобы не портить себе репутацию… По отношению к нам ходят слухи постоянные, что нас надо убить в Тахтамукайского района, что мы люди второсортные».

1 http:/ www.gayrussia.ru/society/detail.php?ID=12019.

Российским геям и лесбиянкам приходится сталкиваться с вмешательством в их частную жизнь также со стороны религиозных организаций. В этом отношении показательна история Андрея К. (36 лет, Москва). Являясь верующим православным христианином и будучи обеспокоенным вопросом о совместимости гомосексуальности с полноценной церковной жизнью, он решился исповедаться своему духовному наставнику.

«Сокрытие своего внутреннего существа и его естественных проявлений для меня было подобно тюремному заточению, которое я был не в состоянии переносить. Я не мог и не желал более притворяться и лгать, вечно озираясь по сторонам в страшном ожидании дня, когда моя сексуальность будет разоблачена и осмеяна. Я предпочел сам раскрыть свою сущность и обрести таким образом внутреннюю и внешнюю свободу, рассчитывая одновременно на душевную и эмоциональную поддержку своего духовника, которого я сам на протяжении ряда лет поддерживал морально и материально, помогая ему лично и Церкви своим трудом, опытом и сбережениями»,— рассказывает Андрей К.1

Священник же потребовал «выдернуть из души жало греха» и всячески скрывать свою сексуальную ориентацию и ни с кем, кроме него, не обсуждать эти темы. Однако Андрей К. поделился переживаниями с несколькими членами того же прихода, которым особенно доверял. Об этом стало известно священнику и через неделю Андрей К. был отлучен от Церкви. Этого православным активистам показалось мало и они решили сделать информацию о гомосексуальности Андрея К. достоянием его соседей и знакомых.

«В то время, в январе 2004 года, я проживал вместе с моей мамой, гражданкой России, Л. К., в ее квартире. Священник и прихожане бывали у нас в гостях до разрыва. Не прошло и десяти дней после того памятного телефонного разговора с известием о моем анафематствовании, как почтовые ящики соседей по адресу моей регистрации, равно как и ящики соседей моей мамы стали заполняться листовками, выполненными в ультраправославных тонах, в которых разъяснялась громадная опасность, которую якобы представляют гомосексуалисты для России и ее богоспасаемого народа. Авторы именовали гомосексуалистов «исчадьями ада», «сынами погибели». В листовке была помещена моя фотография, имя, фамилия, номера квартир и телефонов, а также предупреждение об опасности, которую я, как «злостный содомит», представляю для общественного здоровья и морали и особенно для «юных, неокрепших душ». В карикатуре, помещенной в одной из листовок, я был изображен в виде крысы с пейсами, совершающей акт полового насилия над ребенком. В одной лапе у крысы была плетка с металлическими наконечниками в виде шестиконечных звезд. Под карикатурой располагался призыв: «Русич — помоги!».

1 Здесь и далее цитируются переданные правозащитникам показания Андрея К., его матери Л. К., сотрудников, оформленные в нотариальной процессуальной форме аффидевитов.

После этого семья К. познала на себе самые разнообразные проявления агрессивной гомофобии. Ежедневно в их почтовом ящике скапливалось до десяти листовок. Стали раздаваться телефонные звонки самого различного толка: некоторые люди интересовались, что происходит, другие высказывали негодование, иногда в трубку просто смеялись или выкрикивали бранные слова, смешанные с угрозами.

«В подъезде, коридорах, в лифте люди смотрели на меня и мою мать исподлобья, с ненавистью и презрением, спрашивали, как мы до такого докатились. Мужчины плевали мне в лицо, называли «пидором», в почтовый ящик моей матери стали кидать использованные презервативы, под дверь бросать окурки. Металлическая дверь в квартиру моей матери была обита звукоизолирующей тканью, эта ткань оказалась изрезанной ножом и пропитана мочой. Стены вокруг нашей двери были исписаны гомофобными ругательствами и оскорбительными рисунками».

В этой ситуации Андрей К. и его мать испытывали сильные моральные и физические страдания. «Андрей очень страдал из-за этих событий,— пишет Л. К.— Ему было больно и стыдно, он считал себя виноватым за то, что я оказалась в ситуации, когда была вынуждена разделить с ним все нападки и преследования, он постоянно просил простить его за то горе и муки, которые, как он считал, по его вине обрушились на мою голову… В этот период, с февраля по июль 2004 года, у Андрея началась глубокая депрессия и тревожные невротические состояния, появилась ранняя седина. Андрей был вынужден обратиться за профессиональной медицинской помощью к врачу-психиатру, постоянно принимал психотропные препараты. Врач-психиатр В. А. Белкин, который частным образом стал наблюдать и лечить Андрея диагностировал у него тяжелую форму депрессии, сопряженную с невротическими состояниями. Это был первый год, когда в августе Андрей был не в состоянии отпраздновать свой день рождения.

Я старалась скрывать свои переживания и душевные муки, однако мне это удавалось не всегда. Чтобы ослабить наносимые действиями православных гомофобов и соседей удары по нервной системе, я стала тайком от Андрея курить сигареты и употреблять алкогольные напитки (в умеренных количествах) а также сильнодействующее успокоительное — реланиум (diozepam). И я, и Андрей невольно замечали следы сильнейшей психической атаки на нас и глубочайшего воздействия происходящих событий и переживаний на нервную систему. Это «зеркальное» отражение в глазах родного человека собственных страданий еще больше угнетало и подавляло каждого из нас, делая жизнь просто невыносимой.

Помимо этого на фоне нервных срывов у него участились и усилились приступы бронхиальной астмы, часто по ночам он, задыхаясь, был не в состоянии находиться в горизонтальном положении и проводил ночь, сидя в кресле. В результате он стал самым настоящим инвалидом, о чем было сделано соответствующее заключение медико-социальной экспертной комиссии.

Мое здоровье и психика пострадали не меньше. В марте 2004 года я была признана инвалидом второй группы, однако это было только начало. События, которые правильнее всего назвать гонениями, преследованием и пыткой, развивались с нарастающей силой.

У Андрея все валилось из рук, он не мог ни чем заниматься, утром ему не хотелось просыпаться и начинать новый день».

Вскоре к травле со стороны соседей прибавилось и давление представителей власти и органов местного самоуправления. Пожилые соседки, которые ежедневно собираются на скамейках у подъезда, сообщили обо всем участковому милиционеру, майору О. В. Панову, а также написали письмо главе управы района «ЧертановоСеверное» г. Москвы Соловьеву. Через некоторое время у подъезда была вывешена увеличенная копия ответа главы управы, в которой жителям дома рекомендовалось «оказывать всемерное содействие» участковому с целью «противодействия антиобщественной деятельности Андрея К. по деморализации обстановки в жилом квартале». После этого участковый милиционер постоянно стал вызывать К. в опорный пункт милиции, требовать от Андрея К. изменить образ мыслей и жизни, пообещал в противном случае «этого так не оставить».

Председатель домового комитета Е. А. Федоров предложил созвать товарищеский суд для обсуждения «аморального вопроса» и мер «общественного воздействия» на «выродка». Федоров активно способствовал созданию атмосферы нетерпимости по отношению к семье К. Он использовал свои полномочия по руководству вахтерами для сбора оперативной информации о посетителях К. Всех незнакомых вахтеры спрашивали, в какую квартиру они направляются. Если им отвечали, что в квартиру К., то вахтеры требовали предъявить документы и переписывали данные. О посетителях немедленно сообщалось председателю домкома, а через него, по предположению Л. К., и в милицию. Вот как описывает это друг Андрея К., Давид Р.: «При входе в дом дежурный вахтер всегда спрашивал меня, в какую квартиру я направляюсь, и, услышав номер, кидался звонить по телефону: «К ублюдку молоденький голубок прилетел».

Начальник управления № 2 Дирекции по эксплуатации высотных административных и жилых зданий В. Ю. Востриков через свою подчиненную, техника-смотрителя, обвинил К. в сознательной порче муниципального имущества (стен на лестничной площадке) и потребовал устранения повреждений, а также настоятельно рекомендовал Л. К. «не нагнетать страсти в доме». Одновременно Востриков отказался продлить договор аренды гаража, которым Л. К. много лет пользовалась на льготных условиях. Он сообщил, что не продлит его ни на каких условиях, потому что не хочет, чтобы в гаражах повторялось то, что происходит в доме.

Андрей К. вместе со своим другом, гражданином Белоруссии Давидом Р., решили уехать в деревню Т. в Ярославской области и жить в доме, принадлежавшем матери Андрея К.

Диакон (ныне священник) Евгений Тремаскин известен как борец с «нетрадиционными культами» и «лицами нетрадиционной ориентации». Проживая и работая постоянно в Москве, он часто приезжает в деревню Т. с семьей, а также со своими последователями и друзьями. По предположению Андрея К., именно Тремаскин распространил среди жителей деревни информацию о сексуальной ориентации Андрея К. и его отлучении от Церкви.

Андрей К. рассказывает: «Картина моей частной жизни вместе с Давидом Р. была доступна взорам соседей. Я видел летом, когда в деревню съезжается большое число членов общин, что они демонстративно игнорировали меня, перестали здороваться, не отвечали на мои приветствия и отворачивали лицо при встрече на улице или в лесу. Вечерами, проходя мимо их домов, из распахнутых окон я часто слышал церковные песнопения и молитвы против «содомских грехов», а также возглашение анафем «мужеложникам». 30 октября 2005 г. примерно в 19.00 наш дом был сознательно уничтожен путем поджога1. За два дня до того мы с Давидом Р. поехали в Москву. В Москве я внезапно заболел гриппом, и мы не смогли вернуться. В деревенском доме мы оставили включенными свет и радио, чтобы окружающие считали, что мы дома, и не рискнули бы причинять вред садовому участку или воровать что-либо».

1 Факт умышленного поджога подтвержден пожарной инспекцией.

Андрею К. и Давиду Р. пришлось вернуться в Москву, в квартиру К. Об их положении в этот период рассказывает Давид Р.: «Наше появление в доме Андрея в качестве постоянных жильцов вызвало резко отрицательную реакцию. Однажды соседка Андрея с верхнего этажа, увидев, как я спускаюсь по лестнице, выплеснула на меня сквозь лестничный пролет ведро с грязной водой, которую она использовала в этот момент для мытья пола… В дневное время, когда Андрей уходил на работу, мне приходилось принимать участкового милиционера, старшую по подъезду, которые пристрастно допрашивали меня о характере моих отношений с Андреем, о том, что именно нас связывает, проверяли мою регистрацию (прописку). На основании того, что у меня не было регистрации по месту пребывания, меня принудительно доставляли в отделение милиции для «установления личности» и без всякого основания держали там по 10—12 часов без воды, пищи и связи с окружающим миром. При этом сотрудники милиции не предпринимали никаких действий для установления моей личности, так как изначально у них не было сомнений в ней, равно как и в подлинности моего паспорта. Они лишь использовали любой предлог для того, чтобы испортить жизнь Андрею и мне. Помимо этого в дверной звонок, домофон, а также по телефону постоянно раздавались анонимные звонки. Андрей купил видеодомофон, видеоглазок и телефонный автоответчик, однако звонки продолжали поступать на мобильные телефоны, в дверь перестали звонить в дверь, но стали стучать. Нам пришлось создавать максимальную степень изоляции от внешнего мира — поставить дополнительную звуконепроницаемую дверь, повесить тяжелые шторы на окна».

«В середине июня — сообщает Андрей К.,— я был удивлен тем, что мои соседи, жильцы квартиры № 10 супруги-пенсионеры Тамара и Валерий Одинцовы, которые охотно осведомляли милицию, равно как и всех желающих, о подробностях моей жизни, неожиданно уехали, что было для них нехарактерно в это время года. 12 июня 2006 г., в нерабочий праздничный день, утром к нам в квартиру стали звонить участковый и представительница СЭС в белом халате, которая сообщила, что хочет проверить «санитарно-эпидемиологическое благополучие» в моей квартире «в связи с участившимися обращениями и жалобами граждан». Мы с Давидом решили не открывать дверь, после чего женщина в белом халате надела респиратор и произвела «дезинфекцию» — обрызгала нашу дверь и примыкающий к ней коридор сильнодействующим раствором ядохимикатов с удушающим запахом. Уже после получаса в квартире стало невозможно находится, и у меня начались приступы астмы, мы были вынуждены бежать из дома».

 

3.5. Нарушения и попытки ограничения свободы выражения мнения

В соответствии с ст. 10 ЕКПЧ «каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ». Без четкой гарантии права на свободу выражения, охраняемой независимыми и беспристрастными судами, не может существовать свободное государство, не может существовать демократия. На это, в частности, неоднократно указывалось в решениях Европейского суда по правам человека.

Суд особо заявил, что ст. 10 защищает не только «информацию или идеи, которые принимаются благожелательно или расцениваются как безвредные или принимаются с безразличием, но и те, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство со стороны государства или какой-либо части населения. Это — требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которыx не существует демократического общества» (выделено нами.— Авт.)1.

Термин «выражение» не ограничивается лишь свободой слова, письменного или устного, но оxватывает также области живописи2, образов3 и действий, связанных с выражением идей или передачей информации. В некоторых обстоятельствах даже форма одежды может подпадать под действие ст. 10^4.

Понимаемая таким образом свобода выражения систематически нарушается по отношению к российским гомосексуалам. Более того, предпринимаются попытки законодательно закрепить ограничения свободы выражения для них.

Речь идет о настойчивых попытках ввести в законодательство и правоприменительную практику запрет на так называемую пропаганду гомосексуализма.

Если раньше эта идея распространялась несколькими маргинальными политиками и мало кем воспринималась серьезно, то сегодня понятие «пропаганда гомосексуализма» не только вошло в повседневный лексикон консервативных политиков, но и применяется на практике вопреки действующему законодательству.

В марте 2006 г. прокуратура Ростовской области вынесла предупреждение двум ростовским телеканалам — ТРК «Пульс» и «Компания «ЭкспоВИМ» — за трансляцию в телечатах SMS-сообщений, «в которых содержалась пропаганда нетрадиционной сексуальной ориентации». В прокурорском предупреждении так и говорилось, что «пропаганда гомосексуализма в России запрещена».

Другой пример — отказ в государственной регистрации тюменской организации «Радужный дом». В официальном письме Управления Федеральной регистрационной службы по Тюменской области, Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому автономным округам, в частности, говорится: «Деятельность организации, связанная с пропагандой нетрадиционной сексуальной ориентации, может повлечь подрыв безопасности российского общества и государства». Далее авторы утверждают, что пропаганда нетрадиционной сексуальной ориентации угрожает территориальной целостности Российской Федерации.

В Рязанской области запрет на распространение информации о гомосексуальных отношениях уже узаконен. 24 мая 2006 г. областная дума приняла дополнение к местному закону об административных правонарушениях: «Статья 3.13. Публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуализма (мужеложства и лесбиянства) среди несовершеннолетних».

В Генеральной прокуратуре РФ, куда обратилась группа правозащитников5, по поводу изложенных фактов пояснили следующее: «Установлено, что основанием для объявления предостережений руководителям ООО ТРК «Пульс» и ООО «Компания «ЭкспоВим», осуществляющими вещание на территории Ростовской области, стали нарушения действующего законодательства, направленного на защиту интересов несовершеннолетних (трансляции телевизионных чатов, сформированных на основе SMS-сообщений с предложениями интимного характера, в том числе пропагандирующими нетрадиционные формы сексуальной ориентации и извращенное сексуальное поведение)». При этом Генеральная прокуратура ссылается на международные обязательства Российской Федерации в рамках Декларации прав ребенка от 20 ноября 1959 г., Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г., а также Федеральные законы «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и «О средствах массовой информации». Однако ни в одном из перечисленных документов понятие «пропаганда гомосексуализма» не содержится.

1 Xэндисайд против Соединенного Королевства, 1976; Лингенс против Австрии, 1986; Oбершлик против Австрии, 1991.

2 Mюллер против Швейцарии, 1988.

3 Корxер против Австрии, 1993.

4 Стивенс против Соединенного Королевства, 1986.

5 http:/ lgbtnet.ru/news/detail.php?ID=2961.

Заметим, что сексуальное просвещение несовершеннолетних и воспитание уважения к индивидуальным различиям является не только правом, но и обязанностью общества и государства. Это предполагает и сообщение им достоверной информации о гомосексуальности, разумеется, в адаптированных формах. Еще в 2000 г. ПАСЕ рекомендовала государствам-участникам бороться с гомофобией, в частности в школах посредством обучения. При этом любому здравомыслящему человеку ясно, что воспитание толерантности и сексуальное просвещение не имеют никакого отношения к вовлечению несовершеннолетних в сексуальные отношения. В марте 2008 г. главы крупнейших протестантских церквей России направили на имя генерального прокурора Юрия Чайки обращение с требованием закрыть канал «2×2». Причина — «скрытая и явная пропаганда гомосексуализма и педофилии, асоциального образа жизни, а также многочисленных пороков». Глава нижегородских мусульман Умар-хазрат Идрисов выразил готовность присоединиться к инициативе протестантов. Обращение поддержал и Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений России.

Аналогичное обращение в Следственный комитет при прокуратуре РФ с призывом возбудить уголовное дело в связи с трансляцией телеканалом «2×2» мультсериала «Южный парк» направил Российский объединенный союз христиан веры евангельской в сентябре 2008 г. В обращении содержалась просьба признать сериал экстремистским и запретить его на территории России. «Южный парк», по словам одного из лидеров протестантов, содержит «скрытую и явную пропаганду гомосексуализма и педофилии как нормы сексуальных отношений».

Басманная межрайонная прокуратура города Москва после завершения проверки направила в суд заявление о признании экстремистским содержания одной из серий мультфильма «Южный парк», который транслировался в эфире телеканала «2×2».

В начале июня 2008 г. сразу три комитета Государственной думы РФ обнародовали проект Концепции государственной политики по духовно-нравственному воспитанию детей1. Депутаты заявили о намерении внести осенью шестнадцать законопроектов, среди которых и введение уголовной ответственности за пропаганду среди детей гомосексуализма и «иных форм сексуальных отклонений».

1 Текст см.: http:/ state-religion.ru/moral/concept/17-koncepcija-gosudarstvennojj-politiki-v-oblasti.html.

Одной из задач государственной политики авторы «Концепции» провозглашают:

«Установление законом запрета на пропаганду детям гомосексуализма, в том числе на формирование представлений о нем как о социально или нравственно приемлемой, одобряемой или нормальной форме сексуальных отношений. Установление законом мер уголовной ответственности за пропаганду детям в возрасте до 16 лет гомосексуализма и иных форм сексуальных перверсий (отклонений)». Таким образом, предполагается запретить распространение современных знаний о гомосексуальности как варианте нормы сексуального поведения, основанных на позиции, в частности, Всемирной организации здравоохранения и не представляющих никакой опасности для несовершеннолетних.

Среди прочего предполагается категорически запретить распространение взглядов на однополые семейные союзы (парнерства) «как о нормальной, социально приемлемой или допустимой форме семьи».

Один из законопроектов, предлагаемых депутатами,— «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения эффективности системы полоролевого воспитания и профилактики ВИЧ-инфекции и других заболеваний, передающихся половым путем, среди детей». Он предполагает введение запрета на использование в системе образования программ и учебных материалов, формирующих представления о гомосексуализме (мужском или женском)… как о социально нормальных или нравственных нормах сексуального поведения и сексуальных отношений либо как о современном, модном образе жизни». Аналогичный запрет предполагается распространить и на содержание внешкольных мероприятий.

Примечательно, что законодатели не дают определения понятию «пропаганда гомосексуализма». Единственное толкование дается в пресловутом законопроекте Чуева: пропаганда заключается «в публичной демонстрации гомосексуального образа жизни и гомосексуальной ориентации» в публично демонстрируемых произведениях и СМИ. В соответствии с данным определением издание, например, произведений Оскара Уайльда, «Диалогов» Платона, некоторых сонетов Шекспира и пр. можно будет считать уголовным преступлением. Кроме того, станет невозможной распространение любой информации, необходимой для полноценной жизни геев и лесбиянок.

Эксперты подтверждают: понятие «пропаганда гомосексуализма» лишено смысла. Так, И. С. Кон по этому поводу говорит: «Что такое пропаганда гомосексуальности, мне непонятно. Разве кто-нибудь выступает по поводу того, что гомосексуальность лучше гетеросексуальности? Вопрос выбора сексуальной ориентации — это не вопрос моды. Нечто подобное может существовать и существует в каких-то молодежных субкультурах, где могут изображать то одно, то другое. Что же касается серьезных процессов, то они имеют более глубокие органические причины. А если говорить о том, что происходит в нашей стране, я вижу кампанию гомофобии, требования чтото запретить, закрыть и т. д. Что явно противоречит общим тенденциям культуры и нашему законодательству. И связано это, к сожалению, с более общим феноменом — усилением ксенофобии, то есть ненависти и неприязни ко всем другим, чужим. И это действительно очень опасное явление, и с ним надо бороться»1.

1 http:/ www.gayclub.ru/society/article.php?PAGEN_7=2&PAGEN_3=2&ID=2981.

 

3.6. Дискриминация на рабочих местах и при трудоустройстве

Прямая дискриминация по признаку сексуальной ориентации — увольнения или отказ в приеме на работу — явление относительно редкое, но не потому, что работодатели толерантны. 78,6% геев, опрошенных QGuys.Ru, скрывают свою гомосексуальность от работодателей и коллег. Только 17% сообщили, что на работе ориентацию свою не скрывают и никаких проблем на этой почве у них не возникало. Если в малых городах самый низкий процент уволенных или не принятых на работу, то и доля скрывающих свою ориентацию — самая высокая.

В наиболее уязвимом положении оказываются те геи и лесбиянки, которые работают (или хотят работать) в государственных учреждениях и организациях, а также в системе образования. Опрошенные в ходе мониторинга респонденты неоднократно указывали на известную им практику проверки граждан, поступающих на государственную службу, на предмет «нормальности» их личной жизни. Если руководству учреждения становится известно о гомосексуальности сотрудника, часто принимаются меры избавлению от такого сотрудника.

В подобной ситуации оказался и Андрей К. (Москва, 36 лет, см. выше). В декабре 2005 г. ему удалось устроится на работу в государственное учреждение — Московский городской совет общественных пунктов охраны правопорядка (МГС ОПОП), который находится в прямом подчинении правительства Москвы,— на должность председателя общественного пункта охраны правопорядка (ОПОП) микрорайона № 6 Пресненского района г. Москвы. Официально приказ о приеме на работу был издан лишь 3 марта 2006 г.

При приеме на работу работодатель не знал о гомосексуальности Андрея К. Однако после того, как его совместная жизнь с Давидом Р. получила огласку, Андрей К. стал подвергаться давлению со стороны руководства МГС ОПОП.

Он описывает это следующим образом:

«Начальник организационного отдела управы А. Я. Коротун, который курировал нашу работу, вызвал меня и моего непосредственного начальника, председателя ОПОП Пресненского района В. Н. Андриенко, в свой кабинет и начал кричать и требовать в самых грубых выражениях, чтобы я коренным образом изменил свой образ жизни (имелась в виду частная жизнь), так как мое поведение бросает тень на правоохранительную систему, правительственные органы и Пресненский район: «Я не собираюсь иметь из-за вас неприятности и дожидаться, когда кто-нибудь обратиться к мэру или правительству Москвы напрямую… если вы не сделаете соответствующих выводов, то потеряете не только работу, но и покой, узнаете, что значит неподчинение Родине!. » Дело в том, что все обращения жителей вместе с экземплярами листовок оказались в распоряжении Коротуна. Меня ознакомили с ними. Это были письма соседей, рапорты участковых милиционеров, петиции совета ветеранов, листовки. Я сказал, что скорее умру, чем расстанусь с Давидом. «Ну и подыхай, сука!» — ответил Коротун и бросил в меня банановую кожуру. «Без покаяния можешь не возвращаться»,— завершил он.

В результате нервного срыва у меня начались непрекращающиеся, некупируемые приступы удушья, течение моего хронического заболевания (бронхиальной астмы) усугубилось до крайности. Давиду пришлось вызвать скорую помощь, которая доставила меня в городскую клиническую больницу № 61 в крайне тяжелом состоянии.

После возвращения из больницы Андриенко предложил мне написать заявление об увольнении с работы по собственному желанию. Я отказался. Андриенко предупредил, что я все равно буду уволен, но уже не смогу никуда устроиться на работу, «будешь вечным клоуном».

Чтобы найти предлог для моего увольнения Андриенко вызвал к себе двух наиболее лояльных лиц из числа своих подчиненных, членов «Единой России», и попросил их подписать акт о якобы совершенных мною прогулах. Однако мой коллега Н. В. Макеев отказался подписывать фальшивку. Андриенко сказал, что двух подписей будет достаточно.

Вскоре я был уволен, но обжаловал увольнение в суде. Давление и дискриминация после этого переросли в преследование и пытки».

Эти факты подтверждает и Макеев:

«Андрей К. сразу проявил себя как очень честный, открытый и принципиальный человек, который подходит к исполнению своих обязанностей с большой степенью ответственности. Его отличает отзывчивость и добродушие, готовность приходить на помощь людям, коллегам по работе. Я всегда считал его самым подходящим для занимаемой им в 2006 году должности работником. Он являлся одним из лучших председателей ОПОП микрорайонов.

Андрей К. никогда не афишировал своей сексуальной ориентации, однако в силу своей честности и открытости, он был не в состоянии отвечать отрицательно на прямые вопросы, касающиеся ее. Это делало его весьма уязвимым и незащищенным.

Очень скоро после начала его работы в ОПОП руководству управы и ОПОП стало известно о том, что Андрей К. принадлежит к сексуальному меньшинству, является гомосексуалистом. Информация о его личной жизни и круге общения была получена от участковых милиционеров по месту жительства и месту работы Андрея К., а также жителей дома, в котором находится квартира Андрея К. В частности, у участкового милиционера Н. В. Дюжева хранились несколько листовок, которые распространялись в доме Андрея К. и содержали призывы к совершению силовых акций против Андрея К.

В период нахождения Андрея К. на излечении в больнице наш непосредственный начальник, В. Н. Андриенко, проводил совещание, в ходе которого проинформировал всех кадровых сотрудников ОПОП о полученной информации и запрашивал их мнения. Убедившись в том, что коллеги осуждают Андрея К., он предложил составить коллективное обращение в МГС ОПОП о несоответствии Андрея К. занимаемой должности и требованием его увольнения. Это обращение было подписано всеми, кроме меня.

Вскоре после выписки из больницы Андрей К. вернулся к исполнению своих должностных обязанностей и стал подвергаться систематическому давлению и оскорблениям. Во время совещаний Андриенко и Коротун постоянно унижали Андрея К. и всячески издевались над ним.

Мне стало понятно, что руководством управы и ОПОП принято решение уволить Андрея К. и тем самым избавить себя от «моральной ответственности» за ту модель поведения, которую Андрей К. реализовывал в своей жизни. Причиной его увольнения стала нетерпимость к меньшинствам. Однако Андриенко искал способ придать законный вид увольнению Андрея К. Я имел возможность наблюдать, как несколько раз Андриенко, применяя то уговоры, то угрозы, настоятельно предлагал Андрею К. уволиться по собственному желанию. В итоге Андрей К. был уволен на основании составленного Андриенко акта о якобы совершенных Андреем К. прогулах, что само по себе выглядит нелепо, потому что в тот период Андрей К. не имел рабочего места и, стало быть, просто не мог совершить прогул, то есть отсутствовать на рабочем месте».

В июле 2006 года Андрей К. предложил адвокату Р. З. Мамиеву стать его представителем в суде. Тот составил исковое заявление в Тверской районный суд г. Москвы.

По словам Мамиева, с самого начала процесса чувствовалось сильное воздействие исполнительной власти на суд, выражавшееся в необоснованном отказе в принятии искового заявления, затягивании процесса, а потом и в открытом нежелании решать дело по существу и предоставлять судебную защиту его подзащитному.

Исковое заявление Андрея К. после поступления в суд пролежало там три месяца без рассмотрения. Все это время истцу и его адвокату не удавалось получить в канцелярии суда никакой информации. И это несмотря на установленный гражданско-процессуальным кодексом месячный срок принятия заявлений, который суды, обычно, не нарушают, особенно в последние годы, когда Верховный суд РФ очень серьезно стал следить за соблюдением процессуальных сроков судами общей юрисдикции.

По прошествии столь долгого времени суд вынес определение об оставлении искового заявления без рассмотрения, мотивируя это тем, что Андрей К. не являлся на заседания суда. При составлении частной жалобы на определение суда адвокату удалось установить, что повестки Андрею К. не направлялись, за исключением одной, которую он получил уже в день заседания, значительно позже того времени, на которое оно было назначено. По телефону же из канцелярии суда по гражданским делам никакой информации Андрею К. не давали.

Когда адвокат подал частную жалобу в вышестоящую инстанцию, Московский городской суд, то «в материалах гражданского дела, в которых содержались доказательства фактов, на которые я ссылался, произошли странные изменения, которые уничтожили наши доказательства». Так, почтовый штемпель на конверте, в котором исковое заявление поступило в суд, был замазан таким образом, чтобы невозможно было разглядеть дату отправления, а рядом с подписью получателя на повестке была подправлена дата. При этом в материалах дела отсутствовала отметка о выдаче этого дела для ознакомления ответчику либо истцу или его представителю. Внести подобные изменения могли лишь сотрудники суда.

Рассказывает Мамиев: «Когда по каким-то непонятным причинам поданная мною жалоба была удовлетворена, федеральная судья Тверского районного суда Л. И. Быковская, в производстве которой находилось дело Андрея К., была удивлена не меньше, чем я. Она пригласила меня для беседы и спросила, насколько я хорошо знаю Андрея К. и что мне известно о его «моральном облике». Я ответил, что мои отношения с Андреем К. ограничиваются моей профессиональной адвокатской деятельностью и никаких оценок моральному облику своего доверителя я давать не вправе. Что же касается подоплеки увольнения Андрея К., связанной с «зачисткой» государственных учреждений от представителей сексуальных меньшинств, то она мне известна.

Проведя одно заседание для решения процессуальных вопросов, судья снова пригласила меня для беседы и попросила заявить ходатайство о передаче дела в другой суд, где у нас будет больше шансов: «В сложившихся условиях я не смогу удовлетворить ваш иск, так что если не хотите отказа, лучше послушайтесь и заявите ходатайство».

Андрей К. согласился на передачу дела в Хорошевский районный суд г. Москвы, федеральной судье Салтыковой.

В марте 2008 г. иск был рассмотрен в судебном заседании и вынесено решение об отказе в удовлетворении всех исковых требований. 26 мая кассационная инстанция, Московский городской суд, оставил решение Хорошевского районного суда без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Как уже говорилось, в малых российских городах разглашение сексуальной ориентации человека чаще всего заканчивается увольнением с работы, после чего найти новую работу в том же городе становится практически невозможно. Об этом, в частности, свидетельствуют обращения в Российскую ЛГБТ-сеть.

Алексей (Волгоградская обл.): «С ноября 2005 по декабрь 2006 гг. работал слесарем в монтажном управлении. Имею пятый разряд. По просьбе инженера первого участка контракт со мной на выполнение работ больше не заключается. Никогда не прикладывал каких-то усилий, чтобы скрывать свою ориентацию. Спустя год после того, как я устроился в ту организацию, непосредственное начальство узнало, что я гей. И несмотря на то, что за весь этот год нареканий в мой адрес не было, мне отказали в продлении трудового договора. В частной беседе сказали просто: «У тебя не та ориентация».

Александр (40 лет, Псковская обл.): «Работал в средней школе в Псковской области. С 2003 года начались постоянные издевки со стороны учителей, учащихся и администрации школы. Одна из преподавателей прямым текстом объявила, что меня надо посадить на нары и вообще изолировать от общества. Был поставлен в условия, в которых продолжать работы стало невозможно. На бирже труда мне было сказано, что мне было бы вообще лучше уехать из города. Произвол начался, когда я открыто заявил о своей ориентации. В данной школе я работал с 1984 года».

В редких случаях гомосексуалам удается через суд восстановить нарушенные трудовые права.

В решении от 20 сентября 2005 г. Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга признал незаконным дискриминационное решение ОАО «Российские железные дороги» в отношении кандидата, которому было отказано в поступлении на курсы из-за того, что в его военном билете содержалась запись о «психическом нарушении», сделанная исключительно на основании его гомосексуальности. В 2003 г. он был снят с учета в психоневрологическом диспансере. Однако военкомат отказался убрать запись из военного билета, по-прежнему считая его негодным к службе в армии в связи с гомосексуальностью, которую на этот раз классифицировали в военкомате как «другие расстройства половой идентификации» (в то время как в Расписании болезней 2003 г. было прямо указано, что гомосексуальность не является основанием для ограничения годности к военной службе).

В 2003 году истец обратился в поликлинику Октябрьской железной дороги за получением медицинского заключения для поступления на курсы проводников. В поликлинике отказалась признать его пригодным для профессии проводника на основании записи в военном билете, а также в связи с тем, что ранее он состоял на учете в психоневрологическом диспансере.

Психиатрический правозащитный центр, представляя интересы заявителя в деле об оспаривании решения дорожной поликлиники, утверждал, что такое решение поликлиники нарушает право на образование и право на труд, гарантированные Конституцией РФ. Более того, Психиатрический правозащитный центр также утверждал, что гомосексуальность заявителя никогда не должна была рассматриваться как психическое расстройство.

Признав незаконным решение врачебной экспертной комиссии государственного учреждения здравоохранения в отношении заявителя, Фрунзенский районный суд сделал два важных вывода:

1. Суд признал незаконной практику использования данных воинского учета для ограничения прав человека. Суд пояснил, что военный билет является документом воинского учета, и сведения, содержащиеся в нем, должны использоваться исключительно в целях воинского учета, а не для определения медицинских противопоказаний к трудовой деятельности. Суд отметил, что федеральное законодательство обязывает работодателей оценивать заключения об отсутствии психиатрических противопоказаний, выданные только уполномоченными специализированными медицинскими учреждениями, а в данном деле заявитель имел заключение психоневрологического диспансера об отсутствии каких-либо противопоказаний, что было незаконно проигнорировано Дорожной поликлиникой.

2. Суд указал, что диагноз «перверзной психопатии», установленный истцу в 1992 г., был основан исключительно на его гомосексуальной ориентации. Таким образом, суд еще раз подтвердил то, что гомосексуальность не является психическим нарушением. В решении суда, в частности, указывалось: «Выставленный диагноз “психопатии перверзной” целиком базировался на прежних представлениях о том, что гомосексуальная ориентация относится к патологическим личностным состояниям и является заболеванием, а никаких иных оснований для постановки диагноза психического заболевания истцу не имеется, то данный диагноз может быть снят без специального стационарного и даже амбулаторного обследования. Основанием как раз и является исключение гомосекусуальности из списка психических заболеваний и признанием последней вариантом нормы. Гомосексуализм более не рассматривается в качестве психического заболевания…»

28 декабря 2004 г. в Дзержинском районном суде г. Ярославля состоялся судебный процесс по делу Елены Корневой, которая была уволена с должности воспитателя детского сада с официальной мотивировкой «по состоянию здоровья», при этом в судебном заседании директор детского сада пояснял, что уволил сотрудницу только потому, что она лесбиянка. «Я не мог держать ее в детском саду по соображениям морали и нравственности»,— заявил в суде ответчик. Суд признал увольнение незаконным и восстановил ее в прежней должности.

 

3.7. Ограничения свободы мирных собраний и ассоциации

Запрет на проведение мирных шествий в защиту прав сексуальных меньшинств в Москве в 2006—2008 годах власти открыто мотивировали неприемлемостью для них его целей, ссылаясь на религиозные догматы как на некие общеобязательные нормы. Одновременно московское правительство не препятствовало проведению не согласованных с ним официально пикетов с гомофобными лозунгами. Таким образом, был нарушен принцип равенства граждан при пользовании правами и свободами, в частности, правом на мирные шествия и пикетирования.

18 апреля 2008 г. организаторы «гей-прайда» подали на имя мэра Москвы десять уведомлений о проведении публичных мероприятий 1 и 2 мая. 22 апреля еще пятнадцать заявок были поданы на 3, 4 и 5 мая. «В самое ближайшее время мы намерены уведомлять московские власти о проведении гей-шествий по пять в день вплоть до конца мая»,— заявили организаторы в конце апреля.

23 апреля пресс-секретарь мэра Москвы Сергей Цой заявил агентству «Интерфакс», что московские власти не допустят проведения в столице несанкционированных акций сексуальных меньшинств в первомайские праздники. Цой отметил: «От имени мэра и правительства Москвы заявляю, что правительство города будет действовать решительно и бескомпромиссно, как и в предыдущие годы, по пресечению попыток проведения этих мероприятий, потому что общество в абсолютном большинстве не приемлет такого рода проявления, образ жизни геев и их философию».

В пятницу 25 апреля организаторы получили официальный отказ в проведении гей-шествий в столице 1 и 2 мая, однако в письме, подписанном заместителем начальника Управления координации деятельности по обеспечению безопасности г. Москвы В. В. Олейником, содержалась ошибка в дате: вместо 2008 года был фигурировал 2007. В письме «по поручению московского мэра» говорится, что указанные в уведомлениях цели вызывают негативную реакцию общества, и проведение данных публичных мероприятий может повлечь за собой групповые нарушения общественного порядка, что представляет угрозу безопасности их участников: «Исходя из норм Международной конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, в частности статьи 11 (свобода собраний и объединений), по смыслу которой право на мирные собрания может быть ограничено в интересах общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц сообщаю, что проведение заявленных шествий не согласовывается».

Стоит отметить, что такое толкование ст. 11 ЕКПЧ явно противоречит разъяснениям Европейского суда по правам человека. В мае 2007 года ЕСПЧ вынес единогласное решение по делу о запрете гей-парада в Варшаве в 2005 году, признав его нарушающим ст. 11 ЕКПЧ. Суд интерпретировал ст. 11 как не позволяющую запрещать гей-шествия и указал на обязанность властей обеспечивать безопасность подобных мероприятий.

28 апреля организаторы «гей-прайда» обжаловали в Тверском районном суде Москвы запреты городских властей на проведение десяти шествий на первомайские праздники.

В пятницу 16 мая организаторы московского гей-прайда направили письмо президенту РФ Д. А. Медведеву с просьбой защитить права представителей ЛГБТсообщества и положить конец дискриминации сексуальных меньшинств со стороны мэра Москвы. В отдельном заявлении они попросили разрешения на проведение 31 мая шествия в Александровском саду, находящемся в ведении федеральных властей. 28 мая Администрация Президента РФ проинформировала заявителей о том, что она направила поручение в префектуру Центрального административного округа Москвы согласовать проведение мероприятия на одной из площадок столицы, где традиционно проводятся публичные мероприятия, а также обеспечить безопасность участников мероприятия.

1 июня в 13.00 примерно 30 геев, лесбиянок и их сторонников развернули транспаранты и радужные флаги у памятника П. И. Чайковскому возле Московской консерватории на Большой Никитской улице. На крупном транспаранте было написано: «Гомофобия — часть ксенофобии» и «Права сексуальных меньшинств — права человека». Кроме того, манифестанты развернули радужный флаг в виде паруса. Поскольку участники «гей-прайда» собрались не там, где было объявлено, ни милиция, ни противники из числа неонацистов и фундаменталистов, не успели ничего предпринять. Пикет продолжался около двадцати минут.

В 2007 году сразу двум общественным организациям сексуальных меньшинств, «Радужному дому» (Тюмень) и «Фавориту» (Омск), было отказано в государственной регистрации.

В первом случае аргументация отказа со стороны чиновников ФРС носила явно гомофобный характер.

О создании тюменской региональной общественной организации «Радужный дом» было объявлено еще в 2005 году. Цели деятельности объявлялись следующие: защита прав людей гомо- и бисексуальной ориентации, их социальная и психологическая адаптация, укрепление их самоуважения и доверия, предоставление необходимых юридических, социальных и экономических прав; борьба с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации, создание в обществе терпимого отношения к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией; преодоление гомофобии в общественном сознании, содействие открытому обсуждению вопросов гомосексуальности в обществе; проведение профилактики, помощь ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом гомосексуалам. В течение 2006 года Управление ФРС по Тюменской области, Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому автономным округам дважды отказывало «Радужному дому» в госрегистрации. Среди мотивов отказа в официальном письме на имя руководителя организации, А. Жданова, значились: «Цели организации направлены на защиту прав и свобод людей нетрадиционной сексуальной ориентации. Предусмотренные в Уставе задачи способствуют достижению целей организации, а потому их решение влечет пропаганду нетрадиционной сексуальной ориентации. Деятельность организации, связанная с пропагандой нетрадиционной сексуальной ориентации, может повлечь подрыв безопасности российского общества и государства в силу следующих обстоятельств:

• подрываются духовные ценности общества;

• подрываются суверенитет и территориальная целостность Российской Федерации в силу сокращения ее населения».

В январе 2007 года «Радужный дом» получил третий отказ из регионального управления ФРС. В дополнение к уже объявленным ранее причинам отказа появились новые «аргументы». В частности, чиновники считают, что пропаганда нетрадиционной сексуальной ориентации посягает на охраняемые государством институты семьи, брака, что может повлечь возбуждение социальной и религиозной ненависти и вражды. Кроме того, серьезным нарушением, не позволяющим зарегистрировать общественное объединение, чиновники считают отсутствие пагинации в уставе. Это было названо «содержащейся в представленных документах недостоверной информацией». 18 апреля ФРС России согласилась с решением региональных коллег, сославшись на экспертизу устава «Радужного дома», проведенную Тюменским юридическим институтом МВД. Согласно этому документу, устав содержит «признаки экстремистского характера». Данное экспертное заключение изобилует совершенно нелепыми утверждениями. Тюменские юристы, в частности, сочли себя достаточно компетентными сексологами и предложили собственную гипотезу происхождения гомосексуальной ориентации. По их мнению, она возникает у граждан с «традиционной сексуальной ориентацией» вследствие «пропаганды».

По свидетельству газеты «Коммерсант-Урал», в приватных беседах с журналистами тюменские чиновники признают, что Росрегистрация, даже в случае проигрыша в суде, будет находить новые поводы для отказа в регистрации гей-организации. «Наше общество не готово к кардинальному пересмотру мировоззрения. Геи в Тюмени слишком эпатажны, со стороны религиозных групп к ним постоянно будут претензии, поэтому шансов зарегистрировать такую организацию практически нет».

Профессор Московской государственной юридической академии, эксперт Независимого экспертно-правового совета, доктор юридических наук Борис Страшун подготовил независимое заключение на отказ в регистрации «Радужного дома». Он, в частности, отмечает: «Действительно ли в Уставе все так страшно, и объединение пока что всего трех человек грозит такими катастрофическими для страны последствиями? Ни о какой пропаганде нетрадиционной сексуальной ориентации речь здесь не идет, учредители РД стремятся лишь помочь представителям сексуальных меньшинств объединиться и защититься от дискриминации. Утверждение же, что деятельность РД может подорвать суверенитет и территориальную целостность Российской Федерации в силу сокращения ее населения, просто смехотворно. Причины сокращения населения России отнюдь не заключаются в нетрадиционной сексуальной ориентации ничтожной части граждан: эта ориентация существовала и тогда, когда численность населения страны росла. Если следовать логике Управления, таких лиц надо бы вообще убрать из общества. Непонятно также, каким образом соответствующая уставу деятельность РД «может возбудить социальную, религиозную ненависть и вражду». Впечатление такое, что Управление пугается само не знает чего и, будучи ослеплено страхом, нарушает конституционные права и свободы граждан, прежде всего их право на объединение».

Адвокат, представляющий интересы «Радужного дома», правовой аналитик межрегиональной правозащитной ассоциации «АГОРА» Рамиль Ахметгалиев заявил: «Росрегистрация вышла за пределы своих полномочий. Она, минуя суд, решила определить, какая организация является экстремистской, а какая нет. Отказ ФРС незаконен и нарушает нормы о свободе объединения Конституции России и Европейской конвенции о правах человека. Если бы чиновники Росрегистрации внимательно прочитали Устав «Радужного дома», никто бы не смог заявить, что эта организация угрожает государственной безопасности».

24 мая Ахметгалиев подал в Басманный суд Москвы заявление, оспаривающее решение ФРС России.

20 августа руководитель «Радужного дома» подал в Центральный райсуд Тюмени заявление с требованием признать незаконным отказ Управления ФРС по Тюменской области, Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому автономным округам в регистрации организации.

26 октября в Таганском суде Москвы под председательством судьи М. Ю. Казакова состоялись слушания. Адвокат истца Ирина Хрунова показала, что ФРС не только не отменила незаконное решение территориального органа об отказе в регистрации общественной организации, но и не сочла необходимым дать полный ответ на обоснованную жалобу представителей «Радужного дома», ограничившись отпиской. Несмотря на представленные адвокатом документы и доводы, суд принял решение отказать президенту «Радужного дома» А. Жданову в удовлетворении жалобы.

После оглашения решения суда депутат Госдумы, член парламентского комитета по делам женщин, семьи и детей Николай Безбородов заявил, что права граждан, относящихся к сексуальным меньшинствам, вообще защищать не надо, так как в противном случае «мы тем самым начинаем пропагандировать эти меньшинства». Депутат заявил также, что наличие организаций геев и лесбиянок может привести «к столкновениям в нашем обществе», в том числе и к религиозным. «Регистрация подобных обществ подрывает устои национальной безопасности государства»,— заключил Безбородов.

7 ноября Центральный районный суд Тюмени отказал в удовлетворении жалобы Жданова на региональное управление Росрегистрации. Это решение было обжаловано в Тюменском областном суде. Последний 17 декабря лишь подтвердил решение районного суда, которое, таким образом, вступило в законную силу. 3 марта 2008 г. Жданов подал жалобу в ЕСПЧ.

Дело «Радужного дома» вызвало широкий общественный резонанс в России и за рубежом. Ситуация с организацией нашла отражение в докладах Human Rights Watch, Human Rights Without Frontiers, Молодежного правозащитного движения и Московской Хельсинкской группы. О незаконном отказе в регистрации «Радужного дома» идет речь и в докладе «Международной амнистии».

Дело «Радужного дома» со всей очевидностью показывает, что российское государство в лице своих институтов — от местных администраций и районных судов до высшей законодательной власти — под нелепыми и невежественными предлогами сознательно отказывает сексуальным меньшинствам не только в равных гражданских правах, в т. ч. в праве на создание общественных объединений, но и не допускает даже мысли, что геи и лесбиянки могут цивилизованно отстаивать свои права.

 

3.8. Диффамация и стигматизация в СМИ

 

3.8.1. Основная направленность публикаций

В России отсутствует дискурс об ЛГБТ-проблематике. Почти не поднимается тема гомофобии и дискриминации по признаку сексуальной ориентации. В основном публикации в СМИ, связанные с ЛГБТ-тематикой, скандальны, тенденциозны и, как правило, содержат признаки использования «языка вражды».

В большинстве публикаций, которые содержат ярко выраженную оценку автора, подчеркиваются привилегии гетеросексуалов, на том основании, что ЛГБТ являются меньшинством, делался вывод о правомочности ограничения их прав. Очень много пишется об опасности принадлежности к «сообществу гомосексуалистов», чреватому психическими расстройствами, ВИЧ и др. заболеваниями и рисками.

Сообщения, не содержащие четко выраженного отношения автора к проблематике, тем не менее пестрят оборотами, выдающим отрицательный настрой или, по меньшей мере, незнакомство с проблематикой.

Многие публикации содержат негативные оценки ЛГБТ, данные церковными деятелями, политиками, различного рода «экспертами».

Несмотря на происходившие в течение рассматриваемого периода события, так или иначе связанные с ЛГБТ, большинство из них не находили достойного освещения в прессе. Повторим, что СМИ в основном привлекают скандалы (московский «гей-парад», криминальные происшествия и т. п.).

Стоит отметить, что сегодня практически отсутствует культура подготовки сообщений по ЛГБТ-тематике. Подавляющая часть публикаций на эту тему содержит ошибки, вызванные распространенными в обществе стереотипами в отношении ЛГБТ и банальным незнанием терминологии и проблематики.

Мониторинг также показал преобладание маскулинности в сообщениях по ЛГБТтематике. Лишь в незначительной доле публикаций встречается упоминание о лесбиянках. Как правило, выражение «нетрадиционная любовь» подразумевает отношения между мужчинами.

 

3.8.2. Наиболее обсуждаемые темы

Одной из наиболее популярных стала тема московского «гей-парада». Среди заголовков: «Московские геи в очередной раз пытаются провести гей-парад», «Организаторам гей-парада в Москве снова отказали», «Суд не удовлетворил геев» и т. д.

Также обсуждаемой стала акция «День молчания» в Санкт-Петербурге. Оба мероприятия проводились почти одновременно, однако в отличие от московского это было санкционировано. Многие СМИ обратили на это внимание. Судя по комментариям в блогах, форумах и другого рода социальных сетях, активистам не удалось проинформировать общество о своих проблемах. Большая часть заметок освещала мероприятие поверхностно. В них, как правило, не приводились примеры гомофобии или дискриминации ЛГБТ. Во многих интернет-СМИ, которые предоставляют возможность комментировать свои публикации, наблюдалось множество гомофобных, а подчас и экстремистских высказываний, в отношении как организаторов, так и гейсообщества в целом.

Российский «День молчания» также привлек внимание журналистов. Стоит отметить, насколько спокойно была представлена позиция активистов в СМИ — в публикациях практически отсутствовали признаки «языка вражды» или незнания журналистами проблематики, традиционные для журналистов ошибки не были критичными с точки зрения целостности подачи информации.

Часто упоминаемой стала тема проведения в Санкт-Петербурге ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о бок». Дискуссия появилась сразу же после публикации в нескольких интернет-СМИ заявления киноактера и председателя Mеждународного объединения кинематографистов славянских и православных народов Николая Бурляева с резкой критикой самой возможности проведения подобного кинофестиваля. Масла в огонь подлили комментарии прежнего руководителя городского комитета по культуре Николая Бурова, заявившего, что городское правительство не будет ни препятствовать, ни способствовать проведению мероприятия. Стоит отметить, что в дискуссии в СМИ практически не была представлена позиция организаторов, за комментариями журналисты если и обращались, то к тем людям, кого причисляют к активистам, хотя многие из них на тот момент никакого отношения к фестивалю не имели.

И наконец, еще одной темой стали различного рода преступления, связанные с ЛГБТ. Здесь можно назвать и петербургскую историю о двух застрелившихся геях, и историю об убитом владельце гей-порносайта, и историю о бывшем боксере, который убил молодого человека, якобы совершавшего акт насилия над его пасынком. Многие из этих сообщений, в особенности последнее, подпитывают стереотипы о педофилии в ЛГБТ-сфере и формируют нездоровый климат вокруг ЛГБТ. Вообще оборот «педофилгомосексуалист» используется довольно часто. В «Московском комсомольце» даже появилась статья «Северную столицу терроризируют маньяки-гомосексуалисты».

Практически незамеченным российскими СМИ оказался фестиваль «EuroPride’08» (август 2008 года, Стокгольм) — общеевропейское мероприятие, в котором приняли участие около 50 000 человек. Между тем впервые к участию в фестивале была приглашена российская организация, и в ходе мероприятия к ситуации в России было уделено значительное внимание — организован специальный круглый стол. Упоминание об этом событии было только в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

 

3.8.3. Характеристика СМИ

Основной вывод, который можно сделать на основе анализа публикаций, заключается в том, что «серьезные» СМИ на ЛГБТ-проблематику практически не обращают внимания, сообщения, связанными с ЛГБТ, главным образом появляются в так называемых желтых СМИ: в таблоидах, в теле- и радиопрограммах, освещающих «скандалы, интриги, расследования».

Среди лидеров по освещению ЛГБТ-тематики — «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», телеканал НТВ, «Твой день». Две первых газеты имеют чрезвычайно высокие тиражи и рейтинги и доступны практически всем категориям читателей. Аудитория канала НТВ превышает 120 миллионов человек, а рейтинги скандальных программ — на максимуме.

 

3.8.4. Стереотипы

Подавляющее большинство публикаций богато теми или иными стереотипными суждениями, как правило, ошибочными. Остановимся на некоторых из них.

Одно из самых распространенных суждений, которые можно встретить в СМИ, — «быть геем — это модно». Очень часто оно, вольно или невольно употребленное, встречается в различного рода авторских материалах.

Другое часто встречающееся мнение — «гомосексуализм — синоним распущенности и непристойного поведения». Как правило упор делается на интимную сторону гомосексуальных отношений.

Журналисты по-прежнему продолжают приписывать геям феминность, говоря, что они женственны и одеваются в женскую одежду. В одной из передач федерального телеканала содержалась высказывание: «Ветераны предыдущих гей-парадов сюда приходят со своей амуницией. Здесь же мужчины примеряют флажки вместо юбок, платочки. Веселье в самом разгаре».

Многие комментарии по разным причинам содержат негативную оценку и подкрепляют ее тезисом, что гомосексуализм отрицательно сказывается на демографии.

Часто в контексте противопоставления «добро — зло» гетеросексуальность противопоставляется гомосексуальности. Время от времени приводятся высказывания людей, заботящихся о своих детях и тревожащихся за их сексуальность. Распространено и тиражируется мнение, что гомосексуализмом можно заболеть.

Гомосексуализм зачастую воспринимается как синоним педофилии. Время от времени в скандальных публикациях на это указывают как заголовки, так и текст. При этом журналисты таблоидов не скупятся на краски и «примеры».

Не забывают комментаторы и о «пропаганде гомосексуализма» и «голубой мафии». Эти обороты также довольно часто используются.

Как правило, публикации снабжают скандальными, яркими фотографиями, а сюжеты в телепередачах сопровождают соответствующим видеорядом, которые полностью иллюстрируют и еще глубже вбивают те стереотипы, которые существуют в обществе, при этом внушая обывателю мысль об исключительной сексуальной ориентированности ЛГБТ.

Зачастую в одном ряду с ЛГБТ упоминаются проституция, сексуальные расстройства, психические болезни.

 

3.8.5. Наиболее часто встречающиеся ошибки

Большая часть ошибок, которые допускаются журналистами, вызвана недостаточным знакомством с тематикой ЛГБТ. Фактически журналисты рассказывают о тех или иных событиях, будучи не в курсе того, о чем идет речь, а потому опираются на собственное, подчас неверное, понимание тематики и распространенные стереотипы.

Достаточно сказать, что даже аббревиатуру ЛГБТ журналисты умудряются расшифровывать неправильно. Как правило, достается трансгендерам, которых называют то трансвеститами, то травести. Порой дело доходит до курьезов, когда журналисты делают выводы о сексуальной ориентации героев своих материалов.

 

3.8.6. Язык вражды

Часть публикаций за рассматриваемый период содержала признаки так называемого языка вражды. Как правило, это касается публикаций на криминальную тематику. К примеру, если речь идет об изнасиловании мальчика, то подозреваемого сразу же безосновательно называют «педофилом-гомосексуалистом», как, например, в сообщении информационного агентства «РОСБАЛТ»: «В Петербурге педофил-гомосексуалист изнасиловал восьмиклассника».

«Подводка» ведущего информационной программы телеканала НТВ к репортажу с шествия в Израиле содержала следующий тезис: «Это тот редкий повод, который объединяет ортодоксальных иудеев с ортодоксальными мусульманами и христианами. Полуголые меньшинства рядом со святынями веры — это бесит многих». Яркий пример тенденциозной подачи материала, намеренно вызывающей у зрителей негативную реакцию в отношении ЛГБТ.

Вообще СМИ явно злоупотребляют выражением «сексуальное меньшинство». Здесь каждое слово противопоставляет ЛГБТ «здоровому обществу», что только способствует распространению гомофобии.

Дают пищу для неутешительных размышлений и хлесткие заголовки, коими пестрят периодические издания. Например, «Питер против кино секс-меньшинств» — опять противопоставление, причем не соответствующее действительности, так как ни волеизъявления горожан, ни официального решения властей по вопросу проведения фестивал не было. Однако гомофобный заряд — налицо.

Надо сказать, что гомофобная позиция довольно широко представлена в СМИ. Журналисты не стесняются использовать слова «извращенцы», «больные», «болезнь» и т. п.

 

3.8.7. Пропаганда

Примером гомофобной пропаганды стал репортаж, вышедший весной 2008 года в эфире информационного выпуска одной из региональных телекомпаний. Корреспондент превратил его в «пятиминутку ненависти».

Ведущий. Артист в России — больше чем артист. Он носитель определенной идеологии. А часто и вполне определенной ориентации. Было бы преувеличением сказать, что приезд Бориса Моисеева взорвал общественное спокойствие Омска. Но и совсем незамеченным он не остался. У цирка встречать певца «Голубой Луны» собрались его немногочисленные поклонники с плакатами «СПС — партия большинства, готовая защищать меньшинство», «От свободы любви — к свободной стране. СПС — за свободу». Через час площадь у цирка заполнили и те, кому творчество Моисеева мягко говоря не нравится.

Антон Клименко. Вообще это извращает общество, извращает добрые нравы.

Татьяна Волкова. У меня сын, поэтому я к гей культуре отношусь отрицательно, у меня растет ребенок, и я беспокоюсь о его будущем. Просто гей культура — это большое зло.

Ведущий. Свой концерт Борис Моисеев назвал подарком омичам ко Дню святого Валентина. Троянский конь тебе в подарок. Так назвали концерт певца представители непримиримой общественности. Среди них — омские казаки, которые готовы с шашкой в руках отбиваться от носителей богемной культуры, потому как то, что в Москве хорошо, в Сибири — противно человеческой природе. Впрочем, так говорили не только казаки. На митинге против распространения в России гей-культуры его участники были солдиарны во мнении — распущенность противоречит культуре нашей страны, ее истории, традициям семейного воспитания. Было бы иначе — не было бы России или это была бы другая Россия. А потому — «лихо пусть себе сидит тихо».

Валентина Волошкина. Я пришла сюда, чтобы выразить протест, чтобы в городе не было гей-культуры, потому что я волнуюсь за своих внуков и хочу, чтобы город был свободен от всего дурного, от всего плохого, от той культуры, что несет Моисеев.

Виктор Мутовин. Мы не согласны с той культурой, которую несет Моисеев. Мы не согласны с тем образом жизни, который предлагается этим человеком. Мы не против этого человека, мы против той культуры, которую он сеет.

Ведущий. Ежегодно Россия теряет 700 тысяч человек — население среднего города. И артист, пропагандирующий своим сценическим образом однополую любовь, вряд ли заслуживает звание народного. Об этом прямо Владимир Путин не сказал, но смысл его ответа был примерно таким. Его впервые спросили «про это» на ежегодной пресс-конференции дотошные журналисты.

Владимир Путин. Мое отношение к гей-парадам и сексуальным меньшинствам, оно простое и связано с исполнением моих служебных обязанностей и заключается в том, что одна из главных проблем нашей страны — демографическая…

Ведущий. Идеология, меняющая ориентацию. В чем-то эстрадное искусство напоминает политику. Открытость России ко всем западным веяньям сегодня сочетается с настоящими родительскими фобиями: а ну как любимое чадо заинтересуется не противоположным полом, а всякими заморскими штучками. И потому смешной вопрос, кто стоит за Борисом Моисеевым, совсем не кажется смешным родителям. Они воспринимают эстрадное искусство как носителя богемного вируса, который можно подцепить, просто побывав на конценрте у популярного артиста.

В качестве другого примера можно привести публикацию «Отчего планета голубеет?» в июле 2008 года в журнале «Собседник». Отталкиваясь от темы гей-скандалов в православной церкви, авторы переходят к «анализу» ситуации, при этом обращаясь за консультацией к психиатру. Общая тенденциозность материала подчеркивается оборотами «статистика беспощадна», «голубая эпидемия», «ползучая гидра сексуальной контрреволюции», гомосексуализм сравнивается с каннибализмом и т. п. Также используется излюбленный прием ссылок на «авторитетные мнения», например психолога и психиатра. Приводятся сообщения, которые связывают сексуальную ориентацию и изнасилования.

В июле же «Московский комсомолец» опубликовал статью о гей-параде в Берлине. Автор через запятую перечислила «участников» мероприятия: «Фетишисты, садомазохисты, транссексуалы — все высыпали на центральные улицы Берлина, чтобы показать городу свое достоинство — в прямом и в переносном смысле». Статья, богатая стереотипными измышлениями и домыслами, содержит все признаки языка вражды:

«Многокилометровая процессия раскрашенных и танцующих геев прошествовала через Потсдамскую площадь к стеле Победы. Там с шести вечера и до полуночи влюбленные парочки пили, отплясывали и даже устраивали оргии».

«В России правильно делают, что запрещают гей-парады,— уверена студентка Свободного университета Берлина Валентина Переведенцева из Нижнего Новгорода.— Если человечество хочет выжить и дальше эволюционировать, то оно не должно поддерживать подобные формы социальных связей. В конце концов это просто неэстетично, на этих товарищей неприятно смотреть».

«Разобрать в этот день, кто в Берлине мужчина, а кто женщина, не представлялось возможным — пышногрудая красотка на каблуках оказывалась транссексуалом, а накачанный бритый боксер — женщиной-лесбиянкой».

«Праздник продолжался до глубокой ночи. Даже гроза не могла остудить пыл влюбленных парочек — некоторые начали предаваться любви прямо в кустах парка Тиргартен. Голубки утихомирились только под утро».

 

4. Выводы и рекомендации

1. Дискриминация по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности как составная часть общей проблемы ксенофобии в современной России представляет серьезную общественную опасность наряду с дискриминацией по расовому, национальному и другим признакам. Во-первых, она приводит к исключению миллионов граждан — людей с гомосексуальной и бисексуальной ориентацией и трансгендеров — из полноценной социальной жизни, угрожает их жизни и здоровью, унижает их человеческому достоинству. Во-вторых, терпимое отношение государства и общества к проявлениям такой дискриминации способствует легитимации идеологии неонацизма и религиозного фундаментализма, а также активизации деятельности организаций, открыто посягающих на общественную безопасность и нарушающих гражданский мир в России.

2. Анализ деятельности Совета Европы, а также Европейского суда по правам человека показывает, что ряд вопросов урегулирован российским законодательством в соответствии с выводами, принятыми на международном уровне (декриминализация ненасильственных гомосексуальных отношений, уравнивание возрастов согласия на гомо- и гетеросексуальные половые отношения, возможность замены свидетельства о рождении и паспорта транссексуала и др.). Однако остаются резервы для совершенствования российского законодательства в других вопросах, рассмотренных на международном уровне (родительские права гомосексуалов и транссексуалов, закрепление принципа недискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности и др.).

Регулирование отношений в сфере частных отраслей права (гражданского, семейного), а также ряд вопросов публичного права (законодательство о здравоохранении) позволяет заключать лицам, находящимся в гомосексуальных отношениях, различные договоры, направленные на создание правового режима, сходного по своей форме и содержанию с правовым режимом, установленным законом для гетеросексуальных супругов, однако такой договорный режим имеет ряд ограничений (он не распространяется на неимущественные отношения, не подразумевает действия ряда льгот и гарантий, исключает одновременное юридическое признание двух однополых родителей ребенка и др.). В этом смысле можно говорить об образовании правовых субкультур лиц в связи с особенностями их сексуальной ориентации и гендерной идентичности: в условиях отсутствия специального нормативного регулирования их отношений они используют пробелы законодательства для достижения собственной цели — адекватного отражения правом социальных, фактически складывающихся отношений.

Тем не менее альтернативное, частное регулирование не всегда надлежащим образом гарантирует права и интересы лиц, поэтому помимо договорного регулирования отношений необходимо и закрепление ряда положений в законе.

3. Правоохранительная и судебная системы не обеспечивают достаточной защиты гомосексуалов и трансгендеров от посягательств на их жизнь и здоровье. Агрессивная гомофобия и трансфобия являются одним из распространенных мотивов преступлений (в т. ч. и тяжких) против личности. Между тем никакой профилактической работы по предотвращению преступлений на почве гомофобии и трансфобии правоохранительные органы не проводят.

Более того, сотрудники милиции и сами нередко открыто демонстрируют предвзятость и негативное отношение к гомосексуалам, ставших жертвами преступных посягательств. Это приводит к тому, что жертвы преступлений на почве гомофобии и трансфобии предпочитают не обращаться в правоохранительные органы и суды, а виновные остаются безнаказанными.

Государство должно создавать условия для того, чтобы по каждому случаю посягательства на жизнь и здоровье людей в связи с их сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью со стороны как должностных лиц государства, так и любых лиц или групп проводилось активное расследование, и при наличии достаточных доказательств виновные подвергались уголовному преследованию, суду и заслуженному наказанию.

Государству следует принять все необходимые меры законодательного, административного и иного характера с целью недопущения использования сексуальной ориентации или гендерной идентичности пострадавших для обоснования, оправдания или умаления серьезности совершенных против них преступлений.

Насущной необходимостью является разработка и реализация специальных государственных программ по профилактике преступлений на почве гомофобии и трансфобии и предотвращению проявлений гомофобии и трансфобии со стороны сотрудников правоохранительных органов, прокурорских работников и судей при исполнении ими своих служебных обязанностей.

4. Несмотря на отмену уголовного преследования за добровольные гомосексуальные отношения между совершеннолетними, процесс декриминализации гомосексульности в России де-факто не завершен. Полицейское отношение к гомосексуальности приводит к постоянному воспроизводству насилия и произвола по отношению к геям и лесбиянкам со стороны правоохранительных органов. Под предлогом проведения оперативно-следственных мероприятий производятся незаконные задержания (как индивидуальные, так и массовые) людей лишь по причине их действительной или мнимой гомосексуальности, вмешательство в их частную жизнь, сбор личных данных.

Следственные органы используют информацию о личной жизни граждан для запугивания, шантажа и получения «нужных» показаний. Этому способствует и уголовно-процессуальное законодательство. Во всем цивилизованном мире признание важности тесных отношений, складывающихся между близкими лицами, в юридической сфере нашло отражение в нормах о несвидетельствовании против таких лиц. Однако УПК РФ представляется дискриминационным в этом отношении по следующей причине. Ст. 56 УПК РФ, определяющая основы правового положения свидетеля как участника уголовного судопроизводства, в качестве одного из прав свидетеля называет право отказаться свидетельствовать против себя, своего супруга (супруги) и иных близких родственников, круг которых очерчен исчерпывающим образом в п. 4 ст. 5 УПК РФ.

Несмотря на отмену еще в 1993 г. уголовной ответственности за добровольные сексуальные отношения между совершеннолетними мужчинами, осужденные по ст. 121 УК РСФСР до сих пор не реабилитированы. Введение данной нормы в уголовное законодательство явным образом обосновывалось политическими и идеологическими мотивами. Таким образом, осужденные в СССР «за мужеложство» должны быть признаны жертвами политических репрессий. Это не только формальная обязанность, но и моральный долг государства.

Кроме того, государство должно принять комплекс законодательных и административных мер, которые бы позволили:

• учитывать при производстве уголовно-процессуальных действий особенности отношений однополых партнеров;

• гарантировать уважение и неприкосновенность личной жизни граждан, независимо от их сексуальной ориентации и гендерной идентичности;

• обеспечить каждому человеку право самостоятельно решать когда, кому и каким образом сообщать информацию о своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности, а также защиту от произвольного или несанкционированного разглашения или угрозы разглашения такой информации другими лицами.

5. Российские власти занимают позицию игнорирования и замалчивания проблемы дискриминации по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. При такой позиции государства проблема решена быть не может. Так, в ежегодных докладах уполномоченного по правам человека РФ о нарушениях прав и дискриминации сексуальных меньшинств не говорилось еще ни разу, несмотря на то что соответствующие материалы ему неоднократно направлялись.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность не включены в перечень запрещенных оснований для дискриминации, предусмотренных уголовным, трудовым и гражданским законодательством. Это создает ситуацию, при которой гомосексуалы и трансгендеры фактически не могут рассчитывать на эффективную судебную защиту своих прав, а дискриминация и призывы к дискриминации, разжигание ненависти к гражданам в связи с их сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью практически всегда остаются безнаказанными.

Органы прокуратуры систематически отказываются возбуждать уголовные дела по фактам возбуждения ненависти и призывов к насилию по отношению к геям, мотивируя это тем, что гомосексуалы «не являются социальной группой».

Государство должно, наконец, признать наличие проблемы дискриминации по признакам сексуальной и гендерной идентичности и принять все меры для распространения принципа недискриминации, закрепленного в международном праве и Конституции РФ, на всех граждан, независимо от их сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

В области законодательства необходимо включить сексуальную ориентацию и гендерную идентичность в перечень запрещенных оснований для дискриминации в соответствующих законодательных актах, в том числе посредством поправок и толкований к ним.

В соответствии с общим смыслом ст. 19 Конституции РФ суды должны исходить при принятии решений из недопустимости ограничения прав и свобод граждан в связи с их сексуальной ориентацией и гендерной идентичностью. Это относится и к прокурорскому надзору за соблюдением законодательства.

Следует принять все меры для запрещения и искоренения предвзятого отношения по мотивам сексуальной ориентации или гендерной идентичности на каждом этапе гражданского, уголовного или иного судебного или административного производства, связанного с определением прав и обязанностей. Также недопустимо, чтобы авторитетность или роль кого-либо в качестве стороны процесса, свидетеля, эксперта, адвоката или лица, принимающего решения, не умалялась в связи с сексуальной ориентацией или гендерной идентичностью.

Необходимо осуществлять учебно-просветительские программы для судей, персонала судов, прокуроров, адвокатов и других, направленные на разъяснение международных стандартов в области прав человека и принципов равенства и недискриминации, в т. ч. применительно к сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

6. Общие основы, устанавливающие возможность и порядок перемены пола российским законодательством установлены. Однако и здесь обнаруживаются определенные пробелы: ст. 70 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» говорит не просто о документе об изменении пола, выданном медицинской организацией, а о документе установленной формы. До сих пор такая форма не утверждена, на практике же встречаются ситуации, когда ЗАГСы не признают документ, выданный медицинской организацией, основанием для изменения записи акта гражданского состояния.

7. Ряд политических деятелей не оставляют попыток ввести уголовную ответственность за так называемую пропаганду гомосексуализма, понимаемую как «публичная демонстрация гомосексуального образа жизни и гомосексуальной ориентации». Несмотря на то что ранее правительство в своем заключении указывало на несоответствие таких предложений Конституции РФ, в 2008 году аналогичный законопроект вновь внесен в Госдуму. Несмотря на то что понятие «пропаганда гомосексуализма» не введено в законодательство, оно уже активно используется в правоприменительной практике. На этом незаконном основании прокуратура выносит предупреждения СМИ, органы Министерства юстиции отказываются регистрировать общественные объединения. Данное понятие также активно используется политическими и общественными деятелями для стигматизации гомосексуалов.

Применение понятия «пропаганда гомосексуализма» на практике означает не что иное как нарушение свободы выражения мнения, гарантированное ЕКПЧ и Конституцией РФ. Следует иметь в виду, что свобода выражения мнения — это, в частности, и свобода выражать непопулярные взгляды, что является требованием плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых не может существовать демократическое общество. Представителям гетеросексуального большинства могут быть чужды многие эмоциональные и эстетические аспекты мироощущения, свойственные гомо- и бисексуалам. Однако это не может стать основанием для ограничения свободы самовыражения.

Государство должно принять меры по недопущению использования оборота «пропаганда гомосексуализма» в правоприменительной практике, его исключению из законодательных актов субъектов РФ и ведомственных актов.

Обязанностью государства является реализация мер законодательного, административного и иного характера с целью обеспечения в полном объеме пользования правом на свободу убеждений и на их свободное выражение с учетом прав и свобод других и без дискриминации по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности. Сюда входит и право на получение и передачу информации и идей, касающихся сексуальной ориентации и гендерной идентичности, а также связанные с этим выступления в пользу юридических прав, публикацию материалов, вещание, организацию конференций и участие в них, а также распространение информации о безопасном сексуальном поведении и доступ к такой информации. 8. Российским гомосексуалам и трансгендерам приходится сталкиваться с дискриминацией на рабочих местах и при устройстве на работу. В наиболее уязвимом положении оказываются те геи и лесбиянки, которые работают (или хотят работать) в государственных учреждениях и организациях, а также в системе образования. Опрошенные в ходе мониторинга респонденты неоднократно указывали на известную им практику проверки граждан, поступающих на государственную службу, на предмет «нормальности» их личной жизни. Если руководству учреждения становится известно о гомосексуальности сотрудника, часто принимаются меры к тому, чтобы от такого сотрудника избавится.

Государству следует принять все необходимые меры законодательного, административного и иного характера с целью искоренения и запрещения дискриминации по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности в области занятости в государственном и частном секторе, включая профессиональную подготовку, наем работников, должностной рост, увольнение, условия трудового договора и оплату труда. Особое внимание следует обратить на государственную службу и сферу образования. Необходимо обеспечивать равные возможности для поступления на государственную службу и для продвижения по службе во всех органах государственной власти и управления, органах охраны правопорядка и вооруженных силах и учреждениях образования. Большое значение имеет разработка и осуществление соответствующих учебно-просветительских программ, направленные на преодоление дискриминационного отношения.

9. Сегодня ЛГБТ-сообщество практически лишено возможности проводить публичные мероприятия, включая культурные. Не имея законных оснований для запретов, органы власти используют рычаги грубого административного давления на общественные объединения и частный бизнес.

Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни вне зависимости от сексуальной ориентации или гендерной идентичности, а также выражать посредством такого участия многообразие сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Государство в целях сохранения гражданского мира и согласия в обществе должно содействовать диалогу между представителями различных культурных групп и взаимному уважению между ними, включая группы, которые придерживаются различных взглядов на вопросы сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

10. Мирные шествия и пикеты в поддержку равноправия, инициируемые ЛГБТактивистами подвергаются прямым запретам со стороны местных властей. Попытки провести такое шествие в Москве и других городах заканчивались задержаниями участников и привлечением их к административной ответственности по надуманным предлогам.

Мирные демонстрации являются одним из цивилизованных средств выражения людьми своих взглядов, включая и те, которые вызывают в обществе неоднозначную реакцию. Государство обязано с уважением относится к праву граждан на мирные шествия, в т. ч. по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

С точки зрения современных международных правовых стандартов недопустимо использование понятий государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения для какого-либо ограничения права на свободу мирных собраний и ассоциации лишь на том основании, что это право реализуется с целью утверждения многообразия сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

11. Все попытки ЛГБТ-организаций («Радужный дом», «Фаворит») получить государственную регистрацию пока не увенчались успехом. Ответственные чиновники как в официальных документах, так и в общении с журналистами мотивируют эти отказы недопустимостью «пропаганды гомосексуализма» и недопустимостью любого присутствия гомосексуалов и трансгендеров в публичном пространстве.

Создание и государственная регистрация на недискриминационной основе ассоциаций по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности не представляет никакой опасности для общества и государства. Напротив, создание общественных объединений будет способствовать реализации прав и законных интересов граждан.

Государство должно принять меры к устранению существующих и недопущению появления новых административных препятствий на пути создания, государственной регистрации и деятельности общественных объединений и других форм некоммерческих организаций, целью которых является распространение информации среди лиц различной сексуальной ориентации и гендерной идентичности, распространение информации о таких лицах, содействие общению между такими лицами и защита их прав.

Формат 70×100/16. Тираж 1000 экз.

Московская Хельсинкская группа. 107045, Москва, Б. Головин пер., д. 22, стр. 1.

Тел./факс (495) 607-6069. E-mail: [email protected] Адрес в Интернете: www.mhg.ru.

Отпечатано ООО «ЛБ-Контракт» по заказу Московской Хельсинкской группы.

Распространяется бесплатно.

Содержание