Очень скоро Майкл понял, что идти по бездорожью весьма непросто. Приходилось постоянно сверяться с солнцем, чтобы правильно держать направление. Кроме того, он то и дело поглядывал на карту, чтобы не пройти мимо очередного дома. И вообще Майкл двигался медленнее, чем обычно, поскольку вместо ровной утоптанной дороги под ногами были сплошные кочки и канавки.

Несмотря на все трудности, на душе было весело и легко. Майкл хотел дать Фиолетовой повод гордиться своим учеником, и это ему удалось. Кроме того, он доказал самому себе, что может восстать против рутины — даже в этой духовной стране. Однако для себя Майкл решил, что одного раза достаточно и впредь он будет, скорее всего, ходить по дороге. Это намного проще и к тому же вовсе не противоречит его целям. Зато теперь он чувствовал, что решение идти по дороге отныне будет по-настоящему обосновано, поскольку он из собственного опыта знает, что такое путешествовать по бездорожью! Изведав иной путь, он вернется на проторенную дорогу сознательно, а не просто потому, что так заведено и у него якобы нет другого выхода.

И еще Майкл заметил, что больше не чувствует слежки. Неужели он разрушил роковые чары? Неужели зловещая темная сущность, преследовавшая его всю дорогу, наконец ушла прочь? Нет. Майкл не так глуп, чтобы поверить в это. Он догадался, что, изменив своим привычкам, он просто немного сбил с толку злого духа, который тащился за ним с самого начала. Несомненно, ОНО скоро поймет, что случилось, и будет искать СВОЮ жертву. Это означает, что Майкл должен сохранять бдительность и быть готовым к сюрпризам с любой стороны.

Майкл шел по бездорожью уже часа четыре. Вдруг небо стало темнеть. Путник не питал иллюзий относительно того, что это означает. Надвигался еще один страшный и суровый природный катаклизм, и нужно было срочно искать себе укрытие. Майкл отлично помнил, что в прошлый раз за какие-нибудь десять минут бушующий ветер заставил его приникнуть к земле и молить о спасении.

Майкл достал карту и посмотрел, нет ли поблизости какого-нибудь укрытия. Как обычно, карта отображала только небольшое пространство вокруг красной точки, обозначающей нынешнее положение. Согласно карте, Майкл совсем недавно прошел мимо скалистого образования, в котором была небольшая пещерка. Майкл вспомнил, что действительно проходил около нагромождения камней, но входа в пещеру не заметил, — очевидно, он находился с другой стороны. Майкл спрятал карту в рюкзак и пошел назад. Скоро скалистый выступ вновь открылся его взору.

Путь назад, к пещере, занял всего несколько минут, но уже за эта время буря разыгралась не на шутку. Небо налилось свинцом, протяжно выл шквальный ветер. На подходе к пещере Майклу на лицо упали первые капли дождя, и он ускорил шаг. Стоило путнику войти в укрытие, как природа разбушевалась в полную силу. Брызги дождя захлестывали неглубокую пещерку, и Майклу пришлось забиться в самый дальний угол, чтобы не промокнуть. Он снова изумился ярости стихий и шепотом поблагодарил Синего за карту, которая в последний момент уберегла его от беды. Карта снова оказалась достаточно текущей, чтобы помочь своему владельцу.

Майкл из своего укрытия наблюдал живописное зрелище, зачарованно глядя на дивную пляску стихий под какофонию ветра. Изумительно! Он был рад, что не остался снаружи.

— Откуда в этом священном месте такие бури? — сорвалось у него с губ. Раздался голос Синего… в голове?

— Майкл Томас, бури в нашей стране бывают лишь тогда, когда здесь путешествует в поисках уроков кто-нибудь из людей.

— Ты хочешь сказать, что, не будь меня, не было бы и бури?

— Да.

— Но ведь я нашел укрытие. Буря мне нипочем.

— В том-то и дело! — рассмеялся Синий. — Ты научился пользоваться картой! Хочешь, верь, хочешь, не верь, но многие путники в этой стране так ни разу и не обращались к карте, увидев в ней всего лишь нелепую шутку. Ты же понял, что это такое, и изменчивость карты отразилась на твоем мировосприятии. Теперь ты одной ногой стоишь в нашей временной системе координат, где есть лишь «сейчас», и учишься гармонично соотносить ее с линейным временем, в котором проходит твое путешествие по нашей стране. Ты усвоил урок прошлой бури и, увидев приближение непогоды, вовремя скрылся от бушующей стихии. Майкл, ты безмерно любим!

Майкл улыбнулся. Это все затеяно ради него! Все эти энергии… тщательно спланированные процессы! Он выглянул из пещеры и закричал в лицо ветру:

— Можешь успокоиться! Я спрятался! — Майкл хохотал до изнеможения.

Буря свирепствовала часа два. Небо начало проясняться только перед закатом. Майкл не знал, успеет ли добраться до следующего дома, и не был уверен, что сумеет отыскать его во тьме. В любом случае, он чувствовал себя вполне уверенно и не сомневался, что сумеет постоять за себя в случае опасности. Он вышел из пещеры, полюбовался закатом и направился на север.

Понемногу темнело. Майкл вспомнил, что еще ни разу не ночевал в пути. «Есть ли здесь звезды и луна?» Скоро это выяснилось. Ни луны, ни звезд не было. Когда на западе растаяли последние отблески заката, Майкл оказался в полной темноте. О, какая непроглядная тьма! Даже карту не разглядеть. «Нужно было остаться в пещере», — подумал Майкл, который был совершенно не готов к такому обороту событий! Он уселся на землю, чтобы не споткнуться обо что-нибудь.

Просидев во тьме около часа, Майкл заметил, что происходит что-то странное — либо с его глазами, либо вокруг. Солнце село точно на западе. Исходя из этого, Майкл перед закатом определил, где находится север, и выбрал себе в качестве ориентира вершину высокого холма, рассудив, что сможет ясно видеть ее на фоне неба при лунном свете. Поскольку ни луна, ни звезды не взошли, холм скрылся во мраке. Но теперь на севере опять стали проявляться смутные очертания заветной вершины. Тот же красный отблеск, который только что погас на западе, словно переместился на север, вычертив контур. Очевидно, позади холма что-то светится!

Майкл осторожно встал. Присмотрелся. Понемногу его глаза начали различать окружающий ландшафт в красном отблеск откуда-то с севера. Он медленно и бесшумно пошел на слабый свет, неспешно прощупывая неровности грунта под мягкой травой.

Майкл уже совсем было приспособился идти таким черепашьим шагом, согнувшись в три погибели, когда вдруг едва не упал, ступив на ровную почву. Это дорога! Майкл усмехнулся, осознав символичность происходящего. Несмотря на то что он отверг проторенный путь, дорога сама нашла его именно в тот момент, когда Майкл в ней отчаянно нуждался. Вот так страна!

Майкл заметил, что дорога идет под острым углом по отношению к его северному ориентиру, однако верил, что она ведет к следующему дому и что он его еще не миновал. Кроме того, он обратил внимание, что свечение исходит именно с той стороны, куда ведет путь. Майкл вышел на середину дороги — насколько можно было определить середину во тьме — и небрежно зашагал вперед. Он по-прежнему шел очень медленно. Майкл старался держаться точно по центру, но то и дело обнаруживал, что оказывается на обочине. Его разбирал смех.

«Это хуже, чем июньский туман в Санта-Монике!» — подумал Майкл. Вспомнилось, как он ехал по шоссе туманной ночью и не мог различить перед собой ничего, кроме разделительной полосы. Жаль, что здесь такой полосы не было.

Майкл заметил, что, приближаясь к источнику сияния, он видит все лучше. Понемногу светлело — теперь он смог выпрямиться и идти с нормальной скоростью. И все же Майкл не терял бдительности. Он не знал, откуда исходит свет, и был готов к любым неожиданностям.

Пройдя очередной поворот, Майкл увидел источник свечения. Он просто не верил своим глазам. Посреди зарослей стоял очередной дом — ярко-красный! Если прежде ему казалось, будто дома светятся изнутри, то теперь он убедился, что это так и есть.

Несколько ускорив шаг, Майкл подошел к дому. На его доспехах заиграли красные отблески. Свернув к крыльцу, путник заметил у тропинки табличку: «Дом Взаимоотношений». Майкл застыл, как вкопанный.

— Только не это, — сказал он со вздохом. — В этом деле я потерпел сокрушительное поражение! Уж не придется ли снова смотреть фильмы?

— Придется! — откуда ни возьмись, на крыльце появился красный ангел. — Приветствую тебя, Майкл Томас с Чистым Намерением. А я уже думал, мы тебя потеряли!

— И не надейся, мой красный друг, — ответил Майкл. — Просто я немного замешкался. Стоило ли спешить на очередной киносеанс? Ведь твои фильмы такие же, как у Фиолетовой?

— Другие, Майкл, совсем другие.

Красный был необычайно красив. Он показался Майклу похожим на киногероя — правильные черты лица, отличное телосложение. И это был очень большой ангел! Однако Красный оказался общителен и обходителен, так что не вызывал никаких опасений — не больше, чем остальные ангелы. К тому же его красное облачение навевало возвышенные мысли. Майкл вспомнил, что видел мантии такого же цвета на церковных вельможах.

— Ты голоден, Майкл? — спросил большой красный ангел.

— Да, сэр.

Красный провел Майкла в дом, велев снять туфли у порога. При этом Красный подмигнул, как бы напоминая гостю, почему этот дом священен. Майклу стало неловко: слишком большая честь, — однако он молча снял туфли и оставил их у порога.

Как всегда, внутри- дом был больше, чем казался снаружи. Этот оказался воистину огромным. Лестницы, арки, окна, за которыми открывались ландшафты, совершенно не похожие на то, что видно с дороги… Майкл подумал, что, вряд ли когда-либо привыкнет к этим несоответствиям между его привычными земными представлениями и новой реальностью. Майклу вспомнилась книга «Алиса в стране чудес», и он подумал, не посещал ли Льюис Кэрролл эти места в своих снах. Забавная мысль! Может быть, где-то здесь бегает белый кролик?

— Белый будет следующий, — с улыбкой сказал Красный, — правда, не кролик.

Майкл рассмеялся. «Значит, следующий дом будет белым? Белый Дом!» — эта мысль его очень развеселила. Красный тоже рассмеялся, и Майклу стало спокойно: он был готов к любым новым урокам. Он ощутил свое родство с Красным. Красный — такой же брат, как Зеленый. Просто, похоже, он выбился в знаменитости. Синий и Оранжевый — дядюшки. Фиолетовая, конечно, — мама. Скорее бы увидеть отца!

— Мы напоминаем тебе семью, Майкл? — Красный остановился у дверей, которые, очевидно, вели в новые апартаменты Майкла. Из комнаты доносился запах пищи.

— Да, Красный.

— Очень хорошо. Именно об этом тебе предстоит узнать в моем доме, — Красный провел Майкла в столовую. Как обычно, на столе уже ждал роскошный ужин.

— Увидимся утром, Майкл Томас. Приятных снов и не волнуйся по поводу предстоящего урока, — Красный развернулся и вышел из комнаты, но, прежде чем закрыть за собой дверь, попрощался.

Майкл про себя усмехнулся, отметив, насколько вежливее стали в последнее время ангелы. Он совсем не волновался по поводу предстоящего урока. Майкл понимал, что Красный знает об уроках в фиолетовом доме и о том, какие сильные переживания и смятение они создали в его душе. И ангел любезно дал знать Майклу, что следующий урок не будет таким тяжелым.

Майкл был голоден, как волк! Сегодня он ужинал позже, чем обычно, поскольку несколько задержался в пути, кроме того, прогулка во тьме отняла слишком много энергии — намного больше, чем он подозревал. Кроме того, Майкл просто очень устал, поэтому заснул сразу после ужина. В этом красном доме было очень спокойно и уютно. Он спал глубоко и безмятежно — словно уже попал домой.

* * *

Поздно ночью, когда Майкл Томас уже заснул, к красному дому подкралось грязное смрадное злобное зеленоватое существо. С первого же взгляда на дом ОНО поняло, что Майкл Томас внутри. ОНО долго поджидало его на дороге, но он так и не появился.

ОНО тряслось от ярости и исходило злобой, — впрочем, эти эмоции двигали ИМ постоянно. Тварь была в замешательстве: откуда человек мог знать, что ОНО устроило засаду? Майкл Томас просто обошел ЕГО, свернув с дороги! Дошел до красного дома по бездорожью, хитрец. Но как он узнал? Чудище знало, что ангелам не позволено вмешиваться в ЕГО дела, поэтому они не могли подсказать Майклу, где ОНО его поджидает. Теперь придется разрабатывать новый план. Обогнав Майкла, ОНО его потеряло. Возможно, следует опять преследовать человека по пятам? При этом ОНО хотя бы не теряет жертву из виду. Как же поступить?

Как и прежде, ОНО отыскало себе укрытие в ветвях деревьев и затаилось в ожидании. Рано или поздно человек выйдет из красного дома. Теперь ОНО снова знало, где находится Майкл, и поэтому не беспокоилось. Чудовище коротало время, обдумывая предстоящую схватку со своей жертвой. ОНО строило все новые и новые планы, разрабатывая и отвергая различные стратегии. Придется приложить немало сил и проявить хитрость, — однако ОНО знало образ мыслей Майкла и его слабые места. В конце концов чудовище разработало окончательный план. Затем ОНО приступило к специальным тренировкам, чтобы развить у себя навыки, необходимые для его осуществления. Решающее сражение произойдет на дороге к последнему дому. Именно тогда Майкл будет наиболее уязвим. ОНО снова устроит засаду. «Необходимо создать правдоподобную иллюзию», — думало чудище. ОНО на некоторое время примет другую форму, — форму, которую сумеет удерживать лишь несколько минут, но этих минут будет достаточно.

* * *

Как и в предыдущих домах, проснувшись, Майкл надел свежую одежду, которая уже ждала его в шкафу. Новая чистая одежда, красного цвета. Майклу вспомнился разговор с Оранжевым о том, что здесь человек не испытывает потребности ходить в туалет. Теперь он также заметил, что за время путешествия у него совсем не выросла борода. Такое впечатление, будто время остановилось, человеческое тело тут не стареет и вообще функционирует не так, как прежде. Ну и местечко!

Майкл с удовольствием съел приготовленный для него завтрак и сидел, размышляя о своем путешествии, когда раздался стук в дверь и вошел Красный.

— Я вижу, ты хорошо отдохнул и готов к уроку, Майкл Томас.

— Да, я готов, Красный, — настроение у Майкла было прекрасное. Он снова с восхищением отметил, как красив этот ангел. — Спасибо за гостеприимство.

— Ты все это заслужил, Майкл Томас с Чистым Намерением, — Красный улыбнулся и жестом пригласил Майкла следовать за ним в учебные помещения Дома Взаимоотношений.

Красный вел Майкла через помещения, где они накануне не были. Дом значительно отличался от предыдущих. Красный интерьер бодрил. Удивительное ощущение. Наконец они вошли в зрительный зал. Точно такой же дугообразный экран, как в предыдущем доме, и такое же мягкое кресло в переднем ряду, — только здесь оно было красного цвета. И опять кресло было расположено непривычно близко к экрану. Красный осознавал, что после всего, что Майкл пережил в предыдущем доме, это место может вызвать у него нехорошие ассоциации.

— Все хорошо, не переживай, — ободряюще сказал ангел.

— Спасибо, дружище, — ответил Майкл с благодарностью. — Мне уже садиться?

— Да.

Красный направился в заднюю часть зрительного зала и занялся проекционным оборудованием. Майкл занял почетное место в переднем ряду, и сеанс начался.

На этот раз кадры не были озвучены. Зато Красный объяснял Майклу, что происходит на экране. Ангел был прав. Этот сеанс, в отличие от предыдущего, оказался увлекательным, познавательным, просветляющим и необычайно интересным! Он не пробуждал в Майкле никаких тяжелых эмоций, это был даже не фильм, а скорее демонстрация слайдов, сопровождаемая лекцией.

— Майкл, весь наш курс посвящен семье, — начал Красный, как только на экране появились первые неподвижные образы. — В предыдущем доме тебе рассказали, что, живя на Земле, каждый человек играет в жизни окружающих самые разнообразные роли. И еще ты узнал, что, прежде чем прийти на планету, каждый человек вместе с другими планирует основные потенциальные направления своей жизни. Сейчас тебе предстоит разобраться в том, как построены взаимоотношения между игроками в твоем случае. Для начала познакомься с семьей.

На экране появились двадцать семь прекрасных лиц. Красный называл их всех по очереди, а Майкл недоуменно слушал. Он прежде никогда не слышал таких имен. Судя по звучанию, они имели ангельское происхождение, и Майкл не был уверен, что сумел бы их правильно записать, — что-то вроде Ангенон, Алиилоу, Биурифи, Вериифон, Куигре и т. п. Затем Красный показал графики, отражающие личную историю каждого человека. В верхней части экрана были изображены земные имена и лица людей, которых Майкл знал, а внизу шли ряды незнакомых лиц и имен. В верхнем ряду были изображены родители Майкла, друзья детства, сотрудники и некоторые малознакомые люди. Были и совсем незнакомые лица. Некоторое время Майкл с любопытством разглядывал эти снимки. Школьные учителя, забияка Генри и даже Кэрол, его первая школьная любовь! А еще его друг по работе Джон, а также грабитель, который едва не прикончил Майкла в лос-анджелесской квартире. И Ширли — женщина, которую он любил и потерял.

Были тут и изображения совсем незнакомых людей. Одна женщина привлекла особое внимание Майкла. Рыжеволосая зеленоглазая красавица с изумительной улыбкой. Майкл просто не мог оторвать от нее взгляд. Он чувствовал, что от нее исходит какая-то особая энергия, но не мог понять, в чем дело. При взгляде на следующий снимок его волосы встали дыбом — та самая женщина, которая, усевшись за руль в пьяном виде в тот злополучный день, врезалась в машину родителей! Она тоже погибла, и Майкл считал, что это справедливо. Она тут как оказалась? Была здесь и фотография самого Майкла.

Под каждой фотографией верхнего ряда располагались несколько рядов совершенно незнакомых имен и лиц. По вертикали снимки соединялись друг с другом линиями.

— Каждый горизонтальный ряд отображает отдельную инкарнацию, — объяснял Красный, пока Майкл разглядывал снимки. — В каждой жизни снова и снова встречаются одни и те же игроки. Меняются имена, меняется пол, но всякий раз тебя окружают одни и те же сущности — те, кто составляют твою настоящую семью. Вы путешествуете во времени единой группой, хотя приходите в каждую жизнь и уходите из нее не одновременно. Сейчас настало время выслушать историю каждого из членов твоей семьи.

Далее началось одно из самых удивительных переживаний в жизни Майкла, которое в значительной мере изменило все его мировоззрение. Он совершенно не был готов к тому, что произошло в этом красном кинозале с красными креслами и красным ангелом-киномехаником. Облаченный в красные одежды Майкл сидел перед экраном, совершенно ошеломленный и безмолвный.

Снимок в левом верхнем углу вдруг увеличился до нормальных человеческих размеров и ожил! Немое кино вдруг стало звуковым. С экрана на Майкла смотрела женщина по имени Ширли — его первая любовь! Затем она сошла с экрана и встала прямо перед Майклом. Теперь перед ним стоял настоящий человек, а не кинематографическая проекция! Она обратилась к Майклу по имени и начала свой рассказ, стоя всего в полуметре от него, — совершенно реальная и осязаемая.

— Майкл Томас, я Ринуэй из Пятого Квадриля. Мы с тобой одна семья, и я люблю тебя всей душой! В этой жизни меня зовут Ширли. В предыдущей жизни в прошлом столетии я была твоим братом Фредом. А еще раньше — Синтией. Майкл Томас с Чистым Намерением, мы заключили с тобой контракт, и энергия этого контракта называется кармой. Мы запланировали встречу в этой жизни и встретились. В этот раз мы с тобой успешно завершили одно дело, начатое много столетий назад. Согласно договору, нам нужно было пробудить в тебе чувства, которые и привели тебя на тот жизненный перекресток, где ты находишься сейчас. Это мой дар тебе и твой дар мне. Мы совершили это вместе!

Майкл сидел с разинутым в изумлении ртом. Это не просто тень на экране. Ширли была совершенно реальной! Майкл слушал хорошо знакомую ему сущность, которую в этой жизни звали Ширли… а в предыдущей жизни он знал ее под другим именем… и в предыдущей… и так далее. Сколько любви в ее словах! Каждое слово исполнено истины и значения. Каждое объяснение звучит убедительно и законченно. Что за дивный рассказ! Что за дивная страна! Майкл не знал, может ли слышать его Ширли, но этот образ был настолько убедителен, что он не смог не ответить.

— Спасибо тебе, милая Ширли! — Майкл с благодарностью поклонился женщине, которую он знал и любил. Отныне он воспринимал их взаимоотношения по-новому. Теперь она была для него лучшим другом, а не женщиной, которая исковеркала его жизнь. Ширли медленно растворилась в воздухе, и место перед Майклом освободилось.

С экрана сошел следующий образ и рассказал о сложных и интересных взаимоотношениях, исполненных глубочайшей любви. Это был мистер Берроуз, любимый школьный учитель Майкла. Он тоже сказал Майклу, что они много раз встречались в прошлых воплощениях, играя самые разные роли. В этой жизни мистеру Берроузу было предназначено встретиться с Майклом лишь ненадолго, пока тот учился в школе, — что он и сделал. Майкл, очевидно, тоже сыграл определенную роль в судьбе учителя. Они очень помогли друг другу во многих отношениях, хотя Майкл этого и не осознавал до сих пор. Их встреча тоже была изначально оговорена контрактом и несла в себе энергию обучения под названием «карма», — хотя в данном случае эта энергия была не очень сильной. Майкл вслух поблагодарил учителя, и образ мистера Берроуза растаял.

Его место заняла фигура отца. Майклу не стало грустно — ведь папа жив! Его образ спустился с экрана и непринужденно встал между экраном и Майклом. Он начал свой рассказ, и Майкл слушал с огромной радостью.

— Майкл Томас, я не тот, за кого ты меня принимаешь, — сущность говорила очень ласково, с совершенно нехарактерными для папы интонациями. — Я Анниху из Пятого Квадриля, член твоей подлинной семьи. Сейчас ты видишь меня в образе отца. Мы с матерью сыграли свою роль в твоей жизни именно так, как было запланировано еще до нашего прихода на Землю. Все, что произошло, было уместно. Нам необходимо было рано уйти из земной жизни, чтобы заняться более важными делами в иных духовных измерениях. Однако мы ушли не просто потому, что нас ждала работа, — кроме того, эта смерть была нашим величайшим даром тебе. Наш уход стал для тебя катализатором просветления. Мы вошли в твою жизнь, Майкл, чтобы преподнести тяжелый кармический урок, и нам это удалось в полной мере. Именно благодаря этому уроку ты оказался здесь, в этом зале. Мы очень любим тебя и чтим за то, что ты пустился в это путешествие, — а также за то, что ты ныне понял, какой неоценимый дар получил от нас.

Майкл очень остро осознавал, что перед ним стоит совершенно реальная живая сущность и обращается лично к нему. Он запомнил имя — Анниху. Хотелось, чтобы этот звук впредь всегда жил в его сердце. Как можно грустить о смерти отца, если ныне он стоит перед ним, олицетворяя истину? В сознании Майкла все еще эхом отдавались слова «величайший дар», а между тем отец продолжал свой рассказ. Он рассказывал, как они вместе участвовали в битвах, как были братьями и даже сестрами на континентах, которых давно уже нет на Земле.

Отец закончил свой рассказ. Улыбнувшись, он исчез, как и другие. Майкл был тронут, но вовсе не грустил. Все это просто замечательно!

— Спасибо за дар, папа, — Майкл произнес эти слова совершенно искренне, почтительно склонив голову.

Затем настала очередь матери. Майкл буквально врос кресло и с разинутым ртом слушал ее рассказ о кармических уроках, которые преподнесла ему в этой жизни она и некоторые другие люди.

— Меня зовут Элиуин, и я тоже принадлежу к Пятому Квадрилю. Мы встречались в прошлых жизнях в разных обликах, и я горячо люблю тебя.

Далее мать поведала, какие роли они играли в жизни друг друга в различных воплощениях. Однажды она даже убила Майкла — в той жизни обе они были женщинами, родными сестрами! Она рассказала об энергиях, порожденных их действиями в различных жизнях, и о том, как эти энергии служили основой для новых уроков в последующих воплощениях. Она не пробудила в душе Майкла никаких тяжелых чувств или грусти. Ее рассказ оказался очень информативным и ярким. И она была очень реальной. Она жива! Матери Майкл тоже успел сказать несколько слов, когда ее образ начал меркнуть.

— Спасибо и тебе, Элиуин, за твой дар.

Майкл решил, что ему следует запомнить подлинные имена на хотя бы своих родителей. Запомнить все имена был просто не в его силах, но эти два навсегда запечатлелись в памяти.

Один за другим снимки разных людей обретали плоть и представали перед Майклом. Они называли свои подлинные имена и говорили о своей любви к Майклу Томасу. Все часто упоминали о своей принадлежности к одной семье, и каждый из них происходил из странного места под названием «Пятым Квадриль» — что бы это ни означало.

В тот день Майкл успел выслушать рассказы только девяти из двадцати семи членов семьи. Затем зажегся свет. Майкл безмолвно сидел в своем кресле, осознавая, что он опять совсем забыл об обеде. Подошел Красный.

— Устал?

— Нет… я полон сил! — ответил Майкл. — А что, уже пора заканчивать?

Красный от всей души расхохотался и, жестом пригласив Майкла следовать за собой, направился к выходу.

— У нас на это есть еще два дня, Майкл Томас. За это время тобой успеют поговорить все остальные члены семьи.

Они неспешно шли в столовую. Миллионы вопросов роились в голове Майкла.

— Красный, ты пообедаешь со мной? То есть… я знаю, что пища тебе не требуется, однако мне хотелось бы кое о чем расспросить.

— Конечно, — Красный был приятно удивлен.

Майклу стало немного неловко, поскольку он подумал, что, возможно, ангела ждут какие-то другие дела. Он не осознавал, что Красный находится здесь исключительно ради него и других людей, идущих этим путем.

Они вошли в столовую, где уже был накрыт стол на двоих. Майкл с недоумением воззрился на два столовых прибора.

— Придет кто-то еще?

— Мне показалось, ты пригласил меня отобедать, — насмешливо сказал ангел.

— Но ангелы не едят!

— Кто тебе сказал? — Красный с лукавым видом уселся на один из стульев и налил себе стакан свежего фруктового сока. Майкл смутился еще больше.

— Я никогда… то есть… другие ангелы не ели. Я думал…

Красный перебил Майкла.

— Майкл, ангелы не нуждаются в пище, но я присоединюсь к тебе в этом человеческом занятии, поскольку тебе будет приятно иметь сотрапезника. Правильно?

— Да, — спорить не приходилось. Вот уже несколько недель Майкл не делил ни с кем трапезу. В последний раз ему составил компанию за столом Зеленый, — но тот только смотрел на него, а сам не ел. Забавный все-таки этот Красный. Майклу подумалось, что он самый человечный из всех ангелов.

— Для меня большая честь, что ты так думаешь, — ответил Красный на мысли Майкла, жуя хлеб.

Майкл тоже принялся за еду, то и дело отвлекаясь, чтобы задать ангелу вопрос.

— Красный, реально ли то, что произошло только что? Я вот о чем: они правда со мной говорили… или это просто эффекты вашего проекционного оборудования?

Ангел снова расхохотался и вытер подбородок салфеткой.

— Откуда у людей это отчаянное желание считать реальность иллюзией? Люди довольно часто отвергают истину, принимая ее за ловкий трюк. Мне этого никогда не понять.

— Ты не ответил, — настаивал Майкл.

— Все абсолютно реально, — сказал Красный. — Более реально, чем ваша земная действительность, Майкл. Каждый из них собственной персоной пришел к тебе в этот дом.

Майкл не до конца понял ответ, однако перешел к следующему вопросу:

— Красный, а все эти странные имена… я заметил, что мой снимок не подписан… вернее, подписан этим непонятным шрифтом, который я видел уже не раз, но читать не умею.

— У тебя тоже есть имя, Майкл, но пока оно скрыто от тебя. Если это будет уместно, ты его узнаешь — или, во всяком случае, какая-то часть тебя узнает. Но это не имеет никакого отношения к твоему просветлению. В конце концов, моего имени ты тоже не знаешь, что вовсе не мешает нам прекрасно общаться, — Красный откусил от пирога.

Майкл никогда не задумывался о том, что ему неизвестны ангельские имена обитателей разноцветных домов. Он просто называл их по цветам. Так было проще для всех, и сами ангелы принимали эти имена благосклонно.

— Красный, а как тебя зовут по-настоящему? — Майкл действительно заинтересовался. Задав вопрос, он принялся за салат.

— Ты исходишь из ошибочного предположения, что имя — это только звук, Майкл.

Майкл заметил, что Красный — неумелый едок. Не возникало сомнений, что он занимается этим делом впервые. Большая часть еды падала из его рта обратно в тарелку. Он изо всех сил старался подражать человеческому поведению и манерам, однако за время обеда извел уже четыре салфетки. Красный вел себя довольно комично, но Майкл был настолько поглощен беседой, что до сих пор не замечал этого. Позже он от всей души посмеется, но сейчас ему не хотелось обижать ангела. В очередной раз вытерев подбородок салфеткой, Красный продолжил:

— Имена всех сущностей во Вселенной, включая мое и твое, представляют собой энергии. Они обладают цветом, вибрациями, звуком и даже намерением! Эти имена нельзя передать только звуком, как ваши земные. Даже те имена, которые ты узнал сегодня, — их написание и звучание — отражают энергии полных имен лишь частично. Они просто максимально адаптированы для твоего восприятия. Когда встречаются духовные сущности, они «видят» имена друг друга. Вся «родословная» и все достижения каждой сущности содержатся в цветах и вибрациях ее Меркабы — так называется ангельское тело. Это явление пока недоступно для твоего восприятия, Майкл, поскольку принадлежит другим измерениям.

— Красный, — у Майкла осталось еще много вопросов, — почему сегодня во время сеанса некоторые снимки из верхнего ряда были пропущены, когда подходила их очередь рассказать свои истории? — Майкла особенно интересовала та рыжеволосая женщина, чья энергия привлекла его с первого взгляда. Она находилась в верхнем ряду, но ее «пролистнули».

— Это те люди, кого ты не встретил, Майкл, — Красный отхлебнул немного сока, но не сумел удержать его во рту, и жидкость потекла по подбородку. Снова пришлось применить салфетку — уже седьмую.

— Значит, если я их не встретил… они не в счет?

— Обычно мы не показываем здесь невыполненные контракты, Майкл. Ты не сможешь прочувствовать свою связь с этими людьми, поскольку не встречался с ними в текущей жизни. С тобой будут говорить только те члены семьи, с кем ты уже ушел встретиться.

Майкл откинулся на спинку стула и снова задумался над вопросом, который не задавал себе уже довольно давно. Он спрашивал себя, насколько оправданно это его путешествие по стране семи домов. Останься Майкл в Лос-Анджелесе, он, очевидно, встретился бы с некоторыми людьми, у которых были общие духовные планы с ним. Не мешает ли он осуществлению космического замысла? Каковы последствия этого поступка? Красный внимательно «выслушал» своего ученика и ответил на его невысказанный вопрос:

— Майкл, послушай меня. Не все проблемы, которые ты тут обдумываешь, постижимы в трехмерном мире. Твое сознание сейчас не равняется Божественному. Ты не можешь знать все, что знаем мы. Ты пока еще только человек, и безмерно любим уже только за это. Многое из происходящего здесь для тебя непостижимо. Ты решил сойти с проторенной дороги, и это очень достойный поступок. Твое решение отправиться в нашу страну совершенно оправданно. Мы не помогали бы тебе на этом пути, если бы твое пребывание здесь ныне не было священным.

Майкл никогда не считал, что его выбор пойти этим путем священен. Он все время воспринимал его как бегство. Сейчас он проходит обучение, необходимое для того, чтобы попасть домой, — но почему-то эти ангелы чтят и благословляют такое решение. Красный прав. Он не видит полной картины происходящего.

— Я когда-нибудь пойму?

— Поймешь, когда подойдешь к двери, ведущей домой, и откроешь ее.

Красный встал и церемонно распрощался. Когда дверь за ним закрылась, Майкл встал и подошел к стулу, где только что сидел ангел. Можно было подумать, что там обедал трехлетний ребенок! Крошки, сок, кусочки овощей — повсюду. Майкл от всей души расхохотался.

— Я люблю тебя, Красный! — воскликнул он.

Майкл осознал, сколько любви и заботы стояло за решением Красного разделить с ним трапезу. Ангелу пришлось стараться изо всех сил. «Очевидно, даже ангелы кое-чего не умеют, — подумал Майкл. Затем у него возник вопрос. — Если уж ангелы чего-то не умеют, возможно, есть вещи, на которые не способен сам Бог?» В голове сразу же прозвучал ответ. Это был голос Фиолетовой!

— Да. Бог не способен лгать. Бог не способен ненавидеть. Бог не способен на беспристрастные решения, ибо всегда исходит из любви. Именно в этом суть ваших уроков на Земле: вы — мерило беспристрастности для Бога.

Ого! Майкл осознал, что ему только что сообщили глубочайшую истину, но ничего не понял. «Возможно, со временем даже это мне станет понятно», — подумал он. Было приятно снова услышать голос Фиолетовой. Что за дивная страна!

Когда Майкл заснул, в его снах то и дело всплывали два ангельских имени, Анниху и Элиуин, в окружении ярких цветов и геометрических узоров. Великолепное зрелище! В ту ночь Майклу спалось очень хорошо.

* * *

На следующий день, Майкл ожидал начала занятий с огромным нетерпением. Он быстро проглотил завтрак и пошел вслед за Красным в кинозал. Майкл чуть ли не бегом бросился к своему красному креслу, уселся и уставился в экран, ожидая дальнейших откровений членов своей новой семьи. На этот раз выступали люди, с которыми у него в жизни сложились не столь добрые отношения. Однако все сказанное ими не вызвало никаких возражений.

Первым выступил хулиган Генри. Он рассказал об их контракте и о тяжелой предыстории этого контракта. В далеком прошлом Майкл и Генри были матросами на одном корабле, и некоторые обстоятельства их тогдашней жизни обусловили необходимость трудных уроков в будущем. Все это было невероятно интересно и, как ни странно, понятно Майклу. Они — партнеры в некоем нескончаемом энергетическом танце. Образ Генри начал таять, и Майкл поблагодарил его за безупречно сыгранную роль.

Затем говорила женщина, которая была за рулем машины, убившей его родителей. Она рассказывала о происшедшем с явным удовольствием. Женщина назвала себя «входящим катализатором завершения» — еще один духовный термин, пока что непонятный для Майкла. Насколько он понял, у нее той ночью была назначена встреча с родителями Майкла, и она прибыла точно в оговоренное время. Она рассказала о сеансе планирования и о том, как все сущности радостно аплодировали, когда все завершилось. Для сущностей на другой стороне смерть обладает совсем не такой энергией, как для землян. Они воспринимают ее почти как игру!

Женщина не попросила прощения за то, что сделала. В этом не было смысла, ибо все совершилось безупречно. Майкл больше не осуждал ее. На самом деле Майкл был ей благодарен, о чем и сказал:

— Спасибо тебе за твой дар, дорогая, — ив этих словах не было фальши.

Выступления членов семьи, запланированные на этот день, завершились. Майкл встал со своего места и пошел ужинать. Еще девять человек поведали ему о своих текущих контрактах и о прошлых жизнях.

На этот раз Майкл уже не приглашал Красного присоединиться к трапезе, а просто попросил посидеть вместе с ним за столом. Майкл собирался задать еще кое-какие вопросы, но не, хотел, чтобы во время их беседы во все стороны сыпалась пища и лились напитки.

— Послушай, Красный, многие из этих людей до сих пор; живут на Земле. Как получается, что они одновременно предстают передо мной и рассказывают свои истории?

— Опять-таки, Майкл Томас, ты пытаешься понять нашу реальность, основываясь на человеческом опыте. «Реальный Майкл Томас» может находиться во многих местах одновременно. «Частица Бога», составляющая наивысший уровень твоей души, не всецело пребывает с тобой на Земле. Она может одновременно находиться в других местах и заниматься другими делами — например, строить новые планы, чтобы реализовать энергетический потенциал вашей семьи с учетом того обстоятельства, что ты решил изменить свой путь, — Красный сделал паузу и, улыбаясь, смотрел на Майкла, который переваривал сказанное.

— Новые планы?

— Да, — подтвердил Красный.

Майкл был ошеломлен. Все стало понемногу становиться на свои места, Сеансы планирования происходят не только перед приходом на Землю. Какая-то часть его, находящаяся за пределами сознания, осуществляет планирование даже сейчас, согласуя контракты с новым уровнем просветления, которого достиг Майкл!

— Это что-то вроде раздвоения личности?

— Майкл, закрой глаза, — Красный собирался преподать ему очередной урок. — Сосредоточься. Вспомни то, что происходило утром. Представь себе, что сидишь в кинозале.

Майкл повиновался. Ангел продолжил:

— Где ты сейчас находишься?

— В кинозале, — ответил Майкл.

— А я-то думал, ты ужинаешь в столовой.

Майкл открыл глаза и с недовольством посмотрел на Красного.

— Погоди минутку, но это ведь всего лишь игра воображения. Это не более реально, чем сны. Мое тело здесь, а в кинозале только мысли.

— Хорошо, а что реально, твое тело или мысли? — спросил Красный.

— Тело… я полагаю, — неуверенно ответил Майкл. Красный не стал возражать. Вместо этого он склонился к уху и сказал кое-что, о чем следовало хорошенько подумать:

— Майкл, прошлой ночью… — ангел выдержал эффектную паузу, — ты снова встретился со своими родными. На этот раз они продемонстрировали тебе свою подлинную энергию и ты называл их настоящими именами. Вы путешествовали вместе, вам было очень хорошо.

Майкл перестал есть.

— Ты хочешь сказать, что это было реально?

— Да.

— Но я же спал… мне все это приснилось!

— Твоя человеческая природа не позволяет понять истинную реальность Духа, Майкл. Сознание — вот подлинная реальность. Физическая оболочка дается лишь на время. Твоя клеточная структура, хотя она сама по себе и является священным сосудом, служит всего лишь вместилищем, где пребывает Дух твоего сознания. И ты можешь переносить этот Дух, куда пожелаешь. Поэтому твоя реальность там, где находятся мысли. Поверь мне, это правда, — Красный улыбнулся.

— И я могу покидать свое тело? — озадаченно спросил Майкл.

— Ты делаешь это постоянно, Майкл! — Красный от всей души забавлялся беседой. — Именно таким образом человек и оказывается в двух местах одновременно, как ты выразился. Это не так странно, как кажется! Пока ты не забываешь вернуться в сосуд, это вполне уместно. Во время земной жизни ты считаешь своим долгом содержать сознание именно в этом сосуде, что отнюдь не мешает тебе путешествовать.

— Ты говорил, что какая-то часть меня находится вне тела?

— Да, — Красный знал, каким будет следующий вопрос.

— А где она? — спросил Майкл.

Красный встал и направился к двери, поскольку Майклу уже пора было отправляться в кровать. На пороге он обернулся и ответил:

— Она находится в самом священном из всех мест. Рядом с другими. В храме физики. Вместе с Богом, — сказав это, ангел вышел.

Слишком много новой информации, которую Майкл пока не мог расшифровать. «Храм физики? Это еще что такое? Звучит, словно научный проект какой-нибудь церкви или название нового кинофильма с участием Гаррисона Форда. Что бы это значило?» Едва ли не каждый ответ влечет за собой новые вопросы.

Майкл улегся в постель. Прежде чем заснуть, он вспомнил слова Красного о том, что сны представляют собой реальность. Неужели он вправду прошлой ночью путешествовал вместе с новой родней? Если да, то почему у него не осталось отчетливых воспоминаний? Это все так ново… так изумительно. Размышляя об этом, Майкл соскользнул в то состояние, где земной человеческий ум весьма смутно осознает происходящее. И снова отправился в свое любимое место, которое так часто посещал во сне, — где любовь сливается с реальностью, где встречаются члены семьи, чтобы поговорить о прошлом, настоящем и будущем, — где кажется, будто нарушаются законы физики, но на самом деле они там создаются. Наутро Майкл ничего этого не вспомнит.

* * *

Наступил последний день в красном доме. Майклу осталось встретиться совсем с немногими астральными проекциями, поскольку не менее пяти из них были пропущены, — те, с кем Майкл так и не познакомился в текущей жизни. Майкл выслушал рассказ того самого школьного учителя истории, которого он некогда оклеветал перед дирекцией, а также грабителя, который своими действиями спровоцировал нынешние события. Казалось, все это было так давно…

Майкл внимательно выслушал всех. Он с благодарностью признал, что все они члены одной семьи и их очень многое связывает в нынешней и прошедших жизнях. Когда все завершилось, Майкл обрел новый взгляд на вещи, мало кому из людей пока еще доступный. Его мировосприятие стало несравненно более просветленным, чем прежде. И он в который раз пожалел, что не может вернуться с этим новым багажом в Лос-Анджелес, а также о том, что не знал всего этого раньше.

Если бы он изначально знал о контрактах и кармической энергии, то воспринимал бы даже самые тяжелые минуты в своей жизни намного спокойнее! Он был бы самым лучшим из людей, когда-либо живших на планете. Возможно, все это не даром скрыто от жителей Земли. Возможно, именно в этом и состоит тот урок, о котором так часто говорят в этой ангельской стране. Тебя словно погружают в кромешную тьму, чтобы выяснить, сумеешь ли ты узнать о существовании света. Грандиозная головоломка. В любом случае, Майкл был очень благодарен за это путешествие, принесшее ему знания и просветление.

Тем вечером Майкл совершил определенные церемониальные действия со своим телом, которым научил его Зеленый. Он ощущал приближение очередного повышения вибраций и в точности следовал рекомендациям Зеленого на этот случай. Процесс занял несколько часов, после чего Майкл абсолютно точно знал, что вышел на новый уровень, где его биологическая система определенным образом слилась с духом. Знания, обретенные в различных домах, как бы спровоцировали физиологическую реакцию в его клетках. Майклу вспомнились слова Зеленого о том, что его дух пребывает в каждой клетке. Теперь эти слова обрели новый смысл.

Он снова хорошо выспался и проснулся исполненный сил, совершенно не помня о своих астральных путешествиях и встречах с семьей. После завтрака Майкл надел полное боевое облачение — меч, щит и доспехи — и вышел из апартаментов, где его уже ждал Красный, чтобы провести к выходу из дома. Увидев Майкла, ангел не смог скрыть своего изумления.

— Майкл Томас с Чистым Намерением, ты изменился.

— Я знаю, — на самом деле Майкл был не совсем уверен, что предыдущим вечером сумел успешно провести церемонию и осуществить вибрационный сдвиг. — Как ты понял, Красный? Каким образом ангелы определяют, что вибрации человека изменились?

Красный все еще смотрел на Майкла с благоговением.

— Это видно по твоим цветам, — тихо сказал ангел. — Никогда прежде человек не изменялся столь быстро, Майкл. Ты уникален. Ты очень быстро понимаешь и принимаешь то, что тебе дают. Ты воистину необычный человек!

Сказав это, Красный повел Майкла по лабиринту коридоров и комнат к маленькой двери красного дома. Майкл вышел на залитое солнцем крыльцо и надел туфли, которые так и стояли там, где он их оставил. Слова ангела о цветах были ему непонятны, однако это не имело особого значения.

— Я никогда не забуду этот дом, друг мой, — сказал Майкл. — Здесь я познакомился со своей семьей.

Красный улыбнулся. Да, человек по имени Майкл Томас действительно познакомился со своей семьей только здесь. На самом же деле его дух знал всех этих сущностей очень давно.

— Майкл, в двух оставшихся домах тебя ждет еще очень много неожиданностей. Благодаря новым вибрациям ты будешь переживать их особенно остро. Готов ли ты к этому?

Майклу в словах ангела послышалось предостережение, и он озабочено спросил:

— Мне грозят неприятности, Красный?

— Прежде чем ты достигнешь двери с надписью «Дом», тебе придется пройти через ряд испытаний для тела, духа и сердца, — серьезно ответил Красный. — Возможно, эти испытания будут намного тяжелее всего, что тебе пришлось пережить в этой стране до сих пор. Некоторые из них поставят под вопрос сам этот путь и заставят тебя усомниться в реальности происходящего. Некоторые ошеломят тебя своими масштабами. Некоторые могут даже испугать.

Слушая эти слова, Майкл расправил плечи. Он понимал, что впереди его ждут испытания, но, как и прежде, был исполнен решимости. Он прошел такой длинный путь не для того, чтобы отступить.

— Понимаю, — сказал Майкл. — Я готов.

— Воистину готов, мой друг-человек, — Красный по-прежнему смотрел на Майкла так, словно видел впервые. — У меня есть к тебе вопрос. После того как его задам я, ты услышишь этот вопрос еще два раза. Последний раз будет самым важным.

«Наконец!» — подумал Майкл, радуясь, что ангел дал хоть какую-то информацию относительно вопроса, который ему задают в каждом доме. Должно быть, он каким-то образом связан с седьмым домом и с тем, что Майкл там обнаружит.

— Я готов ответить на твой вопрос, Красный, — Майкл, прекрасно знал, в чем состоит вопрос, но хотел, чтобы ангел выполнил свою почетную обязанность и задал его сам. Красный понял, что Майкл сознательно дает ему возможность насладиться торжественным моментом, и испытывал к человеку благодарность за это.

— Майкл Томас с Чистым Намерением, любишь ли ты Бога?

— Да, я люблю Бога, не меньше, чем тебя и других, — Майкл шагнул к ангелу и сделал то, чего не делал никогда прежде. Он обнял Красного! Не так-то просто было обхватить руками эту массивную фигуру, но Майкл постарался. Красный сразу же откликнулся на этот прощальный жест и склонился, чтобы их глаза оказались на одном уровне. Ангел тоже заключил Майкла в объятия, закутав его в свою легкую красную мантию.

— Это очень символично, Майкл, — сказал Красный, когда они разомкнули объятия. — Зеленый и Фиолетовая сказали мне, что ты первый человек, чьи вибрации достаточно высоки, чтобы прикоснуться к ангелу, — Красный был растроган. — Прежде нам никогда не приходилось обнимать человека. Я запомню этот миг навсегда.

Майкл с благодарностью принял эти добрые слова и пошел по тропинке, ведущей к главной дороге. Теперь у него был выбор — идти по дороге или нет. На этот раз он сознательно выбрал дорогу, ведущую к следующему дому. Майкл уже знал, что очередной дом будет белым. Майкл оглянулся и на прощание помахал Красному рукой. Ангел стоял на пороге, провожая человека взглядом. Он восхищался успехами Майкла и гордился тем, что его дары и оружие настолько гармонично сочетаются с человеческой природой. Никогда прежде это слияние не осуществлялось столь полно.

Через несколько минут из своего укрытия выбралась отвратительная призрачная тварь, смердящая смертью. Чудище направилось вслед за человеком по дороге, ведущей к следующему дому. ОНО двигалось вдоль обочины, не оставляя следов. Тварь прошла мимо ангела, устремив на него свой страшный взор. Красный был первым, кто заговорил с чудовищем.

— У тебя нет ни малейшего шанса, призрак, — с этими словами ангел повернулся к твари спиной и скрылся за красной дверью.