ДЕЛАЙ СРЕЗЫ ВОВРЕМЯ!

Начнем с главного: обрезка – занятие ежегодное. Потому что и безопаснее, и эффективнее резать вовремя: срезать годичный прирост. Ну, максимум двулетние части веток. НИКАКОЙ ПИЛЫ – ТОЛЬКО СЕКАТОР. Иллюстрирую изреченную мудрость сию. Вот тут год назад удален годичный лидер (рис. 79, пунктир). Видите – ранка уже почти сомкнулась. Еще через год ее уже вообще не видно (рис. 80). Кстати, обратите внимание на боковой побег (стрелка). Укороченный год назад, он послушно родил плодовый прутик и уже почти зарастил ранку. Кора цела, дерево реагирует – вот это культурная работа.

Рис. 79

Рис. 80

ПРАВИЛЬНЫЙ СРЕЗ НА ПОЧКУ.

УКОРАЧИВАТЬ ПРИРОСТ любой силы лучше вот так (рис. 81). Это и есть срез на почку. Два миллиметра над почкой, под углом примерно в 30°. Именно такой срез практически совсем зарастает к осени. Срезать выше – значит, оставить пенек. Дырочка еще на год, а то и на два – для косточковых весьма небезвредно. А если побег был очень мощным, то и на три-четыре года. Это уже гнилая дырка с гарантией.

Рис. 81

СЕКАТОРОМ РЕЗАТЬ ЛЕГКО!

Ну, чистый срез – это только острым секатором. Тупой, как ни исхитряйся, задранную кору оставляет. Я свой правлю после каждой обрезки. Но главное – КАК резать. Тонкие прутики – нет проблем. А вот ветки толщиной в палец как попало не срежешь. Особенно те, что отходят под острым углом. Берите секатор, идите в сад – у нас практика.

Лезвие секатора направляйте всегда снаружи, ПО ХОДУ РОСТА (рис. 82). Тут древесина рыхлее, мягче. Лезвие при этом снизу, а опорная губа – сверху, как на фото. Иначе остается плоский пенечек. Можно резать и сбоку. Но если всунете лезвие изнутри, нажмете против роста – скорее отломите, чем отрежете.

Рис. 82

Верно применяемый секатор легко отмахивает ветки даже в большой палец толщиной. Кто не умеет, мучается и ломает руки даже с острым лезвием. А ведь все просто: секатор режет, как топор – вклиниваясь в дерево. Трудно резать именно потому, что лезвие сдавлено, защемлено веткой. Вот и весь секрет: вонзив лезвие, гните ветку по ходу лезвия. Иначе – к опорной губе (рис. 83). Раздвинули срез – ветка сама отскакивает. Во времена Мичурина любой опытный садовник обходился без секатора – отмахивал даже двухлетние ветки садовым ножом.

Но все-таки резать вовремя – это для нас раритетный эксклюзив. Или эксклюзивный раритет?.. В общем, без пилы мы не можем. Ну, давайте поговорим о пиле.

Рис. 83

КАКОЙ СРЕЗ БУДЕТ ПРАВИЛЬНЫМ?

Тот, что обрастает новой корой. Главное: дерево живет за счет коры и двух-трех внешних слоев древесины. Срединная древесина уже практически не нужна. Как правило, она и так мертвая: на севере убита морозом, на юге – трутовиками. А внешнюю, живую древесину строит камбий – скользкий слой под корой. Поэтому кора несравненно важнее для дерева, чем древесина. Неправильные срезы кору убивают, правильные – сохраняют. Вот и вся разница.

Самое страшное, что мы делаем для наших деревьев – оставляем ПЕНЬКИ. Странно, но их оставляют почти всегда. Я думал, от лени. Это же проще – ткнуть пилой как попало. По себе знаю.:) Но дело, оказывается, еще и в убеждениях. Многие старательно замазывают каждый пенек (рис. 84). Верят, что так мороз внутрь не проникнет. Или зараза. Ну, просто не хотят видеть на дереве «открытых ран»! Ассоциацию понять можно. Только вред от пеньков многократно больше, чем от ран.

Рис. 84

А еще дачники, видимо, берут пример с промышленных садов. Тамошние деревья запенькованы сплошь – пеньки чернеют на каждой ветке. Это понятно: у обрезчиков план, выработка на гектары. Так ведь и сад посажен на выживание. Окупился, принес доход – вот и ладно. Проболел насквозь, перестал окупаться – под корень. Но такая работа – не пример садовой культуры! Нам, любителям, до такого сад доводить – себя не уважать и деревья ненавидеть.

ПЕНЬКИ – сокращение жизни дерева руками хозяина. Происходит так: сначала пенек – мертвая пробка в штамбе. Постепенно она гниет – куда деваться мертвой древесине, как ни гнить? Тут никакая замазка не спасает. Образуется гнилая дырка. Но главное, на пеньке умирает кора: сюда ведь не идут соки. Мертвая кора – приют для грибков и очаг рака коры. Гниль разрастается. В лучшем случае – страшные раны вокруг пенька (рис. 85). В худшем, и чаще на юге, рак охватывает почти весь ствол.

Рис. 85

И вот обычный итог: гниющая дырка – парадные ворота для трутовиков, древоядных грибов. Грибница проникает в более мягкую сердцевину и быстро прорастает по всему дереву. Лет пять-шесть гриб мирно живет в стволе и ветках, сначала убивая, а затем съедая древесину. Как он проникает внутрь через пеньки, хорошо видно на поперечных спилах (рис. 86). Пористая бурая середина – уже съеденная часть, а светлый периметр – еще только облюбованная. В суровых краях грибку помогает и мороз.

Нарастив массу грибницы и найдя тонкое место, трещину или рану, трутовик вылезает размножаться в виде плодовых тел – знакомых нам светлых «ушек» и «копыт». Увидели их – осознайте: дерево «не первый год за трутовиком». Спасение тут одно: сильный рост. То есть – регулярная разгрузка от лишних плодушек, омолаживание нижних ветвей, обрезка на усиление прироста. Сильное дерево опережает гриб, наращивая новые кольца древесины.