Искусство помнить и забывать

Лапп Даниэль

 

Danielle C. Lapp

                                                                                           (NEARLY)

                                                                                             TOTAL

                                                                                            RECALL

                                                                           Stanford Alumni Associations 1992

 

                                                                                  Даниэль Лапп

Искусство помнить и забывать

Серия «Искусство быть»

                                                                                    Книга восьмая

Перевела с английского М. Куренная

Гл. редактор В. В. Усманов

Литературный редактор А. Р. Денисов

Художественный редактор Н. В. Вавулин

Художники С. В. Корниенко

                 В. В. Антонов

Корректор Л. X. Арнаутова

Оригинал-макет подготовил А. Р. Денисов

Вы страдаете от забывчивости? Вы помните события 20-летней давности лучше, чем то, что вы съели на завтрак? Вы забываете, где и когда вам назначили встречу? Забываете адреса и номера телефонов?

Если да, то знайте, что точно так же дела обстоят у большинства из нас. Но не стоит унывать. Известный американский психолог Даниэль Лапп в рамках специальной программы Стэнфордского университета разработала курс улучшения памяти. В 1993 году в России вышла первая книга Д. Лапп «Улучшаем память в любом возрасте», которая сразу стала бестселлером. В новой работе автор продолжает разговор о возможностях нашей памяти, в остроумной и занимательной форме показывает, шаг за шагом, как запомнить то, что мы хотим запомнить (имена, слова, числа, лица, звуки, цвета, сны), и как забыть то, о чем вспоминать не хочется.

© Stanford Alumni Association, 1992

© Перевод на русский язык, М. Куренная, 1994

© Серия, оформление, издательство «Питер» (Piter Ltd.), 1994

ISBN 5-7190-0031-3 (рус.)

ISBN 0-916318-51-6 (амер.)

Издательство «Питер».

194044, С.-Петербург, Выборгская наб., 17.

Лицензия J!P №060557 от 17,01.92.

Подписано к печати 08.11.94. Формат 84 х 108 1/32.

Уел. печ. л. 12,8. Тираж 50 000. Заказ 942.

Отпечатано с оригинал-макета в ГПП «Печатный Двор» Комитета РФ по печати.

197110, С.-Петербург, Чкаловский пр., 15.

                                           Посвящается Джерри, благодаря которому всегда что-то случается

Выражение благодарности

                                                                          Благодарность — это память сердца

Большое спасибо всем, кто помогал мне в работе над этой книгой. В частности, я благодарна доктору Джерому Йесавад-жу за поддержку и вклад в написание главы «Медицинские аспекты проблемы». Мой редактор Брюс Голдман проявил чудеса точности, благожелательности и понимания при работе над текстом. Издатель Эми Пилкинггон тоже заслуживает высочайшей похвалы за доброту и профессионализм, которые сделали нашу совместную работу радостной.

                                                                                        Мини-словарь

Большая часть набранных разрядкой терминов в этой книге не требует специального разъяснения, но несколько выражений, могущих вызвать недоумение читателя, приводятся ниже.

• Автоматические действия — привычные (рефлекторные) действия (например, захлопывание дверцы автомобиля), которые человек производит бессознательно и безотчетно, в силу чего они не записываются в память, и впоследствии он не может вспомнить о них.

• Степень обработки информации — стратегии и процессы мышления (такие, как визуализация, ассоциация образов, вербальная проработка, обобщение и рецензирование информации), необходимые для формирования глубокого следа в памяти.

• Ассоциация образов — сознательное объединение двух мысленных образов, при котором воспоминание об одном из них влечет за собой воспоминание о другом.

• Мнемоника, мнемонические системы — специальные приемы, способствующие извлечению информации из памяти.

• Избирательное внимание — формирование представления о том, какую информацию вы хотите запомнить, почему и на какое время.

• Вербальная проработка — комментарии, анализ, суждения и т. п., повышающие эффективность формирования следа в памяти.

Предисловие

В этой книге я предполагаю ответить на все вопросы, которые могут возникнуть у любознательного читателя относительно памяти. Я отобрала наиболее существенные из них и постаралась предупредить появление второстепенных. Несомненно, в первую очередь вы предпочтете узнать ответы на занимающие вас вопросы — поэтому я попыталась дать на каждый из них ответ исчерпывающий и не требующий дополнительных разъяснений таким образом, чтобы, просмотрев оглавление, вы могли сразу перейти к ознакомлению с интересующим вас материалом.

Ответы на поставленные в книге вопросы нельзя считать окончательными и бесспорными: они отражают современный уровень знаний по означенному предмету и продиктованы результатами, полученными опытным путем в процессе исследований работы памяти. В своей первой книге «Не забывайте! Легкие упражнения для улучшения памяти в любом возрасте» я в общих чертах наметила методику (доказавшую свою эффективность в ходе наших исследований механизмов памяти и процессов старения), в которой особое значение придавалось разного рода упражнениям. Но зачастую занятые люди не склонны тратить время на упражнения и хотят получить конкретные ответы на конкретные вопросы. Более того, научные исследования показывают, что работа механизмов памяти заметно улучшается только в том случае, если сам человек проявляет активность и разрабатывает собственные методики и стратегии совершенствования мыслительного процесса.

Построение книги в форме вопросов и ответов имеет свои недостатки, поскольку попытки давать сжатые ответы зачастую приводят к явно упрощенному изложению материала. Однако отвергать априори простые решения проблем неблагоразумно: многие из них оказываются эффективными, несмотря на их видимую банальность. Некоторые люди отказываются от помощи, если находят совет слишком простым. Как говорил философ Витгенштейн, «всегда трудно принимать простые решения сложных проблем». Интересно, что наиболее резкое неприятие принципов мнемотехники я обнаружила среди интеллектуалов. Возможно, отчасти это объясняется тем, что многие из мнемонических методов основаны не на абстрактном мышлении, а на способности создавать мысленные образы, на воображении и эмоциональных реакциях.

В этой книге я воспроизвожу множество ситуаций из повседневной жизни, требующих усилий памяти (работа на кухне или в саду, преподавание, письмо и пр.), и постоянно повторяю рекомендации по лучшему запоминанию информации. Таким образом, все способы, обеспечивающие надежную работу памяти, усваиваются без особого труда, поскольку рассматриваются во множестве разных контекстов. Такой подход напоминает принцип обучения на опыте в повседневной жизни. Известно ли вам, что человек может прочно закрепить новое слово в своем словаре только после того, как встретит его шесть раз в разных контекстах? Только тогда это слово фиксируется в памяти.

Современный уровень развития науки, занимающейся исследованием памяти, не всегда дает возможность ответить на вопрос «почему?», но процессы памяти уже достаточно изучены, чтобы можно было получить удовлетворительный ответ на вопрос «как?». Данное практическое руководство занимается рассмотрением всех основных «как?». Как работает память? Как можно облегчить процесс вспоминания? Я приложила все усилия к тому, чтобы свести научную терминологию до минимума. Когда возникает необходимость в употреблении таких ключевых понятий, как «формирование мысленных образов» или «степень обработки информации», они разъясняются и раскрываются на примерах.

Читателю предлагается на выбор несколько стратегий мышления. Методика, которой мы будем пользоваться, доказала свою эффективность за более чем тринадцать лет исследований, проводимых доктором Джеромом Йесаваджем из Стэн-фордской Университетской школы при Департаменте психиатрии. В 1978 году я начала сотрудничать с доктором Йесаваджем в проведении экспериментальных занятий по обучению обычных здоровых людей старше пятидесяти пяти лет стандартным приемам мнемотехники, которыми успешно пользовались люди молодые. Вначале результаты нашей работы были неудовлетворительными, каковое обстоятельство вынудило нас заняться анализом изменений познавательных способностей, происходящих с возрастом. (Я была полна решимости доказать, что пожилого человека можно обучить новым приемам.) По моим наблюдениям, главная проблема заключалась в психологическом неприятии мнемонических систем, помогающих запоминанию лиц, дат и различных списков. Основанные на внелогических и даже просто абсурдных ассоциациях, эти системы требуют от человека определенной гибкости ума, дающей ему возможность принять правила новой игры, и умения формировать мысленные образы. Поэтому мы разработали специальную программу для борьбы с трудностями, возникающими в ходе подготовки к мнемоническим занятиям. В эту программу входят:

1) обучение расслаблению с целью устранения чувства внутреннего беспокойства, которое увеличивается с возрастом:

2) тренировка наблюдательности, имеющая целью восстановить способность к формированию мысленных образов, которая слабеет с возрастом;

3), увеличение продолжительности занятий для компенсации замедления метаболических процессов мозга, которое происходит по мере старения организма.

Наилучшим образом зарекомендовала себя программа, сочетающая предварительные занятия по развитию визуальных и вербальных способностей («воображение + суждение») с удлиненным периодом мнемонических занятий, (Составление суждения мобилизует способности к организации мыслительного процесса и задействует одновременно интеллектуальную и эмоциональную сферу человека.) С тех пор курсы по тренировке памяти — по два часа в день в течение двух недель — более или менее постоянно вел один и тот же преподаватель (я сама).

Эти исследования мы продолжаем и по сей день в надежде глубже понять принцип действия различных методов развития памяти и найти объяснение индивидуальным различиям в результатах занятий. Происходящие в современном обществе перемены предполагают все большую занятость человека в повседневной жизни; одновременно увеличивается численность представителей старшего поколения. Но у каждого человека процесс усвоения знаний протекает по-разному в разные периоды жизни. По моему твердому убеждению, чем больше всевозможных методик используется для тренировки памяти (и чем более они продуманны), тем лучших результатов добивается человек любого возраста.

Меня часто спрашивают, пользуюсь ли я сама методами тренировки памяти, которым обучаю людей, и я всегда признаюсь: «Да, конечно!», ибо они действенны и дают мне приятное чувство уверенности в себе. И когда мне случается забыть что-нибудь, я всегда знаю, почему так случилось — что само по себе важно. Однако достичь подобного понимания — это далеко не все. Все признают, что «унция профилактики стоит фунта лечения», но мало кто относит это выражение к своей памяти. Профилактические мероприятия — верное средство организации мышления и упрочения памяти. Чем раньше человек усвоит принципы хорошего запоминания, тем лучше. Успех любых занятий кроется в разработке и использовании эффективных стратегий обучения. Только с помощью постоянных практических упражнений вы сможете улучшить вашу память. И это не подлежит сомнению.

Введение

                                                                                     Постоянство памяти

Представление о том, что каждое наше переживание, каждый образ навсегда сохраняется в нашей памяти — это миф, который Израэль Розенфилд полностью опроверг в своей книге «Открытие Памяти. Новый взгляд на Мозг». От Платона до основателей появившейся в девятнадцатом веке теории локализации памяти в мозге концепция перманентной памяти заслоняла собой тот факт, что память в своем служении настоящему прагматична и не может функционировать без своего союзника, то есть забывания. Признавая фрагментарность памяти, Фрейд исследовал способы воздействия на нее снов и эмоциональных состояний. Он первый описал деятельность лимбической системы, которая (как признано в наши дни) фиксирует воспоминания в мозге, и доказал, что не вся информация закрепляется в памяти одинаково прочно и не вся сохраняется в целости.

Другой способ снять с памяти покров таинственности очень прост: стоит только посмотреть, как разнятся воспоминания разных людей об одном и том же событии. Эта способность человека к искажению информации юмористически обыграна Морисом Шевалье в песне «Я прекрасно все помню»; его воспоминания о некоей ночи существенно отличаются от ее воспоминаний. В изобразительном искусстве эту же тему раскрывает исполненная глубокого смысла знаменитая картина Сальвадора Дали «Постоянство памяти», на которой изображены циферблаты часов — вполне узнаваемые, но деформированные, словно расплавленные.

Новые исследования доказывают, что человеческие воспоминания постоянно меняются, трансформируются и искажаются. Всякий раз, когда человек вспоминает что-то, он изменяет след в памяти, добавляя к нему какую-то новую ассоциацию или частично стирая его без последующего восстановления. Элизабет Лофтус, занимающаяся анализом свидетельских показаний, утверждает, что следы в памяти не сохраняются в первоначальном виде, но претерпевают изменения по мере того, как мы буквально конструируем и реконструируем воспоминания при каждом последующем обращении к ним. Воспоминания, подобно самой человеческой личности, субъективны и находятся в состоянии непрерывного изменения.

Память — это сложный мыслительный процесс, который понять можно и должно, если мы хотим пользоваться им с максимальной для себя выгодой. Как ни странно, забывание является весьма существенной функцией памяти: без него не может существовать избирательное внимание, ибо запоминая одну вещь, человек неизбежно устраняет из сознания другие. Обычно никто не жалуется на неспособность запомнить бесполезную информацию. Многие обладатели феноменальной памяти не чувствуют себя счастливее обычных людей, поскольку их память перегружена ненужными деталями, которые они с великим удовольствием забыли бы. При нормальной работе механизмов памяти существует разумный баланс между способностью помнить и способностью забывать.

Современные исследования доказывают, что правильно поставленные вопросы влекут за собой правильные ответы. Задавая вопросы и ища ответы на них, человек совершает первый шаг к действию. Я сгруппировала по нескольким разделам более ста вопросов, идущих в логической последовательности от общих до конкретных и совершенно новых, еще не получивших окончательного ответа. Книга состоит из следующих разделов:

1. Раскрытие тайн памяти.

2. Концентрация внимания.

3. Мнемоника: приемы для лучшего запоминания.

4. Медицинский аспект проблемы.

5. Размышления о памяти.

На каждый вопрос дается подробный ответ, по возможности сопровождающийся практическими советами. Способ изложения материала в форме вопросов и ответов имеет большое преимущество в том смысле, что он наглядно демонстрирует принцип работы различных методов запоминания в разных контекстах. Таким образом срабатывает феномен обучения с помощью повторения: по мере ознакомления с книгой вы можете начать испытывать чувство «дежа вю», а это будет свидетельствовать о том, что вы вспоминаете материал, представленный в предыдущих разделах, и усваиваете принципы развития памяти. Одновременно по ходу чтения вы сможете овладеть рядом приемов, облегчающих запоминание информации любого рода.

Вероятно, в первую очередь у вас возникнет следующий вопрос: из чего вообще складываются воспоминания? Ответ на этот вопрос представляется весьма интересным: они складываются из ощущений, настроений, мыслей и слов, то есть результатов деятельности сферы чувств, эмоций, воображения и интеллекта.

Великий французский писатель Ларошфуко заметил однажды, что «все сомневаются в своей памяти, и никто не сомневается в своей способности к суждению». Эта сентенция кажется на первый взгляд забавной, но последние научные открытия действительно доказали, что суждение — позитивное или негативное — является вспомогательной функцией памяти. Память и суждение не противостоят друг другу, а, скорее, друг друга дополняют, ибо любое суждение основывается на памяти, которая, в свою очередь, складывается из суммы суждений.

Комментирование события про себя или вслух (то есть использование способности к суждению) является частью мыслительных процессов, стимулирующих работу памяти.

Разговор о стратегиях мышления позвольте мне начать с вопроса, который выявит нынешнее состояние вашей памяти: что вы делаете для того, чтобы помочь работе вашей памяти?

Пользуетесь ли вы специальными стратегиями запоминания? Какими именно?

Этот общий вопрос вызывает затруднения у людей, не знакомых со стратегиями запоминания, как замечает Джон

Харрис из Кэмбриджского университета в своей работе по изучению различных способов запоминания информации. Полагаю, вам будет интересно ответить на вопросы его анкеты, слегка видоизмененный вариант которой приводится ниже, и выяснить в результате, какова же степень вашего активного участия в работе механизмов памяти. В конце книги мы еще вернемся к выводам, вытекающим из упомянутой научной работы.

Пользуетесь ли Вы:

1) списками дел, которые необходимо сделать;

2) мнемонической техникой, основанной на составлении аббревиатур (например, аббревиатура «HOMES» для запоминания названия пяти Великих Озер в США);

3) дневниковыми записями;

4) разнообразными стишками или присказками, например:

Июнь апреля не длинней —

В обоих ровно тридцать дней;

Ничуть не больше в сентябре,

И ровно столько в ноябре;

5) «методом мест» для запоминания длинных списков предметов в порядке их перечисления;

6) мысленным восстановлением хода событий или собственных действий, с тем чтобы воспроизвести в памяти некую ситуацию или найти потерянный предмет;

7) таймером, будильником или часами — сначала только для того, чтобы встать утром вовремя, затем чтобы вспомнить еще что-нибудь важное (например, выключить поливальную установку в саду, вынуть пирог из духовки и т. п.);

8) методом «кодов-крючков» при запоминании цифр посредством ассоциирования их со словами или буквами;

9) мнемоническим приемом для создания ассоциации имени с лицом человека;

10) повторением алфавита с целью отыскать в памяти какое-то имя;

11) расписанием дня, календарем? Уточните, каким образом;

12) услугами друзей (по вашей просьбе напоминающих вам о необходимости сделать что-то);

13) визуальными подсказками, помещаемыми на видные места (например, на холодильник);

14) разнообразными приемами вроде завязывания узелка на память;

15) другими способами записи информации в памяти. Какими именно;

16) другими способами, облегчающими извлечение информации из памяти. Какими именно.

Обратите внимание на то, что существуют два рода вспомогательных средств для обращения к памяти: внешние, или механические, и внутренние, или мысленные. К ним можно прибегать как во время записи информации в память, так и во время извлечения ее оттуда.

Итак, что же вы делаете для того, чтобы помочь своей памяти? Немногое? Теперь сравните себя со среднестатистическим человеком.

Результаты подробного опроса, проведенного среди студентов, чей средний возраст составлял двадцать один год, и среди людей в возрасте от двадцати трех до шестидесяти семи лет, показал, что внутренние вспомогательные средства для запоминания используются весьма редко. Среди мысленных подсказок, находящих все-таки применение на практике, наиболее часто упоминаются приемы, которые помогают извлечению информации из памяти, — такие, как «мысленное восстановление хода событий» и «повторение алфавита» с целью вспомнить забытое имя. Приемы же, способствующие прочному запоминанию, применяются редко. Отсюда следует вывод: большинство людей не в состоянии принимать полноценное участие в процессах памяти.

Один факт не вызывает сомнений: гораздо легче вспомнить что-то, если существует некая подсказка, зафиксированная в мозге в момент записи информации. С помощью данной книги вы ознакомитесь с основными принципами тренировки внимания (то есть умения запоминать детали и различия между ними), паузы (процесса осознания своих действий); расслабления (освобождения от чувства беспокойства и напряженности в целях более эффективного усвоения информации); развития избирательного внимания (то есть способности устанавливать, какую информацию вы хотите запомнить, почему и на какое время); ассоциации образов (записи информации в виде связанных между собой зрительных образов); вербальной проработки (составления суждения одновременно интеллектуального и эмоционального характера).

Надеюсь, вы скоро убедитесь в эффективности предложенных стратегий мышления и начнете регулярно применять их на практике. Все вместе они образуют методику развития памяти, которой легко пользоваться в повседневной жизни.

                                                                             РАСКРЫТИЕ ТАЙН ПАМЯТИ

#img3568.jpg

ПРЕЖДЕ чем начать разговор о специфических способах развития внимания и памяти, давайте рассмотрим ряд вопросов, которые обычно возникают у людей в первую очередь.

1. Что такое память!

Ни одно из существующих определений этого широкого понятия не может считаться достаточным. Поэтому следует проанализировать и объединить в единое целое несколько формулировок, дополняющих друг друга. Словарь Уэбстера определяет память как: а) процесс воспроизведения или восстановления усвоенных и сохраненных в уме знаний и представлений, особенно посредством механизмов ассоциативного мышления... и б) сумму усвоенной и сохраненной в сознании информации.

Память — это мыслительный процесс, включащий в себя запись, хранение и извлечение информации. Главную роль в этом процессе играет ассоциативное мышление. Приведенное выше определение относится только к человеческой памяти — поэтому в нем важное место отводится работе психологических механизмов. Писатель Александр Чейз определяет память как операцию субъективного сознания по отбору информации: «Память — это то, с помощью чего мы забываем». Его парадоксальное утверждение указывает на роль воли и сознания человека в выборе воспоминаний для кратко- или долговременного хранения.

Забывание является частью механизма памяти, поскольку оно подразумевает способность к концентрации внимания на одном предмете в некий определенный момент времени. Будучи погружены в работу, вы предпочитаете на время забыть все остальные дела и, следовательно, выбросить их из головы.

В этом смысле очень показателен пример астрофизика, который может совершать путешествия к далеким звездам, но при этом вечно теряется в аэропорту или на вокзале. Каждый человек имеет более или менее четкое представление о своей системе ценностей. Поэтому полезно спросить себя, какие сферы жизни или области знания представляют для нас наименьший интерес. Если вы не любите цифры, вы постараетесь всеми силами избегать связанной с ними работы и даже не будете пытаться запоминать их, предпочитая перепоручить это задание кому-нибудь другому.

Память определяется работой всего мозга, но в первую очередь это биологический феномен, обусловленный деятельностью органов чувств. Существует несколько видов памяти: визуальная, вербальная, обонятельная, осязательная, кинестетическая и т. д. В мире животных мы обнаруживаем генетическую память, которая определяет миграции китов, птиц и рыб, и стадный инстинкт, руководящий поведением пчел, муравьев и пр. Человеческая память представляет собой бесконечно более сложный механизм: это функция мозга, нейронная активность которого позволяет фильтровать, отбирать, сохранять и уничтожать воспоминания. Отсеивание информации (сознательное или бессознательное) происходит с помощью неких фильтров, образованных эмоциями — порой настолько болезненными, что, как сказал поэт Мэтью Арнольд, мы забываем потому, что мы должны это сделать. А не потому, что хотим. Жертвы нападения редко помнят внешность своих обидчиков и не в состоянии связно и подробно рассказать о пережитом потрясении. Психоаналитики пытаются восстановить подобные «подавленные воспоминания».

                                                           2. Существуют ли разные виды памяти!

Этот вопрос относится только к психологическому аспекту человеческой памяти — памяти, в общих чертах описанной выше. Вопрос это непростой, но я попытаюсь ответить на него, не вдаваясь в незначительные подробности. Человеческую память часто представляют в виде единого механизма, но на самом деле существует два рода памяти, соответствующие двум разным видам мыслительных процессов: спонтанная и преднамеренная. Вид фотографии или звук голоса может вызвать к жизни непреднамеренные воспоминания (если чувство возникает неожиданно) или преднамеренные (если человек сознательно пытается вызвать его).

Далее: хотя память и восприятие нельзя разделить, можно говорить отдельно о визуальной и вербальной (то есть связанной с функцией слуха) памяти. Около 60% людей пользуются в основном зрительной памятью. Они лег ко восстанавливают в воображении виденные некогда места, предметы, лица, страницы газет. Другие как будто с большей легкостью запоминают звуки и слова, и возникающие в их уме ассоциации часто представляют собой различные ритмы и каламбуры.

Спонтанная или нет, визуальная или вербальная, память существует в определенных временных рамках — и именно мы должны решить, что достойно запоминания иа час, а что — на день или на целые годы. Повседневная жизнь (учеба, работа и прочие важные дела), как и наши личные интересы, заставляет нас совершать этот постоянный отбор. Память приспосабливается к нашим потребностям. Но мы часто не замечаем, что потребности эти меняются вместе с обстоятельствами нашей жизни — как, например, в случае ухода на пенсию или занятий одиночным трудом. Будучи по существу своему функцией прагматичной, память включает в работу механизмы разного типа в зависимости от того, когда будет использоваться полученная информация: непосредственно после восприятия или впоследствии.

Непосредственная (сенсорная) память — это память автоматическая, в которой одно впечатление мгновенно сменяется следующим. Примером использования такого процесса может служить печатание на пишущей машинке: как только буква напечатана, человек тут же забывает ее, чтобы перейти к следующей.

Кратковременная память — это оперативная (рабочая) память, способная, согласно определению психологов, одновременно удерживать семь элементов в течение максимум тридцати секунд. Она действует, например, когда вы заглядываете в записную книжку и сразу же набираете номер телефона. В случае, если у вас нет возможности держать перед глазами записную книжку, вы должны мысленно повторять номер, пока набираете его. Если вас прервать в тот момент, когда вы дозваниваетесь, номер исчезнет из вашей памяти, поскольку он не был зафиксирован в ней в расчете на длительное хранение. Это нормально, потому что при записи следов в кратковременной памяти работает значительно менее сложный механизм, чем при записи следов в памяти долговременной. Первые поверхностны и недолговечны и исчезают почти одновременно с появлением — словно вырезанные на некоей волшебной доске. Без оперативной памяти многие привычные действия совершались бы гораздо медленней, ибо завалы старой информации затрудняли бы движение сигналов, идущих в мозг и из мозга. Кратковременная память дает возможность выбросить из сознания информацию, ставшую ненужной, как только она использована. Сама недолговечность этой памяти функциональна: она заставляет нас использовать ее с максимальной скоростью. Обратите внимание на то, что этот научный термин не имеет ничего общего с бытующим в повседневной жизни понятием «свежие воспоминания» (о событиях, происшедших часы, дни назад), обозначающим иечто противоположное воспоминаниям о событиях, более удаленных по времени (на месяцы, годы). В действительности подобные «срединные» воспоминания входят во владения долговременной памяти. Строго говоря, такого понятия, как «срединная память», в науке вообще нет.

Долговременная память, согласно определению, должна оставлять более или менее долговременные следы в сознании: на минуты, дни или годы. Поэтому ее работу определяют более сложные механизмы записи информации, действующие на нескольких уровнях: чувственном, эмоциональном и интеллектуальном. Существует только два вида записи следов в памяти: с высокой и низкой степенью обработки информации.

«Скользящая» память — самая короткая из всех типов долговременной памяти — характеризуется низкой степенью обработки информации. Такого рода память развита у авиадиспетчеров: она позволяет им на несколько минут сосредоточивать внимание на изображении движущейся точки на экране, а после посадки самолета тут же забывать о ней, переключая внимание на следующую.

Если информация предназначена для использования в ближайшем будущем (вы готовитесь к экзаменам, идете на презентацию, запоминаете некий адрес или напоминаете себе о необходимости зайти по дороге домой в булочную), постоянное мысленное повторение помогает удержать ее в памяти. Но подобное механическое повторение помогает лишь на краткий срок и не гарантирует длительного хранения информации в памяти: вот почему зубрежку перед экзаменами следует признать малоэффективным способом усвоения материала. Для закрепления следа в памяти на длительное время требуется более высокая степень обработки материала: необходимо, например, определить для себя значение воспринимаемой информации и дать себе время обдумать ее, обобщить и проанализировать. Долговременная память основана на наблюдении, анализе и составлении суждения. Ее деятельность обозначается термином «процесс проработки».

Любое суждение включает в себя впечатления и эмоции. Если я неожиданно попрошу вас вспомнить ваших школьных или университетских преподавателей, вы с удивлением обнаружите, что помните лишь нескольких: по пальцам одной руки пересчитать можно. Преподаватели, которых вы помните спустя много лет, — это те, которых вы любили, боялись или ненавидели.

Следы в памяти формируются по-разному: каждый элемент информации фильтруется и записывается по-своему. Сильные эмоции действуют подобно раскаленному клейму и оставляют в памяти самые неизгладимые следы. Человек может повысить качество записи материала в памяти, сосредоточиваясь на своих эмоциях, развивая наблюдательность и делая комментарии (обращенные к себе самому или к другим) по поводу данного эмоционального или интеллектуального контекста. В свете вышесказанного становится ясным, почему какие-то детали прошлого люди помнят лучше других. Например, я очень хорошо помню школьную учительницу математики — отчасти потому, что мы постоянно срывали ей уроки, отчасти из-за ее комичного внешнего вида: это была маленькая толстая женщина неопределенного возраста с большой рейсшиной в руках, в черной шляпе с обвисшими полями и в безобразно стоптанных башмаках. Я легко могу воссоздать в воображении образ этой учительницы, хотя имени ее не помню — каковое обстоятельство доказывает превосходство зрительной памяти над остальными. Человек может облегчить процесс извлечения информации, научившись помещать в памяти некие подсказки с использованием разного рода файлов и регистров. Например, когда я открываю файл «комичное», на моем мысленном экране мгновенно появляются образы других учителей и другие эпизоды моей жизни. Бывает очень интересно следовать по цепи возникающих ассоциаций как можно дальше.

3. В какой части мозга находится память!

С тех пор, как в девятнадцатом веке в процессе своих исследований Брока сформулировал теорию функциональной локализации, всеми признается, что структуры, ответственные за память, размещаются в разных участках головного мозга — в зависимости от того, на каких реакциях организма (чувственных или эмоциональных) она основана. С точки зрения анатомии, за память отвечает кора Головного мозга, разделенная на различные зоны в соответствии с различными способами чувственного восприятия и различными моторными функциями организма, лимбическая система и мозжечок. Но основная часть нейрофизиологической деятельности, определяющей работу памяти, происходит в гиппокампе, в височной доле каждого из полушарий. Если эта область повреждена на одной стороне мозга, процессы запоминания еще могут протекать, хотя и с некоторыми нарушениями. Но при двустороннем повреждении способность сознания к записи и хранению информации пропадает. Это происходит в результате физической травмы или в связи с дефицитом нейрохимических веществ, как, например, в случае таких поражающих мозг заболеваний, как болезнь Альцгеймера.

4. Существует ли химия мозга!

Конечно! Работа памяти определяется деятельностью нервных клеток, или нейронов, связанных в мозге между собой. Сигналы от одного нейрона к другому передают особые вещества (называемые нейромедиаторами) — например, ацетилхолин, который в большом количестве содержится в гиппокампе. Нехватка ацетилхолина в мозге равнозначна нехватке бензина в машине. В этом случае пропадает способность к усвоению знаний и функционирует лишь спонтанная память, основанная на чувственных реакциях организма.

Замедление метаболических процессов головного мозга, сопутствующее старению, — это хорошо известный и важный нейрохимический феномен. Метаболические процессы организма включают в себя окисление глюкозы и жиров для получения энергии, часть которой расходуется на синтез ацетилхолина в мозге. При гармонично протекающем старении количество синтезируемого ацетилхолина уменьшается, но является достаточным для нормальной мыслительной деятельности. Одним из возможных последствий недостатка ацетилхолина и других нейромедиаторов может явиться торможение мыслительных процессов, наносящее ущерб памяти: у человека наблюдается несколько замедленная реакция на внешние сигналы как во время наблюдения и записи информации в мозг, так и во время извлечения ее из памяти. Для того, чтобы по мере старения не терять способности к нормальной жизнедеятельности, представляется разумным всегда сохранять спокойствие: речь идет всего лишь о нескольких секундах задержки, а начав нервничать, вы только ухудшите свое положение.

Чтобы компенсировать снижение умственной активности, вы должны обучиться новым стратегиям мышления, облегчающим и ускоряющим извлечение информации из памяти — таким образом вы обеспечите нормальную работу последней до самой старости (при условии хорошего состояния вашего здоровья).

5. Как изменяется память с течением времени!

Поскольку память является не только функцией организма, но и своего рода талантом, она способна развиваться, что становится совершенно ясным при оценке ее деятельности с детства до старости. Как мы уже знаем, память включает в себя чувства, эмоции, интеллект, личность, все внутреннее «я» человека, для развития которого требуется целая жизнь! Маленький ребенок познает мир через органы чувств и медленно интегрирует такие познавательные функции, как речь и воображение, которые развиваются параллельно. Для лучшего запоминания ему необходимо структурировать память и установить связи воспринимаемой информации с реальной жизнью.

Узнавание — это тип памяти, появляющийся у человека в первую очередь. На этой стадии развития ребенок пассивен и просто идентифицирует идущие извне стимулы. По мере развития речевой функции возникают дескриптивные способности, но они активизируются только в процессе взаимодействия во время игры или обучения. Спонтанные стратегии для извлечения информации из памяти (то есть способность к активному вмешательству в работу памяти) появляются позднее, в возрасте 9—10 лет.

Подростковый период наиболее важен для формирования стратегий обучения. В этом возрасте способности к запоминанию и познавательные способности достигают максимума. У взрослого память лучше, поскольку, развив свои познавательные способности до максимума, они разрабатывают и совершенствуют различные методики запоминания в соответствии с требованиями, продиктованными средой существования: количество вещей, которые необходимо помнить человеку для нормальной деятельности, в повседневной жизни чрезвычайно велико. Пока в некоей информации существует потребность, мы находим способ (или метод) удержания ее в памяти. Постигая более совершенные по сравнению с обычными стратегии запоминания, мы можем повысить эффективность работы нашей памяти в любом возрасте. Фактически чем старше мы становимся, тем более нуждаемся в новых стратегиях мышления, способных скомпенсировать угасание определенных функций мозга.

Действительно, с возрастом память слегка слабеет, но эффективность ее работы неодинакова у всех пожилых людей, как неодинакова она у детей. Наиболее однородными в этом отношении являются люди среднего возраста. Однако интересный опыт, проведенный с детьми-шахматистами и не играющими в шахматы взрослыми, показал, что дети запоминают позиции фигур на доске лучше взрослых, поскольку эти позиции знакомы им и исполнены для них смысла. Таким образом, принцип смысловой оценки и практического применения информации имеет решающее значение для памяти в любом возрасте и в любом контексте.

Дети и пожилые люди испытывают много одинаковых трудностей, которые объясняют причины недостаточно эффективной деятельности памяти:

— более короткий, по сравнению с обычным, период концентрации внимания;

— неспособность к анализу информации;

— неспособность к спонтанной организации мыслительного процесса;

— пассивность — неспособность помогать памяти мнемоническими приемами;

— затруднения при формировании мысленных образов;

— затруднения при формировании ассоциаций, относящихся к информации, которую необходимо запомнить;

— неумение точно оценить для себя значение воспринимаемой информации.

Главное различие между детьми и стариками заключается в том, что дети лучше помнят недавние события, а старики — события, более удаленные по времени (поскольку новые впечатления они обрабатывают недостаточно эффективно). Но, если подумать, между теми и другими все же существует определенное сходство: по разным причинам — недоразвитость познавательных способностей или их деградация — они плохо фиксируют информацию в памяти.

Таким образом, от начала жизни до конца память совершает законченный круг развития. Давайте же использовать ее с максимальной пользой в любом возрасте, научившись применять на практике разнообразные стратегии мышления.

6. Как развивается память у детей!

Несмотря на то, что мы не всегда записываем информацию сознательно, процессы мышления — спонтанные или нет — происходят всякий раз, когда мы запоминаем что-либо. Вначале маленький ребенок пассивен и познает мир через органы чувств, реагируя на внешние сигналы, которые он начинает идентифицировать с объектами и людьми примерно в возрасте трех месяцев. Новорожденный младенец улыбается всем без исключения. Только в возрасте шести месяцев он начинает отличать своих родителей от посторонних людей и плакать при виде незнакомых лиц. Приблизительно к году ребенок произносит первое слово и в последующие месяцы демонстрирует медленное развитие речевой функции. К двум годам его словарный запас состоит минимум из тридцати семи слов. (Впрочем, в зависимости от индивидуальных различий количество слов в словаре может колебаться от 6 до 126). Интересно, что способность к созданию мысленных образов начинает развиваться только по мере овладения языком. Совершенно ясно, что умение формировать зрительные образы связано со знанием окружающего мира. Маленький ребенок должен вначале познать реальную действительность, чтобы впоследствии получить возможность восстанавливать ее в виде мысленных картин.

Память узнавания — пассивный вид памяти — предшествует процессу активного восприятия, который предполагает сознательное участие человека. Дошкольник, как и младенец, не использует спонтанные стратегии для извлечения информации, а просто устанавливает прочные связи между прошлым, настоящим и будущим. Мало кто из шестилетних детей производит специфические мыслительные операции для запоминания, в то время как девятилетние делают это без труда. К этому возрасту ребенок уже понимает, что определенными действиями можно стимулировать работу памяти (например, положив коньки рядом с портфелем). Но систематически использовать подобные стратегии мышления ребенок начинает только в подростковом возрасте: его познавательные способности уже вполне развились к этому времени и он может задействовать их все. Обладают ли дети ограниченными способностями к обработке воспринимаемого материала или просто не умеют применять их на практике — это вопрос теоретический. Фактически же только старшие дети начинают использовать различные подсказки в качестве отправной точки для работы памяти. Таким образом они начинают активно включаться в процесс записи и извлечения информации и овладевают различными приемами стимуляции памяти, недоступными детям младшего возраста.

Все эти опыты получены в результате продолжительных исследований. Эмпирически доказано, что дети могут эффективно организовывать и использовать стратегии мышления и в более раннем возрасте — но только при выполнении специфических операций, необходимых для их взаимодействия с окружающей средой. Это обстоятельство указывает на возможность обучать детей стратегиям мышления в любых условиях. Родители и учителя могут стимулировать работу памяти у ребенка любого возраста. Это можно делать и в школе, и дома, обучая ребенка различным стратегиям мышления и побуждая его регулярно применять их на практике. Исследования показали, что школьные занятия помогают усвоению новых способов запоминания, поскольку постоянно требуют от детей усилий памяти.

Большинство научных изысканий доказывает, что тренировка памяти обуславливает рост всех остальных способностей ребенка. Действительно, маленький человек проходит через определенные стадии развития, но оно может совершаться быстрей или медленней в зависимости от индивидуальных качеств субъекта и условий его существования. По мере взросления ребенок использует постепенно накапливаемые знания для установления сложных и многозначных связей воспринимаемой информации с реальной действительностью и, как следствие, лучше запоминает ее.

7. Каковы основные причины неудовлетворительной работы памяти в любом возрасте!

В основном проблемы с памятью объясняются причинами психологического характера (за исключением патологических случаев, о которых мы поговорим позже). У молодых — и не очень молодых — людей провалы в памяти случаются в крайне специфических ситуациях, когда сильное волнение мешает концентрации внимания (боязнь сцены, экзамены, публичное выступление, нервное истощение, сильный стресс, личные проблемы). Дети из неблагополучных семей часто испытывают трудности в школе из-за неспособности сосредоточиться. Люди, страдающие от стресса или переутомления, жалуются, что забывают многие вещи. То же самое относится и к людям, ушедшим на пенсию, которые, замечая нарушения памяти, впадают в отчаяние, поскольку не понимают, что с этим можно бороться.

Беспокойство и депрессия — это две основные причины неудовлетворительной работы памяти в любом возрасте. Они целиком завладевают вниманием человека, не давая ему возможности сосредоточиться на чем-либо еще. В экстремальных эмоциональных состояниях человек перестает замечать внешний мир: вместо этого он замыкается в мире собственных переживаний и таким образом теряет способность записывать информацию с той эффективностью, с какой мог это делать, когда его сознание было открыто для восприятия впечатлений. В этом случае ум человека занят исключительно негативными мыслями, и в нем не остается места для других мыслей, которые стимулировали бы работу памяти. Для того, чтобы помнить, вы не должны терять способности к мыслительной деятельности или, во всяком случае, к чувственному постижению, которое приводит в действие механизм спонтанной памяти. Однако люди, находящиеся в подавленном состоянии, замечают и вспоминают только неприятные вещи, созвучные их настроению. Это естественно, поскольку память работает на ассоциациях. В сознании расстроенного человека мысль о постигшей его неприятности влечет за собой длинную цепь воспоминаний о прошлых бедах. Подобное болезненное состояние усугубляется навязчивыми мыслями, вроде: «Я непременно должен вспомнить название этого цветка на окне!» Нервное напряжение окончательно блокирует память, и человек начинает заниматься самобичеванием.

Этот порочный круг можно разорвать, только переключив внимание на какой-нибудь другой предмет или расслабившись. Если вы разволновались не на шутку, скажите себе: «Я хочу вспомнить это. Значит, мне следует успокоиться и сосредоточиться еще раз как следует». Люди перестают испытывать чувство вины, когда знают, что волнение тормозит функцию памяти. Лучше же всего воспользоваться предложенными ниже простыми дыхательными упражнениями: они помогут вам вернуть самообладание в течение нескольких секунд:

— представьте себе, что вы лежите на берегу моря теплым летним утром и наблюдаете за движением волн. Вообразите себе запах морской воды и свежее дуновение бриза. Реконструкция чувственных впечатлений поможет вам расслабиться;

— дышите глубоко через нос, втягивая и выпуская воздух постепенно; мысленно представляйте себе, как мягко набегает на берег волна (вдох) и с тихим плеском откатывается назад (выдох);

— прислушивайтесь к плеску волн, продолжая глубоко дышать в медленном и равномерном ритме;

— плывите по волнам, пока вам не захочется зевать (верный признак наступившего расслабления).

Другой способ: когда перед вами встанет какой-нибудь трудный вопрос, просто проигнорируйте его или временно уйдите от ответа, продолжая разговор на ту же тему. Таким образом вы сумеете справиться с волнением и не потеряете нити разговора. Кроме того, вы выиграете время, необходимое для восстановления в памяти забытого. Память редко возвращается мгновенно, и чем больше факторов затрудняют ее работу, тем больше времени потребуется вам на поиск нужной информации. С возрастом чувство беспокойства возрастает — п о связано с действительным замедлением реакций, которое сопутствует торможению метаболических процессов. Забыв какое-то слово, человек может забеспокоиться, разволноваться и наконец начать честить себя почем зря, не понимая, что таким образом он только ухудшает свое положение. У памяти ость парадоксальная особенность: чем больше мы силимся вспомнить слово, которое «вертится на кончике языка», тем больше времени требуется нам на извлечение его из памяти. Дело в том, что при попытке ускорить процесс вспоминания вы начинаете нервничать и своим волнением затрудняете работу мозга. Только переключив внимание на другой предмет, вы дадите возможность своему внутреннему «сканеру» заняться поиском нужной информации с удобной для него скоростью. Пожилым людям следует привыкнуть к более медленному ритму существования и перестать скорбеть о минувших днях (зачастую идеализированных в воспоминаниях!). Вы можете научиться искусно скрывать подобные провалы в памяти, по ходу разговора подбирая синонимы или интересные определения к забытому слову. Лучше спокойно отдаться течению беседы, а не соображать лихорадочно, что вы собираетесь сказать в следующую очередь. Кроме того, не преувеличивайте важность подобных инцидентов: на самом деле ничего страшного в них нет. Давая себе время и возможность подавить беспокойство, вы можете контролировать работу памяти в любом возрасте — но особенно в процессе старения, когда у человека все чаще возникают задержки с ответом. Пусть упражнения по расслаблению станут некоей обязательной гигиенической процедурой для вашего ума.

Конечно, в некоторых обстоятельствах только время и перемена обстановки могут привнести в сознание человека покой, необходимый для концентрации внимания. Люди, подавленные смертью близких или потерей работы, должны отнестись к нарушениям памяти спокойно и отложить борьбу с забывчивостью до тех дней, когда они смогут преодолеть временные трудности. Для угнетенного человека забывчивость обычна и неизбежна, а его способности к обучению в период депрессии невероятно низки. В первую очередь надо выйти из депрессии, устранив из сознания навязчивые мысли, парализующие умственную деятельность. Когда вы снова обретете способность видеть окружающий мир, ваша память вернется к вам сама собой.

8. Затрудняют ли работу памяти горе и печаль!

Да, как я только что сказала. Нарушения памяти обычны для людей, переживших сильное горе. Всецело погруженные в свои переживания, они не в силах сосредоточивать внимание на чем-либо еще н только по мере улучшения душевного состояния вновь обретают интерес к окружающей действительности. Иногда подавленных горем людей удается на время отвлечь от печальных мыслей — но это вовсе не означает полного их исцеления. Желая забыть о постигшей их беде, такие люди часто с головой окунаются в какую-нибудь деятельность, но они по-прежнему не в состоянии уделять должное внимание текущим делам н поэтому забывают о многих важных вещах. Человек, находящийся в депрессии, должен прибегать к помощи таких грубых зрительных и слуховых подсказок, как записки и таймеры — и пользоваться ими безо всяких колебаний!

В некоторых крайних случаях способность к концентрации внимания снижается так сильно, что человеку нельзя садиться за руль автомобиля. Помню, как однажды я неожиданно вывернула на левую полосу дороги с двусторонним движением, когда ехала из больницы от мужа, только что перенесшего серьезную операцию. Крайнее волнение мешало мне сосредоточить внимание на дороге. Такого рода реакция, вероятно, была совершенно естественной, поскольку впоследствии хирург, сообщивший мне о смерти мужа, настоял на том, чтобы кто-нибудь отвез меня домой на моей машине. Каждый должен понимать, что в жизни бывают моменты, когда чрезвычайно опасно разыгрывать из себя супермена.

9. В каких ситуациях снижается внимание и в результате чего нарушаются процессы памяти!

В каких случаях отказывает память? Можно ли заранее подготовиться к ним? Избежать их? Для каких именно мыслительных операций (запись или извлечение информации) необходимо внимание? Увы, мы не всегда бываем достаточно сосредоточенны. По природе своей внимание нестабильно. К счастью, различные механизмы общественной жизни помогают избежать неприятных последствий нашей рассеянности: например, при заполнении чека вы сначала пишете сумму в цифрах, а затем прописью. Подобное повторение заставляет вас сосредоточиться и таким образом избежать возможной ошибки в написании суммы. В случае, если цифровое выражение суммы не совпадает с прописным, чек считается недействительным. Другой пример: пилоты всегда имеют при себе памятку с перечнем операций, которые необходимо совершить при взлете и посадке самолета, с тем чтобы не пропустить ни одной существенной мелочи. Обычно они используют разные зрительные подсказки: например, вешают на дверь полетный лист, который напоминает о необходимости заранее предупредить диспетчеров далекого аэропорта о посадке самолета.

В принципе, каждый человек в силах предотвратить возникновение проблем с вниманием и избежать возможных неприятных последствий своей забывчивости. Но для этого следует определить для себя ситуации, в которых ваше внимание резко снижается (см. приведенный ниже список):

— когда вас торопят;

— когда на вас давят обстоятельства;

— когда возникают отвлекающие факторы;

— когда вас перебивают;

— когда вас переполняют чувства (возбуждение, восторг, гнев и т. д.);

— когда вы поглощены какой-нибудь работой или погружены в размышления;

— когда вы устали или хотите спать (от переутомления или под действием лекарств, алкоголя);

— когда вы находитесь в привычной обстановке (поскольку теряете бдительность);

— когда действуете на «автопилоте» (привычные или автоматические действия);

— когда не понимаете смысла воспринимаемой информации.

В вышеперечисленных ситуациях вам придется быть вдвойне бдительным; по крайней мере, вы будете знать, почему это произошло: просто ваши мысли были заняты какими-то посторонними предметами! Раз и навсегда вы поймете разницу между недостатком внимания и нарушением памяти. Вильям Джеймс писал: «Предмет, на который мы однажды обратили внимание, запечатлевается в памяти. Обойденный же вниманием не оставит в памяти и следа».

10. Как влияют на память окружающая обстановка, настроение и эмоции!

По-разному. Исследования показали, что процесс вспоминания происходит лучше, когда человек оказывается в условиях (будь то место или настроение), приближенных к уем, в которых осуществлялась запись информации. Когда человек печален, на ум ему приходят только грустные воспоминания. В порочном круге депрессии все возникающие в сознании ассоциации негативны и созвучны сиюминутному настроению. Как показывает опыт, цепь негативных ассоциаций разбить всегда трудно. Однако сделать это можно, поднимая себе настроение с помощью музыки, чтения, кинофильмов, телевизора, работы, путешествий, дружеского общения.

В деятельности памяти эмоции играют двоякую (как положительную, так и отрицательную) роль.

Они обладают такой силой, что могут прочно закрепить след в памяти, защищая его от деформации и исчезновения. В этом их положительное свойство: чаще и на более долгий срок мы запоминаем то, что трогает и волнует нас. Мысленно обращаясь ко дню своей свадьбы, я в первую очередь вспоминаю свои сильные эмоции и яркие впечатления, а гостей, обстановку и меню праздничного стола помню куда менее отчетливо. Помню залитую солнечным светом долину Напа, столь похожую на мой родной Прованс во Франции; помню запах травы и тепло чудесного весеннего дня. Потом воссоздаю в воображении балкон в нашей комнате, с которого открывается великолепный вид на долину, и вижу разноцветные воздушные шары, весело взлетающие к вершинам холмов. Волна эмоций поднимается во мне и приносит с собой множество забытых воспоминаний о свадьбе: лица гостей, названия блюд. В основном в памяти всплывают сцены радостные, но некоторые неприятные подробности вспоминаются тоже: например, прекрасный торт, покрытый зеленым кремом — когда я заказывала белый! Если подумать, так было красивее или, во всяком случае, оригинальнее. В то время я не стала делать из этой мелочи проблему и забыла ее, как не имеющую для меня большого значения. Но я никогда не забуду нескольких символических деталей, закрепленных в памяти посредством сильной эмоции. И разве не они одни имеют значение? Свидетельства друзей и фотографии дополнят остальное. Память субъективна, и поэтому каждый вспомнит что-то свое.

Отрицательная сторона эмоций заключается в том, что они (как говорилось выше) служат помехой вниманию. Сильные эмоции полностью завладевают вниманием человека, не давая ему возможности сосредоточиться на других предметах. Человек, охваченный гневом или восторгом, едва ли способен к концентрации мысли. Нужно признать этот факт. Однако одного этого уже будет более чем достаточно — при условии, что мы будем помнить о занимающем нас предмете.

11. Можно ли контролировать работу памяти!

Да, и в большей степени, нежели вы предполагаете. Часто мы фиксируем информацию на уровне подсознания, и такие воспоминания можно вызывать к жизни, воздействуя на подсознание (на этом принципе построена реклама с элементами эротики). Следы в памяти, пропитанные эмоцией, не тускнеют и не стираются, и мы не прикладываем сил для их извлечения. Чаще всего спонтанные воспоминания всплывают в сознании сами собой, хотя мы можем увеличить количество извлекаемой информации, если разовьем в себе наблюдательность. Чем больше вещей я замечаю, тем больше сложных ассоциаций возникает в моем уме. Через включение нескольких чувств одновременно (например, не только зрения и слуха, но и осязания и обоняния) я вызываю к жизни большее количество воспоминаний. В этом случае непреднамеренная память сливается с преднамеренной — то есть той, которой можно управлять. Чтобы сделать это, мы должны перейти из пассивного состояния в активное и, не полагаясь более на автоматические процессы, перейти к «ручному», то есть сознательному, управлению памятью. (Это особенно рекомендуется пожилым людям, чьи спонтанные организационные рефлексы постепенно слабеют.) Управление памятью, как и управление машиной, — это действие отчасти рефлекторное, отчасти осознанное, определяющееся отчасти отвлеченным мышлением, отчасти практикой. В ваших силах решить, что вы хотите запомнить на краткий промежуток времени, а что — на дли* тельный, и действовать в соответствии с принятым решением.

Если вы вспоминаете какую-то деталь прошлого, это значит, что в ходе записи информации вы произвели какие-то специальные действия: сделали паузу, с целью сконцентрировать внимание на интересующем вас предмете и, вероятно, сформулировали мысленный комментарий. Чем больше вы осознаете процессы памяти, тем легче вам контролировать их. Например, стараясь получше запомнить некий магазин, с тем чтобы рассказать о нем подруге, я определяю для себя задачу в пространственно-временном контексте. Я мотивирую для себя необходимость запомнить такие важные детали, как название магазина, адрес, интересные товары, цены и пр. Рисуя в воображении встречу с подругой и представляя ее реакцию на мое сообщение, я создаю в себе эмоцию, которая закрепляет след в памяти. Когда создание мысленных картин окружения, запись их в виде зрительных образов и составление комментариев становятся привычкой, человек начинает участвовать в процессах памяти. Существует много стратегий мышления, которые гарантируют запись и извлечение информации, гораздо более эффективных, чем обычно. Можно выделить основные принципы, обеспечивающие успешное управление памятью: необходимо предупреждать случаи забывчивости; делать паузу для концентрации внимания, таким образом давая себе время подумать как следует; разбивать воспринимаемую информацию на категории; конкретизировать абстрактные понятия; искать смысл и значение информации; создавать ассоциации образов (то есть ассоциировать один зрительный образ с другим так, чтобы мысль об одном способствовала воспоминанию о другом) и делать вербальные комментарии.

Ваша задача — усвоить эта принципы и начать применять их на практике.

                                     12. Является ли память, подобно красоте, природным даром!

Если в понятие «природный дар» входят такие определения, как «наследственный и пассивный», то память является не даром, а, скорей, искусством — умением применять нужные методики в разных контекстах. Каждый по-мнит «абсолютно все» на свой лад. Поскольку память субъективна, каждый избирательно запоминает то, что интересует именно его. Таким образом, у одних хорошо развита память на цифры, у других — на имена, у третьих — на лица и т. д. Если говорить о некоем «даре», то, вероятно, он заключается в изначальной способности человека сосредоточивать внимание на конкретном объекте. Сторонний наблюдатель может заметить, что некоторые дети внимательнее других. Они гораздо любознательнее своих товарищей и проявляют гораздо больше интереса к окружающему миру. Некоторые с легкостью заучивают материал чисто механически — но при этом быстро забывают его. Однако есть и такие, которые забавы ради демонстрируют чудеса памяти, подобно мнемонистам, людям с феноменальной памятью. В чем же отличие этих людей от обычных? Один из них, Джерри Лукас, считает, что обязан своей удивительной памятью продолжительным поездкам на машине, которые он совершал с родителями в детстве: едва научившись складывать буквы в слова, мальчик начал читать различные объявления и вывески вдоль дорог. Он делал это от скуки н постепенно для большего интереса превратил это занятие в игру, для которой разработал специальные правила. Он читал и анализировал слова, произнося вслух и мысленно представляя каждую букву не только в прямом, но и в обратном порядке следования. Ко всеобщему удивлению, ребенок скоро научился произносить каждое «изученное» слово не только слева направо, но и справа налево. Как показывает этот пример, сочетание мотивировки, концентрации внимания и практической организации действия (то есть стратегии) дает впечатляющие результаты. Некоторые мнемонисты, восстанавливая в уме сложные цепи ассоциаций, выстроенные более тридцати лет назад, могут пересказать наизусть запомненные в то время длинные списки слов. Такая необычная память более избирательна, нежели обычная — отчасти поэтому она и производит такое впечатление. Узкая специализация ее не поддается разумному объяснению и иногда не имеет ничего общего с умом! «Глупый всезнайка» помнит множество бесполезных вещей.

Память более элитарна, чем вы думаете, поскольку каждый человек обладает способностью запоминать интересующие его вещи. Наша задача — научиться сохранять интерес к событиям н явлениям повседневной жизни. Когда у человека меняется мотивация действий (например, в зависимости от возраста), он уделяет меньше внимания тренировке памяти — или не уделяет вообще. Зачем запоминать какое-то изречение, если у вас больше нет необходимости производить на кого-то впечатление, цитируя его? Социальное окружение наравне с расположением духа в большой степени определяет мотивацию наших действий.

В конце концов неважно, является память даром или нет: ведь любой дар нужно развивать, иначе он зачахнет. Для того, чтобы сохранить красоту, человек должен заботиться о своей внешности. Память — как и музыкальный талант — следует развивать в ходе постоянных практических занятий. Представление о памяти как о данном свыше даре может привести к тому, что вы забудете о своей обязанности неустанно совершенствовать ее. Талант — понятие относительное: от простых людей виртуоз отличается колоссальной работоспособностью н самодисциплиной. Люди, предрасположенные к механическому заучиванию материала, постоянно используют эту свою способность. Люди, с легкостью изучающие иностранные языки, занимаются языками. В сущности, каждый человек обладает нормальной памятью и должен только развивать ее, с тем чтобы она стала «исключительной» в контексте его жизни. Проанализируйте методики, успешно применяемые вами в тех или иных областях, и перенесите их на другие области своей деятельности. Если вы хорошо запоминаете статистические данные, вы с легкостью сможете запоминать и другие цифры — при условии, что найдете достаточно убедительную мотивацию для этого. Без должной мотивации вам не удастся сделать необходимое усилие и придется запоминать цифры с помощью мнемонических приемов.

Память является не природным даром, а, скорее, приобретенным умением. Исследования показали, что в повседневной жизни человек использует только 10% потенциальных возможностей мозга. Специальные упражнения позволяют нам повысить этот показатель. Английские ученые пришли к выводу, что практически любого человека можно научить проходить тестирование на КИ (коэффициент интеллекта); причем после подобных занятий улучшение наблюдается на всех уровнях сознания. Подобные открытия всегда вызывают множество споров, но одно можно утверждать с уверенностью: человек реализует лишь малую часть своих возможностей. Мы можем провести подобный эксперимент на себе, применяя на практике стратегии мышления, которые уже доказали свою эффективность. Не все добьются одинаковых успехов, применяя одинаковые методы. Индивидуальные различия существуют между людьми любого возраста и с любым коэффициентом интеллекта.

                                                          13. Связана ли память с интеллектом!

И да, и нет! Говоря о памяти вообще, следует ответить «да». В своей книге «Память и мозг. Биология и процессы познания», в которой описывается анатомия, химия и физиология памяти животных, Джордж Шапутье делает вывод: «От низших животных к высшим память формируется постепенно, проходя через ряд последовательных стадий в соответствии со степенью сложности строения головного мозга — это обстоятельство объясняет ограниченность памяти животного по сравнению с человеческой». Что касается человека, вопрос о взаимосвязи памяти и интеллекта решается не так просто, о чем свидетельствует изучение случаев феноменальной памяти. Тип «умного идиота» часто изображается в литературе. Мнемонические системы, используемые подобного рода людьми для запоминания целых телефонных справочников или молниеносного высчитывания дня недели, на который падает любое предложенное вами число, могут оказаться полезными для человека с любым уровнем интеллекта. Развивая в себе такого рода «искусственную память», обладатель высокого интеллекта со спонтанной организацией мыслительных процессов добивается впечатляющих результатов в самых разных областях человеческой деятельности. Этим он принципиально отличается от «умного идиота», который, положим, обладает феноменальной памятью на цифры — но и только, в ущерб всем остальным видам умственной деятельности. Короче говоря, интеллект дает человеку возможность мыслить и применять различные мнемонические системы в самых разных контекстах. Однако для человека естественно желание специализироваться в тех областях, которые интересуют его больше остальных. У некоторых обладателей высокоразвитого интеллекта подобного рода избирательная концентрация внимания выливается в синдром «рассеянного профессора», которого волнует и занимает только то, что имеет отношение к его работе. У таких людей память вовсе не плохая — просто она узко специализирована и целиком сосредоточена на одном предмете.

                                      14. Существует ли связь между памятью и личностью человека!

Ответить на этот вопрос, используя результаты тестирования на интуицию, навязчивые формы поведения и степень экстроверсии, не представляется возможным. «Внимание людей, одержимых навязчивой идеей, более устойчиво и интенсивно, но менее мобильно», — объясняет Давид Шапиро в своей книге «Невротические типы». Он приводит пример фанатика, живущего исключительно работой, которая стала для него своего рода навязчивой идеей, всецело занимающей его ум. Ему противопоставляется истерический тип человека, который находится в полной зависимости от своих чувств и эмоций и поэтому легко отвлекается и плохо сосредоточивается. Для обоих случаев характерно пониженное внимание. К счастью, человеческая личность представляет собой сочетание самых разных типовых характеристик, хотя и с явным преобладанием черт того или иного типа.

Однако в повседневной жизни легко заметить разницу между представителями разных невротических типов — особенно по способности их к обучению. Рассеянные люди, мечтатели, не имеющие прочных связей с реальной действительностью, быстро забывают информацию практического свойства, которую считают маловажной. Они не реализуют потенциальные возможности своей памяти, поскольку постоянно сосредоточены исключительно на интересующих их предметах. Такие люди вечно забывают, где они оставили пальто или припарковали машину, но никогда не забывают ни одной мелочи, действительно имеющей для них значение. По существу в этом случае следует говорить о недостатке внимания, а не о плохой памяти: если человек ничего не запоминает, ему нечего и вспоминать. Корень зла кроется не в памяти, а, скорей, в самой личности человека, решающего, что достойно запоминания, а что — нет. Поскольку характерные черты индивидуальности с возрастом усугубляются, рассеянные люди по мере старения обычно становятся еще менее пунктуальными. менее жизнеспособными и впадают все в большую зависимость от окружающих. Способности к улучшению памяти в любом возрасте также в большой степени определяются личностью человека. Во время занятий с группами людей старше 55 лет (бессчетное число раз проводившихся при медицинском факультете Стэнфордского университета) я обнаружила, что память улучшается не у всех в равной мере. Наибольших успехов добивались люди целеустремленные: они ставили перед собой конкретную задачу и прилагали все усилия к ее решению. Такие люди более активны. Они понимают, что все зависит только от них самих, и не склонны в отличие от остальных винить в своих неудачах такие внешние факторы, как старость и дефицит нервных клеток. Они чувствуют себя в силах овладеть приемами мнемотехники, которые прежде уже не раз доказали свою эффективность (они безоговорочно принимают этот факт и не пытаются оспаривать его с точки зрения логики — ибо большинство мнемонических методов основано на построении внелогических ассоциаций). Мы добиваемся больших успехов, когда берем на себя полную ответственность за результаты занятий. В любом возрасте наиболее талантливые ученики учатся в первую очередь для самих себя — и только потом уже для радости учителей и родителей.

Вторая личностная характеристика, определяющая степень предрасположенности человека к развитию, — это открытый ум и даже предрасположенность к риску и приключениям. Человек, готовый принимать новые идеи, проводить новые опыты и вступать в область неизвестного без страха перед возможными последствиями, естественно, захочет проверить новые стратегии мышления. Полученные в этом случае результаты впечатляют и говорят сами за себя: попробуйте — и вам наверняка понравится!

Кроме того, бывают люди очень беспокойные: они настолько во всем не уверены и нерешительны, что не в состоянии отнестись с должным вниманием к новой методике обучения, которую часто более или менее сознательно подвергают сомнению априори. Беспокойные люди испытывают недоверие ко всему неизведанному и зачастую надевают на себя маску скептицизма с целью скрыть свою неспособность к усвоению нового материала. Например, некая миссис С. постоянно прерывала занятия, чтобы объяснить, почему она не может создавать зрительные образы и почему этот метод не годится для нее. Вместо того, чтобы стараться усвоить новые стратегии, упомянутая дама обсуждала и критиковала их. Другая женщина категорически отказалась от участия в занятиях до того времени, пока не получит гарантии, что упражнения такого рода не повредят ей. Казалось, она боялась скоростного «промывания мозгов»! На самом деле большое преимущество психологического вмешательства в личность заключается в отсутствии опасных побочных эффектов (которые могут появляться у людей, занятых в апробировании различных медицинских препаратов).

Другая сторона проблемы: внутренний монолог человека, который боится критики. Беспокойство ограничивает личность, парализуя ее деятельность. Известному кинокритику Паулин Кёль принадлежит изречение, весьма поучительное в этом отношении: «Само по себе ошибочное суждение не губительно для человека. Человека губит излишнее беспокойство по поводу ошибочного суждения». Действительно, любой может оправиться от несправедливости (в конце концов человек обладает способностью забывать, а жизнь продолжается), но избавиться от страха перед несправедливостью значительно трудней, ибо страх заставляет молчать и бездействовать. Для человека отказаться от возможности выражать собственное мнение — это все равно что для капитана покинуть свой корабль. Это конец созидательной деятельности. Лучше приготовиться к возможной критике и относиться к ней с точки зрения, сформулированной президентом Франклином Д. Рузвельтом, который заявил однажды: «Единственное, чего следует бояться в жизни, — это самого чувства страха».

15. Возможно ли перегрузить или недогрузить память! Каким образом хранятся воспоминания!

Это сложный вопрос, поскольку все зависит от индивидуальности человека и конкретной ситуации. Безусловно, в периоды стресса или переутомления можно перегрузить свою память. Если вы занимаетесь умственной работой по многу часов подряд, не делая перерывов хотя бы для элементарных физических упражнений, ваш мозг устает и память переполняется информацией. Мысли ваши теряют ясность, мыслительный процесс затрудняется. Это означает, что вам пора прерваться, подышать свежим воздухом и расслабиться. Да, вы можете сильно нагружать память на короткий срок — как, например, в случае подготовки к экзаменам, которая заключается в накоплении в минимальные сроки максимального количества информации, подлежащей немедленному использованию.

Перегрузить долговременную память довольно сложно — вследствие ее прагматической природы: механизмы автоматического отбора постоянно отсеивают информацию как на сознательном, так и на подсознательном уровне.

Хранение воспоминаний осуществляется с помощью сложной системы «картотек», к которым человек обращается более или менее часто. Представьте себе тысячи различных разделов памяти: активных (то есть тех, которые вы регулярно используете в повседневной жизни); пассивных (которые вы используете не так часто: например, с информацией об иностранных языках или далеких друзьях) и, наконец, латентных (из которых можно извлечь информацию с помощью подсказок).

Способность забывать на время и впоследствии восстанавливать забытое с помощью спонтанной памяти предупреждает возможную перегрузку долговременной памяти. Примечание: у более наблюдательного человека возникает большее количество непроизвольных ассоциаций, записывается больше информации и, следовательно, остается больше «адресов» для поиска. А если вы научитесь во время извлечения информации организовывать мыслительные процессы, обращаясь к различным категориям памяти (как то: «люди», «предметы» или «события»), то сможете вспомнить воистину удивительное количество деталей. Например, вспоминая свои первые каникулы в Англии (тогда мне было шестнадцать), я в первую очередь сосредоточиваюсь на зрительных образах и ощущениях: старый городок на берегу Ла-Манша; маленькие розочки, которые я срезала каждый день, чтобы воткнуть в волосы; песчаный берег, уроки английского, новые знакомства. За первыми образами в памяти всплывают другие, но при этом я могу сознательно извлекать впечатления из каждой отдельной категории, таким образом воскрешая в памяти множество полузабытых подробностей. Категорию «уроки английского» можно дополнить, исследуя различные другие категории: «студенты», «учителя», «расписание», «классная комната». Это похоже на игру со множеством ящичков, в каждом из которых находится еще один ящичек, а в нем еще один и т. д. — игру одновременно занимательную и полезную.

В конечном счете количество извлекаемой информации всегда остается пропорциональным количеству записанной. Если некий раздел вашей памяти пуст, существует вероятность, что он пустовал всегда или был опустошен в некий момент времени (воспоминания умирают и разрушаются). Не вините в этом свою память — лучше поблагодарите ее за то, что она сохранила для вас.

Активная умственная деятельность предупреждает ухудшение памяти. Человек, потерявший интерес к окружающему миру, неизбежно записывает очень мало информации. Например, после выхода на пенсию не всегда бывает легко найти новую цель в жизни и новые занятия — особенно если вы впали в депрессию. Но именно в этом нуждается ваша память. Без должного стимула она перестает функционировать. Как гласит поговорка: «Не используешь — потеряешь».

И напротив, чем больше занята ваша память, тем лучше ее здоровье. Подобно тому, как укрепляются мышцы от физических упражнений, так и память укрепляется от упражнений умственных. Например, чтобы лучше запомнить третий пункт ответа на поставленный выше вопрос, попробуйте представить себе стопку из трех папок разных символических цветов: голубого — активная зона; ржавого цвета — пассивная зона и серого — латентная зона. Теперь найдите примеры, иллюстрирующие работу каждого из типов памяти, и мысленно разложите придуманные примеры по этим трем папкам. Таким образом вы зафиксируете эту организационную схему на нескольких уровнях: зрительном, интеллектуальном и личностном. Поговорите с кем-нибудь на эту тему или сделайте внутренние комментарии. Тогда вы наверняка оставите высококачественный след в памяти. Не забывайте: чем больше вы говорите или думаете о некоем предмете, тем лучше — таким образом информация хранится близко к уровню сознания, в более доступной голубой зоне.

                                              16. Все ли воспоминания записываются и хранятся одинаково!

Нет, конечно же нет! Еще Фрейд обращал внимание на механизмы подсознания, которые подавляют определенные неприятные воспоминания! Кроме работы подсознания по отбору информации, существует еще наше суждение о большей или меньшей важности тех или иных вещей — и оно определяет степень нашего участия в процессе записи. Однако те обстоятельства, при которых происходит запоминание, тоже играют важную роль. Если вы устали, беспокойны, находитесь в состоянии стресса или депрессии, вам будет трудно сосредоточиться. Без должной концентрации внимания вы не можете мыслить правильно. Внутренняя мотивация, которая определяет степень вашей сосредоточенности на каком-либо предмете, меняется в зависимости от вашего настроения и ситуации. Например, сегодня вас особенно интересуют новости о происходящих в мире событиях: вы с большим вниманием слушаете радио и читаете газеты, вы обсуждаете развитие событий с коллегами за ланчем. Все эти действия способствуют закреплению следа в памяти. Следовательно, зти новости останутся в вашей памяти, в то время как вчерашние уже забылись.

Мотивация включает в себя и эмоции, которые тоже закрепляют след в памяти. Вы лучше запоминаете вещи, которые вас трогают, шокируют или волнуют — независимо от того, положительна или отрицательна ваша реакция. Вольтер говорил: «То, что трогает сердце, запечатлевается в памяти». Поройтесь в ваших воспоминаниях, и вы убедитесь в правоте философа. Все нейтральное является врагом памяти, поскольку не возбуждает интереса и не привлекает внимания, а следовательно, не вызывает у человека никакой реакции. Специалисты по криминологии утверждают, что люди запоминают наиболее странные преступления — как, например, дело Чарли Мэнсона, который посылал своих одурманенных наркотиками любовниц в дома голливудских звезд, приговоренных им к смерти; или дело Джеффри Доумера, убийцы-маньяка из Милуоки, который разрезал тела жертв на мелкие кусочки и хранил их в холодильнике, чтобы впоследствии съесть.

Каждая единица информации не только записывается, но и хранится по-разному. К некоторым воспоминаниям человек обращается чаще, чем к другим — тем самым он закрепляет их следы и связывает их с новыми ассоциациями, помогающими последующему извлечению данного материала. Если вас интересует политика, вы часто размышляете и говорите на эту тему — и, следовательно, постоянно держите в голове важные события прошлого, различные статьи и публикации политического характера. Я лично могу засвидетельствовать тот факт, что по ходу проводимых мной занятий я в первую очередь вспоминаю примеры, которые часто приводила в прошлом, поскольку они находятся в легкодоступной голубой зоне (см. вопрос 13 настоящего раздела), к которой я обращаюсь постоянно. Чтобы обновить свой репертуар, я должна совершить дополнительное усилие и первое время пользоваться записями — до тех пор, пока новые примеры не войдут естественным образом в мою лекцию. Чем больше человек «репетирует», как актер на сцене, тем глубже становится след в памяти. Мы легко вспоминаем близких и любимых людей, которые уже умерли, но постоянно напоминают нам о себе своими фотографиями и вещами.

И последнее: погружаясь вместе с любимым человеком в воспоминания о прошлом, вы с удивлением замечаете, что его (ее) впечатления и зрительные образы несколько отличаются от ваших. Память субъективна: человеческая личность фильтрует и интерпретирует всю поступающую извне информацию. Возможно, вы удивитесь, вспомнив вдруг рисунок на обоях в гостиной своего дедушки. Объяснить механизмы отбора информации трудно, но ясно одно: отбор этот действительно происходит и определяет содержимое нашей памяти. Проведите следующий опыт: попросите вашего друга вспомнить первую вашу с ним встречу. И вы будете просто поражены тем, насколько различными окажутся ваши воспоминания. Анализ этих различий может во многом объяснить природу вашей дружбы и ваши характеры. Например, мой друг X. описывает нашу первую с ним встречу следующим образом: «Я стоял на лестнице в университете. Ты подошла ко мне и показала аудиторию, в которой должно было проходить следующее занятие». Я же вспоминаю совсем другое: мой взгляд впервые упал на X., когда мы находились в аудитории. Он показался мне стеснительным и несколько растерянным молодым человеком. Поскольку это впечатление оказалось верным, становится понятным, почему у X. осталось именно такое воспоминание о нашей первой встрече. Я помогла ему найти аудиторию, и мой поступок растрогал или, возможно, просто удивил его. Конечно же, следы в памяти неравноценны ни по своей важности, ни по интенсивности. Одни воспоминания исчезают со временем, другие оставляют в памяти глубокие рубцы, а третьи цветут и разрастаются, поскольку человек часто обращается к ним.

Некоторые драматические события помнят все люди, поскольку к этим событиям неоднократно обращались средства массовой информации. Например, почти все помнят кадры покушения на Джона Ф. Кеннеди, которые очень часто показывают в документальных и художественных фильмах. Каждый человек отчетливо помнит, чем он занимался в момент, когда услышал об убийстве президента — в таких экстремальных ситуациях эмоции играют главную роль и закрепляют в памяти множество мелких деталей. Лично я находилась в поезде, идущем в Германию, когда страшная новость побежала от вагона к вагону, словно огонек по бикфордову шнуру. Внезапно мое купе превратилось в гудящий улей, полный незнакомых людей, объятых горем, смятением, сомнениями. Я до сих пор помню охватившее меня горькое чувство разочарования и страх простых немцев, которых Кеннеди совсем недавно успокоил и обнадежил словами: «Ich bin ein Berliner».

Для того, чтобы след в памяти остался надолго, человек должен совершить дополнительное усилие, включающее в работу эмоции и интеллект. Монтень был прав, подчеркивая в своих «Эссе» важность организованного мыслительного процесса и выступая против механического заучивания материала. Суждение и аффект стимулируют работу мысли, которая записывается на многих уровнях памяти. В любом случае в наше время доказано следующее: человек должен уметь находить доступ к информации, а не пытаться механически запомнить все детали прошлого. Пусть механическим запоминанием занимается компьютер!

17. Сохраняют ли воспоминания свой первоначальный вид или они изменяются со временем!

В предыдущей главе я показала, что интенсивность процесса извлечения информации определяется ситуацией, в которой происходила запись. Здесь я рассмотрю вопрос об изменении следа в памяти после записи. Психолог Элизабет Лофтус, специалист по показаниям свидетелей, объясняет этот феномен следующим образом: «Даже если мы довольно точно зафиксировали в памяти некую картину, образовавшиеся следы не остаются неизменными. В действие вступают новые силы. На самом деле следы в памяти подвержены посторонним влияниям, которые приводят к их искажению. Даже у обладателей самого высокого интеллекта память весьма пластична». Вероятно, именно поэтому порой приходится говорить о склонности человека идеализировать прошлое. В вечном стремлении обрести счастье и избежать страдания мы склонны постоянно вспоминать приятное и игнорировать неприятное. При этом негативные следы в памяти вовсе не обязательно стираются: порой нас удивляют непроизвольные воспоминания о некогда постигшем нас горе, которые появляются, например, когда мы случайно оказываемся в местах, где произошли печальные события. Но в основном человек склонен сознательно помнить счастливые и интересные моменты своей жизни — если только у него нет мазохистских наклонностей и если он не находится в депрессии. В последнем случае эффект повторения, о котором говорилось выше, может иметь самые плачевные последствия, поскольку одни и те же мрачные мысли непрерывно прокручиваются в уме человека, прочно укореняясь в его подсознании.

Каждый раз, когда вы извлекаете из памяти какую-то информацию, вы что-то добавляете к первоначальному воспоминанию или отнимаете от него. Если воспоминание приходит к вам по ходу какого-то разговора, вопросы и комментарии собеседника заставят вас придать большее или меньшее значение той или иной детали. Когда вы вызываете воспоминания самостоятельно, выбор деталей зависит от вашего настроения, ситуации и времени, затраченного на извлечение информации. Воспоминание, вновь возвращенное на хранение в память, всегда имеет несколько измененный по сравнению с прежним вид. Вспомните детскую игру в «испорченный телефон», в которой первоначальное слово, шепотом передаваемое от одного участника к другому, в конце концов искажается до неузнаваемости.

Мы уже поняли, что память складывается из многих элементов (эмоциональных, чувственных и интеллектуальных: обусловленных настроением, местом и временем), о которых мы, как правило, не подозреваем. Каждый человек фильтрует внешние стимулы в соответствии со своими личностными характеристиками: то есть акцентирует внимание на той или иной детали и принимает остальные сигналы выборочно, посредством некоей «интеллектуальной антенны». Подобная избирательность порой может являться причиной самых разных интерпретаций одного и того же события и даже полнейшего взаимного непонимания людей. Так, бывает, два человека слушают речь политического деятеля — и впоследствии пересказывают ее совершенно по-разному.

Когда однажды во время войны в Персидском Заливе (199О—1991 годы) я слушала по радио новости, мое внимание привлекло замечание, брошенное профессором-арабом. События на Ближнем Востоке он прокомментировал следующим образом: «Штатам требуется враг. С окончанием холодной войны с СССР они нашли себе нового врага: Ислам». Моя бурная реакция на эти слова объясняет, почему я так хорошо запомнила их. В первую очередь меня потрясло, что образованный человек может высказывать такие примитивные суждения, основанные на ложном допущении (Штатам требуется враг). Потом я с легким чувством беспокойства заключила, что сформулированная профессором арабская точка зрения является всего лишь плодом иракской пропаганды, желающей представить вторжение в Кувейт как акт некоей мифической борьбы между силами зла (Великий Сатана Запада) и силами добра (Ислам). Я не только испытала сильные эмоции, но и обдумала и прокомментировала про себя каждый пункт услышанного заявления. И, наконец, я решила запомнить это высказывание и мою реакцию на него, с тем чтобы на занятиях приводить этот случай в качестве примера.

Пересказывая свои воспоминания, я усиливаю их, поскольку выделяю тот или иной аспект. Интересно, что мой муж просто пропустил мимо ушей замечание профессора. Что же касается студентов, то на следующий день после того, как я рассказала им эту историю, они — каждый в соответствии со своими взглядами и убеждениями — изложили мне совершенно разные версии услышанного накануне. Никто не мог вспомнить основную мысль моего рассказа и мои комментарии. Все помнили только мои эмоции и то, что я цитировала слова профессора-араба. Некоторые студенты высказали свои соображения о ситуации на Ближнем Востоке. Я не особенно удивилась, поскольку и не ожидала от аудитории пристального внимания ко всем моим словам. Внимание неустойчиво! Оно постоянно блуждает и останавливается только на вещах, имеющих для него значение. Кроме того, в то время сознание людей, вероятно, было уже переполнено многочисленными сообщениями средств массовой информации о войне в Заливе.

Этот пример наглядно иллюстрирует процесс деформации воспоминаний, обусловленный изначальной их субъективностью.

18. Почему люди по-разному рассказывают об одном и том же эпизоде!

Психолог Элизабет Лофтус объясняет это следующим образом: «Это происходит потому, что мы часто видим вещи не такими, какими они являются на самом деле». Возможно ли, чтобы некий волшебный фильтр, образованный слагаемыми человеческой личности, незаметно вершил работу по отбору информации? Избирательность памяти кажется загадкой для любого человека, который плохо знает себя. Поскольку память субъективна и большую часть времени свободна от необходимости подчиняться объективной реальности, наши воспоминания дают четкое представление о нашей личности: нашей системе ценностей, наших взглядах, культуре, предрассудках и пр. Это особенно верно для ситуаций, которые длятся всего несколько секунд и не дают времени на размышления. Объективная оценка действительности требует времени и развитой наблюдательности. Только в определенных контекстах с четко установленными объективными критериями (работа, учеба) мы находим некий универсальный стандарт, согласно которому должен происходить отбор информации, подлежащей записи. Но даже в этих случаях у разных людей можно заметить разницу в интерпретации воспринимаемой информации и в расстановке акцентов. Это объясняется тем, что работа памяти происходит на двух совершенно независимых уровнях — эмоциональном и логическом, над которыми мы можем осуществлять лишь относительный и частичный контроль.

Это напоминает мне американскую пьесу «Дозволено каждому». На сцене совершается убийство, и актеры отказываются сотрудничать с детективом. Тогда он обращается к зрителям и просит нескольких свидетелей из их числа дать показания. Создается впечатление, что все видели совершенно разные вещи — особенно когда дело доходит до деталей. Такое положение вполне типично для обычного внимания — пассивного и несосредоточенного. Механизм его работы можно усовершенствовать с помощью активного наблюдения. Вы можете тренироваться в умении сосредоточиваться, наблюдать и запоминать картины действительности, используя объективные критерии — как это делают театральные критики и детективы.

Даже история не свободна от субъективных оценок историков. Хорошей иллюстрацией может служить история Рашомона в фильме Куросавы. У каждого из его героев есть своя версия одного и того же происшествия, и в результате зритель так и остается в неведении относительно подлинного хода событий. Любому адвокату по уголовным делам известно, что иногда бывает просто невозможно докопаться до истины, погребенной под множеством противоречивых свидетельских показаний.

19. Должен ли человек сомневаться в своей памяти!

Не всегда благоразумно клясться в своей правоте всеми святыми. Ваша память может обмануть вас. В предыдущей главе я использовала образ «волшебного фильтра» с целью проиллюстрировать процесс пассивного и бессознательного отбора информации, происходящий у всех людей по-разному. Вы должны помнить о субъективности вашей памяти и роли подсознательных установок в ее работе. Очевидцы редко дают одинаковые показания по поводу одного и того же события. Они часто спорят и даже несправедливо обвиняют друг друга. Мы склонны видеть то, что ожидаем увидеть — особенно в тех случаях, когда у нас нет времени подумать толком. Тогда наши предрассудки заставляют нас делать преждевременные выводы. Например, с точки зрения среднего американца, в случае любого разбойного нападения на улице агрессором «скорее всего» является молодой негр — все это «знают», разве не это «утверждает» статистика? Подробности происшествия не принимаются во внимание, когда информация запоминается, но не подвергается объективному анализу. В очагах повышенной напряженности (например, в Иерусалиме) зачастую бывает трудно или просто невозможно определить, какая из враждующих сторон первой применила насилие, поскольку каждый из участников конфликта фиксирует в сознании в основном не объективные, а субъективные моменты. Даже кинорепортажи журналистов не отражают истину в полной мере, поскольку во многих случаях не восстанавливают весь ход событий и представляют разные точки зрения, допускающие искажение информации. Только сравнив между собой несколько репортажей и интервью, возможно подойти к пониманию истины — да и то весьма приблизительному. Всегда страшно видеть людей, приговоренных к смерти на основании показаний единственного свидетеля, убежденного в непогрешимости своей памяти.

Пока вы не дадите себе время тщательно проанализировать некие события с самого их начала до конца, едва ли вы сможете судить о них объективно. Только успокоившись, расслабившись и сосредоточившись, вы сможете добиться объективности. В этом отношении очень помогает специальная тренировка наблюдательности — как показывает опыт полицейских и частных детективов, которые способны в считанные секунды идентифицировать лица, автомобили (вплоть до номерных знаков) и прочие важные детали.

   20. Как получается, что я помню события двадцатилетней давности, но не могу вспомнить, что съел сегодня на завтрак!

Этот вопрос возникает у людей определенного возраста — в основном у тех, кому за пятьдесят. (Двадцатилетний человек плохо помнит себя в младенчестве, но это вполне естественно. Воспоминания о раннем детстве — обычно расплывчатые и смутные — по большей части основываются на рассказах родителей и старых фотографиях.)

Как ни странно, человеку зачастую легче восстановить в памяти картины далекого прошлого, нежели недавние события. Этот феномен объясняется возрастными изменениями организма: пожилые люди хуже записывают информацию (см. вопросы, связанные со старением). Впечатления повседневной жизни оставляют в их памяти лишь слабые следы, тогда как события далекого прошлого, зафиксированные при более благоприятных условиях, оставили в свое время высококачественные следы в памяти. Не имея в своем распоряжении качественно записанной информации о настоящем, пожилые люди склонны обращаться к воспоминаниям давних времен — тем более, что они возникают сами собой через узнавание, самый простой и легкодоступный вид памяти.

Воспоминания старины часто всплывают в сознании непроизвольно. Такой случай описал Марсель Пруст в хорошо известном эпизоде из романа «В поисках утраченного времени». Автор обмакнул кусочек бисквита в чай, и в момент, когда смоченный кусочек коснулся его нёба, испытал восхитительное и необычное чувство. Вкусовое ощущение потянуло за собой цепочку образов счастливого детства, длинное поэтическое описание которых Пруст закончил знаменитой фразой: «Весь Комбрей и его окрестности, все, что имеет форму и объем, город с его садами — все выплеснулось из моей чашки чая». Все мы переживаем подобные моменты — хотя и более прозаичным образом. С помощью подсказок (ваших чувств или мыслей) очень легко пробудить различные воспоминания — как о недавнем, так и о далеком прошлом. Вот почему так важно во время записи информации оставлять подсказки, которые впоследствии облегчат проявление следов памяти.

Если вы наслаждаетесь каким-то изысканным блюдом, которое долго предвкушали, вы хорошо запомните его. Чем больше вы любите готовить и есть, тем лучше можете запоминать специфические блюда — особенно если делаете сопутствующие комментарии.

Экстремальная ситуация мобилизует все мыслительные процессы на эмоциональном интеллектуальном уровнях. Таким образом, задавая себе вопрос, подобный приведенному выше, человек может не сознавать, что сравнивает две совершенно разные вещи.

                                   21.

Да, особенно у людей, не подготовленных к новому образу жизни. Любое снижение жизненной активности приводит к снижению активности умственной. С исчезновением мотивации, которую прежде давала работа, у вас пропадает необходимость в запоминании специфической информации; и последствия забывчивости теперь представляются не столь серьезными. Прежние жизненные цели исчезают, а новые видятся неопределенными. Вместо того, чтобы читать научную статью с целью почерпнуть из нее специфическую информацию, имеющую отношение к работе, человек начинает читать что попало, невнимательно, «для удовольствия».

Прибавьте к этому фактор депрессии, обычно наступающей после ухода на пенсию (особенно у мужчин) — и вы поймете, почему в течение этого переходного периода у человека могут возникать проблемы с памятью. Когда работу заменят новые виды деятельности (которые тем лучше, чем больше внимания и времени требуют от вас), память вновь возвратится в нормальное состояние.

Для того, чтобы побудить память работать, вы должны поставить перед собой какие-то цели — например, рассказать своему другу об этой книге, о просмотренном кинофильме или телевизионной передаче. Если вы хотите записать большее количество информации, задайте себе вопросы по теме и выразите свои впечатления во внутреннем монологе — таким образом вы перейдете из пассивного состояния в активное. Примите во внимание интересы вашего друга: «Аллен наверняка заинтересуется этой выставкой американских художников. Я обращу его внимание на то, как Эдвард Хоппер изображает на своей картине разобщенность персонажей друг с другом и со зрителем. Они смотрят в пустоту невидящим взглядом. Таким образом художник воссоздает чувство отчужденности и разобщенности людей в большом городе, где каждый игнорирует и, возможно, избегает ближнего. Главная тема произведения: одиночество среди толпы». Если вы не собираетесь встретиться с другом в ближайшее время, закрепите след в памяти, записав свои комментарии на бумагу. Лучше всего это сделать непосредственно после размышления о выставке. Подобные записи заставляют вас прорабатывать информацию более тщательно, чем вы можете сделать это в уме. Кроме того, к ним можно обратиться впоследствии (крайне важный процесс повторения).

22. Сказывается ли одиночество на состоянии памяти?

Да, особенно у пожилых людей, поскольку им не хватает общения. Когда вы живете в одиночестве, работу памяти затрудняет отсутствие постоянной необходимости в ней. В то время как молодым людям удается занимать память и заставлять ее работать, старики склонны махнуть на нее рукой. Поскольку жизненные потребности их сокращаются, они теперь нечасто обращаются к помощи памяти. Одна восьмидесятилетняя леди печально признавалась мне: «Какое мне дело до того, который сейчас час и какое сегодня число? Я живу в своем собственном мире, и никому нет до меня никакого дела». Другая пожилая леди говорила: «Я не помню всех текущих дел, но это не имеет значения: в конце концов я всегда кончаю тем, что покупаю себе что-нибудь поесть».

Мрачные мысли часто идут рука об руку с одиночеством — отчасти этим объясняется ослабление функции памяти у пожилых людей. Вдобавок к этому жизнь в одиночестве лишает нас возможности обмениваться информацией с другими людьми и вести обычные разговоры, которые, как правило, вызывают из памяти множество самых разных воспоминаний. Человек, живущий со спутником жизни, имеет больше обязанностей и целей: «Я должна отнести пиджак Джо в чистку» или «Надо сказать Мишель об этом шампуне». Память связана с жизненной активностью, которая в свою очередь связана с функцией общения.

С другой стороны, у человека, живущего в одиночестве, появляется множество дополнительных обязанностей. «Это так утомительно! — жаловалась мне одна разведенная женщина. — Теперь мне приходится запоминать в два раза больше вещей!» Или: «После смерти мужа у меня просто распухала голова от того количества информации, которое нужно было запоминать». В семье обязанности разделяются: «Ты следишь за домом, я заведую финансами. Ты планируешь отпуск, я занимаюсь с детьми уроками» и т. д. Если вы оказались в подобной трудной ситуации, постарайтесь использовать ее с максимальной выгодой для себя. Дополнительные стимулы к действию только полезны для вашей памяти.

23. Имеет ли отношение к памяти поговорка «Что имеем — не храним, потерявши — плачем»!

Да, конечно! Для того, чтобы улучшить память, вы должны, во-первых, хотеть этого, а во-вторых, действовать только по собственному желанию. Чем старше вы становитесь, тем более важным становится ваше сознательное участие в процессах памяти. Окружая себя всякого рода стимулами — визуальными (предметы), слуховыми (музыка) и пр., вы вызываете к жизни множество воспоминаний. Чувственные стимулы приводят в действие механизмы вспоминания. Например, легко вспомнить прошлые радости и старинных друзей, разглядывая фотографии или подарки близких. (Я очень люблю писать ручкой или есть ложкой, подаренной мне любимым другом.) Каждому под силу развить в себе подобные чувственные реакции с помощью внешних подсказок.

Развивайте обоняние, вдыхая различные ароматы и сравнивая их между собой — от самых знакомых (духи, цветы) до непривычных (дерево, пластмасса, кожа и т. д.). Тренируйте таким же образом остальные чувства: осязание, вкус, слух. Помните всегда, что любая деятельность, ведущая к размышлению, способствует возникновению воспоминаний, основанных на ассоциациях. Как сказал поэт Роберт Фрост: «Любая мысль есть порождение ассоциации».

Люди обычно жалуются на то, что очень мало запоминают из прочитанного или увиденного совсем недавно, и не задаются вопросом: а что они сделали для лучшего запоминания? Действительно ли они хотели запомнить? И, вообще, стоило ли это запоминать? Только если наша деятельность связана с работой или любимым увлечением, мы обычно даем себе труд повторить материал, задать вопросы и сделать комментарии — то есть совершаем действия, определяющие степень проработки информации. Естественно, не все добиваются одинаковых успехов: некоторые студенты всегда учатся лучше других. Но в условной ситуации обучения каждый чувствует необходимость совершить по крайней мере минимальное усилие, которого не делает в контексте праздного времяпрепровождения. Человек должен понимать, что процессы мышления могут протекать по-разному. Иногда мы читаем, смотрим или слушаем совершенно пассивно. Экран телевизора может погружать нас в своего рода гипнотический транс, заставляя по многу часов подряд смотреть какие-то шоу. В подобных случаях мы не в состоянии прокомментировать и обсудить содержание увиденного и услышанного. Но в редких случаях нам удается это сделать: мы помним! Чудо? Нет. Просто заставьте себя подумать и сделать внутренние комментарии сразу же после того, как вы просмотрели или прочитали что-то — тогда вы запомните больше деталей. Произнесите внутренний монолог и по возможности мысленно поделитесь своими впечатлениями и специфической информацией с другом или знакомым: «Я непременно перескажу Питеру эту статью о самолетах. Ему наверняка будет интересно». (Решив пересказать Питеру статью вместо того, чтобы просто дать ему ее прочитать, вы берете на себя обязанность суммировать материал и проанализировать наиболее важные мысли публикации. Ваш друг оценит ваши старания.) Заведите обыкновение обсуждать фильмы после просмотра — дома или в кафе, как это принято у европейцев. Сравнивайте их с другими фильмами, пьесами и книгами на ту же тему. Не относитесь к своим внутренним комментариям слишком критично. Они помогают вашей памяти — независимо от того, насколько четки или расплывчаты ваши суждения. Обмен мыслями стимулирует мыслительные процессы. Когда вы в последний раз анализировали что-то или обсуждали с кем-то? Если вы становитесь забывчивы, сравните сегодняшний ваш образ жизни с тем, который вы вели в те времена, когда не жаловались на память. Вот увидите: при желании вы сможете вернуться к старым нормам поведения и привычкам. Все дело заключается в вашей умственной активности. Постоянно используя свою память, вы никогда не потеряете ее.

24. Слабеет ли память с возрастом!

Да, но не катастрофически. Люди начинают жаловаться на память после тридцати лет. Что это: чисто субъективное впечатление или объективная реальность? Или в какой-то мере и то и другое? Во-первых, постарайтесь определить степень объективности этих новых потерь, рассмотрев проблему во временном контексте: всегда ли я настолько хорошо запоминал вещи (имена, места, даты, цены, номера, людей — составьте список), что имею основания жаловаться на память теперь? Ответьте на все вопросы с максимальной искренностью и задайте их вашим близким. Сравните их и ваши ответы. Скорее всего ваше впечатление окажется субъективным. Приходилось ли вам когда-нибудь входить в комнату и внезапно спрашивать себя: зачем я пришел сюда? Несомненно! Подобное случается с каждым человеком в любом возрасте. В тридцать лет человек не задумывается над такими вещами. В сорок начинает беспокоиться: «Ох, ах... Неужели я старею?» В шестьдесят лет человек напряженно отмечает у себя малейшие проявления забывчивости, насчитывает их великое множество и впадает в панику, считая подобные свидетельства симптомами надвигающейся болезни Альцгеймера. Ваша память слабеет пропорционально росту вашего беспокойства.

Хотя к семидесяти годам память действительно теряет около 30% возможностей, с вашей помощью она может продолжать функционировать нормально. Поскольку спонтанные механизмы работают теперь не столь эффективно, вы должны переключиться на активное сознательное участие в процессах записи, хранения и извлечения информации. Для начала давайте определим, какие изменения памяти действительно имеют место у вас. А затем попытаемся бороться с ними. Ниже приведен перечень самых распространенных жалоб. Вероятно, среди них вы найдете и свои. Прочитав оглавление, вы убедитесь, что я рассматриваю все жалобы по отдельности, поскольку они возникают почти у всех. Итак:

— память в целом: «Я забываю все!»:

— имена и лица;

— слова («На языке вертится»);

— свидания, встречи;

— потерянные вещи: «Я постоянно теряю очки, ключи...»;

— потеря нити разговора (когда вас прервали, когда вы отклонились от темы);

— чтение («Я тут же забываю прочитанное»);

— забывчивость по отношению к сказанному другими людьми;

— места;

— забывчивость по отношению к указаниям и инструкциям;

— числа.

Такая проверка полезна, ибо она одновременно поможет вам частично избавиться от беспокойства и позволит вам выявить конкретные проблемы и заняться поиском их решений. В целом память адаптируется к жизненным условиям и нормально функционирует до глубокой старости — но только если человек постоянно использует ее. При недостаточной мотивации память слабеет, но часто переключается на работу в других сферах: вы можете забыть иностранный язык, на котором бегло говорили в прошлом, но сейчас вы изучаете компьютерный язык, необходимый для вашей новой работы. Мы редко правильно оцениваем существующее положение, поскольку начинаем грустно размышлять о том, сколько всего забыли, вместо того, чтобы порадоваться, что столько помним. Некоторые люди ведут очень аккуратные списки «провалов в памяти», случившихся у них в течение недели — и без каких-либо сопутствующих комментариев! Такие люди обычно говорят: «Я забыл», когда не находят в памяти информации, которую на самом деле помнили до самого последнего момента.

Исследование процессов, происходящих в сознании пожилых людей в процессе усиленного вспоминания, показало, что беспокойство и мрачные мысли слишком часто полностью завладевают вниманием: «Нужно запомнить слишком много деталей!.. Он так быстро говорит... Я не могу все расслышать как следует... Я уже забыла его имя... Это все слишком сложно для меня!», — говорят некоторые. В действительности из-за подобных волнений они используют только 1/3 своих потенциальных возможностей. Поэтому отчасти превосходство памяти у молодых людей объясняется тем, что ее возможности реализуются в полной мере. Молодые люди — менее чувствительные к посторонним помехам и не сомневающиеся в своей памяти — могут сосредоточивать внимание на нескольких вещах одновременно, не испытывая никакого внутреннего волнения. Наши занятия показали: с устранением чувства беспокойства и подавленности пожилые люди могут использовать весь потенциал своего мозга, что более чем достаточно для удовлетворения их потребностей. Только тогда они могут усвоить принципы тренировки внимания и овладеть методами, облегчающими вспоминание. Вооружась новым знанием, многие начинают функционировать лучше, чем когда-либо, поскольку теперь они принимают сознательное участие в процессах мышления. Легко заметить, насколько невнимательны люди в повседневной жизни — независимо от возраста. Я уже говорила, что среднестатистический молодой человек использует только 10% своего интеллекта. Любой может увеличить этот показатель, развивая наблюдательность, которая способствует концентрации внимания, в свою очередь способствующей лучшей организации мыслительных процессов. Если вы оставляете расплывчатые следы в памяти при записи информации, вы не должны удивляться, извлекая впоследствии расплывчатые воспоминания. Именно во время записи информации вы должны наиболее тщательно контролировать свою память.

И, наконец, последнее наблюдение. Люди, удовлетворенные своей памятью, всегда за нее спокойны. Они доверяют ей, эффективно используют ее в разных сферах деятельности — и вместо того, чтобы сетовать на забывчивость, благодарят память за то, что она сохранила для них. Такие люди активны и слишком заняты, чтобы размышлять о разных невзгодах, приходящих со старостью. Ощущать себя молодым — значит быть им.

25. Как старение отражается на памяти!

Диагностический термин «возрастное ухудшение памяти» введен Национальным институтом здоровья для обоз-начения изменений, происходящих с памятью в ходе нормального старения, в противоположность изменениям патологического свойства. У пожилых людей, как правило, наблюдаются ухудшение функций органов чувств; повышенная чувствительность к посторонним помехам; трудности при совмещении нескольких дел (разделенное внимание); сужение поля внимания; пониженная способность к формированию мысленных образов и использованию воображения (например, пожилые люди видят сны не так часто, как прежде) — все это пагубно отражается в первую очередь на процессе записи информации. Возрастные изменения метаболизма вызывают замедление реакций как во время записи, так и во время извлечения информации и плохо сказываются на способности человека к спонтанной организации мыслительных процессов. Однако утрату способности к спонтанной организации мыслительных процессов человек может возместить использованием новых стратегий, которые облегчают вспоминание. Каждой потере я предлагаю противопоставить приобретение. Нехватку способностей к спонтанной организации можно возместить сознательным активным участием в работе мозга. Вы словно перейдете с автоматического управления на ручное; усвоив предлагаемые в этой книге методики, вы с помощью избирательного внимания получите возможность вмешиваться в процессы записи н извлечения информации. После начального усилия у вас постепенно сформируется новый стереотип поведения, облегчающий работу памяти.

Если учесть, что среди пожилых людей встречается больше индивидуальных различий, чем среди молодых, представляется благоразумным пересмотреть свой лексикон. Вместо того, чтобы говорить, что проблемы с памятью «нормальны» в старости, следует говорить, что они «обычны» и вовсе не свидетельствуют о болезни (подобной болезни Альцгеймера). Многочисленные исследования показали, что такие болезни вызываются вовсе не старостью (хоть и встречаются чаще у людей преклонного возраста). Многие люди просто не страдают от подобных возрастных явлений, а другие учатся компенсировать утрату тех или иных способностей. И это по силам каждому.

26. Как отражается на памяти изменение метаболизма!

Постепенное замедление метаболических процессов в свою очередь вызывает торможение реакций на внешние

сигналы. Возникающая в результате задержка с ответом часто расстраивает людей, которые привыкли думать быстро и действовать незамедлительно. Кроме того, что процесс записи и извлечения информации занимает теперь больше времени, становится значительно труднее выбрать наиболее важный сигнал из всех поступающих извне; следовательно, возникает больше сложностей при обработке и организации материала. Именно здесь оказываются очень полезны такие качества, как трудолюбие и усидчивость. Самодисциплина, которая заставляет вас — порой вопреки всякому желанию — оставаться за рабочим столом, помогает концентрации внимания. Какие бы посторонние мысли не отвлекали вас от работы, ваше внимание будет постоянно возвращаться к книгам, документам и т. п. Вышеупомянутым изменениям метаболизма сопутствуют изменения, происходящие на физическом уровне; жесты становятся менее четкими, внимание рассеивается. Иногда человек теряет способность мыслить ясно и недостаточно точно выполняет поручения. По мере снижения внимания возникают трудности при совмещении нескольких дел: теперь читать и слушать одновременно представляется сложным, а то и вовсе невозможным. Человек становится все более чувствительным к посторонним помехам и отвлекающим моментам.

С возрастом снижается активность нервных клеток — вероятно, именно этим объясняется бытующее мнение, что по мере старения человек теряет способность к созиданию. Конечно, существуют многочисленные исключения из этого правила: многие люди продолжают свою деятельность в той или иной сфере, не заботясь о темпах работы. Музыканты-виртуозы, дирижеры или простые служащие — все в состоянии вести привычное существование, если только у них достанет сил сохранить прежний ритм жизни. Неважно, сколько вам лет. Как говорил один из персонажей Агаты Кристи, гениальный Эркюль Пуаро, «никто не может заставить маленькие серые клеточки работать быстрее, чем они работают». Кстати, о скорости мышления: интересно, что некоторые новые тесты на интеллект вообще не придают ей особенного значения. Никто не станет отрицать тот факт, что развитие творческой мысли требует времени. Альберт Эйнштейн был тугодумом, однако зто не помешало ему до конца жизни демонстрировать блестящий интеллект.

Случившаяся в восьмидесятые годы катастрофа с космическим кораблем многоразового пользования NASA, унесшая жизни нескольких американских астронавтов, объясняется спешкой, с которой проводилась подготовка к полету, чтобы уложиться в графики финансировавших полет компаний. В мире мысли, как и в мире физических рефлексов, возможность ошибки пропорциональна скорости процесса. Самое важное — это найти собственный ритм и подчиняться ему. Чем больше времени вы будете давать себе на раздумье, тем меньше ошибок совершите.

С течением лет мы можем компенсировать снижение скорости мыслительных процессов использованием новых стратегий мышления. Больше полагаясь на суждение, нежели на чистое вспоминание, мы можем приводить память в действие без страха перед возможными ошибками. Ибо суждение строится на основе опыта и воображения, которое провоцирует возникновение спонтанных ассоциаций. Любой человек может развить ассоциативную память и успешно эксплуатировать ее. Эта способность не теряется в ходе нормального старения. В примитивных обществах старики пользуются почетом и уважением. В современном цивилизованном обществе, для которого характерно бурное развитие науки и техники, опыт старших быстро устаревает и потому не представляет ценности. Подобное положение вещей неправомерно не только в силу причин морального толка: коммерческие и педагогические познания находят применение во многих сферах человеческой деятельности. Совершенно очевидно, что составить верное общее суждение можно только на основе богатого опыта.

27. Можно ли восстановить память после 55 лет!

Конечно! Как мы уже увидели, восстановить функцию памяти можно, избавившись от двух главных зол — беспокойства и депрессии — с помощью расслабления. Результаты тринадцатилетних исследований доказали: с помощью наших занятий пожилые люди смогут улучшить память — при условии, что преподаватель сумеет идентифицировать изменения, сопутствующие нормальному старению, и обеспечит индивидуальный подход к каждому человеку. В противовес пониженному вниманию мы развиваем избирательное внимание посредством тренировки наблюдательности. С целью восстановить зрительную память мы учим формировать мысленные картины и вызывать их в уме сознательным усилием. Утрату способности к спонтанной организации мышления мы возмещаем использованием специфических способов извлечения информации из памяти. И получаем самые разные результаты: от хороших до впечатляющих. Да, научить старую собаку новым трюкам можно — если использовать проверенную методику. Обучение пожилых людей мнемотехнике — волшебной системе подсказок, облегчающих запоминание имен и лиц — происходит в два этапа: сначала «предварительная тренировка», направленная на борьбу с вышеуказанными возрастными изменениями, а затем обучение собственно приемам мнемотехники.

В то время как скорость мыслительных процессов снижается с возрастом, способности к суждению и словарный запас в ходе нормального старения остаются прежними. Молодому человеку часто приходится рисовать в уме различные возможные ситуации с тем, чтобы принять какое-то решение. Старый человек может оценивать настоящее в контексте прошлого опыта — возможно, это занимает больше времени, но зачастую подобная оценка оказывается более точной и полезной для дела. Заставляя свою память работать с максимальной нагрузкой во второй половине жизни, вы также развиваете новые способности, облегчающие работу памяти, — в частности, способность к управлению вниманием. Вместо того, чтобы полагаться на бессознательные процессы записи, хранения и извлечения информации, вы намеренно включаетесь в них. Сознательно управляя своей памятью, вы участвуете во всех ее операциях и всегда помните то, что хотели запомнить. И вы должны довольствоваться достигнутыми результатами, а не стремиться к бесконечному совершенству, к некоей «абсолютной памяти», которой просто не существует в природе.

Одно можно утверждать с уверенностью: никогда не поздно учиться тому, как учиться лучше. Например, большинству людей тяжело возвращаться к учению после сорока лет. В зтом возрасте требуется больше усилий и больше времени для усвоения новых знаний. Однако опыт дает значительное преимущество, поскольку установление спонтанных связей с прошлым позволяет вам рассматривать материал в более широком контексте. При наличии мотивации люди в состоянии продолжить обучение. Теперь у нас появилась возможность обучить их новым и весьма эффективным стратегиям мышления, облегчающим процесс усвоения знания. Эти стратегии полезны для человека любого возраста — но более всего для человека преклонных лет. Действительно, результаты тестирования показали, что степень улучшения памяти в ходе наших занятий пропорциональна степени предварительной ее деградации.

28. Как перестать ругать память и смириться с ее ограниченностью!

Нужно узнать как можно больше, во-первых, о памяти, и, во-вторых, о себе. Точное знание способствует снижению уровня беспокойства. Вы должны понять механизмы работы памяти, смириться с фактом непрочности и нестабильности внимания, научиться различать недостаток внимания и плохую память, усвоить новые стратегии, облегчающие запись, хранение и извлечение информации и, наконец, отказаться от желания достичь совершенства. Только тогда вы перестанете ругать свою память. Например, вы узнаете, что для человека вполне нормально забыть телефонный номер, только что прочитанный в телефонной книге — если только он не набрал его незамедлительно по прочтении. Вы научитесь отличать кратковременную память (называемую еще «рабочей»), которая может хранить до семи элементов одновременно, от памяти долговременной. Кратковременная память — более поверхностный тип кодирования информации — рассчитана на мгновенное использование. Поэтому она не предполагает глубокой обработки информации и длительного ее хранения. Недостаточно уверенные в себе люди мысленно разбивают телефонный номер на части и, набирая его, несколько раз заглядывают в бумажку. Вышеизложенные сведения о кратковременной памяти им неизвестны — иначе они не набирали бы номер подобным образом по той простой причине, что смотреть то на бумажку, то на диск неудобно.

Затруднения с памятью в какой-то мере объясняются индивидуальными характеристиками человека. Некоторые люди всегда недовольны своей памятью — но они недовольны всем без исключения. Это идеалисты и педанты, которые всегда говорят: «Я должен сделать еще лучше!» Они замечают за собой только незначительные случаи забывчивости и никогда не сопоставляют их масштабы с колоссальным количеством хранящейся в их памяти информации, без которой не было бы возможным нормальное течение жизни. Вместо того, чтобы ругать себя за «сбои» в памяти, постарайтесь определить его причину и найти способ избежать подобных случаев в будущем. Мой коллега профессор Йесавадж из Стзнфордского университета рассказывал мне об одном пациенте, который составлял длинные списки «сбоев» в памяти, случившихся в течение месяца, — и не делал при этом никаких сопутствующих пометок к записям! Профессору пришлось разъяснить растерянному человеку комизм сложившейся ситуации.

Докажите сами себе, что, жалуясь на совершенно «дырявую» память, вы сильно преувеличиваете: составьте список дел, сделанных вами в течение дня, и сравните со списком дел, которые вы забыли сделать. Полученный результат поможет вам избавиться от неприятного чувства неуверенности в себе. Теперь вы сможете оценивать вашу память более объективно. Или просто представьте себе невероятно сложные механизмы памяти, работа которых зависит от разумного баланса между функциями забывания и запоминания. «Сбои» в памяти случаются реже у людей, хорошо представляющих, какое количество операций постоянно совершается в мозге без заметных усилий со стороны человека. Если ваша память отвечает вашим жизненным потребностям — разве этого недостаточно? Будьте к себе добрей, прощайте себе мелкие случаи забывчивости, но старайтесь избегать серьезных. По прочтении этой книги каждый сможет сделать это.

29. Как можно заставить память работать с максимальной нагрузкой в любом возрасте!

Когда я была студенткой, моим девизом было: «Самое главное в любом деле — это вопрос организации!» Я никогда не была сверхорганизованным человеком — возможно, именно поэтому этот девиз так и остался в моей жизни, правда, в несколько видоизмененной форме: «Метод — главное в любом деле». Не втягиваясь в бесконечную игру «подбор методом проб и ошибок», обычную для повседневной жизни, вы можете сразу сосредоточиться на некоей цели. Неважно, какую именно сферу деятельности вы изберете (спорт, кулинария, садоводство, чтение) — новые методы и стратегии помогут вам добиться успеха и избежать неудачи.

Как и во многих других областях человеческой деятельности, значение имеет не количество, а качество воспоминаний. Используя феномен избирательного внимания, любой человек может заставить свой мозг работать с максимальной отдачей. В любом возрасте. Чтобы раскрыть тайны памяти, вы должны изучить ее: понять, в чем заключается ее сила и в чем — ее слабость. Определите для себя ситуации, в которых вы не можете надолго сконцентрировать внимание, и постарайтесь избегать их. Примиритесь с тем фактом, что память субъективна и что ваши личные качества, настроение, окружение и ваш уровень культуры в большой степени определяют характер записанной и извлекаемой из памяти информации. Поймите, что ваши интересы обуславливают мотивацию при сосредоточении внимания на некоем конкретном объекте. Довольны ли вы своей памятью? — Смотря в каком случае... Это нормально! Вы хотите развить память? Вообще или в какой-то конкретной области? Какой именно? Если хотите, тогда прочитайте, что необходимо для этого.

— тренировка наблюдательности (отбор, концентрация, анализ и внутренний комментарий в момент записи информации);

— пауза (время на обдумывание и осознание своих действий);

— расслабление (подавление беспокойства и снятие напряженности для лучшей работы органов чувств);

— избирательное внимание (для определения того, какую именно информацию вы хотите записать, почему и на какое время);

— зрительные ассоциации (запись информации в виде зрительных образов и установление ассоциативных связей между образами, мысленно разбитыми на пары: впоследствии воспоминание об одном образе повлечет за собой воспоминание о другом);

— вербальная проработка (комментарии одновременно интеллектуального и эмоционального плана).

Усвоив эти принципы, вы сможете использовать новые стратегии мышления, в частности мнемонические системы. Кроме того, вы сможете создать собственные методы совершенствования памяти (основанные на ваших собственных привычках и интересах) и даже убедитесь в их большей эффективности по сравнению с предлагаемыми в этой книге. Из пассивного состояния вы перейдете к активному управлению памятью и станете принимать участие в процессах записи и извлечения информации. Именно ваша активность заставит вашу память работать с максимальной нагрузкой. Вы сможете действовать более эффективно, если будете применять на практике специфические стратегии мышления, которые я собираюсь подробно рассмотреть в следующих главах.

В качестве анонса позвольте привести вам пример из повседневной жизни: как я запоминаю место парковки автомобиля. Во-первых, я делаю паузу: то есть стараюсь осознать свои сиюминутные действия, не думая о последующих. При этом в случае необходимости я на несколько секунд прерываю разговор. Я закрываю дверцы автомобиля сознательно, а не автоматически. Затем я ищу вокруг зрительные подсказки, которые мысленно описываю: витрина магазина, доска объявлений, дерево и пр. Важный момент: отходя от автомобиля, я оборачиваюсь, чтобы запечатлеть в сознании эту картину (свою машину возле статичных подсказок — а не возле рядом стоящего автомобиля) — то есть ту картину, которую я должна увидеть по возвращении. Порой человек не узнает некое место только потому, что возвращается к нему не с той стороны, с какой от него уходил. С разных точек зрения один и тот же ландшафт кажется разным. Затем я по возможности включаю другие чувства: обоняние (запахи ресторана, бензина, деревьев, цветов), слух (гул транспорта, звуки музыки), осязание (температура воздуха). Кроме того, я делаю комментарий: «Машина припаркована между углом дома и проездом — надеюсь, никто не зацепит ее». Если я вхожу в универмаг, я запоминаю название отдела: «Мужская одежда» — этот ориентир поможет мне выйти прямо к моей машине.

Несколько секунд умелого наблюдения сэкономят вам много времени. Вы будете гордиться собой и своей памятью. Каждая очередная удача будет влечь за собой следующую, словно в цепной реакции.

                                                                                    КОНЦЕНТРАЦИЯ ВНИМАНИЯ

ВЫ никогда не извлечете из памяти информацию, не записанную должным образом. Этот раздел книги посвящен вопросам о том, как сконцентрировать и удержать внимание на некоем предмете с тем, чтобы записать информацию на глубоком уровне и оставить высококачественный след в памяти.

1. Как связаны между собой память, мотивация и внимание!

Интересующие вас вещи вы запоминаете легко, а вещи, вас не интересующие, — с большим трудом. Это обстоятельство достаточно убедительно доказывает существование связи между памятью, мотивацией и вниманием. Механизм функционирования памяти можно наглядно представить в виде цепи из нескольких звеньев:

ПОТРЕБНОСТЬ ИЛИ ИНТЕРЕС -> МОТИВАЦИЯ -> ВНИМАНИЕ -> КОНЦЕНТРАЦИЯ -> ОРГАНИЗАЦИЯ

 

Интерес создает мотивацию, необходимую для привлечения внимания и концентрации его на конкретном предмете, в результате чего достигается организация мыслительных процессов. Следовательно, нечего удивляться тому, что мы забываем массу информации, которая оставила нас равнодушными. Интерес играет существенную роль в создании мотивации, необходимой для продолжительной концентрации внимания.

 

Интерес обуславливается личностью человека и окружающей средой — и может меняться вместе с ними. Таким образом мы можем точно помнить цены вещей, которые покупали в период финансовых затруднений, и не помнить стоимость покупок, сделанных в лучшие времена, пусть и недавние. Точно так же наш интерес к нарядам может угаснуть, если наши платяные шкафы битком набиты или если нам просто некуда наряжаться. Тогда мы забываем и о новых платьях, висящих дома в шкафу, и о туалетах, выставленных в витринах магазинов. (Между прочим, для женщины нормально с наступлением нового сезона забывать о нарядах, купленных в предыдущем. Поэтому я взяла за обыкновение перед походом в магазин готовой одежды просматривать содержимое своих шкафов. Я извлекаю на свет божий почти неношенные туалеты, пробуждающие во мне самые разные воспоминания. Таким образом мне представляется возможность отделить хорошие воспоминания от плохих. Множество раз я избавлялась от предметов туалета, связанных в моем сознании с какими-то неприятными ситуациями. Зачем оставлять вокруг себя подсказки, вызывающие к жизни неприятные воспоминания?)

Существует разница между рабочими условиями и условиями повседневной жизни.

В которых работает соответственно «явная» и «неявная» память. — Прим. авт.

Работа диктует необходимость и настраивает «собирательную линзу» внимания: редактор должен обращать внимание на стиль и содержание произведения, на опечатки в рукописях; полицейский — на подозрительных личностей и нарушителей правил уличного движения. На досуге или в других областях деятельности внимание подобного рода снижается, поскольку у человека пропадает мотивация и цель. Для того, чтобы контролировать работу памяти, очень важно осознавать, что мы делаем и зачем.

Привычка притупляет способность к восприятию: мы перестаем замечать знакомые вещи. Так, мы ошибочно употребляем слово «забыл», когда у нас из головы вылетает название улицы, на которой находится хорошо знакомый кинотеатр. Если мы не зафиксировали в сознании подсказки, определяющие его местоположение, информация записалась нечетко. Изначально установив неточные «адреса», вы будете помнить только неточные «адреса» — и не более того. Дело в том, что во многих случаях мы довольствуемся приблизительными оценками, вроде: «Это недалеко отсюда, рукой подать». Вы наверняка можете вспомнить массу аналогичных примеров (касающихся знакомых маршрутов и прочей информации из повседневной жизни), которые доказывают необходимость постоянного отбора, рассмотрения и анализа деталей, подлежащих запоминанию. Сознательно лишь внимание — не рефлексы. Оно необходимо при контролируемой записи информации.

Мы должны научиться отличать проблемы, связанные со вниманием, от проблем, связанных с хранением информации. Для первого случая характерна некачественная запись, вплоть до того, что в памяти вообще не остается никакого следа. Во втором случае затруднен процесс извлечения информации: след в памяти есть, но нет подсказок, облегчающих доступ к нему. К счастью, обе проблемы разрешимы. Существуют разные способы развития внимания: расслабление, сознательное вовлечение чувств, тренировка наблюдательности, стимуляция интеллекта. Организованные стратегии (например, разделение информации на категории) и мнемонические приемы способствуют повышению степени концентрации. Подобные вспомогательные средства столь же полезны в деле развития внимания, сколь полезен магнит в деле поиска иголки в стоге сена.

2. Можно ли бороться с рассеянностью и обыкновением класть вещи не на свои места!

Мы кладем вещи не на место по той простой причине, что не отдаем себе отчет в своих действиях. Это вполне обычно для людей рассеянных и неорганизованных. Порядок очень помогает памяти: когда внимание подводит вас, вы можете быть уверены, что по привычке положили вещь на положенное место. Рассеянные люди зачастую действуют подобно роботам. Французский писатель Да Брюйер позабавил тысячи читателей описанием рассеянного Меналка.

«Меналк спустился по лестнице, открыл дверь на улицу и мгновенно закрыл ее: он заметил, что до сих пор не снял ночной колпак... что чулки его спущены ниже колен и рубашка не заправлена в штаны... Все еще являясь самим собой, а не кем-либо другим, Меналк входит в церковь и, приняв стоящего у дверей слепого нищего за колонну, а его кружку — за чашу со святой водой, опускает в кружку руку и подносит ладонь ко лбу. Внезапно услышав исходящий от колонны голос, Меналк начинает молиться на нее...»

Если вторая часть вышеприведенного отрывка построена на явном гротеске и преувеличении, то первая достаточно точно отражает повседневную жизнь рассеянных людей. По крайней мере Меналк все-таки заметил непорядок в своем туалете, в то время как некоторые люди выходят на улицу в носках разного цвета, неправильно застегнутой рубашке или криво повязанном галстуке, а иные неожиданно обнаруживают себя на морозе без пальто и перчаток. Говорят, что рассеянный человек «витает в облаках», то есть находится в какой-то иной реальности, созданной его фантазией. Люди, желающие избавиться от этого недостатка, должны покинуть мир своих грез — и в силах сделать это. Мечтатель, который не замечает окружающей действительности и никогда не задумывается над своими сиюминутными действиями, более чувствителен к посторонним помехам и обладает суженным полем внимания. Конечно, он неизбежно забывает великое множество вещей, поскольку просто не запечатлевает их в сознании. В подобном случае речь может идти не о плохой памяти, а о недостатке внимания, столь необходимом в момент записи информации. В повседневной жизни большая часть неприятных случаев забывчивости связана с автоматическими действиями: вы бессознательно запираете дверцу автомобиля и потом не можете вспомнить, заперли вы ее или нет. Вы солите суп, не прерывая разговора с соседом по столу, и несколько секунд спустя снова хватаетесь за солонку, «забыв» о предыдущем действии. Вы кладете очки на стол (или водружаете их себе на нос) и ищете их по всей спальне, в которую зашли за какой-то другой надобностью — уже забытой.

Борьбу с рассеянностью следует начинать с твердой решимости на все обращать внимание, что сделать довольно просто, если вы действительно страдаете от последствий своей забывчивости. Но если вы не видите в своей рассеянности ничего дурного и не чувствуете необходимости во внутренних переменах, тогда вы не захотите совершить усилие для усвоения новых стратегий, помогающих управлять вниманием.

Несколько стратегий развития внимания доказали свою чрезвычайную эффективность в самых разных возрастных группах. Чтобы избавиться от привычного автоматизма движений, вы должны научиться осознавать свои действия. Первое необходимое для этого условие — пауза. Переключите свой мозг на сознательный режим работы. Это позволит вам оглядеться по сторонам и найти зрительные подсказки. Перед тем, как направиться куда-либо, остановитесь на мгновение и задайте себе главные вопросы: «Куда я иду? Что мне там нужно?» Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы успокоиться, и ответьте на эти вопросы. Вы сразу заметите, насколько эффективен подобный прием в борьбе с забывчивостью. Если запомнил — значит, дал себе время подумать.

Второй принцип корректировки внимания связан со способностью осознавать свои действия: это умение сосредоточиваться на настоящем моменте (по-научному — «осуществлять мыслительный процесс, ориентированный на задачу»). Овладев однажды этим умением, вы станете гораздо более собранными.

Третий принцип — это предвосхищение. Во время работы вы можете избежать возможных отвлекающих моментов, организовав свое рабочее место: то есть убрав со стола личные фотографии, книги, не имеющие отношения к работе, и выключив радио. С возрастом вы становитесь все более чувствительны к посторонним помехам, затрудняющим концентрацию внимания. (Многие молодые люди еще в состоянии заниматься умственным трудом в более чем не идеальных условиях — например, под оглушительную современную музыку. Однако заметьте: как правило, это не самые лучшие студенты.)

Между прочим, существует еще один способ сохранить нужное течение мыслей: следует избегать отклонений от темы (это еще один вид отвлекающих моментов...) Итак, на чем я остановилась? Ах, да! Я говорила, что вы можете контролировать ситуацию, предвосхищая возможные посторонние помехи. Самой главной помехой в жизни современного человека является телефон. Конечно, никто ие должен сдаваться перед тиранией телефонного звонка. Почему бы вам ие использовать автоответчик? Если вы не готовы иметь дело с такими достижениями научного прогресса, вы можете попросить своих основных абонентов давать шесть звонков перед тем, как повесить трубку. За это время вы успеете сосредоточиться и дописать предложение или увернуть газ на кухне, или, по крайней мере, оставить для себя какую-нибудь подсказку (пометку в книге, записку, предмет), которая поможет вам вернуться к прерванному делу.

Предвосхищая возможные проявления рассеянности, вы сможете избежать их. Например, с целью запомнить, какое количество таблеток или витаминов вы должны принять за курс лечения, высыпьте их из баночки, пересчитайте и положите на кухонный стол Глотая каждую таблетку, включайте сознание: какого она вкуса, консистенции, размера? В противном случае вы не запомните, какую таблетку вы уже съели, и по ошибке можете принять ее два раза подряд. Такое может произойти, если вы устали и хотите спать, спешите куда-либо или просто разговариваете в этот момент о посторонних вещах. Будьте особенно бдительны в ситуациях, когда ваше внимание заметно снижается, и постарайтесь избежать возможных ошибок. Привычные (а потому не откладывающиеся в сознании) автоматические действия, спешку, волнение, стресс, беспокойство и посторонние помехи — то есть основные причины «сбоев» в памяти — в большинстве случаев можно идентифицировать и таким образом предупредить неприятные случаи забывчивости.

Четвертый принцип — незамедлительное действие. Сделайте это сейчас, пока думаете об этом! Вы намерены взять с собой зонтик? Вернуть книгу в библиотеку? Отнести фотографию другу, которого собираетесь навестить? Положите нужные вещи рядом с сумкой или у двери сразу же,как только подумали о них. Не откладывайте это на потом — и вы опять-таки избежите многих последствий рассеянности. Внимание начинается с предупредительных мер. Другой пример использования упомянутого принципа: просмотрите информацию непосредственно после ее получения. После встречи с какими-то людьми повторите про себя имена новых знакомых и вспомните разнообразные характерные черты их внешности и поведения. После лекции, конференции или презентации сделайте комментарии относительно вещей, показавшихся вам наиболее интересными.

Иногда вам придется постоянно держать в голове какую-то мысль (до тех пор, пока не запишете ее на бумагу или не претворите в действие), чтобы не потерять ее. Безо всяких колебаний прибегайте к приему простого повторения, если посторонние помехи отвлекают вас от нужной мысли — как, например, в случае, когда вы идете в комнату за какой-то вещью. Мысленное сосредоточение на цели и внутренние комментарии на занимающую вас тему помогут вам удержать нужную мысль в голове: «Моя записная книжка должна лежать в ящике стола. Надеюсь, именно там она и лежит!» Визуализация интересующего вас предмета поможет лучшей концентрации внимания. Произносите внутренний монолог до тех пор, пока не найдете нужную вам вещь. И не ругайте себя слишком сильно, если вместо этого вы уступите настойчивым требованиям вашего кота, ждущего от вас ласки, и начисто забудете о цели своего похода. Труднее всего противостоять соблазну! Занявшись котом, вы. вероятно, все же постараетесь вспомнить, зачем все-таки вы пришли в комнату. Будьте уверены, потерянная мысль вернется к вам, если вы восстановите в памяти, все ваши действия, совершенные перед появлением посторонней помехи, — или просто физически вернетесь к делу, которым занимались до этого (например, к чтению). При виде зрительных подсказок вы тут же вспомните: ах, да! Вы шли за записной книжкой или за очками. Зрительные подсказки помогают почти всегда. В следующий раз вы постараетесь держать в голове нужную мысль до претворения ее в действие и не позволите себе отвлекаться от нее. Если все же вы отвлечетесь на что-то, попробуйте в полной мере оценить удовольствие, которое получите от этого. В силу своей непредсказуемости подобные моменты привносят дополнительное очарование в нашу жизнь.

3. Как можно развить память на маршруты и места!

Вы легко теряетесь? Вам часто кажется, что вы не узнаете знакомое место? Если вы отвечаете «да», существует вероятность, что вы обращаете мало внимания на окружение. Будучи погруженными в мысли или занятыми разговором, вы не смотрите по сторонам. Поэтому, возможно, не сможете найти обратную дорогу к своей машине. Или, еще хуже, не сможете опознать улицу, на которой ее оставили. Однако вам не составит никакого труда остановиться на миг, чтобы сделать моментальную фотографию автомобиля в существующем окружении и запомнить зрительные подсказки, которые помогут вам найти место стоянки. Для этого требуется лишь постоянная и сознательная практика. Вспомните о необходимости мысленно связать автомобиль со статичными зрительными подсказками и обернитесь, чтобы запечатлеть в памяти картину, которую должны увидеть по возвращении. Убедитесь, что выбранные вами подсказки статичны и никуда не исчезнут до вашего возвращения. Подобно тому, как Хансель и Гретель лишились своих подсказок из хлебных мякишей, которые склевали птицы, так и я однажды потеряла отметки, сделанные на снегу возле обочины дорожки просто потому, что за время моего отсутствия выпал новый снег.

Конечно, не все испытывают одинаковые трудности при запоминании мест. Существуют своего рода «заблудшие души», но есть и такие, которые прекрасно ориентируются в любой обстановке и любят служить проводниками для других. Они проявляют повышенный интерес к разного рода картам и часто прибегают к их помощи. Они всегда пользуются мысленными подсказками и могут дать абсолютно точные указания относительно того или иного маршрута, поскольку обладают способностью спонтанного воссоздания зрительных образов и могут поделиться своими знаниями с окружающими.

Напротив, люди, не обладающие подобным природным чутьем, оставляют всякие попытки научиться запоминать различные маршруты и места, поскольку это требует от них слишком больших усилий. Тем более, что они охотно возлагают подобные обязанности на своих товарищей, которые исполняют их с удовольствием и запоминают информацию такого рода без видимых усилий. Но проблемы возникнут, как только вы окажетесь в одиночестве! Хочу вас утешить: независимо от ваших природных способностей вы в силах справиться с любой проблемой такого рода. Просто совершайте все описанные выше действия, которые обычно совершает обладатель хорошей памяти на места. То, что человек не может сделать спонтанно, он может сделать преднамеренно: нарисуйте схему маршрута и тщательно изучите ее перед выходом из дома. Если местность вам знакома, воссоздайте зрительные образы отдельных ее участков. Для запоминания карты необходимо детально изучить ее — а это умеют очень немногие, как показали результаты тестирования, проводимого в ходе научных исследований среди представителей самых разных возрастных групп. Только один человек — генерал армии, специалист по тактическим маневрам — смог нарисовать предложенную карту по памяти, поскольку владел особой стратегией запоминания, которой пользовался всю жизнь. Заключается же упомянутая стратегия в следующем: для лучшего запоминания карты следует мысленно разбить ее на квадраты и проанализировать один за другим, начиная с верхнего левого угла и двигаясь по горизонтали к правому. Особенно тщательно нужно изучить места стыка отдельных секций — это помогает запомнить значительную часть карты. Тот факт, что это задание оказалось невыполнимым для всех, за исключением генерала, доказывает только одно: стратегия и практика — суть единственные вспомогательные средства для запоминания сложных образов.

Чтобы запомнить то или иное место, вы должны изучить его с интересом: внимательно отметить наиболее характерные его черты, запечатлеть в сознании наиболее яркие образы — и время от времени воссоздавать их в памяти или мысленно возвращаться к тому месту. Полагаю, вы склонны следовать природному механизму памяти, идущей от эмоционального восприятия к аналитическому. Например, чтобы запомнить пикник, в первую очередь обратите внимание на настроение: «Нам пришлось долго идти, прежде чем мы нашли тенистую лужайку. Но то место было чудесным: под огромным дубом, откуда открывался великолепный вид на долину!» Таким образом вы уже описали зрительные координаты места. Продолжайте описывать и комментировать еду, спутников, вашу беседу и вовлекайте в работу остальные органы чувств: осязание (температура воздуха, ощущение комфорта), обоняние (запах травы или цветов), вкус (восхитительная запеканка со шпинатом) и т. п. Чем больше чувств вы вовлечете в процесс запоминания, тем более глубокий след останется в памяти. Вы не только сможете извлечь высококачественное воспоминание в случае необходимости: осознанное чувственное восприятие способствует эффективной работе спонтанной памяти, которая поможет вам вспомнить впоследствии множество самых разных подробностей. Не забывайте об этом как во время записи, так и во время извлечения информации.

4. Почему мне трудно вспомнить, что я ел на обед!

Вероятно, потому что еда не занимает главного места в вашей системе ценностей. А может быть, вам готовит супруга, и вы не интересуетесь вопросами кулинарии? Едва ли вы относитесь к числу тех, кто живет исключительно ради своего желудка. Такие люди прекрасно запоминают разнообразные блюда, поскольку обсуждают их во время и после еды и все их разговоры вертятся вокруг гастрономической темы. Может быть, за столом ваше внимание занято другими вещами — в случае, если вы помните имена и лица гостей, течение беседы, обстановку, все, кроме меню. Но если вы цените хорошую пищу, вы обязательно запомните изысканные блюда — и неудачные тоже. Интересный тест: помните ли вы меню вашего свадебного стола? Или стола, за которым вы отмечали последнюю годовщину вашей свадьбы? Если да, то вы либо неравнодушны к пище, либо принимали активное участие в выборе или приготовлении блюд. Если нет, вероятно, вы — романтик или просто витаете в облаках. (Если же вы вообще ничего не можете вспомнить, тогда и говорить не о чем.)

Я заметила, что этот вопрос явно интересует французов больше, чем американцев. Вы знаете, что среди представителей богатых наций именно французы тратят самую большую часть зарплаты на еду? Во Франции принятие пищи из физиологической потребности превратилось в образ жизни. Забывать меню своего стола — значит не ценить одну из основных радостей жизни. Кроме того, подобное внимание оскорбительно для повара или хозяйки. Поэтому француз, страдающий забывчивостью такого рода, чувствует себя вдвойне виноватым: помимо всего прочего, он отступает от культурных традиций своей родины.

Но это случай не вполне обычный. В большинстве же своем люди запоминают отдельные блюда исключительно в силу особой их изысканности: запеченная баранья нога, необычайно вкусный плов, который нужно есть на восточный манер руками, или обжигающее язык таиландское кушанье оставляют в памяти неизгладимые следы. (Это подтверждает одна из историй моего дедушки: он никак не мог забыть шутку, которую сыграли с ним коллеги по его приезде в Мексику. Они предложили ему отведать «оливок», которые на самом деле оказались разновидностью стручкового перца. У дедушки выступали слезы на глазах всякий раз, когда он рассказывал, как от этих «огненных шариков» несколько дней подряд горели его внутренности!) Отсюда следует вывод: все, отличное от нормы или пробуждающее эмоции, остается в памяти. И напротив, все нейтральное не вызывает у человека реакции и поэтому ускользает от внимания и не подвергается глубокой обработке при записи. Ваша задача — найти разнообразные способы запоминания информации, сосредоточиваясь на ее отличительных или наиболее занимающих вас чертах.

5. Почему я так плохо запоминаю фильмы, телеспектакли, выставки!

Этот вопрос свидетельствует больше о вашем разочаровании, нежели о забывчивости. Была ли в прошлом ваша память на подобные вещи лучше? Как вы проверяли ее? Что вы делали иначе в то время? Возможно, ваша жизненная ситуация изменилась в большей степени, чем ваш мозг. Может быть, вы чувствуете себя более усталым сейчас? Или живете в такой спешке, что не находите времени выпить чашку кофе после фильма или спектакля и таким образом лишаете себя возможности обсудить увиденное в самый благоприятный для этого момент, то есть непосредственно после восприятия? Имеете ли вы обыкновение смотреть по нескольку телевизионных передач подряд или программы из нескольких фильмов в кинотеатрах? Даете ли вы себе время обдумать или обсудить с кем-нибудь свои впечатления?

Некоторое отличие вашего теперешнего образа жизни от прежнего может объяснить перемены, произошедшие с вашей памятью. Любят ли ваши друзья обмениваться мыслями? Многие люди тоскуют по своим студенческим годам (между прочим, зачастую идеализированным в памяти!). Для человека, который существует вне социальной структуры, предполагающей общение, вполне естественно смотреть спектакли, не пытаясь ничего запомнить, поскольку единственной целью зрителя в этом случае является сиюминутное удовольствие. Возможно, он просто упомянет о сюжете спектакля — и не более того. Не унывайте: для человека нормально забывать 80% информации, воспринимаемой пассивно, особенно если в течение суток после записи к ней не возвращались. Без специальной мотивации человек смотрит не глядя. Для лучшего запоминания вы должны принимать активное участие в процессе восприятия: поставить перед собой конкретную цель и задавать себе вопросы до, во время и после просмотра (подобные действия в науке называются вербальной проработкой, которая обеспечивает высокую степень обработки информации, предназначенной для длительного хранения). Возможно, самая простая цель, которую вы можете поставить перед собой, — это как можно скорее рассказать кому-нибудь об увиденном. По-моему, по степени эффективности ничто не может сравниться с обсуждением фильма непосредственно после просмотра, по дороге домой или в кафе (последнее более характерно для европейского, нежели американского образа жизни). Самое главное — сделать это незамедлительно, пока следы в памяти еще свежи.

Поскольку вы сами выбираете вопросы, которые задаете себе с целью закрепления следа в памяти, они могут носить чисто субъективный характер. Я предлагаю следующую последовательность вопросов: «Нравится мне это или нет?» (Или: «Нахожу я это интересным или нет?») Затем: «Что именно мне нравится или кажется интересным?» Второй вопрос заставляет вас анализировать и делать комментарии. Вообще мы лучше запоминаем вещи, нас поразившие, и вещи, относительно которых мы сделали внутренние комментарии.

«Помнить все» невозможно, поскольку память субъективна и избирательна. Ошибочное представление, что вы запоминаете больше, чем это есть на самом деле, является причиной многих несправедливых жалоб. Если вы можете идентифицировать и четко определить для себя информацию, подлежащую записи, то в большинстве случаев вы сумеете запомнить ее. Конечно, у вас есть возможность развивать наблюдательность и с течением времени научиться запоминать больше, чем вы можете в настоящий момент. Никаких чудес памяти на самом деле нет: они объясняются стратегиями, которые вы можете проанализировать, усвоить и применить на практике. Все чудеса сводятся к развитию особых навыков мышления, облегчающих работу памяти. Вместо того, чтобы ждать, когда воспоминание возникнет само собой через посредство спонтанных ассоциаций, вызовите его, обращаясь к различным категориям памяти: предметы, настроения, цвета, эмоции. Во время записи информации будьте более внимательны, более восприимчивы, более любознательны, проводите более тщательный анализ материала, задавайте себе больше вопросов и старайтесь отвечать на них в процессе чтения или просмотра кинофильма. Так вы оставите высококачественный след в памяти. Чем больше стратегий, включающих деятельность чувств, эмоций и интеллекта, вы используете для установления (или восстановления) контроля над памятью — тем лучше.

Прежде чем ругать свою память, подумайте и согласитесь: вы даже не приложили никаких усилий к тому, чтобы запомнить содержание своих жалоб на забывчивость. Известно ли вам, что перед каждой картиной в музее люди в среднем проводят шесть секунд? Не удивительно, что они запоминают так мало: за это время как раз можно идентифицировать находящееся перед глазами произведение. После идентификации интересующей вас картины вы с легкостью сконцентрируетесь на ней и хорошо запомните ее — но для этого вам потребуется некоторое время. Для тренировки наблюдательности (которая одна гарантирует высокую степень обработки информации) необходимы: осознанное восприятие, избирательное внимание, глубокий анализ, выявление различий и общих черт и составление личных комментариев (см. вопрос 20 настоящего раздела).

6. Почему я не помню, запер ли я дверь, выключил ли газ, свет и т. п.!

Вероятно, вы совершаете автоматические действия (привычные движения, не запечатлевающиеся в сознании), и поэтому информация не закрепляется в вашей памяти. А возможно, вас прервали или вы пытались совместить слишком много дел. Если ваша голова занята посторонними мыслями (зачастую о последующих ваших движениях и перемещениях), то вы не даете себе отчета в сиюминутных действиях. Во избежание провалов в памяти следует научиться контролировать внимание в ситуациях, где оно особенно заметно снижается (если вы спешите, подавлены или чрезмерно заняты). Для этого необходимо ввести в повседневную жизнь обыкновение делать паузу для размышления. Перед тем, как направиться куда-нибудь, остановитесь, несколько раз глубоко вдохните и выдохните и задайте себе основной вопрос: «Что я делаю в данный момент?» Тут же ответьте на него: просто оглядитесь по сторонам, осознайте свои сиюминутные действия и прокомментируйте их: «Я запираю двери, выключаю свет, выключаю газ». Таким образом вы запишете информацию сознательно — и запустите механизмы преднамеренной памяти вместо того, чтобы полагаться на малонадежную непроизвольную память. Как ни странно, чем более рефлекторной становится ваша привычка к концентрации внимания, тем меньше автоматических действий вы совершаете. (Пожалуйста, задумайтесь над этим нюансом!)

                                             7. До какой степени человек может управлять своим вниманием?

Основная характерная черта внимания — это его неустойчивость. Например, известно ли вам, что у аудитории период концентрации на интересующем ее предмете равен двадцати минутам максимум? Вот почему основные мысли любого выступления должны содержаться в первой его части. При построении речи искусные ораторы учитывают эти драгоценные минуты повышенной восприимчивости публики, по истечении которых внимание самым естественным образом снижается — так что выступающему приходится прибегать ко всякого рода хитростям с целью вернуть внимание аудитории: паузам, выразительным интонациям, ярким примерам, анекдотам, шуткам, отступлениям от темы или энергичным жестам. Заметьте: во избежание возможных ошибок общество приняло разнообразные предупредительные меры. Все документы подписываются в двух местах. В чеке сумма пишется цифрами и прописью. На многих конвертах для деловых бумаг печатаются напоминания, вроде: «Вы подписали чек? написали на нем номер вашего счета?» Это заставляет человека перепроверить свои действия. Многочисленные таблички в самолетах и поездах призывают пассажиров не оставлять на местах свои личные вещи. В критические мгновения взлета и посадки самолета каждый пилот неукоснительно следует имеющейся в его распоряжении письменной инструкции.

Большая часть дорожно-транспортных происшествий является результатом допущенной человеком ошибки, а не следствием неисправности машины. В основном подобные ошибки объясняются недостатком внимания — как, например, в случае, недавно имевшем место у Поло Альто в Калифорнии: там женщина-водитель задавила насмерть трех велосипедистов на узкой извилистой дороге, когда на ходу меняла кассету в магнитофоне. Несколько секунд невнимательности обернулись трагедией, которой можно было бы избежать, если бы женщина предусмотрела возможность появления на дороге велосипедистов или пешеходов и отложила возню с магнитофоном до той поры, пока не выедет на прямой участок дороги с хорошей видимостью. Несчастные случаи с памятью аналогичны несчастным случаям на дорогах. Вы не можете избежать всех неприятностей, но в силах предотвратить большую их часть, развивая в себе спасительные рефлексы на основе предвосхищения, наблюдательности и сознательного избирательного внимания.

Заранее просчитав возможные ситуации, вы сможете снизить количество случаев забывчивости. Но если вдруг произойдут некие непредвиденные события, проанализируйте подробно обстоятельства дела — это поможет вам простить себя. Например, однажды я «забыла» джемпер в одном из знаменитых скорых поездов Франции. У меня болела спина, и я попросила соседа снять мой чемодан с багажной полки, но он продолжал болтать со мной до тех пор, пока поезд не остановился. Когда мужчина поспешно сдернул с полки мой чемодан, прикрепленная к последнему багажная тележка отстегнулась, и мне пришлось спешно пристегивать ее обратно, прежде чем броситься к выходу. Непредвиденное событие отдало меня во власть автоматизма. У меня не хватило ни времени, ни самообладания, чтобы оглядеться по сторонам и проверить, не оставила ли я чего-нибудь на багажной полке. На платформе я мгновенно обнаружила отсутствие джемпера, но было слишком поздно. Эти скорые поезда останавливаются всего на одну минуту!

Какова же мораль этой истории? Не вините память за недостаток внимания, особенно в ситуациях, где внимание сильно притупляется. Лучше поздравьте себя с умением концентрироваться на важных вещах — в упомянутом случае мне удалось пристегнуть чемодан к тележке, не потревожив больную спину. Организованный и собранный человек может предусмотреть многие подобные ситуации и, таким образом, вести себя в них более спокойно. После описанного случая я стала заранее готовиться к выходу из поезда: убирать в сумку все свои вещи и задолго до остановки ставить багаж перед дверью. Кроме того, я стала более настойчивой, и теперь нахожу в себе силы прервать разговор с тем, чтобы показать, насколько важно для меня приготовиться к выходу заранее.

Однако существуют ситуации (к счастью, редкие), в которых концентрация внимания просто невозможна. Самая ужасная из них — депрессия. Тогда мрачные мысли целиком завладевают сознанием человека. То же самое можно сказать о состоянии сильного беспокойства и об экстремальных ситуациях (эмоциональный стресс, посторонние помехи, отклонение от темы, спешка). Во всех этих случаях вы сосредоточиваете внимание не на своих сиюминутных действиях, а на вещах, которые представляются вам важными в вашем душевном состоянии. Эмоциональные всплески всегда трудно игнорировать!

Как правило, мы подавляем беспокойство, мысленно обращаясь к предмету, на котором следует сосредоточиться. Чем безраздельно отдаваться эмоциям («Боже мой! Я не успею выйти на станции!»), таким образом лишая себя возможности собраться с мыслями, быстро продумайте свои немедленные действия (пристегнуть чемодан обратно к тележке).

И последнее: на внимание пагубно влияют различные химические вещества вроде алкоголя, транквилизаторов, а также снотворных и возбуждающих средств.

8. Сказывается ли физическая усталость на внимании и, следовательно, памяти!

Конечно — как и стресс, алкоголь, снотворное и прочие лекарства, вызывающие сонливость. Помните также, что с замедлением реакции снижается способность к суждению — мало кто из деловых людей знает об этом. Если вы устали, лучше отложить на потом выполнение трудных заданий и принятие серьезных решений. Если же сделать это невозможно, попытайтесь использовать стратегии внимания, предложенные ранее в данном разделе книги, — пусть они покажутся вам слишком прямолинейными: прибегайте к помощи таких подсказок, как будильник или таймер, записки, оставленные на видных местах. Конечно, вы можете заручиться помощью ближнего: «Дорогой, напомни мне, чтобы я позвонила Жозефине перед сном». Последний вариант, однако, наименее надежный из всех, поскольку память другого человека может оказаться еще более слабой, чем ваша. Вообще же старайтесь предпринимать какие-то действия сразу же, как только вы подумали о необходимости совершить их. Например, в рассмотренном выше случае, наверно, было бы благоразумнее позвонить Жозефине сразу и не откладывать звонок на два часа, полагаясь при этом на чужую память. По крайней мере следовало положить записку с напоминанием об этом звонке себе на подушку.

В случае сильной усталости прилягте и вздремните 10— 15 минут или сделайте несколько упражнений на расслабление. Силы вернутся к вам обязательно. Просто не забывайте отдыхать!

9. Зависит ли внимание от циркадианных ритмов!

Да. Проводимые в США и за рубежом исследования сна показали, что 7—8-часового сна не всегда достаточно для полноценного отдыха. При этом должны выполняться и другие условия: отсутствие шума и света и определенный режим сна (как правило, ночного), отвечающий естественным циркадианным ритмам человека. В ночную смену люди работают менее эффективно, даже если они спят положенное число часов днем. Большинство несчастных случаев и ошибок на рабочем месте происходит ночью. Известно ли вам, что у человека, которого оперируют ночью, меньше шансов выжить? Исследования, проводимые на авиалиниях, показали: в ночное время пилоты действуют менее точно в связи с замедлением реакции, которое появляется в результате нарушения циркадианных ритмов. Работники авиакомпаний постоянно нарушают природный режим сна и бодрствования. Большинство людей, однако, в состоянии спланировать свое путешествие таким образом, чтобы днем ехать, а ночью спать столько, сколько требуется для полноценного отдыха. (И здесь качество и режим значат больше, чем количество.)

10. Одно ли только внимание гарантирует последующее вспоминание записанной информации!

Нет. Одного внимания недостаточно для того, чтобы обеспечить извлечение информации, особенно после длительного хранения. Внимание есть необходимое, но не достаточное условие для хорошей записи следа в памяти, но всю информацию следует снабжать «адресами для поиска», которые впоследствии облегчат процесс вспоминания. Из трех операций памяти — записи, хранения и извлечения информации — последняя является наиболее трудной. Искусство памяти заключается в умении сделать записанную информацию доступной с помощью системы подсказок. Некоторые для этого разделяют впечатления в первую очередь по способам чувственного восприятия. Например, чтобы вспомнить понравившийся мне ресторан, я вспоминаю интерьер, мебель, цвета, освещение, запахи (пищи, цветов״ дерева и пр.), мягкость кресел, текстуру стола (дерево, металл, пластик, мрамор) или скатертей; музыку или шум (низкие акустические данные некоторых ресторанов не дают никакой возможности вести беседу), и, конечно, я делаю мысленные комментарии относительно вкусных блюд. В этом случае мне удалось включить в работу все пять чувств (что возможно не в каждом контексте) — таким образом, в поисках информации мысль обращается к разным категориям. Существуют самые разные виды категорий, и для человеческой мысли естественно от чувственных и эмоциональных переходить к интеллектуальным, таким, как суждение и оценка.

Для того, чтобы облегчить процесс вспоминания, разбивайте информацию по категориям, доступ к которым вы сможете легко найти в любое время. Представьте себе, что ваш мозг — это чувствительная фотокамера, которая запечатлевает самые разные образы, разбивает их на категории и размещает на разных уровнях. (Именно это и происходит при запоминании некоего материала.) В первую очередь определите цель: что именно я хочу запомнить? На какое время? Почему? Затем переходите к сознательному участию в процессе записи информации: наблюдайте,отбирайте, сосредоточивайтесь и анализируйте; и затем комментируйте. Используйте эти стратегии при запоминании мест, новостей, журнальных статей, даже людей и их разговоров, например: «Нужно рассказать Кристине о хорошем прогнозе погоды. В горах выпал снег, и мы сможем покататься на лыжах в ближайшие выходные». Человек, чувствующий необходимость передать кому-то информацию, слушает и смотрит более внимательно и старается запомнить как можно больше деталей. Сознательно применяйте все известные вам стратегии для лучшего запоминания появляющихся на экране теле-ви:юра изображений: схема перемещения облачного фронта через страну поможет вам запомнить температуру в разных ее областях. Вы даже сможете запомнить некоторые специальные термины, как это недавно сделала я, когда синоптик остроумно окрестил два надвигающихся на Калифорнию урагана «Вол» и «Кнут». Вы возьмете за обыкновение комментировать все заинтересовавшие вас сообщения: «Замечательно! Обещают снегопады. Будем надеяться, что температура останется прежней. Если нам повезет, до нашего прибытия снег перестанет идти, и мы сможем покататься на лыжах». Все эти мысленные операции способствуют обработке информации, рассчитанной на длительное хранение. Визуализация и вербальная проработка — это два основных средства для закрепления высококачественного следа в памяти. Используя одновременно свои эмоциональные и интеллектуальные ресурсы, вы можете контролировать процесс записи, хранения и извлечения из памяти важной информации.

11. Может ли человек запоминать не все, даже будучи сосредоточенным!

Конечно! Стоит только посмотреть, сколько остается в нашей памяти от какого-то выступления, конференции, книги, телепередачи. Внимание — как и память — избирательно и потому субъективно. Информация проходит через своего рода фильтры, образованные нашим знанием жизни, уровнем культуры, предрассудками и личными интересами. Один человек заметит тот или иной предмет, а другой — нет. Проверьте себя, записав на магнитофон обзор новостей, и сравните свой отчет с отчетом друга, который тоже прослушает запись. Во-первых, вы заметите, что, совершив сознательное усилие для восприятия, вы запомнили больше фактов. Во-вторых, скорее всего вы и ваш друг запомните одну и ту же информацию по-разному. Во время войны в Персидском Заливе я однажды рассказала мужу о том, как меня потряс ответ иракского солдата западному журналисту: «Конечно, я пытал людей. А как иначе? Ведь я солдат!» Его искреннее удивление, вызванное вопросом журналиста, и невинный вид произвели на меня такое сильное впечатление, что я сделала множество пнутренних комментариев относительно безнравственности глины государства, в армии которого не существует различия между понятиями «солдат» и «палач». Подобная аморальность погрузила меня в продолжительные раздумья и заставила уже по-другому воспринимать все последующие сообщения с места событий, то есть моя эмоция, выражение лица солдата, уровень моей культуры, личные комментарии, повторение услышанных слов — все это стимулировало работу избирательного внимания. Скорее всего я надолго запомню этот случай, особенно если буду часто приводить его в качестве примера.

Человеческая память субъективна — поэтому в какой-то мере субъективна и история. В ней неизбежны пробелы, поскольку избирательное внимание историков не всегда сознательно. (Например, некоторые придерживаются исключительно «марксистской точки зрения».) Они не описывают, а, скорее, интерпретируют события. Только рассматривая факты с разных точек зрения, человек может верно трактовать происходящее.

12. Сохраняются ли следы в памяти в первозданном виде или они деформируются со временем?

Со времен Платона до XIX века считалось, что все воспоминания постоянно хранятся в памяти и их в любое время можно вызвать к жизни. В ходе исследований, проводимых в течение последних ста лет, появилась теория функциональной локализации, согласно которой отдельные функции организма (зрение, речь, эмоции) связаны с определенными участками мозга. Повреждение одного из участков влечет за собой нарушение одной из функций.

Однако подобная сложность сознания иногда дает возможность людям с местным поражением коры головного мозга переключать определенные функции на другие участки. Это открытие свидетельствует о том, что для работы сознания большее значение имеют связи между нервными клетками, нежели место образования последних.

Более того, при нормальной работе памяти некоторые впечатления воспринимаются хуже за счет усиления других посредством избирательного внимания: только малая часть впечатлений зафиксируется в сознании и не будет сброшена в бессознательную массу ненужной информации. Таким образом, воспоминания фрагментарны.

Точность воспроизведения информации трудно доказать в любом случае, поскольку в каждом воспоминании существует много субъективных элементов. Нейролог Оливер Сакс рассказывает об обладателе феноменальной памяти, художнике Франко Маньяни, который всю жизнь пытался на холсте воссоздать пейзажи итальянской деревни Пантито, где прошло его детство. Несмотря на замечательную образную память, позволяющую Маньяни с удивительной точностью изображать существующие до сих пор дома и улицы, сравнение его картин с современными фотографиями показало, каким образом преломлялась и видоизменялась действительность в сознании ребенка. Эмоции мальчика ярко раскрасили мостовые, крыши зданий и оконные переплеты и залили всю деревню золотым сиянием детства, которое пытался воскресить художник. Искажение действительности в искусстве идет параллельно деформации воспоминаний.

Задолго до того, как в тридцатых годах ученые начали сознавать значение лимбической системы мозга («эпицентра» эмоций), Фрейд обратил внимание на роль эмоций в пробуждении воспоминаний. Сегодня мы знаем: со временем следы в памяти разрушаются — отчасти от бездействия, отчасти от изменений, которые они претерпевают при каждом повторном обращении к ним. В своей книге «Открытие памяти» Израэль Розенфилд объяснил, что мы имеем дело не со статичными представлениями, а с реконструкциями образов, каждый из которых является чистым продуктом воображения, картиной прошлого, адаптированной к контексту настоящего. Биологически подобное понимание памяти обосновал лауреат Нобелевской премии нейробиолог Джеральд Эдельман в своей работе (дарвиновской по подходу) о принципах, которыми руководствуется нервная система при классификации чувственно воспринимаемой информации. Выживает информация, имеющая наибольшее значение для человека. В своем прагматизме память воплощает принципы теории Дарвина. Каждый индивид создает свой собственный мир, по-разному реагируя на реальную действительность и игнорируя элементы окружения, не имеющие для него значения.

Человек не может одинаково хорошо помнить весь некогда усвоенный материал. Информация может оставлять более сильные или более слабые следы в памяти — в зависимости от того, как и когда ее будут использовать. Например, с помощью зубрежки можно хранить в голове массу информации до экзамена, после которого следы в памяти мгновенно исчезают, словно рисунок с «волшебного экрана». Знания, хранящиеся в долговременной памяти, человек запоминал иначе: в этом случае проходили глубинные процессы обработки информации, устанавливались многочисленные связи ее с действительностью, которые позволяли систематизировать воспринимаемый материал. Но, как мы уже видели, следы в памяти не остаются неизменными. При каждом повторном извлечении воспоминание появляется в новом контексте и вызывает новые комментарии. Обратно на хранение оно отправляется уже слегка деформированным в очередной раз: отдельные элементы его разрастаются за счет постепенного исчезновения других. Чем дольше, таким образом, хранится воспоминание, тем большие изменения претерпевает след в памяти.

Более того, мы никогда не узнаем, что значит «помнить все», поскольку в повседневной жизни не существует объективного физического критерия для определения точности записанной информации. (Даже фотография редко один к одному воспроизводит виденную нами картину.) Однако в результате опытов по усвоению текстового материала получены некоторые объективные показатели: стирание значительной части информации из памяти происходит только через сорок восемь часов после прочтения текста. По истечении этого времени человек помнит всего 20% материала, то есть лишь общую идею произведения. Отдельные сюжетные ходы и сцены быстро забываются, если человек не усиливает следы в памяти с помощью размышлений и личных комментариев, которые помещают информацию в знакомый читателю контекст. Чем больше ассоциаций прививает человек к воспринимаемому материалу, тем больше категорий сможет ои впоследствии задействовать для получения доступа к следу. Чем лучше организовано хранение информации, тем легче становится ее извлечение. Другой важный фактор — это частота повторения: чем чаще я ссылаюсь на какой-то пример, тем легче он приходит мне на ум в случае необходимости.

Наконец, давайте дадим слово статистике. Согласно данным Национального института, люди помнят только:

10% того, что читают;

20% того, что слышат;

30% того, что видят;

50% того, что видят и слышат одновременно;

70% того, что говорят;

90% того, что делают и говорят одновременно.

Вероятно, вас удивит эта статистика, говорящая о степени эффективности человеческой деятельности в повседневной жизни. Но вы можете повысить эти показатели. Просто применяйте на практике принципы качественного хранения воспоминаний, о которых я постоянно говорю в этой книге. Например, при записи информации посредством сразу нескольких органов чувств остается более прочный след в памяти: способность человека запоминать 50% того, что он видит и слышит, свидетельствует о большей эффективности одновременной работы зрения и слуха по сравнению с работой отдельно слуха (20%) и отдельно зрения (30%). В дополнение к этому мотивация, определение цели и переход к действию обеспечивают еще лучшее закрепление информации. Вы запоминаете 90% того, что делаете и говорите, но всего 10% того, что пассивно читаете, если не совершаете определенного усилия для усвоения материала, которое обозначается глаголом «учить».

13. Почему иногда мы запоминаем незначительные детали, но забываем самое существенное!

Это сложный вопрос. Не всегда можно точно определить, что такое существенное, поскольку это понятие скорее субъективное, нежели объективное. Мы постигаем мир в первую очередь посредством чувств и только затем интеллектом, поэтому неудивительно, что некоторые детали, с нашей точки зрения, выделяются из ряда других и привлекают наше внимание. Подобная избирательность отражает нашу индивидуальность, которая, в свою очередь, является выражением нашей культуры. Поэтому, прежде чем делать заявления общего характера, стоит выяснить, какое значение имеет та или иная деталь для индивида. Одни люди хорошо запоминают технические подробности, другие — эстетические, в соответствии с их образованием и складом ума. Очень полезно задуматься над характером запоминаемых нами вещей и таким образом определить наши склонности и профессиональные предпочтения. Например, кинокритик смотрит фильм иначе, чем обыкновенный зритель. В интервью с Паулиной Кёль, опубликованном в журнале Нью Йоркер, Вуди Аллен с досадой отозвался об обыкновении кинокритиков делать записи в блокноте во время просмотра фильма. По мнению Аллена, чистый интеллект служит аберрации впечатлений, поскольку не дает человеку возможности воспринимать фильм во всей полноте — одновременно на визуальном, эмоциональном и интеллектуальном уровнях. Таким образом, утверждает он, критики могут придавать слишком большое значение одним деталям и полностью игнорировать другие. Понимая причину расстройства режиссера, мы одновременно должны признать, что восприятие рядового зрителя мало чем отличается от восприятия кинокритика. Возможно, у них разные критерии оценки (у критика более определенные и устойчивые), но всех нас в фильмах поражают в первую очередь зрелищные сцены, на которых задерживается камера: например, Чарли Чаплин, поедающий свой башмак в «Золотой лихорадке», или сцена убийства в душе в «Психе». (Хичкок, мастер по нагнетанию напряжения, однажды сказал французскому режиссеру Франсуа Трюффо: «Я горжусь тем, что "Псих" ... это фильм, который заставляет зрителей всего мира переживать сильные эмоции...») В каждом фильме есть ключевая сцена, которая запечатлевается в зрительной памяти человека.

Обычно существует конкретная причина, объясняющая, почему вы запоминаете одну информацию и не запоминаете другую, пусть эта причина и не всегда очевидна. Определенные детали, на первый взгляд незначительные, могут иметь большое значение лично для вас. Я помню, как однажды потеряла пару купленных для мужа носков. По возвращении в отель я всюду искала их и потом вспомнила, что положила сверток в кинотеатре на пол рядом с креслом. Внезапно я разразилась таким градом самообвинений, что муж решил отправиться на поиски потерянного. Перед уходом он успокоил меня, сказал, что я ни в чем не виновата и что в любом случае ситуацию можно исправить. Сами по себе носки, хотя и хорошие, не были для меня чем-то столь уж важным: помню, я покупала их в роскошном магазине, который с трудом нашла; прекрасные шерстяные носки необычной расцветки. Но этот случай запечатлелся в моей памяти, поскольку обнаружил в характере Джона черту, которая тронула меня до слез. Взволнованный моим состоянием, муж помог мне избавиться от чувства вины, взявшись исправить последствия моей забывчивости, которые искренне считал ничтожными. Его прагматический подход к делу оказался эффективным. Немедленно отправившись в кинотеатр, Джоя нашел сверток на том самом месте, где я его оставила, и вернулся с носками в руке и с широкой улыбкой на лице — и мое настроение было спасено! Не утерянные носки, но доброту и сочувствие мужа я приняла как драгоценный дар. И я напрочь забыла, какой фильм мы смотрели в тот день.

Другая сторона вопроса о том, почему мы помним детали лучше целого, касается нашей способности к наблюдению. С помощью специальных тренировок любой человек может научиться выделять наиболее важные места в тексте и запоминать с помощью иллюстраций или примеров, приведенных автором или найденных самим читателем после размышлений на заданную тему. Аналитический метод, подобный французскому методу «Explication de Texte»(Интерпретация текста (фр.)), который практикуют во французских высших школах, развивает умение мыслить и организовывать материал и подчеркивает важность личных комментариев. Студента просят проанализировать структуру произведения, ответить на специальные вопросы, выделить ключевые сцены и разобрать их. Цель этого упражнения — развить аналитические и критические способности учащегося, заставив его мозг работать в режиме «интерпретация» (а не просто «понимание»). Подобное переключение мыслей на анализ и объяснение и, главное, поиск смысла сильно стимулируют работу памяти. (В сравнении с этим методом известные мне американские упражнения по осмысленному чтению представляются малоэффективными, поскольку в них дело не доходит до комментариев, столь важных для глубокого понимания текста — и для его запоминания.) В не литературных жанрах существенно важный материал опознать, вероятно, легче: статистические данные, факты, проценты, диаграммы и т. п. Для запоминания информации подобного рода существует множество стратегий.

Интерпретация текста может быть разной — даже по принципу ее построения. Любые попытки избежать субъективных суждений обречены на провал. Субъективность всегда будет определять выбор деталей, которые остаются в нашей памяти, и, я думаю, это к лучшему: таким образом сохранится своеобразие воспоминаний разных людей.

                                                                      14. Влияют ли эмоции на внимание!

Да, и в большой степени, как было показано в предыдущей главе. Позитивные или негативные, эмоции буквально «впечатывают» события в долговременную память. В основном мы помним вещи, которые нас тронули, потрясли, взволновали, шокировали, порадовали или сильно раздосадовали. Эмоции отбирают наиболее важную для нас информацию. Событие, вызвавшее в нас сильный эмоциональный отклик, при записи проходит более тщательную обработку и оставляет более глубокий след в памяти. Подумайте о разных неприятных ситуациях, которые случались в вашей жизни, — и вы увидите, сколько воспоминаний сразу нахлынет на вас. Вы можете вызвать к жизни еще больше воспоминаний, задавая себе вопрос, извлекая информацию из разных категорий памяти: работа, отдых, путешествия, люди, детство, дом и пр. Использование широкой сети таких ассоциаций облегчает процесс вспоминания.

Деятельность непроизвольной памяти в большой степени определяется настроением, связанным с неким предметом. Например, знания, усвоенные в состоянии радости, легко приходят на ум, когда вы счастливы; а информация, которую мы записывали в подавленном настроении, вспоминается в часы печали. Этим обстоятельством и объясняется порочный круг депрессии, во время которой в голову приходят только мрачные мысли. Сознательным усилием воссоздавая в себе определенное настроение, человек может вспомнить разнообразные события жизни, связанные с данным состоянием души. Эту теорию «соответствия настроений» опытным путем подтвердил. психолог Гордон Бауэр из Стэнфордского университета: студенты, которые заучивали длинные списки слов, находясь под водой, впоследствии вспоминали большее количество слов в воде, нежели в помещении.

С другой стороны, эмоции могут мешать концентрации внимания, в первую очередь необходимого для запоминания. Несколько лет назад, в пору бурных приготовлений к своей свадьбе, я ехала из цветочного магазина, всецело поглощенная мыслями о цветах, и вдруг внезапно меня страшно испугала и удивила сирена полицейской машины, преследующей мой автомобиль. Что я сделала, сама того не зная? Оказалось, пересекла двойную разделительную линию при развороте. Я была раздосадована, рассержена на полицейского, на судьбу, на саму себя (именно в такой последовательности!) На фоне счастливых и светлых мыслей о будущем этот инцидент приобрел совершенно нелепые пропорции в моем сознании: мне даже подумалось, не дурной ли это знак — абсурдная мысль, которую я немедленно отмела в сторону, как порожденную естественным страхом и тревогой женщины, собирающейся пуститься в великое плавание по морю жизни. Я прекрасно помню эту сцену, мое несоразмерное обстоятельствам горе и — самое неприятное — штраф, который мне пришлось заплатить за последствия своей невнимательности. Конечно, у меня были смягчающие обстоятельства, но страж закона ничего и слушать о них не захотел.

Эта история напомнила мне другую — о человеке, который, узнав об огромном выигрыше в лотерее, в крайнем возбуждении выехал на красный свет и погиб в результате аварии. Мораль: в состоянии эмоционального подъема с удвоенным вниманием следите за своими действиями, ибо эмоции мешают вам сосредоточиться на вещах, объективно важных (в данном случае — на транспорте).

                                                               15. Снижается ли внимание с возрастом!

Если вы спрашиваете себя: «Почему я стал так рассеян последнее время? Раньше я был гораздо внимательнее», — возможно, у вас есть действительные основания для этого. С возрастом мы становимся все более чувствительными к посторонним помехам и отвлекающим моментам. Вот почему пожилым людям трудно делать несколько дел одновременно с прежней эффективностью. Некоторые быстрей устают и раздражаются от собственной неспособности сосредоточиться. Многие тесты на разделенное внимание показали, что подобный синдром усугубляется с возрастом. Последствия этого зачастую плачевны: пожилые люди склонны отказываться от деятельности, которая доставляла им удовольствие, на том основании, что не могут заниматься ею столь же успешно, как раньше.

На самом деле многое здесь зависит от организации. После отказа от «полиморфной деятельности» (то есть совмещения нескольких дел) человек должен научиться сосредоточиваться на вещах первостепенной важности. Давайте вспомним очаровательное изречение Монтеня: «Когда я танцую, я танцую; когда я сплю, я сплю». Да здравствуют те, кто умеет полностью отдаваться какому-то одному делу! Они получают от него гораздо больше удовольствия. Да, действительно, некоторые последствия старения неустранимы (замедление метаболизма, чувствительность к посторонним помехам), но человек в силах приспособиться к ним, слегка изменив привычные нормы поведения. Вы или читаете, или смотрите телевизор. Вы или изучаете кулинарный рецепт, или болтаете с подругой. Занимаясь одним делом в определенный момент времени, вы получите удовлетворение от эффективности своих действий.

Внутренняя организация помогает идентифицировать проблемы и найти их решение. По мере ослабления внимания вы должны учиться предвосхищать ситуации и заранее подготавливаться к ним. Решая проблемы, связанные с вниманием, вы избавитесь от половины так называемых неприятностей с памятью. Заведите обыкновение прибегать к помощи подсказок. Если вы внезапно вспомнили: «Я должен отправить это письмо и вернуть Майку книгу», — сделайте и первое, и второе немедленно. Если же это невозможно, предпримите срочные меры к тому, чтобы не забыть о делах ко времени выхода из дому. Положите письмо и книгу возле сумки или пальто — тогда вы не забудете о них. Чем слабее ваше внимание, тем больше вы нуждаетесь в подобных стратегиях. Итак, будьте поорганизованнее:

— действуйте незамедлительно после того, как подумали о необходимости сделать что-то: «сделай это сию минуту»;

— пользуйтесь зрительными или слуховыми подсказками;

— кладите нужные вам предметы на видные места;

— занимайтесь только одним делом в определенный момент времени;

— предвосхищайте ситуации, в которых ваше внимание притупляется.

16. Пыталась ли наука объяснить феномен невнимательности!

У детей недостаток внимания объяснялся их гиперактивностью. В США причину гиперактивности видели во всем подряд: от окружения, тяжелого рока и кофеина, содержащегося в кока-коле, до семьи и того «bête noire», школы, учиться в которой настолько скучно, что неудивительно, что ребенок либо зевает, либо бурно протестует. На самом же деле только 4% американских детей гиперактивны.

Не объясняются ли проблемы со вниманием причинами, скорее, физического порядка? В ходе недавних исследований (Доктора Алана Заметкина. — Прим. авт.) методом позитронной томографии проводились измерения метаболической активности мозга у двадцати пяти взрослых людей, каждый из которых был признан в детстве гиперактивным и у каждого из которых был по крайней мере один гиперактивный ребенок. Между представителями этой группы и обычными людьми из контрольной группы были обнаружены интересные различия. У гиперактивных не только в среднем на 8% медленнее протекают метаболические процессы, но и метаболические нарушения у них локализуются в лобной части коры головного мозга, на участке, заведующем функцией внимания. Таким образом была установлена связь между химией мозга и поведением и выявлен фактор наследственности.

Все же большинство людей верят, что окружение оказывает значительное влияние на внимание ребенка. Дом, любящие родители, внимательные учителя, тихая комната — все это, конечно же, важно. Джейн Хили в своей книге «Опасность для ума: Почему наши дети не думают?» утверждает, что телевизор, заставляя мозг реагировать на часто сменяющие друг друга изображения на экране, может разрушить способность ребенка к концентрации. Мелькание ярких образов и резкие возбуждающие звуки, пишет Хили, снижают способность реагировать на внешние стимулы. При таком режиме работы мозга мыслительные процессы происходят редко, поскольку деятельность определенных областей мозга подавлена беспокойством, высокий уровень которого поддерживается постоянным «треском и громом». По словам автора, со временем подобная привычка может вызвать ослабление наблюдательности, необходимой для концентрации внимания.

17. Что следует делать для борьбы с гиперактивностью и для восстановления внимания!

До недавнего времени гиперактивным детям давали маленькие дозы возбуждающих средств вроде метилфенидата, которые, как ни странно, оказывали на них успокаивающее действие. Подобное лечение, наряду с консультациями психологов, давало относительно хорошие результаты. Но разные побочные явления (повышенная возбудимость, бессонница, задержка психического развития) заставляли врачей применять упомянутые медикаменты с большой осторожностью. Лечение взрослых и пожилых людей теми же лекарствами давало смешанные результаты, поскольку в этом случае вступал в действие фактор «толерантности»: организм привыкает к химическим веществам и начинает постоянно требовать их для достижения первоначального эффекта. Такого рода побочное явление неприемлемо, не говоря уже о сопутствующих ему неприятностях с давлением, нарушениях аппетита и сна.

Проблемы со вниманием у взрослых иногда имеют свои корни в их раннем детстве, а иногда объясняются причинами психологического свойства — такими, как отсутствие интереса, одиночество, стресс, усталость или старость. Внимание может притупляться от успокоительных средств и других лекарств, вызывающих сонливость. Люди, испытывающие подобные трудности, часто прибегают к помощи стимулянтов вроде кофе и чая в надежде сохранить живость ума — но в большинстве случаев они слишком усердствуют и в результате достигают возбужденного состояния, несовместимого со вниманием.

18. Правда ли, что кофеин и табак помогают концентрации внимания!

В маленьких дозах зти вещества действуют как возбуждающие средства, но в больших — пагубно сказываются на памяти. Избыток кофеина в крови вызывает сердцебиение, нервозность, раздражительность, возбудимость, несовместимые с вниманием.

Люди, утверждающие, что не могут сосредоточиться без сигареты, являются жертвами стереотипа поведения, которого они так долго придерживались. Эта привычка служит настоящим препятствием для концентрации и влечет за собой множество неприятных последствий: табак вреден для сердечнососудистой системы и всех жизненно важных органов, в особенности для сердца и легких. Лучше выйти на свежий воздух и сделать несколько упражнений для стимуляции мыслительной деятельности. Особенно благотворно сказываются ма способности к размышлению пешие прогулки. Об этом говорят многие писатели и ученые, к которым приходило вдохновение во время одиноких прогулок на лоне природы.

19. Существуют ли лекарства для улучшения внимания!

По сей день не существует чудесного лекарства для борьбы с недостатком внимания, но люди могут развить способность к концентрации с помощью упражнений по расслаблению и тренировки наблюдательности.

20. Как можно развить внимание!

Нужно просто пробуждать в себе любознательность с помощью упражнений по тренировке наблюдательности. Обратить на что-либо внимание — это значит заставить работать свои чувства и мысли. Деятельность сферы чувств и мыслей в момент запоминания гарантирует качественную запись и последующее извлечение информации из памяти. Предлагаемый мной метод основывается на законах . природы: сначала мы постигаем наши впечатления. В процессе наблюдения вы должны быть чутки, зорки и сосредоточенны. Дабы вы могли сконцентрировать внимание на некоем объекте, последний должен волновать или интересовать вас.

Вы можете принять активное участие в процессе наблюдения: для начала задайте себе два основных вопроса:

— Нравится мне «это» или не нравится? (Эмоциональное осознание: какова моя реакция на «это»?)

— Что именно мне нравится или не нравится в «этом»? (Логическое осознание: чем объясняется моя реакция?)

Таким образом человек развивает избирательное внимание, то есть умение сосредоточиваться на отдельных предметах или их группах.

На занятиях по тренировке наблюдательности в качестве учебных пособий я использовала репродукции с картин художников девятнадцатого века: Мане, Дега, Ренуара и Моне. Кроме того, я анализировала серию из пяти французских гобеле-нон пятнадцатого века, которые очень похожи друг на друга и поэтому плохо поддаются различию и запоминанию — во всяком случае для человека, чей взгляд еще не научился игнорировать явное сходство предметов и сосредоточиваться на их мелких различиях.

Но, конечно, вы свободны в выборе учебных пособий для своих занятий. Сейчас мы с вами рассмотрим три картины М. С. Эшера. Сначала попробуем проанализировать одну из них таким образом, чтобы запечатлеть ее в памяти надолго и с максимальной точностью. Я сразу же включаю в работу избирательное внимание, формулируя в уме два основных вопроса: 1) нравится ли мне картина, кажется ли она мне интересной? (эмоциональное осознание) и 2) что именно нравится мие в ней, что именно пробуждает во мне интерес к зтой картине? (логическое осознание).

В первую очередь нужно определить общее настроение, которым проникнута картина — зто поможет вам ответить на оба поставленных вопроса. В светлых или темных тонах она решена? Реалистическая она или стилизованная? Серьезная или юмористическая? Что именно делает ее такой или иной?

Первая работа художника (рис. 1) носит название «Предопределение» — название ироническое, если учесть сюжет картины: на ней изображается длинная цепь из рыб и птиц, летящих и плывущих друг за другом по сложной замкнутой траектории, которая напоминает опрокинутую цифру «8», то есть символ вечности. (Визуальная аналогия стимулирует работу памяти.) Взгляд зрителя следит за белыми птицами, летящими в одном направлении, и черными рыбами, плывущими в противоположном. Оскал зубастых рыб становится все более выразительным и странным по мере приближения их к зрителю. Эта загадочная улыбка получает объяснение ближе к середине композиции, где пути птиц и рыб пересекаются и стремительно всплывающая к центру картины рыба неожиданно хватает зубами за горло птицу, взлетающую к той же точке.

Юмор и змоция, которыми проникнуто произведение, привлекают наше внимание, и мы хотим рассмотреть картину поближе.

При следующем приближении нам открывается высокое мастерство художника, создающего сложные узоры из перетекающих друг в друга форм: изображения белых птиц постепенно темнеют, деформируются и наконец превращаются в

изображения черных рыб, и наоборот. Эта метаморфоза происходит по мере движения созданий друг за другом по сложной замкнутой траектории. Разница их размеров свидетельствует о наличии прямой перспективы. Повсюду в картине чувствуется движение. Окончательное превращение птиц в рыб и наоборот происходит постепенно: через многочисленные промежуточные формы и бесчисленные оттенки белого, серог.о и черного цветов. Чем дольше вы рассматриваете и анализируете картину, тем более интересными кажутся вам отдельные детали: очертания крыльев и плавников, глаза и оскалы рыб. Несмотря на видимую жестокость сюжета — черная рыба (сила зла?) перегрызает горло белой птице (сила добра?) — картина не производит гнетущего впечатления. Двусмысленное игровое решение серьезной темы заставляет нас размышлять и удивляться...

После тщательного объективного исследования ваши собственные комментарии помогают вам закрепить в памяти более личные впечатления о наблюдаемом предмете. Вот на какие мысли наводит меня «Предопределение» Эшера: «Ничто не является на самом деле тем, чем кажется. Никогда не знаешь, чего ожидать. Каждый является одновременно ягненком и львом, черным и белым (со всеми оттенками серого) и находится в состоянии непрерывного изменения. Жизнь непредсказуема. Но она покажется куда более сносной, если мы не будем воспринимать ее слишком серьезно. Интеллект создает дистанцию между собой и жизнью, и таким образом возникает перспектива, в глубине которой жестокость обретает черты комичного». Кстати, не бойтесь интерпретировать увиденное на свой лад, предварительно тщательно проанализировав его и убедившись в справедливости и обоснованности ваших комментариев. Любое произведение искусства открыто для субъективного толкования, и это признавал сам Эшер: своей поклоннице, утверждавшей, что она видит в одной из работ художника символическое изображение «цепи перерождений», он сказал: «Мадам, если вы так видите, пусть это будет именно так!».

Однако хочу предостеречь: я настойчиво рекомендую интерпретировать произведение с помощью воображения только после тщательного анализа. Это единственный способ избежать привнесения в увиденное субъективных элементов, которые содержатся только в вашем воображении и могут исказить действительный замысел художника. Чтобы сохранить необходимый минимум объективности, при оценке произведения следует исходить из фактического материала. Предварительный анализ текста или картины не дает человеку уйти в область собственных фантазий.

Для рассмотренного произведения характерно в первую очередь стремительное движение линий, сокрытый в решении темы юмор и, кроме всего прочего, элемент неожиданности. Анализируя картину с точки зрения объективной и субъективной (как мы и сделали), мы надолго запечатлеваем ее в памяти. Динамика и эмоциональная насыщенность образов — как и юмор, которым проникнута картина — делают работу Эшера гораздо более запоминающейся, чем многие другие произведения с более нейтральными сюжетами. Проводимый на интеллектуальном уровне систематический анализ таких категорий, как сюжет, композиция, общее настроение и пр., способствует более высокой степени обработки информации. Активное участие внутреннего «я» человека в процессе наблюдения помогает лучшему запоминанию и пониманию материала.

Теперь давайте поучимся различать и запоминать предметы, кажущиеся на первый взгляд очень похожими. Это упражнение наглядно демонстрирует работу избирательного внимания: сознание учится отбирать специфическую информацию, сосредоточиваться на ней и анализировать воспринимаемый материал. В процессе сопоставления двух предметов мы в первую очередь должны выявить их общие черты, а затем сконцентрировать внимание на различиях. Две картины Эшера (рис. 2 и 3), представляющие два разных городских пейзажа, имеют явное сходство между собой. Наиболее заметно оно проявляется в расчленении композиции на прямоугольные объемы и плоскости (дома и поля). Я нахожу более разумным сначала детально проанализировать один пейзаж и только потом перейти ко второму в поисках специфических различий между ними, а не метаться от одного к другому, поочередно сравнивая между собой отдельные их элементы. Я начинаю с того, что составляю общее впечатление о картинах: обе они мне нравятся. Затем я стараюсь понять, что именно мне нравится в них. По ходу размышлений я привлекаю на помощь такие понятия, как сюжет, композиция, общее настроение и пр. Атмосфера, воссозданная на картине "Genazzanо, Аbrozzi" (см. рис. 2) кажется мне таинственной, фантастичной и несколько сумрачной. В безмолвном воздухе как будто чувствуется дыхание зимы: это суровый зимний пейзаж. Для того,

Рис. 2. Репродукция с картины М. С. Эшера «Genazzano, Abruzzi» (1929).