Сидя в обитом красным бархатом кресле в «Бэрри-бистро», Фэйт взглянула на Габриеля поверх меню и спросила:

— Это свидание?

Он немного смутился, но потом улыбнулся в ответ.

— Да, если ты не имеешь ничего против.

— Нет, — ответила она. — Сейчас как раз самое время.

И время действительно настало. Фэйт так и не разобралась в том, что происходило между ней и Габриелем в течение последних нескольких недель, но ей не хотелось думать об этом. Ведь он осыпал ее поцелуями и дарил ей свое внимание. А ремонт особняка подходил к своему логическому завершению. Фэйт никогда в жизни не была так счастлива.

— Я хочу отпраздновать, — сказала она.

— Что именно? То, что пресса наконец успокоилась?

— Да. — Фэйт дотронулась до руки Габриеля, которая лежала на столе. — А еще я должна поблагодарить тебя за поддержку. — Премилое местечко. Фэйт огляделась: посетители потягивали земляничный лимонад, макали хлеб в оливковое масло и обменивались местными сплетнями. На каждом столике стояла вазочка со свежими цветами и свечи. — Это здесь познакомились Генри и Элизабет?

Габриель кивнул.

— Раньше это место называлось «Кафе на углу», но «Бэрри-бистро» звучит солиднее.

— Перемены всегда к лучшему.

— Пока в меню есть ягодный ром, я переживу любые перемены.

Фэйт неотрывно смотрела на него, и ее сердце трепетало от нежности. Это оно. Это тот самый мужчина. Ее единственный. С каждой минутой Фэйт все больше в этом убеждалась. А как он целуется… Она глотнула воды, но это ничуть не охладило ее пыл.

— Генри сказал мне, что тебе предложили новую роль. Не хочешь выпить за это?

— На «Слезы Юпитера» написано множество хороших отзывов, говорят, этот фильм принесет большие доходы. Но я не заинтересована в том, чтобы продолжать актерскую карьеру.

На несколько мгновений воцарилась тишина.

— Ты уверена?..

— Абсолютно. — У Фэйт не осталось уже никаких сомнений. Впервые в жизни она была уверена в правильности своего выбора.

— В таком случае, что тебе нужно? — спросил Габриель.

Ты.

Ей был нужен Габриель.

— Гэйб? — произнес решительный женский голос.

К их столику подошла привлекательная женщина с длинными светлыми локонами. Джинсовая юбка выгодно подчеркивала ее бедра. Черная кофточка красиво облегала грудь. Фэйт внутренне напряглась. И что нужно от Гэбриеля этой вертихвостке?

Пусть только попытается. Фэйт выпрямилась.

Габриель поднялся с кресла.

— Лана?

— Я сразу тебя узнала. — Женщина поцеловала его в щеку. — Мы сто лет не виделись.

Фэйт наблюдала за их разговором. Габриель был настроен дружелюбно, но сохранял дистанцию.

— Ты по-прежнему живешь в, Сиэтле? — поинтересовался он.

Лана кивнула.

— Я только вчера приехала. Я собираюсь в Сан-Франциско и по пути решила проведать мать.

Габриель указал рукой на Фэйт.

— Я хочу тебя кое с кем познакомить.

Фэйт улыбнулась.

Женщина отреагировала не сразу.

— Так, значит, за этой фотографией, опубликованной в скандальной газете, действительно что-то кроется. Рада за вас.

Казалось, она сказала это искренне. Фэйт поднялась и протянула руку.

— Фэйт Эддисон.

— Очень приятно, — произнесла женщина, ответив на рукопожатие. — Лана Логан.

— Вы кузина Габриеля? — спросила Фэйт.

Лана рассмеялась.

— Вовсе нет.

Габриель хмуро посмотрел на Фэйт.

— Лана — моя бывшая жена.

Бывшая жена?! Весь мир Фэйт пошатнулся.

Она в замешательстве смотрела на него и не знала, что сказать.

В семье Эддисон слово развод считалось ругательным. Никто из ее родственников никогда не разводился. Не было даже пар, которые неофициально расходились друг с другом. Ни один из ее прежних женихов не был разведен. Несмотря на все свои промахи, Фэйт точно знала, что не стоит возлагать надежд на мужчину, который однажды уже потерпел неудачу в свадебной лотерее.

Острое ощущение потери повергло ее в уныние.

— Приятно было познакомиться, Фэйт. — Лана на прощание чмокнула Габриеля в щеку. — Всего хорошего.

— Тебе тоже, Лана, — ответил он. — Будь осторожна за рулем.

Он стер со щеки след губной помады и снова уселся в кресло.

— Прости, как-то неудобно получилось…

— Все в порядке. — Фэйт понимала, что говорит довольно резко, но ничего не могла с собой поделать.

— Надеюсь, я не смутил тебя тем, что познакомил с Ланой. — Прежняя Фэйт уверила бы его, что все в порядке, и поспешно ретировалась бы домой.

— Нет. — Она вздернула подбородок. — Жаль, что ты не сделал этого раньше.

Маленькая складочка появилась на лбу у Габриеля.

— Я не мог. Ты же слышала, что сказала Лана.

Она только вчера приехала.

— Нет, я имею в виду… — Что она имеет в виду? Надо было сразу сказать мне, что ты в разводе.

Он пожал плечами.

— Прости меня.

Фэйт не почувствовала ни малейшего облегчения.

— Я очень переживал из-за развода. — Габриель смотрел ей прямо в глаза. — Нам с Ланой было всего по восемнадцать лет, когда мы поженились. Мы были слишком молоды и наивны и не понимали, какую ответственность на себя берем. Мы не прожили вместе и года.

Фэйт по-прежнему было тяжело на душе. Она хотела понять Габриеля.

— Всегда есть другой выход, — возразила Фэйт. Надо было попытаться найти компромисс.

— Благодаря тебе я узнал, что это такое. — Габриель посмотрел на Фэйт так, что она от смущения поджала пальцы на ногах. Только этого не хватало. За что бы мы ни брались, во всем нужно было достигнуть компромисса.

Это была чистая правда. Фэйт мысленно вернулась к первому дню их сотрудничества.

— Викторианский стиль в противовес крестьянскому.

— Порой уступать было сложно, но благодаря этому мы создали настоящий шедевр. — Жилка пульсировала у него на шее. — Что касается моей семейной жизни, все было совсем по-другому. У меня были свои собственные представления о том, как надо устраивать жизнь, и я часто решал за Лану, не интересуясь, чего хочет она. Я мечтал пройти весь свой жизненный путь рука об руку с одной женщиной, но все кончилось разводом в девятнадцать лет.

— Так, значит, ты веришь, что супруги должны быть вместе до конца своих дней? — Фэйт затаила дыхание, предвкушая его ответ.

— Верю.

Она выдохнула.

— Я тоже.

Неожиданно ей стало все предельно ясно. Она не ошиблась в Габриеле Логане. Этот мужчина ее вторая половина. Осталось только выбрать подходящее время и сказать ему об этом…

Гэйб ждал удобного момента, чтобы предложить Фэйт остаться в Бэрри-Пэтч. Он не собирался снова упустить свое счастье. Ремонт завершен.

Скоро она соберет чемоданы и уедет. Сегодня или никогда.

Гэйб все тщательно спланировал. У подножия дерева, где они впервые увидели друг друга, он сделает ей предложение. Они могут расписаться на озере Тахо, так как мать Фэйт не любит путешествовать, а после медового месяца приедут жить в Бэрри-Пэтч. Они поселятся вместе с Фрэнком в особняке, а через пару лет появятся дети.

Они будут самой лучшей семьей, которая будет жить в самом лучшем доме и в самом лучшем городе.

Фэйт в восторге бегала из комнаты в комнату.

— Уилл глазам своим не поверит!

— Твой брат приезжает сюда?

Она кивнула.

— И отец тоже.

Гэйб улыбнулся. У него будет возможность официально попросить ее руки.

— Зачем?

— Посмотреть дом. — Фэйт прижала руки к груди. — Жду не дождусь, когда же они наконец увидят «Гэйблз инн».

Улыбка исчезла с его лица.

— Так я его назову. — Она вся сияла. — Все просто чудесно! Это будет настоящая жемчужина среди других гостиниц нашей фирмы.

Все шло по намеченному плану, но Гэйбу было не по себе, и он никак не мог понять, почему.

— «Отели и курорты Старр» — это ваш семейный бизнес.

— Да.

— Но особняк принадлежит лично тебе.

— Это ненадолго. — Фэйт задумчиво огляделась. Я продаю его им.

Гэйб был ошеломлен.

— Почему?

— Это часть моего плана. — Она провела рукой по деревянным перилам. — Но мне будет не хватать этого дома. Он стал мне почти родным. — Фэйт вздохнула. — Зато для семейного бизнеса это будет очень выгодное вложение денег. Когда я буду заезжать в Бэрри-Пэтч по делам, я всегда буду останавливаться именно здесь.

Фэйт была полна радости и счастья.

— Знаешь, мои родные давно уже пытались уговорить мисс Лараби продать им особняк, но она упорно отказывала им, так как обещала дом своему другу. А мне удалось убедить ее!

— У нее действительно был другой покупатель. Гэйб весь напрягся. — Это я.

Фэйт широко раскрыла глаза от удивления.

— Что?

— С самого детства я мечтал владеть этим особняком, — объяснил он. — Мисс Лараби обещала продать дом мне, но тебе она не смогла отказать.

Фэйт побледнела и наморщила лоб.

— Я этого не знала, — сказала она. — Почему ты мне ничего не сказал?

— Генри сообщил мне, что ты собиралась продать дом тотчас же после ремонта. Я думал, что смогу выкупить его у тебя.

— Так все это время ты надеялся, что я продам тебе дом?

Гэйб молча кивнул.

— Понимаю. — Ее голос чуть дрогнул.

— Действительно ли ты понимаешь меня, Фэйт? — с чувством спросил Гэйб. — Этот дом предназначен не для туристов и приезжих, а для семьи. Муж и жена должны воспитывать здесь своих детей.

Гэйб понял, что он сам себя обманывал.

Он заглянул в глаза Фэйт.

— Здесь должна была жить моя семья.

Она вздрогнула.

— Так, значит, все, что между нами было, — это не более чем сотрудничество?

— Я не знаю. — Мысль о погибшей мечте застила Гэйбу глаза, но по крайней мере он сохранит свою гордость. — Ты ведь в любом случае не собиралась оставаться в Бэрри-Пэтч.

— Не собиралась.

Слова срывались с ее губ, словно стрелы, и с размаху вонзались в каменную стену, окружавшую его сердце.

— Ты хотела продать мотель фирме отца.

— Хотела.

Эта стрела проделала заметную брешь в непрочной стене вокруг сердца Гэйба.

— Ты собиралась работать в этой фирме.

— Да.

Последняя вонзилась в самое яблочко. Стена рухнула, сердце Гэйба принадлежало Фэйт. Но у него не было шансов обладать ни ею, ни домом.

— Что ж, ты получила все, что хотела, не так ли? — с горечью произнес он и ушел.

— Ты уверена, что действительно этого хочешь, Фэйт? — спросил ее отец.

Она уже ни в чем не могла быть уверена.

Все, чему она верила, на что надеялась, чего ждала, испарилось. В ее сердце, где еще совсем недавно царила гармония и любовь, теперь было пусто. Может быть, дома ей удастся забыть обо всем — по крайней мере сделать вид, что все забыто, — и раны на сердце заживут.

— Уверена. — Фэйт вытащила из-под кровати последний чемодан и раскрыла его. — Мне больше незачем здесь оставаться.

— Отлично! Мы все так рады, что ты наконец-то вернешься домой, — сказал Уилл. — Твоему будущему племяннику или племяннице понадобится любящая тетушка, которая будет за ним ухаживать.

Они оба были так счастливы, а Фэйт хотелось плакать. Она с трудом заставила себя улыбнуться.

— Я жду этого с нетерпением.

Но на душе у Фэйт было одновременно и сладко, и горько. Ах, если бы она возвращалась сейчас к своей собственной семье — к мужу, детям и огромному псу по имени Фрэнк!

Слезы выступили у нее на глазах. Фэйт смахнула их.

— Сестренка, у тебя все в порядке? — спросил Уилл.

— Я… — Фэйт посмотрела в окно на особняк — особняк, который был нужен Габриелю больше, чем ее любовь, — и на мгновение закрыла глаза. Все будет хорошо, как только я вернусь в родное гнездышко.

И уеду отсюда, от этого дома, от Габриеля.

Габриель Логан такой же корыстный, как все.

Он не стоит ее слез.

Как она такое допустила? Как она могла повторить старые ошибки?

Ей просто хотелось верить, вдруг поняла Фэйт.

Надо было смотреть на вещи трезво, — Лучше тысячу раз подумать, чем принять не правильное решение и потом раскаиваться, — сказал Уилл.

— Твой брат прав, — согласился отец. — Не так-то просто расстаться со своим детищем. Поэтому у нашей фирмы столько недвижимости.

Фэйт захлопнула чемодан.

— Вот я и готова.

Уилл поднял его:

— Я унесу его в машину.

— Спасибо, — поблагодарила Фэйт.

Отец с любовью посмотрел на нее.

— Дочка, нам нужен этот особняк, но последнее слово за тобой. Что бы ты ни решила, ты будешь работать в нашей фирме. Твой новый кабинет уже готов.

— Спасибо, папа, — тихо сказала Фэйт. — Дай мне еще несколько минут. Я должна кое-что сделать.

— Хорошо, дорогая. — Он поднял с пола спортивную сумку. — Как же удобно иметь корпоративный самолет: мы никогда не опаздываем на рейс.

Гэйб сидел на парадном крыльце особняка. Потрепав Фрэнка по голове, он задумчиво сказал:

— Вот такие дела, парень.

Пес тявкнул и перевернулся на спину.

— Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. — Гэйб вытащил из кармана ключ от входной двери и уставился на него. Он столько лет лелеял свою мечту, а сегодня она разбилась вдребезги. Гэйб подбросил ключ и поймал его. Жаль, что не все в жизни получается так же легко. — Но мы с этим справимся.

Фрэнк с недоверием взглянул на хозяина.

— Мы справимся, — повторил Гэйб. — Это всего лишь дом. А Фэйт — всего лишь…

Красивая, умная женщина, одна на миллион.

И она не собирается жить в городке Бэрри-Пэтч, штат Орегон. И Гэйб ей не нужен. При этой мысли у него защемило в груди.

Фрэнк поднялся и завилял хвостом.

— Что случилось? — спросил его Гэйб.

Пес нетерпеливо запыхтел.

По дорожке в сторону дома шла Фэйт.

— Привет.

Гэйб выпрямился.

Она погладила Фрэнка по голове. Пес смотрел на нее с нескрываемым обожанием. Гэйб испытал приступ ревности. К собаке! Глупость какая.

— Я буду скучать по тебе, Фрэнк, — сказала Фэйт.

И тут Гэйб наконец понял. Она пришла, чтобы в последний раз сказать «до свидания».

Гэйб протянул ключ Фэйт.

— Оставь его себе.

Гэйб в недоумении уставился на Фэйт.

— Зачем он мне? Вся работа сделана.

— Я хочу…

Остаться. Его пульс участился.

— Продать тебе особняк.

Гэйб шумно выдохнул.

— Что ты сказала?

— Я хочу продать тебе особняк. — Их глаза встретились. — Конечно, если ты не передумал.

— Да, но что думает по этому поводу твоя семья?

— Я… ммм… я им еще не сказала.

Гэйб еще больше удивился.

— Но ведь ты купила дом только затем, чтобы перепродать его фирме отца!

Она пожала плечами.

— Так ты согласен или нет? — нетерпеливо переспросила Фэйт, выделяя интонацией каждое слово.

— Согласен.

— Теперь у тебя есть все, что тебе нужно для полного счастья, — заметила она. — Сделкой будет заниматься специальный агент по недвижимости, так как я… уезжаю. Сегодня я улетаю домой вместе с отцом и Уиллом.

Гэйб был потрясен: Фэйт сделала ему подарок, о котором он и мечтать не мог. Теперь у него есть пес. Есть дом. Единственное, чего не хватает, это… жены.

Гэйб с благодарностью посмотрел на Фэйт. Эта красивая, умная, целеустремленная женщина была ему так дорога, но он ей не нужен, и сегодня она навсегда уедет из Бэрри-Пэтч. Гэйбу стало невыносимо тяжело и горько.

— Я даже не знаю, что и сказать, кроме «спасибо».

— Пожалуйста.

— Ты будешь иногда заезжать сюда?

— Нет.

Минуту назад сбылась его заветная мечта, но Гэйб чувствовал в душе какую-то пустоту.

Она открыла было рот, чтобы что-то сказать, но осеклась.

— Вот, пожалуй, и все.

Уговори ее остаться. Нет, это было бы большой ошибкой.

— Наверное, ты права.

Фэйт чмокнула Фрэнка в самую макушку.

— Надеюсь, ты будешь счастлив в своем новом доме.

— Буду. — Гэйб не знал, что говорить, и с трудом подбирал слова. — Удачи тебе в твоей новой работе.

Фэйт сжала губы.

— Спасибо.

Гэйб вдруг заметил, что они до сих пор держатся за руки, и отнял руки.

— Прощай, Фэйт Эддисон.

Ее взгляд стал мягче.

— Прощай, Габриель Логан.