— Отличная работа, Фэйт, — похвалил Эдди, стоя в залитом солнцем дверном проеме.

Фэйт бросила последние куски старой штукатурки в тачку, отчего поднялась пыль и девушка запачкалась еще больше. На этот раз она не кинозвезда и не младшая сестренка. Сейчас Фэйт — такая же работница, как и все остальные члены бригады Гэйба, и она должна внести свой вклад в общее дело.

Она подняла руку в перчатке и сняла шлем.

— Спасибо.

— Да нет, это тебе спасибо! — Эдди расплылся в улыбке. — Мы опережаем график, и это твоя заслуга!

Ей было приятно слышать это. Фэйт была уверена, что допустила пару ошибок и к тому же испортила резьбу, но она и сама удивлялась, как много работы ей удалось выполнить. Фэйт и не думала, что другие тоже это заметили.

— Правда?

— Правда.

Она улыбнулась. Всю неделю она провозилась в пыли и грязи, но время пролетело незаметно.

Пять дней подряд Фэйт махала молотком и выносила из дома обломки и строительный мусор.

Мышцы и спина ныли. Руки были покрыты царапинами и ссадинами. Только благодаря перчаткам на ее ладонях не было волдырей и мозолей. Услышав похвалу Эдди, Фэйт вдруг поняла, что ее труд не напрасен.

— Тогда я, пожалуй, продолжу работу.

— Я тоже, — Эдди оглянулся назад, — пока шеф не поймал меня и не подумал, что я отлыниваю.

Фэйт схватилась за ручки тачки, подняла ее и покатила на задний дворик. По спине стекала струйка пота, а на лбу выступила испарина. Как назло, именно на этой неделе в Орегоне жаркая погода.

Фэйт все бы отдала, если бы пошел теплый дождь…

Везя тачку к мусорному баку, она взглянула на крыльцо около столовой. Фрэнк лежал в тени на подстилке. Рядом стояли миски с едой и водой.

Пес грустно посмотрел на Фэйт, будто виня ее в том, что его посадили на цепь, но не вскочил и не залаял. Тем не менее Фэйт предпочитала держаться на расстоянии и сделала большой крюк.

Вывалив мусор в бак, Фэйт присела на парадное крыльцо. Она убрала со лба прилипшие волосы и жадно отхлебнула ледяной воды из бутылки.

Фэйт чувствовала себя уставшей, но работа ей нравилась.

Крыльцо скрипнуло. Фэйт уже привыкла, что дом общается со всеми на своем особенном языке, и теперь ей не надо было даже оборачиваться — она и так знала, кто пришел.

Фэйт убрала бутылку и произнесла:

— На террасе все сделано.

— Значит, мы перевыполняем план.

От Габриеля Логана не дождешься похвалы, но Фэйт уважала его за умение принять вовремя нужное решение, за серьезный подход к работе и за стремление сделать все в срок и качественно. Теперь она не сомневалась в том, что Габриель — действительно лучший подрядчик в городе и что она не ошиблась, предпочтя его кандидатуру.

Габриель присел рядом с ней.

— Как твои руки?

— Нормально, — ответила Фэйт. — Благодаря перчаткам, которые я позаимствовала у Элизабет.

— Можно взглянуть?

Вопрос удивил ее. Габриель научил ее работать с инструментами и с тех пор сохранял дистанцию.

Иногда он заходил, чтобы удостовериться, что все в порядке, но не более того. Никакой пустой болтовни, Габриель даже никогда не обедал вместе со всеми. Его интересовал только ремонт.

И Фэйт была очень этим довольна.

Она поставила бутылку на ступеньку и сняла перчатки. Руки были влажные и немного грязные, но волдырей не было.

— Видишь, все в порядке.

Он внимательно осмотрел ее ладони и каждый палец. Когда Габриель провел подушечкой большого пальца по ее руке, Фэйт почувствовала, какая грубая у него кожа, но поглаживание успокаивало ее. Нежность, с которой Габриель осматривал ее руки, удивила Фэйт.

— С руками все нормально, но ты должна быть осторожнее.

Фэйт кивнула.

Ей действительно следует быть осторожнее, но ее беспокоили не столько руки, сколько близость Габриеля. Находясь рядом с ним, Фэйт вся трепетала, ее сердце колотилось как бешеное, а дыхание учащалось. Хотя это может быть и из-за жары.

Фэйт облизнула губы.

— Элизабет сказала мне то же самое, когда я просила у нее перчатки. Она рассказала мне, во что превратились руки Генри, когда он впервые принялся за работу на ферме.

— Она и о пчелах тебе рассказала?

Последовавший смешок заинтриговал Фэйт. От Габриеля не только похвалы, но и улыбки не дождешься.

— Нет, — ответила Фэйт.

— Пусть Генри расскажет тебе про это.

— Хорошо, я его попрошу. — Фэйт опустила глаза и вдруг поняла, что Габриель все еще держит ее руку в своей. Интересно, Габриель случайно или намеренно не выпускает ее ладонь?

Чувствуя, что краснеет, Фэйт отняла руку, потянулась за бутылкой и опустошила ее.

Казалось, Габриель ничего не заметил. Должно быть, Фэйт слишком много внимания уделяет мелочам. Проклятье. Она больше не хочет быть королевой скандалов и душевных драм, пусть это останется в прошлом, в Голливуде.

— Ты много времени проводишь у Генри и Элизабет, — сказал Габриель.

Откуда ему известно, где Фэйт бывает по вечерам?

— У них новый душ с гидромассажем, — объяснила она. — Это снимает усталость, и мышцы не так болят.

— Можно временно установить здесь горячий душ.

— Я хожу к Генри и Элизабет не только ради того, чтобы принять горячий душ. Мне приятна их компания. К тому же каждый вечер ужинать в одиночестве в каком-нибудь кафе мне быстро надоест.

— Тебе надо развеяться, — сказал Габриель. Посмотреть город.

Фэйт с удовольствием побродила бы по Бэрри-Пэтч и исследовала бы все его закоулки. Побывала бы в «Виноградной лозе» — местном баре, о котором как-то упомянули работники из бригады Габриеля. Отведала бы ягодного рома в бистро на углу. Зашла бы в кафе-мороженое и заказала бы молочный коктейль с шоколадом и тертым фундуком.

Но ее могли узнать, и Фэйт не хотела рисковать.

— Как-нибудь потом.

Фэйт стала ковырять ногтем этикетку на бутылке, чтобы не встречаться взглядом с Габриелем… и чтобы не отодвигаться от него.

— Ты собираешься сегодня к Генри?

— Я еще с ними не договаривалась.

— Разве можно сидеть одной дома в пятницу вечером? — сказал Габриель. — Надо обязательно куда-нибудь сходить, тебе не кажется?

О боже. Он снова пытается назначить ей свидание. Фэйт поджала пальцы ног. В тот раз ей очень хотелось согласиться, но она подавила в себе это желание. На этот раз Фэйт захотелось сказать «да» еще больше.

Но сможет ли она? И стоит ли?

— Я… — Язык перестал слушаться Фэйт, будто ей снова было тринадцать лет.

Габриель улыбнулся, отчего у него около глаз появились маленькие морщинки.

— Ты и сама понимаешь, что тебе нужно немного отдохнуть.

Фэйт хотела возразить, но вместо этого покорно кивнула, — Вот и отлично. — Габриель улыбнулся еще шире, и вздох сорвался с губ Фэйт. — Уверен, Генри и Элизабет с удовольствием показали бы тебе город, Генри и Элизабет?

У Фэйт сердце ушло в пятки. Затем оно пробило деревянное крыльцо и устремилось к самому центру Земли.

Это вовсе не попытка назначить свидание. У Габриеля этого и в мыслях не было.

— С другой стороны, в прогулке хорошего мало.

Габриель удивленно поднял брови. Фэйт казалось, что его взгляд проникает в самую ее душу.

— Почему?

Потому что я хочу идти в город только с тобой.

Слава богу, у Фэйт была еще одна веская отговорка, чтобы не выходить в город:

— Меня могут узнать.

— Уже узнали.

— Откуда?

— Ты ведь работаешь в особняке, часто выходишь на улицу, иногда сидишь на крыльце. — Он махнул рукой в сторону дороги. — Посмотри, какая образовалась пробка.

Фэйт взбежала по ступеням на крыльцо и присела спиной к улице.

— Как они меня узнали?

Габриель поднялся.

— Не знаю. Но я предупредил своих работников, что твое пребывание здесь должно оставаться в тайне. Я за них ручаюсь.

Фэйт немного успокоилась, но вряд ли одних заверений Габриеля будет достаточно.

Родные думают, что она отправилась на ранчо к подруге и пробудет там довольно долго. Если они хоть краем уха услышат о мотеле…

— Ты уверен, что ребята послушаются тебя?

Он пожал плечами.

— В маленьких городах люди не спускают глаз друг с друга и помогают друг другу по мере возможности.

— То есть я стала для жителей своей?

— Я бы так не сказал, — ответил Габриель. — Скорее, ты теперь — местная знаменитость, которой они ни с кем не захотят делиться.

— Так все-таки мне можно перестать скрываться? — спросила Фэйт. И я могу обедать в ресторане, вместо того чтобы заказывать еду на дом?

— Осторожность не помешает, но не преувеличивай. Нет смысла дефилировать по улицам в камуфляже, в котором тебя все равно узнают, или притворяться, что ты — это не ты.

Габриель был прав.

— Так ты решилась? — спросил он напоследок.

Фэйт никак не могла взять в толк, почему ему так хочется, чтобы она прошлась по городу.

— Решилась на что? — Из дома вышла Берни. На ней был мешковатый джинсовый комбинезон, покрытый белой пылью, и видавшая виды футболка желтого цвета. Волосы были гладко зачесаны назад и убраны в хвост. Если бы не женский голос, высокие скулы и маленькие руки, она сошла бы за парня. — Фэйт, я вижу, мой старший брат не дает тебе покоя?

— Да нет, он пытается уговорить меня погулять сегодня вечером.

— Он прав, — согласилась Берни. — По пятницам мы всегда заканчиваем работу пораньше, расходимся по домам, принимаем душ и встречаемся в «Виноградной лозе», чтобы вместе поужинать.

Там подают пиво и гамбургеры.

— Фэйт не хочет в «Виноградную лозу», — сказал Габриель.

— Вообще-то, — возразила Фэйт, — хочу. Генри рассказывал мне про этот трактир. Если верить его словам, это премилое местечко.

— Отлично, — улыбнулась Берни. — Отсюда можно дойти пешком. Трактир находится на Центральной улице, прямо возле банка.

Габриель поджал губы.

— Жаль, что ты не можешь присоединиться к нам, братишка. — Берни по-дружески толкнула его в плечо. — По пятницам Гэйб встречается с пикантными дамами.

С пикантными дамами. Фэйт это нимало не удивило.

— До окончания рабочего дня еще как до Китая пешком, — прервал он Берни. — Тебе разве нечем заняться?

— Какая муха тебя укусила? — ответила она. Надеюсь, Сэлли дает тебе все, что нужно, чтобы быть в нормальном состоянии.

При этих словах Габриель так посмотрел на Берни, что Фэйт решила: лучше не думать о том, что именно Сэлли собирается дать ему этим вечером.

— Фэйт, — обратилась к ней Берни, — я передам Ти Джею и Эдди, что ты придешь сегодня в «Виноградную лозу». Мы обычно собираемся в пять с небольшим.

— Если будет поздно, пусть кто-нибудь проводит тебя до дому, — добавил Габриель.

Фэйт с удивлением посмотрела на него.

— Ты говоришь то же, что мой старший брат Уилл, — произнесла Фэйт. — Так вот каков ты с сестрами!

— Еще хуже, — пожаловалась Берни и тут же исчезла в доме.

На шее Габриеля пульсировала жилка.

Фэйт не удержалась и улыбнулась.

— Не волнуйся, я буду осторожна.

— И держись подальше от Ти Джея.

А вот грубый тон тут неуместен. Фэйт не должна обращать на это внимания… Нет, должна.

Габриель весь покраснел от негодования.

Фэйт еле удержалась, чтобы не рассмеяться ему в лицо. Не хотела бы она оказаться на месте его сестер!

— Я, пожалуй, вернусь к работе, чтобы закончить пораньше и успеть подготовиться к своей первой ночи в этом городе.

Сказав это, Фэйт встала и направилась в дом.

Габриель ничего не ответил и проводил ее глазами. На полпути она обернулась и окликнула его:

— Гэйб?

— Что? — спросил он.

— И ты будь осторожен этим вечером.

— Я же не девушка, которой надо добираться до дома по темным улицам.

— Нет, — согласилась она. — Но смотри, как бы пикантная дама не обожгла тебя своим острым языком.

— И о чем ты только думал?

Гэйб разгружал тюки сена и носил их в амбар на ферме Уилер Бэрри. Он не был здесь с того самого дня, когда приехала Фэйт. Все это время Генри не отвечал на его телефонные звонки.

Забравшись на свой новенький сверкающий трактор модели «Джон Деер», Генри Дэйвенпорт любовно протирал его замшевой тряпочкой.

— Думаешь, надо было выбрать марку «Кубота»?

— Я говорю вовсе не о твоем новом тракторе. — Гэйб понизил голос, чтобы Элизабет, ее сестры или брат не услышали его. — Я имею в виду Фэйт Старр.

Генри посмотрел на Гэйба сверху вниз.

— Как она тебе?

— Я думал, она выше ростом. — Капельки пота стекали по спине Гэйба. Должно быть, это из-за жары. Еще совсем недавно Гэйб собирался отговорить ее принимать участие в работе. Вместо этого сегодня он держал руки Фэйт в своих ладонях и чуть не назначил ей свидание. Гэйб обладал репутацией уравновешенного человека, но на этот раз с ним творилось что-то невообразимое. — Какого черта ты не сказал мне, кто такая на самом деле эта Ф. С. Эддисон?

— Она попросила меня об этом.

— Но я же твой друг!

— Она тоже. — Генри с упоением полировал трактор.

Гэйб глотнул воды из бутылки.

— Здесь, в Бэрри-Пэтч, она чужая.

Генри сосредоточил все свои усилия на том, чтобы оттереть грязное пятно на дверце трактора.

— Возможно, Фэйт Старр действительно чужая здесь. Но только не Фэйт Эддисон.

— Не вижу никакой разницы.

— Ах да, конечно! Ты же у нас первоклассный психолог и прекрасно разбираешься в людях! — Генри взглянул на друга. — Фэйт сказала, что все идет хорошо.

— Это она так думает.

— А ты?

Гэйб пожал плечами.

— Могло быть и хуже.

И это было действительно так. Хорошо, что Фэйт не пожелала настелить везде паласы, выкрасить стены в розовый цвет и застеклить крышу.

Хорошо и то, что она не стала настаивать на том, чтобы побелить деревянную отделку. То, что Фэйт вмешалась в работу, на самом деле не так уж страшно. Возможно, Гэйб слишком придирчив к ней. Он взвалил на спину очередной тюк сена.

— Чтобы женщина вызвала в тебе целую бурю эмоций — такого еще не бывало! — Генри внимательно изучал Гэйба. — Я смотрю, она сразила тебя наповал?

Гэйб уронил тюк.

— Сначала — да. До тех пор, пока я не знал, кто она такая.

Генри слез с трактора.

— Мне очень жаль, что так получилось с особняком, Гэйб. Если бы я знал, что ты мечтаешь приобрести его, я бы ни за что не рассказал о нем Фэйт.

Гэйб поднял с земли сено и положил тюк в амбар.

— Я знаю.

— Чтобы загладить свою вину, я придумал, как тебе заполучить особняк.

— Я весь внимание.

Генри ухмыльнулся.

— Женись на Фэйт.

У Гэйба даже челюсть отвисла.

— Ты что, с ума сошел?

— По-моему, отличная идея.

— Это глупо. — Гэйб точно знал, какая жена ему нужна. — Ты потерял рассудок.

— Последний раз, когда я проверял, он был на месте. Хотя Элизабет, пожалуй, согласится с тобой, — ответил Генри. — Вы с Фэйт — прекрасная пара. У вас были бы красивые дети. — Он выпятил грудь. — А я был бы их крестным отцом.

Гэйб закатил глаза: Генри есть Генри.

— У меня свои планы.

— И какие же? — поинтересовался Генри.

— Планы на будущее. — Гэйб потер шею. — И Фэйт в них совсем не вписывается.

— Ты не дом строишь, а свою жизнь, — возразил Генри. — Невозможно прожить жизнь по плану.

— До сих пор мне это удавалось.

И Гэйб гордился этим. Он никогда не станет таким, как его отец. У Гэйба все расписано. Только один человек стоит на его пути — и это Фэйт.

— Что еще скажешь? — спросил Генри.

— Такая женщина, как Фэйт Старр, ни за что не останется в Бэрри-Пэтч.

— Такому мужчине, как ты, вовсе не обязательно жить здесь.

— Это мой дом, — ответил Гэйб. Как ни старался он смягчить голос, его слова прозвучали грубо. И я хочу провести всю свою жизнь именно в этом городе.

Генри пожал плечами.

— В таком случае единственное, что тебе остается, — это купить дом у Фэйт.

— Можно подумать, она собирается его продавать.

Хитрая улыбка осветила лицо Генри, отчего он стал похож на Чеширского кота.

У Гэйба бешено заколотилось сердце.

— Так она хочет продать дом?

Генри кивнул.

— Почему? Когда?

— Об этом известно только ей одной, — ответил Генри. — Я и так слишком многое тебе рассказал.

От неожиданности Гэйб словно язык проглотил.

— Я никому ничего не скажу.

Его мечта возродилась из пепла. Все, что Гэйбу надо сделать, — это убедить Фэйт, что лучшего покупателя, чем он, не найти.

Кроме того, Гэйбу придется быть внимательным и любезным с Фэйт.

Это не так уж сложно. Тем более она работает с энтузиазмом. Гэйбу нравится ее азарт. Ее улыбка.

Ее тело.

Совсем нетрудно будет войти в доверие к красивой женщине, если не забывать, что поставлено на кон.

И однажды, когда Фэйт уедет из Бэрри-Пэтч, дом достанется ему. У Гэйба уже есть пес. Не хватает только одного. Жены.