Он наконец-то появился в ее жизни — ее долгожданная любовь. Она провела в одиночестве целую вечность, сидя взаперти в мрачной неприступной башне.

В ее комнату через окно забрался темноволосый рыцарь. Высокий, мужественный, принадлежащий ей одной.

Он склонился у ее ног, и его оружие звонко стукнулось о каменный пол. Он победил огнедышащих драконов и вскарабкался по отвесной стене, опутанной колючим терновником, чтобы спасти ее. Всегда к вашим услугам, миледи.

Сердце готово было выскочить из ее груди. Она в волнении сжала руки.

Он поднял забрало, обнажив мужественный подбородок, широкие скулы, полные губы.

Она затрепетала от восторга. Наконец-то она увидит его лицо…

В этот момент зазвенел будильник, и Фэйт разочарованно открыла глаза. Она отключила будильник и посмотрела на часы: шесть пятнадцать.

Работа начинается в половине седьмого. Рыцарю снова придется подождать: у нее нет времени на то, чтобы досмотреть волшебный сон.

Вместо салона красоты Фэйт ожидает работа в ее личном особняке — в ее личном мотеле, поправилась она, — и, сознавая это, она была довольна как никогда.

Несколько минут спустя Фэйт уже подходила к дому и увидела, что ребята сидят на крыльце.

— Гэйб принес кофе. — Берни подняла чашку, и много всякой всячины.

Эдди достал из розовой коробки плитку шоколада.

— Надо же хоть как-то скрасить начало рабочей недели.

— Фэйт, — подал голос Ти Джей, — что ты предпочитаешь? Молочный шоколад с изюмом, шоколадное пирожное, пирожное с глазурью, французские круассаны?

Она взошла на крыльцо и заглянула в коробку.

— Посоветуйте мне, что выбрать.

— Возьми шоколадное пирожное с карамельной крошкой. Такое вкусное, пальчики оближешь, послышался голос Габриеля.

Фэйт подняла глаза. Он стоял у входной двери с чашкой кофе в руке. На нем были бриджи, водолазка и пояс для инструментов. У Фэйт пересохло во рту. Лучше бы вместо сладкого ей предложили что-нибудь выпить.

— Хотя Фрэнк посоветовал бы круассан, — добавил Габриель.

Пес сидел на другой стороне крыльца, держа в зубах свое любимое лакомство. Будто подтверждая слова хозяина, он моментально круассан проглотил.

Фэйт судорожно сглотнула.

— Давайте отдадим Фрэнку все круассаны.

Пес залаял.

Фэйт инстинктивно шагнула назад.

Габриель встал между ней и Фрэнком и с такой нежностью посмотрел на Фэйт, что у нее замерло сердце.

— Фрэнк просит добавки, — объяснил Габриель. Он тебя не тронет.

А ты? Близость Габриеля волновала Фэйт, приводила ее в смятение.

— Держи, дружище. — Ти Джей бросил Фрэнку еще один круассан. — Наслаждайся.

Фэйт хотела достать из коробки шоколадное пирожное с карамельной крошкой, но нечаянно взяла другое, ореховое.

Габриель улыбнулся.

— Ореховое мне тоже нравится.

Фэйт чуть не поперхнулась.

— Теперь, когда все наелись, пора приступать к работе, — сказал Габриель. — Постараемся и дальше идти с опережением графика.

— Теперь понятно, почему ты сегодня нас угощаешь, братишка, — ухмыльнулась Берни.

— Ты решил подкупить нас, чтобы мы лучше работали, — поддержала шутку Фэйт.

Он прислонился к стене.

— Для этого вам должно быть достаточно мысли о скорой зарплате.

— А вот мой труд не оплачивается! — Фэйт улыбнулась, разделалась с пирожным и отряхнула руки.

— Завтрак окончен, — объявил Габриель. — Эдди, ты должен закончить работу на чердаке. Ти Джей идет наверх, а Берни берет на себя кухню.

Ребята отправились в дом, а Фэйт, вытерев рот салфеткой, поинтересовалась:

— Какое задание получаю я?

— Сегодня мы будем работать вдвоем. — Габриель посмотрел ей в глаза. — Я научу тебя пользоваться электродрелью, и ты займешься оконными рамами. Согласна?

Чтобы не выдать голосом своего волнения, Фэйт молча кивнула.

— Тогда идем.

Они вошли в гостиную. На полу лежала электродрель, резиновый шланг, компрессор, гвозди, деревянные реи и две пары защитных очков.

— Это пневматическая дрель. — Он поднял инструмент с пола. — С ее помощью можно забивать гвозди с круглой гладкой ножкой. Гвозди могут быть четырех размеров, дрель настраивается в соответствии с их величиной.

Фэйт глубоко вздохнула.

— Я ровным счетом ничего не поняла из того, что ты только что сказал.

— Главное — будь осторожна, иначе можешь пораниться. — Он вручил ей защитные очки. — Во-первых, никогда не снимай очки. Если я хоть раз увижу тебя без них, урежу тебе зарплату.

— Мне она не полагается.

— Тогда будешь кормить Фрэнка.

Угроза подействовала: Фэйт надела очки.

— Конец шланга вставляется в раструб следующим образом. — Габриель продемонстрировал, как это делается, затем отсоединил шланг и выключил компрессор. — Теперь попробуй ты.

У Фэйт все получилось. Она только не смогла присоединить шланг к компрессору.

— Что я делаю не так?

— Надо вставить конец шланга в раструб.

О боже. Она постаралась сосредоточиться, но засмущалась.

— Давай я помогу. — Габриель положил свои ладони на ее руки, и Фэйт почувствовала тепло его кожи.

— Теперь сможешь сама?

— Нет. — Фэйт и не поняла, что Габриель показывал ей, как присоединить шланг. Ее щеки запылали.

— П-покажи, пожалуйста, еще раз.

Габриель исполнил ее просьбу, и в конце концов Фэйт научилась вставлять шланг с закрытыми глазами.

— Думаю, теперь я и сама справлюсь.

Он медленно отнял руки.

— Хорошо.

Фэйт нажала на кнопку.

— Ой!

— Ты в порядке? — Тревога в его голосе тронули Фэйт.

Габриель встал позади нее и снова накрыл ее руки своими огромными ладонями. Фэйт вся напряглась.

— Расслабься, — прошептал он ей на ухо.

Легко сказать. Она чувствовала его теплое дыхание и аромат шоколада и карамели.

— Так лучше?

— Намного. — Фэйт удалось расслабиться. Габриель был так близко, что она слышала биение его сердца.

— Хочешь попробовать еще раз? — спросил он.

Фэйт кивнула в ответ. Ей хотелось прильнуть к Габриелю: в его объятиях ей было тепло и уютно.

— Я восхищаюсь тобой, Фэйт. — Он отстранился и улыбнулся. — У тебя все получится.

Фэйт страстно хотелось этого, и страстно хотелось его. И она ничего не могла с собой поделать.

Несколько недель подряд бригада дружно рушила стены и переставляла рамы, и вот настала очередь сантехников и электриков. Они работали у Гэйба на субподряде и привели в порядок водопровод, канализацию, отопление и электричество.

Гэйб не думал, что все пойдет так гладко. Он надеялся, что ему удастся воплотить в жизнь и остальную часть своего плана.

Фэйт оказалась гораздо способнее, чем ожидал Гэйб. Ему нравилось ее общество, нравилось работать с ней бок о бок.

В кухне на полу сидела Берни, разложив вокруг инструменты.

— Где Фэйт?

— Наверху, заканчивает ремонт в одной из туалетных комнат. — Берни подняла на него глаза. — А что?

— Нам надо съездить в Портленд, чтобы подобрать кафельную плитку.

Она выгнула бровь.

— Конечно, братишка, — ухмыльнулась Берни. Желаю вам хорошо провести время на свидании.

— Я же сказал, мы едем покупать плитку.

— Помню, помню. — Она подмигнула. — Удачи.

Гэйб стремительно поднялся наверх, перескакивая через ступеньки.

У Берни, должно быть, крыша поехала, если она думает, что между Гэйбом и Фэйт что-то есть.

Они даже ни разу не обедали наедине. А в пятницу вечером они проводят время в «Виноградной лозе» вместе с ребятами. Встречаться — да это смешно.

Ступив на лестничный пролет, Гэйб увидел Фэйт в самом конце коридора. На ней были джинсы, белая футболка и защитные очки, и она держала в руках электродрель.

Гэйба вдруг неудержимо потянуло к Фэйт. Пришлось в очередной раз собрать в кулак всю свою силу воли.

Фэйт опустила руки, и довольная улыбка засветилась на ее лице.

Это благодаря ему она так очаровательно улыбается: ведь не кто иной как Гэйб научил Фэйт пользоваться электродрелью. Можно научить ее еще чему-нибудь, чтобы улыбка почаще появлялась на ее губах.

Фэйт оглянулась и махнула ему рукой.

— Ты готова ехать? — спросил Гэйб.

Она сняла защитные очки.

— Куда?

— В Портленд, — ответил он. — Надо подобрать изразцовую плитку. Помнишь, я показывал тебе картинки в каталоге?

— Я забыла, что мы решили ехать уже сегодня. Фэйт огляделась.

— Они закрываются в пять. Поедем только мы, а ребята останутся и продолжат работу.

— Что ж, тогда я не против, — улыбнулась Фэйт. Думаю, поездка будет интересной.

Фэйт надела на дрель чехол, положила инструмент на пол и отсоединила шланг.

Спустившись вниз, она схватила ключи:

— Я заскочу на минуту в вагончик. Мне надо взять кошелек и солнечные очки.

— Я подожду тебя в машине. Она стоит у ворот.

Гэйб открыл входную дверь и сошел с крыльца.

Какой-то человек неожиданно перебежал на другую сторону улицы. Еще один выскочил из-за его грузовика, припаркованного на обочине.

Фэйт испуганно схватила Гэйба за локоть.

Он шагнул вперед. Яркая вспышка чуть не ослепила его. Перед глазами замелькали разноцветные точки и кружки.

— Фэйт?

Она подтолкнула его:

— Быстрее, внутрь.

Гэйб ничего не видел и в растерянности не мог двинуться с места. Кто-то толкнул его и потащил обратно в дом — Фэйт. Гэйб не даст ее в обиду. Если бы он только знал…

Он споткнулся на ступеньках и чуть было не упал. Внутрь, надо увести Фэйт внутрь.

— Как вас зовут? — прокричал какой-то мужчина. — Насколько близкие отношения у вас с Фэйт Старр?

— Вы ее шестой жених? — надрывался другой.

От этого шквала вопросов у Гэйба закружилась голова. Когда глаза немного отдохнули от фотовспышек, Гэйб увидел перед собой кинокамеры, микрофоны и огромное количество людей, которые пытались пробиться к крыльцу.

О боже. Гэйб повернулся, чтобы идти обратно в дом, и натолкнулся на Фэйт, которой никак не удавалось открыть входную дверь. Он с силой нажал на ручку, и дверь отворилась. Сзади уже слышались шаги. Не оглядываясь, Гэйб захлопнул дверь и запер ее на засов.

Капельки пота стекали по его спине, он выдохся. Гэйб чувствовал себя так, будто он только что пробежал марафонскую дистанцию.

Фэйт в изнеможении прислонилась к стене и сползла на пол. Она вся поникла и побледнела.

— Фэйт? — окликнул ее Гэйб.

Она вздрогнула.

— Не впускай этих хищников.

— Кого-кого?

— Репортеров, — бесстрастным голосом пояснила Фэйт. — Интересно, как они на меня вышли? Похоже, плитке придется подождать, — сказала она. — Извини. Я нарушила твои планы на сегодняшний день.

Гэйб совсем было забыл про плитку.

— Я запру все двери, — решил Гэйб. — Скоро вернусь.

Она кивнула.

Вернувшись в гостиную, Гэйб посмотрел в окно. Репортеры заполонили все вокруг, поднялись на крыльцо, заглядывали в окна, щелкали фотоаппаратами. Он устроился рядом с Фэйт. Она сидела как раз там, где ее нельзя было увидеть через окно.

Гэйб запер кухонную дверь, дверь столовой и черный ход. Идя обратно в гостиную, он задумался о том, каково это — постоянно быть в центре внимания. Судя по тому, как прошли последние несколько минут, кинозвезды не только едят сладости и пьют шампанское, лежа в постели. Фэйт сидела на полу, съежившись от страха. Гэйб впервые почувствовал разницу между Фэйт Старр и Фэйт Эддисон. Как ни странно, обе они импонировали ему.

Неудивительно, что Фэйт хочет начать новую жизнь в небольшом городе вроде Бэрри-Пэтч.

Только здесь она сможет найти покой и уединение.

Только здесь никому ничего от нее не надо.

Впрочем, это не совсем так.

Гэйб ждет кое-чего от Фэйт. Причем ему нужен не только ее особняк, но и она сама. При этой мысли в его сердце закралось чувство вины.

— Они скоро уйдут.

— Не уйдут. — Фэйт плотно сжала губы. — Они никогда не уходят. Теперь все узнают про особняк, будут ходить за мной по пятам по всему городу, начнут по-особому со мной обращаться…

Она с трудом сдержала всхлип.

Гэйб никогда еще не чувствовал себя таким беспомощным, и это было пренеприятное ощущение.

Фэйт закрыла лицо руками.

Вот черт! Как будто его сердце зажали в железные тиски. Гэйбу не нравилось, что Фэйт в таком состоянии. Ему хотелось утешить и защитить ее.

— Фэйт…

— Дай мне минуту.

Об этом не может быть и речи. Это не может продолжаться ни секунды дольше.

Гэйб притянул ее к себе. Фэйт напряглась, но он не позволил ей отстраниться. Он стал нежно качать ее, и Фэйт приникла к нему.

Гэйбу хотелось запустить руку в ее роскошные волосы, вдохнуть исходивший от них аромат грейпфрута и сидеть так целую вечность. Вместо этого он ласково погладил ее по голове. Постепенно Фэйт успокоилась.

Ее мягкие округлости идеально подходили к изгибам его тела.

Гэйба захлестнула волна желания. Он понимал, что Фэйт нужен сейчас друг, а не любовник, но не смог удержаться и слегка прикоснулся губами к ее волосам.

Фэйт взглянула на него из-под длинных ресниц.

Ее губы чуть-чуть приоткрылись.

Гэйбу захотелось отбросить все предрассудки и поцеловать ее, но он не решился. Сейчас не время.

Фэйт слишком расстроена, а снаружи их караулят клоуны-репортеры.

Фэйт не отводила глаз, и Гэйбу было трудно сдерживаться. Он понимал, что одного поцелуя окажется недостаточно.

На лестнице послышался такой громкий топот, будто стадо буйволов бежало от хищника. Фэйт отпрянула от Гэйба.

Первой появилась Берни. Она выглянула из окна и раскрыла рот от изумления.

— Что это?

— Сейчас же отойди от окна! — крикнул Гэйб.

Она низко наклонилась и осторожно приблизилась к ним с Фэйт. Ти Джей и Эдди последовали ее примеру.

— Откуда они взялись? — спросил Ти Джей. — На улице яблоку некуда упасть: понаехало столько автомобилей и фургончиков со спутниковыми тарелками.

— Я вызову «Службу спасения 911». — Берни достала из кармана мобильный телефон, но не успела она набрать номер, как на улице завыла сирена. — Похоже, они уже выехали.

Гэйб понимал, что в этой ситуации от «Службы спасения» не будет никакого толку. Он сам должен позаботиться о Фэйт. Гэйб был в полной растерянности, но должен же кто-то знать, как сейчас лучше поступить.

— Позвони Генри. Он что-нибудь придумает. Гэйб обратился к Ти-Джею и Эдди:

— Завесьте окна газетами и старыми обоями. Нам понадобится знак «Посторонним вход воспрещен».

— Будет сделано. — Ти Джей отправился на кухню. Эдди последовал за ним.

Фэйт тихонько пожала ему руку. Ее ладонь была такой маленькой и нежной и в то же время такой сильной. Решительность и уверенность снова засветились в ее глазах. Гэйб был восхищен этой девушкой.

— Спасибо тебе за поддержку и за все, что ты для меня делаешь.

— Я только рад помочь тебе. — Ее благодарность вызвала в нем прилив нежности. — У нас все будет хорошо.

В ее взгляде промелькнула надежда.

— У нас?

Гэйб нежно сжал ее руку.

— Да. У нас.

Фэйт порозовела, склонилась к нему и крепко поцеловала. Она тут же отстранилась, и Гэйб на несколько мгновений потерял способность адекватно мыслить.

Фэйт ласково улыбнулась ему.

— В таком случае, нам пора вернуться к работе.

В который раз ее личная жизнь стала достоянием общественности, а сценой стал этот маленький городок, который должен был превратиться в ее дом вдали от дома. Однако родные хотели, чтобы она непременно жила с ними.

— У меня все прекрасно, мама. — Сидя в вагончике на маленьком диване, Фэйт подключила к сотовому телефону наушники. Как только новость о ее пребывании в Бэрри-Пэтч просочилась в прессу, домашние стали звонить ей каждый день. Но Фэйт не собиралась возвращаться домой раньше времени. Она должна была довести свое дело до конца. — Вокруг постоянно патрулируют дежурные полицейские машины. Я в безопасности.

Фэйт посмотрела на фургон, припаркованный в нескольких футах от двери вагончика. Заботливый Генри отправил его сюда два часа назад. В профессиональной охране нет никакой надобности: Фэйт никогда еще не чувствовала себя настолько уверенно и безопасно. Она перевела взгляд на Фрэнка свирепый Цербер с неприступным видом лежал у приоткрытой двери вагончика. Фэйт с благодарностью бросила ему пирожное.

— Но тебе нечего делать в Бэрри-Пэтч. Тебе надо ехать домой, — увещевала ее мать.

— Как раз наоборот: мне надо остаться, чтобы завершить ремонт.

— «Отели и курорты Старр» приобретут особняк в свою собственность и доделают ремонт.

— Я хочу сделать это без вашей помощи.

— Разве ты не знаешь, милая, что «Отели и курорты Старр» вот уже два года хотят приобрести этот самый особняк?

Фэйт резко выпрямилась.

— Это правда?

— Да. Уиллу никак не удавалось уговорить Оливию Лараби продать нам дом: она утверждала, что давно уже договорилась продать особняк другу семьи. Неужели ты не понимаешь, Фэйт, — продолжала миссис Старр, — ты сделала то, чего мы добивались два года подряд, — купила этот особняк.

Уверена, твой отец и брат будут в восторге.

Слезы высохли, и Фэйт почувствовала гордость за саму себя. Ее план провалился — родные узнали о готовящемся проекте, — но зато она преуспела кое в чем другом. Фэйт кинула Фрэнку еще одно пирожное и взяла одно себе.

— Пора тебе вернуться домой, малышка.

— Я приеду, как только все будет готово.

— Ты вся в отца. Как, впрочем, и Уилл.

Конечно, ведь она — Эддисон, как и вся ее семья. Фэйт просияла:

— Спасибо!

— Может, у тебя есть другие причины, чтобы остаться? — Миссис Старр перенесла инсульт, и после этого ей пришлось долго работать над речью.

Некоторые слова она по-прежнему произносила нечетко, но, по словам доктора, все могло быть и хуже. Фэйт считала, что мать выкарабкалась благодаря любви и заботе отца. — Ходят слухи, что у тебя появился мужчина.

В голосе матери звучала искренняя забота.

Фэйт вздохнула.

— Это мой подрядчик.

— Что между вами происходит, Фэйт?

— Это сложно объяснить.

Миссис Старр понимающе вздохнула.

— Это всегда так, если дело касается мужчины.

Я за тебя переживаю.

— Не волнуйся. Его зовут Габриель Логан. — Мурашки побежали по спине Фэйт, когда она произнесла это имя. Она сделала вид, что не заметила этого. — Он… очень милый. Тебе бы он понравился. Габриель — настоящий профессионал. Он талантливый, надежный, ответственный, и у него столько идей! — Выглянув в окно, Фэйт заметила внутри фургона какое-то движение. — И он заботится о моей безопасности.

— Судя по твоим словам, этот Габриель — отличный парень.

— Так и есть, мама.

Фрэнк тявкнул, и Фэйт бросила ему очередное пирожное. К сожалению, она не могла ничего знать наверняка.

— Никуда не торопись, — посоветовала мать.

— Хорошо. — У меня богатый опыт. Я уже не раз обжигалась.

— Не отказывайся от своего счастья, Фэйт. Станет ли Габриель твоим спутником жизни — это другой вопрос. Не бойся риска. Любовь стоит того.

— Любовь? Для начала надо хотя бы просто понравиться ему.

Мать рассмеялась.

— Думаю, тебе действительно надо остаться в Бэрри-Пэтч и кое над чем поразмыслить. Мы позаботимся о том, чтобы ты была в безопасности, и пришлем тебе телохранителей.

— Генри и Габриель уже об этом побеспокоились.

— Правда?

— Да, — улыбнулась Фэйт. — Около моего вагончика стоит новенький сверкающий фургон, в котором живут телохранители. Габриель и двое ребят решили остаться со мной.

— Надеюсь, у них огромные кулаки и мощные мускулы?

— Да. Они настоящие силачи, — успокоила мать Фэйт. — Меня охраняют три мушкетера и огромный пес.

— Ты же терпеть не можешь собак!

— Я их боюсь, — поправила Фэйт, — но с Фрэнком мы подружились. Он держится от меня на расстоянии, а я в благодарность кормлю его всем, чего он только пожелает.

— Не забывай, что у большинства собак аллергия на шоколад.

Фэйт посмотрела на полупустую коробку из-под шоколадных пирожных. Впрочем, Фрэнк вовсе не обязательно относится к большинству. Да и его длинным ушам ничего от этого не сделается.

Тем не менее она закрыла коробку.

— Ладно, я не буду кормить его шоколадом.

Фрэнк заскулил.

— Прости, дружище, — одними губами прошептала Фэйт.

— Держи нас в курсе дел.

— Хорошо, мама.

— И не только по поводу особняка!

Фэйт улыбнулась: ее мать всегда была убежденной оптимисткой. Фэйт так хотелось поверить матери, к тому же сердце подсказывало ей то же самое…