ШЕСТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ЛЕТ НАЗАД…

Звезду убивали. Это был карлик диаметром в каких-то жалких полтора миллиона километров; он горел более шести миллиардов лет. И если бы не огромный, в форме полумесяца, космический корабль, кружащий по орбите четвёртой планеты этой звезды, выкачивая её огромную энергию, она, вероятно, продолжала бы светиться ещё раза в три дольше. Сжигая в своём чреве водород с гелием, звезда выделяла огромную, если не сказать, чудовищную энергию и излучала её в космос. В результате этих процессов в ядре звезды то и дело возникали интенсивные электромагнитные поля, вызывающие на её поверхности сильные магнитные бури.

Силой давления этих пульсирующих полей на поверхность звезды вырывались огромные тороидальной формы петли магнитного потока, размер которых достигал в диаметре двухсот тысяч километров; при этом в фотосфере звезды возникало тёмное разбухающее солнечное пятно.

Эта активная область магнитного потока расширялась и вдруг, внезапно рванувшись гигантской вспышкой в миллиард квадратных километров от поверхности звезды вверх, превратилась в яркие изгибающиеся копья света в звёздной короне. Мощные волны электромагнитной энергии и брызги плазмы образовывали вокруг корабля колышущийся ореол блистающего света, который закручивался по спирали к покрытой рунами пирамиде в носовой части корабля. Жуткие знаки, высеченные на корпусе судна, сверкали от всасываемой им энергии, а сама оболочка вибрировала, словно корабль урчал, как насыщающийся хищник.

Каждый огненный луч, что, оторвавшись от звезды, передавал ещё одну каплю её мощи межзвёздному кораблю, сокращал срок жизни звезды на сотню тысяч лет; но тем, кто находился внутри корабля, было безразлично, что кончина светила повлечёт за собой смерть всего живого в этой системе. По команде их хозяев жили и умирали целые галактики; ради их удовольствия уничтожались звёздные государства и порабощённые расы становились игрушками в их руках. Что для столь могущественных существ могла значить судьба какой-то маленькой, всеми забытой звёздной системы?

Корабль, двигаясь по орбите планеты, словно гнусная гигантская механическая пиявка, продолжая высасывать жизненную силу звезды. Целая батарея пирамид и обелисков на основании корабля колыхалась в мареве жары, то исчезая из поля зрения, то появляясь вновь. Эти пирамиды и обелиски походили на щупальца хищного морского чудовища, они двигались в такт содроганиям гигантского корабля, продолжающего по капле высасывать из звезды всю её колоссальную энергию.

Очередной извивающийся луч жидкого звёздного света поблек и исчез из виду — серебристый корабль на время насытился. Медленно вращаясь, он начал двигаться вниз — сквозь атмосферу планеты к её поверхности. Корабль спускался к большой железооксидной пустыне в северном полушарии четвёртой планеты; и на передних кромках его изгибающихся полумесяцами крыльев полыхали огненно-красные короны. Под крыльями корабля проносилась поверхность планеты: мрачные и пустынные тектонические платформы, острозубые горы и изрыгающие пепел вулканы. Космическое судно начало постепенно замедлять движение, приближаясь к своей цели — покрытой рыжевато-ржавым песком чаше с крошечной точкой абсолютного мрака в центре.

По мере приближения к чаше скорость корабля все продолжала падать, и вот уже точка в её центре превратилась в блестящую чёрную пирамиду, верхушка которой, как оказалось, была покрыта золотом. Мерцающие обсидиановые стены пирамиды, матово отражающие свет, были неподвластны завывающим ветрам, догола обнажившим планету. По поверхности пирамиды торопливо перемещались крошечные существа, сверкающие под лучами пылающего солнца. Но вот пришли в действие мощные рецепторы пирамиды и зажужжали руны, похожие на те, что были высечены на спустившемся с орбиты корабле.

Корабль неожиданно грациозно для своих размеров развернулся над пирамидой, и её золотая верхушка с жужжанием начала раскрываться, подобно лепесткам гигантского цветка. Жужжание усилилось, превратившись в нестерпимый пронзительный визг, и в этот миг все малые пирамиды и обелиски на днище корабля взорвались энергией, и струящийся столб чистой электромагнитной силы ринулся вниз, в ненасытную утробу чёрной пирамиды. Раскалённый белый свет брызнул из неё, в один миг испепелив все ползавшие по поверхности пирамиды механизмы. А когда из основания пирамиды извивающимися змеями заструилась энергия, пустыня вокруг неё засияла золотом и песок стал обращаться в стекло, выкладывая на поверхности планеты сложные геометрические фигуры.

Исполинский корабль замер и продолжал оставаться без движения, пока не перекачал всю похищенную энергию. Но как только золотая верхушка пирамиды закрылась, судно вновь отправилось на орбиту, чтобы повторить все сначала. Оно будет выкачивать энергию из звезды до тех пор, пока та не превратится в холодный шар инертных газов.

…Корабль занял положение перед звездой, и загадочное устройство на его корпусе ожило вновь.

Но вдруг пространство позади судна изогнулось, сдвинулось и раскололось. Хрупкая пелена реальности словно разорвалась, и вихрь её обрывков выплюнул несметную флотилию вражеских кораблей.

Среди них не было и двух похожих друг на друга; каждое судно имело свои очертания и форму, но всех их объединяла одна смертоносная цель. Будто управляемый единой волей, этот пёстрый флот быстро приблизился к космическому кораблю-полумесяцу, ведя по нему огонь из всех видов оружия. На корпусе могучего корабля, словно язвы, одна за другой начали распускаться яркие цветы разрывов, по главной пирамиде судна захлестали мощные энергетические удары. Судно задрожало, словно раненое животное.

Но этот корабль был способен на ответный удар.

Из его батарей хлестнули дуги зеленовато-синих молний, вмиг уничтожив дюжину вражеских судов. Следующую группу кораблей противника невидимые лучи чудовищной энергии разложили на составляющие атомы. Но никакие потери не могли заставить вражеский флот прекратить атаку, и, сколько бы кораблей ни было уничтожено, казалось, ещё большее их количество готово занять освободившееся место. Видимо, безликий экипаж корабля понял: если не удастся удрать, то он обречён. Судно начало вращаться вокруг своей оси, а его безынерционные двигатели принялись извергать мощную электрическую завесу.

Бесчисленная вражеская артиллерия нещадно молотила по гладкой поверхности корпуса корабля, вырывая из него зазубренные куски металла и заставляя обшивку корабля трескаться словно скорлупу. Механизмы авторемонта пытались было восстанавливать наносимые повреждения, но все их усилия были тщетны. Корабль был обречён. Его двигатели все ещё продолжали изрыгать ослепительно яркое пламя, но обломки судна один за другим уже уносились в темноту космического пространства. Для корабля время замедлило ход, огромное космическое судно вытянулось, будто резиновое, и спустя несколько секунд находившийся рядом гравитационный колодец звезды отомстил кораблю-вампиру, напрасно пытавшемуся противостоять его мощному воздействию.

С мучительным стоном, который эхом отдался в варпе, судно-полумесяц сжалось в ослепительную точку невыносимой яркости. Атакующие корабли тоже засосало в скрежещущий кильватер, и противники отправились в небытие, чтобы, возможно, никогда больше уже не вернуться.

Звезда по-прежнему горела, а свечение, исходившее из золотой верхушки чёрной пирамиды далеко внизу, постепенно угасло, превратив саму пирамиду в унылую, тусклую бронзу.

Пески вскоре скрыли и её.