Барзано прислушивался к воплям Алмерза Чанды, эхом разносившимся по всему тюремному этажу, надеясь, что это не шутка, что он орёт не между глотками ароматного кофе — его и правда жестоко пытают. Сейчас для инквизитора не имело значения, что ксенос пытал человеческое существо: нарушив клятву верности Императору, Чанда утратил всякое право на сочувствие.

У инквизитора не было ясного представления о том, сколько времени он провёл в этой камере, поскольку он некоторое время был без сознания, — рана в плече оказалась очень тяжёлой. Но самым страшным было даже не это — Барзано ничего не знал о судьбе губернатора Шонаи. Очнувшись в камере, он первым делом выяснил, что обезоружен, — у него не осталось даже иглометателя, скрытого в кольце на правом указательном пальце. Странно, что при всём при том его обожжённое лазером плечо было заботливо перебинтовано.

Когда глаза привыкли к темноте, Барзано огляделся по сторонам и чуть не вскрикнул — он сам не знал, от радости или досады: губернатор Павониса Микола Шонаи тоже была здесь. И она была жива. Даже её сломанный нос был выправлен (видимо, всё же долго Арио Барзано не приходил в себя). Инквизитор подумал: «Эльдар не желает работать с повреждёнными объектами. Эстет, задери его…»

Тюрьма, где их заперли, была подземной, каменные своды поддерживали стальные балки. В каждой камере имелась простая железная койка и умывальник с унитазом — эта тюрьма показалась инквизитору куда более комфортабельной, чем многие из тех, куда ему доводилось бросать предателей.

Лортуэн Перджед и его клерки томились в камере напротив, и Барзано сквозь решётку двери был рад видеть, что никто из них серьёзно не пострадал.

Барзано делил камеру с Миколой Шонаи, забившейся в самый угол с застывшей гримасой ярости на лице, и Дженной Шарбен, которая лежала на койке без сознания. Её рана почему-то не была обработана, видимо, эльдар не планировал использовать её тело для своих жутких экспериментов. Арбитр была ранена в живот, и, хотя лазерный луч прижёг края раны, Барзано подозревал, что у девушки могло быть внутреннее кровотечение. Она так и не пришла в сознание после ранения на посадочной площадке, и Барзано понимал, что без медицинской помощи она вот-вот умрёт. Наверное, поэтому Хирург обошёл её своим вниманием.

Губернатор пришла в себя вскоре после инквизитора и с неизвестно откуда взявшимися силами бросилась на дверь камеры, пиная её ногами и выкрикивая ругательства, от которых покраснел бы и портовый грузчик.

Барзано оттащил обезумевшую женщину в сторону, успокаивая сумбурными обещаниями освободить и отомстить. Он, правда, с трудом представлял, как будет выполнять эти обещания, но чувствовал, что,-несмотря на всю тяжесть их положения, ещё не всё потеряно.

Вернувшись к койке, он вытер рукавом лоб Дженны. Лоб был холодный, а кожа серой, как у трупа.

— Я обещаю: ты не умрёшь, арбитр Шарбен, — прошептал Барзано.

— Вы уже наобещали с три короба, инквизитор, — устало промолвила Шонаи.

— Микола, я никогда не обещаю того, чего не могу исполнить, — заверил Барзано и положил руку на сердце. — Я обещаю.

Этот жест получился у инквизитора столь трогательным, что Микола Шонаи улыбнулась:

— Вы в самом деле думаете, что мы можем отсюда выбраться? Здесь по меньшей мере три полка солдат. Около двухсот только на этом этаже, и лишь Императору известно, сколько их ещё рыщет по дворцу.

Барзано подмигнул:

— Не забывайте о трёх Космических Десантниках.

— Я не забыла, но, боюсь, сержант Леаркус и его люди мертвы…

— А я в этом серьёзно сомневаюсь, дорогая Микола. Уверен, что де Валтос уже продемонстрировал бы их нам, если б оно так и было. И ещё я знаю, что сержант Леаркус не из тех, кого легко убить, и он наверняка нашёл способ связаться с крейсером «Горе побеждённому».

— Вы думаете, капитан Вентрис попытается нас спасти?

— Уверен, что даже демоны варпа его не остановят.

— Попытаться вытащить нас — это равносильно самоубийству.

— Возможно, — согласился Барзано, — но неужели вы думаете, что страх смерти остановит Уриэля?

— Нет, полагаю, нет, — сказала Микола, прислоняясь спиной к каменной стене камеры. Она закрыла глаза и замолчала, Барзано уже подумал, что она уснула. Но тут, не открывая глаз, губернатор добавила: — Этот корабль, за которым, как вы считаете, охотится де Валтос… Он и правду может до него добраться?

— Моему Ордену известно лишь, что представитель древней расы существ, которых мы знаем как К'таны, погрузился в стазис где-то в этом секторе, но где точно — данных нет. Мы думаем, что Смерть Миров был некогда его — за неимением другого термина — флагманским кораблём. Из глубины веков до нас дошли древние записи и намёки на корабль и его хозяина, разбросанные в истории, но мы до сих пор почти ничего о нём не знаем. Все это события времён ещё до господства человечества, так что не многое известно наверняка.

— Этот… К'тан, на кого он похож?

— Никто не может сказать точно. Он, возможно, пребывает в состоянии покоя миллионы лет, записи об этом пока не расшифрованы. Я внимательно изучал каждый отрывок, имеющий отношение к Несущему Ночь, до которого смог добраться, но почти ничего о нём не знаю, кроме…

— И что же это? — нерешительно спросила Микола.

— Несущий Ночь — воплощение смерти. Его сны — источник кошмаров каждой расы, они становятся олицетворением их гибели. Все мысли о смерти и скоротечности жизни, которые когда-либо вас посещали, идут от этого существа. Перемещаясь среди звёздных миров в прошлые эры, он оставил это наследие в коллективном разуме каждой расы галактики.

— И мы, люди, сможем одолеть такое существо?

— Хотите знать правду?

— Конечно.

Дождавшись, пока затихнет эхо очередного вопля Алмерза Чанды, Барзано ответил.

— Нет, — тихо и печально произнёс он. — Не думаю, что мы это можем.

Величественный крейсер «Горе побеждённому» медленно разворачивал свой массивный корпус в направлении к поверхности Павониса, и одновременно с этим в передних линейных ускорителях крейсера копилась могучая энергия. Мало кому известно, какой чудовищной разрушительной властью обладает капитан звёздного корабля, — силой, позволяющей сравнивать с землёй города и раскалывать на части континенты. Хотя капитаны Имперского флота всегда важничали и хвалились способностями своих неповоротливых боевых судов, никто из них не мог состязаться с ударным крейсером Космических Десантников в скорости и эффективности уничтожения чего бы то ни было.

Лазеры системы планетарной обороны время от времени стреляли по крейсеру из глубоких бронированных бункеров, окопавшихся вокруг Врат Брэндона, но ни одно из могучих орудий не могло причинить крейсеру сколько-нибудь существенного вреда. Хотя мощные лучи, исходящие с поверхности Павониса, пронзали небо, неся колоссальную энергию, вся эта пальба оказывалась пустым фейерверком: орудия внизу бессильны против крейсера, пока он находится на орбите.

Однако даже небольшие батареи противовоздушной обороны становились смертельно опасными для космического корабля, стоило ему приблизиться к столице планеты на расстояние пятнадцати километров. Дело в том, что все батареи были укомплектованы сервиторами, напрямую связанными с орудиями. Сервиторы же в свою очередь управлялись напрямую из бункера командного пункта обороны, скрытого где-то в основании дворца. А одновременный удар сразу нескольких, пусть даже маломощных пушек — это уже серьёзно.

Пока батареи прикрывали город, любая атака с воздуха была обречена на провал.

Казимир де Валтос потёр переносицу и произнёс, глядя на экран коммлинка перед собой:

— Ласко, если ты не дашь прямого ответа, я похороню тебя в одной из твоих драгоценных шахт. А теперь ответь односложно: ты уже пробил дверь? Я не могу терять время на пустые разговоры.

Мерцающее на мониторе лицо начальника шахты Джекоба Ласко казалось хитрым, даже несмотря на сильные искажения закодированного сигнала из Тембра Ридж, находящегося почти в сотне километров от дворца.

— Ну, последний резак пробил дверь, но мы никак её не сдвинем.

— И почему же? — давил на него де Валтос, наклонившись вперёд с хищным выражением на лице.

— Мы не поймём, мой лорд. Техножрецы говорят, что плотность материала этой двери значительно превышает все известные нам. Мы были вынуждены разобрать одну из наших самых тяжёлых буровых установок и по частям протаскивать её через главный ствол шахты. Сейчас техножрецы налаживают последние компоненты установки, и, как только они благословят её, мы будем готовы начать.

— Когда? — прошипел де Валтос. Теперь он тёр лоб.

— Полагаю, сегодня. Но несколько позже.

— Лучше бы это было сегодня, но несколько раньше, — произнёс де Валтос и, прервав связь, откинулся в прогибающемся под его телом кожаном кресле бывшего губернатора.

Помассировав виски, он глотнул воздуха и отхаркнул на пол чёрный сгусток. Боль становилась сильнее, но что делать — кабинет и оборудование Хирурга были уничтожены Ультрамаринами. Больше не будет возможности разобрать тело до костей и вновь собрать его во временно оздоровлённом виде. Ему нужно добиться успеха, и как можно скорей. Если этот проклятый глупец Ласко не сможет пробиться в подземный мавзолей в ближайшее время, то де Валтос подохнет. Согревала лишь одна мысль: как только он окажется внутри мавзолея, он познает двойную радость — радость мести и бессмертия.

Он вспомнил день, когда узнал о К'тане из свитков Кортесвейна. С тех пор большая часть состояния де Валтоса ушла на поиски места его упокоения, но ирония судьбы заключалась в том, что мавзолей находился рядом, под горами Павониса. Находился с тех времён, когда планета была всего лишь необитаемым, безжизненным скалистым шаром. Де Валтос злорадно захихикал, осознав, что вскоре он пройдёт по залам бога! Не по жалким, полным пыли коридорам Терры — родины разлагающегося трупа, выдающего себя за бога, а живого, дышащего существа, обладающего мощью созидания и вечной жизни.

Когда Император в последний раз ходил среди своих людей? Десять тысяч лет назад! Где был Император, когда отступник кардинал Бучарис втягивал по полгалактики в войну во имя Его? Где был Император, когда тираниды уничтожали мир за миром?

Где был Император, когда эльдар взял на абордаж его корабль и запытал де Валтоса почти до смерти? Где он был тогда?!

Де Валтос ощутил, как нарастает в нём ярость, и взял себя в руки, лишь когда из его ладоней закапала кровь — там, куда вонзились искусственные ногти. Он вытер кровь и провёл пятернёй по взмокшим от пота волосам, успокаивая дыхание.

Поднявшись с кресла, он принялся расхаживать по заваленной мусором комнате, перешагивая через разбитый стол, поломанные стулья и горы осыпавшейся штукатурки. Его нога ударила по чему-то твёрдому, и он посмотрел вниз.

Он мерзко захихикал, поднял треснувший бюст из белого мрамора — и ударил кулаком по суровому лицу Форлануса Шонаи. Патрицианские черты старика покрылись кровью.

Город внизу был затянут пеленой чёрного дыма; из очагов сопротивления, где какие-то дураки все ещё боролись с неизбежным, доносились глухие разрывы. Его танки и войска заняли все улицы. Все эти люди умрут — но это малая цена за то, что он неминуемо станет богом.

Казимир де Валтос похлопал по мраморной голове Форлануса Шонаи и, улыбнувшись, зашвырнул бюст как можно дальше, наблюдая за его полётом со злорадной усмешкой на губах. Вот наконец тяжёлый мрамор рухнул вниз, ударился о булыжную мостовую и разбился на мелкие кусочки.

Лорд адмирал Ласло Тибериус следил за пятнышком, отображавшим на экране монитора «Громовой Ястреб». На борту челнока, приближающегося к столице Павониса, был Уриэль Вентрис. На мостике крейсера воцарилась атмосфера напряжённого ожидания, умолк даже хор астропатов. Тибериус испытывал те же эмоции, что владели им, когда он шёл в бой, и это, как он полагал, было совершенно естественно, хотя сейчас и он, и его люди на крейсере находились вне опасности.

Это капитан Ультрамаринов Уриэль Вентрис со своими воинами летел навстречу злу. Время работало против него, так что Космическим Десантникам придётся действовать по старинке.

— Сколько ещё? — коротко спросил адмирал Тибериус.

— Ещё несколько мгновений, — ответил Филотас.

— Координаты введены?

— Да, лорд адмирал, всё готово. Решение по управлению огнём подтверждено.

Тибериус уловил в голосе офицера намёк на сдерживаемое нетерпение и угрюмо улыбнулся. Он уже знал, что всё готово, но не мог удержаться от желания подстраховаться ещё и ещё раз. Только бы, подумал Тибериус, анонимное сообщение, полученное Уриэлем, когда он летел к Вратам Брэндона утром, оказалось верным.

И да поможет ему Император, если это не так.

Заставив себя вернуться к капитанскому пульту, Тибериус ухватился за край стола и обратился к команде с речью:

— Боевые братья! Близок тяжкий час испытаний. Помните, что путь к победе только один: наше единство. У нас есть решимость и искреннее желание. Ни один из нас не пожелал уступить или смириться с поражением, и за это я, ваш командир, благодарю вас.

Тибериус склонил голову, и Филотас доложил:

— Они на огневом рубеже, лорд адмирал.

Тибериус кивнул.

— Офицер артиллерии, — отдал он приказ, — носовое орудие — огонь!

У Лютрисии Виджеон душа ушла в пятки, когда она увидела на экране приближающийся «Громовой Ястреб». Корабль летел на предельно малой высоте, искусный пилот мастерски следовал профилю ландшафта.

Но командный центр следил за шаттлом с того мгновения, как тот вошёл в атмосферу, и на физиономии Воренса, нетерпеливо расхаживающего по комнате из угла в угол, плясала хищная усмешка. Девушка помнила его страх при появлении трёх Космических Десантников у входа в командный центр, но маска злобной надменности вновь вернулась к Воренсу, лишь только они исчезли. «Куда же они ушли?» — подумала Лютрисия.

Поняв, какое страшное предательство совершил на их глазах Воренс, большинство сотрудников центра безмолвно молились за своими пультами, и только сервиторы продолжали выполнять задания. Лютрисия сморгнула слезу с уголка глаза, увидев, как что-то отделилось от значка, представлявшего ударный крейсер Космических Десантников. Что это? Второй боевой челнок?

Нет, сигнал был слишком слабым, чтобы это оказался «Громовой Ястреб». Присмотревшись, Лютрисия увидела, что предмет, отделившийся от крейсера, движется слишком быстро для корабля. Внезапно она догадалась, что это и куда направлена его траектория.

Зазвучал сигнал предостережения — древние компьютеры системы обороны пришли к тому же заключению, что и техник. А когда с крейсера хлынул шквал подобных точек, компьютеры забили тревогу.

Даниил Воренс вцепился в кресло, поднимаясь на ноги, и нечеловеческий ужас исказил его лицо.

— Нет, — прошептал он, глядя, как выпущенный с крейсера залп магматических бомб несётся к ним, наведённый по точным координатам, предоставленным Лютрисией Виджеон.

Колени Воренса подогнулись, и он беспомощно опустился в кресло.

Лютрисия смотрела, как бомбы летят прямо на неё, пронзая атмосферу Павониса с невероятной быстротой. Вскоре они ударят и сотрут это помещение с лица планеты, и даже энергетический щит не спасёт их.

Странно, но вдруг она совершенно успокоилась, поднялась из-за своего пульта и вышла на середину комнаты.

Даниил Воренс затравленно посмотрел на неё и открыто разрыдался перед приближающейся смертью. Он даже не пошевелился, чтобы остановить девушку, когда та взяла лежащий перед ним лазерный пистолет. Она никогда в жизни не держала в руках оружие, но точно знала, что и как собирается сейчас сделать.

В миг, когда луч, выпущенный ею, вошёл в самое сердце Воренсу, сигналы тревоги, издаваемые компьютерами, стали оглушительными. Повернувшись к главному экрану, Лютрисия опустилась на колени.

Лютрисия Виджеон улыбнулась: её переполняло колоссальное чувство удовлетворения. Она знала, что поступила правильно, и вознесла слова благодарности за то, что ей была предоставлена эта возможность сослужить Ему службу.

Вытянув вперёд руки, она произнесла:

— Придите, братья и сёстры. Давайте помолимся.

Остальные сотрудники центра управления присоединились к ней и взялись за руки, образовав небольшой круг, рыдая в последней молитве Императору.

Магматические бомбы ударили одна за другой с промежутком в несколько секунд.

Первая их порция врезалась в энергетический щит, перегружая генераторы поля, защищающие эту часть дворца, и пробивая в нём дыру. Следующие бомбы обрушились на крыло дворца, под которым был укрыт командный центр, уничтожив его одним мощнейшим взрывом и подбросив каменные блоки размером с танк высоко в небо. Остальные бомбы пробили десять метров усиленного роккрита, оставив на его месте воронку диаметром почти сто метров.

Но две бомбы всё-таки сработали вхолостую. Первая, войдя в верхние слои атмосферы, ушла в крутую спираль и приземлилась на опушке леса Греша, уничтожив значительный кусок сельских угодий картеля Аброгас; вторая взорвалась, никому не причинив вреда, в океане, в девятистах километрах от цели.

Но остальные угодили прямиком в воронку и проникли в командный центр, взрывные устройства замедленного действия обеспечили их разрыв в самом его сердце. Разразившиеся огненные бури сожгли дотла все живое и разрушили то немногое, что оставалось. Из уничтоженного командного центра поднялся чудовищный столб чёрного дыма, который пронзали вулканические языки пламени. Ударная волна прокатилась на километры вокруг, словно землю покарал разъярённый бог.

Воздушные подступы к Вратам Брэндона оказались полностью открытыми, ведь сервиторы, управляющие батареями, праздно сидели в ожидании указаний по наведению орудий. Они не могли знать, что эти указания не поступят больше никогда.

Уриэль, глядя на это затаив дыхание, с облегчением выдохнул, услышав по связи голос пилота:

— О Жиллиман! Взгляните-ка!

Капитан увидел вспышку взрыва магматических бомб, зная: ничто не устоит перед праведным огнём звёздного корабля, благословлённого самим Императором.

— Никакого огня с земли, — подтвердил второй пилот. — Начинаем заход на атаку.

Значит, сообщение оказалось верным, и Уриэль прикрыл глаза, вознося слова благодарности мужественному слуге Императора (если бы он только знал, что этим слугой была хрупкая Лютрисия!), передавшему им координаты командного пункта обороны, окончательно решив тем его судьбу.

Лорд адмирал Тибериус хотел было запахать орбитальной бомбардировкой весь дворец, но Уриэль воспротивился этому плану, зная, что в таком случае крейсер уничтожит все в радиусе пятидесяти километров. Поэтому, разрабатывая план, они остановились на магматических бомбах, которые нанесли удар не большей, но и не меньшей силы, чем это было необходимо. Потерь среди мирного населения было не избежать в любом случае, но при таком раскладе они сводились к минимуму.

Космические Десантники пришли сюда, чтобы спасти этих людей, а не уничтожить их. Такая безыскусная резня — удел Кровавых Ангелов. Ультрамарины не относятся к неразборчивым убийцам, они — священное орудие гнева Императора. Они существуют для того, чтобы защищать его подданных.

Слишком многие из тех, кто боролся во имя Империи, забывали о том, что Империя — это живой организм из миллиардов людей, населяющих миры Императора. Без них Империя — ничто. Их связывает воедино Император, а они — тот клей, что удерживает Его государство единым, и Уриэль не станет принимать участие в преднамеренном убийстве.

По спине капитана пробежал холодок: он вспомнил слова Гедрика с Каэрнуса IV.

Смерть Миров и Несущий Тьму ожидают рождения в этой галактике…

Теперь он понял их смысл, и этот смысл ему совершенно не нравился.

«Громовой Ястреб» сильно качнуло, когда пилот, облетев дворец, повёл свой корабль вниз, в дыру в энергетическом щите, пробитую бомбами. С башен грохнули выстрелы, несколько из них даже настигли летящий корабль, но пронять его броню такими булавочными уколами им оказалось не под силу.

Командир экипажа челнока выглянул из двери и крикнул:

— Готовьтесь, братья! Высадка через десять секунд!

Напрягшись, Уриэль хлопнул по нагрудной пластине силового доспеха и болтеру в честь их боевых духов. Собрав волю в кулак, он вытащил энергетический меч, продолжая неотрывно смотреть, как навстречу несётся земля.

«Громовой Ястреб» с грохотом сел на булыжную эспланаду перед дворцом.

Уриэль воскликнул:

— Отвага и честь! — и выпрыгнул из челнока. Подхватив боевой клич, Ультрамарины ринулись за своим капитаном.

Барзано и Шонаи опасливо покосились на потолок своей камеры. Мощная ударная волна от взрыва магматических бомб раскачивала тюремный этаж словно во время землетрясения. По сводчатым потолкам побежали трещины, и дюжина сводов рухнула, похоронив кричащих от ужаса и боли заключённых под тоннами обломков.

Скала раскололась с грохотом орудийного выстрела, и сталь балок застонала под многотонной тяжестью камня. Барзано поднялся на ноги. Прутья решётки их камеры, напрягшись до предела, скрежетали, выгнувшись наружу под давлением просевшей арки.

— Вот и пришло время возмездия, — прошептал он.

— Что происходит? — воскликнула Микола Шонаи, перекрикивая грохот рушащейся каменной кладки.

— Ну, по мне, это похоже на первый удар орбитальной бомбардировки, — хладнокровно ответил Барзано и засунул пальцы глубоко в рот.

Заворожённая столь странными действиями инквизитора Шонаи смотрела на него, не обращая внимания на вибрацию и толчки от бомбардировки.

— Что это вы делаете?

— Вытаскиваю нас… отсюда, — наконец ответил инквизитор, с громким хрустом выдернув зуб. Из уголка рта Барзано заструилась кровь.

Он бросился к двери камеры и, осмотревшись, не видно ли поблизости стражей, вставил зуб в замок. Тюремные коридоры наполнились криками и мольбами заключённых. Стражники тоже орали, приказывая немедленно всем заткнуться.

Барзано быстро отошёл от двери и, подхватив Шонаи, оттащил её и койку с Дженной Шарбен в дальнюю часть камеры. Встав на колени, Барзано прикрыл их своим телом.

— Микола, закройте глаза, уши и откройте рот, чтобы взрывная волна не повредила барабанные перепонки, — посоветовал инквизитор, прижимаясь лицом к плечам к так и не пришедшей в сознание Шарбен.

Губернатор наклонила голову, грохнул взрыв — это сработала компактная взрывчатка, спрятанная в зубе Барзано, выбив замок двери в коридор. Сама дверь не тронулась с места, плотно зажатая в своей раме опустившимся на неё потолком. Не успел затихнуть гром взрыва, как Барзано поднялся на ноги и саданул ботинком по двери камеры.

Она открылась на ширину ладони, но следующий удар распахнул её полностью, и Барзано оказался в коридоре.

Держась за раненое плечо, он повернулся к Шонаи и сказал:

— Оставайтесь здесь и присмотрите за Шарбен. Я скоро вернусь.

— Будьте осторожны! — это всё, что смогла сказать в ответ Микола Шонаи.

— Всегда, — ухмыльнулся Барзано, подобрав камень величиной с кулак, свалившийся с потолка, и осторожно направился по коридору, придерживаясь рукой за стену. Добравшись до поворота, он услышал доносящиеся из-за угла возбуждённые голоса стражей.

Подняв над головой камень, Барзано крикнул с сильнейшим местным акцентом, какой только смог изобразить:

— Быстрей! Быстрей! Заключённые удирают!

Через несколько секунд трое здоровенных тюремщиков выскочили из-за угла.

Барзано ударил камнем в лицо первому из них. Страж тут же повалился на пол, как мешок с цементом. Прыгнув на второго, инквизитор нанёс ему удар камнем по шлему и вовремя распластался на полу — в нескольких сантиметрах над ним прошипел луч лазерного пистолета. Поднявшись на колени, инквизитор всадил локоть в пах третьему стражу. Тот упал, и Барзано, подхватив его лазган, хорошенько двинул прикладом в висок стражнику. Второй попытался было встать, но инквизитор выстрелил ему в лицо.

Прижав приклад к здоровому плечу, Барзано водил стволом лазгана в поисках новых целей. Рана на другом его плече болезненно пульсировала, сквозь повязку сочилась кровь, но разве сейчас время думать о таких пустяках?

Позади опять послышались крики, Барзано резко присел, и шквал лазерных плевков зашипел на каменных стенах над его головой. Развернувшись, инквизитор открыл бешеную стрельбу, и двое стражников с воплями повалились на пол. Но оставалось ещё с полудюжины нетронутых врагов, и Барзано закатился за угол, откуда появились его первые жертвы.

Быстро вскочив на ноги, он понёсся по коридору, а орущие стражники мчались следом. Коридор разделялся на два прохода, Барзано нырнул в левый, и раздавшийся в этот момент выстрел оставил на его руке болезненно саднящий рубец. Коридор был прохладным и тёмным, редкие светильники, казалось, только усиливали мрак.

По всей длине коридора расположились одинаковые камеры, а завершался он ничем не примечательной дверью из ржавого металла. Барзано уловил своей обострённой интуицией волну гнетущего отчаяния. Такой ужас исходил из-за этой двери и концентрация его была столь велика, что инквизитор споткнулся.

Сопротивляясь охватившему его смятению, он двинулся к этой двери, зная, что в его распоряжении считанные секунды, чтобы добежать до убежища, пока его не застрелили преследователи. Добежав наконец до этой пугающей двери, Барзано нырнул в неё, что было сил толкнув ржавый металл ногами.

Дверь с грохотом распахнулась, и он влетел в помещение, приземлившись на спину и застонав от боли, когда рана на его плече вновь открылась. Выстрелив из-за двери в коридор и услышав вопль ещё одного убитого им стража, Барзано со скрежетом задвинул засов и навёл оружие на тех, кто находился внутри помещения. Инквизитор поднял глаза, и ноги его подкосились: около залитого кровью стола стоял Хирург, погружая жужжащую пилу в тело Алмерза Чанды.

Нырнув в укрытие в виде горы обломков, Уриэль повёл огонь из болтера по траншее мятежников. Там, где его снаряды поражали врагов, расцветали алые фонтаны и к грохоту боя добавлялись крики раненых. Несмотря на то что апотекарий Селенус приложил все силы, чтобы поскорее вернуть Уриэля в строй, рана, нанесённая ему топором предводителя эльдаров, отзывалась тупой болью на каждое движение капитана.

Вход на тюремный этаж дворца находился в дальнем конце этого обширного открытого участка, заваленного полыхающими в пламени пожара обломками здания. По обеим сторонам от входа были бункеры из роккрита, прикрывающие все возможные подходы, а перед ними — щель-убежище, защищённая недавно натянутыми кольцами колючей проволоки. Со стороны оборонительных позиций противника грохотали выстрелы: яркие вспышки лазганов и треск тяжёлых болтеров.

Ультрамарины стреляли из-за своих импровизированных баррикад по толстым стенам бункеров. Космические Десантники выпустили в их направлении пару ракет, но бункеры могли выдержать и не такое, лишь прямой артиллерийский удар мог их разрушить.

Противник вёл сосредоточенный огонь по позициям Ультрамаринов, и Уриэль понимал, что они теряют время: враг наверняка вот-вот подтянет тяжёлое вооружение и ринется в контратаку. Какими бы грозными воинами ни были Ультрамарины, им ничего не останется, как отступить перед лицом такой огневой мощи.

Капитан подозвал своих сержантов и быстро обрисовал положение.

— Каковы наши возможности? — спросил он.

Пазаниус вложил в кобуру болт-пистолет и поднял огнемёт.

— Запроси ограниченный удар с крейсера, пробей дыру в линии их обороны и входи с боем через неё.

Уриэль взвесил возможность орбитального удара: заманчиво, но слишком опасно.

— Нет, если артиллеристы ошибутся хоть чуть-чуть, мы сами окажемся в зоне поражения, а весь тюремный комплекс может оказаться похороненным под сотнями тонн обломков.

— Тогда, полагаю, нам придётся идти на прорыв самим, а это работёнка не из лёгких, — угрюмо заметил сержант Венасус.

Уриэль кивнул. Венасус не отличался склонностью к разного рода ухищрениям, но, взвесив все имеющиеся возможности, Уриэль понял, что сержант прав: им придётся отбросить тактические уловки. Превосходная подготовка и вера в Императора были жизненно важными, но в любой битве рано или поздно наступает время, когда приходится действовать напрямую, идти сквозь огонь, чтобы сразиться с врагом врукопашную — клинок на клинок, сила на силу. И сейчас это время пришло.

На позицию Ультрамаринов вновь обрушилась канонада мощного огня, стрелки ПСС методично обстреливали каждый сантиметр пространства, чтобы территория перед Космическими Десантниками превратилась в смертоносную зону.

— Хорошо, — принял наконец решение Уриэль, — вот как мы это сделаем.

Барзано успел поднять лазган, чтобы отразить направленный на него сверху удар пилы Хирурга, которая опустилась на ствол оружия, выбив фонтан лиловых искр. От следующего взмаха пилы инквизитор уклонился, всем телом врезавшись прямо в худощавую фигуру противника. Оба упали, молотя друг друга руками и ногами, и Барзано вскрикнул, почувствовав, как жужжащая пила вгрызается ему в бедро, как её зубья, проскрежетав по костям таза, выскальзывают из тела.

Он ударил лбом в лицо Хирурга. Из сломанного носа эльдара брызнула кровь, и чужак завизжал от боли. Барзано откатился в сторону из-под занесённой для ответного удара пилы, и она просвистела в воздухе, оставив в каменном полу глубокую выбоину. Инквизитор наклонился, чтобы поднять то, что осталось от его лазгана. Стрелять он уже не сможет, но его тяжёлый приклад вполне сойдёт за увесистую дубинку.

Прислонившись спиной к двери, Барзано налёг на неё всем телом и почувствовал удары лазерных выстрелов. Долго дверь не продержится.

Хирург приближался к нему, с завывающей пилы во все стороны летели капли крови. Лицо эльдара превратилось в малиновую маску, его лиловые глаза залила волна ненависти.

А позади на столе стонало истерзанное тело Алмерза Чанды, его окровавленная плоть с содранной кожей начала содрогаться — действие средства, парализующего мышцы, которое ввёл ему Хирург, кончалось.

Собрав волю в кулак, Уриэль прошептал короткую молитву священному примарху, прося его об удаче в предстоящей атаке. Космические Десантники ожидали его приказов. Капеллан Клозель читал Литанию Битвы, его суровый, решительный голос вселял силу и уверенность в души и сердца воинов Четвёртой роты. Уриэль понимал, что он должен подать такой же пример, поведя этих людей в атаку.

Теперь стрелки ПСС лупили из своего оружия вслепую: дымовые гранаты, брошенные на их сторону, извергали клубы маскирующего дыма.

Решив, что дыма достаточно, Уриэль воскликнул:

— В атаку! За славу Терры! — и рванулся вперёд из-за горы обломков.

Ультрамарины, взревев, как один бросились за своим капитаном в дым, под снаряды и лазерные лучи, смертельные для любого, не облачённого в священные силовые доспехи. Эти доспехи, благословлённые Технодесантниками и пронизанные боевым настроем, хранили мужественных воинов.

Космические Десантники рассыпались веером, чтобы разом не попасть под плотный огонь противника. Это испытание каждому предстояло преодолеть в одиночку. Уриэль мчался сквозь белые облака, освещаемые зловещим светом мерцающих языков пламени. Он бежал мимо обожжённых тел, через участки выжженной земли и груды брошенной военной амуниции. Вокруг рвались снаряды и вспыхивали лазерные лучи, выжигая сам воздух. Уриэль возглавлял атаку, и все его чувства были обострены до предела.

Плотный дым окутал все поле боя, лишь яркие вспышки где-то впереди подсказывали Космическим Десантникам, какое ещё расстояние оставалось преодолеть.

Сто пятьдесят шагов.

Сквозь дым Уриэль Вентрис различал размытые силуэты своих братьев, оружие которых изрыгало плевки огня в сторону траншеи мятежников.

Сто шагов.

Раздался рёв боли. По мере приближения к врагу в капитане нарастала холодная ярость.

Затем рядом с ним разорвалась земля, обдав Уриэля градом каменных обломков и раскалённого металла, — по нему палили из тяжёлых болтеров. Первый болт угодил в наплечник, сбив воина с ног, второй ударил по энергетическому мечу, с градом искр оторвав клинок от эфеса.

Уриэль упал и, перекатившись на несколько метров, скользнул в укрытие. На визоре его шлема вспыхнули красные руны, перекрывая обзор. В глаза закапала кровь, и, сняв шлем, капитан вытер её, уже свернувшуюся. Когда Уриэль посмотрел на свой загубленный меч, гнев охватил все его существо: от клинка остался лишь короткий обломок, сложные узоры, в которых жил дух оружия, были разорваны. Наследие Айдэуса уничтожено, единственного осязаемого подтверждения его, Уриэля, командирской власти больше не существует.

Гневно вложив в ножны останки меча, Уриэль поднялся на ноги.

Дым постепенно рассеивался, и он увидел, что находится менее чем в сотне метров от бункеров. Он был уже почти у цели, но на таком расстоянии огонь, который вели по Ультрамаринам враги, становился особенно мощным, и атака Космических Десантников постепенно захлебнулась. Шквал вражеского огня был таким, что пройти сквозь него живым было практически невозможно.

И тут Уриэль, ощутив в себе абсолютную веру, спокойно пошёл на эту стену огня и, преклонив колени перед телом павшего боевого брата, взял цепной меч из его мёртвой руки. Снаряды взрывали землю рядом с ним, но капитан Ультрамаринов шёл не сгибаясь, он даже не пытался уклониться от болтов и лазерных лучей, будто бы их и не было вовсе.

— Капитан! Ложись! — крикнул Пазаниус. Уриэль повернулся к укрывшимся Ультрамаринам и закричал:

— За мной!

Ему в грудь ударил луч лазера.

Уриэль пошатнулся, но не упал, а орёл в центре его нагрудной пластины расплавился. Капеллан Клозель поднялся на ноги, воздев над головой крозиус арканум.

— Смотрите, братья! Нас защищает сам Император! — воскликнул он, и голос капеллана разнёсся над всем полем боя. Огромный капеллан закричал: — Вставайте, братья! За Императора! Вперёд!

Уриэль нажал руну на эфесе цепного меча, и клинок, зарокотав, ожил. Ультрамарин повернулся к траншее противника.

Они сделают это. Пощады не будет.

Хирург совершил выпад, направив пилу в живот Барзано, но тот увернулся. Ухватившись за то, что когда-то было лазганом, а ныне — простой дубинкой, инквизитор крутанулся навстречу противнику и саданул его локтем в бок. Перекатившись вперёд, он сумел избежать ответного удара пилой и с размаху врезался в стол с хирургическими инструментами. Тут же на пол со звоном посыпались пыточные сверла и щипцы. То, что осталось от Алмерза Чанды, не прекращало стонать, но никому до этого не было дела; и когда Хирург вновь пошёл на инквизитора, тот поднял с пола длинный скальпель с крюкообразным лезвием.

Силы Барзано таяли, и он понимал, что долго ему не продержаться. Поднявшись, он крепко сжал в кулаке скальпель. Эльдар, мрачно ухмыльнувшись, взмахнул пилой, целясь человеку в голову.

Инквизитор блокировал удар предплечьем, завопив, когда зубья пилы вгрызлись в его руку и заскрежетали вдоль кости к локтю. Тут воющая пила, задрожав, остановилась — её зубья застряли в кости. И прямо так, с пилой в теле, Барзано сделал шаг вперёд и всадил скальпель в висок Хирурга.

Эльдар зашатался. Изо рта его рекой хлынула кровь, колени подкосились, из черепа с торчащими оттуда пятнадцатью сантиметрами стали начал вытекать мозг. Издав последний вздох, эльдар рухнул вперёд, и пила наконец отпустила искромсанную руку Барзано.

Инквизитор опёрся на стол, изо всех сил стараясь не потерять сознание от пронзающей боли. Толстый шмат мяса свисал с его локтя, но он с усилием заставил себя не смотреть на это.

По двери продолжали лупить выстрелы, нужно было, несмотря на вспышки неимоверной, раздирающей боли в черепе и во всём теле, думать о дальнейшей защите. Инквизитор наклонился, чтобы вытащить из-за пояса Хирурга странного вида пистолет, и скорее почувствовал, а не увидел движение рядом с собой: это, с позволения сказать, Алмерз Чанда приподнялся и сел на столе, его изуродованное тело сделало последний рывок перед смертью. Истерзанные ошмётки его плоти вопили о чудовищной, невообразимой боли — и молили об искуплении.

Барзано старался удержаться на ногах, и в этот миг дверь комнаты Хирурга в конце концов с грохотом рухнула.

Уриэль врезал кулаком по забралу стража, и лицо человека превратилось в кровавое месиво. Выстрел из лазгана оставил глубокий след в нагрудной пластине капитана, но в целом доспехи ещё функционировали, и Уриэль одним выстрелом из болтера уложил нападавшего стрелка. Описав яростную дугу, его цепной меч обезглавил другого солдата и распотрошил третьего. Выстрелив в лицо третьему, Уриэль взревел в свирепом восторге битвы.

Траншея превратилась в настоящую бойню.

Ярости Ультрамаринов не было предела, они разрывали мятежников из ПСС на куски, опустошив траншею неистовством своего натиска. Болтеры палили непрестанно, цепные мечи полыхали красным в солнечном свете, и потоки жидкого пламени заживо поджаривали людей. Пощады Космические Десантники не давали никому, и в считанные секунды траншея превратилась для предателей в открытую могилу.

Сохраняя скорость атаки, Уриэль, призвав своих людей следовать за ним, первым выкарабкался из траншеи и помчался к бункерам. Крупнокалиберные снаряды изрешетили землю вокруг него, но Вентрису каким-то непостижимым образом удавалось избегать прямых попаданий. Стреляя на бегу, капитан Ультрамаринов оказался в десяти метрах от бункера. Он увидел, как Пазаниус выпустил длинную струю жидкого пламени в стрелковую бойницу второго бункера, оранжевые языки огня плясали вокруг исполина, наполнявшего цитадель противника обжигающей смертью.

Уриэль нырнул и подкатился к основанию бункера и снова избежал очереди, выпущенной по нему чуть ли не в упор. Он прижался спиной к передней стене укрепления. Бункер представлял собой приземистую плиту роккрита, выступающую над поверхностью земли, с узкими щелями-бойницами с каждой стороны. Да, здесь гранаты будут бесполезными. В бункере наверняка есть гранатопоглотитель — защищённая камера, в которой взрывная сила гранат сводилась на нет.

Из бункера продолжали стрелять, и Уриэль дождался характерного звука скользнувшей назад затворной рамы опустевшего болтера. Затаив дыхание, он услышал двойной щелчок вставленного нового магазина.

Взревев, Уриэль рывком поднялся на ноги и вогнал цепной меч через бойницу стрелку прямо в лицо. Последовал жуткий вопль и хруст костей. Вытащив меч, капитан Вентрис всунул в бойницу ствол своего болтера и, потянув за спусковой крючок, принялся водить подпрыгивающим стволом слева направо и обратно, наполняя бункер разрывными болтами. Крики оттуда доносились недолго, но Уриэль успокоился, лишь опустошив магазин целиком.

Он выронил болтер, его лицо было залито потом и кровью.

Все. Бункеры принадлежали Ультрамаринам, тюремный комплекс лежал перед ними.

Тюремные стражники ворвались в камеру пыток и столкнулись лицом к лицу с привидением из своих худших ночных кошмаров: это агонизирующий Алмерз Чанда рванулся вперёд, вытолкнув передних тюремщиков за дверь и опрокинув их на пол.

Молотя руками и ногами, умирающий жутко выл от невыносимой боли, казалось, его боль передаётся всем, кто слышал эти терзающие душу звуки. Лазерный луч вонзился в изуродованное тело Чанды и сквозь него — в стражника.

Оторвав взгляды от этого чудовищно изувеченного человека, тюремщики уставились на единственного оставшегося в живых обитателя камеры пыток. Барзано качался, его искромсанное тело выглядело так, будто он только что принял кровавую ванну. Смерть Чанды дала ему драгоценные секунды, которые он вовсе не намерен был упускать. Наведя пистолет Хирурга на стражников, он потянул за спусковой крючок.

Пучок тёмных игл вылетел из дула пистолета, вонзившись в ближайших стражей, искромсав их и убив на месте. Стоявшие позади оказались не столь удачливы: иглы не убили их сразу, но отравили смертоносными токсинами.

Барзано, шатаясь, заковылял к двери, а стражи — кто упал, конвульсивно дёргаясь в предсмертной агонии, а кто удрал, увидев, какая страшная смерть постигла их товарищей. Инквизитор захлопнул дверь и осел на пол, заливая все вокруг своей кровью, а вместе с ней инквизитора покидали и драгоценные силы.

Снаружи опять зазвучали крики, раздались выстрелы и взрывы. Он почувствовал, как кто-то толкает дверь, и пытался удержать её закрытой, но не смог. Упав на пол, он поднял руку с пистолетом… Инквизитор не видел уже ничего — перед его глазами всё расплывалось.

Сержант Леаркус вырвал пистолет из руки потерявшего сознание инквизитора и отшвырнул его в сторону — да, это он с двумя боевыми братьями, с Миколой Шонаи, Лортуэном Перджедом и шестью ошеломлёнными клерками ворвались в комнату пыток. Один из Космических Десантников внёс Дженну Шарбен и осторожно положил арбитра на стол Хирурга.

— Займитесь им, — приказал Леаркус, указывая на безжизненно упавшего Барзано.

Сержант включил вокс:

— Капитан Вентрис, инквизитор Барзано у нас. Он тяжело ранен. Нужно срочно перевести его на крейсер.

Уриэль рванулся через дымящиеся развалины тюрьмы, стреляя на бегу. Взрыв уничтожил большинство солдат, оборонявших вход, звенящее эхо взрыва сопровождалось стонами умирающих.

Его настроение поднялось, когда Леаркус сообщил, что инквизитор в безопасности.

Все-таки правильное решение он принял, оставив сержанта во дворце, чтобы тот прорвался в тюремный комплекс сверху.

Однако под землёй находилось ещё несколько сотен человек. Добраться до братьев и переправить их в безопасное место пока только предстояло. Пазаниус вновь полыхнул пламенем вниз, по грубо высеченной в камне лестнице, ведущей во мрак тюрьмы.

Снизу понеслись вопли, и Уриэль вновь повёл Ультрамаринов в атаку.

Стреляя из болтера через дверь, Леаркус уложил на месте ещё двух стражников и ранил третьего. Три атаки были отражены, но боезапас подходил к концу, да и время было на исходе. В этой комнате ещё два входа, и каждый из Космических Десантников яростно отбивался от нападающих болтером и цепным мечом.

Микола Шонаи и Лортуэн Перджед пытались остановить кровотечение из руки Барзано, но проигрывали это сражение: в этой комнате имелись инструменты только для причинения боли, а не для сохранения жизни. Рука мертвенно-бледного Барзано была рассечена дьявольской пилой от запястья до локтя, слабый пульс едва прощупывался.

Все больше и больше стражей сбегались к дверям камеры пыток, но каждый раз их сносили смертоносные болты или кромсали визжащие цепные мечи. Комнату наполняло зловоние смерти.

Но вот иссяк последний магазин, и Леаркус, выпустив из руки болтер, бросился к двери, которую вновь штурмовали враги. Он зарубил мечом первых нападающих, но выстрелы из лазганов сбили сержанта с ног. В его визоре вспыхнули красные руны. Он перекатился, перерубил ноги одному из нападающих и всадил кулак в пах другому. Сержанта кололи штыками, но в большинстве своём оружие скользило по мощной броне доспехов.

Он сам колол и рубил, бил ногами и руками во все стороны, ощущая, как ломаются кости врагов от каждого его движения. Громыхнул залп, Леаркус вырвался из толпы нападавших, с рёвом раскидав их в стороны…

Ультрамарины держались, но это не могло длиться вечно.

Удар тыльной стороной руки отправил очередного вопящего врага в ад — это Уриэль с Пазаниусом продолжали спускаться в тюремный комплекс. Шлем капитана остался на поле боя, поэтому он следовал за сержантом, чей пеленгатор вёл их к Леаркусу.

Спереди донеслись вопли умирающих и отзвуки яростной схватки, и, бросившись вперёд, сержант увидел десяток стражников, атакующих широкую дверь.

Не дожидаясь приказа, Пазаниус выпустил по ним струю пламени из своего смертоносного огнемёта. Крики ужаса и вонь обожжённой плоти наполнили узкий коридор, и Ультрамарины набросились на тюремных стражей сзади.

Это был уже не бой, а резня. Бежать тюремщикам было некуда. Зажатые между неистовым Леаркусом и вновь появившимися Десантниками, уцелевшие попытались отдаться на милость Уриэля. Но пощады не было — все мятежники до одного были убиты.

Тяжело дыша и вытирая кровь с лица, Уриэль влетел в камеру пыток Хирурга. Комната была завалена мёртвыми телами, стоял невыносимый тошнотворный запах крови. Тишина, внезапно сменившая шум битвы, оглушала, и Леаркус сощурился, опуская свой залитый кровью меч.

Уриэль подошёл к Леаркусу и сжал в своей ладони его руку.

— Рад встрече, брат, — прошептал Уриэль.

Леаркус кивнул:

— И я, капитан.

«Громовой Ястреб» с рёвом взмыл вверх, преследуемый несколькими наспех переоборудованными в боевые корабли челноками и орнитоптерами. Спроектированные для атак с бреющего полёта на медленно движущиеся наземные цели, они не могли противостоять кораблю Космических Десантников. Тем, кому хватило ума убраться от челнока восвояси, — повезло, но семь кораблей преследователей были уничтожены.

Спасение инквизитора Барзано стоило жизни трём Ультрамаринам и двум клеркам, убитым в перестрелке, вспыхнувшей в камере пыток. Лортуэн Перджед был непреклонен в требовании похоронить их со всеми воинскими почестями.

Прежде чем заняться ранеными, апотекарий Селенус удалил жизненно важные прогеноидные железы из тел павших Космических Десантников: возвращение драгоценного генного семени важнее оказания медицинской помощи пострадавшим на поле боя.

Стабилизировав состояние Барзано, он занялся переливанием ему крови от клерка с кровью подходящей группы. Благородный человек выразил готовность отдать кровь до последней капли, чтобы только спасти жизнь инквизитора, но Селенус заверил его, что столь кардинальных мер не потребуется.

Затем он обработал рану Дженны Шарбен, и, хотя она не сможет встать на ноги ещё долго, теперь её жизнь была вне опасности, а рана не причинит девушке долгих страданий. Да и большинство Ультрамаринов оказались раненными не очень-то тяжело.

Помятый «Громовой Ястреб» вышел на высокую орбиту и, состыковавшись наконец с крейсером «Горе побеждённому», доставил на его борт воинов.

Старшие офицеры экспедиции на Павонис расположились вокруг круглого стола в каюте совещаний капитана.

Лорд адмирал Тибериус сидел спиной к стене под внушительным шёлковым полотнищем, на котором в хронологическом порядке были отражены все победы судна и имена его прежних капитанов, первые из которых командовали крейсером ещё за сотни лет до рождения Тибериуса. По одну сторону от лорда адмирала сидели изнурённые сражением Ультрамарины, только что вернувшиеся после битвы на Павонисе: Уриэль, Леаркус, Пазаниус, Венасус и Дардино. На противоположной стороне стола расположились Микола Шонаи и Лортуэн Перджед..

Между ними оказалось свободное кресло, но вот прибыл и последний участник военного совета. Его левая рука была на перевязи, а сам он заметно прихрамывал.

От взгляда Уриэля не укрылся специфический блеск в глазах Барзано — он красноречиво говорил о том, что инквизитора накачали стимуляторами по полной программе. Да, инквизитор действительно применял медицинские препараты, чтобы нейтрализовать боль в раненой руке и плече. Барзано опустился в кресло напротив Уриэля; лицо инквизитора было очень бледным.

— Хорошо, — открыл совет Барзано. — Думаю, будет честным признать положение мрачным. Казимир де Валтос захватил Павонис и в любой момент может добраться до древнего чуждого оружия, способного учинить разрушения в масштабе целой звёздной системы. Все ли согласны с тем, что это справедливая оценка нашего положения?

Все собравшиеся согласились с инквизитором.

— Что, в таком случае, вы предлагаете, инквизитор Барзано? — спросил Тибериус.

— Предлагаю направить закодированное послание на Макрэйдж и вызвать к Павонису боевое судно, оснащённое циклоническими торпедами.

Уриэль стукнул кулаком по столу.

— Нет! — решительно заявил он. — Я этого не потерплю. Мы пришли сюда, чтобы спасти людей этой планеты, а не уничтожить их!

Тибериус отечески накрыл своей ладонью руку Уриэля. Микола Шонаи перевела озадаченный взгляд с Вентриса на Барзано.

— Возможно, я чего-то не понимаю, — наконец произнесла она. — А что такое циклонические торпеды?

— Убийцы планет, — ответил Уриэль. — Они уничтожат в огненной буре атмосферу Павониса, очистив поверхность от всего живого. Моря вскипят и испарятся, и ваш мир превратится в бесплодную скалу, усыпанную пеплом.

Шонаи обратила полный ужаса взгляд на Барзано.

— Вы уничтожите мой мир? — с сомнением спросила она.

Барзано медленно кивнул:

— Если это не позволит безумцу овладеть Несущим Ночь, то да, я сделаю это. Лучше пожертвовать одним миром, чем потерять тысячи. И мы не уклонимся от своего долга.

— Убивать невинных людей не есть наш долг, — заметил Уриэль.

— Наш долг — спасти столько жизней, сколько мы сможем, — возразил Барзано. — Если мы ничего не сделаем и де Валтосу удастся овладеть кораблём ксеносов, погибнет не только Павонис, а множество миров. Мне нелегко даётся это решение, Уриэль, но я должен полагаться на холодную логику и Императора, который руководит мною.

— Не могу поверить, что именно в этом состоит воля Императора.

— Кто ты такой, чтобы судить, чего хочет Император? — выпалил Барзано. — Ты воин, который может увидеть своих врагов на поле битвы и сразить их мечом и болтером. Мои враги — это ересь, отклонения и честолюбие. Это более коварные враги, чем ты можешь себе представить, и соответственно я должен применять более мощное оружие.

— Вы не можете сделать этого, Барзано, — сказал Уриэль. — Мои люди сражались и проливали кровь за этот мир. Я не сдамся.

— Речь не идёт о том, чтобы сдаться, Уриэль, — возразил Барзано. — Речь идёт о предотвращении. Мы не знаем ни того, где находится де Валтос, ни того, как он намеревается завладеть кораблём, а без этой информации мы ничего не сможем сделать. Если мы будем колебаться и не успеем предотвратить приход Несущего Ночь, сколько ещё жизней будет потеряно? Десять миллиардов? Тысяча? Ещё больше?

— Наверняка мы можем что-то предпринять, чтобы остановить де Валтоса, — заявила Шонаи. — На Павонисе миллионы людей. Я не буду просто стоять и выслушивать, как обсуждается судьба моего мира, словно его уничтожение — какой-то пустяк.

Барзано повернулся лицом к Шонаи и сказал:

— Поверьте мне, Микола. Я вовсе не бессердечное чудовище и не считаю, что гибель мира ничего не значит. Если бы существовал другой способ, я бы с радостью выбрал его.

Пока Барзано говорил, в голове Уриэля вновь прозвучали слова Гедрика:

Смерть Миров и Несущий Тьму ожидают рождения в этой галактике. Поднимется один из них или никто, — выбор в твоих руках.

— Вы действительно имеете это в виду, инквизитор Барзано? — спросил Уриэль.

— Что именно? — насторожённо спросил Барзано.

— Относительно выбора другого способа, если будет такая возможность?

— Да.

— Тогда, я полагаю, другой способ есть! — торжественно заявил Уриэль.

Барзано скептически поднял бровь и наклонился вперёд, опершись на стол и стараясь не потревожить раненую руку.

— И каков же он, Уриэль?

Уриэль осознавал всю важность момента, а потому долго собирался с мыслями, прежде чем заговорить.

— Когда в подвале дома де Валтоса мы обнаружили скелеты двух воинов, я заметил, что упаковки батарей, к которым они были подключены, имели идентификационные надписи.

— И?…

— На них было написано «Тембра Ридж», — возможно, губернатор может пролить свет на то, что означает эта надпись, — ответил Уриэль.

— Тембра Ридж? Это горный хребет примерно в сотне километров от Врат Брэндона. Он тянется от западного океана к лесу Греша на востоке, почти тысяча километров скалистых плоскогорий и низкорослых лесов. По всей длине хребта прорыты сотни глубоких шахт. Многие из картелей владеют землёй в Тембра Ридж. У картеля де Валтос там несколько участков.

— Если те вещи были извлечены из шахты в Тембра Ридж, разве не может быть, что и сам Несущий Ночь также лежит там под землёй? — заключил Уриэль.

Барзано с улыбкой кивнул:

— Очень хорошо, Уриэль. А теперь, если бы только мы смогли знать, из какой именно шахты, у нас действительно появился бы повод для праздника.

Хотя тон Барзано оставался несколько саркастичным, Уриэль видел, что теперь инквизитор по крайней мере потерял уверенность в том, что уничтожение Павониса — единственный путь к спасению галактики. Арио Барзано повернулся, к Миколе Шонаи:

— Насколько глубоки эти шахты?

— По-разному, — ответила Шонаи, — самые глубокие, возможно, десять тысяч метров, другие — порядка трёх-четырёх тысяч. Всё зависит от того, какой пласт разрабатывается и на какую глубину экономически оправданно уходить.

— Тогда мы выясним, какие шахты принадлежат картелю де Валтос, и разбомбим их все с орбиты! — прорычал Уриэль.

— Лортуэн? — произнёс Барзано, поворачиваясь к своему другу и помощнику, и тот в ответ задумчиво кивнул и закрыл глаза. Его дыхание замедлилось, веки затрепетали: он отбирал факты, цифры и статистику из пучины информации, собранной им вместе с клерками во время изысканий.

Глаза старика быстро двигались из стороны в сторону, словно считывая информацию, появляющуюся на внутренней поверхности век. Капитан Уриэль впервые заметил, что за ухом Перджеда поблёскивает металл: он носил кибернетические имплантаты, схожие с теми, что были у сервиторов.

Не открывая глаз, Перджед заговорил невыразительным, монотонным голосом:

— В Тембра Ридж картель де Валтос владеет четырьмя шахтами. Все они поставляют минеральную руду, подлежащую переработке в сталь для производства танковых шасси и орудийных стволов, но к настоящему времени уровень производства самой северной из них — наиболее низкий. Полагаю, этот дефицит покрывается повышенной производительностью других шахт, что объясняет большее количество несчастных случаев среди рабочих.

Голова Перджеда склонилась, его дыхание постепенно вновь пришло в норму, и Уриэль торжествующе посмотрел на Барзано.

— Вот, — радостно изрёк он, — у нас есть местоположение, и мы можем атаковать, не прибегая к геноциду.

— Боюсь, это ничего не меняет, капитан Вентрис, — тихо сказал Тибериус.

— Почему?

— Даже при полной нагрузке на наше орудие магматические бомбы не смогут проникнуть так глубоко в кору планеты.

— Тогда мы вновь предпримем вылазку на поверхность! — воскликнул Уриэль. — Техники сообщают, что теперь у нас на ходу два «Громовых Ястреба». Мы вылетим, как только перевооружимся, а де Валтоса мы, если понадобится, вытащим из-под земли голыми руками.

Уриэль вызывающе посмотрел на Барзано, собираясь опровергнуть любые возражения, которые могли появиться у инквизитора.

Но Барзано просто молча кивнул. Спустя несколько секунд он произнёс:

— Прекрасно, Уриэль. Попытаемся сделать по-твоему, но, если ты потерпишь неудачу, Павонис погибнет. От моей руки или от руки де Валтоса.

— Неудача исключена. Павонис будет жить, — заверил Уриэль. — Мы — Ультрамарины!