Ударный крейсер Ультрамаринов «Горе побеждённому» быстро скользил сквозь тьму космоса, тусклый звёздный свет отражался от его корпуса, густо покрытого шрамами сражений. Это был стройный гигант с готическими очертаниями и выступающими варп-стабилизаторами. Антенна на сводчатой куполовидной башенке командной палубы поднималась из её центра и шла к мощным плазменным двигателям в хвостовой части корабля.

По обеим сторонам заострённого носа и артиллерийских орудий находились амбразурные входы в запусковые отсеки, откуда могли отправляться боевые шаттлы — «Громовые Ястребы» — и управляемые торпеды. По всей своей длине крейсер ощетинился украшенными горгульями артиллерийскими батареями и пусковыми отсеками обычных торпед.

Крейсер «Горе побеждённому» был стар. Построенный на верфях Калта почти три тысячи лет назад, он демонстрировал характерные изыски дизайна, присущие кораблестроителям Калта, — изысканные готические арки, окружающие его пусковые отсеки, и летящие контрфорсы кожухов двигателей были верхом изящества.

За свою долгую жизнь ударный крейсер несколько раз пересекал галактику и принимал участие в бессчётных сражениях с врагами — как с людьми, так и с чуждыми расами. Он воевал и с тиранидами в битве за Макрэйдж, именно «Горе побеждённому» уничтожил командное судно изменника Генаса Малкорга, он нанёс смертельный удар по кораблю орков «Ловец зла», а совсем недавно разрушил орбитальные защитные сооружения Тресии в Апполионовском Крестовом Походе.

Корпус корабля гордо нёс на себе шрамы, которые оставляла на его обшивке каждая схватка. Техножрецы Ультрамаринов с благоговением ремонтировали повреждения, воплощавшие собой славу побед великого духа, что обитал в бьющемся механическом сердце космического корабля.

Командный мостик крейсера представлял собой обширное, обрамлённое свечами помещение со сводчатым потолком метров пятнадцать в высоту. Жужжащие блоки светящихся голографических дисплеев и старые рунические экраны тянулись рядами по обеим стенам от приподнятого центрального узла управления — бритоголового получеловека, киборга-сервитора, связанного замысловатой разводкой проводов со всеми управляющими системами корабля. Всю переднюю часть помещения занимал гигантских размеров фонарь наблюдения, сейчас в нём было лишь пустое пространство перед кораблём. Небольшие экраны по углам фонаря кроме объектов, попавших в поле зрения систем наблюдения корабля, отображали текущий курс и скорость судна.

С другой стороны широкий командный узел был разделён на две равные части поперечным пролётом с пультами управления артиллерией и пультами наблюдения, установленными с обеих сторон пролёта. Космические Десантники — палубные офицеры, одетые поверх доспехов в простые мантии из холста, — внимательно наблюдали за каждым из пультов.

Рециркулированный воздух был насыщен ароматом воскуряемого фимиама из кадил, которыми размахивали священники в капюшонах; из ризницы и купола навигатора, располагавшихся позади капитанского пульта управления, доносилось едва слышное пение.

Взгляд командира крейсера был прикован к пульту управления. Рядом с хронодисплеем, показывающим расчётный курс и реальное движение корабля, были представлены оперативные данные по месторасположению крейсера и данные о планете Павонис.

Лорд адмирал Ласло Тибериус из-под тяжёлых век окинул взором капитанский мостик — все ли на месте? — и остался удовлетворённым: всё идёт, как надо.

Тибериус был огромным темнокожим Космодесантником почти четырёхсот лет от роду и сражался в космосе почти всю свою сознательную жизнь. Его лицо было усеяно глубокими шрамами, полученными после столкновения с биокораблем тиранидов, который врезался в командную палубу крейсера «Горе побеждённому» в самом начале битвы за Сэрс. Адмирал был лыс, и даже кожа на его гладком черепе выглядела изрядно потёртой. Рельефная нагрудная пластина его синих доспехов была украшена целой россыпью бронзовых знаков отличия, а в центре её располагалось золотое солнце с лучами — орден Героя Макрэйджа.

Лорд адмирал Тибериус стоял, сцепив руки за спиной, и критическим взглядом изучал оперативные данные о продвижении крейсера, подсчитывая, сколько понадобится времени, чтобы выйти на орбиту Павониса. Глянув в угол одного из экранов, он с удовлетворением отметил, что его прикидочная оценка почти в точности совпала с предварительными расчётами машины. Почти.

Однако адмирал чувствовал, что его человеческая оценка всё-таки была ближе к истине, нежели скрупулёзные математические расчёты бездушной машины.

Перед адмиралом за индивидуальными сенсорными экранами работали члены экипажа корабля, исследуя пространство перед крейсером с помощью всевозможных устройств. Тибериус знал, что капитана космического корабля делает настоящим капитаном его команда, как короля делает свита. Вся его знаменитая по всей галактике тактическая проницательность не стоила бы ни гроша, если б адмиралу предоставили неточную информацию или его приказы не исполнялись бы под палубами быстро и без вопросов.

Но Тибериус знал, что под его началом один из лучших экипажей флота Ультрамара. Многократно испытанный в пылу сражений, этот экипаж в любой ситуации действовал согласно приказам адмирала. Крейсер «Горе побеждённому» прошёл через отчаянные битвы, и его экипаж всегда держался с честью. Отчасти это было благодаря Тибериусу, который требовал, чтобы каждый из экипажа корабля, от младшего матроса до члена командного состава, в любой ситуации соответствовал самым высоким стандартам. Но, с другой стороны, верность и преданность слуг Ультрамаринов, которые Составляли большую часть судовой команды, адмиралу была безграничной.

Они вновь входили в опасную зону, и Тибериус чувствовал в душе знакомое ликование: скоро пламенный меч возмездия Императора обрушится на его врагов. Много лет минуло с тех пор, когда крейсер «Горе побеждённому» в последний раз сражался с эльдарами, и, хотя адмирал ненавидел их со всей страстью фанатика, он вынужден был признать, что в глубине души питает уважение к их военному мастерству и партизанской тактике.

Тибериус знал, что блуждающие по космосу эльдары редко вступают в сражения корабль на корабль, на равных, разве что при исключительно благоприятных для себя обстоятельствах. Дело в том, что их суда до смешного уязвимы и не обладают практически непробиваемой защитой вакуумных щитов, которую имеют корабли Ультрамаринов. Эльдары полагаются в первую очередь на скрытность и быстроту сближения с целью и уж только после того — на свою нечестивую магию, которая и разрушает наводящие устройства оружия противника. Тибериус хорошо знал, что в большинстве случаев атака эльдаров начиналась с удара по носовым соплам, выводившим из строя маневровые двигатели малой тяги. После этого вопрос, у кого пушки больше, становился чисто теоретическим: корабль эльдаров кружился вокруг своего неповоротливого противника, постепенно разнося того на части.

Однажды Тибериус поклялся, что его корабль ни за что не постигнет столь печальная участь, и клятву свою держал. По крайней мере до сегодняшнего дня.

…Тем временем во мрак космоса в шести часах пути от крейсера «Горе побеждённому» зловеще элегантный смертоносный корабль бесшумно выскользнул из тени базы на астероиде. Корабль и вправду был дьявольски красив: его сегментный нос сходил на конус до остроты иглы и был зазубрен; солнечные паруса, походившие на кривые сабли, были грациозно распущены; а искусно сработанные кормовые двигатели обеспечивали кораблю стремительное ускорение. Между кормой и носом судна располагался изящный куполообразный командный отсек, откуда и управлял этим несущим смерть судном его капитан.

Капитан этого столь изящного корабля, носящего имя «Всадник бури», с нескрываемым интересом наблюдал за отражённым сигналом на дисплее перед собой. Наконец-то противник, достойный его мастерства! Корабль Адептус Астартес! Архонт Кешарк из Кабала Расколотого Клинка истомился, устраивая засады на неуклюжих торговцев, обманывая корабли системы обороны и устраивая налёты на первобытные поселения. Кешарку было плевать на богатую добычу, которую приносили ему эти налёты, и даже пытки, коим он так любил подвергать несчастных пленников с захваченных судов, ему наскучили.

Эти детские забавы совершенно не соответствовали его возможностям и талантам.

Тонкие струйки крови засочились из уголков его рта, и Кешарк откинул голову назад, туго натянув безжизненную кожу на череп и застегнув её неровные края крючками за швы на тыльной части шеи. Мечтая о великих битвах и великих победах, Кешарк уже начал было опасаться, что его договор с кайерзаком был ошибкой.

Но теперь перед его алчным взором замаячила, несомненно, достойная добыча.

Молитва Космических Десантников тихим эхом отдавалась в часовне Четвёртой роты, что находилась тремя палубами ниже командирского мостика крейсера «Горе побеждённому». Часовня была просторным помещением с высоким потолком, так что она легко вмещала собравшихся боевых братьев. Отдраенный до блеска, выстланный каменными плитами неф вёл к сияющему чёрному алтарю и деревянному аналою в дальнем конце часовни. В верхней части помещения доминировали витражи изумительных цветов, что многократно усиливало величественность часовни. Каждый витраж размещался в своей листовидной арке, и установленные за ними электрофакелы отбрасывали призрачный свет на собравшихся воинов. Каждый витраж изображал фрагмент долгой истории Империи: Эра Раздора, Эра Отступничества, Обожествлённого Императора и Императора-победителя. Под витражами висели знаки боевого отличия, заслуженные Ротой в дюжине крестовых походов, и каждый из этих знаков являлся свидетельством традиции отваги и мужества, насчитывавшей десять тысяч лет.

Рота стояла по стойке «вольно» в мерцающем свете факелов, глаза воинов были направлены вниз, на гладкий пол часовни. Боевые братья, они читали литанию благодарности Ему, размышляя о своём священном долге перед Богом-Императором.

В часовне воцарилась мёртвая тишина, когда окованная железом дверь в дальнем конце нефа распахнулась и внутрь вошли два человека. Космические Десантники как один встали по стойке «смирно».

Капитан Четвёртой роты Уриэль Вентрис в развевающейся парадной мантии зашагал по широкому нефу. Капитана вёл бледный угрюмый воин в молочно-белом плаще.

Капеллан Четвёртой роты Джадд Клозель носил чёрные доспехи с вычеканенными на них клыкастыми черепами; в тусклом свете электрофакелов мерцали бронзовые и золотые украшения на его панцире и ножных латах. Его шлем в виде грозно ухмыляющегося черепа был пристегнут к ремню рядом с объёмистым томом, переплетённым в выцветшую от времени зелёную шкуру орка.

Левой рукой капеллан размахивал дымящимся кадилом, отчего часовню наполнял аромат благовонных трав и священных масел, смешанный с пьянящими хмельными запахами нагорий Макрэйджа. В правой руке Клозель сжимал крозиус арканум — своё оружие и символ должности капеллана. Крозиус арканум представлял собой жезл, вырезанный из адамантиума и увенчанный сияющим золотым орлом, распростёртые крылья которого были острыми, как бритва. Другой конец крозиуса венчал осклабившийся череп, почти такой же, как и на шлеме капеллана, разве что в глазницах этого черепа сверкали кроваво-красные драгоценные камни.

Джадд Клозель буквально излучал силу. Он не просто заслуживал уважения, он его требовал. Капеллан выглядел огромным, он был даже крупнее, чем Уриэль, а от его строгого, решительного взгляда не укрывалось ничего. Левый серый глаз Клозеля сурово вглядывался в лица Ультрамаринов в поисках признаков слабости, и в то же время правый глаз капеллана осматривал окружающее сквозь бездушную механику грубо имплантированной мерцающей красной сферы.

Его череп являл бы собой гладко выбритый идеальной формы купол, если бы не мерцающий серебряный узел на макушке. Полное, покрытое множеством шрамов лицо Клозеля, на котором он состроил нечто, лишь отдалённо напоминающее улыбку, было обращено к стоящим перед ним Космическим Десантникам.

— На колени! — скомандовал он. Приказ был мгновенно выполнен, и по часовне эхом прокатился лязг бронированных наколенников, одновременно ударившихся об пол.

Уриэль, всё это время со склонённой головой двигавшийся за капелланом, выступил вперёд, чтобы принять дымящееся кадило и крозиус.

— Сегодня — день радости! — возопил Клозель. — Ибо сегодня нам дарована возможность принести свет Императора во тьму и уничтожить тех, кто окажется на пути Его слуг. Мы пока ещё не стали полноценной Ротой, какой были совсем недавно. Многие из наших товарищей, мои боевые братья, нашли свою смерть на Тресии, но мы знаем, что погибли они не напрасно. Они займут своё место рядом с Императором и будут рассказывать истории о своей отваге и чести до последних дней.

Клозель вытянул вперёд руку в перчатке, сжал её в кулак и быстро дважды ударил кулаком по своей нагрудной пластине.

— De mortuis nil nisi bonum! — произнёс нараспев капеллан, принимая кадило у Уриэля.

После этого капеллан Клозель зашагал от алтаря к преклонившим колени Десантникам, погрузив руку в дымящийся коричневый пепел. Обходя воинов, он чертил на доспехах каждого защитные знаки и ритуальные символы сражения, читая Литанию Непорочности. Покончив с последним Десантником, он повернулся к алтарю и произнёс:

— Ритуал Битвы завершён, мой капитан.

— Ты удостоил нас чести, капеллан Клозель. Быть может, ты поведёшь нас и в молитве?

— Да, капитан, — ответствовал Клозель.

Выйдя вперёд, он поднялся по ступенькам, преклонил колено и поцеловал базальтовую поверхность алтаря.

Поднявшись, он начал нараспев читать слова молитвы, и Ультрамарины склонили головы.

— О Священный Господин Человечества, мы, Твои смиренные слуги, возносим Тебе слова благодарности за этот новый день. Направляя свои силы на благородную битву, мы радуемся возможности, которую Ты даруешь нам, возможности использовать своё мастерство и силы во имя Тебя. Планету Павонис изводят вырождающиеся чужаки, она расколота борьбой. По Твоей милости и Твоему благословению Имперская мудрость вскоре снова восторжествует во имя Тебя. За это мы благодарим и не просим ни о чём, кроме возможности служить Тебе. Мы молимся во имя Твоё. Жиллиман, восславь его!

— Жиллиман, восславь его! — эхом откликнулись Космические Десантники.

Клозель отошёл в сторону, сложив руки на груди, а капитан Уриэль занял его место, встав перед своими людьми. Собираясь впервые обратиться к Роте, он чувствовал себя не в своей тарелке и мысленно винил себя в отсутствии сосредоточенности. Вот уже более века он встречается лицом к лицу с врагами человечества, так неужели теперь он волнуется, обращаясь к Подразделению Космических Десантников?

Уриэль обвёл долгим взглядом собравшихся боевых братьев своей Роты, людей величайших из всех живущих в галактике, и в знак особого признания кивнул гиганту, смахивавшему на медведя, — сержанту Пазаниусу. Пазаниус, друг Уриэля с юных лет, продолжал расти духовно и физически даже теперь, когда годы учёбы были далеко позади, и сегодня Пазаниус был, безусловно, самым сильным Космическим Десантником Ордена. Ещё на заре его обучения техножрецы были вынуждены изготовить для Пазаниуса уникальный комплект доспехов, составленный из доспехов безнадёжно повреждённого комплекта Терминатора. Так что неудивительно, что теперь рядом с его огромной фигурой большинство боевых братьев казалось малышами.

Пазаниус незаметно кивнул Уриэлю, и, ощутив поддержку друга, капитан почувствовал, как растёт его уверенность. Сержант-ветеран был для Уриэля той скалой, на которую он мог опереться и в бою, и в мирные дни, так что Уриэль с гордостью называл Пазаниуса не просто другом, а другом настоящим.

Чуть позади Пазаниуса капитан увидел величественные, будто изваянные из мрамора, фигуры сержанта Леаркуса и его соотечественника Клиандера. Все они давно переросли детское соперничество и неоднократно спасали друг другу жизни, но друзьями так и не стали, между ними не возникли узы братства, которые оплетали весь Орден.

Уриэля раздражало, что он всё ещё испытывал трудности в установлении взаимоотношений со своими людьми, по-настоящему опытные офицеры могли быстро найти подход к каждому из своих подчинённых. Вот Айдэус был прирождённым лидером, в сражениях он часто опирался на собственные решения вместо того, чтобы обращаться к священному Кодексу Астартес, написанному самим Робаутом Жиллиманом, да и руководил своими людьми Айдэус с инстинктивной лёгкостью, и Уриэль находил, что в этом ему с Айдэусом никогда не сравняться. Решив следовать совету Айдэуса быть самим собой, Уриэль отбросил сомнения. Четвёртая рота была теперь его командой, и он сделает так, чтобы они это поняли.

— Вольно! — скомандовал он, и воины слегка расслабились. — Все вы знаете меня. Я сражался рядом с большинством из вас более века. Вы знаете меня — я знаю вас, и поэтому я говорю: будем благодарны за данную нам Императором возможность вновь доказать и ему, и примарху свою преданность.

Уриэль медленно возложил руку на эфес меча Айдэуса, подчёркивая тот факт, что прежний капитан Роты передал оружие ему.

— Я знаю, что недолго был вашим лидером, я также знаю, что некоторые из вас предпочли бы, чтобы я вообще не был бы вашим капитаном, — продолжал Уриэль. Он сделал паузу, тщательно подбирая и взвешивая свои слова. — Капитан Айдэус был великим человеком, и самым тяжёлым, что мне когда-либо доводилось в жизни, было видеть, как он умирает. Никто не горюет по нему больше меня, но он мёртв, а я теперь вместо него стою перед вами. Я нёс свет Императора во все уголки этой галактики: я сражался с тиранидами, сжигая корабли-ульи, я убивал грозных воинов Хаоса на планетах, полных невыразимых ужасов, и я побеждал орков в бесплодных ледяных пустынях. Я сражался рядом со многими величайшими воинами Империи, поэтому знайте: я — капитан этой Роты. Я Уриэль Вентрис, Ультрамарин, и я умру, но не обесчещу Орден. Мне оказана честь состоять в этом братстве, и если бы я мог выбирать, кого из воинов поставить рядом с собой, я не смог бы выбрать людей лучше, чем те, что состоят в Четвёртой Роте. Каждый, кто находится здесь, и каждый из наших почитаемых павших вёл себя так, что этим можно только гордиться. Я отдаю честь всем вам!

Произнося эти слова, Уриэль извлёк меч Айдэуса из ножен и, отсалютовав, высоко поднял его над головой. Тёмно-синие кольца энергии, отражая свет электрофакелов, засверкали по всей длине мастерски изготовленного клинка.

Десантники поднялись на ноги и с силой ударили кулаками по нагрудным пластинам панцирей так, что оглушительный гул эхом прокатился по часовне.

— Мы — Ультрамарины! — воскликнул Уриэль. — И ни один враг не устоит перед нами, пока мы верны Императору!

С этими словами капитан прошагал за деревянный аналой и заглянул в инфоблок, искусно вмонтированный в его поверхность. У Уриэля не было необходимости считывать с него информацию: свою боевую задачу он изучил до мельчайших подробностей ещё неделю назад, до начала путешествия через варп, но присутствие инфоблока вселяло в капитана уверенность.

— Мы направляемся на планету Павонис, и нам поручено вернуть её в лоно Империи. Павонис не выполняет своего долга перед Императором. Он не обеспечивает Его тем, что Ему причитается. Чтобы исправить это положение, нам поручена защита эксперта Администратума, который обучит правителей Павониса должному исполнению их обязанностей. Правители Павониса возомнили, будто они неподвластны законам Императора. Вместе мы покажем им, что это не так. Благословен будь, примарх!

— Благословен будь, примарх! — эхом откликнулись Космические Десантники.

Уриэль сделал паузу, сожалея, что ничего не знает об эксперте, которого Десантники должны были охранять. Он даже не познакомился с человеком, которого Марнеус Калгар поручил его защите. До сих пор эксперт проводил время в своих комнатах, и посещали его только люди из ближайшего окружения — помощники, духовные лица и слуги.

Что ж, вскоре ему придётся выйти: крейсеру «Горе побеждённому» оставался всего день пути до места назначения. Переходя к следующему пункту инструктажа, Уриэль понизил голос:

— Возможно, в результате неспособности лидеров Павониса должным образом приводить в исполнение предписания Императора было допущено возникновение группы, именующей себя Церковь Старых Принципов. Эти еретики развязали кровавый террор, стремясь вернуться к мрачным доимперским временам.

После этих слов по рядам десантников прокатился ропот недоверия, но Уриэль продолжил:

— Они уже убили триста пятьдесят девять слуг Императора и причинили неисчислимый ущерб. Они взрывают Его предприятия. Они убивают Его священников и сжигают Его храмы. Вместе мы остановим их. Благословен будь, примарх!

— Благословен будь, примарх!!!

— Но, боевые братья, планета Павонис страдает не только от зла, творимого еретиками изнутри. Нет, ещё больший ужас Павонису несёт еретическое вмешательство чужаков. Уже долгие годы эльдары — раса столь надменная, что полагает, будто может безнаказанно опустошать наше пространство и похищать собственность, законно принадлежащую Императору, — свирепствуют в этом районе космического пространства. Вместе мы покажем им, что этого нельзя делать. Благословен будь, примарх!

— Благословен будь, примарх!

Уриэль вышел из-за аналоя:

— Возвращайтесь в свои отсеки, боевые братья. Отнеситесь с почтением к своему боевому оснащению, чтобы оно смогло защитить вас в дни предстоящих сражений. Да пребудет Император со всеми вами!

— И с тобой, капитан, — произнёс Пазаниус, выступив вперёд и поклонившись Уриэлю.

Сначала робко, но, видя, что Пазаниус принял Уриэля, воины Роты тоже сделали шаг вперёд и поклонились своему новому капитану, после чего покинули часовню.

Пазаниус вышел последним, и, прежде чем двери закрылись за его спиной, он остановился и повернулся к Уриэлю. Капитан Вентрис внимательно посмотрел в его глаза и в знак благодарности кивнул старому другу.

Архонт Кешарк инструктировал своего помощника:

— Вводи основную мощность постепенно и будь готов запустить двигатели-имитаторы по моей команде. — Голос Кешарка механически скрежетал и звучал угрожающе.

— Есть, грозный Архонт.

Кешарк приложил к своей мокнущей шее ароматизированную ткань, отхаркнув кровавую пену в стоявший рядом кубок. Теперь ему становилось трудно даже говорить, и он тяжело сглотнул, в очередной раз призвав проклятие Жизни Тысячи Болей на голову Аздрубаэля Векта.

Гноящиеся раны на шее Кешарка никогда не затянутся. Гомункулус Векта позаботился об этом в камерах пыток под дворцом его кабала. Да, Кешарк до мельчайших деталей спланировал попытку прийти к руководству кабалом, но Вект каким-то образом умудрился пронюхать о его предательстве, и переворот провалился, не успев начаться. Последовали месяцы пыток. Кешарк умолял лишить его жизни, но гомункулус лишь умело подводил его к грани смерти, каждый раз возвращая сознание Кешарка в ад бесконечной боли.

Он ожидал, что там и умрёт, но Вект приказал, чтобы Кешарка освободили и вновь пришили кожу к тому, что осталось от его мускулатуры. Кешарк помнил, как всякий раз, когда к нему возвращалось сознание, он видел над собой улыбающееся, жестокое лицо Векта. Он пытался закрывать глаза, чтобы не видеть злорадной улыбки, но веки его были аккуратно срезаны, так что физическая пытка становилась ещё и пыткой духовной.

— Ты надеешься умереть здесь? — вопрошал верховный повелитель Кабала Чёрного Сердца. И всякий раз, не дождавшись ответа, лорд тёмных эльдар медленно качал головой и продолжал: — Нет, ты не умрёшь. Я не сделаю тебе такого подарка, — мстительно обещал Вект, проводя своими идеально наманикюренными ногтями по оголённым беззащитным рёбрам Кешарка. — Ты был тщеславным дурнем, Кешарк, ты открыто похвалялся, что сможешь расправиться со мной. Ведь ты не мог не знать, что мои шпионы есть повсюду и они обязательно передадут мне всё, что ты скажешь, прежде чем твои глупые слова замрут в воздухе. — В этом месте Вект обычно вздыхал, словно был в большей степени разочарован, нежели разгневан. — Предательство и обман я могу понять и даже простить. Но глупость и некомпетентность меня просто раздражают. Тебя погубили патологическое тщеславие и необузданное самомнение, и я нахожу весьма уместным, что они будут постоянно сопровождать тебя в твоём провале. Я изгоню тебя из Комморрага, вышлю из нашего тёмного города, вышвырну в пустыню к хищникам!…

Кешарк не верил тогда Векту, думая, что эти слова были лишь изощрённой уловкой, целью которой было возродить надежды Кешарка на жизнь, чтобы потом вдребезги разбить эти надежды. Вект был мастером на такие изощрённые издевательства. Но Вект не солгал. Не прошло и недели, как Кешарк и немногочисленные выжившие члены его кабала медленно поползли из Комморрага в бесчестье и унижении. Кешарк поклялся отомстить дому Аздрубаэля Векта, но его прежний господин лишь посмеялся, и звуки его веселья огненными бичами до сегодняшнего дня хлестали душу Кешарка. Но скоро, скоро Вект перестанет смеяться — Кешарк вновь подумал о добыче, которая ожидает его, как только он перехитрит глупого кайерзака. Однако сперва он должен разобраться со вновь возникшей угрозой его тщательно выстроенному плану.

Убийство было уже так близко, что Кешарк почти ощущал кровь Космических Десантников на своих вялых губах. Он поднялся с командирского кресла и направился к главному экрану; движения Кешарка были гибкими, как у танцора, несмотря на то, что кожа на его теле болталась рваными лохмотьями. Сегментированные зелёные Доспехи Кешарка сияли, как отполированный нефрит, подчёркивая бледность его лица. Безжизненные белые волосы с тёмно-лиловыми прожилками струились по его плечам, удерживал их малиновый ободок над бровями. Кешарк увлажнил рафинированным спреем из крошечного пульверизатора свои глаза, лишённые век, и принялся изучать открывшийся ему вид.

У ног Кешарка заскользила лязгающая стайка нелепых существ, сконструированных из сшитых из случайных кусочков плоти, которые вместе составляли вздымающуюся массу острых как бритва челюстей и клыков. Это были экскренты — любимцы Кешарка, обязанные своим существованием прихоти главного гомункулуса. Экскренты толпились у ног своего хозяина, шипя в бессмысленной злобе сквозь жёлтые ядовитые клыки на всё, что осмеливалось приблизиться.

Тем временем добыча была почти уже в зоне поражения, и возбуждение Кешарка стало нарастать. Его сердце бешено заколотилось, когда он представил, какую боль причинит этим воинам. Уголки его рта подёргивались в предвкушении, а пальцы дрожали при одной мысли о предстоящих пытках. Кешарк решил, что одного из Космических Десантников он оставит в живых — как своего баловня. Наблюдая за тем, как его товарищей будут медленно резать на куски, постепенно скармливая их тела экскрентам, этот Десантник будет хныкать в непрестанной боли.

— Грозный Архонт, корабль-жертва вошёл в зону досягаемости орудий! — прошипел наконец помощник Кешарка.

— Великолепно! — Кешарк улыбнулся из-под своей кожи. — Приведи оружие в состояние боевой готовности и наладь двигатели-имитаторы.

Вражеский корабль всё ещё был слишком далеко, чтобы разглядеть его на экране, но Кешарк уже физически ощущал его близость. Он вернулся в командное кресло и нетерпеливо извлёк из ножен топор. Ему нравилось поддразнивать ониксовое лезвие топора, совершая очередное убийство, тем самым поддерживая в душе топора жажду крови.

— Сделай так, чтобы солнце было у нас за спиной, а сами мы оказались у него справа по борту, — приказал Кешарк и любовно погладил лезвие оружия.

— Разрешите подняться на мостик, лорд адмирал?

Тибериус отвернулся от пульта и, увидев двух мужчин в мантиях, стоящих у входа на командирский мостик, попробовал скрыть раздражение. Штатские на его мостике — этого он всегда старался избегать, но этот эксперт имел при себе высшую печать Администратума, и отказать ему в просьбе было бы по меньшей мере невежливо.

Тибериус кивнул в знак согласия и спустился со своего помоста, а те двое начали подниматься на командирский мостик, неловко шаркая ногами по ступенькам трапа. Один из них был почтенным старцем; он шёл, опираясь на трость из слоновой кости; второй же мужчина был человеком лет сорока с непримечательным лицом и вкрадчивыми манерами. Тибериус про себя отметил, что этот штатский похож на любого другого безликого эксперта Администратума, по крайней мере из тех, с кем ему доводилось встречаться.

Тот, что постарше, выглядел совершенно равнодушным, но второй определённо излучал энтузиазм.

— Премного благодарен, лорд адмирал. Очень любезно с вашей стороны позволить нам подняться на мостик — вашу святая святых. Очень любезно.

— Могу ли я что-нибудь сделать для вас, эксперт Барзано? — спросил Тибериус, уже утомлённый бурным потоком витиеватых слов, изливаемых Барзано.

— О, прошу вас, лорд адмирал, зовите меня просто Арио, — ответил Барзано со счастливым видом. — Мой личный помощник Лортуэн Перджед и я просто хотели увидеть мостик вашего великого звёздного корабля до того, как мы прибудем на Павонис. К сожалению, мы пока были очень заняты, так что у нас до сего момента не было возможности полюбоваться тем, что нас окружает.

Барзано подошёл к обзорной панели, на которой в тот момент было изображение крохотного диска Павониса и сияющего шара его солнца. Мимоходом Барзано осмотрел несколько станций, управляемых сервиторами. Он обернулся и жестом пригласил Тибериуса и Лортуэна Перджеда следовать за собой.

Помощник пожал плечами и направился за своим господином, который склонился над мониторинговой станцией, размахивая рукой перед бесцветным и лишённым всяческого выражения лицом сервитора. Лоботомированное существо не обращало на эксперта ни малейшего внимания, его кибернетически изменённый мозг был даже не в состоянии зафиксировать его присутствие.

— Восхитительно, совершенно восхитительно! — заметил Барзано, когда Тибериус подошёл к нему. — А что делает это?

Сдерживая раздражение, Тибериус произнёс:

— Эта станция следит за изменениями температуры в активной зоне плазменного двигателя.

— А это?

— Регулирует устройства рециркуляции кислорода на оружейных палубах.

Не дослушав, Барзано направился по сводчатому трансепту — поперечному нефу — к наблюдательным станциям, где офицеры — Космические Десантники — работали рядом с неподвижными сервиторами.

Несколько лиц повернулось к Барзано, когда тот вошёл, на что он покачал головой:

— Не обращайте на меня внимания, словно меня здесь нет.

Барзано встал над обрамлённым камнем столом прокладки курса в центре комнаты и, положив локти на его край, принялся за изучение огромного количества оперативной информации, выводимой на вмонтированный в стол инфоблок.

— Это поистине восхитительно, лорд адмирал, поистине восхитительно! — повторил Барзано.

— Благодарю вас за проявленный интерес, эксперт Барзано, но…

— Арио, прошу вас, Арио.

— Прошу вас, эксперт Барзано. — Тибериус словно не заметил замечания. — Это военный корабль, это не…

— Лорд адмирал, — прервал его Филотас, палубный офицер Тибериуса.

Так и не договорив, Тибериус поспешил к сложному нагромождению рунных дисплеев, за которыми работал офицер.

— У тебя что-то есть?

— Новый контакт, лорд адмирал. В шестидесяти тысячах километров впереди нас, — доложил Филотас, руки которого продолжали порхать над пультом, а глаза — всматриваться в показания прибора. — Я только что обнаружил выброс плазменной энергии на мониторах средней дистанции.

— Что это? — быстро спросил Тибериус. — Корабль?

— Полагаю, да, лорд адмирал. Координаты — ноль-три-девять.

— Идентифицируй его: класс и тип. И выясни, как ему удалось подойти так дьявольски близко, а мы до сих пор этого не замечали!

Филотас кивнул и вновь склонился над пультом. Арио Барзано изучил оперативные данные на центральном столе и указал на пятнышко на экране, которое и представляло неизвестный контакт. Рядом с ним на экране шли ряды чисел — исчерпывающий комплекс информации о неизвестном судне.

— Это и есть контакт? — заинтересовался Барзано.

— Да, эксперт Барзано, именно он, — выпалил Тибериус. — Но у меня сейчас нет времени обучать вас тонкостям управления кораблём.

— Лорд адмирал! — раздался голос Филотаса. — Я идентифицировал характерные черты двигателя неизвестного контакта.

— Лорд адмирал, — произнёс палубный офицер. — Это «Отважный» — корабль системы обороны Павониса.

— Цель приближается к дистанции поражения, грозный Архонт.

Кешарк провёл языком по зубам, ощутив солёный привкус свернувшейся между зубами крови, и вздрогнул от едва сдерживаемого возбуждения. Да, эти дурни заглотили наживку, поверив, что «Всадник бури» — один из их кораблей.

— Переключи основную мощность на ланс-батареи и держи её в резерве. Я хочу сокрушить их одним залпом. Пусть первый же удар станет смертельным!

— Есть, грозный Архонт.

Тибериус вернулся за капитанский пульт и отдал приказ связистам:

— Установить контакт с «Отважным» и передать его капитану мои наилучшие пожелания.

— Есть, лорд адмирал.

Капитан крейсера «Горе побеждённому» всматривался в обзорную панель, надеясь увидеть на ней очертания корабля системы обороны, но пылающая корона звезды в центре планетной системы не давала ему возможности видеть практически ничего. Тибериус вновь повернулся к контрольному пульту и почувствовал, как нервы его напряглись до предела, лишь только он заметил, что Барзано склонился над кабиной ввода информации одного из банков данных его корабля.

— Эксперт Барзано! — позвал Тибериус.

Эксперт, напряжённо вглядываясь в инфоблок перед собой, ничего не ответил и только жестом показал, что занят. И тут Тибериус решил, что с него достаточно. Будь это эксперт наивысшего уровня допуска или кто другой — никто ещё не проявлял такого неуважения к командиру звёздного корабля. Тибериус спустился с командирского помоста, и тут Барзано внезапно бросился ему навстречу.

— Лорд адмирал! Поднимите вакуумные щиты и приведите корабль в боевую готовность! — приказал Барзано. На этот раз его голос был полон властности.

Тибериус сложил руки на своей огромной груди и посмотрел сверху вниз на напряжённое лицо эксперта:

— И с чего бы я должен всё это сделать, эксперт Барзано?

— Потому, — настойчиво зашипел Барзано, — что в соответствии с данными архивов флота «Отважный» был уничтожен со всем экипажем пять лет назад, лорд адмирал.

И тут Тибериус почувствовал, как кровь, отхлынула от его лица: он осознал последствия и масштаб опасности, которой подвергался его корабль и экипаж.

— Право руля! Резко вправо! — крикнул он. — Поднять вакуумные щиты и увеличить подачу энергии в передние маневровые ускорители!

— Огонь! — скомандовал Архонт Кешарк, увидев, как массивный нос корабля Космических Десантников начинает поворачиваться к ним. Судно вздрогнуло, когда передние ланс-батареи метнули смертельные импульсы тёмной энергии навстречу жертве. Энергетические импульсы покрыли расстояние в мгновение ока. Видеоэкран вспыхнул, когда колоссальная энергия ударила по крейсеру и взорвалась с невероятной силой.

Яркий ореол вспыхнул вокруг «Горя побеждённому», лишь только первые сгустки энергии ударили в вакуумные щиты судна. Следующие энергетические заряды обрушились на бронированный нос корабля, и над повреждённым корпусом крейсера встали столбы огня и воспламенившегося кислорода.

Эффект от воздействия поистине огромной разрушительной силы на столь близкой дистанции — не часто увидишь такое зрелище. Оно воодушевляло, и Кешарк взревел, торжествуя.

Хоть для приборов наблюдения расстояние всё-таки было велико, Кешарк видел, что разрушения, вызванные импульсными копьями, были чудовищными. Листы адамантиума метровой толщины отслаивались от корабля, как алюминиевая фольга, и покорёженная стальная арматура безвольно свисала с раскуроченной носовой секции, куда был нанесён главный удар. Струи замерзающего кислорода кристаллизовывались, вырываясь из треснувшего корпуса, противовзрывные двери безуспешно пытались остановить разрушение корабля. Кешарк знал, что при первом ударе должны были погибнуть сотни Десантников и многие вскоре последуют за ними, вопя, как грешники в аду, когда их отсеки неожиданно вырвутся в открытый космос.

Кешарк хохотал.

— Подведи нас ближе и полукругом обойди их сзади, — приказал он. — Выведи из строя их двигатели.

Когда чудовищной силы взрыв обрушился на корабль, мостик крейсера накренился, сбивая с ног командный состав, и тут же за первым взрывом последовали новые — на мостике они воспринимались как глухие тяжёлые удары.

Зазвенели колокола тревоги, командирский мостик залило красным светом. Аварийные команды сражались с пожарами и занимались ранеными, а из разрушенных трубопроводов и мониторов вырывались пар, дым и языки пламени. Десятки сервиторов упали со своих кресел бездыханными.

Тибериус поднялся с палубы, на его щеке сочился бурой кровью глубокий порез. Мужество не покидало адмирала ни на мгновение, а кровь на его щеке свернулась за считанные секунды, и Тибериус воскликнул:

— Информацию о повреждениях! Немедленно!

Он бросился к станции управления артиллерией, выдернув из-за пульта сервитора наведения. Сервитор был мёртв, его бледная плоть обгорела дочерна, кнопки управления разбиты. Компьютеры работали, определяя степень полученных повреждений, но Тибериус уже понимал, что повреждения они получили огромные. Рана пока несмертельна, но положение очень серьёзное.

— Вакуумные щиты перегружены и повреждён корпус от седьмой до девятой палубы! — выкрикнул палубный офицер. — Потеряна связь с носовыми артиллерийскими орудиями, есть попадание в главный пусковой отсек. — Все это офицер выпалил на одном дыхании. Сделав паузу, чтобы вдохнуть воздух, он продолжил: — Но нам повезло: последние несколько взрывов нас только поцарапали, лорд адмирал. Ваш поворот в огонь спас нас.

Тибериус хмыкнул, понимая, что похвала сейчас не только неуместна, но и недостойна его ошибки. Адмирал молча повернулся к командному пульту. Предупреждение Барзано прозвучало как раз вовремя, и именно оно спасло корабль. Щиты едва успели подняться, как крейсер сотряс удар коварного противника.

Теперь Тибериусу оставалось только смотреть на обзорную панель, злясь на самого себя за то, что его смогли провести как мальчишку. Адмирал наблюдал, как чёрное судно с плавными обводами, изящным главным парусом, колышущимся на солнечном ветру, на мгновение выскользнуло из маскирующего сияния солнца и исчезло из вида за правым бортом «Горя побеждённому».

— Эльдар, мать его! Откуда же, о девять кругов ада, появился этот корабль? Как, во имя Жиллимана, ему удалось одурачить все системы наблюдения крейсера?

— Центр наблюдения! Дайте мне полный увеличенный обзор локальной зоны. Скажите, во имя священной Терры, что там происходит! Батареи правого борта — залп!!!

Филотас кивнул, поспешно передавая приказы лорда адмирала.

— И кто-нибудь, прекратите этот проклятый колокольный звон!

На мостике неожиданно воцарилась тишина — мёртвая после того, как колокол ризницы умолк. Теперь были слышны лишь шипение повреждённых машин, потрескивание искр и стоны повреждённых сервиторов. Адмирал ощутил вибрацию — то батареи правого борта открыли огонь, но без должного управления артиллерией они вряд ли сумеют поразить противника.

Тибериус рукавом стёр со лба запёкшуюся кровь. К капитанскому пульту подходил, пошатываясь, Арио Барзано, поддерживая согнувшегося помощника. У Перджеда шла кровь из раны на голове, но рана была неглубокой, поэтому, устроив раненого помощника на трапе, ведущем в часовню, Барзано бегом вернулся к пульту наблюдения. Тибериус прокричал эксперту:

— Благодарю, эксперт Барзано, за предупреждение! Оно прозвучало как раз вовремя.

Затем Тибериус повернулся к пульту, пытаясь получить оттуда оперативные данные, но дисплей был забит устаревшей информацией, а системы наблюдения получали десятки возвратных сигналов. Проклятая чуждая магия! Любой из них мог оказаться налётчиком эльдаров.

Он должен спасать свой корабль, но как это сделать при такой недостоверной информации? Однако плохое решение всё же лучше, чем никакого решения.

— Право руля до отказа и огонь из всех батарей! Мы должны убраться от этого ублюдка хоть на какое-то расстояние! Нам нужно место для манёвра.

— Нет, лорд адмирал! — запротестовал Барзано из-за стола с оперативными данными. — Я полагаю, что мы имеем дело с кораблём тёмных эльдаров. Я читал о таких судах, и мы не должны удаляться от него.

Тибериус заколебался, он не привык, чтобы ему противоречили на мостике его же корабля, но эксперт до сих пор оказывался прав и, казалось, больше знал о возможностях вражеского судна.

— Спасибо за совет, эксперт Барзано. У нас мало времени, что будем делать?

— Мы должны сблизиться с противником, направить на него огневой вал и надеяться, что удачно пробьём его гало-поля.

— Делай, как он говорит! — выпалил Тибериус своему офицеру-рулевому. — Запускай левые маневровые двигатели малой тяги и ложись на новый курс: ноль-девять-ноль!

Кешарк смотрел, как на экране перед ним повреждённый корабль вращается вокруг своей оси. Разорванный нос крейсера неожиданно быстро повернулся, и, заметил вдруг Кешарк, корабль стал стремительно приближаться. Архонт громко выругался, осознав, что кто-то на борту того судна, должно быть, хорошо знаком с возможностями его корабля.

Кешарк закричал, указывая рукой на экран:

— Держите нас позади этого мерзавца, будь прокляты ваши души!

И в тот же миг мостик качнулся — это раздались залпы батареи тяжёлых орудий крейсера. Артиллеристы «Горя побеждённому» не могли установить местоположение противника, но при столь большой огневой мощи рано или поздно их залпы достигнут цели. А «Всадник бури» строился не для того, чтобы выносить такое жестокое обращение.

Крейсер «Горе побеждённому» не собирался сдаваться, он искал и использовал любую возможность, чтобы сделать ответный ход на равных. Да, в этой битве мог быть только один победитель.

— Носовые торпедные отсеки готовы, грозный Архонт!

— Полный разброс! — завопил Кешарк. — Огонь!!!

— На подходе торпеды, лорд адмирал! — предупредил Филотас.

— Будь они прокляты Императором! Лево руля до отказа! Оборонительным орудийным башням открыть огонь!

— Бортовым батареям захватить цель — место выхода торпед — и огонь! — выкрикнул Барзано.

— Делайте, как он сказал! — подтвердил приказ эксперта Тибериус.

Мостик сильно качнуло, и Тибериус ухватился за командирский пульт, когда крейсер стал разворачиваться в обратном направлении.

Шесть торпед стремительно неслись к крейсеру, вражеская система нацеливания создала искажённое поле, которое сильно затрудняло их перехват. Но на столь близком расстоянии и при движении сквозь такой плотный огонь было неизбежно, что некоторые торпеды к цели не пробьются. Две взорвались, когда артиллеристы поразили их. Ещё одна торпеда была введена в заблуждение радиацией, сигналы которой исходили из повреждённого носа крейсера, и промчалась под кораблём, не причинив ему вреда. Однако три последние торпеды всё-таки приближались к крейсеру, оказавшись в поле действия средств его ближней обороны.

— Три торпеды ликвидированы! — хрипло выкрикнул Филотас.

— Стало быть, ещё три остались! — заметил Тибериус. — Убрать их!

— Ближние оборонительные орудийные башни сейчас нацеливаются!

Гигантская обзорная панель отражала мрак космоса, расчерченный яркими мазками взрывов и ледяными инверсионными следами приближающихся торпед. Вся команда мостика видела мчащиеся на них торпеды, и каждый из Десантников кожей ощущал, как их боевые головки нацелены прямо меж его глаз.

Кто затаил дыхание, а кто возносил молитвы Императору, когда последняя линия обороны крейсера открыла огонь.

Каждая орудийная башня ближнего боя управлялась сервитором, оснащённым собственными средствами слежения, которые позволяли ему вести независимое наблюдение за торпедами по мере того, как те приближались. Торпеды хоть и были запрограммированы на манёвры уклонения, но на заключительной стадии полёта они всё-таки были уязвимы. Когда торпеды начали последний сбор данных о расположении цели перед решающим ударом и их скорость уменьшалась настолько, что уклоняться от контрудара противника эффективно они не могли, одна из них разрушилась под градом снарядов высокоскоростной пушки.

Единственный снаряд, выпущенный из оборонительной пушки, задел другую торпеду. Скользящий удар оказался недостаточно сильным, чтобы уничтожить торпеду, но сбил настройку её внутреннего гироскопа. Теперь система наведения торпеды полагала, что крейсер находится прямо над ней, и изменила курс её движения, так что торпеда взмыла вверх почти на триста километров, прежде чем взорвалась. Последняя торпеда успешно завершила свой манёвр и теперь приближалась, готовясь нанести смертельный удар.

Все пушки крейсера перенесли огонь на неё, и на расстоянии меньше двухсот метров они настигли эту торпеду. Сотни снарядов врезались в её стальное тело, которое взорвалось, превратившись в огромный шар огня и шрапнели. Однако горящие осколки, продолжая двигаться с невероятной скоростью, врезались в корпус крейсера, начисто сметя с него огневую башню ближнего боя, срезав антенну наблюдательного устройства и разрушив большое число наружных скульптур.

Торпедная атака закончилась.

Тибериус опёрся о пульт, наблюдая за тем, как гибнет последняя торпеда. Более приятное зрелище трудно было себе представить. У членов экипажа, стоявших в этот момент на мостике, вырвались вздохи облегчения, смешанные с пламенными молитвами благодарности.

— Прекрасно, лорд адмирал. Мы сделали это, — вздохнул и Барзано. Лоб эксперта покрывали крупные капли пота — видно было, что он изрядно ослабел, и теперь, когда опасность миновала, руки его слегка подрагивали.

— На сей раз да, Арио. — Тибериус впервые назвал Барзано по имени. — Нам повезло, но давай пока не будем торопиться распечатывать вино победы. — Он крикнул своему палубному офицеру: — Что там с нашим ответным огнём?

— Как раз настигает их, — ответил Филотас.

— Отлично, — процедил сквозь зубы Тибериус, и на губах его заиграла злая усмешка. — Пришла пора показать, что у нас все ещё остались зубы.

Кешарк не верил собственным глазам: торпедная атака была отражена! Последствия такого поворота событий были просто невообразимы. Пока он размышлял над этим и, главное, над вопиющей несправедливостью того, что произошло, мостик под Кешарком предательски накренился, швырнув эльдара наземь. От близких разрывов корабль затрясло. Огни на пульте замигали, из повреждённой аппаратуры повалил дым.

— Грозный Архонт, в нас попали! — крикнул его помощник.

— Да уж, благодарю за непревзойдённую проницательность, весьма кстати, — усмехнулся Кешарк. — И если меня убьют, будь добр, обрати на это своё драгоценное внимание. Как сильно мы повреждены?

Тёмный эльдар поднялся на ноги. Кусок кожи свисал с его горла, открывая взглядам подчинённых влажно поблёскивающую трахею. Он раздражённо закинул лоскут кожи на плечо, а подчинённые помчались выполнять распоряжения командира.

В следующую минуту на Кешарка обрушился вал информации, и каждая последующая новость была убийственнее предыдущей.

— Гало-поля остались без энергии!…

— Повреждён главный парус и срезаны оттяжки некоторых канатов!…

— Нарушена целостность корпуса на пыточной палубе!… Все заключённые мертвы!

Кешарк понял, что бой для него уже закончен. Лишённый защиты галополей, «Всадник бури» оказался слишком уязвим и теперь стал лёгкой мишенью для артиллеристов противника. Противник действительно оказался достойным, добыча превратилась в охотника, и больше Кешарк не допустит ошибки, недооценивая этого противника. Не допустит, если…

— Выходим из боя! — приказал он. — Мы вернёмся в нашу берлогу и займёмся ремонтом корабля. Эта добыча подождёт другого дня.

— Эльдарское судно отступает! — радостно крикнул Филотас, и Тибериус, отвернувшись, облегчённо вздохнул.

— Очень хорошо, — произнёс он. — Берём курс на Павонис. Когда окажемся в зоне безопасной связи, проинформируйте управление флота о способности эльдаров выдавать себя за имперские суда.

— Есть, лорд адмирал.

Тибериус потёр мозолистой рукой свой череп. Эльдар застал их врасплох и преподал хороший урок. Этот урок смирения стоил дорого, но был хорошо усвоен. Постучав по столику, адмирал назначил себе в наказание тридцать вечеров поста и тактических занятий — за свою неспособность предвидеть нападение. Приняв это решение, Тибериус спустился на развороченный командный пункт.

Арио Барзано сидел на корточках у основания помоста, стирая кровь с брови Перджеда, и улыбнулся, когда Тибериус преклонил перед ним колено.

— Отлично, лорд адмирал. Ваш быстрый манёвр спас нас.

— Давайте не будем преувеличивать мои заслуги и преуменьшать ваши, эксперт Барзано…

— Арио.

— Очень хорошо… Арио. Если бы не ваше предупреждение, мы все уже были бы мертвы.

— Возможно, — согласился Барзано. — Но я уверен, вы очень скоро сами бы догадались, что они замышляют.

При этих словах эксперта Тибериус скептически поднял бровь и заметил:

— Как это получается, что штатский чиновник Администратума знает о вражеских судах так много?

Барзано хитро улыбнулся:

— Я много где побывал, Ласло, встречал много интересных людей, и я хороший слушатель. Я учусь везде и у всех. — Он пожал плечами и продолжил: — По роду службы я часто сталкиваюсь с информацией, доступной лишь немногим, и стараюсь все запомнить. Но послушайте, лорд адмирал, настоящий-то вопрос не в том, как я что-то узнал, а в том, как наши враги выяснили, где нас найти. Я полагаю, что вы привели нас сюда путём, лежащим в стороне от проторённых маршрутов.

— Разумеется.

Барзано поднял брови:

— Тогда как же они узнали, что мы окажемся здесь? Я сообщил только губернатору Павониса.

— Вы подозреваете, что она в союзе с эльдарами?

— Мой дорогой лорд адмирал, я бюрократ. Я подозреваю всех, — рассмеялся Барзано, но тут же лицо его вновь обрело серьёзное выражение. — Но вы правы, вопрос о преданности губернатора — один из многих, которые меня беспокоят.

Не успел Тибериус задать очередной вопрос, как Лортуэн Перджед, застонав, поднёс ко лбу руку, покрытую пятнами крови. Барзано помог ему подняться на ноги и коротко поклонился Тибериусу:

— Лорд адмирал, извините, но мне нужно отвести Лортуэна к. своему врачу. Во всяком случае посещение вашего мостика было для нас очень познавательным. Нужно будет как-нибудь повторить его, вы не против?

Тибериус кивнул, не зная, как следует относиться к этому говорливому эксперту. Чем больше он рассуждал о случившемся, тем ближе подходил к мысли, что Барзано ожидал атаки на крейсер «Горе побеждённому». Почему же иначе он заявился на мостик именно в этот момент, заявился единственный раз за всё время путешествия? А когда внезапно разразился смертельный бой, Барзано чётко сориентировался на мостике корабля. Странно всё это…

«Какие ещё сюрпризы ожидают меня в этом путешествии?» — угрюмо размышлял адмирал.