Советские воздушно-десантные: Военно-исторический очерк

Маргелов Василий Филиппович

Лисов Иван Иванович

Самойленко Я. П.

Ивонин В. И.

СОВЕТСКИЕ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЕ

Военно-исторический очерк

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Воздушно–десантные войска предназначены для выполнения боевых задач в тылу противника. Этой цели подчинены организация, вооружение, комплектование частей и подразделений, обучение и воспитание личного состава.

Первые подразделения советских воздушно–десантных войск были созданы в начале 30–х годов. Одновременно с формированием воздушно–десантных частей и подразделений в нашей стране велись работы по развитию военно–транспортной авиации, созданию воздушно–десантной техники, производству парашютов.

К началу 1941 г. были развернуты крупные воздушно–десантные соединения и воздушно–десантные войска стали самостоятельным родом войск Советских Вооруженных Сил.

В годы Великой Отечественной войны воздушно–десантные войска внесли достойный вклад в достижение победы над фашистской Германией и империалистической Японией.

В послевоенное время благодаря заботе Коммунистической партии и Советского правительства воздушно–десантные войска поднялись на более высокую ступень в своем развитии. Они оснащены современной боевой техникой и вооружением, что значительно увеличило их огневую мощь, ударную силу и маневренность. Военно–транспортные самолеты, используемые для десантирования войск, имеют необходимую скорость, высоту и дальность полета. Они могут перевозить ракеты, танки, самоходные орудия, зенитно–артиллерийские установки, боевые и транспортные машины. Большие успехи достигнуты и в развитии воздушно–десантной техники, позволяющей сегодня десантировать на парашютах не только личный состав, но и все необходимое для боя.

На всех учениях, проводимых в настоящее время, воздушно-десантные войска показывают высокую десантно–полевую выучку.

Личный состав воздушно–десантных войск вместе со всеми советскими воинами зорко стоит на страже строительства коммунизма. Верные славным боевым традициям Советских Вооруженных Сил, беспредельно преданные великому делу Коммунистической партии Советского Союза, воины–десантники неустанно повышают боевую выучку и готовы в любую минуту выполнить свой священный долг перед народом по защите завоеваний социализма.

О строительстве, боевом применении и совершенствовании советских воздушно–десантных войск рассказывается в этой книге.

 

ГЛАВА 1

НАЧАЛО ПУТИ

 

1. Первые шаги

История советских воздушно–десантных войск неразрывно связана с историей создания и развития Советской Армии. «Вопрос о строении Красной Армии, — говорил В. И. Ленин, — был совершенно новый, он совершенно не ставился даже теоретически… Мы брались за дело, за которое никто в мире в такой широте еще не брался».

Коммунистическая партия, встав во главе защиты социалистического Отечества, стала создателем и руководителем Красной Армии, разработала принципы организации вооруженных сил пролетарского государства, а затем возглавила работу по совершенствованию советской военной организации.

Анализируя политические цели будущей войны, советское политическое и военное руководство считало, что будущая война против Советского Союза примет крайне острый и напряженный характер, что происходящий рост технического оснащения армий неизбежно приведет к появлению новых форм и способов боевых действий.

Выдающимся достижением советского военного искусства в этот период явилась разработка теории глубокой наступательной операции. Сущность этой операции состояла в нанесении удара по всей глубине обороны противника так, чтобы, используя артиллерию, авиацию, бронетанковые войска и воздушные десанты, нанести поражение всей оперативной группировке врага.

Это была принципиально новая теория ведения боевых действий многочисленными, технически оснащенными армиями. Она впервые выдвинула идею широкого применения в наступательной операции воздушных десантов.

Считалось, что умело высаженные воздушные десанты на путях подхода резервов противника, его коммуникациях и в других важных районах способны отсечь от противника все то, что его питает, усиливает и поддерживает. В результате в самый решающий момент боя, операции обороняющийся начинает испытывать затруднения в пополнении боеприпасов, горючего для танков и самолетов, резервов, теряет управление войсками и вынужден вести борьбу одновременно на два фронта. Наступающая же сторона, наоборот, получает возможность нарастить удар, увеличить темп наступления, развить прорыв тактической зоны обороны в оперативный успех.

Большой вклад в теорию боевого применения воздушных десантов внес Маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский. Великий энтузиаст воздушно–десантного дела М. Н. Тухачевский еще во второй половине 20–х годов первым из числа советских военных деятелей глубоко исследовал роль воздушных десантов в будущей войне, научно обосновал перспективность воздушно–десантных войск. В последующие годы, продолжая разработку теории применения воздушных десантов, он с присущей ему энергией, прозорливостью принимал самое непосредственное участие в создании первых воздушно–десантных частей. Маршал Тухачевский по праву считается инициатором создания советских воздушно–десантных войск.

В 1928 г. М. Н. Тухачевскому была поручена разработка нового Полевого устава. Будучи в то время командующим войсками Ленинградского военного округа, он организовал в штабе обсуждение отдельных положений устава и их проверку в ходе учений и военных игр.

На одном из учений Тухачевский поручил оперативному отделу штаба военного округа собрать материалы по воздушным десантам и подготовить для обсуждения реферат на тему «Действия воздушного десанта в наступательной операции». Во вступительном слове творческого обсуждения реферата Тухачевский говорил о неизбежности изменений в соотношении существовавших к тому времени родов войск, в их технической оснащенности, в подвижности и маневренности; высказывал твердые убеждения о большой роли в будущей войне нового рода войск — воздушно-десантных.

Несколько позже в труде «Новые вопросы войны» Тухачевский, анализируя изменения в военном деле, наряду с рядом других проблем продолжает исследовать вопросы строительства воздушно–десантных войск, применения воздушных десантов в будущей войне. При этом он подчеркивал, что использование воздушных десантов — дело новое и на войне их можно будет применить постольку, поскольку к этому будет подготовлена страна. «Если она подготовит себя к применению авиамотодесаитов лишь как к «эпизодической случайности», то она может очень много проиграть. Если же страна подготовится к широкому производству авиамотодесантов, способных захватить и прекратить деятельность железных дорог противника на решающих направлениях, парализовать развертывание и мобилизацию его войск и т. д., то такая страна сможет перевернуть прежние методы оперативных действий и придать исходу войны гораздо более решительный характер». Значительное место в этой работе отведено роли воздушных десантов в приграничных сражениях. Автор считал, что воздушные десанты в этот период боя выгоднее всего использовать для срыва мобилизации, изоляции и сковывания приграничных гарнизонов, разгрома местных войск противника, захвата аэродромов, посадочных площадок и решения других важных задач.

Весомый вклад в разработку теории боевого применения воздушно–десантных войск внесли А. И. Егоров, Я. И. Алкснис, И. П. Белов, А. И. Корк, И. П. Уборевич, И. Э. Якир, Е. И. Татарченко, Г. П. Сафронов и другие.

В теоретических трудах делался вывод, что сама техника высадки воздушных десантов и сущность их боя в тылу противника предъявляют повышенные требования к воздушно–десантным войскам.

Поэтому личный состав воздушно–десантных войск должен быть отборным, специально обученным, политически грамотным, стойким и готовым на все жертвы. Вся программа их подготовки должна строиться на основе требований воздушно–десантных операций, охватывать широкую область навыков и знаний, так как воздушный десант всегда относительно немногочислен и буквально каждый боец будет на особом счету. Подчеркивалось, что превосходная тактическая подготовка каждого десантника должна сочетаться с исключительной решительностью, основанной на глубокой и быстрой оценке обстановки.

Теоретические исследования приводили к выводу, что боевая деятельность воздушно–десантных войск будет носить наступательный характер, смелый по дерзости и предельно маневренный в проведении быстрых, сосредоточенных ударов. Воздушные десанты, максимально используя внезапность своего появления, должны стремительно наносить удары по наиболее чувствительным пунктам, ежечасно добиваться успеха, увеличивая тем самым панику в рядах противника. Как в джиу–джитсу, удар воздушного десанта должен направляться не против главных мышц и костяка противника, а против наиболее чувствительных точек его тела, против сплетений нервов, без функционирования которых невозможна работа самых мощных мышц.

Одновременно с разработкой теории боевого применения воздушно–десантных войск в Красной Армии проводились смелые эксперименты по высадке воздушных десантов, велась обширная программа по созданию опытных воздушно–десантных подразделений, изучались вопросы их организации, разрабатывалась система боевой подготовки.

Впервые воздушный десапт для выполпепня боевой задачи был применен в 1929 г.

Конец 20–х годов был неспокойным. В растущем экономическом могуществе Советского государства, в усилении его военного потенциала империалисты видели угрозу существованию капиталистической системы. Не имея возможности открыто напасть на СССР, они организовывали различные провокации против Страны Советов. Особую активность в этот период проявляли агенты империализма на территории советских социалистических республик Средней Азии.

В течение продолжительного времени в северных районах Афганистана проводилась подготовка нападения на приграничные районы Средней Азии. Одновременно готовилось восстание против Советской власти в Таджикистане. Бывшие баи, муллы и басмачи, бежавшие сюда из Ферганской долины, были верной опорой руководителя зарубежной банды Фузайли. Его подручные неоднократно нападали на приграничные районы, зверствовали в кишлаках, убивали коммунистов, разрушали пути сообщения.

13 апреля 1929 г. банда Фузайли совершила очередной набег на территорию Таджикистана и двинулась к городу Гарм, стремясь захватить Гармский уезд и обеспечить последующее вторжение в Алайскую и Ферганскую долины других более крупных банд басмачей.

Банду надо было уничтожить раньше, чем она смогла бы захватить город. В район вторжения басмачей были высланы кавалерийские отряды. Однако поступающие из Гарма сведения говорили о том, что они не успеют преградить путь банде, которая разбила во встречном бою отряд гармских добровольцев и непосредственно угрожала городу.

В этой критической обстановке командующий Среднеазиатским военным округом П. Е. Дыбенко принимает смелое решение перебросить по воздуху отряд бойцов и внезапным ударом разгромить противника на подступах к городу. В отряд было включено только 45 человек, вооруженных винтовками и четырьмя пулеметами.

Рано утром 23 апреля в район боевых действий на одном самолете вылетели два командира взвода, вооруженные пулеметами, с задачей захватить посадочную площадку и обеспечить высадку главных сил отряда.

Вслед за ними вторым самолетом вылетали командир кавалерийской бригады Т. Т. Шагшин, комиссар бригады А. Т. Федин и один командир взвода. Их вооружение составили два легких пулемета. Командир бригады должен был изучить обстановку на месте и вернуться назад в Душанбе для доклада командующему, а комиссар бригады — принять командование десантом и возглавить действия по уничтожению банды.

Через полтора часа после вылета первого самолета в воздух из Термеза поднялись главные силы десанта.

Однако обстановка в Гарме резко изменилась. Комбриг и комиссар после посадки установили, что половина города уже занята басмачами. Медлить было нельзя. Отправив самолет с донесением, командир бригады принял решение немедленно атаковать противника имевшимися силами, не дожидаясь прибытия всего десанта. Разбившись на две группы, отряд, раздобыв лошадей в ближайших кишлаках, двинулся в Гарм.

Ворвавшись в город, отряд обрушил на банду мощный пулеметный и винтовочный огонь. Бандиты растерялись. Они знали, что гарнизон города включал только 23 человека, вооруженных винтовками. Но откуда же взялись пулеметы? Среди бандитов началась паника. Один из приближенных главаря банды увидел, что из пулемета ведет огонь командир с двумя ромбами. Бандиты решили, что в город ворвалась дивизия Красной Армии.

Басмачи не выдержали и отошли из города, потеряв до 80 человек. Подошедшие кавалерийские части завершили разгром банды Фузайли.

Командующий войсками округа П. Е. Дыбенко на разборе этого боя высоко оценил действия отряда.

В рассмотренном примере отряд десантников не высаживался в тылу противника. Он был использован практически только для усиления военного гарнизона города Гарм. Однако успешные действия отряда показали большие потенциальные возможности переброски войск по воздуху для решения боевых задач. Пример свидетельствовал также о стремлении командиров Красной Армии проверить на практике положения о воздушных десантах, выдвигаемые в военно–теоретических трудах того времени. В этом и состоит его значимость.

Второй эксперимент по проверке теоретических положений в области применения воздушных десантов был проведен в 1930 г. в Московском военном округе. На этот раз предусматривалась выброска парашютного десанта.

В этих целях вначале были проведены работы по подготовке военных инструкторов–парашютистов. Летом 1930 г. на Воронежском аэродроме состоялись занятия со специально отобранными военнослужащими 11–й авиационной бригады Московского военного округа по совершению парашютных прыжков с самолета. В ходе занятий было подготовлено 30 парашютистов, в числе которых был и первый инструктор парашютного дела Я. Д. Мошковский.

По указанию начальника Военно–Воздушных Сил РККА П. И. Баранова началась подготовка группы парашютистов для выброски в качестве экспериментального воздушного десанта в ходе предстоящего опытно–показательного учения ВВС Московского военного округа.

Для участия в десанте было отобрано 10 человек. Личный состав десанта был разбит на две группы. Первую группу и отряд в целом возглавил военный летчик, участник гражданской войны, энтузиаст парашютного дела комбриг Л. Г. Минов, вторую — военный летчик 11–й авиационной бригады Я. Д. Мошковский.

Для выброски личного состава выделялся один двухмоторный самолет «фарман» «Голиаф», а для доставки десанту вооружения — звено двухместных самолетов Р-1.

Основная цель данного эксперимента заключалась в показе участникам авиационного учения техники выброски парашютного десанта и доставки ему необходимого для боя оружия и боеприпасов.

Планом предусматривалось также исследование и ряда специальных вопросов парашютного десантирования: снижение десантников в условиях одновременной групповой выброски; темп выброски десантников, величина их рассеивания и время сбора после приземления; время, затрачиваемое на отыскание сброшенного на парашютах вооружения, и степень его сохранности.

Выброска десанта была осуществлена 2 августа 1930 г. Вначале десантировалась группа во главе с Л. Г. Миновым. Затем с самолетов Р-1 были сброшены пулеметы, винтовки и боеприпасы. Вслед за этим была выброшена вторая группа парашютистов во главе с Я. Д. Мошковским. Освободившись от парашютов, десантники собрали вооружение и выполнили поставленную задачу.

Этот скромный по масштабам эксперимент имел большое значение. Он стал первой в истории попыткой ввести в практику военного дела принципиально новый способ боевых действий — выброску воздушного десанта для ведения боя в тылу противника, в отрыве от своих войск.

В истории развития Советских Вооруженных Сил выброшенный под Воронежем десант знаменовал зарождение советских воздушно–десантных войск. День 2 августа 1930 г. стал днем их рождения.

Проведенный эксперимент привлек большое внимание широкого круга военных специалистов. Поэтому в сентябре того же 1930 г. по указанию командующего войсками Московского военного округа А. И. Корка в ходе маневров был применен второй воздушный десант.

На этот раз было решено применить десант в более сложной обстановке. Надо было скрытно совершить выброску десанта в тылу «противника». После приземления десантники должны были напасть на штаб стрелковой дивизии, захватить боевые документы, после чего перейти условную линию фронта. Эту задачу десант выполнил успешно. К ее выполнению была привлечена та же группа, что и в первом десанте, за исключением Л. Г. Минова, на которого возлагалось общее руководство подготовкой и десантированием группы. Командиром десанта был назначен Я. д. Мошковский.

На рассвете 2 сентября с пассажирского самолета АНТ-9 с высоты 250 м на опушке леса приземлились 11 парашютистов‑десантников. Их встретили заранее высланные в этот район два бойца–разведчика. Быстро собрав парашюты и спрятав их в лесу, десантники вышли к дороге, где организовали засаду.

Вскоре показался грузовой автомобиль. Десантники остановили его, приказали шоферу вместе с ними лечь в кузов, а за руль сел Я. Д. Мошковский. К штабу дивизии десантники прибыли до рассвета, когда его личный состав еще отдыхал. Я. Д. Мошковский представился дежурному как командир парашютного десанта «красных», отобрал у него ключи от стола и забрал документы. В это время десантники перерезали телефонные провода внешней связи, дымовыми шашками обозначили разгром штаба и двинулись к линии фронта. Достигнув леса, оставили машину и скрытно перешли линию фронта.

В последующем подобные выброски парашютных десантов проводились и в других военных округах. На одном из осенних тактических учений Ленинградского военного округа в сентябре 1930 г. был высажен посадочный десант в составе стрелковой роты.

Приобретенный опыт по высадке воздушных десантов в Московском, Ленинградском и других военных округах позволил более глубоко обосновать ряд вопросов боевого применения воздушных десантов и поставил на повестку дня создание специальных десантных формирований.

 

2. Первые воздушно–десантные формирования

Реввоенсовет Красной Армии, подводя итоги боевой и политической подготовки за 1929/30 учебный год, отметил положительные результаты опытов по применению воздушных десантов. Руководствуясь решениями XVI съезда ВКП(б), направленными на укрепление обороноспособности СССР, мощи и боеспособности Красной Армии, Морского и Воздушного Флота, Реввоенсовет СССР одной из задач на 1931 г. указывал: «…воздушные десантные операции должны быть всесторонне изучены с технической и тактической сторон Штабом РККА с целью разработки и рассылки соответствующих указаний на места». Обращалось внимание на необходимость глубокой разработки организационной структуры и теории боевого применения воздушно–десантных войск.

Выполняя эти задачи, Штаб РККА директивой от 18 марта 1931 г. создал в Ленинградском военном округе нештатный опытный авиамотодесантный отряд в составе одной стрелковой роты; отдельных взводов: саперного, связи и легких машин; тяжелой бомбардировочной авиаэскадрильи (12 самолетов ТБ-1) и одного корпусного авиаотряда (10 самолетов Р-5). Отряд имел на вооружении 2 76–мм динамореактивные пушки (ДРП), 2 танкетки Т-27, 4 гранатомета, 3 легкие бронемашины, 14 ручных и 4 станковых пулемета, 10 грузовых и 16 легковых автомобилей, 4 мотоцикла и 1 самокат. В отряде было 164 человека личного состава. Командиром отряда был назначен Е. Д. Лукин.

В процессе боевой подготовки отряда предполагалось изучить организационное построение десантных частей, вопросы подготовки десантов к выполнению боевых задач, их переброски и высадки в тылу противника, организации связи и снабжения в ходе боевых действий.

Вначале предполагалось, что отряд будет использоваться в учебной практике только в качестве посадочного десанта. Первые же опыты показали, что в таких условиях нельзя достичь полного и глубокого исследования поставленных вопросов.

Поэтому по указанию командующего войсками Ленинградского военного округа М. И. Тухачевского в июне 1931 г. при 1–й авиационной бригаде формируется нештатный парашютно-десантный отряд.

По замыслу М. Н. Тухачевского этот отряд должен был организационно дополнить опытный авиамотодесантный отряд. В практике боевой подготовки его мыслилось использовать в качестве парашютного эшелона воздушного десанта для захвата в тылу аэродромов (посадочных площадок) и обеспечения посадки на них самолетов с боевой техникой и обслуживающим ее личным составом.

Новый отряд был укомплектован только добровольцами. После тщательного отбора в него было зачислено 4б командиров и красноармейцев–добровольцев из частей различных родов войск округа. Парашютно–десантной подготовкой личного состава отряда руководил инспектор ВВС РККА по парашютному делу Л. Г. Минов. На базе отряда проводились также занятия по парашютному делу с летным составом ВВС, велась научно–исследовательская работа. Кроме повседневной напряженной боевой и политической подготовки отряды участвовали на учениях Ленинградского и Украинского военных округов. Наиболее показательными из них были выброски отрядов 15 августа 1931 г. на сборах начальствующего состава ЛВО в районе Красного Села, 20 августа и 29 сентября на тактических учениях в районе Красногвардейска. 10 и 14 сентября отряды десантировались на учениях Украинского военного округа в районе Могилевки.

На учении 14 сентября десант применялся для развития успеха наступающей стороны. Вначале с трех самолетов АНТ-9 была выброшена первая парашютная группа под командованием Л. Г. Минова. Вслед за ней было сброшено две динамореактивные пушки, несколько пулеметов и другое оружие с боеприпасами. Она захватила посадочную площадку вблизи Могилевки и обеспечила посадку второй группы десанта.

За выброской и действиями десанта наблюдали председатель ЦИК Украины Г. И. Петровский и командующий войсками Украинского военного округа И. Э. Якир. Они высказали уверенность, что воздушно–десантное дело несомненно получит широкий размах в Красной Армии.

Итоги боевой подготовки и результаты опытно–исследовательских работ отрядов были подведены в докладе командующего войсками Ленинградского военного округа И. П. Белова 14 декабря 1931 г. В докладе командующий отметил, что опыт подтвердил способность десантов дезорганизовывать работу армейского и корпусного тыла, задерживать на продолжительное время оперативные переброски, нарушать работу штабов по управлению боем и операцией, уничтожать тыловые аэродромы и морские базы. Совместные действия воздушных десантов с войсками, наступающими с фронта, и флотом открывают новые широкие возможности боевых действий. Фактор тактической и оперативной внезапности, достигаемой в ходе проведенных учений, является наиболее существенной особенностью и преимуществом воздушных десантов. В докладе также отмечалось, что созрели условия и появилась необходимость создания штатных воздушно–десантных формирований. Предлагалось сформировать па базе существующих отрядов воздушно–десантную дивизию в составе мотодесантной и авиационной бригад, парашютного отряда и необходимого количества подразделений специальных родов войск и обслуживания.

5 января 1932 г. Реввоенсовет СССР обсудил вопрос «Об авиамотодесантном отряде Ленинградского военного округа». В докладе по этому вопросу начальник Штаба РККА А. И. Егоров сделал вывод, что «проводимые опыты в РККА в 1930–1931 гг. в Л ВО и УкрВО по высадке и действиям воздушных десантов показали, что даже при ограниченных и импровизированных средствах воздушные десанты являются вполне реальным способом борьбы в будущих боевых действиях. Поэтому постановка вопроса об организации авиамотодесантных частей вполне своевременна».

Реввоенсовет СССР, учитывая достигнутые успехи в воздушно–десантном деле, постановил создать в 1932 г. в Ленинградском, Украинском, Белорусском и Московском военных округах по одному штатному авиамотодесантному отряду.

Во исполнение постановления Реввоенсовета СССР в Ленинградском военном округе в Детском Селе на базе ранее существовавших двух авиадесантных отрядов был создан авиамотодесантный отряд, получивший вскоре наименование Отдельный отряд № З. Этот отряд состоял из трех пулеметных рот (по два взвода ручных пулеметов и взвода 76–мм орудий в каждой), трех авиаэскадрилий (1–я — 6 самолетов АНТ-9, 2–я — 6 самолетов Р-5 и 3–я — 3 самолета ТВ-1 и 3 самолета У-2) и авиационного парка. Всего в отряде было: 76–мм орудий — 6, ручных пулеметов — 18, пистолетов автоматических — 144, автомобилей— грузовых 5 (из них 1 под радиостанцию), мотоциклов с коляской — 8, самокатов — 36. Численность отряда составляла 144 человека. Командиром был назначен М. В. Бойцов, помощником по политической части — В. А. Телькунов, начальником штаба — И. П. Чернов.

В Украинском военном округе был сформирован только нештатный парашютно–десантный взвод в составе 30 человек. В других военных округах по причине отсутствия необходимых кадров воздушно–десантные отряды не создавались.

В этих условиях вся тяжесть решения практических задач дальнейшего развития десантного дела в РККА легла на плечи авиамотодесантного отряда № 3 Ленинградского военного округа. Учебный год для отряда оказался предельно насыщенным. Отряду пришлось не только напряженно работать над выполнением учебного плана, но и систематически участвовать в проведении практических мероприятий по испытанию новых парашютов и других видов воздушно–десантной техники.

Основные требования по боевой подготовке отряда были изложены в Положении по оперативно–тактическому использованию авиадесантных отрядов, разработанном Управлением боевой подготовки РККА.

Согласно Положению воздушные десанты в зависимости от способа выброски подразделялись на парашютные, «бреющие», посадочные и комбинированные (смешанные).

При парашютной выброске весь личный состав, боевая техника, вооружение и боевые грузы должны были сбрасываться с парашютами различного назначения.

Исходя из возможностей самолетов и той парашютно–десантной техники, которая имелась к моменту выхода в свет Положения, десантники–парашютисты в полете размещались в фюзеляже самолета, а вся материальная часть подвешивалась с грузовыми парашютами под крыльями. Так как грузовые парашюты были больших размеров и требовали определенного времени на раскрытие, то сбрасывание грузов рекомендовалось проводить с высоты 600–800 м. С такой же высоты выбрасывались и десантники. Имевшиеся в то время парашюты позволяли совершать прыжки и с меньших высот, однако учитывалось, что в случае аварийной обстановки в воздухе десантник должен иметь запас времени и высоты для ориентировки и ввода в действие запасного парашюта. Ведь в то время не было никаких страхующих и автоматических приборов на парашюте и десантник открывал парашют вручную.

При выброске десанта на бреющем полете самолетов («бреющего» десанта) личный состав, вооружение и грузы размещались в авиабусах, представлявших собой специальные тележки с амортизацией. Они подвешивались под фюзеляжем самолета и сбрасывались с низких высот на бреющем полете. Для осуществления такого способа выброски требовались ровная площадка и открытые участки для подхода и ухода самолетов.

При высадке посадочного десанта самолеты с личным составом, вооружением, техникой и грузами производили посадку, как правило, на предварительно захваченные аэродромы или посадочные площадки. В этом случае люди размещались внутри самолета, а техника и грузы подвешивались без парашютов под фюзеляжем и крыльями на внешних бомбодержателях.

Комбинированный (смешанный) десант предусматривал сочетание всех способов выброски. При этом во всех случаях первым должен был выбрасываться на парашютах отряд обеспечения. Его задача заключалась в захвате аэродрома или удобной полевой площадки для приема остальных сил десанта, перебрасываемых на самолетах с последующей посадкой на захваченные парашютистами аэродромы (площадки).

Действия десанта в период десантирования и на земле должны были прикрываться и поддерживаться авиацией.

Положение определяло задачи, которые должны были решать авиамотодесантные отряды в различных условиях боевых действий сухопутных войск. При невозможности соединения десантников с наступающими войсками рекомендовалось авиамотодесантным отрядам переходить к партизанским методам действий во вражеском тылу.

Большое внимание уделялось воздушно–десантной подготовке, и особенно освоению новой воздушно–десантной техники и обучению десантников смелому совершению прыжков с парашютом.

Итоги боевой подготовки авиамотодесантного отряда № 3 за 1932 учебный год были подведены на тактическом учении 29 сентября в районе Красногвардейска. За подготовкой и ходом этого учения наблюдал Народный комиссар по военным и морским делам К. Е. Ворошилов. Десантники показали весь процесс применения воздушного десанта: парашютный и посадочный способы выброски, сбор личного состава и боевой техники после приземления, принятие боевых порядков, ведение боя, отрыв от «противника» и отход после выполнения боевой задачи.

Подводя итоги первого года существования авиамотодесантного отряда и оценивая действия личного состава на учении, парком сказал, что они заслуживают самого серьезного внимания и положительной оценки. Особенно К. Е. Ворошилов отметил достигнутые успехи в методике обучения личного состава прыжкам с парашютом в различных условиях обстановки, а также в широком применении различных устройств для парашютной выброски оружия, снаряжения, боеприпасов и различных боевых грузов.

Успехи в области развития воздушно–десантного дела, достигнутые за учебный год, а также целый ряд недостатков были подробно изложены в итоговом приказе начальника ВВС РККА. В нем указывалось, что в течение года было выполнено 550 экспериментальных, показательных и тренировочных прыжков.

Указанное количество прыжков совершили 160 человек, из которых 97 летно–подъемного состава, 61 военнослужащий авиамотодесантного отряда и 2 женщины — В. Федорова и О. Чиркова.

Прыжки выполнялись в индивидуальном порядке и группами от 2 до 10 человек одновременно, в разное время суток, с различных самолетов, с решением тактических задач.

Не считая незначительных повреждений и ушибов, связанных главным образом с несоблюдением правил приземления, все прыжки прошли благополучно.

В порядке экспериментальных и показательных работ руководящим и инструкторским составом были совершены прыжки почью с приземлением на неосвещенную площадку с малых высот (200–250 м), опыт которых имел важное значение для дальнейшего изучения условий проведения парашютных прыжков в различных условиях обстановки.

Занятия по воздушно–десантной подготовке в Ленинградском военном округе были использованы для проведения медицинских исследований, во время которых бригадой врачей Военно–медицинской академии было произведено 360 отдельных обследований.

В результате исследований были получены ценные материалы, впервые осветившие вопросы психофизиологии прыжка с парашютом и имевшие практическое значение для отбора кандидатов для подготовки инструкторов по парашютно–десантной подготовке.

В приказе начальника ВВС РККА был сделан также детальный разбор недостатков парашютного дела. Отмечалось, что парашютная подготовка в ряде случаев носила сезонный характер — прыжки выполнялись преимущественно летом, мало производилось прыжков ночью, хотя наиболее благоприятным временем, обеспечивающим максимальный успех для высадки и боевых действий воздушного десанта, указывалось в приказе, является ночное время.

Обращалось внимание на низкий темп выброски, что приводило к чрезмерной ее длительности и, как следствие, демаскировало район применения десанта, распыляло его силы. Инструкторский состав слабо изучал прыжки с больших высот с продолжительной задержкой в раскрытии парашюта, покидание самолета в аварийной обстановке, при штопоре, крутом пикировании. Требовалось уделить особое внимание изучению парашютов зарубежных стран.

В приказе излагались также требования по созданию управляемых парашютов и разработке отдельных их типов для летчика, наблюдателя, десантника и т. д., так как наличие только одного типа не удовлетворяло требованиям всех специальностей. Ставилась задача по разработке специального обмундирования десантника, удобного при совершении прыжка и для действий на земле в ходе боя.

Несколько позже в приказе Революционного военного совета СССР от 17 ноября 1932 г. отмечалось, что эта совершенно новая область работы для первого парашютно–десантного отряда сопровождалась многими трудностями. Эти трудности были преодолены большевистским упорством и настойчивостью всего личного состава отряда и благодаря постоянному вниманию к этому делу со стороны командующего войсками Ленинградского военного округа И. П. Белова.

Этим приказом всем бойцам, командирам и политработникам авиамотодесантного отряда № 3 за проделанную работу и достигнутые успехи в овладении новыми боевыми средствами, усиливающими мощь Красной Армии, исключительную любовь к парашютному делу Реввоенсовет объявлял благодарность. Наиболее отличившиеся десантники были награждены председателем Реввоенсовета ценными именными подарками.

 

3. Энтузиасты парашютного дела

Коммунистическая партия и Советское правительство всегда придавали большое значение подготовке трудящихся к защите социалистического Отечества. Политбюро ЦК ВКП(б) в постановлении от 25 ноября 1932 г. «О работе Осоавиахима» еще раз подчеркнуло важность этой задачи. Политбюро предлагало Центральному совету Осоавиахима основное внимание в своей деятельности сосредоточить на «военной подготовке комсомола, подготовке и переподготовке командных и специальных кадров для РККА».

Важное место в развернутой в стране подготовке трудящихся к защите своей Родины отводилось парашютизму, что имело непосредственное отношение к рождающимся воздушно–десантным войскам. Ведь первыми десантниками неизменно становились спортсмены–парашютисты.

Большая заслуга в развитии парашютизма принадлежит Ленинскому комсомолу.

В январе 1931 г. IX съезд ВЛКСМ принял решение о шефстве над Военно–Воздушными Силами, а значит, и над молодыми парашютно–десантными частями, которые в то время организационно входили в состав ВВС.

Выполняя решения съезда, Центральный Комитет, местные комсомольские организации проводили широкую организаторскую и пропагандистскую работу по привлечению комсомольцев и молодежи к практическому выполнению прыжков с парашютом. Комсомольские вожаки увлекали за собой молодежь. Они учились пилотировать самолеты, занимались планерным и парашютным спортом. Ленинский комсомол превратил авиационный спорт в любимый массовый спорт советской молодежи. Из среды комсомольцев в 30–е годы выдвинулись талантливые воспитатели авиационных спортсменов, конструкторы, мастера парашютного купола.

В январе 1933 г. ЦС Осоавиахима совместно с ЦК ВЛКСМ приняли решение о включении прыжков с парашютом в комплекс учебно–спортивной деятельности оборонного общества.

В порядке выполнения принятого решения в январе этого же года на Тушинском аэродроме были проведены первые показательные прыжки с парашютом в зимних условиях. 18 февраля у Ленинских гор во время физкультурного праздника, посвященного окончанию третьей зимней Олимпиады РККА, состоялось первое показательное выступление парашютистов, подготовленных в учебных организациях Осоавиахима. Они совершали прыжки на лед Москвы–реки.

Если раньше подготовка инструкторских кадров проходила в основном на базе ВВС, то с мая 1933 г. в Тушино при управлении авиационной подготовки Осоавиахима начала работать Высшая парашютная школа. Ее начальником был назначен Я. Д. Мошковский.

Здесь прошли подготовку выдающиеся парашютисты страны, впоследствии многие из них стали инструкторами в учебных организациях Осоавиахима, пришли в ВВС и ВДВ, стали конструкторами и испытателями. Вот имена некоторых из них: П. Балашов, Л. Берлин, П. Брисюк, Е. Владимирская, И. Глушков, Т. Иванова, Н. Камнева, С. Коробов, В. Кривой, Н. Логинов, М. Некрасова, Н. Лобанов, Н. Остряков, А. Примаков, А. Тарутин, А. Яров и многие другие.

Курсанты и выпускники школы провели много показательных выступлений и воздушных праздников в различных городах страны, выступали с беседами и лекциями перед молодежью на заводах и в учебных заведениях, руководили парашютными кружками. Школа оборудовала в парке имени Горького парашютную вышку по проекту Гроховского. Сотни юношей и девушек выполнили свои первые прыжки с самолетов школы.

Впервые советские парашютисты продемонстрировали свое мастерство 18 августа 1933 г. Этот первый День Воздушного Флота СССР стал традиционным ежегодным праздником не только авиаторов, но и всего советского народа. Он имел большое значение для популяризации авиации и авиационных видов спорта в нашей стране.

В июле 1934 г. было принято постановление ЦК ВЛКСМ о дальнейшем развитии авиационных видов спорта. В соответствии с этим постановлением была объявлена обширная программа практических действий. Комсомольским организациям совместно с осоавиахимовскими клубами рекомендовалось развернуть активную борьбу по пропаганде авиационных знаний, добиваясь полного выполнения поставленных перед комсомолом задач. Предлагалось организовать авиационные уголки на каждом предприятии, насчитывающем более 2 тыс. рабочих; авиационные уголки и планерные кружки на заводах, имеющих более 3 тыс. рабочих; создать при каждом пионерском лагере кружок авиамоделистов; построить в каждом городе, а в городах Москве, Ленинграде, Киеве и Харькове в каждом районе как минимум по одной парашютной вышке. В постановлении подчеркивалось, что парашютный спорт требует от занимающихся им упорной физической тренировки, воспитывает дисциплинированность, что не может не иметь огромного значения для всего дела социалистического строительства, укрепления обороноспособности нашей страны и подготовки волевых и отважных бойцов РККА.

Считая, что Ленинский комсомол должен являться организатором и шефом парашютного спорта, ЦК ВЛКСМ и ЦС Осоавиахима ставят перед всеми комсомольцами и осоавиахимовскими организациями задачу скорейшего превращения парашютного спорта в действительно массовое движение комсомольцев и трудящейся молодежи Советской страны.

В 1934 г. учреждается почетное спортивное звание «Мастер парашютного спорта СССР», которое присваивалось за выдающиеся личные достижения в прыжках с парашютом. Это звание впервые было присвоено пионерам советского парашютизма: Л. Минову и Я. Мошковскому и спортсменам–парашготистам — С. Афанасьеву, П. Балашову, Н. Евдокимову, В. Евсееву, К. Кайтанову, Н. Камневой, А. Лукину, Н. Острякову, Б. Петрову, II. Полежай и А. Фотееву.

4 мая 1935 г. впервые ЦИК СССР «за выдающиеся заслуги в развитии парашютизма, за многократное проявление смелости, отваги и мужества при проведении как обычных, так и затяжных и экспериментальных прыжков с парашютом с различного положения самолета, днем и ночью, за установление ряда мировых рекордов» наградил орденом Ленина Н. А. Евдокимова, В. Н. Евсеева, Н. А. Камневу, К. Ф. Кайтанова, Л. Г. Минова и В. Ф. Федорову. Ордена Красной Звезды были удостоены А. М. Александров, П. П. Балашов, М. Г. Забелин, А. М. Лукин, Я. Д. Мошковский, Б. Н. Петров, Л. С. Савченко, П. П. Стороженко, В. Н. Чекорин и О. Я. Яковлев.

Кроме того, были награждены грамотами ЦИК СССР и ценными подарками одиннадцать летчиков–парашютистов, среди них будущий Герой Советского Союза С. Н. Анохин — планерист и парашютист, летчик–испытатель.

В ответ на награждение парашютисты 6 мая обратились к ЦК ВКП(б) и к Советскому правительству с благодарственным письмом, в котором дали клятву все свои силы, а если понадобится и жизнь, отдать на защиту нашей прекрасной Родины; с большевистской настойчивостью и упорством работать над овладением высотами авиационной техники, над передачей опыта новым и новым тысячам энтузиастов советской авиации.

В речи 17 мая 1935 г. на приеме в Кремле по поводу награждения большой группы парашютистов Михаил Иванович Калинин, обращаясь к ним, сказал: «Оборона Советского Союза — это одна из самых ответственных и почетных задач каждого гражданина. Партия и правительство делают все возможное; чтобы еще выше поднять обороноспособность Союза…

Вы сами понимаете, что одно дело — быть хотя бы тем же парашютистом, действующим на территории своей родной страны, и другое дело — быть парашютистом, которому приходится действовать на чужой территории. Одно дело — спрыгнуть с аэроплана у себя в стране, где вас встречают аплодисментами, где вас народные массы принимают с восторгом, другое дело — спуститься на вражеской земле. В этих условиях умение ориентироваться, принимать наиболее правильное решение имеет огромнейшее значение. Вот почему нашим товарищам нужно всячески развивать в себе эти способности».

Коммунистическая партия и Советское правительство, отмечая достижения в развитии массового парашютного спорта в нашей стране, направляли усилия организаций Осоавиахима на повышение качества подготовки парашютистов.

Определяя генеральную линию в деятельности Осоавиахима, партия и правительство приняли ряд мер по улучшению материальной базы его организаций, усилили их квалифицированными кадрами, выделили дополнительные денежные ассигнования.

В ответ па заботу партии и правительства парашютный спорт принял еще больший размах. К 1935 г. парашютный спорт в нашей стране настолько окреп и стал массовым, что ЦК ВЛКСМ совместно с ЦС Осоавиахима 26 апреля приняли решение о проведении всесоюзного слета — соревнований спортсменов–парашютистов.

С чем же пришел советский парашютизм к своему первому слету?

Все мировые рекорды по прыжкам с парашютом, кроме одного высотного с кислородным прибором, принадлежали советским, в основном армейским, парашютистам. Ими к этому времени было установлено шесть мировых рекордов по высотным прыжкам, то есть с немедленным раскрытием парашюта, и семь мировых достижений по затяжным прыжкам. Кроме того, преимущество советских парашютистов перед рекордсменами западных Стран заключалось в том, что наши ребята и девушки устанавливали мировые достижения не только в одиночных, но и в групповых прыжках.

По высоким мировым достижениям в парашютном спорте и по массовости наша страна не имела себе равных в мире, и эти успехи спортсменов–парашютистов были достойно оценены партией и правительством — около 40 мастеров парашютного купола были награждены орденами и грамотами ЦИК СССР.

5 августа накануне соревнований было объявлено постановление о награждении студенток Московского института физкультуры Галины Пясецкой и Лины Шишмаревой, совершивших рекордный прыжок с высоты 7923 м без кислородного прибора и проявивших исключительную отвагу и высокое мастерство, орденом Красной Звезды. В годы Великой Отечественной войны Галина Богдановна Пясецкая была инструктором–испытателем парашютной техники в воздушно–десантных войсках.

Важным событием в истории советского авиационного спорта было решение правительства об образовании в Москве Центрального авиационного клуба СССР, который сразу же вступил в члены Международной авиационной федерации (ФАИ). На ЦАК СССР возлагалась ответственность за развитие авиационного спорта в стране — самолетного, планерного и парашютного. Кроме того, на базе Высшей парашютной школы был открыт Всесоюзный учебный центр Осоавиахима, где готовились главным образом инструкторский состав и спортсмены высшего класса.

В результате плодотворной совместной, работы организаций ВЛКСМ и Осоавиахима уже к концу 1935 г. в стране работали 140 аэроклубов, 400 парашютных вышек, 115 парашютных станций и школ, тысячи парашютных кружков. Если в 1934 г. в ходе сдачи комсомольцами военно–технических зачетов было совершено полмиллиона прыжков с парашютных вышек, то на 1935 г. намечалось это число увеличить до миллиона. Если год назад было выполнено около десяти тысяч прыжков с самолета, то год спустя это количество было перекрыто в несколько раз.

Всесоюзный слет начался 6 августа и завершился 13 августа большим авиационно–спортивным праздником, на котором присутствовало много почетных гостей, среди них были делегаты VII конгресса Коминтерна. В финале праздника спортсмены выполнили групповой прыжок одновременно с нескольких тяжелых самолетов. Этот необычный спортивно–парашютный десант произвел неизгладимое впечатление на всех, кто присутствовал в тот день в Тушино.

Член Исполкома Коминтерна, руководитель болгарских коммунистов Георгий Димитров, наблюдая за показными прыжками, сказал: «Крылатая страна воспитывает крылатых Храбрецов!»

Парашютное дело развивалось и в Вооруженных Силах. Прыжки с парашютом совершали не только в частях зарождающихся воздушно–десантных войск. К ним потянулись командиры и бойцы всех родов войск, военно–учебных заведений, центральных органов наркомата. Если в 1931 г. прыжки совершили 97 человек летно–подъемного состава ВВС, 10 командиров частей различных родов войск и несколько слушателей военных академий, в том числе и слушатель Военной академии имени М. В. Фрунзе С. М. Буденный, то к концу 1935 г. в Красной Армии уже было выполнено более 100 тыс. прыжков с парашютом.

Достигнутые успехи в парашютизме дали основание Наркому обороны СССР К. Е. Ворошилову в ноябре 1935 г. на I Всесоюзном совещании рабочих и работниц — стахановцев заявить: «Парашютизм — это область авиации, в которой монополия принадлежит Советскому Союзу. Нет страны в мире, которая могла бы сказать, что она может в этой области хоть приблизительно равняться с Советским Союзом… Таких стран сейчас в мире нет… парашютное дело — это одно из наиболее тонких и технически сложных искусств — освоено Красной Армией и освоено не как спорт только, закаляющий мужество, а как важная отрасль нашей боевой мощи».

Таким образом, широкий размах парашютизма в нашей стране в первой половине 30–х годов позволил подготовить многочисленную армию спортсменов–парашютистов, которые, вступив в ряды воздушно–десантных войск, показали себя стойкими защитниками Родины в годы Великой Отечественной войны.

 

4. Создание средств десантирования

Парашюты для воздушно–десантных войск имеют особое значение. С ними связаны прыжки первых десантников. Они и сегодня являются основным средством доставки в тыл противника на поле боя личного состава, всех видов оружия, боевой техники и материальных средств воздушного десанта.

Парашют, как таковой, был изобретен еще до появления авиации, тогда, когда практической надобности в нем не было. Не имея возможности подняться в небо, человек не испытывал особой нужды в приспособлении для спуска на землю.

Но вот появились аэростаты и был создан новый парашют. Но он не был пригоден для авиации из‑за его громоздкости и несовершенства конструкции. Все развитые страны, имевшие самолеты, приступили к созданию авиационного парашюта, способного спасти терпящего бедствие летчика.

Первым, кому удалось успешно решить эту сложную проблему, стал русский изобретатель Г. Е. Котельников. Ему удалось в 1910–1911 гг. найти совершенно новое, оригинальное решение спасательного парашюта. Модель его размещалась в специальном небольшого размера ранце, который крепился на спине летчика. Первые же опыты показали безотказность парашюта в действии независимо от положения тела летчика при падении в воздухе.

Котельников предложил свой парашют военному ведомству царской России. Однако последнее не поняло огромного значения этого изобретения и отклонило предложение Котельникова снабдить его парашютом русских военных воздухоплавателей и летчиков.

Только осенью 1914 г. царское правительство вспомнило о парашюте Котельникова. Парашют был подвергнут новым испытаниям, с большим трудом и в ограниченном количестве стал поступать на снабжение авиации. Его начали применять на бомбардировщиках «Илья Муромец». Но к этому времени парашютная промышленность в зарубежных странах ушла вперед, и уже в 1916 г. парашюты Котельникова в русской авиации были заменены французскими парашютами.

После Великой Октябрьской социалистической революции Котельников получил возможность дальнейшего совершенствования своего парашюта. В короткие сроки он создал несколько типов авиационных парашютов. Так, например, ранцы РК-2 и РК-3 были изготовлены Котельниковым в виде конверта с четырьмя клапанами. Такая форма ранца оказалась удобной в эксплуатации парашютов и практически до сегодняшних дней является основной для всех систем современных парашютов. Однако отсутствие отечественной парашютной промышленности не позволило наладить выпуск парашютов Котельникова в широких масштабах. Потребность же в них с каждым годом возрастала. Это обусловливалось ростом советской авиации, началом развития воздушно–десантных войск, появлением массового парашютного спорта, дороговизной поставок парашютов из‑за рубежа.

Перед советской научно–исследовательской мыслью со всей остротой встала задача по созданию своих отечественных парашютов всех систем, в том числе и десантных.

Коммунистическая партия и Советское правительство с первых же лет большое внимание уделяли развитию оборонного изобретательства. В 1920 г. при отделе военных изобретений Комитета по делам изобретений ВСНХ был образован специальный военно–технический совет, на который возлагалось соблюдение интересов военного ведомства в реализации военных изобретений.

Для разработки новых видов вооружения и боевой техники создается ряд научно–исследовательских и проектно–конструкторских организаций. Одной из таких организаций являлся Научно–исследовательский институт Военно–Воздушных Сил (НИИ ВВС), в обязанности которого наряду с другими задачами входила разработка новой техники для зарождающихся воздушно–десантных войск.

В 1928 г. этот институт приступает к практическим работам по созданию специального парашюта для воздушно–десантных войск.

Эту работу возглавляет военный летчик коммунист инженер М. А. Савицкий. В его лаборатории — парашютной мастерской вначале работали всего восемь энтузиастов. Эта маленькая техническая организация явилась родоначальницей советской парашютной промышленности.

В течение 1928–1929 гг. президиум Научно–технического комитета (НТК) ВВС РККА дважды заслушивал М. А. Савицкого о ходе работ по созданию отечественных парашютов. В постановлении второго заседания президиума НТК (19 июля 1929 г.), на котором кроме М. А. Савицкого выступал и представитель ЦАГИ Н. В. Лебедев, отмечало–съ, что положительные результаты проведенных опытов гарантируют возможность изготовления у нас парашютов из советских материалов, а результаты научно–исследовательской работы ЦАГИ подтвердили возможность создания нового советского парашюта. Это же постановление определяло основные направления научно–исследовательских работ в области создания приборов автоматического раскрытия парашюта, уменьшения силы динамического удара при его раскрытии, повышения надежности при выброске на большой скорости полета самолета, уменьшения веса и увеличения прочности парашютов.

В свете этих решений начальник ВВС РККА Я. И. Алкснис отдал указание изготовить опытную партию парашютов для войсковых испытаний. Он же поставил вопрос о целесообразности создания в ближайшее время парашютного завода.

Первым предприятием советской парашютной промышленности явилась парашютная фабрика, введенная в строй в 1930 г. Первым ее директором и главным инженером был М. А. Савицкий. 18 апреля 1930 г. были изготовлены первые опытные образцы спасательного парашюта типа НИИ-1. Этот день считается днем рождения советской парашютной промышленности. При участии инженеров М. И. Соловьева, Н. Ф. Данилова и А. В. Ниязова новые модели успешно прошли летные испытания и были утверждены для серийного производства. День изготовления первого советского парашюта отмечается как рождение отечественной парашютной промышленности.

На базе первого парашюта НИИ-1 вскоре были созданы новые конструкции спасательных парашютов ПЛ-1 для летчиков и ПН-1 для летчиков–наблюдателей (штурманов). В этом же году по конструкции М. А. Савицкого был создан первый советский парашют ПТ-1 для совершения учебно–тренировочных прыжков летноподъемным составом ВВС, десантниками и спортсменами–парашютистами. Он состоял на снабжении в Красной Армии до 1940 г. С помощью ПТ-1 было установлено 22 рекорда страны, в том числе и прыжок с минимальной высоты 80 м. Достижению этих успехов немало содействовало постоянное внимание к жизни и деятельности первенца советской парашютной промышленности партийной организации, которая обсудила результаты изучения работы фабрики и приняла меры по улучшению ее производственной деятельности: полному и своевременному обеспечению фабрики сырьем, организации экспериментального цеха, усилению партийной организации фабрики, улучшению воспитательной работы.

Производственная мощность фабрики быстро росла. К концу 1931 г. на ней было изготовлено более 5 тыс. парашютов, в том числе 70 специальных десантных ПД-1 конструкции М. А. Савицкого, которые начиная с 1933 г. стали поступать на снабжение молодых парашютно–десантных частей.

Однако мощность одной фабрики не могла удовлетворить все возрастающие потребности Советского Союза в парашютах. В этих условиях Коммунистическая партия и Советское правительство принимают меры по дальнейшему развитию отечественной парашютной промышленности. Специальным постановлением Совета Труда и Обороны в 1932 г. увеличивается количество сырья для изготовления парашютов.

Благодаря этой заботе, героическому труду рабочих и служащих фабрики план производства парашютов в 1932 г. в количестве 12 035 комплектов был выполнен полностью. Советский Союз прекратил импорт дорогостоящих парашютов. Это было большое достижение молодой советской парашютной промышленности.

Вместе с М. А. Савицким в 30–е годы начинают успешно работать молодые инженеры–конструкторы Н. А. Лобанов, Ф. Д. Ткачев, И. Л. Глушков, В. Е. Андрианов, В. Д. Шабель и др.

* * *

Проблема десантирования легкого оружия (пулеметов, винтовок, боеприпасов и других боевых грузов) была решена уже в начале 30–х годов. Созданные к тому времени парашютно–десантные мягкие мешки (ПДММ), парашютно–десантные бензиновые баки (ПДББ) и другие виды десантной тары в основном обеспечивали парашютную выброску всех видов легкого оружия и боевых грузов. Сложнее обстояло дело с выброской тяжелых видов оружия.

Теоретические разработки и опыты десантирования авиадесантных подразделений на учениях показали, что десантники, вооруженные легким оружием, не смогут успешно вести бой в тылу противника. Поэтому перед конструкторско–исследовательской мыслью со всей остротой встала проблема доставки в тыл противника в составе воздушных десантов артиллерии, минометов, легких танков, автомобилей и других видов тяягелой боевой и транспортной техники. Не решив этой проблемы, нельзя было идти вперед, дальше. Надо было создать принципиально новый вид техники — воздушно–десантную.

Первым шагом в выполнении этой задачи явилось решение командования Военно–Воздушных Сил РККА о проведении Научно–исследовательским институтом ВВС исследовательских работ по созданию и испытанию различных типов средств выброски с парашютами военной техники и боевых грузов.

В соответствии с этим решением в НИИ ВВС в 1930 г. был создан конструкторский отдел под руководством военного летчика, участника гражданской войны, талантливого изобретателя Павла Игнатьевича Гроховского. Главной задачей отдела были разработка, изготовление и испытание новых образцов парашютно–десантной техники. Все работы, возлагаемые на конструкторский отдел, объединялись общей темой — «Воздушная пехота». Несколько позже отдел был преобразован в особое конструкторское бюро.

Выполнение задания ВВС РККА, имевшего исключительно важное оборонное значение, потребовало наличия собственной экспериментально–производственной базы, в связи с чем в марте 1931 г. конструкторскому отделу были переданы опытные мастерские НИИ ВВС.

Предусматривалось, что базой для войсковых испытаний создаваемой воздушно–десантной техники должен был стать формируемый в марте 1931 г. нештатный авиамотодесантный отряд в Ленинградском военном округе.

Работы в конструкторском бюро были развернуты своевременно. Уже в первые годы в бюро был разработан целый ряд образцов парашютно–десантной техники как для десантирования людей, так и для выброски боевой техники. Однако новизна поставленной задачи и недостаточный уровень технической базы конструкторских организаций обусловили ряд трудностей в работе конструкторского отдела Гроховского в самом начале его деятельности, в силу чего некоторые работы бюро не давали положительных результатов.

В 1931 г. ОКБ Гроховского построило и произвело испытания специальной подвески для перевозки под фюзеляжем самолета ТБ-1 автомобилей, легких орудий и других тяжелых боевых грузов. Кроме этих подвесок бюро изготовило экспериментальную партию подкрыльных опрокидывающихся люлек, предназначенных для автоматической выброски с этого же самолета людей, снабженных десантными парашютами системы Гроховского.

Первые испытания подкрыльных люлек были проведены 9 июля 1931 г. на Центральном аэродроме имени М. В. Фрунзе в Москве. С самолета ТБ-1 вместе с другими была сброшена и чертежница ОКБ Л. С. Кулешова, ставшая первой советской женщиной, выполнившей прыжок с парашютом с самолета. Через пять дней — 14 июля 1931 г. — там же в Москве прыжок из подкрыльной люльки самолета ТБ-1 совершила вторая группа парашютистов, в том числе и жена П. И. Гроховского — Л. А. Гроховская. Испытания прошли успешно.

Теперь предстояли войсковые испытания. Они проводились на базе авиамотодесантного отряда Ленинградского военного округа. Первые такие испытания были проведены в августе 1931 г.

Однако итоги испытаний показали, что предлагаемый способ выброски не мог быть принят на вооружение ввиду крайней сложности. Предельно напряженное состояние десантников, в полном одиночестве лежащих в люльках в течение всего полета, неожиданность момента. сброса и полная беспомощность совершающего прыжок на случай каких‑либо неполадок отрицательно действовали на психологическое состояние воинов. Все это в определенной степени снижало их боеспособность к моменту приземления в тылу противника, то есть тогда, когда от каждого из них требовалась предельная собранность, готовность немедленно вступить в бой. Безуспешно закончился и ряд других испытаний.

Несмотря на неудачу, коллектив конструкторского бюро с еще большей энергией продолжал исследовательские работы. Лично Гроховскому была оказана дружеская поддержка со стороны К. Е. Ворошилова, его заместителя М. И. Тухачевского и других руководящих лиц наркомата — энтузиастов воздушно–десантного дела.

13 апреля 1932 г. заместитель Наркома по военным и морским делам М. Н. Тухачевский утвердил Положение об особом конструкторском бюро, определившее его основные задачи. В план работ ОКБ ВВС на 1932 г. были включены конкретные объекты, в частности планер Г-63, буксируемый разведывательным самолетом, грузоподъемностью 17 человек и 500 кг груза и планер Г-64 грузоподъемностью 50 человек. Он должен был буксироваться самолетом–бомбардировщиком ТБ-1.

В плане также значились парашютные платформы (Г-37а, Г-38а, Г-43, Г-62) для сбрасывания с грузовыми парашютами с самолета ТБ-1 полевого 76–мм орудия и автомобилей типа «пикап», а с самолета ТБ-3 — мотоциклов с коляской и танкеток. К ним соответственно готовились и грузовые парашюты (типа Г-56, Г-57, Г-58, Г-59а и Г-72). План работ бюро на 1932 г. был утвержден штабами РККА и ВВС РККА.

В плане экспериментально–исследовательских работ ОКБ Гроховского стояла также разработка прибора Г-53 для подхвата грузов и людей на самолет с земли. Интересной была работа по расширению десантных возможностей самолета ТБ-1 по дальности полета путем дозаправки его в воздухе.

Оригинальной разработкой ОКБ Гроховского были кабины для группового сбрасывания людей и грузов без парашютов с бреющего полета, так называемые авиабус и авиабусная площадка. Так, например, авиабус Г-45а, сбрасываемый с самолета ТБ-1, был рассчитан на отделение в составе И человек.

Лвиабус малый Г-68 — для сбрасывания техники и оружия с самолета Р-5 и авиабусная площадка Г-51— для объектов массой до одной тонны.

Что же собой представляли авиабусы Гроховского? Это были удобообтекаемые плоские контейнеры, имеющие профиль утолщенного самолетного крыла и оборудованные в носовой части двухколесным, хорошо автоматизированным шасси, а в хвостовой части — самолетным костылем с резиновым амортизатором. Они проектировались на разную грузоподъемность и предназначались для подвески под различными самолетами, состоявшими на вооружении ВВС.

Эти авиабусы, в отсеках которых размещались лежа головой вперед от 3 до 12 вооруженных десантников или соответствующее количество объектов техники, оружия, сбрасывались с бреющего полета на ровную площадку. Отделившись от самолета, летящего на высоте двух–трех метров, авиабус в течение первых секунд продолжал движение за самолетом по инерции, а затем, перейдя в пологое снижение, садился на местность скользящим приземлением.

Первыми из этой беспарашютной десантной техники были испытаны гидроавиабусы, предназначенные для сбрасывания людей и грузов на воду. Положительных результатов здесь достигнуто не было. Сброшенные на бреющем полете с самолета ТБ-1 два гидроавиабуcа, несмотря на спокойное море, получили в момент приводнения настолько сильные удары, что первый из них полностью разрушился, а второй деформировался и затонул.

Опытный экземпляр сухопутного авиабуса при испытании дал обнадеживающие результаты.

Это дало основание РВС СССР принять решение изготовить и передать на войсковые испытания серию трехместных авиабусов, а в план работ ОКБ на 1932 г. включить разработку и постройку опытных образцов различных авиабусов и авиабусных площадок для беспарашютного сбрасывания людей и грузов.

И хотя идея беспарашютного сбрасывания на бреющем полете дальше полигонных испытаний не продвинулась, она сыграла определенную положительную роль в развитии воздушно–десантной техники в более поздние годы.

Весьма оригинальным для того времени явился предложенный Гроховским способ выброски тяжелой боевой техники. В первые годы при выброске тяжелой техники или грузов вначале сбрасывался объект, который вытягивал затем прикрепленный к нему парашют. К моменту раскрытия парашюта снижение груза достигало большой скорости, в результате чего динамическим ударом парашют разрывался в момент его раскрытия. Гроховский предложил вначале сбрасывать парашют, который, раскрываясь, срывает груз и плавно спускает его на землю. В этих условиях сила динамического удара оказывалась незначительной и сохранность парашюта, а следовательно, и сбрасываемого объекта гарантировалась. Важно было и то, что предлагаемый способ выброски позволял производить сброс тяжелой техники с небольшой высоты, в пределах 200–300 м.

Бывший командир первого авиамотодесантного отряда Ленинградского военного округа М. В. Бойцов вспоминает, что первый опытный сброс груза весом 1 тыс. кг, предложенный Гроховским, был проведен в конце октября 1932 г. под Москвой на Октябрьском поле. «…Я с замиранием сердца следил за полетом самолета ТБ-1. Вот от него отделилось небольшое темное пятно, быстро, почти мгновенно превратившееся в трепещущееся полотно раскрывшегося парашюта. В полугоризонтальном положении, находясь позади самолета, парашют сорвал железную бочку с песком весом 1 тыс. кг и, мягко подхватив ее, стал постепенно переходить в вертикальное положение, плавно спускаясь на землю».

Комиссия дала положительный отзыв о новом способе выброски тяжелых грузов.

В 1932 г. начались также испытания первого в мире грузового планера, способного поднять груз до 1,8 тыс. кг. В ходе испытаний удалось установить, что самолет способен буксировать планер с грузом в три с половиной раза большим, чем мог поднять сам самолет. И тогда возникла дерзкая мысль: построить планер вместимостью 20 человек! Это в то время, когда полет с одним–двумя пассажирами считался необыкновенным.

По инициативе Гроховского создается такой планер — Г-31. А фантазия рисует уже целые поезда. К мощному четырехмоторному самолету крепятся не два и три, а восемь, еще больших чем Г-31, планеров, каждый на 50 человек. Таким образом, один самолет перебрасывает в тыл врага сразу более 400 десантников.

К числу любопытных работ П. И. Гроховского можно отнести самолет со съемной кабиной, которая могла иметь различное предназначение — пассажирская, грузовая, санитарная и т. д. Особенностью этой кабины являлось снабжение ее парашютным устройством. В случае аварии кабина автоматически отсоединялась от самолета и опускалась на парашютах.

Интересным было предложение о создании стратопланера, взлетающего на большую высоту как обычный стратостат. По достижении же заданной высоты он освобождался от оболочки и планировал, управляемый экипажем, к земле.

П. И. Гроховский предложил целый ряд различных наземных, не связанных с воздухом аттракционов: «парашютную катапульту», «самолетную дорогу», «мертвую петлю» и другие приспособления, которые широко использовались на занятиях по парашютно–десантной подготовке и помогали десантникам учиться в совершенстве владеть своим телом при свободном падении в ходе прыжка с парашютом и уверенно ориентироваться в воздухе. Значительно раньше, чем в других странах, появилась «парашютная вышка», которая вот уже более сорока лет служит хоро шим учебно–тренировочным снарядом для первоначального обучения молодых парашютистов.

П. И. Гроховский был крупным изобретателем, одаренным большим талантом и фантазией. Он обладал технической эрудицией, обаянием, что благотворно сказывалось на коллективе руководимых им людей. Уверенный в важности разрабатываемой техники для повышения боеспособности Красной Армии, Гроховский не жалел ни сил, ни времени для ее разработки и внедрения. Он был настойчивым и требовательным начальником, умелым организатором. Постоянно занятый своими идеями, мыслями, конструкциями, Павел Игнатьевич был внимателен к людям, к их нуждам и интересам. Во всех своих работах он опирался на молодежь, доверял молодым инженерам. Он верил в творческие силы и талант начинающих молодых конструкторов, изобретателей и простых рабочих. И вполне естественно, что в немалой степени в этом и был секрет успеха того дела, которым он руководил.

В конструкторском бюро Гроховского выросла большая группа талантливых инженеров, конструкторов, испытателей воздушно-десантной техники, парашютистов и летчиков. Нынешнее поколение воинов–десантников и спортсменов–парашютистов должно помнить имена тех, кто первым прокладывал неизведанные пути, решал неясные проблемы в воздушно–десантном деле. И среди них достойное место занимают В. О. Малынни, А. И. Привалов, М. А. Кавардаев, А. И. Соснин, В. Г. Баранов, Б. А. Урлапов, И. В. Титов, Н. И. Преображенский и другие.

Среди летчиков–испытателей, которые помогали Гроховскому доводить парашютно–десантную технику до серийного производства, следует отметить известных в стране мастеров летного дела — В. П. Чкалова, М. М. Громова, М. И. Каминского.

Созданные в ОКБ Гроховского и в других конструкторских бюро в 1930–1932 гг. образцы воздушно–десантной техники в основном обеспечивали перевозку по воздуху тяжелой боевой техники на внешних подвесках, состоящей на вооружении первых авиамотодесантных отрядов, применительно к тем самолетам, которые находились в строю наших Военно–Воздушных Сил.

* * *

Авиация как транспортно–десантное средство является основой воздушно–десантных войск. От ее качественного и количественного состава решающим образом зависят вооружение, организация и боевые возможности воздушных десантов.

Советская авиация свою историю развития начинала в трудных условиях гражданской войны и восстановления народного хозяйства. Важнейшей задачей тех лет являлось быстрейшее преодоление технической зависимости молодой Страны Советов от капиталистических государств.

Благодаря постоянной заботе Коммунистической партии и Советского правительства, творческому, созидательному труду советского народа эта задача была успешно решена. В годы первых пятилеток социалистической индустриализации нам удалось создать мощную материально–техническую базу авиационной промышленности и вооружить воздушный флот боевыми самолетами отечественного производства, не уступавшими по своим качествам лучшим образцам зарубежной авиационной техники.

Еще в середине 20–х годов советские конструкторы разработали несколько вариантов бомбардировщиков и пассажирских самолетов оригинальной конструкции. Когда встал вопрос о создании парашютно–десантных частей, начался поиск средств десантирования — авиационно–транспортных самолетов и специальной техники. В те годы ни одна армия мира не располагала военно–транспортной авиацией и первые перевозки войск и грузов по воздуху проводились в приспособленных для этих целей самолетах боевой авиации.

Красная Армия для выброски воздушных десантов использовала в 30–е годы самолеты бомбардировочной авиации Р-5, ТБ-1, ТБ-3 и некоторые типы самолетов Гражданского воздушного флота (АНТ-9, АНТ-14 и позже ПС-84).

Самолет Р-5 (пассажирский вариант П-5) —двухместный полутораплан, созданный коллективом, возглавляемым конструктором Н. Н. Поликарповым, — был для своего времени классическим типом разведчика и легкого бомбардировщика–штурмовика. На международном конкурсе самолетов такого типа, проводившемся в Тегеране в 1930 г. с участием лучших авиастроительных фирм Англии, Франции и Голландии, советский Р-5 занял первое место.

В самолете Р-5 конструкторам удалось добиться отличного сочетания высоких тактико–технических данных с надежностью и простотой пилотирования и технического обслуживания. Благодаря этим качествам Р-5 сразу завоевал всеобщее признание. Он строился большими сериями в течение шести лет.

В авиационных частях этот самолет использовался не только для разведки и бомбардировки, но и для буксировки планеров. Он был первым приспособлен для выполнения учебно–тренировочных прыжков с парашютом и десантирования легких грузов в специальных контейнерах (ПДММ, ПДББ и других), подвешенных на внешних бомбодержателях под фюзеляжем и крыльями самолета.

Самолет Р-5 имел пробег при посадке не более 200–250 м и разбег при взлете с полетным весом 2,9 тыс. кг 200–300 м. Его скорость достигала 230 км/ч, потолок — 4400 м.

Самолет ТБ-1 (пассажирский вариант АНТ-4) — цельнометаллический двухмоторный самолет большой грузоподъемности. Его разработка началась еще в 1924 г. Осенью 1925 г. самолет, получивший название АНТ-4 по имени его конструктора Андрея Николаевича Туполева, совершил свой первый полет.

Серийная постройка самолета АНТ-4 началась во второй половине 1928 г. Он использовался не только над сушей, но и в морской авиации как торпедоносец и бомбардировщик. Самолеты ТБ-1, снятые с вооружения в боевых частях ВВС, передавались Гражданскому воздушному флоту и эксплуатировались там еще несколько лет под маркой Г-1 для перевозки главным образом срочных малогабаритных — грузов.

Создание этого самолета было крупнейшим достижением советской конструкторской мысли. Зарубежные конструкторы начали откровенно копировать схему АНТ-4, особенно после перелета Москва — Нью–Йорк. Американские «летающие крепости», по существу, являлись лишь развитием ТБ-1 и его «младшего брата» — ТБ-3.

С полным комплектом боеприпасов к шести пулеметам, с 1 т бомб и экипажем из пяти человек самолет показывал скорость 184 км/ч и мог подняться на высоту 4,9 тыс. м. ТБ-1 был первым тяжелым бомбардировщиком в советских ВВС, приспособленным для выброски парашютистов и легких грузов. Однако в интересах десантирования войск и техники он имел ограниченные возможности из‑за низко расположенного шасси и малой вместимости фюзеляжа.

Самолет ТБ-3 (в пассажирском варианте АНТ-6) также принадлежит к числу выдающихся достижений советской конструкторской мысли. Это — первый в мире четырехмоторный свободнонесущий моноплан, созданный коллективом конструкторов во главе с А. Н. Туполевым. Он представлял собой дальнейшее развитие классической схемы — ТБ-1.

После всесторонних испытаний в воздухе самолет под маркой ТБ-3 был принят в серийное производство. Несмотря на огромные размеры машины (размах крыла 40 м, а площадь несущей поверхности 230 кв. м), производственники быстро его освоили. Это говорит об успехах молодой советской авиапромышленности. АНТ-6 строился серийно с 1932 по 1937 г. включительно. За это время в него вносились различные изменения. Хотя они не меняли основы конструкции, но позволили благодаря повышению мощности винтомоторной группы, улучшению аэродинамики увеличить скорость, дальность, потолок и грузоподъемность машины.

Если первые серийные самолеты имели скорость 167 км/ч, а потолок 3,8 тыс. м, то машины тоже серийного производства 1934 г. развивали скорость 288 км/ч и поднимались на высоту 7,7 тыс. м. О грузоподъемности этого самолета говорят мировые рекорды, которые были установлены летчиком А. Б. Юмашевым в 1936 г. с подъемом на высоту коммерческих грузов в 5,1 и 12 тыс. кг.

Хорошо показали себя эти самолеты в боях против японских захватчиков у озера Хасан и на реке Халхин–Гол, во время боев в Финляндии, для десантирования войск и для специальных перевозок в годы Великой Отечественной войны.

Пассажирский самолет ПС-84 имел хорошее радионавигационное оборудование, приборы для «слепого» и ночного полета, автопилот, антиобледенительные устройства, развивал скорость до 820 км/ч. Его полезная нагрузка составляла 3,9 тыс. кг, а максимальная транспортная — 2 тыс. кг. По этим показателям самолет ПС-84 являлся самым экономичным для перевозки некрупногабаритных грузов. Самолет ПС-84 был выпущен и испытан в 1938 г.

Общим недостатком всех названных типов самолетов являлись ограниченные возможности размещения десантируемой крупногабаритной и тяжелой техники внутри самолета, а перевозка грузов на внешних подвесках значительно ухудшала летные качества самолетов, снижала дальность их полета.

Тяжелые бомбардировочные авиационные полки, вооруженные самолетами ТБ-3, в 1941–1942 гг. были основным средством выброски воздушных десантов, перевозки срочных народнохозяйственных грузов, доставки грузов партизанам и вывозки раненых.

Естественно, что все приспосабливаемые для целей воздушной перевозки людей и грузов бомбардировщики и пассажирские самолеты сдерживали дальнейшее развитие и боевое применение воздушно–десантных войск. Для этих целей нужен был специальный десантно–транспортный самолет. Такие самолеты были созданы, но уже много лет спустя после завершения Великой Отечественной войны.

Следовательно, 1930–1932–е годы вошли в историю советских воздушно–десантных войск как годы их зарождения. В этот период советское военное искусство разработало стройную теорию боевого применения воздушных десантов, были проведены опыты и эксперименты по высадке десантов, созданы первые воздушно–десантные подразделения. Все это создало объективные предпосылки для дальнейшего развития воздушно–десантных войск.

 

ГЛАВА 2

СТАНОВЛЕНИЕ ВОЗДУШНО–ДЕСАНТНЫХ ВОЙСК

 

1. Организационное развертывание войск

Досрочное выполнение первой и второй пятилеток вывело нашу страну в ряды крупнейших индустриальных держав мира и создало прочную основу для дальнейшей индустриализации СССР. Рост экономики страны оказал всестороннее влияние на военно–техническую мощь Советских Вооруженных Сил. За эти годы Красная Армия но своей организационной структуре, соотношению видов и родов войск, их техническому оснащению начала превращаться в передовую современную армию. Страна и армия мужали. Росли и воздушно–десантные войска.

Начало созданию массовых воздушно–десантных войск положило постановление Реввоенсовета СССР, принятое 11 декабря 1932 г. В этом постановлении отмечалось, что развитие авиационной техники, а также достигнутые результаты в конструировании и строительстве средств по транспортировке и сбрасыванию с самолетов бойцов, грузов и боевых машин требуют организации новых боевых подразделений и соединений РККА. В целях решительного развития воздушно–десантного дела в РККА, подготовки соответствующих кадров и подразделений Реввоенсовет постановил развернуть из авиадесантного отряда Ленинградского военного округа бригаду, возложив на нее подготовку инструкторов по воздушно–десантной подготовке и отработку оперативно–тактических норм. Одновременно намечалось сформировать к марту 1933 г. по одному авиадесантному отряду в Белорусском, Украинском, Московском и Приволжском военных округах. Начался новый этап в развитии воздушно–десантных войск.

В начале 1933 г. директивой Народного комиссара по военным и морским делам авиадесантный отряд № 3 Ленинградского военного округа развертывается в 3–ю авиационно–десантную бригаду особого назначения. В отличие от предыдущих десантных формирований в организационное построение этой бригады был положен принцип общевойскового соединения. Она предназначалась для обеспечения боевой подготовки в мирное и военное время. Для выброски воздушных десантов в военное время предусматривалось также привлечение боевых авиационных частей и соединений.

Командиром бригады был назначен М. В. Бойцов. В 1935 г. для увековечения памяти Сергея Мироновича Кирова приказом НКО СССР от 27 декабря 1935 г. 3–й бригаде особого назначения было присвоено его имя, и впредь она стала именоваться — 3–я авиационная бригада особого назначения имени С. М. Кирова.

Кроме 3–й авиационной бригады особого назначения в начале 1933 г. в Приволжском, Белорусском, Украинском и Московском военных округах были сформированы штатные соответственно 1, 2, 3 и 4–й авиационные батальоны особого назначения. Эти батальоны содержались также по штатам мирного и военного времени. Они включались в схему развертывания ВВС РККА и в военное время поступали в распоряжение ВВС фронта (армии) для выполнения боевых задач в тылу противника по указанию командующих войсками фронта (армии).

Несколько позже в стрелковых корпусах и кадровых дивизиях Московского, Ленинградского, Украинского, Белорусского, Приволжского, Северо–Кавказского, Среднеазиатского военных округов и Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии (ОКДВА) были сформированы нештатные отдельные стрелковые батальоны особого назначения.

На ВВС возлагалось обеспечение их выброски в тыл противника, снабжения и связи в ходе боевых действий. Подготовка батальонов к выполнению задач в тылу противника в мирное время осуществлялась путем специальных сборов по плану Штаба РККА. К концу 1933 г. всего было создано 29 таких батальонов общей численностью до 8 тыс. человек.

Такая организация авиадесантных частей и подразделений просуществовала до 1936 г. В течение этих лет она тщательно проверялась всем процессом боевой и политической подготовки и на опытных и войсковых учениях.

В 1936 г. на базе штатных и нештатных авиадесантных частей дополнительно создаются две авиационные бригады особого назначения: 13–я в Киевском и 47–я в Белорусском военных округах. Сохранялась и 3–я авиационная бригада имени С. М. Кирова в Ленинградском военном округе. Командирами бригад были назначены: 3–й — И. С. Коханский, 13–й — А. О. Индзер и 47–й — А. Ф. Левашов. На Дальнем Востоке в составе ОКДВА создаются три авиадесантных полка: 1–й (командир М. И. Денисенко), 2–й (командир И. И. Затевахин) и 5–й (командир II. Е. Тарасов).

В Московском, Приволжском и Забайкальском военных округах формируются штатные отдельные батальоны особого назначения по одному в каждом. Кроме того, в Московском военном округе было создано три нештатных парашютных полка по 1660 человек в каждом.

Несколько позже, в 1939 г., в Московском военном округе были сформированы 1–й Ростовский, 2–й Гороховецкий и 3–й Воронежский особые авиадесантные полки. 17 июля Военный совет округа под председательством С. М. Буденного, заслушав и обсудив доклад командующего ВВС округа о ходе подготовки этих частей, указал на необходимость создания еще двух–трех парашютно–десантных батальонов по 500–700 человек каждый.

В 1938 г. на базе имевшихся к тому времени авиадесантных частей было сформировано шесть воздушно–десантных бригад: 201–я воздушно–десантная бригада имени С. М. Кирова (командир полковник И. С. Безуглый), 202–я воздушно–десантная бригада (командир майор М. И. Денисенко), 204–я воздушно–десантная бригада (командир майор И. И. Губаревич), 211–я воздушно–десантная бригада (командир майор В. А. Глазунов), 212–я воздушно–десантная бригада (командир майор И. И. Затевахин) и 214–я воздушно–десантная бригада (командир полковник А. Ф. Левашов).

В отличие от предыдущих лет все воздушно–десантные формирования в организационном отношении стали однотипными. Организационная структура воздушно–десантных войск приобрела более стройную форму.

 

2. Совершенствование средств десантирования

Увеличение численности воздушно–десантных войск, повышение уровня их технического оснащения требовали одновременного усовершенствования средств переброски десантов в тыл противника, снабжения их всеми видами материального обеспечения.

Основные усилия в парашютной промышленности в годы второй и третьей пятилеток были направлены на увеличение производства парашютов, на повышение их качества и надежности. В этих целях в стране создаются новые парашютные заводы, расширяются их производственные мощности. Предприятия оснащаются новейшим по тому времени оборудованием отечественного производства и закупленным за границей. К производству материалов для парашютов привлекается ряд крупнейших предприятий леткой промышленности СССР. На парашютных заводах усиливаются партийные организации, широким фронтом развертываются подготовка квалифицированных кадров, социалистическое соревнование, стахановское движение.

Большую повседневную помощь предприятиям парашютной промышленности оказывали партийные организации тех районов, па территории которых они находились.

Все эти мероприятия партии и правительства по развитию парашютной промышленности, высокий трудовой подъем коллективов парашютных заводов, научно–исследовательских учреждений парашютной промышленности позволили успешно решить задачи по увеличению количества и качества отечественных парашютов.

В 1934 г. из отечественных материалов был создан парашют ПЛ-3, по своим качествам превосходящий лучшие образцы заграничных парашютов. Н. Остряков, испытавший этот парашют, заявил: «Я рад, что мне довелось первому испытать парашют… по качеству превосходящий заграничные образцы. От души поздравляю молодую парашютную промышленность с успешными начинаниями». Начальник конструкторского отдела парашютного завода Н. А. Лобанов, сконструировавший парашют ПЛ-3, был удостоен Государственной премии.

В 1940 г. отмечалось десятилетие отечественного парашютостроения. «Задача парашютной промышленности и ее ведущего завода состоит в том, — писала «Правда» 16 апреля 1940 г., — чтобы в соревновании с капиталистической техникой быть победителями, чтобы советский парашют был по–прежнему самым надежным боевым средством наших отважных пилотов и воздушных бойцов».

Задача партии и правительства была с честью выполнена. В годы довоенных пятилеток были созданы и поступили на снабжение воздушно–десантных войск десантный парашют ПД-1 и последующие его модификации ПД-2, ПД-6, ПД–бпр, ПД-7, ПД-8, ПД-10, ПД-10у, ПД-41, обеспечивающие надежность выброски личного состава с различных типов самолетов и в сложных погодных условиях.

Продолжалось совершенствование воздушно–десантной техники. Важным шагом в этом направлении явилось создание в 1932 г. экспериментального завода по строительству опытных образцов воздушно–десантной техники (раньше они изготавливались в мастерских НИИ ВВС РККА). Это позволило к концу 1936 г. создать значительное количество воздушно–десантной техники для транспортировки по воздуху под фюзеляжем самолета артиллерийских орудий, автомобилей и других видов боевой и транспортной техники. Созданные образцы и качество техники обеспечивали боевую подготовку воздушно–десантных войск и отвечали их требованиям на военное время. Наряду с этим неуклонный рост воздушно–десантных войск выдвигал к ней повышенные требования.

В марте 1938 г. Военный совет ВВС РККА обсудил вопрос «О состоянии опытного строительства парашютно–десантной техники за 1934–1937 годы». В целях дальнейшего улучшения научно–исследовательских работ и опытного строительства Военный совет постановил непосредственное руководство всей работой в области научных исследований, опытного и серийного строительства и обеспечения войск техникой возложить на Управление материально–технического снабжения ВВС. За НИИ ВВС оставить вопросы разработки новых образцов техники и проведение государственных и войсковых испытаний. Одновременно Военный совет ВВС принял решение об усилении НИИ и отдела Управления материально–технического снабжения ВВС инженерным составом. Был также поставлен вопрос о расширении производственной базы для опытного строительства воздушно–десантной техники и целесообразности все эти работы сосредоточить на одном специальном предприятии.

Этими решениями определялось, что конструирование воздушно–десантной техники должно исходить из использования для высадки десантов как старых (ТБ-1, ТБ-3, Р-5), так и новых (ДБ-3, СБ, Р-10) типов самолетов. Были также определены нормы распределения воздушно–десантной техники в частях и на окружных и центральных складах.

10 октября 1940 г. Совнарком СССР принял постановление о создании опытно–производственной базы десантно–транспортных объектов, установив срок введения ее в действие в течение IV квартала 1940 г. Постановление было выполнено. Это позволило конструкторской группе А. И. Привалова не только своевременно начать строительство опытных образцов, но и наладить серийное производство воздушно–десантной техники. К началу Великой Отечественной войны на вооружение был принят ряд новых, более совершенных видов воздушно–десантной техники.

 

3. Боевая подготовка десантников

Основным содержанием боевой подготовки воздушно–десантных подразделений и частей было овладение личным составом новой боевой и воздушно–десантной техникой, освоение способов подготовки и десантирования войск, повышение тактической выучки.

Реввоенсовет в указаниях по оперативно–тактической подготовке на 1933 учебный год требовал от военных округов: «…широко развернуть подготовку авиадесантов. Расширить практику взаимодействия соединений и частей сухопутных войск с авиадесантами. Обеспечить в году в каждом военном округе не менее одного крупного учения общевойсковых соединений с авиадесантами…»

Эти совместные учения, а также самостоятельные тактические учения, проводимые командирами воздушно–десантных частей, были замечательной школой дальнейшего совершенствования боевой выучки личного состава. Наряду со сколачиванием частей и подразделений к выполнению ими боевых задач в тылу противника в ходе учений проходила проверку организационная структура частей и подразделений, проверялись способы выброски личного состава, оружия, боевой техники, вырабатывалась тактика воздушных десантов, испытывались парашюты и другие виды десантной техники. Учения проводились в сложной, максимально приближенной к реальной боевой обстановке. Наличие в планах учений опытных, экспериментальных вопросов, связанных с десантированием войск, вносило в учения элемент риска, требовало от личного состава предельного напряжения моральных и физических сил.

Поучительным было учение, проведенное под руководством М. Н. Тухачевского в сентябре 1933 г. на артиллерийском полигоне Струги Красные под Лугой, с применением воздушного десанта в ходе наступления войск за огневым валом.

Десант из состава 3–й авиадесантной бригады особого назначения применялся с задачей воспретить отход частей «противника» и не допустить подхода его резервов из глубины. Выброска производилась за тактической зоной обороны на участок местности, подготовленный в качестве противотанкового рубежа. Условия выброски личного состава были весьма сложные: на площадке приземления кроме возведенных «противником» различных противотанковых устройств было много пней. Кроме того, дул сильный порывистый ветер, была низкая облачность.

Десантники появились совершенно неожиданно для «противника». Они начали приземляться буквально вслед за последними разрывами артиллерийских снарядов. Быстро приняв боевой порядок, десант огнем подавил оборону, решительной атакой захватил указанный рубеж, воспретил попытки обороняющейся части отойти на заранее подготовленные позиции, а затем отразил атаку подошедшего резерва «противника».

М. Н. Тухачевский в ходе разбора подробно остановился на всех этапах применения десанта, дал высокую оценку его действиям, отметил, что проведенное учение поможет уточнить некоторые вопросы организации бригады, привлечения сил и средств наступающих войск для обеспечения выброски десанта и их взаимодействия в ходе боя. Подобные учения проводились во всех военных округах.

Начальник ВВС РККА Я. И. Алкснис в докладе об итогах воздушно–десантной подготовки за 1933 г. отмечал «отраднейшее явление — необычный энтузиазм, смелость, любовь к делу, которым отличаются все звенья организации, ведущие воздушно-десантную работу»; Здесь же он в заключение подчеркивал, что учебпый год заканчивается с такими итогами, с таким багажом еще неиспользованных предложений и с таким запасом творческой инициативы, что нет никаких сомнений в дальнейших успехах во всех отраслях воздушно–десантного дела РККА.

Особо широко воздушно–десантные войска были представлены на маневрах Киевского военного округа в сентябре 1935 г. Эти маневры были наиболее показательными для Красной Армии. В них участвовали все рода войск. На маневрах отрабатывались прорыв укрепленной оборонительной полосы стрелковым корпусом, усиленным танковыми батальонами и артиллерией РГК, развитие прорыва кавалерийским корпусом, применение крупного воздушного десанта, маневр мехкорпуса совместно с кавдивизией в целях окружения и уничтожения в своем тылу прорвавшейся группировки противника.

Руководил маневрами И. Э. Якир. На них присутствовали руководители Наркомата обороны К. Е. Ворошилов, С. М. Буденный, Я. Б, Гамарник, М. Н. Тухачевский, А. И. Егоров; члены ЦК КП(б)У и правительства республики В. П. Затонский, (р. В. Косиор, Г. И. Петровский, П. П. Постышев. За действиями войск наблюдали приглашенные Наркоматом обороны военные делегации Англии, Франции, Чехословакии, Италии, Польши и других капиталистических стран. Всего присутствовало более 20 иностранных генералов и офицеров.

Воздушный десант, выброшенный недалеко от Киева в районе Бровары, имел задачу захватить переправы через реку Днепр в районе Киева и воспретить подход резервов «противника» из глубины. Вначале был десантирован парашютный эшелон в составе 1188 человек (усиленная 3–я авиационная бригада имени С. М. Кирова и четыре батальона особого назначения). Десантники захватили аэродром и обеспечили высадку главных сил воздушного десанта — 43–го и 90–го стрелковых полков 59–й стрелковой дивизии (1766 человек, танки, артиллерийские орудия, боевые, специальные и транспортные машины).

Выброска десанта произвела большое впечатление на всех присутствующих на маневрах. Перед ними открылась величественная, никем никогда ранее не виданная картина.

От гула сотен моторов, доносившегося с высоты, содрогалась земля. Воздушный десант шел курсом на Киев. Пролетев 280 км, ровно в 12 часов дня над аэродромом в районе Бровары появился первый отряд самолетов. На аэродроме стояла большая трибуна. Члены ЦК КП(б)У и правительства Украины, высшее командование Красной Армии, делегации рабочих и крестьян внимательно следили за приближающейся воздушной армадой. Рядом у трибуны стояли представители зарубежных армий.

Точно в назначенный срок над серединой безлюдного поля с первых кораблей отделилось несколько черных точек. Это инструкторы парашютного дела выполняли пристрелочные прыжки. Камнем они летели с высоты к земле, не открывая парашюты. Время подходило уже к десятой секунде, однако падение не прекращалось.

Прошла еще секунда, другая — и на голубом фоне неба почти одновременно в нескольких местах взвились вверх острые языки белого шелка. Громом несмолкаемой овации покрылось поле. Трудящиеся Украины, восхищенные мужеством и отвагой крылатых бойцов и командиров, радовались за свою родную Красную Армию.

Не успели еще приземлиться первые парашютисты, как уже появились новые самолеты, выбрасывая главные силы парашютного десанта. С каждого самолета выбрасывалось одновременно по 20–35 человек. Это был одновременный прыжок более 1 тыс, десантников с полным вооружением и снаряжением, которые после приземления немедленно принимали боевые порядки и стремительно выдвигались на рубежи атаки.

Вслед за парашютным десантом на посадку шли воздушные корабли с танками, пушками и автомобилями.

Продолжительность выброски составила всего 1 час 50 минут, что для того времени было исключительно высоким достижением.

На разборе маневров Нарком обороны с похвалой отозвался о действиях десантников, признав их образцовыми как в техническом, так и в тактическом отношении: «Как важнейший вывод маневров нужно подчеркнуть большой успех действительно массового авиадесанта, доказавшего полную возможность применения этого нового боевого средства для решения серьезных тактических и оперативных задач». Несколько позже, говоря об итогах этих маневров, К. Е. Ворошилов сказал: «…мы наблюдали под Киевом потрясающее зрелище одновременного прыжка с самолетов 1200 человек с оружием и полной амуницией, которые, только ступив на землю, тут же пошли в бой против условного противника и которые с еще большей решительностью пойдут, если будет нужно, против настоящего врага…»

Большое впечатление киевские маневры произвели на военные делегации зарубежных армий, наблюдавшие за действиями наших войск. Они были буквально ошеломлены столь массовой выброской воздушных десантов. Ничего подобного им не приходилось видеть в военной практике своих стран.

Английский генерал Уэйвелл, докладывая о впечатлениях о выброске десанта на киевских маневрах, сказал: «…если бы А сам не был свидетелем этого, я бы никогда не поверил, что подобная операция вообще возможна».

«…Парашютный десант большой воинской части, виденный мною под Киевом, я считаю фактом, не имеющим прецедента в мире», — сказал французский генерал Луазо корреспонденту газеты «Красная звезда» в ходе киевских маневров.

Несколько позже один из американских военных обозревателей, анализируя итоги применения воздушных десантов в начале второй мировой войны, писал, что сочетание парашютных десантов, которые захватывают аэродромы, с посадочпыми десантами, использующими их, является страницей, вырванной из книги Красной Армии, которая первая в широких масштабах продемонстрировала эти методы на маневрах 1935 г.

Показательными были и маневры, проведенные в Белорусском военном округе осенью 1936 г., задачей которых являлась проверка летной боевой подготовки войск. В них принимали участие крупные соединения механизированных войск и авиации, стрелковые, кавалерийские и воздушно–десантные соединения.

Руководителем учений был командующий войсками Белорусского военного округа И. П. Уборевич. На них присутствовали Народный комиссар обороны К. Е. Ворошилов, его первый заместитель М. II. Тухачевский, начальник Генерального штаба РККА А. И. Егоров, члены ЦК КП (б) Б и правительства республики. За действиями войск наблюдали приглашенные Наркоматом обороны военные делегации Англин, Франции и Чехословакии.

В ходе маневров разыгрывались крупные «сражения» танковых и кавалерийских соединений на большую глубину, отрабатывались вопросы форсирования водных преград. На одном из этапов маневров был применен комбинированный воздушный десант. Вначале десантировалась 47–я авиационная бригада особого назначения. Затем на аэродромы были доставлены танки, артиллерийские орудия и другая боевая и транспортная техника. По оценке руководства маневров, командиры и штабы воздушно–десантных частей успешно справились с подготовкой войск к десантированию, уверенно управляли боем после приземления. Войска продемонстрировали умение смело десантироваться, быстро вступать в бой и решительно вести боевые действия. И вновь зарубежные наблюдатели дали самую высокую оценку не только самой идее применения воздушных десантов, но и их организованности, умелым действиям после приземления.

К числу наиболее крупных учений, проведенных воздушно-десантными войсками совместно с другими военными округами в 1935–1937 гг., следует отнести выброску десанта в составе сводного парашютного полка (496 человек из 3–й авиационной бригады имени С. М. Кирова, 4 пештатных батальона МВО, отряд парашютистов Осоавиахима под командованием капитана А. А. Белоусова) на маневрах Московского военного округа 22 сентября 1936 г. На этих ню маневрах была переброшена на самолетах 84–я стрелковая дивизия на дальнее расстояние. Всего было десантировано 5272 человека.

Действия воздушных десантов на маневрах положительно оценивались Народным комиссаром обороны К. Е. Ворошиловым. В приказе НКО отмечалось большое достижение в подготовке авиадесантов, особенно в части выброски парашютистов в тыл противника и массового десантирования войск. «Первый и труднейший этап авиадесантного дела — массовое освоение выброски войск — можно считать пройденным вполне удовлетворительно».

В сентябре 1937 г. на маневрах Ленинградского военного округа применялся парашютный десант в составе 3–й бригады имени С. М. Кирова. Здесь в ходе десантирования и боевых действий бригады после приземления изучались вопросы организационного строения десантных частей, способы и приемы их боевого применения. Выброска десантников на этом учении производилась в сложных погодных условиях.

Осенью этого же года десант в составе воздушно–десантной бригады был применен на учении в Белорусском военном округе.

Проведенные в 1934–1937 гг. крупные общевойсковые маневры с участием воздушно–десантных частей полностью подтвердили жизненность передовой по тому времени теории боевого применения воздушных десантов, получившей свое конкретное выражение во Временном полевом уставе РККА, введенном в действие приказом Наркома обороны 30 декабря 1936 г. «Парашютно–десантные части, — указывалось в статье 7 устава, — являются действенным средством для дезорганизации управления и работы тыла противника. Во взаимодействии с войсками, наступающими с фронта, парашютно–десантные части могут оказать решающее влияние на полный разгром противника на данном направлении».

В достижении положительных показателей в боевой подготовке десантников важную роль сыграла партийно–политическая работа в частях и подразделениях.

Направление и содержание партийно–политической работы в первых десантных частях и подразделениях определялись постановлением ЦК ВКП(б) от 25 февраля 1929 г. «О командном и политическом составе РККА». Ее главное внимание сосредоточивалось на воспитании сознательных бойцов для вооруженной защиты пролетарского государства, успешном решении задач боевой подготовки, изучении и сбережении военной техники и укреплении воинской дисциплины.

Успешному решению этих задач способствовало наличие в частях и подразделениях крепких партийных и комсомольских организаций. Партийная прослойка в них была достаточно высокой. В 1933 г. в 3–й авиадесантной бригаде особого назначения она составляла 41,5 процента, а в батальонах особого назначения военных округов достигала 40–50 процентов. Это позволяло достигать усиленного влияния партийных организаций на все стороны жизни и боевой подготовки частей.

Основной формой политической учебы личного состава были политические занятия, в ходе которых воинам–десантникам глубоко раскрывалась ленинская идея вооруженной защиты пашей Родины. На этих занятиях они воспитывались в духе советского патриотизма, безграничной преданности и верности своему народу, сознательного выполнения воинского долга, постоянной готовности вступить в решительную схватку с любым врагом советского народа. Политические занятия проводили лучшие командиры и политработники.

Важной задачей партийно–политической работы являлось воспитание у десантников любви к своему роду войск, энтузиазма, горячего желания в короткие сроки в совершенстве овладеть десантным делом; мобилизация усилий личного состава на творческие поиски, широкое участие в рационализаторской и изобретательской работе. Партийные и комсомольские организации оказывали повседневную помощь командирам в изучении воздушно-десантной и боевой техники. По их инициативе в частях и подразделениях создавались технические кружки, широко велась устная пропаганда технических знаний, проводились технические конференции, викторины. Коммунисты всегда были первыми при совершении прыжков с парашютом, в проведении опытных работ.

Политорганы, партийные и комсомольские организации поддерживали тесную связь с местными партийными и комсомольскими органами, с рабочими коллективами заводов и фабрик, государственных учреждений.

Хорошо эта работа была организована в 3–й авиадесантной бригаде особого назначения. Бригаду посещали руководители партийной организации города Ленинграда. Они глубоко вникали в боевую и политическую подготовку, оказывали помощь в размещении заказов на изготовление некоторых видов воздушно–десантной техники на предприятиях города, проявляли заботу о командирах и бойцах.

Часто бригаду посещал первый секретарь Ленинградского обкома партии С. М. Киров. Беседы С. М. Кирова с десантниками всегда были задушевными. Он доходчиво разъяснял личному составу важнейшие вопросы политики партии и правительства, умело увязывал их с задачами бригады. Обладая высочайшими партийными качествами, большим личным обаянием, С. М. Киров располагал к себе десантников, вдохновлял их на достижение высоких показателей в боевой и политической подготовке.

Во время одного из посещений бригады С. М. Кировым и К. Е. Ворошиловым им был представлен весь личный состав, показаны выставки воздушно–десантной техники, рационализаторских предложений и изобретений; проведены занятия по парашютному делу и прыжки с парашютом. После этого С. М. Киров и К. Е. Ворошилов беседовали с десантниками и в заключение сфотографировались с ними.

Тесные связи поддерживались с рабочим коллективом завода «Красный путиловец». Воины–десантники организовали на заводе парашютные классы и кружки, создали планерную школу, проводили занятия, беседы. Коллектив завода организовал сбор Ннйг и создал в бригаде библиотеку, собрал 15 тыс. руб. для постройки авиаэскадрильи, оказал помощь в оборудовании ленинских комнат; руководство завода выделяло фонды для награждения передовиков боевой и политической подготовки. Рабочие и десантники проводили совместные субботники, революционные и государственные праздники, спортивные соревнования.

Высокая действенность партийно–политической работы в первых авиадесантных частях и подразделениях проявлялась прежде всего в успешном выполнении планов боевой и политической подготовки и планов опытных работ, воспитании у личного состава творческого порыва и большевистской настойчивости в решении стоящих перед ним задач.

В 1934 г. на основе решений XVII съезда партии и нового Устава Центральный Комитет партии утвердил Инструкцию организациям ВКП(б) в Красной Армии. Ее главной идеей было обеспечение авангардной роли партийной организации в решении задач, стоящих перед частью и подразделением.

В авиадесантных частях были созданы первичные партийные организации во главе с партийными бюро, а в подразделениях и в авиадесантных батальонах особого назначения вместо партийных ячеек — ротные и им равные партийные организации.

Политорганы и партийные организации, перестраивая партийно–политическую работу в свете новых требований, сделали ее стержнем борьбы за высокие показатели в боевой и политической подготовке, за укрепление воинской дисциплины. По–прежнему важное место в работе партийных и комсомольских организаций отводилось борьбе за отличное овладение воздушно–десантной и другой боевой техникой.

В середине 30–х годов в воздушно–десантных частях, как и во всех Вооруженных Силах, развернулось массовое социалистическое соревнование и движение армейских стахановцев. В первых рядах этого движения были коммунисты и комсомольцы.

Укреплялись партийные организации. Их рост в основном происходил за счет увеличения приема в члены и кандидаты в члены партии рядовых и младших командиров. В большинстве бригад количество членов партии из их числа достигало более половины общей численности партийных организаций. Командные должности укомплектовывались, как правило, членами партии и кандидатами в члены ВКП(б) из числа успешно окончивших военные академии, училища и школы.

Основные усилия партийно–политической работы в боевой учебе сосредоточивались на достижении высоких показателей в воздушно–десантной и тактической подготовке. Принимались меры, чтобы все учебные вопросы по этим видам подготовки отрабатывались в комплексе. Обстановка на тактических учениях создавалась максимально приближенной к реальной боевой. Успешное решение учебных вопросов требовало от воинов–десантников максимального напряжения физических и моральных сил, проявления решительности, смелости, неуклонной воли в достижении поставленной цели.

Большую работу по мобилизации личного состава на успешное решение задач боевой и политической подготовки и достижение высоких показателей вели бригадные газеты «Кировец» (201–я бригада), «Боевой десант» (202–я бригада), «Сокол Родины» (204–я бригада), «За боевой порядок» (214–я бригада).

В целом партийно–политическая работа стала более целеустремленной и действенной, что положительно влияло на ход и результаты боевой и политической подготовки.

Воздушно–десантные бригады достигали, как правило, высоких результатов в боевой и политической подготовке. 202–я бригада по итогам 1938 учебного года по всем видам боевой и политической подготовки заняла первое место и была награждена переходящим Красным знаменем Военного совета.

За высокие показатели в боевой учебе многие командиры воздушно–десантных частей и подразделений были награждены орденами Советского Союза. Среди награжденных были В. А. Александров, М. И. Денисенко, А. М. Лукин, А. Ф. Левашов, П. С. Тихонов, И. С. Безуглый, И. И. Затевахин, М. М. Кудрявцев, А. И. Олянишин и другие.

 

4. Накануне

К концу 30–х годов тучи войны все плотнее сгущались над миром. Угроза военного нападения на Советский Союз возрастала. Военный блок фашистских государств во главе с Германией развернул прямую подготовку к развязыванию второй мировой войны. В начале 1939 г. Германия захватила Чехословакию, а в сентябре напала на Польшу. Империалистическая Япония начала предпринимать открытые военные провокации против Советского Союза и дружественной ему Монгольской Народной Республики.

В этой сложной международной обстановке Коммунистическая партия и Советское правительство, проводя твердую политику мира, принимали решительные меры, направленные на дальнейшее повышение обороноспособности нашей страны, укрепление боевой мощи Красной Армии. В 1939 г. в Советском Союзе был принят новый Закон о всеобщей воинской обязанности, в связи с чем увеличилась численность Вооруженных Сил СССР, усилилась боевая подготовка войск.

Мужали воздушно–десантные войска. Совершенствуя свою выучку на полях тактических учений, воздушно–десантные соединения в этот период приобретают и боевой опыт. Впервые это было на реке Халхин–Гол.

Урок, полученный в районе озера Хасан летом 1938 г., не отрезвил японских империалистов. И на следующий год они предприняли новую, более крупную военную авантюру против Советского Союза и дружественной ему Монгольской Народной Республики. 11 мая 1939 г. японские войска внезапно напали на монгольские пограничные части и развернули боевые действия, стремясь захватить территорию МНР на правом берегу реки Халхин–Гол. Постепенно наращивая усилия, японцы сосредоточили в этом районе крупные силы, стремясь развить свой первоначальный успех и в случае удачи продвинуться далеко на север, перехватить транссибирскую магистраль и отрезать советский Дальний Восток от остальных районов страны.

В решающих боях по разгрому японских захватчиков в составе войск, действующих с фронта, приняла участие 212–я воздушно–десантная бригада (командир И. И. Затевахин). В район военных действий она была переброшена с Дальнего Востока и к 18 августа сосредоточена юго–восточнее города Хамар–Даба в составе резерва 1–й армейской группы советско–монгольских войск.

Утром 20 августа после массированного налета авиации и мощной артиллерийской подготовки наши войска перешли в решительное наступление на всех участках фронта. Особенно ожесточенные бои развернулись в северном районе. Противник подтянул сюда свои резервы и задержал продвижение Северной группы наших войск. Именно сюда и был брошен резерв 1–й группы войск.

Подразделения 9–й и 6–й мотобригад и 212–й воздушно–десантной бригады, совершив многокилометровый марш–бросок на север, вначале разгромили базу японских войск у озера Узур–Нур и дезорганизовали снабжение японских войск. Затем продвинулись в направлении Номон–Хан–Бурд–Обо, отрезали пути отхода северной группировке японцев на восток и завязали бои непосредственно за высоту Фуи, на которой противником был подготовлен сильный узел обороны.

В бою за высоту Фуи японцев пришлось выбивать гранатами и штыками буквально из каждой щели. После боя из окопов и блиндажей было извлечено свыше 600 трупов японских солдат и офицеров.

Бои на реке Халхин–Гол завершились полным разгромом японских войск, и к утру 31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью очищена от японских захватчиков. Красная Армия дала японским захватчикам еще один сокрушительный отпор и надолго отбила у японских милитаристов охоту к военным провокациям против Советского Союза и Монгольской Народной Республики.

За мужество и героизм, проявленные в боях с японскими захватчиками, 352 десантника были награждены орденами и медалями.

Воины 212–й воздушно–десантной бригады в письме ЦК ВКП(б) после боевых действий с японскими захватчиками на реке Халхин–Гол писали: «Великая партия Ленина! Ты воспитала в нас большевистские черты и вдохнула в нас могучие, богатырские силы, железную волю и стальное упорство. Твои верные сыновья — коммунисты смело вели нас в бой, показывая образцы большевистской отваги, доблести и геройства. И мы победили».

В ноябре 1939 г. реакционные правящие круги Финляндии спровоцировали военный конфликт на Карельском перешейке.

Советским войскам пришлось вести боевые действия в исключительно трудных условиях. Лесисто–озерный характер местности, многоснежная зима и слабо развитая сеть дорог уже в начале войны потребовали использования небольших отрядов для действия в тылу противника. Наряду с другими подразделениями такие задачи успешно выполняли десантники. Они на лыжах проникали в глубокий тыл противника, нападали на гарнизоны, штабы, узлы связи, нарушали управление войсками, наносили удары по опорным пунктам.

Воздушно–десантные бригады мужественно сражались и непосредственно на линии фронта плечом к плечу с мотострелковыми войсками.

201–я воздушно–десантная бригада с 13 февраля по 12 марта 1940 г. вела активную оборону коммуникаций 15–й армии. За это время десантники 37 раз проникали в тыл вражеских войск в целях разведки и уничтожения важных объектов противника. Особенно отличались в выполнении этих задач взводы лейтенантов А. В. Цапанова и Г. Н. Нилова.

12 марта бригада начала наступательные бои на полуострове Уксаломия и острове Лунколон–Сари. В боях отличились воины 2–го парашютно–десантного батальона капитана М. Е. Козина, и особенно десантники 5–й роты старшего лейтенанта И. В. Хохлина.

За мужество и отвагу, проявленные в бою, 51 командир и боец бригады был награжден боевыми орденами.

204–я воздушно–десантная бригада, находясь в резерве 15–й армии, неоднократно вводилась в бой в самые критические моменты обстановки. Бригада с честью выполнила поставленные задачи. Личный состав в боях проявил массовый героизм.

Поучительным было применение воздушно–десантных соединений в освободительном походе Красной Армии в Бессарабию летом 1940 г. В период отхода румынских войск важно было не допустить увоза и уничтожения материальных ценностей, разрушения объектов, создания беспорядков. Для выполнения этой задачи были привлечены соединения и части различных родов войск, но особая роль отводилась подвижным силам, которые смогли бы в короткие сроки достичь целей освободительного дохода. Такими войсками являлись наши молодые воздушно–десантные соединения. Их задача состояла в том, чтобы быстро и внезапно высадиться в районе Болграда и Измаила и поддерживать в этих районах порядок до подхода главных сил Красной Армии.

В качестве воздушных десантов было принято решение высадить 204–ю и 201–ю воздушно–десантные бригады, а 214–ю предусматривалось иметь в резерве. Для десантирования привлекалось четыре тяжелых бомбардировочных авиационных полка (ТБ-3), сведенные в авиационную группу. Всего в составе этой, группы было 170 тяжелых самолетов, приспособленных для парашютной выброски людей и грузов.

Воздушно–десантные бригады были заблаговременно сосредоточены по железной дороге в исходный для десантирования район Борисполь, Калиновка, Скоморохи, Гоголево.

Протяженность маршрута от исходного района до района десантирования составляла в среднем 350 км.

Рано утром 29 июня командир 204–й воздушно–десантной бригады получил приказ на десантирование. Через несколько часов после получения приказа подразделения бригады были уже в воздухе и начали выброску в 12 км севернее Болграда. К исходу дня город полностью контролировался десантниками. На следующий день 1–й батальон бригады взял под контроль город Кагул и порт на Дунае Ренн.

Утром 30 июня командир 201–й воздушно–десантной бригады генерал И. С. Безуглый получил из штаба ВВС боевое распоряжение, в котором указывалось, что бригаде ставятся следующие задачи: занять город Измаил, выставить заслоны в направлении дороги, идущей из Измаила на Некрасовку, Новая; организовать в городе образцовый порядок; взять под охрану все склады, имущество, сооружения, заводы, не допустить выхода из гавани пароходов.

Вначале предусматривалось высадить бригаду посадочным способом. Однако высланная вперед на самолете разведка доложила, что посадка большого количества тяжелых самолетов в районе десантирования невозможна. Командир принял решение выбросить бригаду на парашютах.

Прошли считанные часы, и передовые подразделения бригады появились над аэродромом Измаила. К исходу дня десантники установили контроль над важнейшими объектами города, взяли под охрану государственную границу, организовали прием и размещение беженцев и поддерживали в городе образцовый порядок.

Воздушно–десантная операция в период освободительного похода Красной Армии в Бессарабию, проведенная в условиях, близких к боевым, показала правильность наших теоретических положений и организационных расчетов по применению крупных воздушных десантов.

Накануне войны теория боевого применения воздушно–десантных войск получила дальнейшее развитие. Вышедший в 1941 г. проект Полевого устава Красной Армии (ПУ-40) во многом расширял сферы применения воздушно–десантных войск, конкретизировал взгляды па их роль и задачи.

Считалось, что эти войска являются средством высшего командования, применяются только по его распоряжению, внезапно для противника, в больших масштабах, самостоятельно и во взаимодействии с наземными, воздушными и морскими силами, только для решения таких задач в тылу противника, которые в данный период не могут быть выполнены другими родами войск, но решение которых может иметь существенное влияние на исход всей операции.

В это же время выходит в свет первое руководство по боевому применению воздушно–десантных войск; издается краткая инструкция по транспортировке бойцов и военных грузов на самолетах ВВС Красной Армии и Гражданского воздушного флота.

Новые положения советского военного искусства и опыт боевой подготовки воздушно–десантных соединений настоятельно требовали дальнейшего совершенствования этих войск.

Народный комиссар обороны Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко в декабре 1940 г. подчеркивал, что опыт начавшейся второй мировой войны на Западе учит: высокий теми и успех оперативного наступления обеспечиваются массированным применением танков, авиации, артиллерии во взаимодействии с моторизованными войсками, воздушными десантами. Развитие тактического прорыва в оперативно–стратегический возможно путем ввода в прорыв подвижных соединений и выброски воздушных десантов. Нарком указывал, что воздушные десанты в войне на Западе сыграли значительную роль. Будучи хорошо подготовленными не только к прыжкам с самолетов, но и к самостоятельным боевым действиям, эти войска своим появлением на земле и энергичными действиями дезорганизовывали противника.

Наши теоретические взгляды на роль и задачи воздушно–десантных войск в будущей войне, на характер и способы подготовки воздушных десантов, их боевых действий, а также на вопросы переброски войск в тыл противника перед войной в целом были правильными.

В соответствии с этими положениями и взглядами с 1940 г. был проведен следующий этап организационного укрепления и численного увеличения воздушно–десантных войск.

В 1940 г. были утверждены новые штаты воздушно–десантных бригад.

В марте — апреле 1941 г. в целях дальнейшего укрепления воздушно–десантных войск принимается решение о реорганизации воздушно–десантных бригад в воздушно–десантные корпуса.

На базе воздушно–десантных бригад (Количество которых увеличивается втрое) развертывается пять воздушно–десантных корпусов, каждый численностью более 10 тыс. человек.

Укомплектование корпусов личным составом к 1 июня 1941 г. было закончено, но обеспечить их боевой техникой в достаточном количестве не удалось.

Накануне Великой Отечественной войны усиленно велись работы по улучшению средств десантирования воздушно–десантных войск. Были разработаны технические условия на производство самолета ПС-84 в десантном варианте. Предусматривалось, что такой самолет должен вмещать 25 десантников, иметь двери на правом и левом бортах, открывающиеся внутрь назад. На левом борту устанавливалась также грузовая дверь размером 1,5Х 1,6 м, открывающаяся вверх наружу. Малая дверь левого борта врезалась в грузовую дверь. Вместо кресел по бортам пассажирской кабины самолета устанавливалось восемь складных бортовых сидений. На каждом сиденье могло уместиться три человека.

В связи с уменьшением веса самолета (за счет снятия пассажирского оборудования) десантный вариант обладал более высокими технико–экономическими показателями. Десантная нагрузка такого самолета в радиусе действий 500 км возрастала до 2,4 тыс. кг против 2 тыс. кг. Наличие грузовой двери позволяло транспортировать 45 мм противотанковые орудия, а при частичной разборке и 76–мм полковые пушки, мотоциклы, пулеметы и батальонные минометы. Наличие двух дверей допускало производить выброску 25 человек при средней натренированности десантников за 15–20 секунд. Кроме того, самолет ПС-84 мог транспортировать парашютные подвески, не уступая в этом отношении самолету ТБ-3, а при внутренней загрузке мог брать НДММ-100 (ПДББ-100) в количестве 18–20 единиц, выброску которых можно было производить одновременно через обе двери вручную силами десантников или экипажа.

Это уже был хороший по тому времени военно–транспортный самолет. Однако, несмотря на принятие решительных мер по переоборудованию пассажирского самолета ПС-84 в десантный вариант, сроки решения этой задачи оказались весьма короткими и выполнить ее в желаемом объеме до начала войны не удалось.

Продолжались работы по совершенствованию парашютно–десантной техники. Инженер П. С. Аристов создал специальную автоматическую отцепку парашютов от объектов весом 150 кг. В 1939 г. братья Доронины — Николай, Владимир и Анатолий создали полуавтоматический прибор (ППД-1) для раскрытия парашюта после отделения парашютиста от самолета, который в испытаниях показал безотказность в действии. «…Своим изобретением, — указывалось в приказе Наркома обороны СССР от 9 апреля 1939 г., — братья Доронины внесли ценный вклад в дело парашютизма для РККА и всей страны». Президиум Верховного Совета СССР «за успешную работу и инициативу в деле укрепления обороноспособности СССР» наградил Николая Доронина орденом «Знак Почета», а Владимира и Анатолия — медалью «За трудовое отличие». Несколько позже (1940 г.) инженер Савичев сконструировал прибор автоматического раскрытия парашюта (ПАС-1). В этом же году постановлением Совнаркома от 10 октября создается более совершенная база по строительству воздушно–десантной техники, которая уже к концу 1940 г. произвела определенное количество этой техники.

В апреле 1941 г. НИИ ВВС были завершены полигонные испытания подвесок и платформ для сбрасывания парашютным способом 45–мм противотанковых орудий, мотоциклов с коляской, велосипедов и других видов боевой техники, монтируемой под самолеты на бомбовые замки «Дер-19» и «Дер-20». По тактико–техническим данным они вполне обеспечивали перевозку боевых и транспортных средств. Результаты этих работ значительно расширяли возможности использования боевых самолетов для нужд воздушно–десантных войск.

В целом воздушно–десантные войска в предвоенные годы прошли большой путь в своем развитии. Партия и правительство делали все, чтобы этот новый, самый молодой род войск занял достойное место в общем боевом строю Советских Вооруженных Сил.

В ответ на заботу партии, правительства и народа воздушно-десантные войска совершенствовали полевую выучку, добиваясь высоких результатов в боевой и политической подготовке.

 

ГЛАВА 3

ГОД СУРОВЫХ ИСПЫТАНИЙ 

 

1. В Прибалтике

Начало войны застало воздушно–десантные войска в стадии переформирования бригад в корпуса. Их соединения и части были укомплектованы личным составом, но не успели полностью получить боевую технику, что несколько понижало их боевые возможности. Однако уже с первых дней войны воздушно-десантные соединения и части, действуя непосредственно на фронте, вместе с воинами других родов войск оказывали упорное сопротивление наступавшим гитлеровским армиям на всех важнейших фронтах.

В Прибалтике десантники, дислоцировавшиеся вблизи от государственной границы, вступили в бой в первые же дни войны — раньше, чем воздушно–десантные части других фронтов.

10–я бригада 5–го воздушно–десантного корпуса (командир генерал И. С. Безуглый) 19 июня была поднята по тревоге и начала выдвигаться в сторону государственной границы для проведения тактического учения с боевой стрельбой. Война застигла бригаду на марше южнее Даугавпилса. Прошло немного времени, и десантники оказались в тылу немецко–фашистских войск. Последовал приказ — беспощадно уничтожать прорвавшиеся части противника, выходить к главным силам корпуса.

Первый же населенный пункт на маршруте оказался занятым противником. Бросок в атаку последовал с ходу. Короткий бой — и лишь немногим фашистам удалось спастись от меткого огня десантников. К исходу дпя была разгромлена еще одна группа противника.

Немецко–фашистским войскам уже в первые дни войны удалось преодолеть упорное сопротивление войск прикрытия границы и расчленить армии Северо–Западного фронта.

В результате главное направление Каунас, Даугавпилс оказалось практически без прикрытия. Сюда и начал быстро выдвигаться 56–й механизированный корпус противника.

Для ликвидации образовавшегося между армиями разрыва навстречу немецкому механизированному корпусу из резерва фронта были брошены 5–й воздушпо–десантный и 21–й механизированный корпуса. Однако противнику удалось упредить наши выдвигающиеся части и 26 июня в 9 часов 40 минут после ожесточенного боя захватить Даугавпилс и начать распространение на северо–восток и северо–запад.

В этой обстановке 5–й воздушно–десантный корпус получил задачу совместно с другими частями 27–й армии выбить фашистов из Даугавпилса и, овладев городом, прочно его удерживать.

Развернулись ожесточенные бои. Город несколько раз переходил из рук в руки. К вечеру 26 июня он был полностью очищен от врага. Противник, подтянув резервы, предпринял очередную атаку на город и вновь овладел им. Последующие контратаки наших войск успеха не имели.

В ходе дальнейших боевых действий в районе Даугавпилса наши войска, в том числе и части 5–го воздушно–десантного корпуса, были оттеснены. Противнику удалось достигнуть правого берега Западной Двины и овладеть обширным плацдармом, который он использовал для развития дальнейшего наступления на псковско–островском направлении.

В дальнейшем части 5–го воздушно–десантного корпуса вели тяжелые бои, сдерживая прорыв немецко–фашистских войск вдоль шоссе Даугавпилс — Остров и восточнее озера Рушены-эзерс, в ходе которых части корпуса часто оказывались в тылу противника, выходили из окружения, занимали оборону на новых рубежах. В неравных боях корпус понес большие потери.

5 июля 1941 г. согласно приказу командующего войсками фронта (к этому времени корпус был введен в состав 27–й армии) 5–й воздушно–десантный корпус начал выдвижение с район Причурино, Горячево для приведения в порядок и дальнейшего использования по особому указанию. 15 августа 1941 г. корпус был выведен из состава Северо–Западного фронта.

 

2. В Белоруссии и на Украине

На западном направлении десантники вступили в бой в конце июня, когда немецко–фашистские танковые группировки, прорвавшись восточнее Минска, устремились к Днепру и Смоленску. Командование Западного фронта прилагало все силы, чтобы как можно дольше задержать противника на последнем выгодном рубеже — реке Березина и лишить его возможности с ходу прорваться к Днепру. С этой целью 4–му воздушно–десантному корпусу (командир генерал–майор А. С. Жадов) было приказано выдвинуться в район южнее Борисово и занять оборону по реке Березина. Здесь части 4–го воздушно–десантного корпуса и остановили соединения 24–го моторизованного корпуса, двигавшиеся в направлении Березино и Свислочь, не дали возможности противнику с ходу форсировать реку и задержали дальнейшее продвижение вражеских танков.

Шесть суток десантники отражали массированные атаки танков 24–го моторизованного корпуса немцев.

В этих боях особо отличились части 7–й воздушно–десантной бригады. Командир этой бригады полковник М. Ф. Тихонов, участник гражданской войны, обладал непреклонной волей к победе, был человеком смелым и мужественным, умело руководил частями в бою. Еще в 20–е годы М. Ф. Тихонов за храбрость в боях был награжден Реввоенсоветом золотыми часами и именным оружием, а правительство Монгольской Народной Республики наградило его двумя боевыми орденами. В боях на реке Березина полковник М. Ф. Тихонов водил десантников в контратаки, показывая умение действовать дерзко и сообразительно. 4 июля он был ранен, но продолжал руководить боем.

Начальник разведки корпуса майор В. А. Коробков в боях за местечко Свислочь во главе разведывательного отряда в течение шести часов сдерживал яростные атаки превосходящих сил противника и не оставил занимаемых позиций до подхода главных сил корпуса. Лично взял пленного, давшего ценные показания о намерениях противника.

2–й парашютно–десантный батальон 7–й бригады под командованием капитана А. В. Сергиенко был направлен на соседний участок обороны для усиления стрелкового полка. Батальон занял позиции второго эшелона полка. В ночь на 3 июля противник, сбив охранение, начал переправляться через реку. Капитан Сергиенко, проявив личную инициативу, поднял десантников в контратаку. Стремительным дерзким ударом враг был отброшен на западный берег реки. Положение было восстановлено.

2 июля противник прорвался к мосту через Березину. Командир огневого взвода 45–мм пушек лейтенант А. Г. Калмыков, подпустив танки поближе, с первого же выстрела подбил головную машину. На мосту образовалась пробка. Используя временное замешательство, взвод фланговым огнем из орудий расстрелял колонну и завершил ее разгром решительной контратакой совместно с парашютно–десантной ротой. Лейтенант А. Г. Калмыков за мужество и отвагу, проявленные в этом бою, был награжден орденом Красного Знамени, а красноармейцы А. Ф. Науменко, С. И. Зорин, А. И. Романчук, Г. Р. Визниченко, ГГ. С. Хрипунец, И. В. Павлов — орденом Красной Звезды.

Мужественно сражались и все другие части и подразделения десантников на Березине. Только 5 июля некоторым частям 10–й танковой дивизии фашистов удалось переправиться на восточный берег. В этот же день 4–му воздушно–десантному корпусу была поставлена задача сбросить в реку переправившиеся части гитлеровцев.

В 3 часа 15 июля до 100 танков с мотопехотой противника прорвали фронт на стыке 42–й и 55–й стрелковых дивизий, захватили город Пропойск и устремились по шоссе на Кричев.

Командующий Западным фронтом отдал приказ задержать противника и не допустить его прорыва через реку Сож, возложив выполнение этой задачи на командира 4–го воздушно-десантного корпуса. Другими силами фронт здесь не располагал.

15 и 16 июля десантники, ведя тяжелые сдерживающие бои, отходили к реке Сож и к исходу 16 июля перешли к обороне переправ через реку в районе города Кричев. В течение 17 июля корпус успешно отражал яростные атаки вражеских танков. Однако противник, подтянув резервы, в ночь на 18 июля в результате очередных атак овладел Кричевом, форсировал Сож и захватил плацдарм на ее восточном берегу.

Бои за Кричев продолжались. Враг стремился любой ценой развивать свой успех. Десантники, мужественно удерживая занимаемые позиции, переходили в яростные контратаки.

Утром 19 июля части корпуса вышли в исходное положение для наступления на Кричев. Решительным броском десантники достигли восточного берега реки. Но развить успех не удалось. Не имея ни авиационной, ни достаточной артиллерийской поддержки, части корпуса не могли преодолеть оборону и форсировать реку и отошли на рубеж Красный Бор, Михеевичи, Великан, где начали приводить себя в порядок и готовиться к новой контратаке.

Повторная попытка возвратить Кричев также не принесла успеха. 8–я бригада опоздала с выходом на рубеж атаки и не смогла принять участие в бою.

С утра 21 июля корпус вновь атаковал противника в направлении Кричева. 7–я бригада вышла к Кореной и лесу западнее ее, где была остановлена огнем противника со стороны Михеевичей. 8–я бригада, достигнув леса восточнее Пондохово, также была остановлена сосредоточенным огнем артиллерии и минометов врага.

Тяжелые бои за Кричев продолжались еще несколько дней. 22 и 23 июля 4–й воздушно–десантный корпус продолжал настойчиво атаковать противника, обороняющего восточный берег реки Сож у Кричева. Однако атаки успеха не имели.

Вечером 29 июля сводный отряд десантников под командованием начальника оперативного отдела штаба 4–го воздушно–десантного корпуса майора В. С. Тимченко, несмотря на сильный огонь противника, форсировал реку Сож и ворвался в город. Всю ночь шел ожесточенный бой с гитлеровцами в районе железнодорожной станции, около военкомата, а также в прилегающих к городу деревнях Воронево и Задобрость. Два вражеских батальона почти полностью были уничтожены, только отдельным солдатам удалось вырваться из города. Однако на рассвете фашисты бросили в контратаку значительные силы пехоты и танков. Десантники вынуждены были оставить город. В этом бою был смертельно ранен майор В. С. Тимченко.

В последующем 4–й воздушно–десантный корпус в составе 13–й армии вел боевые действия в районе Унеча, Погар, Стародуб.

18 августа корпус получил задачу прорвать оборону противника между Унечей и Стародубом и выйти на рубеж Липки, Аленовка, Рюхово, Неутоповичи и перейти к обороне. Десантники успешно выполнили эту задачу, улучшив общую обстановку для 13–й и 21–й армий. В дальнейшем корпус в течение семи дней вел оборону и задержал прорыв противника в восточном направлении. К 24 августа корпус вышел в район Суземки, откуда был выведен из состава 13–й армии.

214–я воздушно–десантная бригада 4–го воздушно–десантного корпуса еще в июне 1941 г. вступила в бой под Минском. Этой бригадой командовал один из первых командиров — организаторов воздушно–десантных войск полковник А. Ф. Левашов.

Около двух месяцев десантники действовали в тылу немецко-фашистских войск. Совершая смелые рейды, они дерзко нападали и громили вражеские гарнизоны, устраивали засады на путях движения резервов наступающих немецких вохгск, уничтожали боевую технику, транспорт, средства связи.

Вначале бригада вела боевые действия на коммуникациях соединений противника, прорвавшихся к рекам Березина, Сож и Днепр. К сожалению, мало осталось десантников этой легендарной бригады и почти не сохранилось документов о ее боевых делах. Но отдельные эпизоды показывают, что воины бригады, оказавшись в тылу, не пали духом, верили в победу и отдавали все свои силы для того, чтобы нанести врагу как можно большие потери и оказать помощь войскам фронта, сдерживающим натиск врага. Вот некоторые из них.

Сумерки. По шоссе движется колонна грузовиков. Фашисты спешат доставить на фронт боеприпасы. Крутой поворот. Шофер головной машины уменьшает скорость.

В кустах возле дороги притаился отряд капитана Е. И. Лебедева. Он не спускает глаз с проходящей колонны автомашин. За поворотом водители машин снова увеличивают скорость до предела. Они гонят машины вперед, не оглядываясь. К повороту подходят последние три грузовика. Теперь пора начинать…

По сигналу капитана из кустов вылетают наши бойцы и вскакивают на подножки автомашин. Мгновение — и десантники в кабинах грузовиков.

Так были захвачены машины с продовольствием и боеприпасами.

И июля капитану Ф. Н. Антрошенко было приказано уничтожить артиллерийский склад фашистов и базу горючего. Выполнение этого задания было связано с большим риском для жизни — на складе находилось несколько десятков тысяч снарядов.

Группа в 50 человек под командой капитана Ф. Н. Антрошенко отправилась в лес и стала пробираться к складу. Около склада неторопливо расхаживали часовые — восемь человек. Их бесшумно и одновременно накрыли плащ–палатками и сняли. Затем был уничтожен весь состав караула, который пытался оказать сопротивление. На территории склада находилось несколько автомашин, груженных боеприпасами.

Внимательно осмотрев грузовики и убедившись, что они в полной исправности, Антрошенко довольно произнес: «Так мы и знали, что обратно пешком не пойдем!» В главный погреб заложены мины. Подожжены шнуры. Машины резко набирают скорость.

Не успели десантники отъехать и двух километров, как содрогнулась земля. Вторая часть задания — уничтожение базы ГСМ — была выполнена также успешно.

Командиру бригады стало известно, что в казармах бывшего военного городка разместился карательный отряд фашистов, который буквально зверствовал в близлежащих населенных пунктах.

Бой по уничтожению вражеского гарнизона был коротким. Ночью бригада вышла в примыкающую к городку рощу. Орудия заняли огневые позиции для ведения огня прямой наводкой. Подразделения подготовились к атаке. Первые снаряды легли точно в цель. Взрывы, рушатся стены, из окон казарм вырывается пламя.

В этом бою особо отличилась рота старшего лейтенанта Г. С. Яковлева. Она первой ворвалась в казармы и завершила разгром гитлеровцев.

В ночь на 19 июня 214–я бригада совершила смелый налет на железнодорожную станцию Марьина Горка. В эту ночь на станцию прибывал для разгрузки эшелон с боевой техникой и боеприпасами.

Было решено засаду против эшелона устроить на подступах к станции, а нападение на гарнизон начать сразу же после подрыва эшелона. Для страховки специально подготовленная группа заминировала выходные стрелки станции.

Место для засады было выбрано в 2 км от станции на участке, где дорога проходила в выемке и позиции десантников находились как бы над рельсами. Вначале с западного направления прошли две бронированные дрезины. Десантники их пропустили. Вскоре показался эшелон. Приближаясь к границе станции, паровоз сбавил скорость. Как только паровоз поравнялся с десантниками, десятки связок гранат полетели в него. Раздался взрыв страшной силы. Одновременно был атакован гарнизон станции. Враг был полностью, разгромлен. Так дерзко и смело десантники 214–й воздушно–десантной бригады действовали на всем протяжении рейда по вражеским тылам.

В конце августа 214–я воздушно–десантная бригада пробилась к своим войскам и вышла в расположение 21–й армии. 28 августа она сосредоточилась на юго–западной окраине города Мена (восточнее Чернигова) в готовности наступать в направлении Семеновки. 5 сентября бригада оборонялась на южном берегу реки Десна в районе станции Вутовка. После смены ее в обороне частями 67–го стрелкового корпуса бригада была выведена в резерв армян в район Шаповаловки. В последующем бригада была выведена из боя и возвращения состав воздушно–десантных войск.

* * *

Трудные испытания в первые дни войны выдержали десантники на юго–западном направлении. Первыми здесь вступили в бой части 1–го воздушно–десантного корпуса (командир генерал-майор М. А. Усенко). Уже в ходе пограничных сражений из состава 204–й воздушно–десантной бригады, входящей в состав корпуса, в тыл наступающих немецко–фашистских войск было выброшено более 10 воздушных десантов в районы населенных пунктов Мозырь, Калинковичи, Довжик, Рава–Русская, Яворов и другие места. Действуя на вражеских коммуникациях, десантники смело атаковывали колонны выдвигающихся к фронту частей, рвали связь, разрушали мосты, уничтожали боевую технику, взрывали склады боевого имущества. Особенно успешными были ночные действия, которые буквально ошеломляли фашистов.

1–я воздушно–десантная бригада во второй половине дня 28 июня заняла Остропольский укрепрайон. Главные силы корпуса к 1 июля были выдвинуты в район южнее Новоград–Волынского с задачей занять и прочно удерживать рубеж Нивки, Толканский, Оленики, Кромы. Здесь развернулись ожесточенные бои.

В результате последовательного отхода войск Юго–Западного фронта, сопровождавшегося контрударами и ожесточенными боями 5–й и 6–й армий с превосходящими силами противника, наступление гитлеровцев в направлении Житомир, Киев к концу июня несколько затормозилось. Значительная часть ударной вражеской группировки вынуждена была втянуться в затяжные бои в районах Новоград–Волынского, восточнее Шепетовки, Остропольского укрепрайона.

Однако противник, перегруппировав силы и введя в бой свежие резервы, в первых числах июля продолжал наступление. Боевые действия развернулись с новой силой.

7 июля 14–я моторизованная дивизия противника нанесла удар по обороне 211–й воздушно–десантной бригады. Атаки следовали одна за другой. Батальон укрепленного района не выдержал натиска противника и оставил позиции. К исходу 9 июля немцам удалось оттеснить и подразделения бригады в Любар, где они продолжали упорно удерживать позиции. В 12 часов 11 июля бригада была атакована превосходящими силами пехоты противника при поддержке 70 танков, понесла большие потери и отошла на юго–восточные окраины населенных пунктов Бураки и Подорожна, откуда 15 июля была выведена в резерв 6–й армии в район Калиновки.

Более тяжелая обстановка сложилась для 204–й воздушно–десантной бригады. Противник, развивая наступление, прорвал оборону 5–й и 6–й армий южнее Новоград–Волынского и устремился к Киеву. К 11 июля 13–я дивизия противника вышла к реке Ирпень (15 км западнее Киева). 204–я бригада, занимавшая оборону на этом направлении, приняла на себя основной удар немецко–фашистской группировки и оказалась в окружении. Более месяца бригада действовала в тылу фашистских войск. 10 августа она пробилась в район Борисполя и была введена в состав 3–го воздушно–десантного корпуса. Позже бригада была переброшена в район Вертеевки (20 км севернее Нежина) и включена в состав 1–го воздушно–десантного корпуса, отошедшего к тому времени на реку Десна. Прорвав оборону южнее Новоград–Волынского и овладев районами Брусиловки, Бердичева, Житомира, противник создал непосредственную угрозу Киеву.

Главнокомандование юго–западного направления в целях ликвидации прорвавшейся группировки фашистских войск провело контрудар силами 5–й и 6–й армий, в результате которого наши войска достигли шоссе Новоград–Волынский — Житомир и перерезали его. Хотя контрудар не получил дальнейшего развития, он отвлек значительные силы немецко–фашистских войск, чем оказал серьезную помощь защитникам Киева, которые И — 14 июля остановили врага и вели боевые действия западнее Святошино.

Не сумев захватить Киев с ходу, противник был вынужден прекратить наступление на город и начать его обход с двух сторон — с юга и севера.

В первой декаде июля в район Киева были переброшены 2–й и 3–й воздушно–десантные корпуса.

С утра 3 августа немецко–фашистские войска возобновили наступление на Киев из района Глевахи (20 км южнее Киева). Начались упорные, длившиеся более пятнадцати суток бои за город.

Враг стремился во что бы то ни стало захватить столицу Украины. Гитлер отдал приказ 8 августа овладеть Киевом и устроить парад немецких войск на центральной улице города — Крещатике. Но враг встретил героическое сопротивление защитников Киева. Десантники вместе с воинами других соединений и частей дали клятву стоять насмерть у стен древнего Киева.

5 августа до двух пехотных дивизий с танками ворвались на южную окраину города. Первыми их встретили десантники–артиллеристы. «Помнится, — пишет Маршал Советского Союза И. X. Баграмян, — на участке батальона 3–й воздушно–десантной бригады, переброшенного в район вражеского прорыва, артиллеристы под командованием младшего лейтенанта Кучерова пять раз отбивали атаки наседавших гитлеровцев. Отчаявшись взять батарею в лоб, фашисты обошли ее. Десантники по колено в грязи перетащили орудия на новую позицию и вновь ударили по врагу. На другом участке этого же десантного батальона против семи бойцов сержанта Данчука двинулись шесть фашистских танков, за которыми крались автоматчики. Десантники сосредоточили весь огонь по автоматчикам и вынудили их залечь. А когда первые два танка уже взбирались на бруствер окопа, в них полетели бутылки с горючей смесью и гранаты. Оба танка загорелись, остальные повернули назад. Так повторялось несколько раз». Враг был остановлен.

Противник, не считаясь с потерями, продолжал прорываться в Киев и к переправам на Днепре. 9 августа гитлеровцы предприняли отчаянную попытку ворваться в город с юга. В течение дня шли ожесточенные бои на рубеже Пирогово, Новоселки, Гатное, Крюковщииа. Противник вел непрерывные атаки в сомкнутом строю в рост. Потери некоторых вражеских частей достигали 100 процентов. Но вслед за ними шли новые и новые эшелоны немцев.

В этот критический момент в бой были введены 5, 6 и 212–я воздушно–десантные бригады 3–го воздушно–десантного корпуса (командир генерал–майор В. А. Глазунов), а также части 2–го воздушно–десантного корпуса (командир генерал–майор Ф. М. Харитонов). Перед 3–м корпусом была поставлена задача совместно с другими частями очистить предместье Киева от фашистов, отбросить их от степ города. 2–му корпусу приказано прочно оборонять переправы на р. Днепр в районах Подола, Телички, Канева.

6 августа во второй половине дня в соприкосновение с противником вошла 6–я воздушно–десантная бригада полковника В. Г. Шолудева. К исходу дня начал боевые действия один батальон 212–й воздушно–десантной бригады. Главные силы этой бригады, которой командовал полковник И. И. Затевахин, вступили в бой на следующее утро; 1–й и 4–й батальоны 5–й воздушно–десантной бригады, командиром которой был Герой Советского Союза полковник А. И. Родимцев, атаковали немцев вечером 7 августа; через сутки к этим батальонам присоединились остальные силы бригады.

День и ночь шли упорные и кровопролитные бои за город. Гитлеровцы, имея абсолютное превосходство в живой силе и технике, по шесть — восемь раз в сутки атаковали наши позиции.

На участке 6–й воздушно–десантной бригады вражеская пехота, поддержанная бронемашинами, прорвала оборону. Командир 1–го батальона капитан А. П. Галанов и комиссар батальона старший политрук И. А. Спивак, возглавив всех находившихся при штабе батальона и второй эшелон батальона — роту старшего лейтенанта А. Я. Червонного, решительно контратаковали и опрокинули врага. В бою был убит политрук И. А. Спивак и тяжело ранен капитан А. II. Галанов. Приняв на себя командование, начальник штаба батальона капитан Г. Б. Смолин увлек бойцов в атаку. Схватка была яростной. Десантники дрались прикладами, штыками, гранатами. Вражеские автоматчики не выдержали стремительного удара и, бросая убитых и раненых, в панике откатились на исходные позиции.

В ходе этого боя особенно отличились командир роты старший лейтенант А. Я. Червонный и врач батальона капитан медицинской службы В. А. Галкин. Окруженные со всех сторон, они отбивались от наседавших гитлеровцев до последнего патрона, и в неравной схватке с врагом оба пали смертью храбрых. Раненый командир саперного взвода лейтенант Н. Паршин до конца боя управлял своим подразделением.

На юго–западной окраине города в ночь на 8 августа бой воли 1–й и 4–й батальоны 5–й воздушно–десантной бригады. Во время атаки противника на северной опушке Голосиевского леса был ранен командир 1–го батальона капитан И. К. Симкин. Тогда атаку возглавил старший политрук Д. П. Попов. Послав группу десантников во главе с сержантом Н. Бирюковым в обход, он атаковал противника главными силами с фронта. Бой длился около часа. Противник не выдержал натиска десантников и отступил, потеряв почти половину личного состава и техники. Важный рубеж был захвачен и прочно удерживался.

В этом бою сержант II. Бирюков лично уничтожил 12 гитлеровцев. Отличились также политрук В. Ф. Манешин, младший политрук К. Н. Синицын, лейтенант П. А. Шапошников, которые, возглавив по группе бойцов, водили десантников в атаки.

Мужество в бою проявили и медицинские сестры 5–й воздушно–десантной бригады Мария Боровиченко, Нина Гладкая, Валя Бауэр, Оксана Мужилина, Наталья Пасечник, Елизавета Мухина, Евгения Бернатович и другие. Они, недавние учащиеся киевских школ и институтов, всегда были на переднем крае, перевязывали раненых бойцов и командиров и своевременно выносили их с поля боя.

Вскоре 1–му батальону была поставлена новая задача — выбить немцев из села Мышеловка. В это время батальон приводил в порядок сильно поредевшие подразделения. Командир батальона решил атаковать противника ночью. Застигнутые врасплох, фашисты решили, что их атакует крупная часть, и в панике оставили Мышеловку, бросив технику, боеприпасы и различное имущество.

Потрепанные части противника прекратили атаки и 11 августа перешли к активной разведке. Вражеские самолеты–разведчики висели над позициями десантников с утра до вечера. Было очевидно, что противник готовится к броску на другом участке. Вскоре в штабе 3–го воздушно–десантного корпуса были получены сведения, что гитлеровцы готовят наступление со стороны шоссе Васильков — Киев.

Командир 5–й воздушно–десантной бригады полковник А. И. Родимцев решил усилить оборону на этом участке школой младших командиров бригады и противотанковыми средствами. Начальник штаба бригады майор В. А. Борисов и начальник школы старший лейтенант Г. Я. Михайлов, умело используя естественные препятствия местности, хорошо организовали систему огня на своем участке обороны.

О том, как вели себя в бою курсанты школы, командир бригады А. И. Родимцев впоследствии писал: «…после короткого, но сильного огневого налета из‑за лесной опушки показались танки с десантами автоматчиков на броне. 11а больших скоростях, ведя на ходу огонь, гигантские черепахи устремились к переднему краю нашей обороны. Особенно много танков атаковало участок, где окопались курсанты…

Я внимательно наблюдал за движением танков, которые вскоре подошли совсем близко, продолжая обстрел наших позиций. Ответного огня не было. «В чем дело? — думал я. — Ведь сейчас самое время пустить в ход пушки. Чего они там медлят?»

— Вызовите «Волну», — сказал я телефонисту, а сам, уже всерьез волнуясь, снова стал наблюдать за происходящим. Но «Волну», где находился начальник штаба Борисов, вызывать не пришлось.

Оборона нашей школы ожила. Застрочили пулеметы, автоматы, морем огня сметая фашистов с брони. Не зевали и артиллеристы: прямой наводкой били они по танкам. Сначала один, а затем второй, третий танк застыли на месте. Экипажи покидали их, пытаясь спастись. Вскоре загорелось еще семь бронированных машин. Атака захлебывалась на глазах».

В этом бою отличились многие курсанты и командиры школы. Первый бой — первый экзамен они выдержали с честью. Многие из них впоследствии были награждены орденами и медалями, а младший политрук С. Н. Ржечук, проявивший в этом бою особое мужество и храбрость, — орденом Ленина. Начальник школы старший лейтенант Г. Я. Михайлов был удостоен ордена Красного Знамени.

Успешно отразив все атаки противника и нанеся ему большие потери, 3–й воздушно–десантный корпус получил задачу завершить разгром частей 71–й немецкой пехотной дивизии и очистить от противника Жуляны, Красный Трактир и Голосиевский лес. 13 августа утром началась артиллерийская подготовка, которая продолжалась болей получаса. Когда лад боевыми порядками бригад взвились три красные ракеты, десантники в едином порыве поднялись из своих окопов и стремительно ринулись на врага.

На землю уже лояшлись сумерки, а бой все еще продолжался. Десантники упорно продвигались вперед, сбивая противника с занимаемых им рубежей. Огрызаясь, враг обрушивал на наступавших минометный и артиллерийский огонь, наносил удары авиацией. Однако наступательный порыв бойцов был настолько велик, что их ничто не могло остановить. Громя отступавших гитлеровцев, части корпуса ворвались в село Шуляны. В ходе последующих боев десантники захватили Илюшины Дворы, Голосиево и ряд соседних с ними населенных пунктов.

Разгромленные части противника, цепляясь за каждый выгодный рубеж, оказывали яростное сопротивление. Наконец упорство фашистов было сломлено, и они были отброшены от Киева на 15–20 км.

Десантники наступали! И когда? В августе 1941 г.

В итоге семнадцатидневных упорных боев наши войска к 16 августа отбросили врага от Киева и почти полностью восстановили первоначальное положение. Вторая попытка немецко–фашистских войск овладеть городом провалилась. Враг, озлобленный неудачей, ояшсточепно бомбил город. Но стойкость защитников но ослабевала. 4 сентября трудящиеся Киева на общегородском митинге дали клятву продолжать борьбу и снабжать фронт всем необходимым.

С середины августа основные бои развернулись севернее и южнее Киева. С севера 2–я танковая группа противника достигла реки Десна и, овладев Черниговом и Шосткой, начала продвигаться на юг в направлении Прилуки и Лохвица. Почти одновременно с кременчугского плацдарма в северном направлении развивала наступление 1–я танковая группа немцев. 15 сентября они соединились в Лохвице и замкнули кольцо окружения вокруг всей киевской группировки наших войск. 19 сентября советские войска по приказу Верховного Главнокомандования оставили Киев и начали отход на восток.

Так завершилась киевская оборонительная операция, длившаяся свыше двух месяцев и сыгравшая важную роль в ходе войны. Она отвлекла крупные силы с западного направления, что оказало серьезное влияние на последующие события под Москвой, а следовательно, и на срыв немецкого плана «молниеносной войны» против Советского Союза.

Оборона Киева золотой страницей вошла в летопись великих подвигов советского народа и его Вооруженных Сил в годы войны. Весомый вклад в защиту столицы Украины внесли и воины–десантники.

За доблесть и мужество при обороне Киева Центральный Комитет Коммунистической партии Украины и правительство республики вручили воздушно–десантным бригадам Почетные Красные знамепа. Многие воины воздушно–десантных войск были награждены орденами и медалями. Вечно будет жить в памяти Героический подвиг командира 1–го батальона 212–й воздушно–десантной бригады капитана К. П. Климова. Он не покидал передовых цепей батальона ни на один час. Раненный, истекая кровью, продолжал драться до последнего дыхания. Это его батальону, о героизме и стойкости которого знала вся столица Украины, киевляне вручили Красное знамя.

За героизм, проявленный в боях на Украине, десантники сержант Я. Ватомов, стрелок Н. Обухов, наводчик орудия ефрейтор Л. Цыбулев были удостоены звания Героя Советского Союза. Они стали первыми из числа воздушных десантников, получивших эту высокую награду в годы Великой Отечественной войны.

Сержант Яков Иосифович Ватомов, командир отделения 212–й воздушно–десантной бригады, в одном из боев под Киевом, когда выбыл из строя командир взвода, принял командование на себя и смело повел десантников в атаку. Взвод успешно выполнил задачу — уничтожил вражескую минометную батарею. Мужество и отвагу проявил Я. И. Ватомов в разведке 14 августа у хутора Чабаны. Он лично уничтожил 2 пулеметных расчета, 10 автоматчиков, захватил пулемет, 15 автоматов и добыл важные сведения о противнике. Сержант Я. И. Ватомов много раз в составе роты ходил в атаку и каждый раз показывал образцы мужества, бесстрашия, геройства и отваги.

Не довелось дожить Я. И. Ватомову до радостного Дня Победы. Он умер от ран 20 декабря 1941 г., похоронен в Кисловодске. Его имя носит улица в Туранске, восьмилетняя школа в деревне Ерзовка и пионерская дружина Смычковской восьмилетней школы Свердловского района.

Ефрейтор Алексей Александрович Цыбулев, наводчик орудия отдельного артиллерийского дивизиона 5–й воздушно–десантной бригады 3–го воздушно–десантного корпуса, в боях под Киевом 10 августа огнем из орудия прямой наводкой уничтожил до взвода немецких автоматчиков, засевших в зданиях на южной окраине города, чем обеспечил атаку десаитников. 21 сентября на хуторе Крыжи смело и решительно вступил в бой более чем с 20 ганками и 5 бронемашинами. Метким огнем из орудия разбил три впереди идущих вражеских танка, чем воспрепятствовал продвижению танковой колонны в тыл артиллерийского полка.

Много военных дорог прошел А. Цыбулев после ожесточенных боев на Украине. Воевал мужественно, смело. Никогда не жалел себя в бою. Погиб старший сержант А. А. Цыбулев в бою под городом Шяуляй Литовской ССР. Похоронен А. А. Цыбулев в местечке Мешкучай в Литве.

Красноармеец Николай Феоктистович Обухов, стрелок 212–й воздушно–десантной бригады, 8 сентября был послан в село Любитово с задачей разведать силы и расположение огневых средств обороны противника. Выполнив задачу и добыв ценнейшие данные, десантник пробирался к своему переднему краю. И вдруг натолкнулся на вражеский опорный пункт. «Руки вверх!» — раздались голоса фашистов, направивших на разведчика автоматы. Спокойно выполнив команду, Н. Ф. Обухов направился в сторону немецких солдат. Не доходя нескольких метров до окопов, он метнул две гранаты, а оставшихся в живых фашистов расстрелял из пистолета.

На второй день Н. Ф. Обухов возглавил группу, высланную для уничтожения разведанных накануне огневых средств противника. Скрытно проникнув в расположение обороны, десантники вплотную подошли к вражеским танкам, забросали их бутылками с горючим, а пытавшиеся скрыться экипажи уничтожили из автоматов.

Смело действовал кандидат в члены ВКП(б) красноармеец Н. Ф. Обухов и в последующих боях на Украине. Это он в районе Конотопа, куда были отведены бригады 3–го воздушно–десантного корпуса после боев под Киевом, возглавил дерзкий налет на штаб 16–й моторизованной дивизии немцев. Группа в составе трех человек, возглавляемая десантником Обуховым, ушла в тыл противника накануне наступления бригады. К дому, в котором размещался штаб вражеской дивизии, десантники вышли до начала артиллерийской подготовки. С разрывом последнего снаряда группа ворвалась в дом и забросала фашистов гранатами. Немногим гитлеровцам удалось спастись. Важные документы и знамя 16–й немецкой моторизованной дивизии разведчики доставили в свой штаб.

В памяти воинов–десантников навсегда сохранились суровые дни битвы за Киев.

«Много лет, — пишет в своих воспоминаниях бывший офицер 5–й воздушно–десантной бригады, ныне подполковник запаса, академик Академии наук Украинской ССР, заслуженный деятель науки М. В. Пасечник, — минуло с того времени, когда гитлеровцы были остановлены около стен древнего Киева. Никогда не забыть защитникам города суровые боевые будни 1941 года. Нам, десантникам, особенно дороги воспоминания о голосиевских днях и ночах. В начале августа фашистские части прорвались на южную окраину города и заняли здание сельскохозяйствелного института (ныне Украинская академия сельского хозяйства). Гитлеровцы на весь мир кричали о том, что 8 августа в Киеве состоится парад немецких войск.

Но в ночь на 9 августа части 3–го воздушно–десантного корпуса, в том числе и нашей 5–й бригады, в жестоком бою остановили наступление гитлеровцев и сорвали их планы внезапного захвата города…»

В связи с отходом войск, действующих севернее Киева, за Днепр командующий фронтом приказал 21 августа сменить все роздушно–десантные бригады, действующие в составе Киевского укрепленного района, и вывести их за Днепр в лес в районе Дачи Пуща–Водица; 212–ю воздушно–десантную бригаду вывести в лес Вортничи, Бровары и возвратить в подчинение командира 3–го воздушно–десантного корпуса.

23 августа противнику удалось овладеть мостом у Окунево и начать продвижение на восток. Создалась угроза захвата немцами города Остер — важнейшего опорного района севернее Киева. 15 целях ликвидации противника, прорвавшегося у Окунево, в Остер срочно была переброшена 212–я бригада (командир полковник И. И. Затевахин).

Боевым распоряжением штаба фронта от 24 августа на командира бригады возлагалась персональная ответственность за прочное удержание рубежа Белики, Остер, Выползово. В боевом распоряжении указывалось также, что в подчинение командира бригады к утру 25 августа прибудут сводный стрелковый полк с артиллерийским дивизионом из состава 165–й стрелковой дивизии и рота флотилии.

Десантники 212–й бригады, одной из лучших бригад 3–го воздушно–десантного корпуса, с честью выполнили эту задачу Военного совета фронта. Пять дней и ночей шли упорные бои в районе Остера. Все попытки врага перейти Десну были сорваны.

28 августа 3–й и 1–й воздушно–десантные корпуса были выведены в резерв фронта. После сдачи занимаемых позиций корпусам приказано сосредоточиться: 1–му корпусу — в районе Большая Кошелевка, Будуще, Веркиевка; 3–му корпусу — в районе Гута, Поповка, Вязовое.

К исходу 30 августа 1–й воздушно–десантный корпус сосредоточился в указанном районе. 3–й воздушно–десантный корпус после выхода в назначенный район вошел в состав 40–й армии и к исходу 3 сентября занял рубеж Хижки, Новосельский, Жолдочки, Лисогубский с задачей удерживать переправы через реку Сейм.

2–й воздушно–десантный корпус также вошел в состав 40–й армии. 30 августа корпус вел наступательные бои в районе Коропа и после разгрома противника в городе к исходу 3 сентября закрепился на рубеже Зайцев, Короп, Сухачи, Дучи, отражая попытки противника переправиться через реку Десна с направления Оболонье.

Тяжелым для десантников, как и для всех войск Юго–Западного фронта, оказался сентябрь 1941 г. Уже в первых числах месяца воздушно–десантные бригады 1, 2 и 3–го воздушно–десантных корпусов вели непрекращающиеся ожесточенные бои с превосходящими по силе танковыми и пехотными соединениями противника на конотопском и черниговском направлениях.

Части 1–го воздушно–десантного корпуса вели тяжелые оборонительные бои в составе 5–й армии на южном берегу Десны в районах Лукашевки, Яновки, Плоское. 13–14 сентября в ожесточенном оборонительном бою за Нежин корпус понес большие потери. В дальнейшем корпус совместно с частями 5–й армии вел сдерживающие боевые действия и отходил в южном направлении.

2- й воздушно–десантный корпус 3 сентября отражал отпаянные попытки вражеских танков переправиться через Десну с направления Оболонье. 5–6 сентября части корпуса вели тяжелые оборонительные бои с прорвавшимися 260, 134 и 17–й пехотными дивизиями противника на рубеже Олишевка, Переходовка, Стодолы (60 км юго–восточнее Чернигова). В ночь на 7 сентября по решению командующего 5–й армией корпус начал отход на южный берег реки Сейм.

11 сентября части корпуса вели сдерживающие бои на рубеже Вахмач, Городище, Пальчики. Утром 12 сентября десантники нанесли удар по противнику в Бахмаче. В последующем корпус отходил в южном направлении и вел боевые действия в окружении.

В сентябрьских и последующих боях 1–й и 2–й воздушно–десантные корпуса понесли большие потери, утратили боеспособность и были выведены на доукомплектование.

3-й воздушно–десантный корпус (командир полковник А. Ф. Левашов) в первые дни сентября 1941 г. оборонялся на подступах к Конотопу. С 8 сентября вел тяжелые оборонительные бои с противником, прорвавшимся с направлений Мосты, Батурин, Митченки, Мельна и вышедшим на железную дорогу Конотоп — Вахмач. В последующем части корпуса с боями отходили в направлении Курска, попали в окружение. После выхода из окружения вели боевые действия в районе города Тим (80 км юго–восточнее Курска).

В ноябре 1941 г. 3–й воздушно–десантный корпус был переформирован в 87–ю стрелковую дивизию. Командиром дивизии был назначен полковник А. И. Родимцев. В эти же дни дивизии была поставлена боевая задача освободить от немецко–фашистских захватчиков город Тим.

Семь суток продолжались бои в городе Тим, в ходе которых десантники, как и в предыдущих сражениях, проявили беззаветную храбрость, самоотверженность, героизм.

В боях за город Тим отличился командир батальопа А. Т. Наумов. В уличной схватке, вооруженный автоматом и гранатами, он уничтожил пулеметный расчет противника и рассеял группу немецких солдат. А. Т. Наумов пал в этом бою смертью храбрых.

Упорно сражалась группа сержанта А. Юрьева. Она настойчиво продвигалась к центру города. Командир группы шел впереди. У здания райисполкома оборонялся взвод противника. В короткой штыковой схватке фашисты были полностью уничтожены. Группа сержанта Юрьева захватил несколько домов.

Трудный экзамен в бою за город Тим выдержал орудийный расчет младшего лейтенанта Лагоды, старшего сержанта Малышева и бойца Харченко. Когда танки и мотопехота противника ринулись на их расчет, они выкатили орудие на прямую наводку и уничтожили до сотни вражеских солдат. Упал замертво сраженный автоматной очередью Андрей Лагода. Раненые Малышев и Харченко продолжали вести огонь и не пропустили танки противника.

Так смело и отважно вели бой все десантники 87–й стрелковой дивизии. Город Тим был полностью очищен от фашистов. Остатки танковой и пехотной дивизий противника спешно отошли.

Верховное Главнокомандование по достоинству оценило подвиг десантников в боях за город Тим.

«19 января 1942 года. Москва, — читал приказ прибывший в дивизию член Военного совета 40–й армии бригадный комиссар И. С. Грушецкий. — В многочисленных боях за нашу Советскую Родину против немецких захватчиков 87–я стрелковая дивизия показала образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности. Ведя непрерывные бои с немецкими захватчиками, 87–я стрелковая дивизия наносила огромные потери фашистским войскам и своими сокрушительными ударами уничтожала живую силу и технику противника, беспощадно громила немецких захватчиков.

За проявленную отвагу в боях за Отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава преобразовать 87–ю стрелковую дивизию в 13–ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Дивизии вручить гвардейское Знамя. Командиром дивизии назначить полковника Родимцева Александра Ильича…»

Дрогнул строй. Обнялись офицеры штаба. Родилась десантная гвардия. В частях и подразделениях прошли митинги.

«Гвардейцы! — говорил на одном из них старший сержант Геннадий Попов. — В этом имени звенит холодной сталью русское бесстрашие, доблесть советских людей, сила нашего оружия. Пусть каждый воин нашей гвардейской дивизии отныне считает своим долгом совершить подвиг».

И воины–десантники 13–й гвардейской дивизии с честью пронесли свое Знамя через всю Великую Отечественную войну. В тяжелых кровопролитных боях гвардейцы дивизии проявили высочайшее мужество, непоколебимую волю к победе, массовый героизм.

 

3. На подступах к Москве

Гитлеровское командование после провала плана захвата Москвы с ходу в первые месяцы войны подготовило крупную наступательную операцию под кодовым наименованием «Тайфун». План предусматривал тремя мощными ударами танковых группировок из районов Духовщины, Рославля и Шостки в восточном и северо–восточном направлениях расчленить оборону советских войск, окружить и уничтожить войска Западного, Резервного и Брянского фронтов в районах Вязьмы и Брянска, после чего сильными подвижными группами охватить Москву с севера и юга и одновременно с фронтальным наступлением пехотных соединений овладеть советской столицей.

Операция «Тайфун» началась 30 сентября переходом в наступление соединений 2–й танковой группы в полосе Брянского фронта. Преодолев оборону советских войск, враг бросил главные силы на город Орел.

Чтобы задержать врага, по решению Ставки в район Мценска стали спешно сосредоточиваться резервные соединения и части, из которых был сформирован 1–й гвардейский стрелковый корпус. Его возглавил генерал–майор Д. Д. Лелюшенко.

Однако события развертывались настолько стремительно, что большинство мероприятий Ставки уже невозможно было осуществить в нужные сроки. К исходу 2 октября гитлеровские войска вышли на подступы к Орлу, а во второй половине следующего дня вражеские танки ворвались в город, взяли его и устремились вдоль шоссе Орел — Тула.

Нужно было срочно задержать, хотя бы на короткое время, части 24–го танкового корпуса противника до подхода частей и соединений 1–го гвардейского стрелкового корпуса к Мценску на рубеже между Орлом и Мценском. Успех здесь зависел от быстроты действий.

По распоряжению Ставки в район городов Орел и Мценск по воздуху перебрасываются 5–й воздушно–десантный корпус в составе 10–й и 201–й воздушно–десантных бригад.

В 5 часов 10 минут 3 октября командир корпуса полковник С. С. Гурьев получил приказ вылететь по маршруту Коломна, Тула, Орел, высадиться на аэродроме Орел, задержать продвижение танков противника по шоссе на Тулу и обеспечить сосредоточение 1–го гвардейского стрелкового корпуса, после прибытия которого войти в его состав.

Первой в 6 часов 30 минут поднялась в воздух 201–я воздушно–десантная бригада имени С. М. Кирова, которой командовал подполковник С. М. Ковалев. Ее передовые подразделения начали высаживаться на орловском аэродроме в тот момент, когда он находился в зоне артиллерийского огня противника. Горели постройки, ангары, бензосклады, по всему полю аэродрома рвались снаряды. Несмотря на это, над аэродромом появлялись все новые и новые тяжелые воздушные корабли, смело шедшие на посадку. Десантники, ведя бой с подошедшими передовыми частями противника, с тревогой следили за тем, как приземляются самолеты.

Несколько самолетов, уже разгрузившихся и готовых к взлету, в самый последний момент были повреждены осколками снарядов, некоторые из них горели. Экипажи снимали с них вооружение и ценные приборы. Сразу же после выгрузки из самолетов десантники покидали аэродром и спешили на помощь своим подразделениям на северо–западную окраину Орла, где все сильнее и Сильнее разгорался бой.

3–й парашютно–десантный батальон бригады высаживался в 8 км северо–восточнее Орла на аэродром Оптуха. Высадка батальопа проходила в более спокойной обстановке, и десантники успели перерезать шоссе Орел — Мценск на рубеже Оптуха, Ивановская.

3 и 4 октября были высажены остальные части 5–го воздушно–десантного корпуса. В период десантирования они подвергались непрерывным налетам вражеской авиации.

Авиационно–транспортная группа, осуществляющая переброску 5–го корпуса, располагая только 80 самолетами ПС-84 и ТБ-3, сумела в короткие сроки перебросить на дальность до 500 км более 6 тыс. десантников с вооружением, боевой техникой и двумя боекомплектами боеприпасов.

К исходу 4 октября первой к Мценску подошла 4–я танковая бригада полковника М. Е. Катукова, которая с ходу вступила в бой.

5 и 6 октября 3–й батальон 201–й воздушно–десантной бригады вместе с танкистами 4–й танковой бригады, отойдя на рубеж деревень Нарышкино, Воин, Слободка, успешно отражал атаки гитлеровцев.

К утру 7 октября, применяя подвижную оборону и действия танковых засад, части воздушно–десантного корпуса и танковой бригады заняли оборону на рубеже Головлево, Шеино. 201–я воздушно–десантная бригада перехватила шоссе; левее оборонялся подошедший из Мценска 132–й полк пограничников с танковым батальоном 11–й танковой бригады; на правом, наиболее опасном направлении, в районе Глазуново, стояла в засаде 4–я танковая бригада. Основной же рубеж обороны по реке Зуша занимали части 6–й гвардейской стрелковой дивизии и 10–й воздушно–десантной бригады 5–го воздушно–десантного корпуса.

Во второй половине дня противник нанес сильный бомбовый удар по обороне, а вслед за ним в наступление пошли танки.

В этом неравном бою отличилась рота лейтенанта Н. В. Бондарева.

Вражеские танки появились внезапно. Выйдя из леса, они на большой скорости устремились к позициям роты.

— По фашистским танкам — огонь! — раздался звонкий голос лейтенанта Бондарева. Навстречу вражеским боевым машинам полетели гранаты. По смотровым щелям открыли огонь автоматчики. Но танковая лавина продолжала двигаться вперед. Десять танков остановились и начали обстрел обороны из орудий и пулеметов. Но десантники не дрогнули. На окоп лейтенанта Н. В. Бондарева двигались сразу два танка. Поднявшись во весь рост, лейтенант бросил одну за другой две связки гранат. Первый танк остановился. Второй, увеличив скорость, ринулся на окоп. Схватив третью связку, командир роты бросился под танк. Коммунист Бондарев погиб смертью героя, но не отступил ни на шаг.

Враг был остановлен. Огнем из двух противотанковых орудий, связками гранат и бутылками с горючей смесью рота уничтожила 15 танков, а всего десантники и танкисты на этом рубеже сожгли 39 вражеских боевых машин.

Тяжелые бои шли и в последующие дни. В конце дня 10 октября гитлеровцы ввели в бой новые танковые части, прорвали передовую позицию, нанесли удар по левому флангу и ворвались на окраину Мценска. Завязался ожесточенный бой за единственную переправу через реку Зуша. Несмотря на упорную оборону 6–й гвардейской стрелковой дивизии, ценой огромных потерь гитлеровцам удалось овладеть переправой.

Это поставило в тяжелое положение части 4–й танковой бригады и десантников, оборонявших передовую позицию. Они оказались в полуокружении и вели бой с превосходящими силами врага почти изолированно.

В ночь на И октября с большими трудностями, под непрерывным огнем противника по поврежденному железнодорожному мосту удалось переправить через реку все наши части, которые затем присоединились к главным силам 1–го гвардейского стрелкового корпуса на правом берегу реки. Прикрывая выход из боя, последними шли десантники.

В эту же ночь после перегруппировки сил и средств войска группы генерала Лелюшенко перешли в контратаку и к утру 11 октября выбили гитлеровцев из Мценска.

Остановив противника на реке Зуша, наши войска стремились находиться с ним в боевом соприкосновении, не давали гитлеровцам покоя ни днем ни ночью. Десантники показали себя мастерами ночных разведывательных поисков и диверсионных действий.

Командованию срочно нужен был «язык», хорошо знавший обстановку и планы своего командования. Задача добыть такого «языка» была поставлена разведчикам–десантникам старшего лейтенанта С. А. Черенкова.

Просачиваясь между высотами и населенными пунктами, разведчики вышли в намеченный район и остановились на окраине деревни. В соседнем населенном пункте, который находился в километре от них, размещался штаб вражеской части. Многочисленные овраги, которые тянулись до самой линии фронта, облегчали отход после выполнения задачи. Наблюдатели напряженно всматривались в сторону соседней деревни. Старший лейтенант С. А. Черенков со своего поста видел, что в овраг, скользя по размытой дороге, спускается подвода. Он немедленно отдал распоряжение организовать засаду. Скрытно начали выдвигаться к объекту захвата. Подвода двигалась по дну оврага. Впереди шли шесть человек охраны, па повозке сидели четыре офицера. Короткая схватка — семеро фашистов мертвы, трое захвачены в плен.

Поздно ночью старший лейтенант Черенков докладывал о выполнении задания: были доставлены три пленных офицера, штабные документы, две радиостанции и другое имущество.

Девять дней на полях Орловщины сражались десантпики, пограничники, танкисты и воины 1–го гвардейского стрелкового корпуса, изматывая части Гудериана в подвижной обороне. На реке Зуша враг был задержан. До 24 октября этот рубеж оказался дли врага непреодолимым. Советское командование получило время для проведения мероприятий по обороне Тулы. Был завершен в основном отход частей 50–й армии Брянского фронта в район Тулы и проведены необходимые перегруппировки войск на левом крыле Западного фронта в целях прикрытия брянско–московского направления. Планы врага на этом направлении были сорваны.

Расстояние в 45–50 км, отделявшее Орел от Мценска, 24–й моторизованный корпус 2–й танковой группы Гудериана смог с большими потерями преодолеть только за девять суток. Сопротивление советских войск под Мценском явилось для врага полной неожиданностью. Большую роль в этом сыграла быстрая переброска десантников по воздуху.

17 октября решением Ставки 5–й воздушно–десантный корпус был выведен из боя и срочно по железной дороге и автотранспортом переброшен в район Подольска.

К исходу 20 октября части 5–го воздушно–десантного корпуса вышли в район Кресты и перешли к обороне по реке Нара. До 17 декабря воины–десантники вели упорные, кровопролитные оборонительные бои севернее Малоярославца. Враг понес большие потери, но был еще силен. Не исчерпав своих наступательных возможностей, он бросал в бой все новые и новые соединения.

Утром 23 октября противник прорвал оборону, обошел левый фланг 201–й воздушно–десантной бригады, занял населенный пункт Панино и создал угрозу выхода в тыл обороны корпуса. Решительной контратакой правофланговых подразделений враг был отброшен, и положение восстановлено. В 17 часов, подтянув резервы, противник крупными силами вновь перешел в атаку, форсировал реку Нара и захватил Горки. Трое суток шли здесь жаркие бои. Атаки с обеих сторон носили ожесточенный характер и предпринимались по нескольку раз в день. Но чем сильнее был нажим гитлеровцев, тем яростнее сопротивлялись десантники. Командира батареи младшего лейтенанта П. И. Баранова ранило в ногу, но он не оставил батарею и продолжал командовать. В этой батарее после окончания боя 20 воинов подали заявления с просьбой оказать им доверие и принять в партию. Наводчик Менюшкин писал в заявлении: «Скорее умру, чем отступлю перед заклятым врагом. Москву хочу защищать коммунистом».

30 октября корпус был усилен сводным стрелковым и артиллерийским полками. С наступлением темноты был получен приказ занять новый рубеж по реке Нара в районе Дятлово, Пыковка, Лопатино, Инино, лес севернее и южнее Горки. Путь к этому району проходил по шоссе, контролируемому противником, поэтому части корпуса начали марш ночью. Машины с орудиями шли на большой скорости. Но миновать вражеские засады не удалось. Артиллеристы под огнем противника разворачивали орудия и били прямой наводкой по врагу. Так двигались всю ночь, пробиваясь к своим. К утру корпус достиг указанного района и занял оборону.

Противник предпринимал яростные попытки прорваться на север. Десантники стойко защищали свои позиции, отбивая вражеские атаки одну за другой. Особенно отличились в этих боях десантники 201–й бригады.

После мощного артиллерийского налета в атаку на батальон десантников поднялась пехота противника. Старший лейтенант Н. А. Кащенко приказал не торопиться с открытием огня. Гитлеровцев подпустили близко к переднему краю и, когда до них осталось несколько десятков метров, открыли кинжальный огонь из пулеметов и автоматов. Атака врага захлебнулась. На правом фланге по всему лесу разнеслось громкое «ура!». Десантники перешли в контратаку.

Не выдержав дружного натиска, противник начал беспорядочный отход. Но с тыла уже били автоматы десантников. Врага гнали к лощине.

В разгар боя комиссар батальона И. В. Козлов заметил, как гитлеровцы выдвигали на огневую позицию три орудия, пытаясь огнем артиллерии выручить свою пехоту, попавшую в огневой мешок.

— За Родину — вперед! — крикнул комиссар и вместе с небольшой группой десантников бросился на вражескую батарею. Атака была настолько неожиданной, что артиллеристы не успели даже развернуть орудия и вынуждены были спасаться бегством.

Бой был коротким, но жестоким — около сотни убитых гитлеровцев остались в лощине, немало их было и на опушке леса. Три орудия, пулеметы, автоматы и винтовки стали трофеями десантников.

6 ноября к воинам–десантникам прибыли представители трудящихся Москвы — рабочие и работницы заводов и фабрик. В 20 часов посланцы Москвы встретились с солдатами непосредственно на передовых позициях. Передавая воинам подарки от москвичей, гости восхищались мужеством и отвагой десантников, обещали еще настойчивее трудиться и давать защитникам Москвы все, что необходимо фронту. Воины–десантники дали клятву гостям, что они будут насмерть стоять против врага, беспощадно уничтожать немецко–фашистских захватчиков до полного их истребления под Москвой.

Воины 5–го воздушно–десантного корпуса сдержали свою клятву — они не пропустили врага через Нару.

17 декабря 5–й воздушно–десантный корпус сдал оборону 53–й стрелковой дивизии и начал готовиться к наступлению.

25 декабря десантники перешли в решительное наступление. Взламывая немецкую оборону, части корпуса уверенно продвигались в южном направлении, освобождая один за другим населенные пункты.

Противник, яростно сопротивляясь, удерживал Малоярославец. На этом участке гитлеровские войска около трех месяцев укрепляли оборону. Все сколько‑нибудь крупные населенные пункты были превращены в сильные узлы сопротивления. В каменных домах и сараях оборудовались амбразуры для пулеметов и орудий.

Подступы к населенным пунктам простреливались пулеметным, минометным и артиллерийским огнем.

Десантники, сковывая врага с фронта, обходили его опорные пункты через заснеженные леса и болота и наносили удары с тыла. Без дорог, утопая в снежных сугробах, шли они вперед. Мороз достигал 30 градусов, но задача была успешно решена. Десантники, овладев населенными пунктами Чуриково, Скрипилово, Миличкино, Панское, Терентьево, ворвались на окраины Малоярославца. 2 января 1942 г. старинный русский город Малоярославец был освобожден нашими войсками.

От Малоярославца 5–й воздушно–десантный корпус повернул на запад, повел наступление на Медынь. К 8 часам 13 января совместно с частями 53–й стрелковой дивизии разгромил противника и освободил город. Здесь десантники перешли к обороне.

Только 26 января 5–й воздушно–десантный корпус был выведен из боя. К 20 часам 30 января части корпуса сосредоточились в военном городке Подольского артиллерийского училища. 3 февраля корпус был переброшен на доукомплектование. Вскоре в состав корпуса была включена 7–я воздушно–десантная бригада вместо 9–й бригады, убывшей в 4–й воздушно–десантный корпус.

Советское правительство высоко оценило подвиг личного состава 5–го воздушно–десантного корпуса под Москвой, наградив многих десантников орденами и медалями СССР. 7 марта 1942 г. в Москве им были вручены высокие награды Родины.

Среди награжденных были полковники С. М. Ковалев и С. Н. Киреев, батальонные комиссары И. М. Птицын, Н. А. Шевяков, И. В. Козлов, Н. Б. Родионов, старший политрук В. М. Старых, старшие лейтенанты С. А. Черенков, Н. А. Кащенко, лейтенант А. М. Сергеев, старший военфельдшер З. С. Табанец, военфельдшер В. А. Щерба, медсестра М. В. Татаренко, старший сержант В. А. Зуйков, ефрейтор А. А. Дегтярь, красноармеец Шамиль Гусейнов и многие другие.

Выходя из Кремля, каждый из них в душе давал священную клятву еще сильнее громить гитлеровских оккупантов.

* * *

От Юхнова до Москвы по Варшавскому шоссе всего немногим более 200 км.

В августе 1941 г. в лагере под Юхновом начал формироваться парашютно–десантный отряд Западного фронта. Командиром его стал капитан И. Г. Старчак. В отряд брали комсомольцев, прибывших по путевкам ЦК ВЛКСМ, и воинов фронтовых аэродромных частей. Кроме того, в него вошло несколько десятков хорошо обученных десантников из 214–й воздушно–десантной бригады. Всего в отряде было более 400 человек.

Враг продвигался на восток, и уже 4 октября отряду Старчака было приказано занять оборону по реке Угра у Юхнова. Этот рубеж находился всего в 205 км от столицы. Кроме десантников, здесь в то время не было ни одной воинской части.

Собрав десантников, капитан Старчак сказал: «Это расстояние до Москвы танковая колонна противника, если ей никто не будет противодействовать, пройдет часов за пять–шесть. Если не мы, то кто же остановит ее?! Будем здесь защищать Москву».

Восточный берег реки Угра, где занял оборону отряд, господствовал над впереди лежащей местностью. Главные усилия отряда были сосредоточены на контроле за узкой полоской шоссе. Утром 5 октября отряд отразил первый натиск врага. В течение дня десантникам пришлось отбить еще несколько яростных атак противника.

В тот же день небольшая группа десантников во главе со старшим лейтенантом П. Балашовым на рассвете совершила налет на аэродром, с которого советские летчики не успели перегнать три бомбардировщика ТБ-3. Два самолета десантники сожгли, а один угнали. На нем взлетел Балашов, который до этого ни разу не пилотировал четырехмоторный самолет.

Особенно тяжелыми были бои 6 и 7 октября. Оставив небольшую группу десантников на берегу реки у Варшавского шоссе для прикрытия выхода из боя отряда, капитан Старчак вывел поредевшие роты на промежуточный оборонительный рубеж у деревни Стрекалово. Сюда прибыли рота курсантов и батарея 76–мм орудий из Подольского военного училища, которые значительно усилили отряд. Но и с этими силами трудно было рассчитывать на устойчивую оборону.

8 октября противник ввел в бой новые силы. Десантники, отразив яростные атаки врага, в ночь на 9 октября отошли на новый оборонительный рубеж по реке Изверь. Утром 9 октября фашисты сразу в нескольких местах попытались форсировать реку своими передовыми отрядами и разведывательными группами, но безуспешно — десантники удержали свой берег. У артиллеристов кончились боеприпасы, в отряде были значительные потери. В нем уже насчитывалось меньше сотни человек. Командир отряда вынужден был сосредоточить всех способных вести бой к переправе на шоссе у реки Изверь.

К вечеру 9 октября на смену десантникам пришли танкисты. Если 4 октября на 205–м километре путь врагу преградили 410 парашютистов, то 9 октября на 180–м километре от Москвы их в строю осталось всего около 60 человек. Но потери были не напрасны: пять суток потребовалось гитлеровцам, чтобы преодолеть 25 километров!

И. Г. Старчак вспоминает, что, когда он, раненный в этих боях, находился в госпитале, один из офицеров английской военной миссии, посетивший госпиталь, восхищаясь мужеством десантников, назвал их стойкость и непреклонность в боях фанатизмом. «По–вашему, это фанатизм, а по–нашему, — сказал Старчак, — это любовь к земле, на которой вырос и которую каждый из нас возвеличил трудом. Любовь к стране, где ты полный хозяин. И то, что советские бойцы бьются за Родину до последнего патрона, до последней капли крови, мы считаем самой высокой гражданской доблестью».

Так мужественно и стойко защищали Москву воины–десантники осенью 1941 г. и на этом направлении.

5 марта 1967 г. в Юхнове было торжественно отмечено 25–летие освобождения города. В ознаменование больших заслуг воинов–десантников в обороне города в октябре 1941 г. одна из улиц была переименована в Десантную. За активную общественную военно–патриотическую работу среди подрастающего поколения, за заслуги в обороне города от немецко–фашистских захватчиков, в связи с 25–летием со дня освобождения города исполком городского Совета депутатов трудящихся своим решением присвоил звание почетного гражданина города Юхнова бывшему командиру парашютно–десантного отряда заслуженному мастеру спорта СССР полковнику запаса И. Г. Старчаку.

* * *

22 августа 1941 г. в тыл вражеских войск была высажена парашютно–десантная рота под командованием одного из первых десантников советских воздушно–десантных войск старшего лейтенанта Петра Васильевича Терещенко.

В то время наши войска вели тяжелые бои за Ярцево. Духовщина уже находилась в руках немцев. Чтобы задержать, хотя бы на недолгое время, рвущиеся на восток фашистские части, сюда и был выброшен парашютный десант с задачей взорвать два моста на дорогах через реку Хмость.

Рота десантников приземлилась на опушке леса. Прошли считанные минуты, и весь состав подразделения был в сборе. Как и планировалось, одна группа под руководством смелого, энергичного десантника Прохоренко направилась к западному мосту, Другую сам Терещенко повел на юго–запад.

До объектов действий было около пяти километров. Оба моста командир роты решил взорвать одновременно — в 4 часа утра. После выполнения задачи десантники должны были следовать в установленный пункт, откуда начать рейд по тылам противника и выйти к своим войскам.

Группа, возглавляемая Терещенко, скрытно подошла к мосту, бесшумно был снят ближайший к десантникам часовой, и на его место встал десантник. Сноровисто, абсолютно не йарушая ночной тишины, был заложен тол. Часовой–десантник короткой очередью из автомата сразил часового немца на противоположном конце моста. Группа быстро отошла. Ровно в 4 чйса мост рухнуй. Здесь же десантники в ночной тишине услышали второй взрыв — сработала группа Прохоренко.

В дальнейшем рота, действуя на коммуникациях противника, совершала налеты на колонны вражеской пехоты, уничтожала обозы, нарушала линии связи. Только через 45 суток десантники вышли в расположение своих войск.

В ожесточенных оборонительных боях Советских Вооруженных Сил летом и осенью 1941 г. воздушно–десантные войска в силу сложной стратегической обстановки были использованы для ведения боевых действий непосредственно на фронтах в качестве обычных общевойсковых соединений.

Использование воздушно–десантных частей и подразделений для выполнения боевых задач в тылу немецко–фашистских войск в этот период войны носило эпизодический характер. Небольшие по составу воздушные десанты выбрасывались в тыл противника в основном с разведывательными целями, для ведения диверсионных действий на коммуникациях его наступающих войск, усиления партизанских отрядов.

* * *

На рассвете 5 декабря 1941 г. советские войска нанесли первые мощные контрудары по вражеским войскам под Москвой. 12 декабря Военный совет Западного фронта доносил Верховному Главнокомандующему, что войска фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в решительное контрнаступление против его ударных фланговых группировок. «В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

Соединения 3–й и 4–й немецких танковых групп, потерпев поражение под Москвой, пытались закрепиться вдоль Ленинградского шоссе. С этой целью противник спешно усилил свою клинскую группировку, предпринял ряд ожесточенных контратак и контрударов. Но войска 30–й и 1–й ударной армий блокировали немецкие силы в Клину и начали действия по их уничтожению.

В этой обстановке гитлеровцы начали отходить на Волоколамск, рассчитывая закрепиться на заранее подготовленном к обороне выгодном естественном рубеже по рекам Лама и Руза. Вражеские войска отходили по единственной пока не перехваченной дороге, ведущей к Теряевой Слободе. Сюда и были выброшены десантники 214–й воздушно–десантной бригады (командир И. Г. Старчак и комиссар П. В. Щербина).

В ночь на 15 декабря десантники Старчака перехватили дорогу, уничтожили мосты, разрушили линии связи и стали на путях отхода гитлеровских войск.

Десантники не только перерезали дорогу из Клина к Теряевой Слободе. Решительными действиями они перехватывали все возможные пути отхода гитлеровцев в этом районе и в других районах на запад. Изо дня в день десантники нападали на колонны войск, уничтожали небольшие вражеские гарнизоны, технику противника, особенно транспорты с горючим, без которого все машины и танки врага превращались в мертвый металл. Там, где действовали десантники, ночное движение по дорогам было полностью парализовано. Едва наступали сумерки, как все замирало до рассвета. Даже днем гитлеровцы сопровождали свои колонны танками. Но и танки не спасали врага.

Враг выбился из сил, тщетно пытаясь уничтожить отважных десантников. На дорогах появились щиты с надписями «Русские парашютисты», и стрелы на этих щитах указывали опасные места.

Против десанта были брошены карательные отряды с танками и бронеавтомобилями. Для устрашения фашистские изверги вешали на телеграфных столбах убитых десантников с надписями о том, что германское командование так будет карать всякого, кто окажет сопротивление завоевателям. Но все меры, принимаемые фашистами, вызывали у десантников еще больший гнев и ненависть к врагу, побуждали сражаться с ним еще ожесточеннее.

За девять суток пребывания отряда в тылу гитлеровских войск десантники взорвали 29 мостов, сожгли 48 автомашин, 2 танка, 2 штабные машины, уничтожили много вооружения и истребили более 400 вражеских солдат и офицеров.

С 15 по 25 декабря отряд капитана И. Г. Старчака блокировал дороги Клин — Волоколамск, Волоколамск — Лотошино, Клин — Ново–Петровское и железную дорогу Шаховская — Ново–Петровское. Конечно, сравнительно небольшому отряду не под силу было освободить крупные населенные пункты, такие, например, как Теряева Слобода, где были значительные силы врага. Действуя небольшими группами по коммуникациям противника в обширном районе, десантники содействовали успешному наступлению войск с фронта на волоколамско–клииском направлении.

 

4. Под Одессой и в Крыму

В сентябре 1941 г. битва за Одессу вступила в решающую стадию. Упорные бои шли уже в течение месяца. Противнику удалось потеснить наши части в восточном секторе и подойти к окраине на расстояние 8–15 км. Город, порт и проходившие по фарватеру корабли оказались в зоне вражеского огня.

Для того чтобы отбросить на этом участке противника от города, командование Одесского оборонительного района подготовило и провело контрудар с одновременной выброской–высадкой в тыл противника комбинированного десанта.

Морской десант был высажен в тот момент, когда войска перешли в атаку с фронта. Воздушный десант был выброшен раньше на 30 минут, во время артподготовки. В результате встречного удара, нанесенного 22 сентября из Григорьевки объединенным десантом и севернее Пересыпи частями с фронта, противник был оттеснен к Старой Дофиновке.

Парашютный десант был применен весьма удачно. Район его выброски представлял узел линий связи и путей возможного выдвижения резервов противника к участку высадки морского десанта. Это позволило парашютистам сразу же, без предварительной перегруппировки приступить к нарушению связи и коммуникаций. Действуя небольшими группами, десантники одновременно парализовали обширный район, чем создали преувеличенное представление о своих силах, вызвали панику в рядах гитлеровцев. Поэтому морской десант встретил на первых порах лишь слабое сопротивление разрозненных и плохо управляемых частей противника. Утром 22 сентября десантники–парашютисты соединились с морским десантом и к исходу дня выполнили поставленную задачу. 23 сентября комбинированный десант соединился с наступающими частями Одесского оборонительного района.

Высадка десанта и наступательные действия 421–й и 157–й дивизий принесли успех. Были разгромлены 13–я и 15–я пехотные дивизии противника, захвачены пленные и трофеи: 40 орудий различного калибра, четырехорудийная дальнобойная батарея, минометы, пулеметы, много боеприпасов. Противник лишился плацдарма, с которого вел артиллерийский огонь по городу и порту.

Вице–адмирал И. И. Азаров вспоминает: «После завершения Григорьевской операции я получил… радиограмму: …собрать всех парашютистов и отправить в Севастополь.

Перед отправкой я встретился с ними. Многие были ранены и пришли в бинтах, но держались бодро: их радовал успех… Не хотели покидать Одессу — город, где они впервые узнали горечь потерь и радость победы».

Автор с большой теплотой в своей книге отзывается о десантниках В. Воронкове, П. Литовченко, Р. Перепелице, А. Леонтьеве, М. Бакланове и многих других: «Присматриваясь к ним, я все больше проникался непоколебимой верой в нашу победу…»

* * *

В середине ноября 1941 г. немецко–фашистские войска захватили Керченский полуостров, но были остановлены в Крыму у главной базы Черноморского флота — Севастополя, на укрепленном рубеже в 15–20 км от города.

В течение второй половины ноября и первой половины декабря наши войска во взаимодействии с Черноморским флотом обороняли подступы к городу, отражая атаки противника, который прилагал все усилия, стремясь разгромить севастопольскую группировку наших войск и овладеть Севастополем.

В соответствии с указаниями Ставки ВГК командование Закавказского фронта 13 декабря 1941 г. приняло решение на проведение операции, которая получила название Керченско–Феодосийской десантной операции. Высаживались войска 51–й и 44–й армий Закавказского фронта.

Высадку десанта намечалось провести одновременно в нескольких пунктах северного, восточного и южного побережья Керченского полуострова.

Около станции Багерово, западнее Керчи, решено было выбросить парашютную роту. Ей предстояло овладеть плацдармом и обеспечить высадку морского десанта у мыса Зюк. В целях захвата аэродрома у Владиславовки, который предполагалось использовать для базирования авиации Закавказского фронта, также готовился воздушный десант из состава частей 2–го воздушно–десантного корпуса.

Однако в ходе проведения десантной операции решение на высадку воздушного десанта было изменено, так как корабли с морским десантом из‑за тяжелой ледовой обстановки задержались в Азовском море и опаздывали с высадкой десанта у Ак–Моная. Поэтому на воздушный десант была возложена новая задача — перехватить Арабатскую стрелку в наиболее узком месте и не допустить подхода противника по ней со стороны Ге ническа и отхода его на северо–запад.

Воздушный десант в составе парашютно–десантного батальона под командованием майора Няшина был сосредоточен на Краснодарском аэродроме.

За восемь суток до начала операции в тыл противника были выброшены небольшие группы разведчиков с радиостанциями, которые передали ряд важных разведывательных данных о положении частей противника на Керченском полуострове.

31 декабря 1941 г. в исключительно неблагоприятных условиях производился взлет тяжелых воздушных кораблей ТБ-3, которые, ложась на боевой курс, сразу же исчезали в облаках. Вести в облаках самолеты в составе колонны не представлялось возможным, и они стартовали друг за другом с небольшим интервалом по времени, то есть имели боевой порядок — поток одиночных самолетов. Погода в полете еще больше ухудшилась. Облака становились все гуще, плотнее и опускались все ниже и ниже. При подходе к району десантирован1ия они прижимали самолеты к земле — стрелки высотомеров показывали всего 75 м. Штурман самолета, на котором летел командир парашютно–десантного батальона майор Няшин, на листке полевой записной книжки написал майору, что намерен возвращаться, так как нет даже минимальной высоты для выброски.

Штурман, конечно, был прав. Высота не обеспечивала безопасное раскрытие парашютов. Это знал и командир воздушного десанта. Но прыгать нужно, не возвращаться же назад, когда десантники с первых самолетов уже на земле. Майор Няшин тут же принимает решение — набирать высоту перед подходом к цели и прыгать из облаков.

Самолеты, пробив первый слой облаков и набрав высоту 450 м, подходили к цели: сквозь разрывы облаков на мгновение мелькнула земля. Этого было достаточно, чтобы убедиться в правильности выхода на цель и подать команду для выброски.

А па земле уже шел бой. Первые приземлившиеся десантники были обстреляны вражескими автоматчиками, сопровождавшими крупный транспорт с боеприпасами, направлявшийся в сторону Керчи. Десантники, маневрируя в воздухе парашютом, ускоряли спуск, тем самым уменьшали свои потери от огня противника.

Сложные условия десантирования привели к некоторому разбросу парашютистов и значительно затруднили их сбор на земле. Но разбросанность групп десантников и их смелые действия на значительной площади дезориентировали противника о силах десанта, создав у него впечатление, что в Крыму высадился крупный воздушный десант.

Надолго в памяти участников этой операции сохранится подвиг сержанта Кубарева, который был ранен еще в воздухе и, снижаясь с парашютом, успел бросить гранату вниз в группу вражеских солдат. Приземлившись, он сразу же открыл огонь из автомата, но гитлеровцы, рассеявшись по полю и держа под обстрелом парашютиста, начали обходить его. Когда они бросились к сержанту и пытались схватить его живым, Кубарев, взорвав две гранаты, уничтожил их и погиб сам.

Обходя заслоны и опорные пункты врага, десантники небольшими группами выходили к Ак–Монаю. Когда были собраны основные силы батальона, они перешли в атаку, в коротком бою полностью уничтожили гарнизон противника и захватили на огневых позициях артиллерийскую батарею, прикрывавшую Ак-Монайские позиции на их северном фланге. В ночь на новый, 1942 г. воздушный десант, выполнив задачу, перешел к обороне Арабатской стрелки и Ак–Моная.

Части морского десанта, высадившись в районе Феодосии и Керчи, вели упорные бои с контратакующими войсками противника. После упорных боев войска 44–й армии к исходу 31 декабря продвинулись на 10–15 км и овладели районом Владиславовки. Дальше 44–я армия продвинуться не смогла.

Командир воздушного десанта, не дожидаясь, когда отходящий противник из Керчи пойдет по Арабатской стрелке на Геническ, выделил часть сил в диверсионные и разведывательные группы и направил их для действий на дорогах против отходящих вражеских колонн и транспортов для уничтожения его штабов и средств управления. Такое решение оказалось правильным, так как противник на Геническ вообще не пошел.

Через некоторое время десантники были сменены стрелковым подразделением морского десанта, выведены из боя и переброшены на Таманский полуостров.

* * *

В летне–осенних боях десантники проявили невиданную стойкость и мужество, массовый героизм и самоотверженность. Они насмерть стояли в обороне и сами наносили стремительные контратаки. За боевые подвиги в этот труднейший период войны многие бойцы, командиры и политработники были награждены орденами и медалями, а три особо отличившихся воина–десантника удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Воздушно–десантные части и подразделения приобрели богатый опыт в ведении борьбы с танками противника в ближнем бою, отражении атак крупных сил пехоты. Воздушные десанты, части и подразделения, действующие в тылу наступающих немецких войск, в первые месяцы войны получили богатый опыт в организации и проведении внезапных налетов на вражеские объекты, скрытого передвижения, уничтожении противника из засад.

Главные усилия партийно–политической работы в воздушно-десантных частях и подразделениях направлялись на разъяснение личному составу сложившейся обстановки, воспитание у воинов чувства личной ответственности за судьбу Родины; непоколебимой стойкости в обороне и решительности в наступлении; жгучей ненависти к врагу; твердой уверенности в победе.

Осенью 1941 г. Ставка принимает меры по дальнейшему укреплению воздушно–десантных войск.

Приказом Народного комиссара обороны от 4 сентября Управление воздушно–десантных войск преобразовывается в Управление командующего воздушно–десантными войсками Красной Армии.

Воздушно–десантные корпуса и другие части воздушно–десантных войск выводятся из состава действующих фронтов и передаются в непосредственное подчинение командующему воздушно-десантными войсками. Только с разрешения Ставки они могли быть использованы для десантирования во вражеский тыл или ведения боевых действий в составе армий и фронтов.

На воздушно–десантные войска возлагалось решение следующих задач: содействие сухопутным войскам в окружении и уничтожении крупных группировок противника; дезорганизация управления войсками противника и работы его тыла; захват и удержание важных рубежей, переправ и пунктов в тылу противника; захват и разрушение аэродромов и авиабаз противника, а также обеспечение высадки морского десанта путем захвата участков побережья; захват и удержание переправ и плацдармов на крупных водных преградах и содействие в форсировании их войсками фронта.

Командующим воздушно–десантными войсками был назначен генерал–майор В. А. Глазунов; членами Военного совета — дивизионный комиссар В. Я. Клоков и полковой комиссар И. С. Беляков; начальником штаба — генерал–майор авиации П. П. Ионов.

В это же время по решению Ставки ВГК начинается формирование пяти новых воздушно–десантных корпусов и пяти маневренных воздушно–десантных бригад. Формирование этих соединений и частей было завершено в первой половине 1942 г.

В целях своевременной подготовки квалифицированных кадров для ВДВ создаются воздушно–десантное училище и Курсы по переподготовке начальствующего состава.

Для обеспечения подготовки десантников к совершению прыжков с парашютом и обучения частей десантированию боевой техники при корпусах формируются авиаэскадрильи, а при маневренных бригадах — авиаотряды. Несколько позже эти авиационные части были сведены в четыре авиационно–транспортных полка и оснащены самолетами У-2, Р-5, ТБ-3, ПС-84. На базе летно–испытательного отряда создается о и ы т и о–и с и ы т а те л ь ны й полигон.

В последующий период войны, с августа 1944 г. по октябрь 1944 г., должность командующего исполнял заместитель командующего воздушно–десантными войсками генерал–лейтенант И. И. Затевахин. В октябре 1944 г. была сформирована Отдельная гвардейская воздушно–десантная армия, командующим которой был назначен генерал–лейтенант И. И. Затевахин. Должность командующего воздушно–десантными войсками была упразднена.

В декабре 1944 г. Отдельная гвардейская воздушно–десантная армия была преобразована в 9–ю гвардейскую армию. Оставшиеся соединения и части воздушно–десантных войск были включены в состав Военно–Воздушных Сил. Начальником Управления воздушно–десантных войск с января 1945 г. до июня 1946 г. был генерал–лейтенант И. И. Затевахин.

Членом Военного совета воздушно–десантных войск с ноября 1941 г. по октябрь 1944 г. и Отдельной гвардейской воздушно-десантной армии с октября по декабрь 1944 г. был генерал–майор Г. П. Громов.

 

ГЛАВА 4

ВОЗДУШНЫЕ ДЕСАНТЫ ПОД ВЯЗЬМОЙ И РЖЕВОМ

 

1. Замысел вяземской воздушно–десантной операции

Директивой Ставки ВГК от 7 января 1942 г. войскам западного направления были определены задачи на окружение и разгром группы армий «Центр». Намечалось охватывающими ударами армий правого крыла Калининского фронта из района северо–западнее Ржева на Сычевку, Вязьму и войск левого крыла Западного фронта из района Калуги в направлении Юхнов, Вязьма с одновременным наступлением остальных армий Западного фронта на Сычевку и Гжатск окружить, расчленить и уничтожить основные силы группы армий «Центр» в районе Ржев, Вязьма, Юхнов, Гжатск.

Для завершения окружения вяземской группировки войсками Калининского и Западного фронтов Ставка предусматривала высадить воздушный десант в район Озеречни, юго–западнее Вязьмы.

15 января было принято решение в качестве десанта высадить 4–й воздушно–десантный корпус генерал–майора А. Ф. Левашова.

4–й воздушно–десантный корпус (8, 9 и 214–я воздушно–десантные бригады и другие части) базировался под Москвой и считался наиболее боеспособным соединением воздушно–десантных войск. Командир корпуса генерал–майор А. Ф. Левашов имел опыт боевых действий в тылу немецко–фашистских войск.

Вылет на десантирование намечался с полевых аэродромов Грабцево, Жашково, Ржавец, расположенных недалеко от Калуги.

К 16 января штаб воздушно–десантных войск при участии штаба ВВС разработал план воздушно–десантной операции, в котором были определены цель и задача воздушного десанта, состав и действия войск, участвовавших в операции, вопросы боевого, авиационного и материально–технического обеспечения.

Непосредственное руководство подготовкой и десантированием воздушного десанта должен был осуществлять командующий воздушно–десантными войсками. Ответственность за своевременность и точность выброски десанта в тылу противника возлагалась на командующего ВВС. Управление десантом в ходе боевых действий в тылу вражеских войск возлагалось на командующего войсками Западного фронта.

Цель воздушно–десантной операции состояла в том, чтобы содействовать войскам Калининского и Западного фронтов в завершении окружения вражеской группы армий «Центр» и полном ее разгроме.

Выброска главных сил корпуса предусматривалась в районе юго–западнее Вязьмы с задачей перерезать основные коммуникации противника между Вязьмой и Смоленском. Одновременно частью сил перехватить пути возможного отхода противника из района Вязьмы на запад.

В целях введения противника в заблуждение относительно основного района выброски главных сил воздушного десанта в плане операции намечалась выброска в нескольких районах разведывательно–диверсионных групп и ложных воздушных десантов.

Десантирование планировалось осуществить в ночное время, и только выброску передового отряда, который должен был обеспечить прием главных сил воздушного десанта, предусматривалось провести в светлое время к исходу дня.

Начало десантирования корпуса намечалось на 21 января, но в связи с задержкой выдвижения частей корпуса в исходный район оно было перенесено на 26–27 января.

К 25 января войска Калининского фронта, продолжая развивать наступление с севера на юг, 11–м кавалерийским корпусом подошли к автостраде Москва — Минск. С востока 33–я армия Западного фронта хотя и медленно, но тоже продвигалась в направлении Вязьмы. Только войскам левого крыла этого фронта не удавалось прорвать оборону противника вдоль Варшавского шоссе.

Исходя из поставленной задачи и складывающейся обстановки, командир 4–го воздушно–десантного корпуса генерал-майор А. Ф. Левашов в 18 часов 26 января принял решение, которое сводилось к следующему.

Основные силы корпуса десантировать юго–западнее Вязьмы в районе Озеречня, Курдюмово, Комово. После приземления выйти в район лесного массива 15 км западнее Вязьмы, захватить район Ямково, Мосолово, Плешково, Азарово, перерезать основные коммуникации вяземской группировки немцев и воспретить отход войск противника из района Вязьмы на запад и подход его резервов к Вязьме с запада. Часть сил командир корпуса решил выбросить для разведывательно–диверсионных действий на возможные пути подхода противника к району обороны десанта (всего было выброшено семь групп).

Частям корпуса были поставлены следующие задачи. 8–й воздушно–десантной бригаде захватить рубеж Реброво, Грпдино, Березники с задачей не допустить отхода противника из района Вязьмы вдоль дорог Вязьма — Смоленск и Вязьма — Дорогобуж; 9–й воздушно–десантной бригаде, удерживая рубеж Горяиново, Иваники, Попово, воспретить подход резервов противника с запада; 214–й воздушно–десантной бригаде и отдельному артиллерийскому дивизиону корпуса сосредоточиться в районе Вехоцкое, Плешково, Уварово (в центре обороняемого района) в готовности к проведению контратак против прорвавшихся частей противника и усиления обороны 8–й и 9–й бригад.

Решение командира корпуса соответствовало задаче, поставленной командующим войсками Западного фронта, и исходило из необходимости захватить намеченный район и удерживать его в течение двух–трех суток до подхода войск 33–й армии и 1–го гвардейского кавалерийского корпуса.

Для десантирования частей корпуса было сосредоточено на аэродромы исходного района для десантирования 40 самолетов ПС-84 и 22 самолета (вместо 25 по плану) ТБ-3.

Такое количество самолетов было явно недостаточным для быстрой переброски воздушно–десантного корпуса в тыл немецких войск, но оно диктовалось крайней нехваткой военно–транспортной авиации. Для ускорения переброски планом десантирования предусматривалось, что каждый экипаж самолета будет совершать по два–три вылета в ночь.

На командном пункте командиров авиационных частей на каждом аэродроме находились представители от воздушно–десантных частей, которые должны были десантироваться с данною аэродрома.

Кроме узла связи в Калуге слушание радиосигналов и прием радиосигналов от десантных корреспондентов были организованы на узлах связи Западного фронта и Военно–Воздушных Сил.

Внутри воздушного десанта были созданы специальные радиосети между бригадами и штабом корпуса и разработаны специальные переговорные таблицы.

До начала десантирования в звене корпус — бригада были согласованы со штабом транспортной авиации все вопросы, связанные с десантированием.

 

2. Трудное начало

В 4 часа 27 января командующий войсками Западного фронта Г. К. Жуков приказал командующему воздушно–десантными войсками, находившемуся в Калуге: «Сообщите Левашову, что в тот район, который был много отмечен на карте, вышла конница группы Соколова. Поэтому обстановка для Левашова облегчается. Продумайте технику связи и дайте указания людям, чтобы не было недоразумений».

Командир 4–го воздушно–десантного корпуса принял решение первой десантировать 8–ю воздушно–десантную бригаду (командир подполковник А. А. Онуфриев, комиссар полковой комиссар И. В. Распопов), а в качестве передового отряда — 2–й парашютно–десантный батальон этой бригады, которым командовал капитан М. Я. Карнаухов. Передовому отряду была поставлена задача десантироваться в район Озеречни, после высадки подобрать площадку для приземления, организовать ее оборону и обеспечить прием на эту площадку главных сил 8–й воздушно–десантной бригады.

Десантирование 2–го парашютно–десантного батальона началось в 14 часов 30 минут 27 января с аэродрома Жашково. Выброска батальона была завершена в светлое время. Однако из‑за плохой ориентировки летного состава батальон был выброшен в район населенного пункта Таборы, в 20 км южнее Озеречни, и был разбросан на большой площади, в радиусе 20–25 км от Таборы.

Сбор батальона происходил очень медленно. К концу дня 27 января было собрано только 318, а к утру 28 января — 476 человек из 648 человек десантированных. Большую часть вооружения, боеприпасов, продовольствия, лыж и другого боевого имущества, сброшенных на парашютах, найти не удалось.

Не удалось капитану Карнаухову и установить связь с командирами корпуса и бригады, чтобы доложить о результатах и месте выброски. Радист штаба 2–го парашютно–десантного батальона установил связь с радиостанцией штаба 8–й воздушно–десантной бригады, находившейся на аэродроме исходного района для десантирования, но смог передать только слова «приземлились благополучно». На этом связь прервалась. Возобновить ее не удалось.

В этой обстановке командир 2–го парашютно–десантного батальона капитан Карнаухов принимает решение часть сил батальона оставить у деревни Таборы, с тем чтобы подобрать здесь площадку для приземления и организовать прием главных сил 8–й воздушно–десантной бригады на случай, если в этот район будет продолжаться выброска. С другой частью сил он решил выдвинуться в район Озеречни, чтобы и там подготовить площадку для приземления.

К Озеречне капитан М. Я. Карнаухов с частью сил батальона подошел только к исходу дня 28 января. Деревня Озеречня оказалась занятой противником. Капитан Карнаухов организовал разведку обороны противника, провел рекогносцировку и в ночь на 29 января атаковал противника. Атака была проведена смело, стремительно. Весь гарнизон был уничтожен. Только убитыми враг оставил около 100 солдат и офицеров. Были захвачены первые трофеи — шесть автомобилей, зенитное орудие, несколько радиостанций и другое боевое имущество.

В эту же ночь капитан Карнаухов подобрал площадку для приземления, организовал оборону, выслал разведку на вероятные пути подхода противника и обозначил кострами выбранный район.

Командующий воздушно–десантными войсками, не получив донесения от командира 2–го парашютно–десантного батальона о результатах выброски и месте его приземления, решил начать выброску главных сил 8–й воздушно–десантной бригады в ночь на 28 января. В течение ночи было произведено два вылета военно–транспортной авиации и выброшено более 1,5 тыс. человек, тяжелое оружие, боеприпасы и боевые грузы.

Выброска производилась в район Озеречни. Однако, как и в предыдущий день, она была произведена неточно, в результате чего подразделения бригады вновь оказались разбросанными на большой площади. Связь с ними в течение 28 января установить не удалось.

Усложнялась обстановка и в исходном районе для десантирования. В течение всей ночи на 28 января самолеты противника бомбили аэродром Жашково.

28 января командир 4–го воздушно–десантного корпуса выслал в район выброски помощника начальника разведки штаба корпуса старшего лейтенанта А. Г1. Аксенова на самолете По-2, чтобы найти месторасположение 2–го парашютно–десантного батальона и возвратиться для доклада об обстановке в районе выброски. Если батальона в этом районе найти не удастся, то собрать оказавшихся там десантников, найти подходящую площадку для приземления и организовать прием на нее подразделений, которые будут десантироваться в последующие дни.

28 января старший лейтенант Аксенов вылетел в район выброски, но из‑за плохой ориентировки летчик вернулся в свое расположение, не выполнив поставленной задачи. 29 января он вновь вылетел на том же самолете в район Озеречни. Израсходовав все горючее в поисках 2–го парашютно–десантного батальона, самолет вынужден был произвести посадку в 4 км юго-западнее Издешково. В этом районе старший лейтенант Аксенов нашел отдельные группы десантников, но не из состава батальона капитана Карнаухова, а из других батальонов 8–й воздушно–десантной бригады. Он объединил их под своим командованием и создал отряд в количестве 213 человек.

Сводный отряд стремительной атакой уничтожил в Воронцово гарнизон противника силой до роты. Потери отряда составили 3 человека убитыми и 10 ранеными.

Захваченный сводным отрядом район десантники удерживали до 7 февраля, несмотря на многочисленные атаки, предпринятые противником со стороны Издешково при поддержке бронепоезда.

Десантирование 8–й воздушно–десантной бригады продолжалось. В течение ночи на 29 января выбрасывались боеприпасы и имущество в район Озеречни. Было выброшено 500 пар лыж, 400 волокуш, 8 тыс. 37–мм мин, 21 тыс. гранат, 300 тыс. винтовочных патронов, 550 82–мм мин, 2 парашютно–десантных бензобака.

На 29 января для транспортировки войск оставалось 10 исправных самолетов ПС-84, 12 было повреждено зенитным огнем противника, 2 разбито, 7 самолетов требовали ремонта и один не вернулся с выполнения задания. Из самолетов ТБ-3 осталось исправных всего 2.

После усиления транспортной авиации новыми машинами выброска продолжалась. 29 января до 20 часов было выброшено 540 человек. В ночь на 30 января авиация противника дважды бомбила город Калуга. В течение 30 января противник произвел налеты на аэродромы Жашково и Ржавец.

В связи с тем что командующий воздушно–десантными войсками не имел данных о положении высадившихся в тылу противника подразделений 8–й воздушно–десантной бригады, в 5 часов 30 минут 29 января он поставил командиру авиационной группы задачу с рассветом 30 января начать вести систематическую разведку района выброски и района боевых действий десанта, установить места приземления десантников и характер их действий. Используя данные воздушной разведки, 30 января направить на самолете в район выброски 8–й воздушно–десантной бригады офицера штаба корпуса и оставить его в бригаде для дальнейшей связи с корпусом. Вместо высаженного офицера‑десантника взять в самолет одного офицера 8–й воздушно–десантной бригады и доставить в штаб корпуса в исходный район для десантирования. Было также указано, что после отыскания хотя бы одного из подразделений бригады и установления с ним связи предполагалось направить в этот район самолет По-2 с радистом-десантником для установления надежной радиосвязи с десантом.

Задача по установлению связи с высадившимся воздушным десантом фактически была выполнена только 31 января.

30 января продолжалось десантирование, но в этот день удалось совершить выброску только 120 человек. Плохая погода и систематические палеты авиации противника не позволяли усилить темп десантирования людей и грузов.

В ночь на 31 января было десантировано еще 215 человек, в том числе командир бригады А. А. Онуфриев и комиссар бригады И. В. Распопов. Кроме того, было сброшено 174 винтовки, 129 автоматов, 9 противотанковых ружей, 22 ручных пулемета, 20 82–мм минометов, 5 50–мм минометов, 12 37–мм минометов–лопат и 1 радиостанция.

Командир и комиссар бригады после приземления оказались почти в одиночестве — из шестнадцати десантников, с которыми они летели в одном самолете, к ним вышло только шесть человек. И вокруг никого. Комбриг решил двигаться на запад — туда, где должен был быть батальон Карнаухова.

До видневшегося на горизонте леса, где командир намеревался сделать небольшой привал, оставалось несколько сот метров. И вдруг — колонна лыжников в маскировочных халатах. Минуты — и раздались выстрелы. Первые потери.

Завязался неравный бой, исход которого не трудно было предугадать. Положение спас взвод десантников под командой старшего лейтенанта А. А. Самсонова, высланного командиром 2–го батальона капитаном М. Я. Карнауховым па розыски ком вания бригады.

К утру 31 января командир 8–й воздушно–десантной брига,, установил связь с батальонами, оценил обстановку, донес командующему воздушно–десантными войсками и командующему войсками Западного фронта о своем местонахождении, результатах выброски и об обстановке в районе десантирования.

Он докладывал, что узел дорог Ермолино—Бессоново противник обороняет силами до батальона пехоты с танками и бронемашинами. В районе Алферово, Боровая, Ермолино скопление пехоты. Гарнизон противника в Издешково до 400 человек пехоты.

Командир бригады докладывал также, что выброска частей бригады проведена неточно. Отдельные подразделения и группы приземлились вне района десантирования, и связь с ними пока не установлена. Основные силы бригады ведут боевые действия в районе Озеречня, Андросово, Комово.

31 января десантирование подразделений бригады продолжалось. В течение первой половины дня был совершен 21 самолето–вылет.

С наступлением темноты 31 января десантирование было возобновлено. К 22 часам удалось отправить 16 самолетов ПС-84. Всего за 31 января было десантировано 389 человек.

В итоге за шесть суток, с 27 января по 1 февраля, из 3062 человек 8–й воздушно–десантной бригады было десантировано 2081 человек, 120 ручных пулеметов, 72 противотанковых ружья и 20 82–мм и 30 других минометов. Кроме того, вместе с бригадой было десантировано 76 человек из состава 214–й воздушно–десантной бригады, в задачу которых входило установление связи с 11–м кавалерийским корпусом и диверсионные действия.

К этому времени обстановка в районе Вязьмы изменилась. Части 11–го кавалерийского корпуса из района Вязьмы были контратакованы значительными силами противника и оттеснены от автострады. Прорыв войск левого крыла Западного фронта через Варшавское шоссе и выход их к району Вязьмы был осуществлен только частями 1–го гвардейского кавалерийского корпуса генерала П. А. Белова. Противник упорно оборонялся вдоль Варшавского шоссе, особенно в районе Юхнова. Продвижение войск 33–й армии осуществлялось медленно. В такой обстановке дальнейшее десантирование 4–го воздушно–десантного корпуса было признано нецелесообразным. Весь недесантированный состав 4–го воздушно–десантного корпуса был возвращен из Калуги по железной дороге в райоп Люберцы, Внуково.

Боевые действия 8–й воздушно–десантной бригады в тылу немецко–фашистских войск начинались но мере ее выброски. Сразу же после приземления десантники вступали в бой с противником, препятствующим сбору подразделений и поискам сброшенных на парашютах оружия и боевых грузов. Объединяясь в группы и небольшие подразделения, они решительно уничтожали ближайшие вражеские гарнизоны и приступали к выполнению поставленных им задач.

Особую настойчивость и решительность в этой обстановке проявил личный состав 3–го парашютно–десантного батальона, возглавляемого майором А. Г. Кобец. Батальон десантировался вблизи Андросово с задачей выйти в район железной и шоссейной дорог западнее Вязьмы и нарушать переброску по ним войск и военных грузов противника.

Майор А. Г. Кобец не стал ожидать полного сбора батальона. Поручив руководить завершением сбора своему заместителю, он с отрядом в 131 человек начал стремительно выдвигаться в район действий. К железной дороге десантники подошли между железнодорожными станциями Алферово и Реброво и дерзким нападением перерезали железную дорогу и автомагистраль.

В последующем для батальона сложилась сложная обстановка. Фашисты подтянули сюда более трех батальонов, стремясь окружить и уничтожить советских десантников. Но десантники были неуловимы. Каждые сутки они наносили фашистам чувствительные удары: пускали под откос паровозы и целые эшелоны, подрывали машины на дорогах, уничтожали войсковые колонны. Десантникам нередко приходилось отражать атаки противника, отрываться от него с наступлением ночи, чтобы к утру действовать в другом районе.

Для восстановления железной дороги противник выбросил специальные команды и подразделения пехоты под прикрытием бронепоезда.

Десантники закрепились на южной опушке леса западнее Еськово и встретили противника огнем. В результате короткого боя фашисты, оставив у железной дороги 40 человек убитыми, отошли под прикрытием бронепоезда на станцию Алферово.

После уничтожения одной из восстановительных команд на железной дороге отряд атаковал Еськово и уничтожил размещавшийся там гарнизон противника. Затем десантники подорвали железнодорожное полотно и линии связи у Еськово.

На рассвете 7 февраля противник при движении из Реброво попал под огонь засады отряда и, понеся большие потери, отошел. В этот же день гитлеровцы предприняли новую атаку, но уже силой до батальона и с разных направлений.

Однако и эта атака была десантниками отражена. Атаки на Еськово продолжались и в течение 8 февраля, но этот населенный пункт прочно удерживался отрядом. Противник начал массированный обстрел деревни Еськово из орудий бронепоезда. Вспыхнул пожар, и подразделения отряда, оборонявшиеся в деревне, вынуждены были отойти на опушку леса западнее Еськово. Однако и после этого десантники продолжали держать под своим контролем шоссейную и железную дороги, периодически совершая на них налеты.

Участок железной дороги между станциями Реброво и Алферово восемь раз выводился из строя, и оккупанты не в состоянии были пропустить ни одного железнодорожного эшелона в сторону Вязьмы и обратно. Автомобильные перевозки по автостраде производились противником только под прикрытием танков и бронемашин.

Немецко–фашистские войска, пытаясь уничтожить отряд, сожгли в этом районе почти все населенные пункты, чтобы лишить десантников продовольствия и поддержки населения. Район боевых действий отряда сужался. Майор Кобец был в третий раз ранен. К бригаде прорваться было невозможно. И командир батальона А. Г. Кобец повел своих десантников в направлении железнодорожной станции Угра и там вывел их вначале в район боевых действий одной из частей 1–го гвардейского кавалерийского корпуса, а затем батальон присоединился к своей бригаде.

Двадцать одни сутки воины 3–го парашютно–десантного батальона под командой майора Кобец совершали рейд по тылам фашистских войск. Их внезапное появление то в одном, то в другом месте буквально ошеломляло гитлеровцев, которые не могли понять, где же основные силы советского десанта.

8–я воздушно–десантная бригада в целом, ведя упорные бои с вражескими гарнизонами в районе приземления, продолжала сбор личного состава и вооружения. К 13 часам 1 февраля 1942 г. в район сбора бригады (район Андросово) вышло только 746 человек.

В период с 1 по 7 февраля бригада провела ряд боев по расширению района боевых действий, в результате которых нанесла потери противнику, приковала к себе часть сил немецко-фашистских войск, нарушила нормальную работу важных тыловых коммуникаций.

Враг стал ощущать нарастающую силу удара десантников и принимал меры по усилению своих войск в зоне действий десанта. Начальник генерального штаба сухопутных войск Германии в своем военном дневнике в эти дни писал: «Противник продолжает высаживать воздушные десанты (западнее Вязьмы). Шоссе и железная дорога Смоленск — Вязьма все еще не очищены от противника. Положение войск 4–й армии очень серьезное!»

7 февраля 1942 г. в район боевых действий 8–й воздушно-десантной бригады начали выходить передовые подразделения 1–го гвардейского кавалерийского корпуса. Решением командующего войсками Западного фронта 8–я воздушно–десантная бригада была подчинена командиру этого корпуса. Основные силы бригады действовали в это время в районе Изборово. Общая численность бригады на 7 февраля составляла 1320 человек.

7 февраля командир 8–й воздушно–десантной бригады получил от командира 1–го гвардейского кавалерийского корпуса боевую задачу наступать в восточном направлении и овладеть населенным пунктом Гредякино, перехватить железную дорогу Сяз ьма — Издешково, нарушить движение поездов противника, войти в связь с 75–й кавалерийской дивизией, которая наступает восточнее Гредякино, и с 11–м кавалерийским корпусом.

1–й гвардейский кавалерийский корпус, в состав которого вошла 8–я воздушно–десантная бригада, имел задачу развивать обозначившийся успех в направлении Володарца с целью перерезать дорогу Вязьма — Дорогобуж, а в дальнейшем и железную дорогу Вязьма — Смоленск.

8–я воздушно–десантная бригада должна была прорвать оборону противника на рубеже Дяглево, Савино и, наступая вдоль дороги Вязьма — Дорогобуж, овладеть железнодорожной станцией Гредякино и перерезать магистраль Вязьма — Смоленск.

В течение 8 февраля части бригады овладели населенными пунктами Савино, Семеновское, Гвоздиково. Особо упорными были бои за Савино. Отличились в этом бою десантники 1–го батальона, которым командовал майор В. П. Дробышевский.

Разгромив в коротком бою гарнизон в Асташково и выиграв тяжелый бой в деревне Беломир, батальон продвигался в сторону Савино, Дяглево. В Сакулино разведчики батальона захватили старосту населенного пункта Семлево, который сообщил, что в Савино располагается штаб немецкой части и много автомобилей.

Задачу по разгрому этого штаба и гарнизона в целом мастерски, в десантном стиле решили подразделения 1–го парашютно–десантного батальона. Десантники, возглавляемые лейтенантом В. Е. Ерохиным, стремительно ворвались в поселок и завязали бой. Атака оказалась совершенно неожиданной для фашистов. Не оказывая сопротивления, они пытались спастись бегством. Но и это им не удалось. Только убитыми противник потерял свыше 150 солдат и офицеров вместе с генералом. Батальон захватил 87 разных автомашин, танк, 30 мотоциклов, 4 радиостанции, автоматы, винтовки, велосипеды и все документы вражеских штабов.

В этом же бою старший сержант Н. Л. Азарной с двумя солдатами вел разведку противника в деревне Гвоздиково. Ведя наблюдение, он заметил, что с другой стороны к деревне подходят 40 вражеских солдат с зенитной пушкой, установленной на пароконные сани.

Замаскировавшись и подпустив подводу на близкое расстояние, десантники забросали противника гранатами и уничтожили большую часть солдат огнем из автоматов.

Не потеряв ни одного человека, они захватили зенитную пушку, 382 снаряда к ней, лошадей, оружие и документы. Враг, ошеломленный внезапностью атаки, в беспорядке бежал, оставив в деревне убитых, раненых и оружие.

9 февраля бригада Продолжала развивать наступление и к сходу дня выбила противника из Дяглево и Мармоново. В Дяглево фашистов стремительным ударом разгромил батальон Дробышевского.

В этом бою снова отличились десантники взвода лейтенанта В. Е. Ерохина. За стойкость и мужество в бою лейтенант Ерохин был представлен командованием бригады к награждению орденом Ленина.

Не менее успешно провел бой и батальон капитана М. Я. Карнаухова за населенный пункт Мармоново. Командир батальона нанес удар по противнику одновременно с двух направлений: одной ротой с северо–восточной окраины, а главными силами по центру. Достигнув окраины, рота бросилась к расположенному здесь парку автомашин, завязала бой и оттянула на себя основные силы гарнизона. Батальон во главе с М. Я. Карнауховым ворвался на главную улицу и ударил по врагу с тыла. Долго сопротивлялся противник, но не мог противостоять десантникам и вынужден был оставить Мармоново.

В боях за Мармоново противник потерял около 330 солдат и офицеров убитыми. Десантники захватили 120 автомашин разных типов, 34 мотоцикла, 5 зенитных орудий, 4 танка, 9 радиостанций, пулеметы, винтовки, документы, боеприпасы.

Впоследствии Маршал Советского Союза Г. К. Жуков писал: «10 февраля 8–я воздушно–десантная бригада и отряды партизан заняли район Мармоново — Дяглево, где разгромили штаб 5–й немецкой танковой дивизии, захватив при этом многочисленные трофеи. В тот же день мы поставили об этом в известность генералов П. А. Белова и М. Г. Ефремова. Им было приказано увязать свои действия с командиром этой бригады, штаб которой находился в Дяглево».

Командующий Западным фронтом Г. К. Жуков, оценивая действия бригады, в приказе войскам фронта отмечал: «Ставлю в пример десантную бригаду всем войскам».

Успех боя за Мармоново и Дяглево был омрачен тяжелой утратой, постигшей воинов 8–й воздушно–десантной бригады. 11 февраля в неравном бою с фашистами в Курдюмово погибла группа начальника штаба во главе с подполковником Н. И. Сагайдачным.

Начальник штаба Сагайдачный с группой офицеров и бойцов штаба десантировался утром 28 января. Они приземлились в стороне от намеченного пункта и вместо Озеречни оказались в районе северо–восточнее железнодорожной станции Алферове. Сориентировавшись на местности, начальник штаба организовал сбор десантников и грузов и к исходу дня вывел группу в лес в 2 км от Курдюмово. К утру следующего дня в расположение группы Сагайдачного прибыло до двух взводов десантников.

Первые попытки установить связь с подра зделениями бригады успеха не имели. Начальник штаба решил остаться в районе приземления, уточнить обстановку и продолжать поиски по установлению связи с командиром бригады и командирами батальонов, одновременно вести разведку тыловых объектов противника и по мере выявления уничтожать их. Уже в первые дни десантники совершили несколько нападений на обозы, разгромили небольшой гарнизон, уничтожили пункт связи.

К 8 февраля подполковнику Н. И. Сагайдачному удалось установить районы действий главных сил бригады, и он завершил подготовку к выходу на соединение с ними. В это время поступили данные о том, что в Курдюмово сосредоточилось до батальона фашистов, прибывших для поисков советских десантников. Сагайдачный решил упредить врага. Налет на противника в Курдюмово был осуществлен ночью. К утру деревня была полностью очищена от фашистов.

Утром 9 февраля начальник штаба отправил два взвода в Мармоново и Савино для связи с батальонами бригады и уточнения маршрутов выхода к ним.

Вечером 10 февраля Сагайдачному стало известно, что противник собирается напасть на Курдюмово. Усилив охранение, он решил остаться пока в Курдюмово, а рано утром оставить деревню и начать выходить к бригаде. Но противник начал атаку раньше. Подход противника был вскрыт своевременно. Минометчики открыли шквальный огонь по рвущимся к деревне фашистам. Но остановить их не удалось. Десантники мужественно сражались, стояли насмерть. Но силы были неравные.

Гитлеровские изверги зверски уничтожили раненных в бою десантников, согнали всех жителей — детей, женщин, стариков к центру деревни и расстреляли из пулеметов. Деревню сожгли дотла.

Так погиб в неравном бою один из старейших десантников начальник штаба 8–й воздушно–десантной бригады подполковник Николай Иванович Сагайдачный.

На могиле погибших в Курдюмово сейчас сооружен большой памятник с надписью:

«Вечная память парашютистам–десантникам и жителям деревни Курдюмово, отдавшим жизнь за Родину».

У подножия памятника всегда живые цветы.

По мере продвижения бригады сопротивление противника возрастало.

10 февраля противник бросил в контратаку против подразделений 1–го батальона 8–й воздушно–десантной бригады, оборонявших Дяглево, из района Песочня, Старое Поляново 580–й истребительный батальон. Десантники отбили контратаку и полностью уничтожили этот батальон.

Развить наступление после овладения населенными пунктами Дяглево и Мармоново 8–й воздушно–десантной бригаде не удалось. Противник перебросил сильные подкрепления из Вязьмы и перешел к активным действиям.

С рассветом 11 февраля начались упорные бои. Враг настойчиво предпринимал атаку за атакой, стремясь во что бы то пи стало отбросить десантников на юг и юго–запад от Вязьмы. Неся потери, десантники с трудом удерживали занимаемые позиции. В этих ожесточенных боях бригада потеряла связь с кавалерийским корпусом и отрядом, возглавляемым майором А. Г. Кобец. К концу дня, установив связь с 41–й гвардейской кавалерийской дивизией в районе Дяглево, бригада совместно с ней перешла в наступление, по успеха не имела.

Командир 8–й бригады доносил командующему войсками Западного фронта 11 февраля о том, что бои с 9 февраля до 10 часов И февраля за Старое Поляново, Песочня успеха не имели. Противник подбросил подкрепление из Вязьмы, сильно укрепил этот район и с рассветом 11 февраля перешел в контратаку. Бригада несет большие потери и с трудом удерживает свой район.

Командующий войсками Западного фронта информировал командира 8–й воздушно–десантной бригады о том, что части 1–го гвардейского кавалерийского корпуса двигаются в район, занятый бригадой, и приказал обойти Песочня, Старое Поляново, имея конечной целью овладение Вязьмой.

На следующий день связь с 1–м гвардейским кавалерийским корпусом была установлена. Из информации командира кавкорпуса подполковник А. А. Онуфриев уяснил, что в силу возросшего сопротивления фашистских войск в районе Вязьмы командующий фронтом изменил направление действий 1–го гвардейского кавалерийского корпуса и приказал наступать ему не на Вязьму, а на станцию Семлево, после овладения которой продолжать наступление на Вязьму с запада, имея в виду, что с захватом Семлево части 1–го гвардейского кавкорпуса и 8–й воздушно–десантной бригады объединятся с частями 11–го кавалерийского корпуса Калининского фронта и совместными действиями отрежут противнику пути отхода из Вязьмы на Смоленск.

Однако новая попытка конников и десантников овладеть Вязьмой успеха не имела.

Дальнейшие боевые действия в течение марта 8–я воздушно-десантная бригада вела в составе 1–го гвардейского кавалерийского корпуса.

Десантники совместно с кавалеристами с 7 по 13 марта вели успешные бои, обеспечивая выход из окружения частей 329–й стрелковой дивизии в районе Переходы, а в конце марта — по разгрому противника в районе станции Угра. В этих боях 8–я воздушно–десантная бригада действовала на главных направлениях корпуса, решала основные задачи.

Командир 1–го гвардейского кавалерийского корпуса накануне боя за станцию Угра в связи с просьбой командира 4–го воздушно–десантного корпуса (десантированного к этому времени в тыл немецких войск) о возвращении 8–й воздушно–десантной бригады в состав корпуса доносил командующему войсками Западного фронта: «8–я воздушно–десантная бригада будет наступать на главном направлении на станцию Угра. Бригада является основной ударной силой корпуса, и в случае если она не примет участия в бою, от захвата станции Угра придется отказаться».

Решением командующего войсками Западного фронта 8–я воздушно–десантная бригада была оставлена в составе 1–го гвардейского кавалерийского корпуса.

Инициативно, умело действовали и отдельные группы десантников 8–й воздушно–десантной бригады, которым в первое время не удалось присоединиться к главным силам бригады.

Лейтенант П. И. Еланский и несколько воинов 3–го парашютно–десантного батальона были выброшены в районе города Дорогобуж. После приземления Еланский возглавил небольшую группу десантников и вскоре установил связь с действующим в этом районе партизанским отрядом.

Более месяца десантники действовали в партизанском отряде. Вместе с партизанами они мужественно сражались с врагом, нападали на обозы, рвали коммуникации, уничтожали гарнизоны гитлеровцев. Только 8 марта по приказу генерала П. А. Белова лейтенант Еланский и с ним девять десантников были возвращены в расположение своей бригады. К этому времени И. И. Еланский был уже комиссаром партизанского отряда.

Дерзко действовала и группа под командой комиссара роты 1–го парашютно–десантного батальона 8–й воздушно–десантной бригады младшего политрука Варзакова, который за смелость и отвагу еще в боях с белофиннами был награжден орденом Ленина. Приземлившись в районе Дорогобужа, Варзаков объединил оказавшихся вблизи него десантников и решил выходить в район приземления основных сил бригады. Передвигаясь по тылам фашистских войск, десантники не прятались, а при первой же возможности смело вступали в схватки с противником, неоднократно нападали на его обозы, небольшие гарнизоны, уничтожали линии связи.

В начале февраля у деревни Юркино группа Варзакова взяла в плен немецкого солдата. Узнали, что в Юркино находится отряд фашистских захватчиков, который свирепствует в близлежащих районах. Пленный подробно рассказал о системе обороны фашистов, расположении огневых средств, размещении карателей. Он назвал также действующий в данное время пропуск и отзыв.

Для того чтобы скрытно проникнуть в населенный пункт, необходимо было сиять часового. С этой целью переводчик Васильев переоделся в форму гитлеровского солдата и направился в Юркино. При входе в деревню часовой остановил Васильева, спросил пароль. Убедившись в правильности ответа, часовой попросил у Васильева закурить. Внезапный удар ножом — и тело часового оказалось в снегу. На пост встал Васильев и подал сигнал.

Бой длился недолго. Фашисты спокойно спали, когда в них полетели гранаты, а пытавшихся спастись бегством настигали меткие выстрелы десантников. 4 февраля группа Варзакова соединилась с подразделениями своей бригады.

В районе Дорогобужа действовало несколько разведывательно–диверсионных групп, выброшенных из состава 4–го воздушно–десантного корпуса. В ходе выполнения поставленных им задач они установили связь с находившимися в этом районе партизанами и решили общими силами овладеть городом Дорогобуж. Атака города была проведена ночью. После тщательной разведки, окружив Дорогобуж со всех сторон, десантники и партизаны стремительным ударом разгромили гарнизон противника и овладели городом. Атака была настолько внезапной, что противник даже не успел оказать сколько‑нибудь значительного сопротивления. К утру 14 февраля Дорогобуж был очищен от гитлеровских захватчиков. Противник бросил обозы, госпиталь, склады с продовольствием и боеприпасами. Захваченное имущество и продовольствие были розданы местному населению.

В день 24–й годовщины Советской Армии партизаны с десантниками захватили железнодорожную станцию Дорогобуж и разрушили здесь железную дорогу.

Вскоре для обороны города прибыл кавалерийский полк 1–й гвардейской кавалерийской дивизии.

Командующий войсками Западного фронта высоко оценил действия десантников в боях за Дорогобуж. «Онуфриеву, Распопову. Поздравляем успешными боевыми действиями — взятием Дорогобужа. Представьте победителей к награде. Жуков, Хохлов», — говорилось в радиограмме на имя командира и комиссара бригады.

Боевые действия 8–я воздушно–десантная бригада в составе 1–го гвардейского кавалерийского корпуса вела до 6 апреля 1942 г. В ночь на 7 апреля бригада была возвращена в состав 4–го воздушно–десантного корпуса, который к этому времени десантировался в тыл противника и вел бои на юхновском направлении.

 

3. В тылу юхновской группировки врага

В начале февраля вяземский узел немецкой обороны и коммуникации, связывающие Вязьму с Ржевом, Брянском и Смоленском, оказались в центре внимания как советского, так и германского командования. Ликвидация юхновской группировки и овладение Вязьмой должны были привести к завершению окружения основных сил группы армий «Центр» и созданию благоприятных предпосылок для их окончательного разгрома. Для вермахта это означало бы настоящую катастрофу. Поэтому военные действия в феврале на западном направлении, и особенно в районе Вязьмы, приняли чрезвычайно острый характер.

1 февраля Ставка потребовала активизировать действия Калининского и Западного фронтов и принять меры к тому, чтобы в кратчайший срок завершить окружение и разгром группы армий «Центр».

Меры, принятые по наращиванию силы ударов по врагу в первых числах февраля, не дали ощутимых результатов. Заметно сказалась утомленность войск непрерывным двухмесячным наступлением. Растянутость коммуникаций привела к перебоям в снабжении боеприпасами, горючим, продовольствием, фуражом.

В то же время гитлеровскому командованию удалось усилить свои войска за счет переброски крупных сил из Западной Европы, активизировать свои действия и провести несколько контрударов по войскам 33–й армии и 1–му гвардейскому кавалерийскому корпусу, перерезать их коммуникации севернее и южнее Юхнова. Положение советских войск на западном направлении резко ухудшилось.

В этой обстановке для содействия войскам Западного фронта в разгроме юхновской группировки противника советское командование решило десантировать 4–й воздушно–десантный корпус в район западнее Юхнова.

10 февраля Ставка Верховного Главнокомандования передала из своего резерва 4–й воздушно–десантный корпус Западному фронту. К этому времени в состав корпуса входили две (9–я и 214–я) воздушно–десантные бригады и корпусные подразделения (8–я воздушно–десантная бригада корпуса продолжала боевые действия в тылу немецко–фашистских войск). В этот же день корпус получил задачу десантироваться в район Великополье, Шушмин, Желанье. После приземления нанести удар с тыла по обороне противника в общем направлении на Ключи и выйти на рубеж Песочня, Ключи, Тыновка, Леоново (25–30 км юго–западнее Юхнова), где соединиться с войсками 50–й армии для последующих совместных боевых действий против юхновской группировки немцев.

50–я армия (командующий генерал И. В. Болдин) получила задачу наступать навстречу 4–му воздушно–десантному корпусу, прорвать оборону противника на Варшавском шоссе, выйти на рубеж Батищево, Выгорь, Ключи, Песочня и, соединившись с частями корпуса, нанести удар на восток в направлении Юхнова. Решение на применение воздушного десанта в наступательной операции левого крыла Западного фронта, несомненно, было целесообразным и отвечало сложившейся обстановке.

Захват воздушным десантом обширного района в тылу вражеских войск западнее Юхнова и соединение его с войсками 50–й армии не только приводили к завершению окружения юхновской группировки противника, но и открывали пути для последующего выхода наших войск в районы боевых действий 1–го гвардейского кавалерийского корпуса и 33–й армии, которые к этому времени вели тяжелые боевые действия в окружении в районе южнее Вязьмы.

Исходный район для десантирования был избран вблизи постоянного пункта дислокации 4–го воздушно–десантного корпуса и включал только два аэродрома — Люберцы и Внуково.

Центром района десантирования частей корпуса являлась площадка приземления юго–западнее населенного пункта Желанье. Именно в районе этого населенного пункта действовали основные силы партизанского отряда Кириллова, которые планировалось привлечь для обозначения площадок приземления десантников и оказания им помощи в период приземления и сбора. В последующем партизанский отряд должен был действовать совместно с воздушным десантом.

План десантирования предусматривал переброску частей 4–го воздушно–десантного корпуса в тыл противника в течение трех ночей, для чего все экипажи самолетов должны были совершить по два вылета в каждую ночь. Учитывая, что расстояние от аэродромов исходного района для десантирования до района десантирования было в пределах 240–250 км, такие сроки переброски были вполне реальными.

В целях достижения точной выброски личного состава и боевой техники намечалась предварительная выброска группы обеспечения с радиостанцией наведения, встречу которой должен был организовать командир партизанского отряда. Однако практически такая группа не десантировалась.

Выброска личного состава предполагалась с высоты 600 м, фактически она проводилась с высот 1000–1200 м, что намного увеличивало радиус рассеивания личного состава и в ночных условиях затрудняло сбор даже небольших групп десантников и особенно боевых грузов, сбрасываемых на парашютах.

В связи с тем что выброска осуществлялась одиночными экипажами, сбор на земле проводился группами, которые затем следовали на сборные пункты батальонов и бригад. Сбор людей и грузов затруднялся глубоким снегом, бездорожьем и лесистой местностью.

Первым в ночь на 18 февраля десантировался 4–й батальон 8–й воздушно–десантной бригады. В последующие ночи проводилось десантирование частей 9–й и 214–й воздушно–десантных бригад.

В ночь на 23 февраля десантировались командование и штаб 4–го воздушно–десантного корпуса. Самолет, в котором находилось командование корпуса, в полете был атакован немецким истребителем, в результате чего был убит командир корпуса генерал–майор А. Ф. Левашов и ранено несколько офицеров штаба. Самолет не пострадал, командир экипажа в намеченном районе совершил посадку, высадил десантников и вернулся на свой аэродром. Командование корпусом принял начальник штаба корпуса полковник А, Ф. Казанкин.

В эту ночь десантирование частей корпуса было закончено полностью и в соответствии с расчетами в тыл противника было произведено 612 самолето–вылетов, выброшено и высажено 7373 человека и 1525 парашютно–десантных мягких мешков с боеприпасами, вооружением, продовольствием и различным имуществом.

Десантирование 9–й и 214–й воздушно–десантных бригад, а также корпусных частей и подразделений с подмосковных аэродромов было проведено без воздействия авиации противника по исходному району воздушного десанта. Район расположения этих аэродромов имел хорошие коммуникации, совмещался с постоянным базированием частей корпуса и размещением довольствующих органов по всем видам снабжения, а главное, был надежно прикрыт средствами ПВО Московской зоны. Все это создавало более благоприятные условия как для подготовки войск к десантированию, так и для его осуществления, чем при выброске 8–й воздушно–десантной бригады.

В районе приземления противодействие противника было активным, однако потери в самолетах и в личном составе в воздухе от огня зенитной артиллерии были незначительными.

Точность выброски по сравнению с десантированием 8–й воздушно–десантной бригады не возросла. И па этот раз выброска людей и грузов была проведена на большой площади, на значительном удалении от намеченных районов. Потери боеприпасов и другого боевого имущества значительно снизили боеспособность частей корпуса.

Основной причиной неточной выброски людей и грузов 4–го воздушно–десантного корпуса была чрезвычайная сложность отыскания экипажами самолетов площадок приземления.

Лучшим и единственно надежным средством обозначения площадок приземления ночью в то время являлись костры. Они и применялись широко. Однако в рассматриваемых условиях этот Способ не всегда давал хорошие результаты. Стояли морозные ночи, костры жгли партизаны и наши части, сражающиеся в тылу врага. Зажигали костры и войска противника, чтобы согреться или в целях дезориентирования наших самолетов, которые не только выбрасывали десантников, но и снабжали всем необходимым партизанские отряды.

Опыт десантирования 4–го воздушно–десантного корпуса еще раз показал, что ночь в наилучшей степени способствовала Скрытности проникновения авиации с десантом в тыл противника и надежно обеспечивала ее от поражения в воздухе огнем зенитной артиллерии и истребителей противника. Но она представляла и большую сложность в организации и проведении десантирования.

Ночное десантирование требует высокой подготовки летного состава и десантников, а также тщательной и надежной организации сбора людей и грузов, выброшенных с парашютами.

До 23 февраля одновременно с продолжавшейся выброской части корпуса сосредоточивались в районах сбора, разыскивали сброшенное оружие, боеприпасы и другое имущество и вели разведку противника. Окончательно сбор воздушного десанта был закончен к исходу 23 февраля.

Гитлеровцы с первой же ночи появления в их тылу нового воздушного десанта начали усиливать свои гарнизоны и оборонительные сооружения.

Полковник А. Ф. Казанкин, приняв командование корпусом, в ночь на 23 февраля установил связь с бригадами, которые к этому времени завершили сосредоточение в районах сбора: 9–я воздушно–десантная бригада — Свинцово, 214–я воздушно-десантная бригада — Гряда.

Была установлена по радио также связь с 50–й армией, командующий которой информировал командира корпуса о том, что войска армии, подходившие 22 февраля к Варшавскому шоссе на рубеже Сапово, Савинки, встретили упорное сопротивление противника и ведут бои.

Изучив результаты десантирования и оценив обстановку в районе выброски десанта и на фронте 50–й армии, командир 4–го воздушно–десантного корпуса полковник А. Ф. Казанкин уточнил частям боевые задачи.

9–й воздушно–десантной бригаде с исходного рубежа — лес севернее Глухово — было приказано наступать в направлении Вязовец, Куракино, Ключи с задачей овладеть Преображенском, Вязовцом, в дальнейшем уничтожить противника в опорных пунктах Песочня, Ключи, Тыновка. Одним батальоном во взаимодействии с партизанами захватить железнодорожную станцию Угра.

214–я воздушно–десантная бригада должна была овладеть населенными пунктами Иванцево, Татьянино и к исходу 24 февраля выйти на рубеж Новая, Мохнатка, Леоново.

1–й партизанский полк, перешедший в подчинение командира корпуса, прикрывая район боевых действий с севера на рубеже Городянка, Свиридово, Андрияки, Бельдюгино, должен был не допустить противника со стороны Знаменки и Вязьмы, а частью сил содействовать 4–му батальону 9–й воздушно–десантной бригады в захвате станции Угра.

В своем резерве командир корпуса оставил 4–й батальон 8–й воздушно–десантной бригады в составе 300 человек (250 человек этого батальона были десантированы в район Юркино для усиления 8–й воздушно–десантной бригады).

В ночь на 24 февраля корпус начал наступление.

9–я воздушно–десантная бригада (командир полковник И. И. Курышев, военком подполковник П. В. Щербина), уничтожив в ходе наступления отдельные мелкие гарнизоны противника, подошла к населенным пунктам Пречистое и Куракино, где была остановлена сильным огнем.

214–я воздушно–десантная бригада (командир подполковник Н. Е. Колобовников, военком майор Д. Ф. Гавриш) пыталась захватить с ходу опорные пункты противника в Иванцево, Костинках и Жердовке. Наступление частей корпуса принимало форму коротких ударов по противнику. Недостаток в артиллерии и минометах восполнялся внезапными ночными атаками подразделений, огнем с близкого расстояния и ударами холодным оружием в рукопашной схватке.

Однако фашисты оказывали упорное сопротивление превосходящими силами, и бригады заметных успехов в течение ночи не достигли.

В ночь на 25 февраля части корпуса вели разведывательные поиски, улучшали занимаемые позиции, производили перегруппировку отдельных подразделений и готовились к повторным атакам опорных пунктов, перед которыми были задержаны противником. Было установлено, что противник особенно сильно укрепился в Дубровне, Куракино, Дертовой, Горбачах, Жердовке, Костинках, Иванцево, Песочне, Ключах, где были отмечены части 131, 31 и 34–й немецких пехотных дивизий общей численностью до пяти пехотных полков с артиллерией.

Утром 25 февраля корпус возобновил наступление. 9–я воздушно–десантная бригада с ходу овладела Дубровней, Куракино и Бородино и, продолжая наступление, к исходу дня выбила немецких захватчиков из Горбачей, подошла к Дертовой, Екатериновке и завязала за них бои. 214–я воздушно–десантная бригада в упорном бою овладела Татьянино, блокировала Иванцево и начала продвигаться в направлении Куракино.

Таким образом, с первого же дня боевых действий десантники на всех участках встретились с организованной обороной немецко–фашистских войск, которая с каждым днем усиливалась. Подразделения противника располагались в основном в населенных пунктах, строили оборону ротными опорными пунктами на всех основных направлениях к Варшавскому шоссе. Огневые средства в опорных пунктах имели по нескольку запасных позиций, позволяющих пулеметчикам, автоматчикам и расчетам отдельных орудий быстро перемещаться на любое угрожаемое направление.

Несмотря на столь сильную оборону, частям корпуса удалось на отдельных направлениях продвинуться на 20–25 км навстречу войскам 50–й армии, овладеть рядом населенных пунктов и нанести противнику значительные потери. В боях за разъезды Дербянский и Субботники были захвачены семь платформ с авиабомбами, один вагон с боеприпасами, продовольствием, много пехотного оружия и другое имущество.

Бои за эти железнодорожные разъезды и станцию Угра показали, что немцы придавали большое значение рокадной железной дороге Вязьма — Киров и во всех пунктах, расположенных у железной дороги, имели сильные гарнизоны.

На направлении дальнейшего наступления корпуса важными узлами сопротивления противника были населенные пункты Песочня и Ключи, с захватом которых открывался путь на Астапово и Людково для соединения с войсками 50–й армии.

Деревня Ключи господствовала над окружающей местностью. Из Ключей выходило несколько дорог, связывающих этот сильно укрепленный пункт с рядом гарнизонов, прикрывающих непосредственные подходы к Варшавскому шоссе, важной дорожной магистрали.

Десантники знали, что взять Ключи будет трудно. И все же они успешно решили эту задачу. Атаковали десантники решительно, неудержимо шли вперед. Образцы мужества и героизма показали бойцы и командиры не только боевых, но и тыловых подразделений.

Бой за деревню Ключи был в самом разгаре. Начальник санитарной службы военврач 2 ранга А. В. Исаев все время находился в боевых порядках частей, штурмовавших Ключи.

Когда у фашистов были отбиты два крайних дома, стоявших на пригорке, и бойцы устремились дальше, Исаев решил в одном из них немедленно организовать полевой лазарет.

Санитары быстро разобрали нары, устроенные немцами, и стали сооружать операционный стол. В это время из окон со свистом вылетели рамы: у самой избы разорвался снаряд. Исаева ранило. Осколок снаряда ударил его в бок. С помощью санитаров он начал делать себе перевязку, но, не закончив ее, потерял сознание. Исаев лежал на полу в забытьи. Санитары быстро перевязали его и вынесли в соседнюю комнату, бережно положив на стол.

— Что же нам без врача‑то делать? — сказал в отчаянии молоденький санитар Вася.

— Да, это, брат, не Москва, не большой фронт, в госпиталь не позвонишь. С кем прыгнул, тот и лечит! — отозвался бывалый десантник. — Подождем немного, может, кто из врачей к нам зайдет.

Санитар Вася остался присматривать за врачом. Исаев уже пришел в сознание.

Скоро принесли тяжелораненых. Их стоны заставили Исаева открыть глаза. Он прислушался, и на его пересохших губах появилась печальная улыбка. Попросил попить. Сделав несколько больших жадных глотков, попробовал встать. Санитар поддержал его.

Потребовав инструмент, Исаев подошел к раненым и приступил к операции. Колоссальным усилием воли он заставил себя забыть собственную боль. Операция прошла успешно, еще одна и еще.

Когда Исаев заканчивал шестую операцию, дверь избы с шумом распахнулась. Двое десантников — санитаров внесли лейтенанта Петрова, раненного в живот. При виде своего друга, неподвижно лежащего на носилках, Исаев пошатнулся. Он знал, что жизнь Петрова в его руках. Но силы покидали его, руки уже не слушались.

Глаза Исаева от напряжения налились кровью, большая прядь иссиня–черных волос спустилась на потный холодный лоб. Стиснув зубы, призвав на помощь весь свой профессиональный опыт, сделав над собой нечеловеческое усилие, Исаев начал оперировать своего друга.

Когда операция подходила к концу и осталось наложить последний шов, Исаев выронил инструменты, покачнулся и замертво упал. Он умер, но спас в этот день жизнь семи десантникам.

На следующий день противник обрушил на Ключи бомбовый удар. Шесть раз налетали фашистские самолеты на деревню. Одновременно враг вел массированный артиллерийский и минометный огонь. После налетов авиации и артиллерийской подготовки в сопровождении танков на деревню двинулись отборные части пехоты.

Разгорелся кровопролитный бой. У лейтенанта И. И. Батенко, оборонявшего важный рубеж, было всего 30 десантников. Часть людей он разместил в небольшом ельничке, через который проходила проселочная дорога, а небольшую группу оставил охранять подходы к деревне. Сам остался в доме, на чердаке ловко пристроил снайпера.

Несмотря на большие потери от меткого огня десантников, гитлеровцы поднимались во весь рост и снова шли в психическую атаку. Героически сражались наши ребята, отстаивая каждый клочок земли.

Во время этого неравного боя группа гитлеровцев, сделав глубокий обход, зашла в тыл десантникам и стала окружать дом. Лейтенант и снайпер продолжали вести огонь из дома по врагу, пытавшемуся наступать с флангов. Но ни тот ни другохй не заметил, да и трудно было заметить, как с тыла подбиралась большая группа фашистов. Еще минута — и в окна дома полетели гранаты.

Фашисты, немного выждав, решили ворваться в дом и оттуда ударить по десантникам, занимавшим оборону у дороги.

Раненый Батенко стоял в сенях у двери. Он уже отчетливо слышал голоса. Батенко выжидал. Он не чувствовал, как сквозь повязку из наскоро забинтованнох! раны медленно сочилась кровь. Его мучила мысль: почему молчит снайпер? жив ли он?

Рывком распахнулась дверь. Батенко швырнул в фашистов одну за другой две гранаты, бросился на пол и приготовился стрелять. В этот момент он услышал три гулких взрыва и ровный стук автоматической винтовки.

Значит, снайпер Ко1хювалов жив. Послышались крики, стон, несколько гитлеровцев остались на снегу, остальные поспешно отползли от дома.

А в это время на позиция десантников двинулись фашистские танки. За ними шла пехота. Танки вели интенсивный огонь. Метким выстрелом расчет противотанкового ружья сержанта Закалюкина подбил один танк. Фашисты залегли. Остановился и другой танк.

Десантники пошли в атаку и отсекли вражескую пехоту от танков.

Расчет Закалюкина вступил в единоборство с третьим танком. Батенко, руководивший боем, решил помочь расчету ПТР, но враг хитрил: он устроил засаду и попытался отрезать командира от подчиненных и взять его в плен. Лейтенанта снова ранило, из рук выбило автомат. Он отстреливался из пистолета.

Связной командира роты рядовой Е. И. Симоненков бросился на выручку командиру. Симоненков погиб, прикрыв командира своим телом от вражеской пули. Батенко был в третий раз ранен, но поля боя не покинул.

Когда прибывшее подкрепление отбросило противника, раненый лейтенант, напрягая последние силы, поднял погибшего Симоненкова, бережно с помощью солдат уложил в сани и повез, чтобы похоронить с почестями.

В ночь на 27 февраля после трехчасового боя 9–я воздушно-десантная бригада овладела Ключами. Только небольшой группе гитлеровцев удалось вырваться из огненного кольца, остальные были уничтожены или пленены. Противник потерял только убитыми свыше 600 солдат и офицеров, полностью было разгромлено до двух пехотных батальонов и штаб пехотного полка, захвачены трофеи, в том числе 50 лошадей, 200 повозок и саней и много другого имущества.

Развивая с утра 27 февраля наступление в южном направлен нии, части корпуса вскоре подверглись сильным ударам авиации и контратакам пехоты и танков и вынуждены были перейти к обороне. Противник, сняв часть артиллерии, танков и пехоты с участка фронта, расположенного против войск 50–й армии, бросил их против десантников.

В итоге февральских боев части 4–г. о роздушно–десантного корпуса в основном достигли рубежа, указанного командующим войсками Западного фронта, где должна была произойти встреча с войсками 50–й армии. Но 50–я армия не смогла сломить сопротивление противника, прорвать его оборону на Варшавском шоссе и соединиться с десантниками.

В этой обстановке 4–й воздушно–десантный корпус вынужден был с 1 марта перейти к временной обороне рубежа станции Вертерхово, Дубровня, Ключи, Горбачи, Тыновка, Юркино, Андроново, Новая, с тем чтобы произвести перегруппировку сил, пополниться боеприпасами и материальными средствами.

Противник, отразив атаки частей корпуса, сразу же предпринял ряд настойчивых попыток сбить десантников с захваченного рубежа и, главным образом, возвратить себе основной опорный пункт Ключи.

Утром 1 марта фашисты силою до батальона при поддержке артиллерии, танков и авиации яростно атаковали позиции десантников в опорном пункте Ключи. После двухчасового боя немцы, оставив на поле боя два подбитых танка и более сотни убитых, в беспорядке отошли в лес. В течение дня противник продолжал атаки, но каждый раз, встречая упорное сопротивление, вынужден был отходить в исходное положение.

Проявлял активность противник и на других участках обороны воздушного десанта, но успеха не добился. Десантники стойко защищали захваченные рубежи.

К исходу 5 марта части 4–го воздушно–десантного корпуса получили боеприпасы, переформировали свои подразделения, эвакуировали раненых из района боевых действий и завершили подготовку к возобновлению наступления.

4 марта начальник штаба Западного фронта передал командующему 50–й армией и командиру 4–го воздушно–десантного корпуса следующее боевое распоряжение:

«Тов. Болдину, тов. Казанкину.

Противник из Юхнова отходит по Вяземскому большаку.

Главком приказал:

1. Тов. Болдину всемерно усилить темп наступления, перехватить Варшавское шоссе и завершить в этом районе окружение противника.

2. Тов. Казанкину, выполняя основную задачу — удар на Малышевка, Грачевка, выделить часть сил для перехвата Вяземского большака в районе Слободка. Организовать вдоль Вяземского большака засады для уничтожения противника».

Для организации взаимодействия командующий 50–й армией генерал И. В. Болдин 3 марта направил на самолете По-2 в район боевых действий 4–го воздушно–десантного корпуса помощника начальника разведывательного отдела штаба армии. Командующий 50–й армией, уточняя план действий армии в целях соединения с воздушным десантом, информировал командира корпуса, Что ввиду неудавшегося прорыва обороны противника на фронте Лаврищево, Адамовка армия будет наносить главный удар в направлении высоты 253,2 и поэтому вопросы взаимодействия следует согласовывать с учетом этого направления.

Утром 4 марта в подтверждение плана действий, переданного представителем армии, генерал Болдин сообщил командиру 4–го воздушно–десантного корпуса, что в ночь на 6 марта войска армии наносят удар на участке Соловьевка, Макаровка в направлении высоты 253,2. Для наземной связи командарм рекомендовал два маршрута: Малышевка, высота 253,2, Узловка; Ключи, Федоровка,. Чичково. По первому маршруту командир корпуса направил разведывательную группу в составе восьми человек, которая вышла в расположение войск армии, доложила обстановку в районе боевых действий воздушного десанта и, получив в штабе армии необходимую для корпуса информацию, возвратилась в штаб корпуса по второму маршруту.

Таким образом, к началу возобновления наступления вопросы взаимодействия войск армии и воздушного десанта были решены достаточно полно.

Командир 4–го воздушно–десантного корпуса решил вначале овладеть населенным пунктом Малышевка, а затем развить наступление на Бабыкино (800 м севернее Варшавского шоссе), где и встретиться с войсками 50–й армии.

Задача по захвату Малышевки возлагалась на 9–ю гвардейскую воздушно–десантную бригаду, усиленную артиллерийским дивизионом корпуса и частью сил 214–й воздушно–десантной бригады.

Замысел боя предусматривал охват противника с обоих флангов и одновременную атаку с фронта с последующим его окружением и уничтожением в Малышевке. 214–я воздушно–десантная бригада активными действиями в направлении Песочни прикрывала правый фланг наступающей 9–й гвардейской воздушно–десантной бригады.

Командир 9–й воздушно–десантной бригады задачу по захвату Малышевки поставил командирам батальонов на местности; здесь же он организовал взаимодействие между подразделениями и порядок их поддержки артиллерийским дивизионом. Атака была назначена на 3 часа 6 марта. Перед атакой артиллерийский дивизион должен был произвести огневой налет по обороне противника в Малышевке.

Выдвижение подразделений в исходное положение для атаки началось с наступлением темного времени.

2- й батальон в 21 час 5 марта при подходе к северной опушке рощи (1 км южнее Ключей) был встречен сильным огнем противника и вынужден был залечь.

3- й батальон к 1 часу 6 марта подошел к Малышевке с северо–восточной стороны и на рассвете атаковал противника, не ожидая подхода 4–го батальона для совместных действий. Батальон встретил сильное сопротивление. Завязался тяжелый бой. Вскоре противник подбросил к Малышевке батальон лыжников, атаковал десантников 3–го батальона с фланга и начал их теснить от Малышевки в направлении Горбачей.

В это время 4–й батальон, двигаясь по глубокому снегу и преодолевая сопротивление мелких групп противника, достиг северо-западной и северо–восточной окраин Малышевки и овладел частью позиций противника, но закрепиться не смог и вскоре был оттеснен в северном направлении.

В итоге замысел боя не был полностью осуществлен: одновременной атаки противника с разных направлений не получилось. Брошенные в бой врагом резервы, поддержанные артиллерией и минометами, вынудили подразделения 9–й гвардейской воздушно-десантной бригады утром 6 марта отойти в исходное положение.

Обходящие батальрнщ, действующие без лыж, оказались в очень трудных условиях. Они двигались со скоростью не более 1 км в час.

Во 2–м и 4–м батальонах была недостаточно хорошо организована разведка, в силу чего командиры этих подразделений не смогли своевременно вскрыть расположение противника и его маневр в ходе боя.

На исход боя определенное влияние оказала и недооценка со стороны командиров корпуса и бригады сил противника в опорном пункте Малышевка. Предполагалось, что этот населенный пункт оборонялся небольшими подразделениями 82–го пехотного полка. В действительности там оказалось до двух батальонов пехоты, усиленных противотанковыми орудиями и минометами. С началом боя в район Малышевки был переброшен еще и лыжный батальон.

Следует учитывать также и ограниченность общих сил 4–го воздушно–десантного корпуса. По состоянию на 5 марта в корпусе было: личного состава — около 3 тыс. человек, винтовок — 1,3 тыс., автоматов — 707, противотанковых ружей — 30, ручных пулеметов — 126, орудий 45–мм — 7, минометов 82–мм — 16. Тогда как против десанта в этот период действовали части трех полнокровных пехотных дивизий противника.

В этих условиях командир 4–го воздушно–десантного корпуса не мог выделить больше сил для нанесения удара навстречу войскам 50–й армии.

В течение 7 марта части корпуса в целях расширения захваченного района и улучшения своих позиций пытались выбить немецко–фашистских захватчиков из Екатериновки и Песочни. Однако эти попытки успеха не имели.

Не удалось продвинуться навстречу десантникам и войскам 50–й армии. Обстановка стабилизировалась. Становилось ясным, что соединение воздушного десанта с действующими с фронта войсками в ближайшее время практически исключается. Десантникам предстояли упорные самостоятельные бои с немецко–фашистскими захватчиками за удержание захваченного района, по нарушещда управления войсками и работы тыла противника в интересах войск Западного фронта.

* * *

Ко времени перехода 4–го воздушно–десантного корпуса к обороне немецко–фашистское командование сосредоточило против него четыре пехотные дивизии. С южного направления действовали части 331–й и 31–й, с юго–востока и востока — 34–й и 131–й пехотных дивизий. Немецко–фашистские соединения и части, опираясь на дорогу Слободка — Знаменка и Варшавское шоссе, создали с востока и юга вокруг воздушного десанта сильную полосу укреплений, минных полей, снежных рвов, завалов, дзотов.

Разведкой десанта, действующей в районах Слободки, Знаменки, станции Угра, Малышевки, были вскрыты значительные перегруппировки войск противника из района Юхнова к району обороны десанта и увеличение количества танков и авиации. Немецко–фашистское командование заметно усилило наземную и воздушную разведку района, занимаемого десантниками и партизанами.

Активные действия против десанта противник начал одновременно на широком фронте, стремясь во что бы то ни стало оттеснить десантников от Варшавского шоссе, достичь полного их окружения и последующего разгрома. Настойчивые атаки велись иа опорные пункты десантников в районах Новая, Андроново, Юркино, Дертовая, Горбачи, Ключи, Акулово, Богородское.

11 марта противник перешел в наступление с востока па Андроново и Юркино. Наступление началось на рассвете после сильной авиационной и артиллерийской подготовки. Враг атаковал одновременно с трех сторон. Десантники сражались мужественно, подпускали пехоту противника на 50–70 м и расстреливали гитлеровцев в упор из ручных пулеметов и автоматов. Не достигнув успеха в первых атаках, фашисты огнем артиллерии подожгли деревни и под прикрытием дыма ворвались в них. После упорного боя два взвода 4–го батальона 214–й воздушно–десантной бригады, сдерживая натиск превосходящих сил противника, отошли и заняли оборону западнее Юркино. Все последующие атаки фашистов были отражены десантниками.

Особенно упорные бои развернулись на южном участке обороны воздушного десанта в районе Горбачей.

Населенный пункт Горбачи, превращенный десантниками в опорный пункт, находился ближе всего к обороне противника на Варшавском шоссе. Он представлял собой значительный выступ нашей обороны в сторону шоссе, что позволяло держать под фланговым огнем ряд важных подступов противника к обороне десанта с юга. Из этого же опорного пункта артиллерия десанта вела наиболее интенсивный артиллерийский обстрел вражеских позиций на Варшавском шоссе. Кроме того, Горбачи в сочетании с соседним опорным пунктом Ключи являлись стержневой позицией всей системы обороны дороги, идущей от Варшавского шоссе на северо–запад, овладение противником которой облегчало бы ему подвоз боеприпасов и других боевых грузов своим атакующим частям. Все это и предопределяло ожесточенность боя в районе Горбачей.

Наступление на Горбачи немецко–фашистские захватчики начали на рассвете 13 марта. Вслед за сильной артиллерийской подготовкой в атаку одновременно с трех сторон перешло более двух батальонов пехоты. Обтекая населенный пункт с северо–востока и запада, враг яростно атаковал с юга, с фронта. Десантники подпустили фашистов на 50–70 м и сосредоточенным огнем из пулеметов и автоматов расстреливали их в упор.

Повторную атаку гитлеровцы начали при поддержке танков. Им удалось захватить несколько строений на южной окраине Горбачей, а затем просочиться к центру деревни.

В дом, где располагался штаб 1–го парашютно–десантного батальона 9–й воздушно–десантной бригады, ворвалась группа автоматчиков противника. Десантники бросились в рукопашную схватку и, применяя ножи и автоматы, уничтожили фашистов. В результате возле штаба батальона противник оставил убитыми более 50 солдат и офицеров. Однако полностью враг не был выбит из деревни. Бой продолжался и велся за каждый дом и улицу.

В 17 часов решением командира бригады из населенного пункта Ключи к деревне Горбачи была переброшена одна рота 2–го батальона 9–й воздушно–десантной бригады. Двигаясь на лыжах, рота вышла на опушку леса севернее Горбачей и стремительно атаковала противника во фланг и тыл. Этим обходным маневром был решен исход боя за Горбачи. Немцы, бросая раненых, вооружение и средства связи, отошли в направлении Астапово. К 18 часам 13 марта последние вражеские автоматчики были выбиты из отдельных сараев на северной окраине населенного пункта.

Правильная организация обороны, мужество и стойкость личного состава, а также храбрость и умелое управление боем, проявленные командиром батальона капитаном С. П. Плотниковым, позволили небольшому гарнизону прочно удерживать деревню Горбачи.

В результате боя за Горбачи противник оставил на поле боя более 200 трупов. Были захвачены трофеи: 4 станковых пулемета, 8 ручных пулеметов, 150 винтовок, 1 миномет, 2 противотанковых орудия, был подбит 1 танк. В районе Новая и Мохнатка было уничтожено до 350 солдат и офицеров противника и подбито 2 танка.

В телеграмме Военного совета Западного фронта по оценке боя частей 4–го воздушно–десантного корпуса в населенном пункте Горбачи указывалось: «Корпус действует замечательно, несмотря на трудности. Передайте частям, действующим в районе Горбачи, мою благодарность. Представьте отличившихся к награде. Жуков. Хохлов».

Эта оценка была доведена до каждого солдата и вызвала большой подъем среди личного состава.

Командиры и политработники в беседах с личным составом рассказывали о тех коммунистах и комсомольцах, которые, выполняя решения партийных и комсомольских собраний, всегда были в первых рядах, кто проявил мужество и бесстрашие в бою, и ставили перед коммунистами и комсомольцами новые задачи в соответствии со складывающейся боевой обстановкой. Десятки отличившихся десантников были приняты в партию и комсомол. Многие воины были представлены к правительственным наградам.

Несмотря на численное превосходство противника, особенно в танках и артиллерии, десантники успешно отражали вражеские атаки, стойко защищали занимаемые позиции.

Оборона строилась отдельными узлами сопротивления, которые вследствие ограниченности сил не всегда имели огневую связь. На второстепенных труднодоступных участках выставлялись отдельные заслоны, а некоторые участки лесисто–болотистой местности обеспечивались только патрулированием. На вероятных путях подхода противника выставлялось боевое охранение. В глубине обороны силами десантников и местного населения все населенные пункты и наиболее важные высоты приспособлялись к круговой обороне, что способствовало ее устойчивости. Так как в условиях зимы бои в основном развертывались вдоль дорог, то подступы к узлам сопротивления на этих направлениях минировались, а в лесистой местности, кроме того, широко применялись завалы, прикрываемые засадами и отдельными группами десантников.

В обороне в основном использовался огонь из стрелкового оружия, который десантники вели в упор с коротких дистанций. Широко применялись также средства заграждения (завалы, минирование и т. д.) перед передним краем и в промежутках. К этому времени в корпусе было несколько трофейных орудий различных калибров, но к ним было очень мало снарядов. Против танков применялся главным образом огонь из противотанковых ружей, мины и бутылки с горючей смесью.

20 марта части корпуса с разрешения командующего войсками фронта отошли и закрепились на рубеже станция Вертерхово, Богородицкое, Акулово, Пречистое, Куракино, Новинская Дача.

21 марта весь корпус облетела радостная весть: за отличные боевые действия советских десантников с гитлеровскими захватчиками большая группа солдат, сержантов и офицеров 4–го воздушно–десантного корпуса была награждена орденами и медалями Советского Союза. В связи с этим во всех подразделениях были проведены митинги и собрания. Солдаты и офицеры клялись, не щадя своей жизни, бороться до полного уничтожения оккупантов. В ответной телеграмме на имя Военного совета Западного фронта десантники писали: «Приказ о правительственной награде личного состава 4–го воздушно–десантного корпуса получили. Весь личный состав: бойцы, командиры и политработники — шлет свой пламенный боевой привет. Высокую награду партии и правительства оправдаем».

Противник 25 марта после авиационной и артиллерийской подготовки значительными силами атаковал населенный пункт Куракино. Ему удалось ворваться на окраину деревни и дойти до ее середины. Упорные уличные бои шли весь день и всю ночь. С утра 26 марта, подтянув подкрепления и огневые средства, противник попытался полностью овладеть Куракино, но все его атаки в этот день были отбиты. Противник потерял до 400 солдат и офицеров. Потери 9–й воздушно–десантной бригады — 38 убитых и 91 раненый.

В обороне Куракино особое упорство и героизм проявил 4–й батальон 9–й воздушно–десантной бригады, которым командовал капитан Д. И. Бибиков. Батальон, имевший в своем составе только 88 человек, вел непрерывные упорные бои с противником, во много раз превосходящим десантников по численности и вооружению.

Небольшая группа десантников лейтенанта В. С. Долгова, удерживавшая юго–западную окраину деревни Куракино, в течение одного дня отразила пять атак во много раз превосходящего противника, не уступив ему ни одного метра земли. После четырехчасового ожесточенного боя группа Долгова завязала неравный рукопашный бой. Несмотря на свое численное превосходство, противник не выдержал дерзких и стремительных контратак десантников и отступил, оставив на поле боя убитых и раненых. В этом бою погиб смертью храбрых лейтенант Долгов, посмертно награжденный орденом Красного Знамени.

Благодаря умелой организации обороны десантникам удалось в течение трех дней удерживать Куракино, отражая ежедневные ожесточенные атаки противника. Каждый дом в Куракино был приспособлен для обороны и превращен в опорный пункт. Система огня основывалась на фланговом и косоприцельном огне станковых и ручных пулеметов и противотанковых орудий. Станковые пулеметы располагались в подвалах домов, приспособленных к длительной обороне и соединенных между собой смежными ходами сообщения. Это давало возможность маневрировать живой силой и огневыми средствами.

Командный пункт командира 4–го батальона 9–й воздушно–десантной бригады находился в центре деревни. Это обеспечивало надежность управления, наблюдения за боем, а в критические моменты боя давало возможность командиру быть среди личного состава.

В боях за Куракино с 25 по 27 марта убито до 500 солдат и офицеров 131–й пехотной дивизии противника.

31 марта в 12 часов крупные силы пехоты противника при поддержке танков, артиллерии и авиации предприняли новое наступление на южном участке обороны воздушного десанта. Ожесточенные бои развернулись в районе населенных пунктов Пречистое, Дубровня и Куракино.

Отражая яростные вражеские атаки, десантники в этом бою проявили исключительное мужество, упорство в обороне.

В разгар боя на командный пункт 9–й воздушно–десантной бригады поступило донесение, в котором сообщалось: «Фашистские самолеты продолжают налеты на деревню. Одновременно гитлеровцы ведут артиллерийский и минометный огонь. Танки еще не показываются. Наших самолетов, артиллерии и танков пока нет, но деревня есть и будет советской. Ни одному живому фашисту нет и не будет в ней места. Умрем, но гадов не пропустим. Улитчев».

Когда командир бригады читал это донесение, к южной окраине деревни Куракино подошли семь танков с пехотой.

Младший политрук В. С. Улитчев обратился к десантникам: «Нас шестеро, а вражеских танков пока семь, их надо остановить. Помните, что в двух километрах находится наш госпиталь. Там раненые товарищи. Если мы сдадим рубеж, танки их раздавят. Будем стоять насмерть».

Десантники начали бой. Прямо на окоп Улитчева шел фашистский танк. Расстояние быстро сокращалось, и вот уже осталось каких‑нибудь пять метров. Пропустив танк над собой, Улитчев бросил вдогонку связку гранат. Раздался взрыв, танк замер.

Умело и отважно действовали все десантники. Комсомолец Клюев пулеметной очередью по смотровым щелям танка ослепил вражеский экипаж. Машина неуклюже ткнулась в окоп и тут же была подожжена. Рядовой Пузырев поджег второй танк. Два танка подбил из ПТР бронебойщик Бизяев. Тяжело раненный в обе руки, Улитчев попросил Бизяева привязать к сшше противотанковую мину и пополз навстречу танку, оставляя на снегу кровавые следы. Раздался взрыв, герой–комсомолец погиб, но и фашистский танк был подорван.

Надвигались сумерки. Из леса, с того самого места, откуда начали свое движение немецкие танки против горстки храбрецов Улитчева, раздалось мощное «ура!». Командир бригады И. И. Курышев и комиссар бригады П. В. Щербина у рубежа, который защищали шесть героев, увидели вражеские трупы, рядом с траншеей — два сгоревших танка, поодаль — еще три подбитых, а на дороге, которая вела к деревне, — бесформенную груду металла. Им навстречу с трудом поднялся Бизяев и доложил, что десантники–комсомольцы сдержали врага, рубежа не сдали, сражались так, как подобает советским воинам. Произнеся последнее слово, бронебойщик пошатнулся и упал замертво.

После ожесточенных боев противнику ценой больших потерь удалось захватить Дубровпю, Пречистое и Куракино. Попытки врага прорваться севернее и северо–западнее этих населенных пунктов были отражены десантниками.

Мартовские оборонительные бои в целом для 4–го воздушно-десантного корпуса закончились успешно. Части трех дивизий противника не смогли сломить упорства десантников. Месяц борьбы дорого стоил противнику. Понеся большие потери, он не решил поставленных задач по уничтожению десантников. Корпус продолжал сражаться. Однако и положение десантников с каждым боем становилось все труднее.

2 апреля части 131–й пехотной дивизии продолжали наступление. Ценой значительных потерь противнику удалось вновь несколько потеснить части корпуса. Но, несмотря на это, корпус продолжал прочно удерживать основной район обороны, перехватывая главные пути возможного отхода юхновской группировки гитлеровцев. В то же время своими действиями корпус приковывал к себе значительные силы врага, чем, безусловно, способствовал войскам фронта и частям 1–го гвардейского кавалерийского корпуса юго–западнее Вязьмы.

С утра 3 апреля противник продолжал настойчивые атаки. Десантники вели неравную борьбу, показывая примеры мужества и героизма. Однако вести оборонительные бон становилось все труднее и труднее.

Правый фланг корпуса оказался наиболее слабо защищенным, несмотря на то что 7 апреля в состав корпуса вернулась из района боевых действий кавалеристов генерала П. А. Белова 8–я воздушно–десантная бригада.

Правда, эта бригада понесла в совместных с конниками боях ощутимые потери и по своему составу была теперь не более усиленного батальона, но, несмотря на это, она была сразу же введена в оборонительные бои, прикрыв в районе Преображенск, Жуковка правый фланг корпуса вдоль железной дороги.

Юго–западнее 4–го воздушно–десантного корпуса, в районе Баскаково, за железной дорогой, к которой подходил правый фланг бригады подполковника А. А. Онуфриева, с первых дней апреля действовали малочисленные части 2–й гвардейской кавалерийской дивизии из корпуса генерала Белова. Они с трудом, как и десантники, отражали атаки противника с юга, со стороны крупного населенного пункта и станции Буда. Главные силы воздушно–десантного корпуса в это время находились восточнее станции Угра.

Командир 4–го воздушно–десантного корпуса считал наиболее опасным положение на своем правом фланге в стыке со 2–й гвардейской кавалерийской дивизией в районе станции Вертерхово.

Авиация противника вела непрерывную разведку всего района, занимаемого двумя советскими корпусами, особенно направления Вертерхово, Угра, Вознесенье. Одновременно она наносила удары по их обороне.

Все это, несомненно, указывало на то, что противник готовится вновь нанести сильный удар с юга на север, который уже обозначился вдоль железной дороги, в стыке с соседом справа.

9 апреля противник при поддержке авиации, бронепоезда и танков, отбросив части 2–й гвардейской кавалерийской дивизии и партизанского отряда, действующего с ней, захватил станцию Вертерхово и деревню Жуковка. К исходу 10 апреля ему удалось овладеть железнодорожной станцией Угра и деблокировать окруженный ранее десантниками гарнизон в Вознесенье. Во второй половине следующего дня враг продолжал развивать наступление на север вдоль железной дороги.

Создавалась угроза соединениям южной и северо–восточной группировок противника, действовавших против 4–го воздушно-десантного корпуса. В этой обстановке командующий войсками Западного фронта решил 4–й воздушно–десантный корпус подчинить командиру 1–го гвардейского кавалерийского корпуса генералу П. А. Белову, которому была поставлена задача ликвидировать прорвавшуюся группировку противника и, наступая в южном направлении на Милятипо, выйти к Варшавскому шоссе и соединиться с частями 50–й армии, действующими с юга в направлении этого населенного пункта.

Объединение усилий всех войск, действовавших юго–западнее Вязьмы и западнее юхновского плацдарма немцев, сразу же принесло успех. 4–й воздушно–десантный корпус, перегруппировав свои силы, к исходу 11 апреля остановил наступление противника, а утром 12 апреля он освободил несколько населенных пунктов, в том числе и станцию Угра. Противник, боясь окружения, вынужден был поспешно отойти в южном направлении, оставив станцию Вертерхово.

Десять дней, с 2 по 12 апреля, продолжались бои. Фашисты стремились во что бы то ни стало отрезать десантников от кавалеристов и уничтожить. Но это им не удалось.

Совместными усилиями двух корпусов были ликвидированы прорыв противника вдоль железной дороги и попытка разъединить район обороны советских войск по частям в целях их последующего уничтожения. В итоге враг был отброшен в исходное положение.

Подводя итоги боевых действий 4–го воздушно–десантного корпуса за март — первую половину апреля 1942 г., следует сказать, что они явились составной частью наступательных действий войск Калининского и Западного фронтов, имевших целью разгром главных сил группы армий «Центр». Цель фронтовых наступательных операций не была достигнута — противник, прочно закрепившись на занимаемых рубежах, сдержал натиск наших наступавших войск и не дал им соединиться с войсками, действовавшими юго-восточнее и юго–западнее Вязьмы.

4–й воздушно–десантный корпус, действуя во вражеском тылу, во взаимодействии с 1–м гвардейским кавалерийским корпусом нанес врагу значительный урон в живой силе и технике. Обороняясь на чрезмерно растянутом фронте крайне ограниченными силами и средствами, десантники удерживали большой район Смоленской области, сковывая и отвлекая на себя значительные силы гитлеровских войск. Десантники широко применяли засады и налеты на путях движения противника, далеко проникали в его тыл. На отдельных направлениях успешно действовали снайперские мелкие подразделения.

* * *

Еще 31 марта, когда шли оборонительные бои, командование Западного фронта поставило командиру 4–го воздушно–десантного корпуса задачу разведать силы противника в южном направлении вдоль железной дороги Вязьма — Киров. Готовилась новая наступательная операция. 50–я армия должна была в третий раз попытаться совершить прорыв через Варшавское шоссе, а 4–й воздушно–десантный корпус совместно с 1–м гвардейским кавалерийским корпусом — помочь ей, нанеся гитлеровцам удар с тыла.

Расстояние от десантников и конников до расположения войск армии было невелико, но эта полоса местности была занята крупными силами противника и хорошо подготовлена к отражению наших войск как с фронта, так и с тыла.

12 апреля командующий войсками фронта отдал боевое распоряжение командирам 4–го воздушно–десантного и 1–го гвардейского кавалерийского корпусов о переходе их в наступление в направлении Милятино до соединения с войсками 50–й армии, Было сообщено, что войска 50–й армии начинают действия 13 апреля.

В тот же день командир 4–го воздушно–десантного корпуса принимает решение на наступление, суть которого заключалась в том, чтобы частью сил продолжать удерживать занимаемый район, а главными силами — 8–й и 9–й воздушно–десантными бригадами — нанести удар в направлении Буда, Новое Аскерово, Старое Аскерово, Милятино в целях содействия войскам 50–й армии в прорыве обороны противника и соединения с ней в районе Милятино для дальнейших совместных действий.

Командир корпуса приказал 8–й воздушно–десантной бригаде наступать в направлении Большая Мышенка, Малая Мышенка, западная окраина Буды, Старое Аскерово; 9–й воздушно–десантной бригаде наступать в направлении восточная окраина Буды, в дальнейшем продвигаться на Новое Аскерово, а 214–й воздушно–десантной бригаде овладеть рубежом Акулово, Дубровня и прикрывать действия 8–й и 9–й воздушно–десантных бригад на рубеже Бараки, Плотки, Платоиовка, Акулово.

Правее наступала 2–я гвардейская кавалерийская дивизия, которая имела задачу, минуя узлы сопротивления противника, выйти в район Фанерного завода (3 км юго–западнее станции Баскаковка).

1–й отдельный партизанский полк одним батальоном занял подготовленный рубеж для обороны, занимавшийся 9–й и 214–й воздушно–десантными бригадами, прикрывая действия десантников с вяземского направления.

Приказ командующего войсками Западного фронта и приказ командира корпуса о новом наступлении были встречены в частях корпуса с большим воодушевлением.

Наступление началось в ночь на 14 апреля. К исходу 14 апреля части 4–го воздушно–десантного корпуса заняли ряд населенных пунктов.

Овладев Будой, командир 4–го воздушно–десантного корпуса информировал об этом генерала Болдина и просил ускорить продвижение частей 50–й армии. В этот же день части 50–й армии вели упорные бои у населенных пунктов Зайцева Гора, Фомино 2–е. Командующий войсками фронта торопил с наступлением как воздушно–десантные части, так и войска 50–й армии и наметил захватить силами 4–го воздушно–десантного корпуса деревню Аскерово не позднее 19 апреля.

С утра 18 апреля противник после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешел в контратаку в направлении населенного пункта — Буда. Бой длился почти весь день, только к 16 часам ценой больших потерь противнику удалось овладеть Будой.

С целью усиления 4–го воздушно–десантного корпуса в район Бараки, Плотки 19 апреля прибыл 4–й батальон 23–й воздушно-десантной бригады (командир старший лейтенант С. Д. Креута). Батальон в составе 645 человек был десантирован в период с 15 по 18 апреля с аэродрома Внуково на площадку 1 км западнее Свинцово.

Корпус, прикрывшись 214–й воздушно–десантной бригадой с востока на прежнем рубеже и выставив заслон со стороны Малой Мышенки и станции Баскаковка, после перегруппировки и пополнения боеприпасами продолжал наступление на Новое Аскерово, преодолевая труднопроходимые болота. Люди шли по пояс в воде, перетаскивая на себе вооружение и боеприпасы.

В ночь на 21 апреля части корпуса перешли в атаку на Новое Аскерово. Однако Новое Аскерово оказалось сильно укрепленным опорным пунктом, хорошо оборудованным в инженерном отношении и сильно насыщенным огневыми средствами. 8–я воздушно-десантная бригада не смогла сломить сопротивление противника и к 2 часам 21 апреля отошла на южную опушку рощи севернее Новое Аскерово.

Противник продолжал вести сильный артиллерийско–минометный огонь по боевым порядкам корпуса со стороны Милятино, Калугово, станции Баскаковка.

Всю ночь вел тяжелый бой с противником батальон 9–й воздушно–десантной бригады, выделенной для прикрытия фланга и тыла атакующей 8–й воздушно–десантной бригады. Неоднократные попытки противника сбить выставленный заслон успеха не имели, и противник, понеся значительные потери, к утру отошел в исходное положение.

По данным разведки, перед фронтом 1–го гвардейского кавалерийского корпуса на стыке с 4–м воздушно–десантным корпусом и в районах Малой Мышенки, Баскаковки, Буды, Яненки, Бутово действовали части 131–й пехотной дивизии — 557–й и 306–й пехотные полки, части 504–го мотосаперного полка особого назначения и в районе Новое Аскерово, Калугово — 41–й мотополк 19–й танковой дивизии, кроме ранее установленных частей 31–й пехотной дивизии.

Таким образом, части корпуса встретились не только с хорошо подготовленной оборонительной полосой, но и с крупными частями противника — 31, 131–й пехотными и 19–й танковой дивизиями, переброшенными в коридор между войсками 50–й армии и 4–м воздушно–десантным корпусом с целью во что бы то ни стало воспретить соединение их, а также обеспечить за собой свободу движения по Варшавскому шоссе.

В 6 часов 21 апреля части обеих бригад отошли в лес севернее. Новое Аскерово и, заняв круговую оборону, приводили себя в порядок.

В течение ночи на 24 апреля части корпуса три раза атаковали Новое Аскерово, но сильным артиллерийско–минометным и пулеметным огнем со стороны Новое и Старое Аскерово, а также контратаками противника со стороны Старое и Новое Калугово были остановлены и вынуждены отойти в исходное положение и перейти к обороне. Несмотря на то что Новое и Старое Аскерово были всего в 2 км от наступавших войск 50–й армии, это расстояние оказалось непреодолимым.

Командир 4–го воздушно–десантного корпуса просил командующего 50–й армией усилить активность наступающих войск в направлении Новое и Старое Аскерово, а также подавить авиацией и артиллерией огневые средства противника.

2–я гвардейская кавалерийская дивизия, ведя наступление на Фанерный завод южнее Баскаковки, также не имела успеха и оставалась на рубеже, занятом ею к 14 апреля.

Противник в течение дня 24 апреля наступал с направлений Вуды, Старое и Новое Аскерово, Калугово. Наступление поддерживалось танками и сильным артиллерийским огнем. Авиация противника непрерывно бомбила боевые порядки корпуса.

Воздушно–десантные бригады в течение дня 24 апреля приводили себя в порядок после ночного наступления и, имея сильные заслоны на железной дороге севернее Новое Аскерово в сторону станции Баскаковка, Вуда, Калугово, отражали атаки противника.

Осуществить прорыв на этом направлении без артиллерии и танков десантники и конники не смогли. Задачу, которую корпус мог решить имевшимися у него силами и средствами, он выполнил, уничтожив ряд узлов сопротивления противника и подойдя с тыла на 1,5 км к переднему краю его обороны. Фланговые контратаки свежих частей противника со станции Вуда, Старое Аскерово и Калугово хотя и отражались частями корпуса, но наносили десантникам ощутимые потери.

Поэтому части корпуса по приказу командующего войсками Западного фронта прекратили наступление па Новое Аскерово и перешли к обороне. Это было тем более необходимо, что войска 50–й армии, в 2 часа 24 апреля перешедшие в наступление на Милятино с юга, снова успеха не имели и с 26 апреля тоже перешли к обороне.

В эти же дни гитлеровским войскам удалось нанести большие потери 33–й армии, окруженной восточнее Вязьмы. Генерал Казанкин понимал, что в ближайшее время следует ожидать возрастания активности противника, тем более что разведка установила подход новых частей со стороны Юхнова и Вязьмы к району, который удерживали десантники.

Наступившая оттепель, а за ней и половодье ставили части корпуса в трудные условия. Они вынуждены были вести бои, находясь на сравнительно открытой местности перед сильно укрепленными и хорошо оборудованными позициями противника. Весеннее половодье исключало какой бы то ни было подвоз боеприпасов и продовольствия. Базы снабжения корпуса остались далеко позади.

Решением командующего фронтом части корпуса были отведены в прежний район, который они занимали до наступления на Милятино. Противник, установив отход наших частей, выдвинулся вперед за ними в северном направлении, расширив тем самым полосу, отделявшую десантников от войск 50–й армии.

* * *

В первой половине мая 1942 г. в положении частей корпуса ничего не изменилось. Они улучшали свои оборонительные позиции, пополняли запасы боеприпасов и продовольствия, эвакуировали раненых и больных и непрерывно вели разведку противника и диверсионные действия.

С севера и северо–востока, где противник не проявлял особой активности, корпус прикрывал 1–й отдельный партизанский полк, сформированный из нескольких партизанских отрядов. Общий фронт обороны десантников составлял около 35 км.

К этому времени в 4–м воздушно–десантном корпусе было 2,3 тыс. человек, 1,7 тыс. партизан и около 2 тыс. раненых и больных, 7 противотанковых орудий, 37 противотанковых ружей, 34 батальонных миномета.

Наиболее слабым, особенно по вооружению и боевой выучке, был партизанский полк. Поэтому решением командира корпуса он был усилен сводным отрядом, сформированным из личного состава 33–й армии, вышедшего накануне из окружения.

Противник продолжал усиливать свои гарнизоны, охватывающие расположение корпуса, и одновременно сосредоточивал новые части в районах Михали, Вешки, Знаменка, подготавливая наступление против советских войск, действовавших южнее Вязьмы. Он вел интенсивную разведку. 23 мая противник из района Милятино выслал крупную диверсионную группу в составе 300 человек, которой была поставлена задача уничтожить командование и штабы корпуса и бригад.

Группа диверсантов, переодетая в форму советских войск и вооруженная карабинами, автоматами, пулеметами и минометами Советской Армии, пользуясь лесисто–болотистой местностью, прорвалась на участке обороны 9–й воздушно–десантной бригады в районе юго–восточнее Большой Мышенки. Нашими войсками были приняты необходимые меры. В течение 23 и 24 мая ч–астями 8–й и 9–й воздушно–десантных бригад диверсанты были полностью разгромлены.

Захваченные пленные показали, что немецкое командование в ближайшее время намерено проводить операцию под кодовым названием «Ганновер» по ликвидации группировки советских войск в районе Вязьмы. К участию в этой операции привлекаются части двух армейских корпусов общей численностью до семи дивизий и значительное количество танков. Основными направлениями предполагаемого наступления являлись: от Знаменки (с северо–востока), от Милятино (с юга) и от Дорогобужа (с запада). Операцию намечалось провести в течение двух–трех дней. Противник хотел разъединить 1–й гвардейский кавалерийский корпус с 4–м воздушно–десантным корпусом и уничтожить их по частям. Этой операции придавалось большое значение, так как она должна была предшествовать переходу противника к активным действиям против войск Западного фронта.

Поведение противника показывало, что он стремится получить возможно больше данных о десантниках перед переходом в решительное наступление.

С утра 24 мая противник после продолжительной артиллерийской подготовки при поддержке авиации из районов Знаменки, Вешки, Михали и со стороны Милятино перешел в наступление в направлении станции Угра. В атаку против десантников, кавалеристов и партизан перешли части 93, 31 и 152–й пехотных дивизий и до полка конницы при поддержке более 50 танков.

Несмотря на большие потери, в результате упорных боев в течение дня противнику удалось потеснить десантников. Дальнейшее продвижение противника вдоль железной дороги с севера и юга могло привести к полному окружению корпуса в небольшом районе. Поэтому командир корпуса А. Ф. Казанкин с разрешения командующего войсками Западного фронта, оставив небольшие заслоны и группы прикрытия в районе обороны, в ночь на 25 мая начал отводить основные силы на запад, в район, удерживаемый частями генерала Белова, в направлении Селибки, где намечалась переправа через реку Угра.

Ко времени подхода 4–го воздушно–десантного корпуса к реке Угра утром 26 мая противник, охватывая левый фланг партизанского полка и развивая наступление с юга, завершил окружение корпуса. Десантники оказались перед водной преградой без каких‑либо переправочных средств.

Река Угра в это время представляла довольно серьезную преграду: ширина до 120 м, сильное точение и болотистый открытый противоположный берег.

Для поиска места переправы и переправочных средств была организована разведка от 8–й воздушно–десантной бригады. В деревнях Медведки и Сорокино была обнаружена только одна небольшая лодка. К концу дня разведчики в деревне Пищево нашли еще три большие и несколько малых лодок.

В течение 26 мая противник занял почти все населенные пункты по берегу реки на участке Пищево, Селибка, Сорокино. Батальону 8–й воздушно–десантной бригады все же удалось удержать плацдарм на западном берегу восточнее Сорокино у слияния рек Гордота и Угра.

Форсирование началось в ночь на 27 мая и закончилось только к исходу этих суток под непрерывным воздействием авиации противника. Части корпуса после переправы сосредоточились в лесу, южнее реки Гордота и населенных пунктов Селибка и Чащи, которые были захвачены противником.

В 22 часа 27 мая командир корпуса собрал к себе командиров и комиссаров бригад, заслушал их доклады и дал указания о дальнейших действиях.

Командир корпуса решил прорваться из окружения между населенными пунктами Селибка и Чащи, после чего сосредоточиться в лесу (1 км южнее Подлипок), где привести части в порядок. В дальнейшем двигаться по маршруту Подлипки, Фролово, Куракино, Пустошка и соединиться с частями 1–го гвардейского кавалерийского корпуса. Прорыв было решено начать в 0 часов 30 минут 28 мая. Части корпуса внезапной атакой прорвали фронт окружения и к рассвету сосредоточились в указанном районе.

214–й воздушно–десантной бригаде, которая прикрывала выход главных сил корпуса, удалось прорваться только в ночь на 29 мая у деревни Фурсово и присоединиться к корпусу.

Противник, считая, что основные силы корпуса все еще находятся па плацдарме, в 6 часов 28 мая открыл массированный артиллерийско–минометный огонь из деревень Чащи и Селибка по плацдарму, а затем и по лесу. Удар пришелся по пустому месту.

С наступлением темного времени корпус с мерами охранения и разведки продолжал с боем продвигаться на запад и к 4 часам 30 мая вышел в район Пустошки, в расположение частей генерала Белова.

Части 4–го воздушно–десантного и 1–го гвардейского кавалерийского корпусов и действующие с ними другие части продолжали вести бои в тылу юхновской группировки противника.

Войска Калининского и Западного фронтов, наступающие в направлении Вязьмы и Юхнова, в марте и апреле стремились сломить сопротивление противника, несколько раз атаковали его позиции, но успеха не добились. В связи с ослаблением наступательных возможностей войск западного направления и начавшейся весенней распутицей Ставка 20 апреля приняла решение о переходе этих фронтов к обороне на занимаемых рубежах,

* * *

После выхода частей 4–го воздушно–десантного корпуса в район, удерживаемый войсками 1–го гвардейского кавалерийского корпуса, гитлеровское командование продолжало стягивать все больше и больше своих сил и стремилось во что бы то ни стало полностью очистить свои тылы от советских войск и партизан.

Непрерывные вражеские атаки изматывали наши части. Несли большие потери обе стороны, но противник имел возможность их быстро восполнять, в то время как наши войска были в этом ограничены. Правда, на усиление 1–го гвардейского кавалерийского корпуса распоряжением командующего войсками Западного фронта в период с 29 мая по 3 июня 1942 г. было десантировано из состава 23–й и 211–й воздушно–десантных бригад более 4 тыс. человек, 131 противотанковое ружье, 48 батальонных минометов и 184 ручных пулемета. Однако с каждым днем, с каждым боем численность личного состава частей, действовавших в тылу противника, сокращалась, в то время как у противника появлялись все новые и новые части.

В начале июня стало ясно, что малочисленным частям 4–го воздушно–десантного и 1–го гвардейского кавалерийского корпусов удерживать занимаемые в тылу противника районы становится трудно. Кроме того, обстановка на фронте резко изменилась.

4 июня командование 1–го гвардейского кавалерийского корпуса и 4–го воздушно–десантного корпуса доложило штабу фронта обстановку, план вывода войск из окружения и просило его утвердить. План предусматривал организацию прорыва из окружения восточнее Ельни, затем выход в леса северо–западнее Кирова и прорыв через оборону противника ударом с тыла в целях соединения с войсками фронта.

Командующим войсками Западного фронта было принято решение выводить все действующие в тылу противника части на соединение с войсками фронта на участке обороны 10–й армии в направлении Кирова. Рекомендовалось использовать при выходе партизан и их базы, так как к этому времени очень остро стоял вопрос с питанием и с эвакуацией раненых. В целях объединения усилий и организации централизованного управления выходом все части, действующие в тылу, были сведены в группу, командование которой было возложено на командира 1–го гвардейского кавалерийского корпуса.

По сведениям, которыми располагал командир группы, в лесах южнее Ельни действовал партизанский отряд имени Лазо, а в лесах западнее Кирова — партизанский отряд под командованием капитана Галюги.

4–й воздушно–десантный корпус должен был прорываться западнее Ельни в направлении Хлысты, Глинка, Филимоны. Левее его прорывались части 2–й гвардейской кавалерийской дивизии и 329–й стрелковой дивизии.

Общая длина намеченного рейда равнялась 160–200 км. Он пролегал по территории, занятой противником. Сосредоточившись в лесу, западнее Белый Холм, части корпуса в середине дня 6 июня начали выход из тыла противника и в ночь на 7 июня вышли в район Филимоны, где почти в течение суток вынуждены были отражать атаки пехоты и танков противника и удары его авиации.

Враг неотступно следил за движением корпуса с воздуха, поэтому все передвижения можно было осуществлять только ночью. В ночь на 11 июня части корпуса втянулись в большие лесные массивы, занятые партизанским отрядом имени Лазо. После длительных ночных переходов по труднопроходимой местности личный состав нуждался в отдыхе, необходимо было пополниться боеприпасами и продовольствием.

С наступлением темноты 14 июня 4–й воздушно–десантный корпус двинулся дальше на юг, к Варшавскому шоссе, чтобы прорвать оборону противника на участке Денисовка, Покровское, а затем сосредоточиться в районе леса восточнее 1–го Буйково.

Разведкой было установлено, что на участке прорыва корпуса обороняется до полка пехоты противника с танками, которые непрерывно патрулируют по шоссе. Рассчитывать на внезапность не приходилось. Следовательно, необходимо было или наносить сильный удар на узком участке, или же искать слабые места в обороне противника, которая проходила на местности, господствующей над исходным районом для наступления, занятым десантниками.

Совершать обходные движения было трудно и вряд ли целесообразно в этих условиях, так как личный состав был измотан, а главное, трудно было оторваться от разведки противника. В таких невыгодных условиях десантников могла выручить только ночь.

Прорыв 4–го воздушно–десантного корпуса начался неодновременно, так как отдельные части были обнаружены преждевременно при выходе в исходное положение для атаки и противник сразу же открыл по ним огонь. Несмотря на это, к полудню 14 июня главные силы корпуса прорвали оборону противника но шоссе и, преодолевая его упорное сопротивление в опорных пунктах Амшарово и Четкое, сосредоточились в лесу восточное 1–е Буйково.

В бою за Варшавское шоссе противнику были нанесены значительные потери: был разгромлен 398–й пехотный полк и несколько гарнизонов противника, захвачено знамя вражеского полка. Не удалось в этот день прорвать оборону 8–й воздушно–десантной бригаде и некоторым частям 1–го гвардейского кавалерийского корпуса, которые вынуждены были отойти в исходное положение.

С утра 16 июня противник к участку прорыва 4–го воздушно-десантного корпуса стал спешно перебрасывать мотопехоту и танки. Его авиация почти непрерывно наносила удары по нашим войскам. К 16 июня в частях корпуса накопилось много раненых, что крайне ограничивало их подвижность и не позволяло вести решительные наступательные действия. Кроме того, десантники почти не имели боеприпасов и продовольствия и нуждались хотя бы в небольшом отдыхе.

В связи с тем что прорваться всей группе не удалось, было принято решение: командиру 4–го воздушно–десантного корпуса объединить под своим командованием все прорвавшиеся через Варшавское шоссе части и выходить на соединение с войсками фронта.

Получив разрешение па самостоятельные действия и уточнив положение партизанского отряда Галюги, который находился в лесах южнее станции Бетлица, командир 4–го воздушно–десантного корпуса решил выходить в этот район в ночь на 18 июня. В последующем оп предполагал, используя лесной массив в районе западнее Кирова, прорвать оборону противника в районе Жилино.

В ночь на 18 июня под проливным дождем корпус совершил 30–километровый переход и сосредоточился в лесу восточнее Подгерб, где можно было дать отдых людям, пополнить боеприпасы и продовольствие, а затем совершить последний бросок к линии фронта.

Командир корпуса просил командующего 10–й армией в ночь на 22 июня огнем артиллерии и действиями войск фронта содействовать удару с тыла. Для оказания помощи в прорыве обороны по Варшавскому шоссе 1–му гвардейскому кавалерийскому корпусу и 8–й воздушно–десантной бригаде было направлено два партизанских батальона в район населенного пункта Крутой Холм.

В период с 18 по 21 июня 4–й воздушно–десантный корпус находился в расположении партизанского отряда. Во фронтовые госпитали удалось эвакуировать по воздуху большую часть раненых и больных. В то же время велась тщательная подготовка к последней решающей атаке.

Десантникам предстояло преодолеть тактическую оборону противника, хорошо оборудованную в инженерном отношении. Кроме того, выдвижение в исходное положение для прорыва проходило во многих местах по открытой местности.

Когда в партизанском отряде стало известно о том, что десантники будут пробиваться на соединение со своими войсками, многие старики и женщины с детьми, которые скрывались от гитлеровских захватчиков в партизанском отряде, стали просить командира корпуса взять их с собой. Пришлось позаботиться о сохранении жизни советских людей. Их разместили в центре боевого порядка частей корпуса.

В районе города Киров противник на протяжении всей зимы и весны 1942 г. проводил большие оборонительные работы. Дзоты располагались в таком порядке, что обеспечивали взаимную огневую поддержку. На просеках и тропинках в лесу были устроены завалы, опушки леса оплетены проволокой. Кроме того, все дороги, тропинки и просеки противник приспособил для движения танков и бронетранспортеров. На высоких деревьях были оборудованы площадки для наблюдателей и пулеметов с круговым обстрелом.

Командир корпуса провел тщательную разведку в направлении населенного пункта Жилино, захват которого решал успех наступающих войск, и тщательно увязал по радио свои действия и действия артиллерии, авиации и наступающих войск с фронта.

Для того чтобы отвлечь внимание противника от основного направления прорыва, на фланги полосы наступления корпуса были высланы группы автоматчиков, которые имели задачу завязать бой и привлечь к себе внимание противника, а затем, используя темноту, оторваться от него и занять свое место в тылу прорывающихся частей.

Действующий впереди усиленный отряд на исходе 23 июня первым завязал бой, а через короткое время вслед за ним начали атаку и главные силы корпуса.

Передовые части, ворвавшись в траншеи и опорные пункты, уничтожали гитлеровцев гранатами и огнем автоматов, и, несмотря на их сильное сопротивление, через четыре часа после начала прорыва 4–й воздушно–десантный корпус вышел в район Жилино, где проходил фронт обороны 10–й армии, и соединился с нашими войсками.

В этом бою корпус потерял около 120 человек убитыми и ранеными. Все тяжелораненые были вынесены из тыла противника, а легкораненые до конца боя не покидали боевых порядков.

С выходом главных сил 4–го воздушно–десантного корпуса и с ними некоторых частей 1–го гвардейского кавалерийского корпуса в район Жилино закончились пятимесячные боевые действия десантников в тылу врага.

«Какой радостной была встреча для тех, кто вырвался из тыла врага, и тех, кто с фронта обеспечивал их выход! Бойцы и командиры не стыдились своих слез: это были слезы радости и самой крепкой в жизни солдатской дружбы».

Через несколько дней из окружения вышли 8–я воздушно–десантная бригада и остальные части 1–го гвардейского кавалерийского корпуса.

Важную роль в достижении целей воздушно–десантной операции сыграла целеустремленная, действенная партийно–политическая работа в частях, подразделениях и десанте в целом. На протяжении всей операции моральный дух воинов–десантников был очень высок. Его поддерживали и укрепляли командиры, коммунисты и комсомольцы, которые всегда шли впереди, вели за собой бойцов.

Основной общей задачей партийно–политической работы в период, непосредственно предшествовавший началу подготовки частей 4–го воздушно–десантного корпуса к десантированию и боевым действиям, было разъяснение сложившейся обстановки на советско–германском фронте, значимости разгрома фашистских войск на подступах к Москве и развернувшегося общего наступления Красной Армии в январе 1941 г.

Главное внимание командиров, штабов, партийно–политического аппарата, партийных и комсомольских организаций частей и подразделений 4–го воздушно–десантного корпуса в решении этой задачи было направлено на воспитание у воинов–десантников высокой идейной убежденности, беспредельной преданности Коммунистической партии и Советской Родине. В этих целях усилия направлялись на то, чтобы каждый день боевой учебы, вся жизнь воинов–десантников формировали у них высокие морально-политические качества, воспитывали их в духе советского патриотизма и ненависти к немецко–фашистским оккупантам.

Партийно–политическая работа в этом направлении в частях и подразделениях корпуса строилась с учетом того, что высокая идейная убежденность, преданность коммунистическим принципам, советский патриотизм, присутствие высокого морального духа в критических ситуациях для десантников имеют особое значение. Они готовились вести бой в тылу коварного, беспощадного врага, в постоянном окружении, при неизбежных перебоях в снабжении подразделений боеприпасами, продуктами и другими материальными средствами.

Успешному решению этой задачи способствовала высокая партийная и комсомольская прослойка во всех частях корпуса.

Так, в 8–й воздушно–десантной бригаде было 159 членов ВКП(б) и 130 кандидатов, объединенных в 10 первичных и 20 низовых партийных организаций; в 9–й бригаде — 183 члена ВКП(б) и 153 кандидата, 11 первичных и 12 низовых партийных организаций, а в 214–й—124 члена ВКГЦб) и 53 кандидата, 10 первичных и 17 низовых партийных организаций. Кроме того, было создано 16 первичных и 60 низовых комсомольских организаций, насчитывавших 5517 членов ВЛКСМ.

В отдельных подразделениях партийно–комсомольская прослойка достигала почти 100 процентов. Так, например, в 3–м батальоне 8–й воздушно–десантной бригады членов, кандидатов в члены ВКП(б) и комсомольцев было 97 процентов.

На пополнение частей корпуса после вывода их из боя осенью 1941 г. пришла лучшая часть молодежи, главным образом 1922 и 1923 гг. рождения. Центральный Комитет ВЛКСМ провел несколько мобилизаций комсомольцев и несоюзной молодежи, а также направил для службы в воздушно–десантные войска большую группу ответственных комсомольских работников, среди которых был секретарь ЦК ВЛКСМ бригадный комиссар Г. П. Громов.

Части корпуса пополнились рабочими московских заводов: автомобильного имени Сталина, «Шарикоподшипника», «Динамо», «Калибра», Горьковского автомобильного завода, текстильщиками из Иваново, куйбышевскими и саратовскими водниками, магнитогорскими металлургами и студентами из различных городов страны. На должности командиров и политработников подразделений, частей и соединений назначались только коммунисты и комсомольцы, как правило имевшие боевой опыт.

Командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации поддерживали постоянную тесную связь с предприятиями, направившими в ряды воздушно–десантных войск своих воспитанников.

10 декабря 1941 г. комсомольцы сборочного цеха Горьковского автозавода прислали письмо комсомольцам–парашютистам:

«Дорогие друзья десантники!

Мы живем одной мыслью, как быстрее уничтожить фашистскую армию, как очистить нашу страну от фашистской нечисти. Мы день и ночь работаем в цехах, даем продукцию фронту. Мы и впредь будем давать армии все необходимое в достаточном количестве, а вы бейте проклятого врага, как его бьют гвардейцы Белова, Панфилова, Катукова. Будьте достойными сынами великого советского народа!»

Письмо было прочитано во всех подразделениях. Оно произвело огромное впечатление на весь личный состав и вызвало новый подъем боевой и политической подготовки.

Наличие в частях и подразделениях большого количества молодого пополнения остро поставило вопрос о парашютной подготовке. Надо было в короткие сроки не только обучить каждого воина укладке парашюта и совершению прыжка, но и выработать у него бесстрашие при выбрасывании ночью в тыл противника.

При этом задача состояла в том, чтобы избежать во время прыжков происшествий и травм.

В числе первых прыгавших с парашютом, как правило, были коммунисты и комсомольцы.

Политработники, партийные и комсомольские организации всю свою работу строили с целью оказания помощи командирам и лучшем усвоении задач боевой подготовки, обращали внимание на тщательную отработку всех элементов наземной подготовки парашютистов, на строгое соблюдение правил укладки парашютов и совершения прыжка в составе самолетной группы в ночных условиях.

С солдатами и сержантами проводились беседы о необходимости точного соблюдения правил отделения парашютиста от самолета, правил поведения в воздухе и приземления ночью. Коммунисты и комсомольцы показывали, как надо практически выполнять упражнения наземной подготовки. Их личный пример имел большое значение.

Большая работа велась в подразделениях и частях по привитию солдатам и сержантам уверенности в безотказности парашютно–десантной техники. С этой целью проводились беседы на темы: «Правильно уложенный парашют безотказен», «Успех парашютного прыжка зависит от правильности его выполнения» и другие. Беседы проводились начальниками и инструкторами парашютно–десантной службы, а также опытными парашютистами.

Формы партийно–политической работы в этот период применялись самые различные. Наиболее широко практиковались партийные собрания, чтение лекций и докладов, совещания секретарей партийных и комсомольских организаций, митинги, беседы, встречи.

Особенно полезными являлись беседы с офицерами и солдатами–десантниками, имевшими опыт боевых действий. При этом главное внимание уделялось анализу действий противника ночью, так как для десантников ночные действия являлись наиболее характерными.

Такие мероприятия имели исключительно большое воспитательное значение. После одной из таких бесед комсомолец Петренко, уроженец города Полтавы, попросил у командира корпуса слова и сказал: «В 1918 году мой отец защищал молодую Советскую республику в составе Богунского полка и первым подписал присягу, которую написал для своего полка легендарный герой гражданской войны товарищ Щорс. Принимая присягу на верность Родине и готовя себя к будущим боям с фашистами, я клянусь выполнять ее так, как выполнял ее товарищ Щорс и как выполнял ее мой отец».

При выходе в исходный район для десантирования командиры и политработники вели всестороннюю подготовку и мобилизацию каждого бойца на отличное выполнение поставленных задач. При этом имелось в виду подготовить каждого десантника не только как отличного воина, но и как пропагандиста и агитатора, представителя Большой земли для работы среди населения временно оккупированных врагом районов и среди партизан. С этой целью они проводили беседы, разрабатывали памятки на различные темы, например: «Памятка солдату в наступательном бою и в обороне», «Как пользоваться противотанковой гранатой», «Как обезвреживать противотанковые и противопехотные мины противника», «Как применять бутылки КС против танков противника». В эшелонах проводились беседы на темы: «Действуй решительно в тылу врага», «Слава тому, кто первым убьет фашиста», «Каждая пуля — в сердце врага» и другие. В этот период основной формой партийно–политической работы являлись беседы с небольшими группами или мелкими подразделениями.

До погрузки в эшелоны для переброски в исходный район в бригадах были проведены семинары агитаторов о задачах в пути следования, в ходе десантирования и при ведении боевых действий в тылу противника. На партийных собраниях был обсужден вопрос о роли и задачах коммунистов в выполнении боевой задачи.

С получением боевой задачи была проведена большая работа по расстановке политработников, коммунистов и комсомольцев по самолетам с учетом их последующих действий на земле после выброски. Секретари ротных партийных и комсомольских организаций подбирали парторгов, комсоргов и агитаторов на каждую самолетную группу, которые затем утверждались комиссарами батальонов. С парторгами, комсоргами и агитаторами самолетных групп проводился инструктаж с разъяснением их задач при посадке в самолеты, в ходе полета на десантирование, во время сбора после приземления. При этом учитывалось, что после десантирования группы могут оказаться в отрыве от своего подразделения. Поэтому парторги и комсорги самолетных групп подбирали себе помощников из числа наиболее подготовленных членов партии и комсомольцев и готовили их на случай приземления группы на большой площади.

Партийно–политические работники, секретари партийных и комсомольских организаций помогали командирам рот и старшим самолетных групп разместить людей в самолете так, чтобы рядом с парторгом, комсоргом и агитатором самолетной группы находились молодые бойцы, еще не прыгавшие с парашютом, с тем чтобы в полете можно было влиять на них личным примером.

Вблизи аэродромов за несколько часов до вылета в тыл противника были проведены митинги личного состава. На одном из митингов выступил командир 2–го батальона 8–й воздушно–десантной бригады капитан М. Я. Карнаухов, рассказавший о задачах коммунистов, комсомольцев и всего личного состава в предстоящей операции. «Вы видели в пути следования множество уничтоженных фашистами наших сел, — сказал он. — Вы видели виселицы, трупы замученных детей, женщин и стариков. А спрашивается, за что они замучены? Только за то, что они русские, за то, что они настоящие советские люди, любившие свою Родину и ненавидевшие врагов. Советских людей угрозой, грабежом, казнью не испугаешь! Чем труднее складывается военная обстановка, тем ярче проявляется непреклонная воля народа к победе.

Ценой любых усилий, а может быть, и ценой собственной жизни мы должны выполнить приказ Родины — уничтожить врага. Мы не опозорим свое Боевое Знамя, потому что мы — верные сыны нашей Родины! Настало суровое время, когда решается судьба всего, что нами завоевано на баррикадах Октября и на полях сражений гражданской войны, что добыто героическим трудом нашего народа».

В принятом на митинге письме Центральному Комитету Коммунистической партии весь личный состав батальона заверял его, что десантники не опозорят славу советского оружия и боевыми делами завоюют право называться гвардейцами.

С перебазированием частей 4–го воздушно–десантного корпуса в район Люберцы, Внуково перед партийными, комсомольскими организациями и политорганами встала задача разъяснить всему личному составу сложившуюся обстановку и мобилизовать его на еще более упорную подготовку к предстоящим боям, опираясь на опыт десантирования частей 8–й воздушно–десантной бригады и их первый боевой опыт действий в тылу противника.

В беседах с солдатами офицеры и политработники приводили примеры из боевой практики подразделений 8–й воздушно–десантной бригады, как положительные, так и отрицательные, которые следовало учесть теперь же, при обучении, чтобы не повторять сделанных ошибок, находясь в тылу противника.

Накануне получения новой задачи командование воздушно-десантных войск провело специальное совещание руководящего состава корпуса, на котором были подведены итоги десантирования 8–й воздушно–десантной бригады и партийно–политической работы. На этом совещании командирам и комиссарам частей и подразделений корпуса были даны подробные указания по организации партийно–политической работы на период подготовки к десантированию, по доведению боевой задачи до личного состава на период организации сбора десанта и развертывания боевых действий в тылу противника. Было указано, что строить политическую работу нужно исходя из реальной обстановки. Необходимо учитывать ограниченное количество самолетов, выделенное для десантирования частей корпуса, трудности десантирования и сбора людей после выброски в ночных условиях.

Эти указания и явились исходным пунктом для организации партийно–политической работы как в период подготовки, так и в ходе боевых действий корпуса в тылу противника.

С получением 16 февраля 1942 г. новой боевой задачи во всех партийных и комсомольских организациях были проведены со брания, на которых стоял вопрос «О задачах коммунистов в вы полпенни боевого приказа». На этих собраниях было зачитано письмо личного состава 8–й воздушно–десантной бригады, дей ствовавшей в тылу фашистских войск, в котором говорилось:

«Фашистские разбойники, потеряв человеческий облик, пали до уровня диких зверей. Они творят неслыханные зверства на нашей земле. Как тяжело смотреть па разрушенную и ограбленную нашу Смоленщину! Везде видны пожарища, виселицы и опустошения. Десятки тысяч наших людей остались без крова, ютятся в подвалах, лесах, голодают и умирают.

Нет слов, чтобы выразить всю ненависть к озверелому врагу. Тысячи фашистов нашли себе могилу от наших метких выстрелов. Заверяем вас в том, что, пока бьется наше сердце, мы, как верные солдаты Страны Советов, как сыны великой партии коммунистов, будем истреблять фашистскую нечисть и приближать час нашей победы над врагом. Призываем вас еще настойчивее готовить себя к упорным боям за нашу Советскую Родину».

Личный состав 9–й и 214–й воздушно–десантных бригад в принятом ответном письме заверил воинов 8–й воздушно–десантной бригады, что он готов с честью выполнить любой приказ партий и правительства. Неоспоримым доказательством безграничной преданности Коммунистической партии служит тот факт, что за пять дней до вылета во вражеский тыл 243 десантника подали заявления с просьбой о приеме их в партию и 176 человек — о приеме в члены ВЛКСМ.

Согласно решению командира корпуса в бригадах подготавливались для диверсионных действий отдельные группы. Когда солдаты узнали об этом, они стали просить командиров и политработников о включении их в эти группы. В одной из диверсионных групп перед самым вылетом весь состав группы подал заявления о приеме в Коммунистическую партию. При получении боевой задачи командир диверсионной группы 9–й воздушно–десантной бригады комсомолец сержант Сыпняков заявил: «Самая высокая честь для воина — это идти в бой коммунистом! Прошу принять меня кандидатом в члены партии. С честью выполню возложенные на меня обязанности коммуниста, не дрогнет мое сердце перед врагом».

В районах ожидания партийно–политическая работа была направлена на разъяснение десантникам боевой задачи, необходимости тщательной подгонки парашютов и приведения в боевую готовность оружия, обеспечение выдачи личному составу на руки установленных норм боеприпасов, продовольствия и правильной их упаковки.

Перед выходом к аэродромам командиры и комиссары батальонов и специальных подразделений по указанию комиссара бригады провели короткие совещания парторгов, комсоргов и агитаторов самолетных групп и подразделений. Им разъяснили, какую работу надо провести перед посадкой в самолеты, в полете и после приземления в тылу врага.

С выходом на аэродромы и объявлением боевого приказа партийный и комсомольский актив еще раз напоминал о правилах поведения десантников в самолете и сигналах выброски, об обращении с оружием во время прыжка с парашютом, о сигналах сбора и ориентирах на местности в районе выброски.

В полете к району выброски старшие самолетных групп, парторги, комсорги и агитаторы продолжали оказывать влияние на людей, поддерживая и укрепляя моральный дух солдат. В самолете гул моторов мешает проведению бесед. Поэтому командиры, политработники, парторги и комсорги беседовали только со своими соседями и с теми из десантников, которые совершали свой первый прыжок с парашютом или проявляли неуверенность. Распространялись также заранее разработанные призывы, напоминавшие об обязанностях бойцов после отделения от самолета и при приземлении, а также о сигналах сбора, например: «Товарищи! Сигнал сбора нашей роты — красная ракета»; «Передпрыжком не забудь проверить положение оружия»; «Десантник! Будь готов к открытию огня еще в воздухе. Приземлившись, следи за сигналами».

Самолеты первого рейса взлетали в дневное время, и десантники внимательно, по совету своих командиров и старших самолетных групп, всматривались в проходившую внизу местность, где ясно были видны следы недавних боев. Изуродованные танки, автомашины, орудия, снег, смешанный с землей, огромные воронки от разрывов авиационных бомб нашей авиации и снарядов артиллерии свидетельствовали о силе удара наступающих войск Советской Армии и неизбежном разгроме гитлеровских захватчиков. Это была поучительная и наглядная иллюстрация, дополнявшая партийно–политическую работу, которая была проведена до вылета в тыл врага.

Основная задача партийно–политической работы сразу же после призомлепия заключалась в обеспечении быстрого сбора. Политработники, установив связь с местным населением, просили оказать десантникам помощь в сборе людей и розыске сброшенной на грузовых парашютах материальной части и боеприпасов. Жители, стараясь помочь воинам, не только оказывали помощь в розыске людей и грузов, но и сами включались в борьбу с оккупантами, действуя в качестве разведчиков, проводников, санитаров.

С появлением в тылу противника воздушного десанта заметно активизировалось партизанское движение, создавались новые партизанские отряды, укреплялись и вооружались старые партизанские группы и отряды; там, где проходили десантники, восстанавливались органы Советской власти, партийные и комсомольские организации.

Партийно–политическая работа, проведенная с личным составом в исходном районе для десантирования, обеспечила успешные действия отдельных небольших групп и отрядов десантников, которые приземлялись на значительном удалении от главных сил воздушного десанта.

После приземления и в ходе боя перед партийными организациями стояла задача не только обеспечить успешные боевые действия, но и повысить бдительность, сохранить железную дисциплину и организованно приступить к работе среди местного населения. Планы партийно–политической работы уточнялись в соответствии со сложившейся обстановкой.

Первые дни боя потребовали значительно расширить партийно–политическую работу среди местного населения. Так, по первоначальному плану партийно–политической работы предусматривалось только установить связь с местным населением и организовать взаимодействие с партизанскими отрядами. Обстановка же потребовала подчинить боевую деятельность этих отрядов общей задаче, развернуть работу по формированию новых партизанских отрядов, обеспечить их оружием и боеприпасами.

В связи с тем что боевые действия десанта принимали затяжной характер, возникли новые вопросы, связанные с необходимостью развертывания госпиталей, баз снабжения, проведения заготовок продовольствия из местных средств, и ряд других, по которым до вылета имелись только ориентировочные наметки.

В результате большой разбросанности личного состава при десантировании было нарушено организационное построение партийных и комсомольских организаций. Их пришлось, по существу, создавать заново и заново расставлять политработников, коммунистов и комсомольцев с учетом результатов сбора после приземления.

Вместе с созданием партийных и комсомольских организаций стала быстро оживать партийная и комсомольская работа, а вновь назначенные секретари вскоре освоились с работой и обстановкой и организовали вокруг себя актив, стали вожаками всего личного состава.

Во всех подразделениях проводились партийные и комсомольские собрания, на которых коммунисты и комсомольцы обменивались опытом боев, знакомились с общей обстановкой в тылу врага и в стране.

После партийных и комсомольских собраний коммунисты шли в свои подразделения и разъясняли личному составу обстановку, сложившуюся в районе боевых действий, добивались, чтобы каждый десантник понимал, что в тылу противника исключительное значение имеют инициативные и смелые действия каждого воина.

Ежедневно по радио принимались сводки Совинформбюро, систематически выпускались боевые листки и листовки, агитаторы рассказывали о тех, кто был героем дня, конкретного боя.

Большое место занимала индивидуальная работа с людьми. Постоянное общение с личным составом, поддержание высокого морального духа способствовали укреплению боевых качеств офицеров, сержантов и рядовых, а это, в свою очередь, укрепляло боеспособность подразделения и части в целом.

Командиры и политработники проявляли заботу о раненых и погибших. Были приняты меры, чтобы ни один раненый или убитый не оставался на поле боя на поругание врагу и при любой обстановке доставлялся в госпиталь или в расположение части.

Появление десантников в глубоком тылу противника в обширном районе, освобождение большого количества населенных пунктов вызвали патриотический подъем среди местного населения.

В течение первых дней после выброски десантники распространили среди местных жителей тысячи листовок, газеты со сводками Совинформбюро, докладом о 24–й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции и речью И. В. Сталина на Красной площади 7 ноября 1941 г. Командиры и политработники, коммунисты и комсомольцы в промежутках между боями рассказывали местному населению правду о положении на фронтах Великой Отечественной войны, о разгроме врага под Москвой, о героическом труде советских людей.

В ходе сбора и во время последующих боевых действий групп, отрядов, подразделений и частей воздушного десанта, приземлившихся вне района десантирования, политработники устанавливали связь с подпольными парторганизациями, с партийным и комсомольским активом, советскими работниками. Они обеспечивали их политической литературой, листовками, давали практические советы, ставили перед ними задачу активизации работы и установления связи с партизанскими отрядами и группами.

Широкая агитационная работа сочеталась с формированием партизанских отрядов и развертыванием боевых действий в соответствии с планами командования советских войск, действовавших в то время в районе Вязьмы.

Командование и политотделы корпуса и его бригад сочли целесообразным создать специальный штаб по формированию партизанских отрядов. К этой работе были привлечены лучшие политработники и офицеры штаба.

Уже 3 февраля мужчины и женщины, юноши и девушки из числа местных жителей группами и в одиночку шли в штаб по формированию партизанских отрядов. Некоторые из них несли оружие и боеприпасы, подобранные в районе боев, происходивших осенью 1941 г. Среди прибывших были не только местные жители, но и большая группа офицеров и солдат Красной Армии, попавших в окружение или бежавших из фашистского плена.

* * *

Подводя итоги воздушно–десантной операции, следует сказать, что действия 4–го воздушно–десантного корпуса в тылу противника сыграли положительную роль в период разгрома немецко–фашистских войск под Москвой. Почти за шесть месяцев напряженных боев во вражеском тылу воины–десантники освободили около 200 населенных пунктов, прошли по тылам немецко-фашистских войск свыше 600 км, уничтожили до 15 тыс. солдат и офицеров противника и много военной техники.

Кроме того, десантники, конники и партизаны, действовавшие в районе Вязьмы и Юхнова, сковали значительную часть сил 13, 43, 49 и 53–го армейских корпусов группы армий «Центр» и тем самым ограничили ее возможности по нанесению контрударов по нашим наступающим войскам.

Отличительными чертами боевых действий личного состава 4–го воздушно–десантного корпуса были исключительная настойчивость и упорство в достижении поставленных целей, дерзость, смелость и военная хитрость. В ходе боев, носивших ожесточенный характер, десантники показали высокое боевое мастерство, проявив беззаветную преданность Коммунистической партии и социалистической Родине. В тяжелейших условиях они показали себя мужественными и храбрыми воинами. В беспрерывных боях, без артиллерии, с ограниченным количеством противотанковых средств и боеприпасов воздушно–десантные части и подразделения не только упорно оборонялись, но и успешно громили превосходящего по численности и оружию противника в наступлении.

Родина высоко оценила подвиги личного состава воздушного десанта. Тысячи воинов–десантников были награждены орденами и медалями СССР. Среди награжденных были офицеры, сержанты и рядовые, командиры и политработники, пехотинцы и артиллеристы, бронебойщики и саперы, разведчики и связисты, работники воздушно–десантной и тыловой служб. Высших наград были удостоены и медики–женщины.

Вяземская воздушно–десантная операция была первой в истории советского военного искусства, в которой подготовка и высадка такого крупного десанта производились в крайне короткие сроки, в весьма сложной для наступающих войск фронтов оперативной обстановке, зимой, ночью, в сложных метеорологических условиях, крайне ограниченным количеством военнотранспортной авиации.

Пожалуй, именно этим можно объяснить недостатки, допущенные при организации и подготовке воздушно–десантной операции, вызвавшие ряд дополнительных трудностей при ее проведении.

Для переброски частой 4–го воздушно–десантного корпуса было выделено явно недостаточное количество военно–транспортной авиации. В результате десантирование войск было растянуто по времени, что позволило противнику выдвигать к районам приземления свои силы и средства и атаковать десантников еще в ходе их сбора, то есть в момент, когда десант является наиболее уязвимым.

По этой же причине некоторые виды оружия, и прежде всего артиллерия и минометы, частей и подразделений десанта не были десантированы в тыл противника, хотя планом операции их выброска предусматривалась.

Не было должным образом организовано взаимодействие воздушного десанта с наступающими с фронта войсками. Даже в тех случаях, когда расстояние между десантом, атакующим с тыла, и наступающими войсками было незначительным, десантники, как правило, не поддерживались огнем артиллерии с фронта.

Слабо была организована поддержка десанта фронтовой авиацией. Недостаточно конкретно планировалось снабжение десанта всеми видами довольствия в ходе боевых действий.

* * *

В ходе контрнаступления Красной Армии на западном направлении зимой 1942 г. советское командование кроме Вяземской воздушно–десантной операции применило воздушные десанты и в ряде других операций. Эти десанты, обычно небольшого состава, высаживались для воспрещения планомерного отхода противника на новые оборонительные рубежи, уничтожения тыловых объектов, нарушения вражеских коммуникаций, захвата аэродромов и решения других задач.

В январе 1942 г. для оказания помощи 43–й армии в скорейшем продвижении в направлении Юхнова было принято решение высадить парашютно–посадочный десант. Парашютную группу этого десанта составлял батальон майора И. Г. Старчака. Его задача заключалась в том, чтобы захватить аэродром Большое Фатьяново и обеспечить в последующем высадку на него посадочной части десанта — 250–го воздушно–десантного полка майора II. Л. Солдатова, специально сформированного и подготовленного для действий в тылу вражеских войск.

В боевой практике воздушный десант смешанного состава — парашютно–посадочный — применялся впервые. Поэтому его подготовке уделялось особое внимание.

Было решено парашютную часть десанта выбросить ночью. Главные силы начать десантировать после получения доклада о готовности аэродрома к приему посадочной группы.

Был подробно разработан план захвата аэродрома. В батальоне создавались группы захвата и обеспечения и стартовая команда, часть сил назначалась в резерв.

Наиболее сильной являлась группа захвата во главе с опытным десантником капитаном А. П. Кабалевским. Ее задача заключалась в том, чтобы быстро захватить летное поле и принять самолет со стартовой командой. Поэтому выброску группы предусматривалось произвести вблизи или непосредственно на аэродром.

Группу обеспечения намечалось выбросить в 2–3 км от аэродрома, чтобы занять удобные для обороны рубежи и воспрепятствовать возможному подходу противника к аэродрому.

Резерв в составе взвода вместе с командиром батальона выбрасывался непосредственно на аэродром и действовал, сообразуясь с обстановкой.

Стартовая команда вместе с радиостанцией и приводными средствами десантировалась посадочным способом через 30 минут после выброски парашютного десанта, вслед за группой захвата. Для обозначения посадочной площадки было подготовлено стартовое имущество и отработана система обозначения ночного старта. В состав стартовой команды были включены также саперы–подрывники для разведки летного поля и устранения заграждений на нем.

Сразу же после приземления парашютной части десанта высылались разведывательные группы и дозоры на разные направления на расстояние до 5–10 км от аэродрома.

Парашютная группа десанта (батальон майора Старчака), как и предусматривалось планом, десантировалась в ночь на 4 января.

Сразу же после приземления батальон атаковал аэродром.

Противник оказал упорное сопротивление. Бой за аэродром принял затяжной характер. И когда в 3 часа 4 января над аэродромом появились самолеты со стартовой командой, то принять их не представлялось возможным; сопротивление противника еще не было полностью подавлено, а летное поле аэродрома требовало расчистки от снега.

Только вечером 4 января батальон захватил аэродром и обширный прилегающий к нему район местности, включающий населенные пункты Большое и Малое Фатьяново и Щукино.

5 января на бреющем полете над аэродромом прошли два самолета–истребителя, которым десантники выложили сигналы опознавания. Но самолеты ушли, не установив связи с десантниками.

Спустя некоторое время над аэродромом появился самолет У-2. Сделав круг, он приземлился. Десантники, находившиеся ближе всего к месту посадки, поднялись и направились к самолету. Но летчик, по–видимому, приняв их за солдат противника, не выключая мотора, поднялся и улетел назад.

Погода не улучшалась ни на следующий, ни в последующие дни. Снежные сугробы на аэродроме росли. Расчистить их не было возможности. Наконец из штаба фронта было получено распоряжение: «Действуйте самостоятельно».

Батальон перешел к действиям по вражеским тылам. Вначале он вышел к платформе Костино и взорвал находившийся вблизи нее мост. В ночь на 8 января была захвачена станция Мятлево, где были уничтожены два эшелона противника с 28 танками и другой боевой техникой.

С 8 по 19 февраля десантники вели боевые действия в исключительно трудных условиях суровой зимы в районе Кондрово на дорогах южнее Медыни.

Много героических подвигов совершили воины батальона Старчака. Они не только беспощадно громили вражеские гарнизоны, уничтожали его военную технику, но и спасали мирных жителей.

Отступая, гитлеровцы стремились превратить оставляемую территорию в зону пустыни. Для этого они создавали специальные подвижные команды, оснащенные ранцевыми огнеметами, различными горючими смесями. Эти команды нападали на населенные пункты и сжигали их. Перехват и уничтожение таких групп гитлеровцев были поручены старшине М. И. Климову. И Михаил Иванович Климов успешно решил эту задачу, за что был награжден орденом Красного Знамени. Десантники не только разрушали коммуникации вражеских войск, они взяли целый ряд важных мостов под охрану и не допустили их разрушения противником.

На заключительном этапе рейда батальон обнаружил несколько переправ через реку Шаня. Десантники решили разрушить главную, к которой сходились три дороги: из Богданово, Самсоново и Никольского. Охрану переправы уничтожила группа сержанта И. Якубовского. Ойа же заняла оборону на случай появления противника. Переправа оказалась капитальной, но разрушить ее все же удалось. Когда работы подходили к завершению, со стороны Самсоново послышались вначале стрельба, а затем гул моторов. Два самоходных орудия противника с ходу открыли огонь по десантникам. Парашютисты сумели отойти без потерь. Но был тяжело ранен осколком снаряда командир батальона майор И. Г. Старчак.

Смелыми и решительными действиями батальон майора И. Г. Старчака содействовал успешному наступлению частей 43–й армии в первой половине января 1942 г.

Подвиг десантников в этом рейде по тылам вражеских войск был высоко оценен командованием фронта. И. Г. Старчак был награжден орденом Ленина, этой же наградой были отмечены также А. К. Левинец и И. М. Смирнов. Большая группа бойцов и командиров была награждена орденами Красного Знамени, Красной Звезды, боевыми медалями.

Как уже отмечалось, в ходе контрнаступления Красной Армии на западном направлении советское командование кроме проведения Вяземской воздушно–десантной операции применило и ряд других воздушных десантов.

Так, с целью содействия наступлению 1–го гвардейского кавалерийского корпуса для прорыва обороны противника на Варшавском шоссе командование Западного фронта приняло решение высадить воздушный десант в составе 250–го воздушно–десантного полка и часть сил 201–й воздушно–десантной бригады.

Выброска десанта была намечена в 40 км юго–западнее Вязьмы, в районе Знаменка, Желанье, Луга Смоленской области.

Пересеченная местность давала возможность произвести высадку и выброску воздушного десанта скрытно. Район действий десантников перехватывал большак Вязьма — Юхнов, по которому шло снабжение юхновской группировки противника, а неподалеку проходила железная дорога Вязьма —■ Брянск. Все эти важ ные для группы армий «Центр» коммуникации могли быть перехвачены десантниками.

По имевшимся разведывательным данным, в районном центре Знаменка располагались штаб дивизии, тыловые части и до батальона пехоты противника, на разъезде Годуновка — склады боеприпасов с батальоном охраны. Во многих других населенных пунктах этого района также располагались вражеские части и подразделения. Однако из‑за сильных снежных заносов они были изолированы друг от друга. В проезжем состоянии поддерживались только наиболее важные дороги. Поэтому десантники, обладая известной подвижностью при действиях на лыжах, могли наносить внезапные удары по отдельным, даже сильным гарнизонам и успешно нарушать движение транспорта противника по проезжим дорогам.

Десантирование войск планировалось осуществить в три этапа: на первом этапе — производится выброска на парашютах 1–го и 2–го батальонов 201–й воздушно–десантной бригады, которые захватывают аэродром Знаменка, организуют его оборону и подготавливают к приему стартовой команды и посадочной группы десанта. На втором этапе — высаживается стартовая команда, которая организует прием самолетов.

И наконец, на третьем этапе высаживается посадочная группа десанта — 250–й воздушно–десантный полк. Чтобы не создавать большого скопления самолетов и людей на аэродроме ограниченного размера, полк перебрасывался группами по два–три самолета в каждой.

Высадка десанта началась 18 января. В 3 часа 35 минут группа самолетов с десантниками 1–го и 2–го батальонов 201–й бригады в составе 16 кораблей вылетела с аэродрома Внуково. До 9 часов утра в район Знаменка, Желанье было выброшено 452 человека. Вторая группа была направлена в тот же район в следующую ночь в составе 10 самолетов. Вследствие неблагоприятной погоды часть самолетов вернулась, один потерял ориентировку.

Всего за двое суток было десантировано 642 человека с легким стрелковым оружием, минометами и противотанковыми ружьями.

После приземления первую группу десантников возглавил командир 1–го батальона капитан И. А. Суржик. Он собрал группу в районе Желанье, организовал оборону и круговое охранение, выслал разведку и установил связь с партизанами. В тот же день группа атаковала противника на аэродроме Знаменка. Атака успеха не имела. Подступы и непосредственно аэродром оказались сильно укрепленными.

В связи с этим самолеты со стартовой командой было решено принять на полевой аэродром несколько южнее Знаменки, указанный партизанами. На эту площадку с 17 до 18 часов 18 января приземлилось 4 самолета ПС-84 с личным составом стартовой команды (65 человек). Посадка самолетов была произведена в темноте, при наличии снежного покрова в 50–60 см. Самолеты не имели лыж, а потому один из них не смог подняться после выгрузки. На следующий день противник атаковал команду на полевом аэродроме и уничтожил оставшийся самолет. Десантники с боем отошли в район Желанье и соединились с отрядом Суржика.

Капитан Суржик решил готовить посадочную площадку северо–западнее Плеснево. К участию в работе по подготовке площадки были привлечены партизаны и местное население. На следующий день, 20 января, Суржик доложил: «Посадка на колесах возможна, координаты 38535; шлите срочно».

Первые самолеты посадочной группы десанта приземлились ночью 20 января. Утром противник, обнаружив высадку десанта, начал обстрел аэродрома. Одновременно резко ухудшалась погода. Однако, несмотря на это, высадка па площадку у Плеснево продолжалась 20, 21, 22 января. Всего за трое суток было высажено более 1 тыс. человек из состава 250–го воздушно–десантного полка.

В это время приземлившиеся первыми десантники развернули боевые действия по выполнению поставленной задачи. Рота 2–го парашютно–десантного батальона перерезала дорогу из Вязьмы на Юхнов в районе Замошье и Мурашовка и активными действиями нарушала движение вражеских колонн, нападала на его обозы. Противник, подтянув сюда пехоту и артиллерию, пытался отбросить десантников с шоссе и восстановить положение. Три часа длился бой. Врагу удалось окружить десантников, но они продолжали стойко обороняться. На второй день противник ввел в бой свыше батальона. Десантники мужественно оборонялись. Они успешно отразили все атаки противника и удержали свои позиции до подхода подкрепления.

Войска 50, 49 и 43–й армий, продолжая вести тяжелые бои с крупной вражеской группировкой, полуокруженной в районе Юхнова, сковали ее силы и позволили 1–му гвардейскому кавалерийскому корпусу и передовым дивизиям 33–й армии прорваться в тыл юхновской группировки противника и развить удар на Вязьму.

В этой обстановке командующий Западным фронтом генерал Г. К. Жуков уточнил задачу десанту. Он приказал к утру 21 января захватить населенный пункт Ключи и атакой в направлении Людиново содействовать кавалерийскому корпусу Белова в продвижении на северо–запад. Из района Знаменка, Желанье, Луга не уходить и во что бы то ни стало удержать район и занять Знаменку. Принять все меры к прекращению движения войск противника по большаку Юхнов — Вязьма.

Для захвата населенного пункта Ключи и последующего нанесения удара в направлении Людиново были выделены подразделения 201–й воздушно–десантной бригады, сведенные в отряд под командованием капитана И. А. Суржика. Начав выдвижение из района Желанье, десантники с ходу с боем овладели населенными пунктами Татьянино, Бородино, Александровна, Андриановна, Новое. Малочисленные вражеские гарнизоны не могли устоять против натиска десантников. Быстро продвигаясь вперед, отряд десантников И. А. Суржика 28 января в Тыновке соединился с конниками Белова и в дальнейшем действовал с ними.

Подразделения 250–го полка совместно с партизанами вели тяжелые бои за овладение опорным пунктом Знаменка. Но неоднократные настойчивые атаки успеха не приносили. Противник имел превосходство в силах, и сломить его сопротивление десантникам не удалось.

Одновременно один батальон полка и некоторые подразделения 201–й воздушно–десантной бригады продолжали боевые действия по нарушению коммуникаций противника на дороге Юхнов — Вязьма. Десантникам удалось неререзать шоссе на нескольких участках. Особенно прочно десантники закрепились на большаке в районе населенного пункта Мурашовка. Движение вражеских войск было в значительной степени парализовано. Десантники активно действовали и на других участках. Они уничтожили гарнизон противника на станции Угра, вывели из строя на нескольких участках железную дорогу Брянск — Вязьма.

30 января десантники соединились с частями 1–го гвардейского кавалерийского корпуса. 2 февраля корпус вышел на дальние подступы к Вязьме, стремясь развить наступление навстречу 11–му кавалерийскому корпусу Калининского фронта, наступавшему с севера на юг. Накануне к восточным окраинам города подошли и завязали бои передовые части 33–й армии.

 

4. Воздушный десант в районе Ржева

В феврале 1942 г. сложилась трудная обстановка для части окруженных войск 29–й армии в районе Ржева. Командующий Калининским фронтом отдал приказ 29–й армии выходить из окружения, нанося удар на юг, навстречу 39–й армии.

Для оказания помощи окруженным частям 29–й армии было принято решение десантировать в удерживаемый еще ими район парашютно–десантный батальон 204–й воздушно–десантной бригады, которым командовал старший лейтенант П. Л. Белоцерковский. Десантирование батальона в составе 500 человек осуществлялось с аэродрома Люберцы Московской области на площадку в районе расположения штаба армии.

Для обозначения площадки приземления был установлен сигнал — костры, образующие треугольник и четырехугольник. Костры должны были быть зажжены по распоряжению штаба армии примерно в центре удерживаемого района. Были установлены также сигналы сбора после приземления. Младшие командиры получили схему района десантирования. Всему личному составу были сообщены названия населенных пунктов и характерные ориентиры в районе приземления воздушного десанта.

Выброска батальона проводилась одиночными самолетами двумя рейсами в ночь на 17 февраля. Однако отыскать ограниченный район выброски воздушного десанта по примитивным сигналам оказалось делом настолько сложным, что некоторые экипажи самолетов не справились с этим, не выполнили задания и вернулись на аэродром взлета. В результате около 100 человек из батальона осталось на аэродроме взлета.

Район, который удерживали окруженные части армии, равнялся 8 км с запада на восток и до 7 км с севера на юг. Вследствие этого даже центр приземления десанта находился под артиллерийским огнем врага. В самый момент выброски десанта шли бои за село Окороково. Группа вражеских автоматчиков просочилась в глубину обороны частей 29–й армии. Северо–восточнее этого населенного пункта прорвалось более роты с несколькими танками.

Несмотря на трудные условия, десантники смело вступали в бой прямо с неба. На поиски сброшенного оружия и боеприпасов времени не было. Уже в ходе боя, с наступлением рассвета были подобраны грузовые парашютные контейнеры, и десантники поделились своими запасами продовольствия и боеприпасов с воинами окруженных частей.

Несмотря на сложную обстановку при выброске и вступлении в бой, десантники проявили исключительную храбрость.

Группу десантников, приземлившихся в районе Окороково, возглавил лейтенант Борисманский. С утра 16 февраля до 17 часов следующего дня эта группа вела бой, удерживая северо–восточную окраину Окороково. Противник настойчиво атаковал десантников, стремясь овладеть населенным пунктом. Группа, упорно удерживая свои позиции, неоднократно переходила в контратаку. Командир группы, будучи раненным еще в начале боя, остался в строю и водил десантников в контратаки. Свыше 50 солдат и один танк потерял противник, но ворваться в деревню не смог.

Заместитель командира 2–й роты с группой десантников оборонял Мончалово. В 15 часов 17 февраля противник бросил в атаку 18 танков, однако все попытки гитлеровцев захватить Мончалово были отбиты с большими для него потерями. Командир 1–й роты лейтенант Ковалевский возглавил группу в районе населенного пункта Еверзово. Здесь же оказался и командир 2- й роты лейтенант Брусницын. В журнале боевых действий бригады записано, что все десантники дрались мужественно за каждую улицу, за каждый дом.

Командир батальона южнее Окороково собрал более 60 человек, установил связь с лейтенантом Борисманским, после чего выдвинулся в район Окороково.

К исходу 17 февраля старшему лейтенанту Белоцерковскому удалось собрать батальон, разыскать вооружение, сброшенное па парашютах, и установить связь с командующим войсками армии. В течение последующих дней десантники выполняли ряд задач, главным образом по прикрытию тыла и флангов соединений 29–й армии. Особенно ожесточенным бой был 21 февраля у Заброды. Противник стремился сбить десантников с занимаемых позиций и выйти на пути отхода частей армии. Но десантники не пропустили гитлеровцев и обеспечили отрыв от противника отходящих частей армии. В этом бою особенно отличились пулеметчики В. Г. Новиков и П. В. Дроздов. Находчивость и смелость в бою проявил рядовой Н. Киселев. Видя, что его окружают фашисты, чтобы взять живым, он бросился к вражескому дзоту, скрылся там и стал вести огонь. Тогда гитлеровцы поставили у входа в дзот своего автоматчика. С наступлением темноты Киселев, выбрав удачный момент, уничтожил часового и ушел к своим вместе с немецким пулеметом.

Упорство и мужество десантников воодушевили окруженных, подняли их боевой дух и вселили в них уверенность, что кольцо окружения будет разорвано. Имела значение не только моральная, но и материальная поддержка — утомленные многодневными боями в окружении почти без боеприпасов и продовольствия, воины получили от десантников хотя и небольшие запасы, но очень нужные для боя.

В ночь на 18 февраля 1942 г. части 29–й армии начали прорыв из окружения, а к 22 февраля соединились со своими войсками. Командующий армией объявил благодарность всему личному составу парашютно–десантного батальона 204–й воздушно-десантной бригады. Все десантники, участвовавшие в этом бою, были представлены к правительственным наградам.

 

ГЛАВА 5

В БОЯХ ПОД СТАЛИНГРАДОМ И НА КАВКАЗЕ

 

1. В Сталинградской битве

Летом 1942 г. крайне осложнилась обстановка на южном крыле советско–германского фронта.

В апреле и начале июня Советская Армия провела ряд операций в районе Харькова, в Крыму и в других районах, чтобы закрепить успехи минувшей зимней кампании, улучшить положение войск и упреждающими ударами сорвать подготовку противника к летнему наступлению, а затем перейти в решительное наступление на широком фронте с нанесением главного удара на южном крыле.

Развернувшиеся затем сражения на Керченском полуострове, в районах Харькова и Севастополя, на северо–западном и западном направлениях, несмотря на массовый героизм, стойкость и самоотверженность советских воинов, не смогли решить всех предусматриваемых задач и завершились не в пользу Советской Армии. Инициатива в действиях на всех основных направлениях оказалась в руках противника.

Войска немецко–фашистской армии перешли в наступление, стремясь выйти к реке Дон, прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда — к Каспийскому морю — источнику кавказской нефти.

Общая обстановка крайне осложнилась с прорывом врага к Дону. К середине июля наши войска под ударами превосходящих сил противника отошли к Воронежу, оставили Донбасс и районы правобережья Дона. Немецко–фашистским войскам удалось выйти в большую излучину Дона, захватить важный стратегический пункт — Ростов, форсировать Дон в его нижнем течении и создать непосредственную угрозу Сталинграду и Северному Кавказу.

В этой сложной обстановке Ставка в целях решительного противодействия врагу направила на юг крупные стратегические резервы, в том числе и из состава воздушно–десантных войск.

Десять воздушно–десантных корпусов были переформированы в гвардейские стрелковые дивизии, из которых девять дивизий было направлено на Сталинградский и одна — на Северо–Кавказский фронт. Кроме того, в состав Сталинградского фронта была направлена и 13–я гвардейская стрелковая дивизия.

На Северо–Кавказский фронт из состава воздушно–десантных войск было направлено пять маневренных воздушно–десантных бригад и один воздушно–десантный полк.

Все эти соединения и части воздушно–десантных войск были полностью укомплектованы личным составом, оснащены необходимым оружием и боевой техникой и подготовлены к ведению боевых действий в тылу противника. Уровень их боеспособности был достаточно высок. Это позволило в короткие сроки переформировать их по штатам стрелковых соединений, имевших на вооружении более мощную и в большем количестве артиллерию, минометы и другие виды оружия, чем воздушно–десантные корпуса.

Воины–десантпики с большим воодушевлением восприняли решение Ставки о преобразовании десантных соединений в гвардейские стрелковые дивизии и отправке их на фронт. На митингах они выражали глубокую благодарность за оказанную им честь быть гвардейцами Советской Армии, давали клятву насмерть стоять в бою с фашистскими ордами.

В соединениях, частях, подразделениях в период переформирования и подготовки к отправке на фронт развернулась напряженная боевая учеба применительно к новым предстоящим задачам. Учеба проходила в атмосфере высокого политического подъема всего личного состава. В основу учебы был положен боевой опыт. Тактические и специальные учения и занятия проводились в условиях, требующих от личного состава максимальной отдачи физических и моральных сил.

В ходе всей боевой учебы активно велась партийно–политическая работа. На собраниях партийного актива были обсуждены задачи партийных и комсомольских организаций в связи с переформированием и предстоящими задачами соединений и частей. С такой же повесткой дня проводились партийные и комсомольские собрания.

Важнейшее место во всей системе партийно–политической работы занимало разъяснение существа и требований приказа Народного комиссара обороны № 227. До каждого воина–десантника было доведено положение, сложившееся на южном крыле советско–германского фронта; разъяснено, что необходимо любыми средствами остановить продвижение немецко–фашистских войск, в сложившейся обстановке надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Целеустремленность, конкретность партийно–политической работы, проводимой командирами, политработниками, партийными, комсомольскими организациями, придали воинам–десантникам новые силы, еще выше подняли их боевой дух, боевую стойкость. Лозунг партии «Ни шагу назад!» стал их девизом. Перед отправкой на фронт росло число десантников, желающих вступить в партию. Они, как и все воины Советской Армии, не дрогнули в смертельной схватке в боях на Дону и на Волге и выстояли.

В войсках широкий размах получило патриотическое движение — взнос личных сбережений в фонд обороны страны. Солдаты 2–й батареи артиллерийского полка 2–го воздушно–десантного корпуса Масляев, Пугачев, Буяр, Головченко и Каргаш внесли наличными 40 тыс. рублей и просили Народного комиссара обороны построить на эти деньги четырехорудийную гаубичную батарею и передать ее в корпусной артполк. Воины заверяли наркома, что они будут беспощадно уничтожать врага метким огнем этой батареи до полного истребления фашистов.

На Сталинградский фронт были направлены 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40 и 41–я гвардейские стрелковые дивизии. Первой из числа этих дивизий на путях гитлеровских полчищ, рвущихся к Волге, встала 33–я гвардейская стрелковая дивизия полковника А. И. Утвенко. Эта дивизия была создана на базе 3–го воздушно–десантного корпуса, укомплектованного бойцами и командирами–десантниками — участниками боев на Украине и в Прибалтике летом и осенью 1941 г. и комсомольцами — добровольцами Донбасса, прибывшими на фронт по призыву ЦК ВЛКСМ.

На митинге перед отправкой на фронт воины поклялись стоять насмерть.

В бой дивизия вступила с марша 27 июля на клетском плацдарме в районе Калача–на–Дону. Упорные кровопролитные бои с первых же минут развернулись на всех участках обороны дивизии.

Противник, сломив оборону частей 62–й армии на рубеже реки Чир, пытался с ходу прорваться к Сталинграду. На его пути встали десантники 33–й дивизии. В первый же день они не только остановили фашистов, но и заставили их отступить. На другой день враг бросил против гвардейцев две дивизии — танковую и пехотную. Но десантники не дрогнули, мужественно стояли в обороне. Огнем противотанковых орудий и ружей, бутылками с горючей смесью и гранатами они уничтожили в первую очередь танки, а затем огнем стрелкового оружия — оторвавшуюся от танков пехоту. Одиночные вражеские машины, прорвавшиеся в глубину обороны дивизии, уничтожались вторыми эшелонами. За этот день боя воины–десантники подбили и сожгли более 40 вражеских танков и истребили сотни фашистов.

Клетский район задонских степей. Небольшой курган. Эта неприметная на первый взгляд высота, отмеченная цифрой 198,3, связана с одной из достопримечательных страниц боевой истории 84–го гвардейского стрелкового полка 33–й гвардейской стрелковой дивизии.

23 июля 1942 г. в тяжелом бою четверо гвардейцев–десантников проявили невиданный героизм. На позиции 84–го гвардейского стрелкового полка обрушились крупные силы врага. Вскоре противнику удалось прорвать передний край, немецкие танки стали быстро продвигаться в глубину обороны. Все ближе и ближе они подходили к высоте, которую занимала группа десантников во главе с Петром Болото.

Гвардейцы были полны решимости остановить фашистские танки, не допустить их прорыва, спокойно наблюдали за ними в готовности открыть огонь в самый удобный для этого момент. «Мы, — рассказывал после П. Болото, — так оборудовали свою позицию, что противник ни с воздуха, ни с земли не мог ее обнаружить. Поэтому решили подпустить врага как можно ближе и бить его наверняка».

Грянули первые выстрелы. Петр Самойлов и Петр Болото стреляли без промаха. Беликов и Олейников подавали патроны. Все действовали с исключительным хладнокровием и точностью. Болото и Олейников подбили восемь немецких танков, Беликов и Самойлов — семь.

Когда сгорел пятнадцатый танк, а остальные повернули назад, герои–десантники с двумя бронебойными ружьями на плечах и патронными сумками спустились с холма.

24 июня 1945 г. ГГ О. Болото участвовал в Параде Победы на Красной площади в Москве. Боевые награды — орден Ленина и Золотая Звезда Героя Советского Союза гвардии капитана Петра Осиповича Болото экспонируются в Волгоградском государственном музее обороны.

Тяжелые бои шли и на других участках. На позицию взвода лейтенанта М. Ф. Ваулина, участника боев с фашистами в июне 1941 г. в районе Даугавпилса в Прибалтике, шли в атаку более 20 немецких танков с пехотой. Метким огнем из орудий, противотанковых ружей, гранатами и бутылками с зажигательной смесью десантники подбили первые танки, а огнем из автоматов прижали к земле вражескую пехоту. Атака была отбита, но тут же, после сильных ударов авиации и артиллерии, последовала новая. И на этот раз гвардейцы отбросили противника. Но силы были неравные. Последующими атаками врагу удалось прорвать оборону десантного батальона. Тяжело был ранен командир взвода лейтенант М. Ф. Ваулин. Взвод отошел на новые позиции.

Уже значительно позже мать лейтенанта Ваулина получила письмо: «Здравствуй, мама. Не волнуйся. Я жив. Был сильный бой. Контузило, засыпало землей. Отлежался и едва выбрался в оборону другой части. Меня посчитали погибшим. Тебе, наверное, сообщили? Но я снова в строю и бью фашистов. Твой сын Михаил».

До последнего дня Великой Отечественной войны сражался М. Ф. Ваулин, и так же мужественно, как в Донских степях, громил он врага.

Рядом с 33–й дивизией севернее станции Клетская держала оборону 35–я гвардейская стрелковая дивизия генерала В. А. Глазкова, созданная на базе 8–го воздушно–десантного корпуса «Там, где создана несокрушимая оборона, где защитники боевого рубежа полны решимости умереть, но не пропустить врага, никакое преимущество в танках, никакое воздействие с воздуха не помогает немцам. В боях за Сталинград многие части Красной Армии проявляют выдающийся героизм и стойкость. Примером может служить гвардейская дивизия, которой командует генерал-майор Глазков. Упорно защищая подступы к Сталинграду, мужественные воины этой дивизии беспощадно уничтожают немцев и технику», — писала 4 сентября 1942 г. газета «Красная звезда» о 35–й гвардейской стрелковой дивизии.

Отчаянно дрались воипы–десантники этой дивизии. В кровопролитных боях они проявили стойкость, самоотверженность и воинское мастерство.

Фронт приближался к Волге. Передовые части гитлеровцев подошли к поселку Рынок. В коридор шириной 8 км гитлеровцы бросили танки. 35–й гвардейской дивизии была поставлена задача остановить наступление противника на участке Самофаловка, Котлубань.

Пулеметной роте гвардии капитана Рубена Ибаррури, составлявшей с другими подразделениями передовой отряд, надо было занять и удержать важную позицию до подхода главных сил дивизии.

Рубен был ранен в руку, но из боя не вышел, продолжал руководить отражением танковой атаки на своем участке.

Пулеметчики вступили в рукопашную схватку с вражескими автоматчиками. Рубен выхватил из ножей кинжал и бросился на фашиста. Но тот успел выстрелить. Ибаррури почувствовал удар в грудь. Пытался устоять на ногах, но перед глазами все закружилось, потемнело, и капитан упал на землю мертвым. Несколькими минутами позже на рубеж, который удерживали пулеметчики Рубена и учебный батальон, стали выходить главные силы дивизии.

Георгий Димитров писал Долорес Ибаррури:

«Дорогая Долорес! Самый тяжелый личный удар, который мог Вас постигнуть, это, несомненно, гибель Вашего прекрасного сына. Гибель Рубена — замечательного испанского революционера, Вами выращенного и воспитанного, — большая потеря для всех нас, для компартии Испании, для Коммунистического Интернационала. Поверьте, мы сердцем и душой с Вашим горем. Но нет лучшего утешения для Вас и нас, чем гордое сознание того, что Рубен пал смертью храбрых в борьбе с немецко–фашистскими захватчиками.

Ваш сын–герой кровью своей запечатлел боевую общность между советским и испанским народом, лучшим представителем которого являетесь Вы, доблестная мать Рубена».

После смерти сына Долорес Ибаррури обратилась к пулеметчикам роты, которой командовал Рубен, с письмом, в котором писала:

«Может ли мать отдать делу своей жизни что‑либо больше, чем жизнь сына? Может ли сын подтвердить свою верность этому делу чем‑либо большим, чем жизнь?

Когда вы разгромите фашизм и Красное знамя пролетариев будет реять над Берлином, я буду знать, что на этом знамени есть капля крови моего Рубена».

Пройдут века, но время не сотрет в памяти имена тех, кто отдал за свободу народов самое дорогое на свете — свою жизнь. Среди них — Герой Советского Союза Рубен Ибаррури. Прах отважного сына испанского народа, храброго советского воина покоится в могиле в самом центре города на Волге, на Аллее Героев Сталинграда.

В этих боях на подступах к Сталинграду отличились и 10 десантников–бронебойщиков роты противотанковых ружей 101–го гвардейского стрелкового полка этой дивизии во главе с политруком И. П. Герасимовым. Занимаемую ими позицию атаковало 20 фашистских танков. В жестоком бою десантники подбили 12 танков, а остальные вражеские машины отступили. За мужество, стойкость и личный героизм, проявленный в неравной схватке с врагом, политруку И. П. Герасимову было присвоено звание Героя Советского Союза. Высокие награды получили и все боевые товарищи Герасимова, участвовавшие в этом бою.

Выдержку и смелость в боях проявлял лично командир 35–й гвардейской дивизии генерал–майор Василий Андреевич Глазков. Он умело руководил боевыми действиями дивизии, был всегда там, где складывалась. сложная, а порой и критическая обстановка. Своим бесстрашием воодушевлял бойцов и командиров на стойкость в обороне. Смертью храбрых он пал в жестоком бою 8 сентября 1942 г. у деревни Верхняя Личанка. Прошли годы, и в газете «Красная звезда» появилась корреспонденция «Висит в музее армейская шинель…». Перед читателями вновь предстал образ неустрашимого генерала В. А. Глазкова. В его шинели, находящейся в Музее обороны Сталинграда, насчитано 160 пулевых и осколочных пробоин.

Воины 35–й гвардейской стрелковой дивизии сполна рассчитались с фашистскими захватчиками за смерть своего любимого командира. За месяц ожесточенных боев на подступах к Сталинграду части дивизии уничтожили более 5 тыс. вражеских солдат и офицеров, подбили 170 танков, 7 самолетов, захватили большие трофеи.

Славный боевой путь прошли воины–десантники 35–й гвардейской стрелковой дивизии в последующие годы Великой Отечественной войны, закончив его в Берлине. За героизм и отвагу, проявленные в годы войны, несколько тысяч воинов дивизии были награждены орденами и медалями, а 20 из них присвоено звание Героя Советского Союза.

Здесь же, между Клетской и Серафимовичами, сражалась и 38–я гвардейская стрелковая дивизия. Эта дивизия была создана на базе 4–го воздушно–десантного корпуса, одного из лучших соединений воздушно–десантных войск. Костяк дивизии составляли бойцы и командиры–десантники, которые более пяти месяцев мужественно сражались в тылу вражеских войск и только в конце июня вышли на Большую землю. Воины, познавшие и горечь неудач первых месяцев войны, и радость победы в начале 1942 г. под Москвой, во вражеском тылу. Они имели большой опыт боев с фашистскими захватчиками. Горели желанием снова встретиться с врагом в открытом бою. Возглавил дивизию полковник А. А. Онуфриев, бывший командир 8–й воздушно–десантной бригады, участвовавшей в Вяземской воздушно–десантной операции в 1942 г.

Дивизия вступила в бой, когда части 8–го армейского и 14–го танкового корпусов противника прорвали оборонуч наших войск южнее Клетской и устремились на восток по кратчайшему пути к Сталинграду. Путь врагу преградили десантники — гвардейцы 38–й дивизии и совместно с другими дивизиями 4–й танковой армии задержали продвижение фашистов.

В этот же период в бой вступила 40–я гвардейская стрелковая дивизия генерала А. И. Пастревича, созданная на базе 6–го воздушно–десантного корпуса. Дивизия с марша переправилась через реку Дон и заняла указанный рубеж обороны. Ее задача, как и соседних дивизий, заключалась в том, чтобы не допустить прорыва танков противника к Волге севернее Сталинграда.

С первого же часа завязались многодневные упорные бои с превосходящими силами противника. Бойцам–десантиикам пришлось отражать непрерывные яростные танковые атаки.

Героический подвиг совершил в те дни командир 1–го батальона 119–го гвардейского стрелкового полка капитан А. А. Кузнецов. 20 августа батальону была поставлена задача занять высоту 180,9. В ночь на 21 августа задача была выполнена. Противник приложил все усилия, чтобы отбить высоту. В течение следующего дня батальон Кузнецова отразил 17 танковых атак, уничтожив при этом до батальона пехоты и 11 танков. В донесении об этом бое командир полка И. И. Блажевич и комиссар Г. А. Золотых писали: «Лично капитан Кузнецов в критический момент подбил гранатой один танк, взяв противотанковое ружье у погибшего расчета, подбил еще два танка, выстрелом из четвертого фашистского танка капитан был смертельно ранен». За героический подвиг капитану А. А. Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза.

В районе поселка и станции Сиротинская гвардейцы 119–го полка заняли высоты 189,0 и 146,6, имевшие большое тактическое значение, и удерживали их, несмотря на яростные атаки противника, до последних дней сентября. На этом участке, как и в полосе обороны дивизии в целом, вражеским танкам так и не удалось прорваться через Дон. За стойкость в бою многие бойцы и командиры дивизии были удостоены правительственных наград.

Беспримерное мужество проявила 18 августа 1942 г. группа воинов–десаитников 40–й дивизии во главе с младшим лейтенантом В. Д. Кочетковым.

Взвод десантников Кочеткова получил приказ занять позицию на господствующей высоте у хутора Дубовой, недалеко от станции Сиротинская.

Два дня отбивали гвардейцы яростные атаки гитлеровцев. Но вот в строю остались только четверо десантников — М. П. Степаненко, В. А. Чирков, М. А. Шуктомов и тяжелораненый В. Д. Кочетков. Кончились боеприпасы. Выполняя свой долг, верные сыны Родины со связками гранат бросились под фашистские танки.

Далеко виден памятник, венчающий безымянную высоту у станции Сиротинская. Здесь, в излучине Дона, беспримерное мужество и героизм проявили сотни воинов. Никогда не померкнет в памяти народной подвиг героев–десантников младшего лейтенанта Василия Кочеткова. О многом расскажет поколениям этот монумент, сооруженный на средства, собранные ветеранами дивизии, рабочими Волгоградского моторного завода и Оиротинского совхоза.

Так закончилась эта беспримерная битва.

Смертельно раненный командир взвода девятнадцатилетний комсомолец Василий Кочетков рассказал о ней товарищам, которые подоспели на рубеж, когда бой уже был закончен. Умирая Кочетков сказал, что его боевые друзья перед боем просили их считать комсомольцами.

Вот имена этих героев: гвардии младший лейтенант В. Д. Кочетков, гвардии сержант М. А. Шуктомов, гвардии младший сержант И. Н. Касьянов, гвардии ефрейтор И. И. Гущин, гвардии красноармейцы И. Н. Федосеев, Г. А. Унжаков, А. С. Двоеглазов, В. А. Меркурьев, В. А. Чирков, Н. М. Федотовский, Г. Ф. Штефан, А. И. Пуховкии, Н. И. Бурдин, М. П. Степаненко.

В восточной части большой излучины Дона, у станции Трехостровская, в составе 4–й танковой армии героически сражалась 37–я гвардейская дивизия, созданная на базе 1–го воздушно–десантного корпуса (командир генерал В. Г. Жолудев).

Воины–десантники этой дивизии вступили в бой прямо с эшелонов, под огнем противника заняли оборону на рубеже Задоно-Авиловский, высота 130,3, высота 117,5, овраг 1 км северо–западнее Трехостровской и преградили путь немецко–фашистским войскам через Дон.

В ожесточенных боях с 15 августа по 27 сентября дивизия отразила все атаки противника и прочно удерживала занимаемый рубеж. В приказе командарма от 28 сентября 1942 г. говорилось: «37–я гвардейская дивизия, находясь в составе 4–й танковой армии, с честью оправдала доверие партии, правительства и народа.

За время пребывания в составе армии дивизия выполнила ряд ответственных боевых операций. Она удерживала плацдарм у Зилювейский, героически отразила все попытки противника форсировать реку Дон у Трехостровской, успешно действовала на западном берегу реки.

В этих операциях бойцы, командиры, политработники показали героизм и отвагу, как истинные сыны нашего советского народа, истребив тысячи фашистов, массу его огневых средств и танков. Боевые успехи 37–й гвардейской — есть результат сплоченности всех командиров и бойцов и умелого, твердого руководства командования…

Военный совет объявляет благодарность всему личному составу дивизии».

28 сентября дивизия сдала боевой участок 22–й мотострелковой бригаде и была направлена в Сталинград.

На правом берегу Дона — сиротннском плацдарме — сражались 39–я и 41–я гвардейские стрелковые дивизии.

39–я дивизия генерал–майора С. С. Гурьева была создана на базе 5–го воздушно–десантного корпуса. В корпус входили 7, 10 и 201–я воздушно–десантные бригады, две последние из которых имели уже большой опыт боев с немецкими захватчиками. При переформировании бригады были соответственно преобразованы в 112, 117, 120–й гвардейские стрелковые полки.

41–я дивизия полковника Н. П. Иванова была создана на базе 10–го воздушно–десантного корпуса, в состав которого входили 23, 24 и 25–я воздушно–десантные бригады. Они были соответственно преобразованы в 122, 124 и 126–й гвардейские стрелковые полки.

39–я и 41–я гвардейские дивизии вступили в бой в малой излучине Дона в середине августа 1942 г. и вели сдерживающие бои на подступах к Сталинграду в составе 1–й гвардейской армии.

36–я гвардейская стрелковая дивизия была сформирована на базе 9–го воздушно–десантного корпуса. В ее состав вошли 104, 106 и 108–й гвардейские стрелковые полки, созданные на базе соответственно 20, 21 и 22–й воздушно–десантных бригад. Командовал дивизией полковник М. И. Денисенко.

В начале августа 36–я дивизия была переброшена в район южнее Сталинграда, где вошла в состав 57–й армии и заняла оборону на рубеже реки Цаца. Во второй половине августа дивизия вела бои в составе 64–й армии с частями 4–й танковой армии противника.

Особенно ожесточенные бои дивизия вела 20 августа. Оборону дивизии атаковали крупные силы 24–й танковой и 14–й моторизованной дивизий противника. Более 100 танков с пехотой при сильной поддержке авиации обрушились на позиции 108–го гвардейского полка. Около десяти часов десантники упорно удерживали занимаемые рубежи. К исходу дня противнику удалось прорвать оборону на левом фланге 3–го батальона. Главные силы полка, оказавшись в окружении, стойко отражали удары врага, ночью прорвали кольцо окружения и вышли к главным силам дивизии. Однако полк понес серьезные потери. Все раненые были вынесены из окружения. Многие десантники в этом бою пали смертью храбрых.

Дивизия продолжала бои на подступах к городу до конца августа и только в начале сентября отошла совместно с другими частями 64–й армии за южный оборонительный обвод Сталинграда и сосредоточилась в районе Купоросное.

Отходом наших войск на городской обвод закончился первый этап обороны Сталинграда. В результате этого сражения был сорван план фашистского командования овладеть городом одновременными ударами 6–й и 4–й танковой армий. Враг был остановлен перед позициями обвода.

В успешный исход первого периода Сталинградской битвы весомый вклад внесли и воины–десантники 34–й гвардейской стрелковой дивизии генерал–майора И. И. Губаревича, созданной на базе 7–го воздушно–десантного корпуса.

34–я гвардейская стрелковая дивизия в начале августа была направлена в район Утта с задачей не допустить прорыва противника в город Астрахань и обеспечить формирование 28–й армии. Эту задачу воины–десантники выполнили успешно.

Прорыв гитлеровцев к Волге севернее города и отход наших войск из районов западнее города позволили врагу охватить Сталинград с северо–востока и юго–запада и нацелить на него главные силы своей ударной группировки.

Задача советских войск в этой обстановке состояла в том, чтобы ослабить натиск врага, удержать город в своих руках, подтянуть резервы из‑за Волги для решительного наступления. Эта задача советским командованием была выполнена успешно. В ее решении приняли участие и соединения воздушно–десантных войск. Их вклад в достижение этой цели советского командования оказался не менее весомым, чем в первый период Сталинградского сражения.

13 сентября гитлеровцы начали штурм Сталинграда. На защитников города обрушился удар более чем 350 танков с пехотой, поддержанных массированными ударами авиации.

Несмотря на героическое сопротивление воинов 62–й армии, к исходу первого дня фашистам все же удалось прорваться к западным окраинам поселков заводов «Баррикады» и «Красный Октябрь», а на юге — овладеть станцией Садовая и подойти к западной окраине пригорода Минина.

В последующие дни враг продолжал настойчивые попытки захватить ключевые позиции города. К 17 часам 14 сентября группа гитлеровских автоматчиков прорвалась в район вокзала.

В эти тяжелые для города дни в распоряжение командующего 62–й армией генерала В. И. Чуйкова, по которой противник наносил главный удар, была передана прибывшая из резерва Ставки 13–я гвардейская ордена Ленина стрелковая дивизия под командованием Героя Советского Союза генерала А. И. Родимцева.

14 сентября 13–я дивизия получила от командарма задачу к 19 часам скрытно сосредоточиться в поселке Красная Слобода (напротив центральной части Сталинграда) в готовности к трем часам ночи 15 сентября переправиться через реку на правый берег и нанести удар по врагу, прорвавшемуся в центр Сталинграда. Выполнить эту задачу в столь сжатые сроки было весьма сложно. Тем более что войска должны были переправиться вместе с боевой техникой под прицельным огнем противника.

Маршал Советского Союза В. И. Чуйков, вспоминая события этого дня, пишет о той тревоге, которая владела им, когда он ставил боевую задачу командиру дивизии: «Сумеют ли бойцы и командиры выполнить задачи, которые казались выше сил человеческих? Если не выполнят, то свежая 13–я гвардейская стрел ковая дивизия может оказаться на левом берегу Волги в роли свидетеля печальной трагедии».

Гвардейцы–десантники справились с этой задачей. Как вспоминает Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, «13, 14, 15 сентября для сталинградцев были тяжелыми, слишком тяжелыми днями. Противник, не считаясь ни с чем, шаг за шагом прорывался через развалины города все ближе и ближе к Волге. Казалось, вот–вот не выдержат люди. Но стоило врагу броситься вперед, как наши славные бойцы 62–й и 64–й армий в упор расстреливали его. Руины города стали крепостью. Однако сил с каждым часом оставалось все меньше.

Перелом в эти тяжелые и, как временами казалось, последние часы был создан 13–й гвардейской дивизией А. И. Родимцева… Ее удар был совершенно неожиданным для врага. 16 сентября дивизия А. И. Родимцева отбила Мамаев курган».

Маршал Советского Союза В. И. Чуйков так характеризует боевые действия 13–й гвардейской: дивизия «с 14 сентября по 25 сентября приняла на себя главный удар немцев. Десять дней она дралась с невиданным упорством. Прямо скажу, если бы не дивизия Родимцева, то город оказался бы полностью в руках противника еще в сентябре, примерно к середине месяца».

В журнале боевых действий дивизии отмечено, что самый кровопролитный и напряженный бой гвардейцы выдержали 21 и 22 сентября. С утра 21 сентября до четырех вражеских дивизий при поддержке 100 танков и авиации предприняли яростные атаки, стремясь прорваться к Волге в центре города в полосе обороны 13–й дивизии. Все атаки врага были отбиты. Утром 22 сентября немцы, перегруппировав силы, сосредоточили на участке стыка 34–го и 42–го полков свежие силы. Гвардейцы 34–го полка отбили 12 атак вражеских танков с пехотой. Отстаивали каждый дом, каждый подъезд, каждый этаж, каждую комнату, покрывая землю новыми десятками и сотнями фашистских трупов. Гвардейцы сознавали, что отступать дальше нельзя, отступать некуда. Полные непреклонной решимости скорее умереть, чем сделать хоть шаг назад, они твердо стояли на своих позициях, и все атаки врага были отбиты.

С 27 сентября борьба за Сталинград вступила в новую фазу. С этого дня и до начала октября центром боев стали заводские носелки. В итоге сентябрьских боев противнику удалось захватить ряд господствующих высот западнее города, что давало ему возможность просматривать наиболее важные районы города, русло реки и ее левый берег. Район же, который удерживала 62–я армия, резко сократился, в силу чего возможности советских войск в проведении маневра силами и средствами намного уменьшились.

В этой обстановке 27 сентября противник перешел в наступление. Разгорелась ожесточенная борьба в районах поселка «Красный Октябрь» и Мамаева кургана. К середине дня 80 немецких танков ворвались в заводской поселок и захватили западные и южные скаты Мамаева кургана. Однако врагу не удалось перейти через курган, хотя от него до Волги оставалось всего несколько сот метров. Воины 13–й гвардейской и 184–й стрелковых дивизий не сошли с крутых северных и восточных склонов Мамаева кургана. Преградой, окончательно приостановившей продвижение здесь фашистов, стали отвага, мужество, стойкость и самоотверженность советских воинов.

Символом сентябрьских боев в Сталинграде стал Мамаев курган. «Главная высота России» —так назвали после войны обозначенную на картах высоту 102,0. С высоты 102,0 — Мамаева кургана — виден был каждый квартал, и каждый дом, и переправы через реку. Сюда фашисты бросали дивизии, но на их пути неизменно вставали защитники Сталинграда. Среди них были и воины 13–й гвардейской.

Со склонов Мамаева кургана можно было разглядеть дом на площади 9 января — дом, которому суждено было войти в историю войны как Дом Павлова.

Этот дом стоял несколько в стороне от группы зданий, за которые велись ожесточенные бои, и играл решающую роль в обороне всего участка. Зацепиться за этот дом, превратить его в опорный пункт — значит держать под контролем всю городскую площадь, все соседние дома, захваченные гитлеровцами, сковать противника, лишить его возможности открыто подвозить в опорные пункты боеприпасы, производить оборонительные работы.

В ночь на 27 сентября штурмовая группа в составе разведчиков Александрова, Шаповалова, Черногонова под командованием сержанта Я. Ф. Павлова отбила у противника этот дом.

31 октября 1942 г. в корреспонденции под заголовком «Дом Павлова» фронтовая газета сообщала:

«Свыше тридцати дней группа гвардейцев из части Героя Советского Союза Родимцева под командованием гвардии сержанта Павлова обороняет один из домов, имеющих важное значение в защите Сталинграда. В части этот дом называют Домом Павлова. Он — не случайный эпизод в борьбе гвардейцев. Наоборот, здесь ничего нет от случая. Здесь замысел командира замечательно сочетается с образцовым его выполнением.

Дом Павлова — это символ героической борьбы всех защитников Сталинграда. Он войдет в историю обороны славного города как памятник воинского умения и доблести гвардейцев».

На всех четырех этажах дома группа солдат во главе с лейтенантом И. Афанасьевым и сержантом Я. Павловым 58 суток держала оборону. Гитлеровцы неоднократно яростно атаковали, но выбить из здания гвардейцев им не удалось. 22 воина, защищая один этот дом, уничтожили гитлеровцев больше, чем потеряли немецко–фашистские войска при взятии Парижа.

Дом Павлова был постоянным плацдармом, с которого действовали полковые разведчики из прославленного взвода старшего лейтенанта И. В. Лосева.

О Лосеве в полку шла молва как о непревзойденном мастере по части «языков». Пожалуй, во всей дивизии мало у кого из разведчиков имелось на счету столько пленных гитлеровцев.

Воспитанию в лейтенанте Лосеве, участнике боев на реке Халхин–Гол, лучших качеств разведчика помогла также десантная подготовка. К тому времени он уже совершил 56 прыжков с парашютом.

Внушительный счет захваченных «языков» пополнили гитлеровцы, взятые во время ночных вылазок из Дома Павлова.

В последующие дни противник продолжал настойчиво атаковать нашу оборону, стремясь во что бы то ни стало овладеть Сталинградом. 29–30 сентября врагу ценой огромных потерь удалось захватить поселки «Баррикады» и «Красный Октябрь», а к исходу 4 октября — прорваться к Сталинградскому Тракторному заводу и на ряде участков достичь Волги.

Положение советских войск в Сталинграде оставалось весьма тяжелым. Враг почти в 4 раза превосходил наши силы в танках, в 1,7 раза в артиллерии и более чем в 5 раз в боевых самолетах. В таких неравных условиях начались бои за заводы Тракторный, «Баррикады», «Красный Октябрь», которые продолжались до 18 ноября.

Враг готовился начать в октябре генеральный штурм Сталинграда. Советское командование проводило мероприятия, направленные на удержание города.

В связи с новым осложнением обстановки в полосе 62–й армии фронт передал в распоряжение генерала В. И. Чуйкова три дивизии, в том числе две, сформированные из десантников, — 37–ю и 39–ю гвардейские стрелковые дивизии.

В ночь на 3 октября 37–я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерала В. Г. Шолудева, созданная на базе 1–го воздушно–десантного корпуса, начала переправляться через Волгу. Вначале в город переправилась часть сил 1–го батальона, рота связи и саперный взвод 118–го гвардейского стрелкового полка. Возглавил эту группу начальник штаба дивизии майор И. К. Брушко. От штаба дивизии переправился также начальник оперативного отдела капитан Н. А. Антропов. В следующую ночь на правый берег реки перешли главные силы всех трех полков. В последующем переправились артиллерия, рота связи дивизии и разведроты полков.

С началом переправы частей 37–й дивизии противник в намечаемой для дивизии полосе обороны перешел в наступление, оттеснил наши части за реку Мокрая Мечетка и начал продвигаться к Тракторному заводу с двух направлений: на правом фланге из района устья реки Орловка вдоль железной дороги и на левом фланге из района оврага Мытищи.

Командующий армией приказал генералу Жолудеву немедленно атаковать, отбросить противника па исходные позиции и восстановить прежнее положение. Так, с ходу, не завершив полностью переправу своих частей на правый берег Волги, 37–я дивизия вступила в бой с гитлеровцами в Сталинграде.

109–й гвардейский стрелковый полк (командир подполковник Ф. С. Омельченко) решительной атакой отбросил противника и вышел к устью реки Орловка. Южнее, на участке 114–го гвардейского полка (командир майор Ф. Е. Пустовгар), бой длился в течение всей ночи, и только к утру подразделения заняли указанные им позиции. 4 октября противник возобновил атаки, но успеха не достиг. 37–я дивизия удержала занятый рубеж и сразу же приступила к его оборудованию: отрывались окопы, ходы сообщения, щели, возводились баррикады, устанавливались минные поля, заграждения; каждый дом, каждый этаж превращался в крепость.

Но совершенствовать оборону пришлось в ходе непрерывных, ожесточенных боев.

Утром 7 октября враг возобновил наступление. Атака следовала за атакой. Гвардейцы 37–й дивизии проявляли беспримерную стойкость и упорство. Укрепившись в развалинах домов, они расстреливали фашистов в упор и не покидали своих позиций. Но противник упорно атаковал. Ценой огромных потерь ему удалось потеснить подразделения левого фланга 118–го и правого фланга 114–го гвардейских стрелковых полков.

12 октября командующий 62–й армией усилил 37–ю дивизию одним гвардейским полком 39–й гвардейской дивизии. В ночь на 13 октября 37–я дивизия решительной контратакой восстановила положение.

В этих боях 37–я гвардейская, как и части других сражающихся здесь дивизий, понесла значительные потери. Соотношение сил еще заметнее изменилось и достигло 10–12–кратного превосходства в пользу врага. Враг готовился к новому отчаянному броску к Волге.

Наступление началось утром 14 октября после мощных ударов авиации и артиллерии. Даже для Сталинграда этот день стал небывалым по жестокости и напряжению борьбы.

От сильной бомбежки и массированных артиллерийских налетов, от рвущихся снарядов и бомб дрожала земля. Клубы дыма заволокли весь город. Возникли очаги массовых разрушений и пожаров. Казалось, никто не уцелеет.

14 октября Гитлер отдал приказ о переходе к обороне на всем советско–германском фронте, сосредоточив все наступательные усилия только непосредственно на Сталинграде. Этот день стал критическим для защитников города–героя. «Пережив его, — вспоминает командующий 62–й армией В. И. Чуйков, — мы поняли, что противник больше не сумеет повторить такой удар… что наши полки живут и будут жить на правом берегу Волги».

В эти тяжелые для Сталинграда дни гвардейцы дивизии генерала В. Г. Жолудева сражались с особой десантной стойкостью, они до последних сил отстаивали каждую пядь приволжской земли. Героизм проявляли не только отдельные бойцы, командиры, но и подразделения, части, дивизия в целом.

Уже в 12 часов командир 37–й дивизии докладывал командующему армией: «Во всей полосе обороны дивизии развернулись ожесточенные бои. Враг все время атакует. Отдельные подразделения ведут бои в окружении».

15 октября бои продолжались с величайшим напряжением. О суровой обстановке и накале борьбы рассказывают и выдержки из дневника командующего 62–й армией В. И. Чуйкова:

«8 часов. Противник перешел в наступление танками и пехотой, сражение идет по всему фронту.

9 час. 30 мин. Атака противника на СТЗ отбита. На заводском дворе горят десять фашистских танков.

10 часов. 109–й гвардейский стрелковый полк 37–й дивизии смят танками и пехотой.

11 час. 50 мин. Противник захватил Стадион СТЗ. Наши отрезанные подразделения ведут бои в окружении.

12 час. 30 мин. Командный пункт генерала Жолудева бомбят пикировщики. Генерал Жолудев остался без связи, в заваленном блиндаже, связь с частями этой дивизии берем на себя.

13 час. 20 мин. В блиндаж генерала Жолудева дан воздух (через трубу).

16 часов. Связь со 114–м гвардейским полком 37–й дивизии прервана, его положение неизвестно.

16 час. 20 мин. Около 100 танков противника ворвались на территорию к Тракторному заводу. Авиация противника по–прежнему висит над головой, бомбит и штурмует.

21 час. Еще одна радиограмма от группы гвардейцев–десантников 37–й дивизии. Они продолжают вести бой в районе Тракторного завода и заканчивают свое донесение словами: «За Родину умрем, но не сдадимся».

В 11 часов 14 октября до 70 танков и двух полков нехоты двинулись на оборону 109–го гвардейского стрелкового полка, защищавшего Верхний поселок Тракторного завода. Более 100 танков и трех полков пехоты ринулись на позиции подразделений 114–го и 118–го полков.

6–я рота лейтенанта И. Иванова численностью 46 человек сражалась до 16 часов и вся погибла, уничтожив много фашистом. Вместе с ней вела бои батарея старшего лейтенанта А. В. Каплана. Артиллеристы в упор из двух уцелевших орудий расстреляли пять танков, но почти все погибли. Старший лейтенант Каплан, будучи раненным, из последнего орудия уничтожил еще два танка и пал смертью храбрых.

В Верхнем поселке в окружении почти сутки сражались 1–й и 3–й стрелковые батальоны этого полка. Они истребили много гитлеровцев, 15 танков и задержали продвижение противника. Получив по радио приказ на прорыв, ночью внезапной дерзкой атакой уничтожили врага в двух зданиях, вышли из кольца по берегу Мокрой Мечетки и утром 15 октября вновь заняли оборону в цехах завода.

Ожесточенные бои шли в центре и на левом фланге дивизии. Остатки гвардейских подразделений, оборонявшиеся в домах и развалинах, отражали многочисленные атаки, не отступая ни на шаг. При этом они наносили фашистам огромный урон. Батальон 114–го гвардейского полка старшего лейтенанта И. П. Винокурова был обойден с флангов и тыла и в неравной борьбе почти полностью погиб. Воины уничтожили 13 танков и более двух рот гитлеровцев. К концу дня в его составе осталось всего четыре человека. Подразделения 114–го и 118–го полков сражались отдельными гарнизонами, отстаивая свои позиции до конца. Гвардейцы, свято выполняя свой долг, уничтожили свыше 20 танков и тысячи вражеских солдат и офицеров. Командир 114–го полка майор Ф. Е. Пустовгар был тяжело ранен. Командование полком принял военком полковой комиссар Д. П. Никитин.

В течение дня немцы десять раз атаковали школу, которую оборонял взвод разведроты под командованием лейтенанта В. И. Кастерина. — Огнем в упор, гранатами, бутылками с горючей смесью гвардейцы уничтожали вражеских солдат и сожгли три танка, разведчик рядовой К. Ф. Молчановский уничтожил в этот день 26 фашистов, в том числе двух офицеров, а когда танки окружили школу, бутылками КС сжег два из них. Ефрейтор Р. Г. Лапытов уничтожил 20 вражеских солдат, а сержант А. В. Кондратьев подорвал танк связкой гранат.

У оставшихся 11 бойцов кончились боеприпасы. Гитлеровцы ворвались в школу и заняли первый этаж. Тогда раненый Молчановский вызвал огонь нашей артиллерии на себя. Гвардейцы, закрепившиеся на втором этаже, в пролом перекрытия видели, как внизу накапливались фашисты. Открыла огонь наша артиллерия. Уцелевшие гитлеровцы в панике отступили. Ночью три раненых разведчика — К. Ф, Молчановский, А. В. Кондратьев и Р. Г. Лапытов — вышли к своим. Остальные герои погибли в неравном бою.

С утра 15 октября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки враг возобновил наступление во всей полосе дивизии. И вновь развернулись ожесточенные кровопролитные бои. Первые атаки были отражены, но в 12 часов противник нанес новый артиллерийский и авиационный удар. Остатки 109–го и 114–го гвардейских стрелковых полков, отстаивая Тракторный завод, сражались до тех пор, пока на позициях оставался хоть один человек. 118–й полк, пополненный воинами специальных подразделений тылов, отразив все атаки, продолжал удерживать свои позиции южнее Тракторного завода.

В боевом донесении генерал В. Г. Жолудев сообщал: «…в результате 15–дневных боев 37–я гвардейская стрелковая дивизия понесла потери до 90 процентов, но сложившиеся условия требовали от оставшихся гвардейцев геройских усилий но защите завода «Баррикады». Для подъема боеспособности дивизии все тыловые подразделения, спецподразделения и артиллеристы были сведены в боевые подразделения и брошены на защиту завода «Баррикады».

15 октября гитлеровцам удалось овладеть Сталинградским Тракторным заводом. Однако стойкость и упорство гвардейцев 37–й дивизии не позволили фашистам развить наступление в сторону флангов от Тракторного завода. На усиление действующих здесь частей была переправлена через Волгу 138–я стрелковая дивизия, которая соединила фланги 37–й гвардейской и 95–й стрелковых дивизий у завода «Баррикады». Противник вновь столкнулся с прочной обороной.

18 октября командующий войсками 62–й армии поставил дивизии новую задачу — оборонять район переправы № 62 и не допустить захвата ее противником (118–й гвардейский полк дивизии вошел в состав 138–й стрелковой дивизии и продолжал оборонять участок в районе Тракторного завода).

В последующие дни остатки 37–й дивизии на участке между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь» отразили более 30 яростных атак противника на переправу № 62 и защитили ее.

В журнале боевых действий 37–й дивизии указано, что за период боев в Сталинграде ее части уничтожили 122 танка, более 10 орудий, 168 пулеметов и большое количество другой техники и вооружения, вывели из строя до двух пехотных и одной танковой дивизий. За проявленный героизм и мужество дивизия была награждена орденом Красного Знамени.

Командующий войсками 62–й армии В. И. Чуйков пишет: «Не могу не сказать несколько слов о прибывших гвардейцах 37–й дивизии генерала В. Г. Жолудева. Это действительно гвардия. Люди все молодые, рослые, здоровые, многие из них были одеты в форму десантников, с кинжалами и финками на поясах. Дрались они геройски. При ударе штыком перебрасывали гитлеровцев через себя, как мешки с соломой. Штурмовали группами. Ворвавшись в дома и подвалы, они пускали в ход кинжалы и финки. Отступления не знали, в окружении дрались до последних сил и умирали с песней и возгласами: «За Родину!», «Не уйдем и не сдадимся!».

Высоко оценивал боевые подвиги офицеров и солдат 37–й дивизии командующий Сталинградским фронтом А. М. Еременко. Он говорил, что это были верные сыны нашей Родины, нашего народа, воспитанные великой партией Ленина, твердо верившие в наше правое дело. Большинство солдат и офицеров этой дивизии погибли в Сталинграде, но свою задачу они выполнили честно, ни на шаг не отступили.

В городе Углич, где родился Виктор Григорьевич Жолудев, одна из улиц названа его именем, и в городе Волковыске, где он похоронен, также есть улица Героя Советского Союза генерала Жолудева. Погиб генерал Жолудев в 1944 г., командуя 35–м стрелковым корпусом в боях под Белостоком.

39–я гвардейская стрелковая дивизия генерала С. С. Гурьева, созданная на базе 5–го воздушно–десантного корпуса, переправилась в город в ночь на 1 октября и была сразу же поставлена в оборону района завода «Красный Октябрь», за который к этому времени, как и на других участках фронта 62–й армии, развернулись ожесточенные бои.

В течение четырех месяцев дивизия генерала Гурьева стойко обороняла свой боевой участок. Она отбивала многочисленные атаки вражеской пехоты и танков. Лишь ценой огромных потерь в живой силе и технике фашистам удалось захватить часть территории завода, но к берегам Волги десантники их не пропустили.

Командир дивизии генерал С. С. Гурьев писал Военному совету воздушно–десантных войск о первых днях боя в Сталинграде: «…дрались двое суток без передышки. Первый бой, который дали десантники, показал, что у нас золотой народ. Бились до последнего патрона, до последнего вздоха». Так гвардейцы 39–й стрелковой дивизии сражались и все последующие дни в городе.

После захвата поселка «Красный Октябрь» противник предпринимал множество ожесточенных атак, чтобы овладеть заводом. 22 октября на позиции 120–го гвардейского полка в атаку перешло до двух полков пехоты при поддержке 15 танков. Гвардейцы не дрогнули. Мощным огнем и решительной контратакой враг был остановлен. Однако отдельным группам пехоты противника удалось просочиться на территорию завода и закрепиться. Завязались тяжелые бои среди заводских корпусов и в их цехах. К 31 октября десантники выбили гитлеровцев и полностью их уничтожили.

11 ноября гитлеровцы предприняли последнюю попытку штурма города. В этот день им удалось занять южную часть завода «Баррикады» и на небольшом участке прорваться к Волге. Войска 62–й армии оказались рассеченными на три части. Большие силы врага были брошены на штурм завода «Красный Октябрь». Пять суток дрались гвардейцы 39–й дивизии, но позиций своих не сдали.

К сожалению, не дожил до светлого Дня Победы коммунист Герой Советского Союза генерал С. С. Гурьев. 22 апреля 1945 г., будучи командиром 16–го гвардейского стрелкового корпуса, он был смертельно ранен при штурме морской крепости Пиллау, ныне город Балтийск. Боевые друзья похоронили его в братской могиле в Кенигсберге.

После войны городок Нойхаузен, на подступах к которому погиб Гурьев, был переименован в Гурьевск.

В городе под Москвой, откуда уходили в бой воины–десантники 5–го воздушно–десантного корпуса под Сталинград, есть улица генерала Гурьева, а в Сталинграде — улица имени 39–й гвардейской.

Продолжала вести героические боевые действия в Сталинграде 13–я гвардейская дивизия генерала А. И. Родимцева.

В начале октября противник возобновил натиск в центре города, где оборонялись части 13–й дивизии. Бои по напряженности и решительности не ослабевали в течение всех последующих дней. Однако противнику здесь не удалось прорваться к Волге. Гвардейцы 13–й дивизии отстояли занимаемые позиции вплоть до 18 ноября.

35–я гвардейская стрелковая дивизия на протяжении всего периода героической защиты Сталинграда вела упорные оборонительные бои в южной части города, в районе Купоросное.

18 ноября 1942 г. закончился оборонительный период Сталинградской битвы. Город был удержан. В кровопролитных сражениях и боях наступательные возможности врага были исчерпаны, и он вынужден был окончательно перейти к обороне.

143 дня и ночи продолжались яростные уличные бои в Сталинграде. Для воинов гвардейских соединений, созданных на базе воздушно–десантных войсц, как и для всех воинов — защитников Сталинграда, самыми характерными качествами в этот период были беззаветная храбрость, стойкость, высокое боевое мастерство, мужество и героизм.

Сложность боевой обстановки и ожесточенный характер боев в городе потребовали от командиров, политработников, партийных и комсомольских организаций соединений и частей усиления партийно–политической работы. Как и прежде, она направлялась на воспитание у воинов мужества и отваги, стойкости и упорства в обороне. Первостепенное значение приобрела работа с воинами прямо на передовой, в блиндажах, на этажах и в подвалах зданий, в цехах заводов. Наряду с этим в дивизиях, полках, батальонах, ротах даже в самой сложной обстановке командиры, политорганы, партийные и комсомольские организации находили возможность для проведения партийных и комсомольских собраний, заседаний бюро.

Большая работа была проделана по разъяснению письма Военного совета и политуправления Сталинградского фронта к коммунистам — защитникам города.

В письме говорилось, что вся Красная Армия учится сейчас стойкости и героизму у частей, защищающих Сталинград. «Каждый из нас, большевиков, — говорилось в письме, — дерущихся в эти дни за Сталинград, должен помнить, что… он умножает славу советского оружия, он вписывает новые страницы в героическую историю нашей партии».

В трудные дни борьбы за Сталинград воины 13–й гвардейской стрелковой дивизии обратились с письмом ко всем бойцам и командирам Сталинградского фронта.

«Братья по оружию! — писали они. — Несколько дней назад мы решили обратиться к вам, защитникам Сталинграда, с письмом, чтобы рассказать о своей борьбе с ненавистными немецко-фашистскими оккупантами. Когда было написано это письмо, мы получили обращение к защитникам Сталинграда славных ветеранов гражданской войны, участников героической обороны Царицына. С волнением и трепетом слушали мы призыв поседевших бойцов. Каждый из нас в эти минуты думал об одном: от нас и только от нас зависит исход борьбы за любимый город Сталинград. Каждый из на