Эбби все еще пыталась собраться с мыслями, когда Люк помогал ей выйти из машины. Ее губы слегка покалывало, а внизу живота ощущалась неуемная пульсация. Эбби целовалась и раньше, но никогда в жизни не переживала ничего подобного. В ней бушевало такое пламя, что она забыла, кто она и где находится. Но что еще более удивительно… они с Люком целовались очень естественно, словно занимались привычным делом. Как будто их губы инстинктивно понимали, что нужно делать, чтобы доставить удовольствие друг другу.

Журналисты подступились ближе, и Люк обнял Эбби за талию, словно пытался защитить ее. Она улыбнулась ему, и ее сердце замерло, когда он улыбнулся ей в ответ. Его улыбка отразилась в его глазах так, как никогда раньше, и он стал выглядеть моложе своих лет, более беззаботным, менее серьезным и сдержанным.

— Готова?

— Ага, — нерешительно кивнула Эбби. — Добро пожаловать на минуту славы.

Затворы камер щелкали так оглушительно, словно залпы военных орудий. Рядом с Эбби возник один из журналистов и протянул в ее сторону руку с диктофоном.

— Все сходят с ума от желания узнать, кем же является ваш мистер Совершенство. Может, представите его?

— Конечно, — лучезарно улыбнулась Эбби. — Знакомьтесь, это мой жених, Люк…

— Эй. Это ведь тот самый Люк Шелвертон? — не дал ей договорить другой журналист. — Он занимался разработкой уникальных технологий, которые произвели революцию в мире комплексной нейрохирургии во всем мире.

Люк слегка улыбнулся, услышав такие похвалы в свой адрес.

— Все верно.

— А когда вы планируете пожениться? — посыпались градом вопросы. — Мы услышим звон свадебных колоколов этим летом?

Эбби не нашлась что ответить, но ей на выручку пришел Люк.

— Мы держим дату нашей свадьбы в секрете, из соображений приватности.

— Не дадите ли парочку советов насчет взаимоотношений с мужской точки зрения?

— Просто оставайтесь собой, — бросил в ответ Люк и повел Эбби ко входу в гостиницу.

— Может, самый романтичный мужчина Лондона подскажет, как ухаживать за своей возлюбленной? — не унимались журналисты.

Люк сжал руку Эбби, словно давал понять, что расквитается с ней за происходящее позже.

— Нужно смотреть ей в глаза, когда она разговаривает с вами. И слушать ее.

— Воспользуюсь твоими советами в следующей колонке, — бросила Эбби, когда они наконец ускользнули от толпы журналистов. — В наши дни все настолько заняты своими телефонами, что почти не смотрят в глаза друг другу.

— За вами должок, юная леди, — улыбнулся Люк.

— Прости, — расплылась в улыбке Эбби. — Хотя должна заметить, что ты великолепно справляешься со своей ролью. И тебе, серьезно, стоит поразмышлять над тем, чтобы вести свою собственную колонку.

— Даже не думай, — искоса взглянул на нее Люк.

А Эбби думала о многом. О том, какой теплой и сильной была его рука, обнимающая ее за талию. Как малейшее движение его пальцев пробуждало в ней страсть, которая волнами перекатывалась по ее телу и опускалась к низу ее живота.

И она не могла выбросить из головы их поцелуй. Как могли губы, которые никогда не улыбались, оказаться настолько страстными? Эбби знала, что обжигающий поцелуй Люка, от которого все ее тело пришло в неимоверный восторг, навсегда отпечатался на ее собственных губах.

Она посмотрела на его чувственный рот и заметила следы своего блеска для губ. Приподнявшись на цыпочки она потянулась к нему и вытерла их.

— На твои губах осталось немного блеска.

Глаза Люка потемнели, и он удерживал взгляд Эбби, словно мысленно прокручивал в голове каждое мгновение их поцелуя. Он посмотрел на ее губы и чуть задержался на них, прежде чем снова заглянуть ей в глаза.

— Я говорил, что ты сегодня выглядишь просто потрясающе?

— Нет, но…

— Ты ослепительно красивая, — продолжил он. — Здесь нет ни одного мужчины, который не пожелал бы оказаться на моем месте.

Эбби понимала, что Люк осыпал ее комплиментами, потому что рядом находились другие гости. Конечно же, они ожидали, что ее жених будет говорить ей приятные вещи, и он справлялся со своей ролью чертовски хорошо. Но как бы ей хотелось, чтобы Люк в самом деле считал ее самой красивой женщиной на этом балу, прямо как настоящей Золушкой.

Наверное, она сошла с ума, что осмелилась мечтать о подобных вещах. Но слова Люка прозвучали так искренне…

— Спасибо, — улыбнулась Эбби. — Жаль только, что в этом платье я не смогу поесть нормально. Моя молния просто не выдержит.

— Эбби! — К ним подошла Фелисити Кирби, главный редактор журнала, и окутала их облаком дорогого экзотического парфюма. — Наконец-то мне посчастливилось увидеть твоего восхитительного мистера Совершенство. — Она лучезарно улыбнулась Люку и протянула ему руку: — Мы бы хотели взять у вас интервью. Мистер Шелвертон, вы занимаетесь потрясающим делом. Один мой друг рассказывал, что жизнь его знакомой была спасена благодаря одной из ваших технологических разработок, с помощью которой проводятся операции на головном мозге. Я попрошу, чтобы с вами связался кто-нибудь из наших сотрудников. Эбби даст мне ваш номер телефона, и мы…

— Исключено. Я не даю интервью, — остановил ее Люк.

Фелисити взглянула на него с таким недоумением, как будто он заявил, что не дышит кислородом.

— Но все хотят узнать о вашем романе с Эбби. И о том, как вам удавалось так долго держаться в тени. Ваш рассказ стоит двухстраничного разворота. Теперь, когда мы узнали, кто вы такой, нам хочется услышать вашу версию. В колонке для гостей вы можете дать пару советов для лондонских мужчин касательно свиданий. Это было бы потрясающе.

— Прошу прощения, но мне это неинтересно.

— Радость моя, убеди его. — Фелисити перевела взгляд на Эбби. — Он притягивает читателей как магнит. И он такой привлекательный! Теперь понятно, почему ты прятала его все это время. Я бы тоже не захотела делиться им.

— Я посмотрю, что можно сделать, — натянуто улыбнулась Эбби.

Как только Фелисити отошла в сторону, Люк обнял Эбби за талию и, наклонившись к ее уху, отчетливо прошептал:

— Мне повторить еще раз?

— Нет. Я все поняла, — закатила глаза Эбби. — Никаких интервью.

— Мне нужно выпить, — вздохнул Люк.

Она схватила его за руку и потащила к официанту, несшему поднос с напитками.

— Мне тоже.

* * *

Несколькими минутами позже Люк стоял рядом с Эбби, держа в руках бокал с шампанским, пока она щебетала с другими гостями в ожидании главного события этого вечера. Он время от времени вставлял пару слов, но потом понял, что лучше помалкивать. Потому что ему приходилось играть роль, прочитав всего лишь половину сценария. Эбби выставила его перед своими читателями в самом выгодном свете. Но разве мог он назвать себя экспертом в том, что касалось романтических отношений? Люк, сам того не желая, испортил отношения со всеми девушками, которые у него были, и не собирался повторять ошибки, из которых извлек уроки, усвоенные с таким трудом.

А что до интервью с ним… Пусть даже не мечтают. Он согласен говорить только о работе, но никак не о личной жизни. Люк мог рассказывать о своих проектах часами, но обычно поручал это дело своим сотрудникам. Ему нравилось оставаться в тени и спокойно делать свою работу. Вот в чем он считался настоящим экспертом, а не в том, чтобы дефилировать на балу и обмениваться банальностями с людьми, с которыми у него не было и никогда не будет ничего общего.

Но Люк не мог не признать, что Эбби выглядела этим вечером сногсшибательно, и ему нравилось ловить на себе завистливые взгляды других мужчин. А еще его приводило в восторг то, как ее тело соприкасалось с его в многолюдном фойе рядом с банкетным залом. Люк не убирал руку с ее талии, и, когда Эбби время от времени поднимала на него глаза и улыбалась, то, что было крепко запертым в его груди, начинало понемногу приоткрываться.

И он до сих пор ощущал вкус ее поцелуя…

Фруктово-сладкая нежность ее губ заставила Люка желать большего. И подобно остальным мужчинам, присутствующим на балу, он не мог оторвать глаз от декольте Эбби. Хотя среди гостей было полно женщин с не менее соблазнительной грудью, Люк, словно зачарованный, не сводил глаз с Эбби.

— Давай посмотрим, что представлено для негласного аукциона, — предложила Эбби. — Вдруг тебе что-нибудь приглянется.

Если честно, единственное, что приглянулось Люку на этом балу, — это сама Эбби. Он задумчиво посмотрел на лоты, среди которых имелось несколько настоящих предметов искусства, но ни один из них не вызвал его интереса. У Люка было столько денег, что он мог купить себе что угодно и когда угодно, и он был счастлив пожертвовать деньги просто так.

А вот Эбби заинтересовалась одним из лотерейных выигрышей. Она стояла и с завистью смотрела на представленную для какого-то счастливчика недельную поездку на двоих на частный остров в Средиземном море.

— Черт возьми, как бы мне хотелось выиграть эту поездку! — Она указала на снимок с белым песчаным пляжем и шикарной виллой. — Я бы с радостью понежилась недельку на частном пляже. И представила бы себя достаточно богатой для того, чтобы владеть собственным островом!

Люк часто подумывал о том, чтобы купить себе островок, где можно было бы укрыться от тревог и стрессов повседневной жизни и куда за ним не последует не покидающее его чувство вины. Он даже как-то посмотрел парочку в Интернете, потому что мысли о теплом песке, серфинге и уединении были очень соблазнительными.

Почти как Эбби.

— Чудесное место для медового месяца, не так ли, Эбби? — спросила одна из ее сотрудниц, проходивших мимо.

Эбби мило улыбнулась ей и повернулась к Люку:

— Чтобы выиграть эту поездку, не надо ничего делать, достаточно попасть на этот бал. Правда, круто? В банкетном зале под стульями приклеены номера. Победителя объявят в полночь.

— А с кем бы ты поехала в случае выигрыша? — не удержался Люк, потому что Эбби смотрела на этот лот с такой тоской в глазах.

— Я не выиграю, — иронично рассмеялась она. — Я никогда ничего не выигрывала.

Дверь в банкетный зал наконец открылась, и Эбби ахнула, увидев потрясающие декорации. Она в восторге схватила Люка за руку, напомнив ему маленького ребенка, который впервые зашел в магазин сладостей. Зал буквально утопал в цветах, а на сцене играла живая музыка. На столах поблескивали хрустальные бокалы и серебряные столовые приборы.

За ужином Люку приходилось поддерживать светскую беседу, и он с облегчением вздохнул, когда снова зазвучала музыка, потому что он истощил весь свой репертуар. Взяв Эбби за руку, Люк поднялся с места.

— Потанцуем?

Ее улыбка была словно проблеск солнца среди унылого зимнего дня.

— С удовольствием. — Она поднялась со стула и наклонилась к нему. — Кстати, я всем говорю, что ты первоклассный танцор.

«Как это похоже на тебя», — мысленно закатил глаза Люк.

— Будем надеяться, что я никого не разочарую.

Когда Эбби шагнула на танцпол, Люк повернулся к ней и прижал ее к себе, и ее тело тут же ожило. У нее перехватило дыхание, словно она поднималась по ступенькам. Сотням и сотням ступенек.

Она не ошиблась, когда сказала, что он потрясающе танцует. Его тело двигалось в одном ритме с ее телом, словно они тренировались для соревнований по танцам. Даже шлейф ее платья не мешал, когда Люк кружил ее по танцполу. Он ни разу не наступил на него сам и не позволил сделать этого другим.

Эбби давно ни с кем не танцевала. С тех пор как она начала притворяться, что состоит в отношениях, она лишилась возможности ходить на вечеринки, потому что не могла найти разумных оправданий тому, почему с ней не было ее жениха. Эбби посчитала, что намного проще вообще никуда не ходить. Последние несколько лет она даже в ресторанах не ужинала, разве только с кем-нибудь из подружек. Эбби прилагала столько усилий, чтобы казаться нормальной, а все закончилось тем, что она оказалась на обочине. Совсем как в детстве.

Но теперь, в объятиях Люка, Эбби вдруг поняла, чего ей не хватало все это время. Было весело притворяться парой, вместе пить и есть и танцевать под чудесную музыку. Но еще больше ей понравилось то, что у них с Люком появилась своя тайна, что только добавляло их отношениям какой-то особой интимности. Окружающие верили, что она и Люк безумно влюблены друг в друга и считали их любовниками.

Так почему бы ей не закрутить роман с ним?

Эбби считала случайный секс неприемлемым, особенно когда ее мать занималась не то что случайным, но беспорядочным, и за деньги. Но разве сможет она почувствовать себя нормальной, если будет оставаться девственницей и в тридцать лет? Или в сорок? А может, даже в девяносто? Но если она переспит с Люком, эта проблема решится сама собой. И тогда она сможет поставить галочку в графе «Нормальная».

Чем дольше Эбби размышляла над этой идеей, тем больше она ей нравилась.

Оставалось убедить Люка.

Люк повел ее в танце чуть в сторону, избегая столкновения с какой-то слишком восторженной парой, и еще крепче прижал к себе.

— Когда мы можем уйти?

— Разве тебе тут не нравится?

— Золушка, твое время почти истекло, — скривился в улыбке Люк.

Эбби прикусила губу и насупилась. Но она не собиралась сдаваться.

— Что-то не так?

Она снова подняла на него глаза и, набравшись храбрости, спросила:

— Может, мы сходим куда-нибудь поужинать?

— Зачем?

— Потому что я не наелась.

— Но у нас только что был ужин из четырех блюд, и ты съела мой десерт.

Эбби посмотрела на чувственный рот Люка, и ей захотелось еще больше его поцелуев. Ей хотелось упиваться ими, и утром она бы точно ни о чем не пожалела.

— Я еще не готова ехать домой. Я лет сто никуда не выходила… Так же как и ты. Так почему бы нам не оторваться по полной?

— Эбби.

Она закрыла глаза и тихо вздохнула:

— Ладно. Ладно. Поняла. Мое время подошло к концу, и ты хочешь вернуться домой к своей работе. Забудь о том, что я только что сказала.

Эбби начала высвобождаться из его объятий, но он остановил ее.

Люк притянул ее обратно к себе, и его бедра соприкоснулись к ее бедрами так, что она забыла, как дышать. Он стоял и смотрел на Эбби, но скорее задумчиво, а не как обычно с неодобрением.

— Разве тебе не хочется подождать розыгрыша поездки на остров?

— Я с трудом могу выиграть в споре, так что уж говорить о таком призе. Хотя я ведь не предлагала тебе чего-то, что могло бы нарушить какие-то твои правила. Обычный ужин, ничего больше.

Люк скользнул взглядом по ее губам, а потом кивнул:

— Ладно. Ужин так ужин.

Он отвез Эбби в какой-то модный ресторан в нескольких кварталах от гостиницы, где проходил бал. Люк бывал в этом месте несколько раз, встречаясь здесь со своими деловыми партнерами, и ему нравилась здешняя атмосфера. В этом ресторане, помимо коктейлей и других напитков, подавали восхитительный кофе и десерты.

Эбби полистала меню и откинулась на обитую бархатом спинку кресла.

— Я выбираю «Секс на пляже».

Люк вскинул бровь и позволил себе пошутить:

— Тебе не кажется, что на улице немного прохладно для этого дела?

Эбби слегка покраснела.

— А ты когда-нибудь занимался сексом на пляже?

Люк почти целый вечер старался не думать о сексе, особенно с Эбби.

— Парочку раз.

Она подалась вперед и положила руки на колени.

— Можно, я расскажу тебе один секрет? — почти шепотом спросила Эбби.

Люк пытался не смотреть на ее губы, чтобы не представлять, как они осыпают поцелуями его тело, опускаясь все ниже и ниже. Он пытался держать себя в руках, но, черт подери, он был всего лишь человеком.

— Выкладывай.

Эбби моргнула несколько раз, а потом облизнула губы, и Люку стало трудно дышать. Она отвела взгляд и покраснела еще больше.

— Забудь. Мне кажется, я выпила слишком много шампанского.

Люку вдруг стало интересно, почему она не смотрит ему в глаза. Что за секрет она хотела ему поведать? Может, что-то еще более невероятное из выдуманных ею «отношений» с ним?

— Так что ты хотела рассказать мне?

Эбби поджала губы и тяжело сглотнула.

— Я… Я никогда не занималась сексом. — Потом она зажала рот руками, словно пожалела о том, что сказала. — Бог мой. Не могу поверить, что я говорю о таких вещах.

— Ты хотела сказать, что никогда не занималась сексом на пляже?

Она убрала ладони ото рта и посмотрела куда-то в сторону.

— Вообще нигде, — едва слышно ответила Эбби.

— То есть… Хочешь сказать, что ни с кем не спала? Ты это имеешь в виду?

Она поджала губы и кивнула.

— Ты девственница? — подавшись вперед, переспросил Люк.

— Ага.

Он в изумлении откинулся на спинку кресла.

— Ты шутишь?

— Не-а, — покачала головой Эбби.

Она была девственницей? Эбби Харт, эксперт по взаимоотношениям, была девственницей? Но почему она до сих пор избегала близости? Ведь ей исполнилось двадцать три года. Большинство современных девушек лишаются невинности намного раньше, если только они не хранят ее из религиозных соображений.

— Но почему? — недоуменно бросил Люк.

Эбби пожала плечами и посмотрела на тарелку с солеными орешками. Она взяла один, забросила себе в рот, прожевала и проглотила. Потом потянулась за следующим.

— Ты знаешь, что почти невозможно ограничиться всего одним орешком? Я проверяла на собственном опыте. Попробуй.

— Эбби, посмотри на меня, — сказал Люк, отодвигая от нее тарелку с орешками.

Она медленно подняла глаза и облизнула соленые крошки со своих губ. Люк с трудом сдержался, чтобы не застонать. Он все время думал о том, чтобы ее язык проделал то же самое с ним.

— Я знаю, это может показаться немного странным, но я никогда не чувствовала себя эмоционально готовой к близости… До этого момента.

— До… этого момента? — Люку казалось, что его сердце сейчас выпрыгнет из груди.

— Я пыталась несколько раз, но потом останавливалась из-за боязни сделать что-то не так и выставить себя полной идиоткой… — Эбби заправила прядку волос за ухо и посмотрела ему в глаза. — Но я подумала, что если наш секс будет похожим на наш танец, то нам будет хорошо в постели.

— Еще одна из твоих теорий?

— Ну да. Ведь я еще не опробовала ее на практике, но именно об этом я и хочу поговорить. — Она неуверенно улыбнулась. — Так что скажешь? Ты согласен?

Люк никак не мог собраться с мыслями, потому что активизировались все части его тела, кроме головы. Он не хотел нажить себе проблем, переспав с Эбби. Помимо того что она была лучшей подружкой его младшей сестры, она доставляла одни только хлопоты.

Но Люк очень хотел ее. Он хотел ее так сильно, что готов был взорваться. Никогда в жизни он не переживал такого возбуждения. Даже в юности.

Но это не значило, что он позволит себе наброситься на нее.

Люк не связывался с девственницами. К тому же Эбби ждала идеального рыцаря на белом коне и в своей колонке писала о счастье в отношениях с надежным партнером.

А он не мог предложить ей ничего подобного, потому что не искал серьезных отношений.

Он подался вперед и взял ее руки в свои.

— Эбби, послушай…

— Мы не обязаны говорить об этом Элле, — перебила его Эбби. — Она даже не знает, что я девственница.

— Не знает? — потрясенно посмотрел на нее Люк. — Но мне казалось, что вы лучшие подруги.

— Да, — опустила глаза Эбби, — но мы знаем друг друга только последние четыре года. Есть такие вещи, которыми нельзя поделиться даже с лучшей подругой.

Люк понимал, о чем она говорила, потому что вел себя точно так же.

Он легонько сжал ладони Эбби, заставив ее снова посмотреть ему в глаза.

— И все же почему ты не рассказала ей?

Ее лицо помрачнело, и она высвободила руки из его ладоней.

— Послушай, если ты не согласен, давай оставим все как есть. Я найду кого-нибудь другого. Рано или поздно такое случится.

Его внутренности сжались. Что значит — она найдет себе другого? Какого-то незнакомца, которого подцепит в каком-нибудь баре? Или на сайте знакомств? Насколько хорошо его сестра знала Эбби Харт? Вообще кто-нибудь знал ее по-настоящему? Как она умудрилась дотянуть до двадцати трех лет, не потеряв девственности? Она ведь была такой привлекательной, соблазнительной и очень забавной. У нее наверняка не было отбоя от кавалеров.

Черт, если потерять бдительность, то можно начать предлагать себя.

Когда к ним подошел официант, у Люка отлегло от сердца, когда Эбби вместо того коктейля заказала чашку чаю. С одной стороны, он обрадовался, что она не будет пить напиток, названный в честь секса на пляже, но с другой — он чувствовал себя как-то неспокойно.

Люк подождал, когда официант удалится, и продолжил разговор:

— Мне кажется, тебе следует хорошенько подумать, прежде чем заниматься сексом с абсолютно незнакомым тебе человеком. Внешность, знаешь ли, очень обманчива, и можно напороться на какого-нибудь подонка.

— Оставь свои лекции для младшей сестры, — буркнула Эбби и зачерпнула пригоршню орешков. — Я не дам себя в обиду.

Люк боялся думать о том, что она ему предлагала, потому что его тело буквально сошло с ума, и он с трудом сохранял самообладание.

— Ты точно не хочешь заказать к чаю какой-нибудь десерт?

— Я уже не голодна, — смахнула с пальцев соль Эбби. — Я объелась орешков.

У Люка появилась собственная теория. Эбби была в точности, как те самые орешки. Заняться с ней любовью один раз будет абсолютно недостаточно.

Внутри клатча Эбби пискнул телефон. Она достала его, и ее глаза округлились, став размером с блюдца.

— О господи…

— Что случилось? Дурные новости?

Она подняла глаза и расплылась в улыбке:

— Ты не поверишь. Ты выиграл поездку на остров.