Функциональное питание

Монастырский Константин

Глава I.

ОСНОВЫ ФУНКЦИОНАЛЬНОГО ПИТАНИЯ 

 

 

Питание, полнота и... все болезни

С момента зачатия и до последнего дыхания человеческий организм развивается, существует и чахнет (!) исключительно благодаря питанию: эмбрион черпает питательные элементы из организма матери, новорожденный – из грудного молока, человек – из пищи. С первого всхлипа и до последнего вздоха и грудное молоко, и вода, и пища попадают в организм исключительно через рот и проходят длительный цикл «автоматического» переваривания, ассимиляции и выведения. 

Ключевая биологическая функция питания – восполнение органических и элементарных ресурсов, необходимых для деления клеток, регенерации тканей и синтеза критически важных органических компонентов для ежесекундной деятельности организма. В нормальных условиях ребёнок растет независимо от того, как он питается. Несомненно, чем качественнее питание, тем лучше рост. Пока дети преображаются в стройных, красивых, энергичных юношей и девушек, их родители, питаясь теми же продуктами и с того же стола, поправляются, теряют энергию, болеют и превращаются из стройных, красивых мужчин и женщин в пожилых людей. Почему?

К 22–25 годам, с завершением полового созревания и роста, начинает снижаться уровень метаболических гормонов, которые до этого руководили эффективной ассимиляцией белков, углеводов и минералов, необходимых для превращения младенца во взрослого. Как следствие, усвоение питательных элементов из пищи снижается на 1%–2% каждый год, и к 50 годам у относительно здоровых людей составляет только 40%–50% от юношеского уровня, и значительно меньше – у больных. Несмотря на прекращение роста, безостановочно продолжается деление и обновление клеток. Более того, потребность организма в питательных элементах и энергии возрастает, так как нужны дополнительные ресурсы для рождения и воспитания детей, продвижения по службе, участия в социальной жизни и т.п. Возможные болезни, лекарства, стресс, курение, алкоголь, стимуляторы и другие факторы компрометируют желудочно–кишечный тракт и эндокринную систему и еще больше усугубляют питательный дефицит.

Хотя на уровне ощущений «живота» аппетит утоляется привычным количеством пищи, на уровне клеток организм начинает испытывать голод, так как усваивается все меньшая и меньшая часть необходимых элементов. В результате, недостаточность питательных элементов активизирует защитные функции организма – накопление жира «про запас» на бедрах, талии, животе, груди и других генетически предрасположенных местах. Неудивительно поэтому, что чем сильнее ваши гены, тем больше и быстрее вы будете поправляться, ибо свои гены вам передали предки, которые смогли пережить длинные, голодные северно–европейские зимы, благодаря быстрому накоплению жира в течение короткого лета.

Как это ни странно, большинство женщин и мужчин в ответ на уменьшение усвоения пищи, увеличение нагрузок, накопление веса и потерю энергии следуют абсолютно сумасбродной логике – садятся на строгие диеты и начинают заниматься спортом. Организм же, и без того лишенный необходимых жиров, белков и минералов, неизбежно отвечает болезнями, еще большей, часто хронической, усталостью, депрессиями и другими очевидными признаками преждевременного старения. Задумайтесь, почему, когда болеет ребенок, его стараются кормить больше и лучше, а когда болеет взрослый, его сажают на диету? Почему здоровые дети, подростки и молодые люди не поправляются, несмотря на то, что они так много едят? Почему женщины, прекратившие ограничительную диету, набирают вес еще быстрее и больше?

Современное отношение к питанию можно сравнить с владельцем автомобиля, который после каждой поездки пополняет бензобак водой. Вскоре, из–за перебоев в работе, механик увеличит приток бензина к двигателю, а еще через несколько поездок машина не только не поедет, но и заржавеет.

Что же происходит дальше? Организм реагирует повышенным аппетитом на недостаток питательных элементов. На увеличение же количества пищи организм, лишенный ресурсов для полного переваривания, реагирует желудочнокишечными расстройствами – гастритами, язвами, изжогами, запорами и т. п. Лекарства, ликвидирующие эти расстройства, еще больше компрометируют переваривание и усвоение, поскольку их действие базируется на нейтрализации желудочного сока. К 40–50 годам организм попадает в замкнутый круг – питательный дефицит невозможно восполнить из–за неадекватного переваривания и усвоения... Чем хуже усвоение пищи, тем больше дефицит питательных элементов, необходимых для усвоения.

С одной стороны, организм лишен возможности эффективно функционировать из–за дефицита питательных элементов. С другой – избыток продуктов распада перегружает защитные системы организма токсинами из–за несварения. Организм, зажатый с двух сторон, отвечает сначала временными неудобствами, потом болезнями, потом преждевременным старением и, наконец, ранней смертью.

АХ, ПЕРЕЕХАТЬ БЫ НА КАВКАЗ...

В идеальных условиях организм может функционировать – с небольшими отклонениями – до 110–120 лет. Средний возраст в 100–110 лет скорее норма, чем исключение для горцев Кавказа, Тибета и Памира. Более 62 тысяч американцев уже отметили свое столетие.

Неправильный стиль питания угрожает здоровью и долголетию гораздо больше, чем вино и сигареты вместе взятые. Пьющие и курящие с детства французы стройнее, здоровее и живут дольше американцев. Практически все японцы–мужчины курят и употребляют алкоголь, причем, в больших количествах и с юношеского возраста. Несмотря на это, средняя продолжительность жизни и в Японии, и во Франции выше, чем в США. Чем эти нации отличаются от американцев? За последние 300–400 лет стиль питания и качество продуктов в Японии и во Франции почти не изменились.

Все без исключения болезни, в том числе генетические, и даже в какой–то мере травмы – результат нарушения деятельности пищеварительных органов, которые снабжают остальные органы энергией и элементами, необходимыми клеткам для деления. Депрессия, артрит, инфаркт, инсульт, потеря памяти, все формы рака и все остальные тысячи и тысячи болезней, описанные в медицинских справочниках, начинаются в животе:

• Психические заболевания возникают в результате недостатка того или иного элемента в питании – сначала матери, потом самого индивидуума. Депрессия, например, связана с дефицитом лития, витамина B12 и аминокислот, причем, чем больше дефицит, тем сильнее ее проявления, включая маниакальные состояния. Депрессия, в том числе многолетняя клиническая, практически во всех случаях предупредима и обратима с помощью изменений в питании.

• Проблемы с памятью в основном связаны с диетой. Мозг на 60% состоит из жиров, 10% сухого остатка – холестерин. Передача информации между клетками мозга ведется на уровне нейропередатчиков белкового происхождения. Откажите мозгу в достаточном количестве жиров и белков, и результаты не заставят себя ждать. Эпидемия болезни Альцгеймера (потеря памяти) – следствие систематической борьбы с холестерином и мясом в диете. Болезнь Альцгеймера (как и рассеянный склероз, болезнь Паркинсона и т.п.) в значительной мере предупредима и частично обратима (в зависимости от степени) с помощью изменений в питании.

• Раковые заболевания возникают в результате дефицита питательных элементов или не выведенных из организма токсинов и прогрессируют исключительно из–за ослабленной иммунной системы в результате того же дефицита питательных элементов и хронического токсикоза. Рак простаты, к примеру, связан с дефицитом цинка, рак груди – с дефицитом аминокислот, рак прямой кишки – с хроническим токсикозом и нарушением кислотно–щелочного баланса и т.д. За последние два десятилетия раковые заболевания прямой кишки увеличились в 16 раз (1600%). Рак груди, простаты, кишечника и другие формы в значительной мере предупредимы и, в некоторых случаях, обратимы с помощью изменений в питании.

• К 35 годам остеопороз «бушует» практически у всех мужчин и у большинства женщин. Разительная трансформация лица и тела к 40–45 годам – не старение, а результат катастрофической деминерализации костей и дегенерации мышц. У 75% американцев к 35 годам диагностируется пародонтит – деминерализация челюстных костей, которая к 50–60 годам приводит к потере зубов. Остеопороз и артрит предупредимы и обратимы с помощью изменений в питании.

• Все без исключения сердечно–сосудистые заболевания, в том числе врожденные, – результат питательного дефицита. Борьба с холестерином еще больше усугубляет проблему: пищевые жиры – это катализаторы усвоения витаминов и минералов, необходимых для нормальной работы и печени, и сердца, и сосудов. Атеросклероз предупредим и обратим с помощью изменений в питании.

• Белки и минералы нужны для синтеза коллагена. Сосуды, лишенные коллагена, теряют эластичность и гладкость. То, что вы видите на коже лица пожилого человека, происходит и на стенках сосудов. Когда–то гладкие, как лед, и эластичные, как гуттаперча, сосуды и сердечные стенки становятся жесткими, хрупкими и шершавыми, как садовый шланг, пролежавший все лето на солнце. Не сегодня–завтра – повышенное давление, первый инфаркт, инсульт или прободение аорты и, практически, мгновенная смерть. Болезни сосудов предупредимы и частично обратимы с помощью изменений в питании.

• Чем сильнее ожирение и чем больше ограничиваются жиры в диете, тем быстрее набирается вес. А у человека, который без ограничений ест мясо, масло и жирное, скорее всего, будет и стройная фигура, и сбалансированный для его возраста уровень холестерина, и здоровые сосуды, и хорошее настроение, и активная половая жизнь, и отменная память. Полнота практически полностью предупредима и обратима с помощью изменений в питании.

• Импотенция и бесплодие как у мужчин, так и у женщин, связаны с дефицитом необходимых в диете белков, жиров и минералов. Импотенция и бесплодие предупредимы и в большой мере обратимы с помощью изменений в питании.

Вот почему в США средняя продолжительность жизни у мужчин пока только 73 года, у женщин – 78 лет. Вот почему практически всё взрослое население страдает от желудочно–кишечных расстройств, которые компрометируют или абсорбцию жизненно необходимых питательных веществ, или выведение отходов из организма, или и то и другое. К сожалению, содержимое вашей кастрюли не входит в компетенцию врачей. А если бы входило, то в США, как на Кавказе или Тибете, не было бы столько врачей и было бы много долгожителей.

 

Всё течет, всё меняется...

Современная диета (стиль питания) принципиально отличается от питания наших предков, которое оставалось неизменным на протяжение десятков тысяч лет. Как ваши уши реагируют на неприятные звуки, так и ваш желудочно–кишечный тракт реагирует на непривычную ему еду. В древние времена подвергали медленной и мучительной казни звуком капающей воды. Сегодня большинство американцев обречены на медленную и мучительную казнь... едой. Остановить «наказание» желудка и кишечника так же просто, как перекрыть кран с водой, – необходимо есть пищу, которая наиболее совместима с нашими внутренними органами.

Как я уже писал ранее, с завершением роста и развития к 25 годам, усвоение питательных веществ даже в идеально здоровом кишечнике уменьшается примерно на 1%–2% в год, и к 50 годам составляет только половину. Пищевой дефицит – основная причина старения. Чем больше дефицит, тем быстрее старение. Так – через старение и смерть – природа регулирует смену поколений. Природу можно обмануть, или увеличивая объем еды на 1%–2% каждый год, или используя оптимальные для организма продукты и добавки. Первый путь приведёт к ожирению, атеросклерозу и диабету, второй – к долголетию.

Систематическое применение антибиотиков и лекарств, пестициды и гербициды в продуктах, канцерогенные и токсичные красители и добавки, загрязненная вода, алкоголь, стресс, пищевые отравления и хронические запоры заметно компрометируют желудочно–кишечный тракт. Переход на оптимальное питание требует комплексного восстановления, перетренировки и реабилитации желудочно–кишечного тракта. Большинство людей не едят те или иные продукты не потому, что они их не любят, а потому, что просто не могут переварить и усвоить.

Возможно, многие изменения в современном питании были сделаны из хороших побуждений. Во фруктах действительно много витаминов, в которых нуждаются взрослые и дети. В овощах действительно много клетчатки, которая может быть необходима для регулярной работы кишечника. Мясо, полученное индустриальными способами – с добавлением антибиотиков и на искусственном корме, – действительно вредит организму. К сожалению, «хорошие побуждения» дают лишь краткосрочные положительные результаты и наносят значительный и скрытый до поры до времени ущерб вашему здоровью.

Углеводы, т. е. простые и сложные сахара, содержат только атомы кислорода (О), азота (N), водорода (H) и углерода (С). Первые три мы получаем в избытке при дыхании и с водой, а углерод – с белками. Вот почему организм может обходиться без углеводов, но не может – без белков, жиров и минералов. Однако преимущественно углеводное питание (фрукты, злаковые и богатые крахмалом овощи) не обеспечит ваш организм компонентами, критически необходимыми для деления клеток.

Ваш организм состоит из воды, белков, жиров и неорганических компонентов. Процессы деления клеток и замены тканей продолжаются на протяжение всей жизни и требуют полного спектра пищевых белков, жиров и неорганических компонентов. Ваше питание должно максимально соответствовать этим требованиям организма и состоять в основном из воды, белков, жиров и минералов, получаемых из продуктов, которые усваиваются практически без остатка.

Сомневаетесь? Разыщите в вашем окружении мужчину или женщину старше 60 лет, которые относительно здоровы, в хорошей физической форме, с хорошим настроением, и расспросите их, чем и как они питаются. Если не найдете, обратитесь к опыту долгожителей Кавказа и Тибета, которые на протяжение всей своей долгой жизни питаются исключительно бараниной, овечьим молоком и сыром. Пастухи–кочевники не выращивают ни фрукты, ни овощи, ни злаковые. Они пьют крепкий чай с солью и почти все курят. В их диалекте нет слов врач и лекарство. Они вновь женятся в преклонные годы (пережив своих жен, которые ведут оседлый образ жизни в предгорье и частично питаются «из магазина»), и их молодые жены рожают детей, которым их отец годится в пра–пра–пра–дедушки. Они уходят из жизни, сохранив свои зубы, отменный слух и зрение. Кроме глубокой старости, вторая причина смертности – травматизм. Горы все–таки...

 

Что такое функциональное питание

Помните поговорку:

мы живем не для того, чтобы есть, а едим для того, чтобы жить?

Она очень точно описывает суть функционального питания, которое и является базой для стройной фигуры, абсолютного здоровья и долголетия.

Согласитесь, маловероятно, что здравомыслящий владелец новенького, а тем более подержанного автомобиля будет заправляться заведомо бракованным бензином, у которого высокий расход на 100 км проезда, от которого быстрее снашивается мотор и стучат клапана, который содержит канцерогенные добавки и к тому же стоит дороже, чем высококачественный бензин. Так может поступать только ненормальный, не так ли? Несмотря на очевидную абсурдность такого нерачительного отношения к автомобилю, большинство людей поступают именно таким образом со своим организмом – заправляют его низкопробным «топливом», жалуются на хронические боли, лишены энергии, умирают в расцвете лет от болезней, характерных для 80–летних, и расходуют на питание и лечение значительно больше средств, чем на качественную еду и элементарную профилактику. Следующая таблица иллюстрирует очевидные недостатки различных стилей питания для организма человека по сравнению с функциональным:

Как ни парадоксально самовредительство, в конечном итоге взрослый человек вправе распоряжаться своим телом. К сожалению, стиль питания у большинства детей еще пагубнее, чем у их родителей, и с еще более плачевными последствиями: США захлестнула неслыханная эпидемия детского ожирения, диабета, остеопороза, рака, инфарктов, депрессий, самоубийств и даже массовых убийств сверстников и родителей.

Наши более везучие предки, в меру счастливого стечения обстоятельств (примитивное сельское хозяйство, отсутствие холодильников, сезонные продукты, приготовление пищи при низкой температуре, необработанная вода), жили намного здоровее и дольше, чем неосведомленные американские потребители и даже американская интеллектуальная элита – врачи, ученые, бизнесмены, управляющие, политические деятели и их дети. Еще сто лет тому назад в среде высших социальных классов США питание, за исключением добавок, было очень близко к функциональному: экологически чистые, минимально обработанные свежие мясо, птица, рыба, масло, сметана, сливки, яйца и только в сезон овощи и фрукты. Несмотря на их «плохую», по сегодняшним меркам, диету, наши предки были худыми, крепкими, выносливыми и здоровыми, а такие болезни, как рак или инфаркт, считались экзотическими. За годы работы в центральном госпитале Бостона (Massachusetts General) в середине 1920–х годов будущий кардиолог президента Эйзенхауэра Dr. Dudley White не наблюдал ни одного (!) случая инфаркта, а холестерин на стенках артерий, видный во время вскрытия невооруженным глазом, в медицинских учебниках начала века не был описан вообще, несмотря на ренессанс патологической анатомии, который начался в середине XIX века – анатомические атласы, по которым студенты–медики по сегодняшний день изучают мельчайшие детали и аномалии человеческого организма, были созданы именно в те годы.

Современное функциональное питание отличается от питания наших предков большим изобилием, разнообразием и, возможно, качеством продуктов. Круглогодичное изобилие и доступность бесчисленных сортов сыров, масла, растительных жиров, рыбы, баранины, говядины, свинины, птицы и дичи – нирвана для гурманов.

Качественные, безопасные, экономичные и доступные всем желающим пищевые добавки гарантируют организму все необходимые витамины, минералы, микроэлементы, за которыми наши предки регулярно ездили на минеральные воды.

Функциональное питание, в отличие от иррационального, – это стиль питания «для того, чтобы жить», адаптированный к современным возможностям, условиям и привычкам. Оно, с одной стороны, целенаправленно воспроизводит «счастливое стечение обстоятельств», с которыми повезло нашим предкам, с другой – учитывает пол, возраст и интенсивность профессиональных нагрузок, современную технологию выращивания и приготовления продуктов и, наконец, в сочетании с пищевыми добавками компенсирует недостаток питательных элементов, необходимых для абсолютного здоровья и долголетия.

И, пожалуй, самое важное: функциональное питание – это не очередная сумасбродная диета, а всегда сытный, всегда вкусный, всегда здоровый стол и необычайно эффективный образ жизни!

Когда меня с недоумением спрашивают, что же такое функциональное питание, я отвечаю: это такое питание, которое дает организму все, что ему надо, и не дает ничего, что ему вредит. Несмотря на очевидную простоту и изящность этой формулировки, она только частично и поверхностно отвечает на поставленный вопрос.

Успех любой «схемы питания» базируется на естественных, неизменных законах физики, химии, физиологии и эволюции. Тот факт, что мы научились переправлять по воздуху охлажденные бананы из тропиков в Северную Америку, и они, наряду с другими традиционными и экзотическими фруктами, стали доступны круглый год даже нищим, увы, не означает, что организм человека, который формировался десятками тысяч лет, смог автоматически измениться и приспособиться к «банановой» диете за последние пятьдесят лет. Функциональное питание возвращает нас к истокам, запрограммированным в нас генами предков:

В Южной Индии, где практикуется «чистое» вегетарианство (без молока, рыбы, яиц), средняя продолжительность жизни всего 54 года – не помогают ни йога, ни теплый климат, ни размеренный образ жизни.

Тибетские и кавказские пастухи, вопреки тяжелой работе и крутому горному климату, исключительно на мясомолочной диете (баранине, сыре, кумысе), крепком чае с солью и низкопробном табаке не просто живут до 100 лет, но еще и работают и даже женятся в этом преклонном возрасте.

Французы – несмотря на вино с детства, поголовное курение, красное мясо, яйца, жирный гусиный паштет (почти чистый холестерин), сливочное масло и даже десерты – на первом месте в мире по продолжительности жизни. Мы, американцы, всего лишь на 19. Влияние различных стилей питания на талию, здоровье и долголетие и бесспорные преимущества функционального питания наглядно иллюстрируются в следующей таблице:

Из таблицы достаточно очевидно, что белково–жировой стиль питания, с одной стороны, содержит критически необходимые для организма белки и жиры, с другой – не амортизирует эндокринную систему избытком углеводов, то есть наиболее синергичен с организмом человека антропологически и физиологически.

Функциональный стиль питания устраняет явные недостатки современной белково–жировой диеты: натуральные пищевые добавки компенсируют дефицит витаминов, минералов и микроэлементов, а преимущественно органические продукты предохраняют организм от патогенных и канцерогенных пестицидов и гербицидов, синтетических удобрений, антибиотиков, красителей и консервантов, широко используемых индустриальным агробизнесом в обычных продуктах.

Формально мне могут возразить, что, мол, и на функциональной диете может возникнуть большинство из перечисленных заболеваний. Формально, несомненно, могут, но, согласитесь, суть не в том, чем мы заболеем или от чего умрем, а в том, когда начнется развал организма – в 40–45 как у большинства вегетарианцев, в 55–60 как у большинства американцев, в 65–70 как у большинства французов или японцев, или в 90–100 – на функциональном питании. Выбирайте сами!

ЖИВЕМ ДОЛЬШЕ? ТОЖЕ НЕТ!

И в недавнем, и в далеком прошлом продолжительность жизни представителей высших классов, изолированных от эпидемий и освобожденных от работы на износ, была не меньше продолжительности жизни среднего американца сегодня. И это без «эффективной» медицины, вакцин, лекарств, антибиотиков, современной гигиены, без холодильников, кондиционеров, центрального отопления, автомобилей и других комфортов современной жизни.

Утверждение эпидемиологов о том, что благодаря «чудо–медицине» удалось поднять среднюю продолжительность жизни с 27 лет в конце XIX века до 73–78 лет сегодня – подтасовка статистических фактов и один из самых циничных аргументов медицинского и фармацевтического лобби о «пользе» результатов их деятельности.

Средняя продолжительность жизни – то есть число лет, которое в среднем предстоит прожить совокупности лиц, родившихся в одном году – у нынешних американцев действительно больше, чем сто лет назад. В реальности, это не имеет никакого отношения к заслугам медицины, и вот почему:

• Вакцинация. В Европе впервые была применена вакцина от оспы в 1796 году английским врачом Эдвардом Дженнером (1749–1823, Edward Jenner), который в свою очередь применил восточный метод вакцинации детей от оспы высушенными корочками, снятыми с язв прокаженных. Уже в 1881 году всё тот же Луи Пастер (1822–1895) прививал баранов от сибирской язвы, а чуть позднее разработал вакцину от бешенства (rabies) для людей и животных.

• Стерилизация. Где–то с конца XIX века врачи стали мыть руки и дезинфицировать инструменты благодаря стараниям Джозефа Листера (1827-1912), что существенно сократило смертность среди рожениц, новорожденных, раненых и больных на излечении.

• Канализация и водопровод. До недавнего времени отхожая яма соседствовала с колодцем, а мытье рук было так же популярно, как сегодня общая баня; не говоря уже о сбросе отходов жизнедеятельности животных и человека в реки, ручьи и водоемы, которые были не только источником питьевой воды и «морепродуктов», но по совместительству еще и баней. Понятно, в таких бытовых условиях чума или холера чувствовали себя как дома.

• Войны. В современном давно поделенном мире самые молодые, самые крепкие, самые быстрые и самые способные бьются за отечество и отстаивают национальную гордость на футбольном поле или боксерском ринге. Совсем недавно – в бесконечных битвах, которые заканчивались далеко не синяками. Первая мировая война – 8,5 миллионов военных и 13 миллионов мирного населения; вторая мировая – по разным оценкам, от 35 до 60 миллионов погибших. Конечно же, погибали в первую очередь молодые солдаты, которые тоже входили в статистику «средней продолжительности жизни».

• Голод. Индустриальные методы сельского хозяйства и современные технологии хранения продуктов устранили колоссальную смертность, особенно детскую, из–за голода или недоедания в результате неурожая, природных бедствий, войн и подобных факторов.

• Трансформация экономики из аграрной в индустриальную, из индустриальной в информационную (сервисную) значительно снизила летальный травматизм, особенно среди самых работоспособных – молодежи и детей.

• Развитая экономика. $1,3 триллиона в год – более четверти национального бюджета – расходуется в США на медицинское обслуживание населения. Эта абсолютно беспрецедентная цифра (в четыре раза больше, чем расходы на оборону!) позволяет отложить на неопределенный срок естественную смерть десятков миллионов обреченных американцев, у которых качество жизни в старости – врагу не пожелаешь.

Если бы эпидемиологи сравнивали продолжительность жизни и причины смертности для идентичных по образу жизни социальных классов, оказалось бы, что средняя продолжительность жизни внутри многих групп сегодня ниже, чем два века назад. Сомневаетесь? Чтобы рассеять эти сомнения, познакомьтесь, пожалуйста, с данными о продолжительности жизни президентов США, родившихся до XX века:

Как видите, средняя продолжительность жизни президентов США, родившихся до XX века (за исключением убитых Линкольна, Гарфилда, Маккинли и Теодора Рузвельта), составляла 72,2 года. John Adams (1735–1836) дожил до 101 года, James Polk (1795–1849) умер самым молодым – в 54 года. Возможно, многие из них прожили бы на 10–15 лет дольше, как большинство мужчин и женщин их социального класса, если бы не специфика их президентской деятельности – общение с большим количеством людей, чрезмерные умственные и физические нагрузки, ежедневный стресс, утомительные поездки по стране и другие факторы риска.

Согласитесь, устранение детской смертности благодаря поголовной вакцинации, устранение смертности рожениц благодаря вымытым рукам, устранение желудочно–кишечных инфекций благодаря канализации и водопроводу, устранение смертности из–за войн среди молодых мужчин, устранение голода благодаря трактору и холодильнику, трансформация крестьянина в рабочего, а позднее – рабочего в программиста и пока еще безграничные материальные ресурсы США – все это имеет такое же отношение к достижениям «современной медицины», как фазы Луны к собачьему вою, то есть – н–и–к–а–к–о–е!

Почему же 200 лет назад – без центрального отопления и кондиционирования, на воде из колодца, примитивной мясомолочной диете, изрядном количестве вина, непременной сигаре и без сколько–нибудь «эффективной» медицины – наши предки жили в целом дольше, качественнее и лучше, чем образованные и состоятельные американцы начала XXI века? Конечно же потому, что их стиль питания и качество продуктов и воды идеально соответствовали антропологическим, физиологическим и эволюционным нуждам организма.

Также несомненно, что их стиль питания не определялся ни бюрократами Национального института здоровья и Министерства сельского хозяйства (их тогда не было), ни спонсорами Американской медицинской ассоциации и Американского института сердца (тогда не было ни спонсоров, ни ассоциаций), ни коммерческими интересами и маркетинговыми возможностями фирм Coca–Cola и Pepsi (тогда еще колу давали беременным от тошноты, и в её состав входил кокаин), ни бесчисленными книгами, статьями, журналами и Интернет–сайтами, посвященными «правильному питанию».

Что же все–таки определяло их стиль питания? Конечно же, местные климатические и сезонные условия, натуральное сельское хозяйство, обилие дичи, птицы, рыбы, диких грибов и ягод, отсутствие холодильников и металлической посуды, примитивные печи и инструменты для обработки продуктов и, конечно же, здравый смысл, наблюдательность и опыт поколений.

ГИБЕЛЬ И РАСЦВЕТ НАЦИЙ – ФУНКЦИЯ ДИЕТЫ

Результаты палеонтологических и археологических исследований древних захоронений указывают на интересный антропологический парадокс – чем старее захоронение, тем «здоровее» скелет (если можно так сказать об останках) по объективным показателям: низкая детская смертность, отсутствие остеопороза (потеря кальция из костей) и переломов, наличие всех зубов без кариеса, более крупная грудная клетка, больший рост и относительно поздняя для тех времен смертность.

Захоронения в зонах развитого сельского хозяйства открывают совершенно другую картину: высокая детская смертность, остеопороз и переломы, потеря и кариес зубов, низкий рост и ранняя смертность. Переход на оседлый образ жизни, высокая концентрация населения и увеличение в диете растительной пищи, молока и мяса домашних животных принесли с собой инфекции, эпидемии и дегенеративные болезни.

Даже если не углубляться в далекое прошлое, а всего лишь проанализировать успехи и достижения тех или иных цивилизаций с точки зрения развития сельского хозяйства и степени оседлости, вырисовываются интересные параллели:

• В XII–XIII столетиях кочевники татаро–монголы, исключительно мясоеды, с легкостью завоевывали и истребляли оседлое мужское население укрепленных городов Руси.

• Египет, одна из первых высокоразвитых аграрных культур, к XIX–XX векам остался на несколько столетий позади северно–европейских культур – волею судьбы и климата традиционных мясоедов.

• После заката Римской и Греческой Империй, с начала I века н.э. и по сегодняшний день, северно–европейские нации внесли наибольший вклад в мировую культуру и науку – живопись, архитектуру, музыку, литературу, философию, математику... Это и не удивительно: интенсивная интеллектуальная деятельность мозга требует много жиров (60% мозга – жир) и белков – передача информации в мозге осуществляется за счет нейропередатчиков, которые состоят из белков. Более южные диеты, насыщенные легкими для усвоения углеводами, не способствовали интеллектуальной деятельности. (Несомненно, сыграли свою роль длинные зимы, закрытые помещения, а также экономические рычаги, но не столь значительную, как мясная диета.)

• Соединенные Штаты Америки – мекка мясоедов – с начала XIX века до 70–х годов XX века доминировали во многих областях экономики и культуры.

• Япония и Южная Корея – на рыбе, мясе и американском know–how – добились колоссальных успехов в постиндустриальной экономике конца 70–х – начала 90–х годов.

С начала 90–х годов и по сей день США лидируют в мировой экономике, информатике, науке, культуре и политике. Увы, это долго не продлится – нация, которая тратит треть своего бюджета, более триллиона долларов в год, только на здравоохранение, быстрее всего обречена... Неудивительно, почему каждый год приходится импортировать в США сотни тысяч специалистов и ученых со всего мира.

 

Физиология пищеварения – база функционального питания

Спасибо, Моисей!

Как вы, наверное, уже догадались, функциональное питание еще с библейских времен базируется преимущественно на белках и жирах, т.е. мясе, птице, рыбе, сметане, масле и т.п., и радикально отличается от нынешней доктрины «правильного» питания (это наглядно демонстрируют две Пищевые пирамиды в начале книги). Согласитесь, затеять спор с фанатиками, а тем более с государственными институтами, так же продуктивно, как начать осушать океан. Намного проще обратиться к неоспоримым библейским, анатомическим и физиологическим фактам, а затем решать, кто прав, а кто нет. Поэтому давайте кратко познакомимся с физиологией пищеварения, которая и диктует самый оптимальный (для выживания и здоровья) стиль питания, тот самый, который я называю функциональным.

КАК ПРОИСХОДИТ ПИЩЕВАРЕНИЕ

Процесс переваривания пищи у человека проходит через две фазы: кислотно–ферментную среду желудка и щелочную – кишечника. Ключевая функция желудка – переваривание белковой пищи в желудочном соке. Углеводы и жиры в соляной кислоте не перевариваются – они попадают практически в неизмененном виде (в химическом смысле) в кишечник, где углеводы расщепляются ферментами, секретируемыми поджелудочной железой, а жиры эмульгируются за счет желчи и ферментов, выделяемой желчным пузырем и поджелудочной железой.

В течение суток у взрослого человека выделяется примерно 8,5 литров (л) пищеварительных соков, в том числе 1,5 л слюны, 2,5 л желудочного сока, 1 л сока поджелудочной железы, 1,2 л желчи, 2,5 л сока кишечных желез. Соки пищеварительных желез на 90% состоят из воды, большая часть которой в процессе пищеварения возвращается обратно в кровяное русло через стенки желудка и кишечника. Сок поджелудочной железы имеет щелочную реакцию (pH=8,9), соляная кислота в желудочном соке – кислую (pH=1,5 – достаточно, чтобы растворить подошву), вода – нейтральную (pH=7,0).

Переваривание пищи начинается во рту. Пережевывание измельчает, а слюна смачивает пищу. Ферменты слюны (амилазы) конвертируют крахмал в простые сахара. Пережеванная и увлажненная пища через гортань и пищевод попадает в желудок. Пища проходит через органы пищеварения с помощью перистальтики гладких мышц, формирующих наружные стенки органов желудочно–кишечного тракта. Именно благодаря перистальтике, мы можем есть лежа, в невесомости и даже вверх ногами.

Желудок секретирует большое количество пищеварительных ферментов и желудочный сок, которые продолжают растворять и перерабатывать пищу. Сахара и алкоголь абсорбируются через стенки желудка в кровяное русло, а остаток пищевой кашицы проходит в первую секцию кишечника – двенадцатиперстную кишку.

Поджелудочная железа секретирует в двенадцатиперстную кишку пищеварительные ферменты: липазы разлагают жиры на глицерин и жировые кислоты; протеазы – белки на аминокислоты; амилазы превращают сахара, крахмалы и клетчатку в глюкозу

Желчный пузырь (по существу, придаток печени) выделяет в кишечник желчь, которая эмульгирует жиры в усваиваемую форму. Небольшие железы на стенках кишечника также секретируют ферменты, которые продолжают процесс переваривания. Перистальтика продвигает пищевую кашицу в тонкий кишечник, стенки которого, как мох, покрыты волосками (villi), и через них питательные элементы абсорбируются в кровяное русло. Остатки пищевой кашицы переходят в толстый кишечник.

Толстый кишечник играет важную роль в усвоении питательных элементов и эвакуации переваренной пищи. В нормальном состоянии толстая кишка заселена симбиотическими бактериями, которых в ней больше, чем клеток в организме. Бактерии продолжают переработку пищевой массы и в процессе производят витамины, которые абсорбируются в кровь.

Кровь, после очистки и обработки в печени, разносит питательные элементы во все клетки организма, которые используют их для энергии и деления. Умершие клетки, наряду с отходами биосинтеза, выводятся из организма через почки и кишечник.

ЭВОЛЮЦИЯ ОРГАНОВ ПИЩЕВАРЕНИЯ

Организм человека приспособлен синтезировать все необходимые ему витамины (эскимосы – даже витамин С) исключительно на белковой диете. Однако наш организм не в состоянии синтезировать ни восемь критически необходимых аминокислот, ни целый ряд критически необходимых жиров из группы Omega–3, 6 и 9, которые доступны в едином комплексе только из преимущественно белково–жировой, те. мясной диеты.

В процессе эволюции ничего не происходило случайно. Выживали действительно сильнейшие, и передавали свои гены будущим поколениям только те, кто выживал. Если в процессе эволюции первым пищеварительным органом стал кислотный желудок, приспособленный к перевариванию белковой пищи, а не щелочная тонкая кишка, приспособленная к перевариванию только углеводов, очевидно, что мясо – а не овощи и фрукты – преобладали в диете наших предков.

Неудивительно, что ни у вегетарианца–слона, ни у коровы, ни у лошади нет полноценного кислотного желудка. Их основной пищеварительный орган по функциональности близок к нашей тонкой кишке и приспособлен исключительно к ферментации растительной пищи – травы, кореньев, листьев и фруктов.

Было время, когда я тоже наивно «клюнул» на один из логически неопровержимых аргументов в пользу вегетарианства: слоны – самые сильные животные на земле – вегетарианцы. Это действительно так, если, конечно, не учитывать, что внутренние органы слона по прихоти эволюции приспособлены к перевариванию лишь нежных стеблей и листьев с верхушек тропических деревьев. Несомненно, населяй мы в древности верхушки пальм, вегетарианство было бы более уместно сегодня.

Следуя наивным псевдонаучным советам апологетов вегетарианства, искренне желая быть сильным, как слон, здоровым, как бык и любвеобильным, как петух, 36–ти лет отроду я подался в воинствующее вегетарианство и... через год впервые в жизни поправился, а еще через четыре – «заработал» сахарный диабет.

ЖЕЛУДОК И КИШЕЧНИК ПРЕДПОЧИТАЮТ ПИЩУ, КОТОРАЯ УСВАИВАЕТСЯ БЕЗ ОСТАТКА

У человека органы абсорбции (желудок и кишечник) и выделения (толстый кишечник) адаптировались, в основном, к продуктам, способным перевариться «без остатка» – в стуле здорового человека переваренная пища составляет всего 10%–15%, а остальной объем приходится на симбиотические бактерии (30%), отмершие старые клетки, кровь и желчь (30%), невостребованные жиры и воду (25%–30%). В отличие от богатой клетчаткой растительной пищи, мясо, особенно сырое, переваривается практически полностью, в то время как клетчатка–целлюлоза проходит через желудок, кишечник и прямую кишку почти в неизменном состоянии.

Поэтому–то кишечник животных–вегетарианцев (herbivores) намного короче, и выведение отходов быстрее – всего несколько часов – по сравнению с 12–18 часами у здорового человека. (Вот почему большое количество клетчатки в нашем рационе приводит к расстройствам желудочно–кишечного тракта, знакомым многим после первых экспериментов, к примеру, с индийской кухней.)

Откуда же доисторический человек, находящийся преимущественно на мясной диете, черпал витамины и минералы, жизненно необходимые в экстремальных, в стиле Робинзона Крузо, условиях? Из четырех источников – молока матери, мяса, съедобных растений и натуральной (из колодца или родника) воды.

• Материнское молоко. С момента рождения и до двух–трех лет жизни, как и положено у млекопитающих, с материнским молоком ребенок получал стерильную воду, жиры, белки, углеводы, витамины, минералы, ферменты, кишечную микрофлору и антитела, необходимые для защиты от инфекционных болезней. Если у роженицы не было молока, ребенок, как правило, не выживал. Молочный скот был одомашнен сравнительно недавно – 8–10 тысяч лет назад. Коровьим или козьим молоком для кормления младенцев не пользовались до совсем недавнего времени – пока не появились резиновые соски, класть младенцев под коз или коров, сами понимаете, не решались.

• Мясо травоядных животных. Доисторический человек охотился исключительно на травоядных животных (в будущем – одомашненных на мясо) и, в контексте питательной цепочки, физиологически не отличался от других хищников–мясоедов. Легко усваиваемые сырое мясо и кровь травоядных животных были насыщены всеми необходимыми для выживания элементами:

– Незаменимыми (essential) аминокислотами. Вегетарианцам удовлетворить круглогодичную потребность в хорошо усваиваемых белках из растительной пищи трудно даже с помощью современного специализированного магазина. Термическая обработка уничтожает питательные элементы, коагулирует белки и требует навыков, которых не было у небольших кочующих племен наших предков.

– Незаменимыми жировыми кислотами. Жиры из молока домашних животных вошли в диету сравнительно недавно – 8–10 тысяч лет назад. Удовлетворить потребность организма в жирах из растительной пищи было невозможно ни по количеству, ни по качеству до появления пресса всего несколько тысяч лет назад.

– Витаминами и минералами. Съедобные органы травоядных животных были насыщены жиро– и водорастворимыми витаминами и минералами, которые они, в свою очередь, усваивали из диких трав и злаков, покрывавших в изобилии степи Евразии. Хищники не охотятся на хищников именно потому, что их мясо и внутренности лишены необходимых питательных элементов. Даже тигры–людоеды, наделенные обонянием, в 200–300 раз превосходящим человеческое, обходят стороной европейцев–мясоедов, но с «удовольствием» пожирают индусов–вегетарианцев.

• Съедобные растения. Орехи, ягоды, плодовые и, в меньшей мере, мёд были доступны в течение относительно короткого сезона. Они частично заменяли или дополняли на это время мясо крупных животных и давали возможность охотникам–кочевникам и их семьям передохнуть и набрать вес к зиме. Белки и жиры пополнялись к началу осени за счет изобилия рыбы и крупной птицы (фазаны, дикие индюшки).

• Натуральная вода. Доступ к источнику чистой питьевой воды определял место стоянки племени. Родники – источники холодной, свежей и относительно «стерильной» питьевой воды – выполняли функцию естественного «водопровода». Подземная родниковая вода, которую сегодня принято называть минеральной, отличается от водопроводной именно тем, что она уже насыщенна растворенными и ионизированными минералами и микроэлементами. Оздоровительные поездки в Кисловодск, Карловы Вары или Трускавец, а в остальное время года – Saratoga, San Pellegrino, Perrier, Gerolsteiner или Боржоми и Ессентуки из бутылки, выполняют ту же функцию для горожан по сей день.

А что же происходит с непереваренными остатками пищи?

НЕПЕРЕВАРЕННЫЕ ОСТАТКИ ГНИЮТ И БРОДЯТ

Наш известный соотечественник Илья Ильич Мечников (1845–1916) внес типично русский вклад в теорию старения. Его словами:

« Мы старимся оттого, что самоотравляемся гнилостными веществами из собственных толстых кишок».

Он даже предлагал удалять толстый кишечник для здоровья и долголетия, на что Лев Николаевич Толстой ехидно заметил:

« Мечников придумывает, как посредством вырезания кишки, ковыряния в заднице обезвредить старость и смерть...».

Теория Мечникова о самоотравлении базируется на том общеизвестном факте, что здоровый толстый кишечник населяют симбиотические (дружественные) бактерии, функция которых формировать стул и «дорабатывать» остатки переваренной и непереваренной пищи. И не только.

Деятельность бактерий в кишечнике сопровождается двумя близкими процессами – брожением и гниением. Между ферментативными процессами брожения и гниения есть небольшая, но существенная разница. Видимо, сто с лишним лет назад она не была до конца (или вообще) известна г–ну Мечникову, отсюда и его сумасбродная идея о пользе удаления толстого кишечника для здоровья и долголетия...

Заблуждение о гниющем (грязном, загрязненном) толстом кишечнике a la Mechnikoff доминирует по сей день и в популярных медицинских, и в научных медицинских, и в околомедицинских публикациях, со всеми вытекающими последствиями для здоровья бессчетных жертв желудочно–кишечных расстройств, с одной стороны, и для суперприбыльной деятельности всего «лечебного» сектора – с другой.

Поэтому давайте–ка разберемся, в чем же разница между брожением и гниением, чтобы затем эффективно воспользоваться этой информацией для здоровья и долголетия a la Monastyrsky... Для большей объективности обратимся за помощью к Малой Медицинской Энциклопедии [10]Малая медицинская энциклопедия. В 6 тт., 1991-1996 гг.Интернет-издание:
www.rubricon.ru/mme_1.asp

«БРОЖЕНИЕ – ферментативный энергообразующий окислительно-восстановительный процесс, протекающий без участия молекулярного кислорода. [...] Субстратами [питательной средой для] брожения являются, как правило, углеводы. [...] Продуктами брожения бывают спирты, органические кислоты, ацетон и другие органические вещества, а также углекислый газ, молекулярный водород и др.».

«ГНИЕНИЕ – процесс разрушения органических азотсодержащих соединений, главным образом белковых веществ, под действием микробных ферментов; составляет один из важных этапов в круговороте веществ в природе. При гниении мяса и рыбы образуются птомаины (кадаверин, нейрин, холин и др.), обладающие токсическими свойствами. [...] В организме человека процесс гниения происходит в основном в толстой кишке, где существуют оптимальные условия для жизнедеятельности гнилостных бактерий, образовавшиеся при гнилостном распаде белка в кишечнике, с кровью попадают в печень, где происходит их обезвреживание».

Суммирую:

• Углеводы в толстом кишечнике (простые и сложные сахара) – бродят. В результате брожения образуются газы (углекислый, водород и др.).

• Белки (рыба, птица и мясо) – гниют. В результате гниения (кроме всего прочего) образуется газообразный аммиак, поэтому гниение называют также аммонификацией.

Но откуда в толстом кишечнике берутся углеводы для брожения и белки для гниения? Ведь они должны были перевариться еще в желудке и тонком кишечнике! Чтобы выяснить, могут ли действительно быть в толстом кишечнике белки и сахара, давайте опять обратимся к Малой Медицинской Энциклопедии:

«ПИЩЕВАРЕНИЕ – совокупность процессов физической и химической переработки пищи в пищеварительном тракте, в результате которой ее компоненты при сохранении энергетической и пластической ценности утрачивают видовую специфичность и приобретают свойства, благодаря которым могут усваиваться организмом и включаться в обмен веществ. Физические изменения пищи состоят в ее измельчении, набухании, растворении; химические – в последовательной трансформации питательных веществ под действием секретов пищеварительных желез. Важнейшим звеном в процессе трансформации питательных веществ является их деполимеризация (расщепление) под влиянием гидролитических ферментов с образованием мономеров, которые всасываются в кровь и лимфу и транспортируются к тканям организма. Расщеплению подвергаются все питательные вещества за исключением воды, минеральных солей и витаминов, которые всасываются неизмененными».

Нет, как видите, белков и углеводов в толстом кишечнике быть не должно по тому простому резону, что они уже переварились в желудке и кишечнике. Хм, что–то здесь не так. Побредём–ка дальше вниз по желудочно–кишечному тракту. Энциклопедия, голубушка, рассуди:

«КАЛ – [...] Появление большого количества мышечных волокон [непереваренных белков – К.М.] [...] свидетельствует о недостаточной функции поджелудочной железы или о снижении секреторной функции желудка. [...] Обнаружение в кале перевариваемой клетчатки, а также выделение с калом крахмала (амилорея) обычно наблюдается при заболеваниях тонкой кишки и связанной с ними ускоренной эвакуации, а также при заболеваниях поджелудочной железы, если они сопровождаются поносами».

Нам повезло. Вместо того, чтобы, словами Льва Николаевича, искать истину методом «ковыряния в заднице», мы можем обратиться к авторитетной Малой Медицинской Энциклопедии, недоступной во времена Ильи Ильича, чтобы выяснить, что у здорового человека с нормальным пищеварением белки и углеводы полностью перевариваются на пути к толстому кишечнику; у больного – попадают в толстый кишечник непереваренными и становятся питательной средой для оравы населяющих его «голодных» бактерий гниения и брожения...

Теперь, Илья Ильич, надеюсь, вы понимаете, почему с гниением и брожением в толстом кишечнике надо бороться не методом отрезания органа, а методом улучшения пищеварения, то есть с помощью функционального питания «без остатка», описанного в этой книге.

Теперь, полагаю, и вы поймете, почему:

• Я не могу есть мясо, – означает, что из-за несварения белков в желудке и тонком кишечнике начинается естественное гниение в толстом кишечнике.

• Меня мучают газы, – означает, что из-за несварения углеводов в тонком кишечнике начинается естественное брожение в толстом кишечнике.

• У меня хронические запоры, – означает, что из-за нарушения баланса кишечной микрофлоры, недостаточности минеральных солей и избытка непереваренных компонентов пищи нарушается естественный состав экскрементов, со всеми не выходящими оттуда последствиями...

• У меня хронические поносы, – означает, что из-за брожения, гниения и нарушения баланса микрофлоры преждевременно «эвакуируется» токсичное содержимое толстого кишечника, по тем же резонам, по которым вы выплевываете случайный глоток кипятка...

• У меня нет сил, я быстро старею, у меня болит печень, у меня.., у меня.., у меня... – означает, что в вашем организме протекают патологические процессы пищеварения, и вы «на собственной шкуре» наблюдаете последствия вашего стиля питания.

Осталось только добавить, что из двух зол – брожение меньшее зло, чем гниение. В результате гниения производятся токсичные птомаины, в результате брожения – знакомые нам вода, алкоголь и углекислый газ. К сожалению, сильное брожение имеет на кишечник такой же эффект, как теплое шампанское на бутылку – или с треском вылетает пробка, или лопается бутылка.

Воспитанные люди лежачего не бьют, но с другой стороны, мы обсуждаем брожение, гниение и композицию стула, чтобы, извините за неделикатность, не испортить окружающим воздух, а себе – здоровье. В такой ситуации, согласитесь, любые приемы хороши. Поэтому позвольте мне вбить последний гвоздь в теорию «гнилых кишок» уже и так изрядно «пострадавшего» господина Мечникова: так нужны ли нам эти гниющие и бродящие бактерии или лучше избавиться от них или даже от самого кишечника? Опять обращаемся к Малой Медицинской Энциклопедии:

«МИКРОФЛОРА ЧЕЛОВЕКА – микроорганизмы, обитающие на коже и слизистых оболочках, находящиеся в состоянии динамического равновесия друг с другом и с организмом человека. Нормальное состояние микрофлоры называется зубиозом. Микрофлора человека – важная метаболическая система, синтезирующая и разрушающая собственные и чужеродные субстанции, участвующие в абсорбции и переносе в организм человека как полезных, так и потенциально вредных агентов. Микрофлора человека вносит значительный вклад в морфогенез тканей, метаболизм углеводов, азотистых соединений, стероидов, водно–солевой обмен, в детоксикацию различных веществ, образование мутагенов и антимутагенов, в иммунитет и т.д. Важнейшей функцией микрофлоры является ее участие в формировании колонизационной резистентности, под которой подразумевается совокупность механизмов, придающих стабильность нормальной микрофлоре и обеспечивающих предотвращение колонизации организма человека посторонними микроорганизмами».

О чем это говорит? Да всё о том же: без зубиоза в ваших кишках – капут морфогенезу ваших тканей, капут метаболизму и абсорбции ваших питательных элементов, капут вашему иммунитету, капут вашей резистентности и привет – колонизации... Даже если вы не понимаете сути всех этих терминов – пять физиологических капутов и одна колонизация посторонними микроорганизмами ваших собственных кишок пострашнее сибирской язвы в вашем почтовом ящике!

Как видите, какой стол – такой стул, какой стул – такое здоровье... О каком здоровье может идти речь, простите нас со Львом Николаевичем за резкость, если остатки непереваренной пищи гниют в заднице, колонизированной патогенами; витамины – не синтезируются, минералы – не абсорбируются, а мутагены – не подавляются!.. A если вы планируете избавляться от гниения в толстом кишечнике промыванием (colonics therapy), имейте в виду следующее: вымывание кишечника еще больше нарушает и симбиоз, и зубиоз, а занесенные извне с пищей гнилостные бактерии еще быстрее и эффективнее колонизируют ваш «вымытый» от симбиотической микрофлоры кишечник, потому что, как я уже писал выше, гниет непереваренная пища, а не бактерии. Вот почему, как и при большинстве других болезней, промывание надо начинать с головы, а не с попы, чему, собственно, и посвящена эта книга.

ПОКА ТОЛСТЫЙ СОХНЕТ, СУХОЙ СДОХНЕТ_

Изобилие энергоемкой, хорошо усваиваемой и легко добываемой пищи в летне–осенний сезон в сочетании с теплой погодой и минимальными физическими нагрузками обеспечивали быстрое накопление веса, конечно же, за счет жира. Изрядная, к зиме, жировая прослойка для наших предков была критически необходима. До появления каминов и печей несколько сот лет назад и центрального отопления несколько поколений назад, подкожный жир выполнял важные защитные функции:

• Жир защищал от переохлаждения как самого человека, так и его приоритетные органы. Даже в глубокой пещере температура зимой редко превышала 5°–7°С. Наши предки, в свободное от охоты время, проводили в полудреме, плотно прижавшись друг к другу.

• Жир служил резервуаром витаминов, минералов и воды в случае неудачной охоты или климатических катаклизмов. Наши предки могли легко обходиться несколько дней без воды и 30–40 дней – без еды. Собственно, и мы можем, только теперь это называется «лечебным голоданием».

• Жир обеспечивал организм энергией. Наиболее критические органы – клетки и сердце – черпают энергию непосредственно из жиров, в то время как печень идеально приспособлена синтезировать глюкозу (вторичное топливо, своего рода, акселератор) из жиров.

Несомненно, те из наших предков, которые научились быстро и эффективно накапливать жир и медленно и рационально его использовать во время долгих, холодных и голодных зим, передали свои гены потомкам и обеспечили их физическое процветание. Несомненно также, что, если эти гены передались вам, ваш организм идеально настроен на быстрое накопление жира и так же идеально настроен на его медленное использование. Чем севернее ваши корни, тем больше у вас склонность к полноте.

А КАК ЖЕ БРЭГГ, ШЕЛТОН И ИЖЕ С НИМИ?..

К моему удивлению, я впервые услышал о Поле Брэгге (Paul Bragg) и д–ре Шелтоне (Dr. Herbert Shelton) только в 1998 году в США от моих русскоязычных читателей и радиослушателей. Работая над книгой, я попытался найти на Интернете и в справочниках какую–либо информацию о них, но безуспешно, за исключением нескольких малоизвестных Интернет–сайтов, которые предлагали книги д–ра Шелтона, изданные между 1928 и 1968 годами. В самых авторитетных и полных американских энциклопедиях и справочниках вообще нет никаких упоминаний об этих мистических личностях, так хорошо известных в пост–советском пространстве.

Я просмотрел несколько книг Шелтона на английском языке. В них много здравого смысла, много искренности, много мудрого, но и много ошибочного. Отчаявшись найти хоть что–нибудь о Брэгге, в конечном итоге, я пришел к выводу, что скорее всего его известность в СССР была санкционирована отделом пропаганды ЦК КПСС примерно так же, как Анжелы Дэвис, о которой в США тоже слухом никто не слыхивал. Ведь его утопические, по стопам Шелтона, рекомендации – не есть мясо, птицу, масло, сметану, яйца, сыры, не употреблять спиртного, заниматься спортом, голодать раз в неделю и питаться преимущественно злаковыми, крупами, овощами и фруктами в сезон – идеально соответствовали нуждам советских партократов, которые не могли прокормить страну дефицитными мясом и яйцами. Вот и подкинули интеллигенции, голодной на «американщину», философию «натурализма», откуда пошли и слава Брэгга, и сегодняшние болезни поколения русских «baby boomers».

Уже после выхода первого издания этой книги один из читателей обратил мое внимание на Интернет–страницы , поддерживаемые дочерью Брэгга Патрицией. Из этого источника мне тоже не удалось почерпнуть много сведений о жизни г–на Брэгга, за исключением того, что факт его смерти умалчивается, что он был владельцем магазина здоровья и что он (вместе с дочерью) является соавтором нескольких книг, переизданных после его смерти. Одна из них называется The Bragg «Healthy Lifestyle» – Vital Living to 120 (Здоровый образ жизни по Брэггу до 120 лет). Согласитесь, надо быть отчаянным оптимистом, чтобы учиться принципам здоровья и долголетия у автора, дата и факт смерти которого скрываются от читателей.

 

Почему мясо оказалось в «отказе»?

Напрашивается вопрос: если есть мясо с витаминами и запивать их минеральной водой, можно ли стать сильным, как Арнольд Шварценегер, красивой, как Синди Кроуфорд, худой, как Кэйт Мосс, любвеобильным, как президент Клинтон, умным, как Гарри Каспаров и богатым, как Билл Гейтс?

Возможно... Но почему же так поносят мясо? Многие мужчины и женщины, которые раньше ели мясо с удовольствием, постепенно меняют свой стиль питания, не осознавая причин, и в какой–то момент прекращают его есть вообще. Четыре резона – пропаганда, качество мяса, техника приготовления и пищеварение.

Пропаганда. Повышенный холестерин, атеросклероз и вероятность инфаркта – огородные чучела в псевдонаучной борьбе против мяса. В январе 1999 года ученые Гарвардского университета опубликовали результаты исследований о взаимосвязи между белково–жировой диетой и риском инфаркта на базе изучения стиля питания 80802 медсестер в возрасте от 34 до 59 лет, которое началось в 1980 году. Привожу дословно (в моем переводе) из оригинала:

«...большее количество белков в пище ассоциируется с меньшим риском ишемической болезни сердца (инфаркта). [...] Растительные и животные белки способствуют снижению риска. [...] Выводы: Наша информация не поддерживает гипотезу, что употребление пищи, богатой белками, повышает риск инфаркта. Напротив, наши исследования указывают, что замена углеводов белками может уменьшить риск инфаркта».

Эти выводы, опровергающие нынешнюю доктрину «здорового» питания, не появились ни в вечерних новостях, ни на обложках ведущих популярных газет и журналов и, конечно же, не были опубликованы в журналах, которые читает большинство практикующих (читай: наших) врачей: увы, они идут вразрез с коммерческими интересами производителей лекарств и обработанных продуктов (processed food), лабораторий и целой группы ученых, которые сделали «профессорские» карьеры на антипропаганде мяса. Ничего удивительного.

Качество мяса. Не знаю как вы, но за двадцать с лишним лет жизни в США я видел жирафов в зоопарке чаще, чем коров на выпасе. Говядины в супермаркете в изобилии, а где же коровы? Коровы и бычки рождаются и превращаются в говядину в конвейерно–заводских условиях, так никогда и не покинув отстойник и не увидев луговой травы. Луг заменила лента транспортера с брикетами сухого комбикорма, выращенного индустриальными методами на полях, обработанных пестицидами и гербицидами. Скученность животных на маленькой площади под крышей фермы влечёт за собой болезни, а значит и ежедневные антибиотики в корме для их предупреждения. Гормоны–стимуляторы ускоряют рост – чем быстрее растет животное и чем оно крупнее, тем прибыльнее для фермы. Перед забоем животных кормят зерном. Зерно, в отличие от травы, богато углеводами, которые дают им, как и человеку, быстрый прирост в весе.

Разница между мясом коровы (курицы, свиньи), выращенной индустриальными методами, и мясом животного, выгулянного на лугах и полях, очевидна:

• «Индустриальное» мясо содержит следы жирорастворимых антибиотиков, гормонов, пестицидов и гербицидов, которые постоянно присутствовали в рационе животных.

• Мясо искусственно выкормленных животных лишено широкого спектра минералов, которые есть в луговой траве, но которых нет в комбикормах, выращенных на истощенной земле.

• Кормовое зерно, в отличие от луговой травы или соломы, содержит много углеводов (сахара). Поэтому оно гниет и бродит в кишечнике коровы, создавая идеальную почву для развития бактерий, которые остаются в мясе после убоя и смертельно опасны для человека.

По существу, многим американцам уже не надо пропагандировать «вред» мяса – они его и так не могут есть: оно лишено яркого привычного вкуса, вызывает пищевые аллергии и желудочно–кишечные инфекции, компрометирует иммунитет из–за антибиотиков и гормонов.

Техника приготовления. У нас (т.е. у большинства выходцев из России) не было доступа к такому изобилию сортов и видов мяса, как у американцев. В обыденной русской кухне доминировали мясные блюда, которые можно было готовить из любого (читай: низкосортного) мяса: бефстроганов, отбивные, холодцы, жаркое и т.п. Несмотря на относительную трудоемкость, приготовленное таким образом мясо хорошо усваивается.

Техника приготовления мяса в США во многом отличается от русской –searing (быстрая обжарка на раскаленной сковороде без масла), grilling (на гриле), roasting (ростбиф), frying (жаренное в масле), hamburger (котлета без яйца и хлеба) и т. п. Такое легко обработанное мясо требует тщательного жевания, великолепного пищеварения и не сочетается с преимущественно углеводными гарнирами (картошкой, кашами, лапшой). Неудивительно, что на мясо «по–американски», да еще низкопробное, плохо реагируют не только русские, но и большинство исконных американцев. В русских семьях в США, где повседневно готовят самоотверженные бабушки, редко найдешь вегетарианцев.

Пищеварение. Снова начать есть мясо не так просто, как это кажется: организм, отвыкший от мяса, очень часто реагирует на него болезненно – чувством тяжести, сонливостью, запорами, аллергическими реакциями и т.п. Собственно, поэтому для начала необходима своего рода перетренировка и сознания, и желудочно–кишечного тракта, чтобы опять хотеть и мочь есть мясо.

Много лет назад, будучи вегетарианцем, я пригласил знакомого–мясоеда в индийский вегетарианский ресторан. Он с удовольствием ел диковинную пищу, а потом отлежал два дня с температурой, болями, резями и поносом. Его организм, не привыкший к такому обилию клетчатки и специй, среагировал несварением так же болезненно, как мой в то время среагировал бы на бифштекс: ферментативная деятельность желудка и кишечника годами подстраивается под определенный стиль питания и не может быстро переключиться на чуждую пищу.

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА: ОДА МЯСУ!

Голова идёт кругом? Не волнуйтесь, навредить себе ни мясом, ни натуральными жирами вы не можете, скорее, наоборот – исключив мясо из рациона, вы действительно можете скомпрометировать ваши здоровье, трудоспособность, внешний вид и долголетие.

Жизнь, в отличие от смерти, характеризуется безостановочным делением клеток внутренних органов, скелетно–опорного аппарата и кожи. Для поддержания этого процесса организму необходимы качественные белки и жиры, которые в полном объеме человек может получить только из мяса. Ни фрукты, ни овощи, ни коровье молоко не содержат необходимого количества белков: лишь от 0,1% до 4%, по сравнению с 17%–22% – в мясе, что иллюстрирует следующая таблица: