Народная ворожба и гадания

Моргун Леонид Иванович

Глава 14

Любовная ворожба

 

 

Можно ли силой заставить человека полюбить? Стоит ли навязывать ему свои чувства и тело помимо его воли? Ведь любовь — сама по себе великая сила. Эта сила порой способна побеждать равнодушие и холодность и без вмешательства какого-либо колдовства. Однако любовь слепа, и стрелы Амура порой летят россыпью, целя порой в самые неподходящие цели. Однако наши мудрые предки знали, как ему помочь.

Предлагаемые способы помощи в любовных и семейных делах относятся к области ворожбы и ведовства. Тексты взяты из старинных сборников, куда они в свою очередь попали из древних рукописей или записей, сделанных со слов потомственных практиков и знатоков деревенской ворожбы. Конечно, в старину все они были запрещены еще более суровым запретом, чем в советские времена. В то же время деяния колдуна, воплощенные в словесную форму, иногда доходили до широкой публики. Обычно известными становились те заклинания, которые не считались особенно серьезными и вредными. Так, на границе дозволенного и недозволенного находилось волхвование, связанное с любовными чарами. Привораживанием любовных пар и насыланием остуды на любящих занимались часто не только колдуны, но и знахари. Им активно помогали в том и сами заинтересованные лица. В любовных присушках и отсушках, используемых различными заклинателями, есть некоторые различия. Знахари белой магии использовали те заговоры, которые по содержанию не противоречили их практике. Колдуны, естественно, обращались при этом к дьявольскому миру. Малоопытные заклинатели использовали то, что им удалось случайно узнать. Считалось, что воздействие колдуна и его текстов много сильнее, чем знахаря. Но к представителям черной магии часто опасались обращаться, боясь Божественного возмездия для себя и вреда для того, кому адресовалось заклинание.

Заговоры принадлежат к древнейшим временам народного творчества. В них выражается желание вызвать или устранить какое-нибудь явление. В происхождении других заговоров видно иноземное влияние. Почти каждый заговор разлагается на 5 частей.

В первой части заговора перечисляются действия, совершаемые заговаривающим лицом.

Во второй части обозначаются желания, указывающие на цель заговора. Третья часть представляет собой символический образ желаемого действия. Четвертая часть заговора мифологическая. В нее вводятся одухотворенные силы природы или фантастические существа, влияющие на жизнь человека. Пятая часть — заключительная, «замыкание» («замыкаю свои словеса замками, бросаю ключи под бел-горюч камень Алатырь»). Замыкание можно рассматривать как самостоятельный заговор, произносимый для усиления первого. Замыкание является особенностью русского заговора. Восточные заговоры также очень много походят на русские. Часто заговоры существовали и в Малороссии.

Также «замыкательными» словами служат и такие выражения: «Будьте мои слова крепки и лепки до веку, нет моим словам переговора и недоговора, будь ты мой приговор крепче камня и железа». А начинаются большею частью заговоры словами: «Встану я, раб Божий, благословясь, умоюсь водою-росою, утруся платком тканым, поеду, перекрестясь, из избы к двери, из ворот в ворота на восток» и т. д.

Заговоры и заклятия совершают знахари и знахарки. В заговорах эти люди обращаются к силам природы и явлениям, к солнцу, к луне, к звездам, заре, ветрам, грому, огню, молнии, дождю, граду, снегу, буре и к другим проявлениям природы.

Заговор знахари обыкновенно начинают произносить громким голосом и с какими-либо жестами или с серьезным выражением лица и глаз. Если заговор произносится над больным или над какой-либо болезнью, то его произносят шепотом, а потом дуют и плюют или машут рукой.

Заговоры имеют силу и значение только от людей, произносящих их, сильных духом и волей, иначе заговор не имеет никакой силы и влияния на заговаривающего.

По преданиям древних «ведунов» и «заговорщиков», из «заговора» ни одно слово не должно быть выкинуто, а также и прибавлено; каждое слово имеет свое значение, и если заговорщик его почему-либо пропустит или скажет лишнее слово, то заговор не подействует. Заговор передается заговорщиком лицу моложе себя, и после третьего лица заговор теряет силу для старого заговорщика, т. е. каждый заговорщик может передать заговор, чтобы не потерять силу, только двоим.

У заговорщика должно быть крепкое здоровье, нравственная жизнь, воздержание от вина и от других излишеств.

Многие заговоры произносятся утром, на заре, или перед восходом солнца, и обязательно натощак, или перед заходом солнца, и чаще всего в легкие дни, в понедельник заговоров произносить никогда не следует, потому что они в этот день не имеют силы. А также заговор лучше всего произносить в первые дни по новолунии. Заговоры бывают личные и заочные, т. е. можно заговаривать кого-либо лично или в его отсутствие; заговоры произносятся перед водой, хлебом, над прутьями, ветками, на пороге, на дороге, на перекрестке, в бане, в избе, в конюшне, на сеновале, в поле, на огороде, на мельнице, на вечере, на свадьбе, на вечеринках, на ветре, на дожде, на снегу, на льду, на песке, на болоте, в лесу, на дороге, на колосьях ржи, на ячмене, на арбузах, яблоках и других плодах.

Мы постараемся привести заговоры, самые распространенные на юге России и в других губерниях, с полным сохранением всех слов и со всеми необходимыми условиями, при которых их совершают. Все заговоры собраны нами по некоторым старинным папирусам, т. е. рукописным книгам, а многие переданы нам по секрету очень старыми людьми, которым нельзя не доверять в том, что заговоры, произнесенные ими, вполне достигали в былое время своей цели.

 

Заговоры для привлечения девушек

Как правило, для привлечения к себе молодой девушки юноше не приходится совершать подвигов Геракла или обладать красотой Леонардо Ди Каприо. В то же время между молодыми людьми сохраняется элемент конкуренции, и здесь очень важно порой оказаться вовремя в нужном месте, вовремя что-то подать или куда-то пригласить. Этому-то и служат наши заклинания. Говорить их надо в полночь между двумя зеркалами на пламя свечи, стараясь смотреть на зеркало сквозь это пламя и видеть в отражении огонек пламени за спиной.

Эти заговоры относятся к разряду легкой порчи, особенно там, где упоминается дьявол. Читать их хорошо в безлунную ночь, стоя на чердаке и сжимая в левой руке семенники молодого крота. В любом случае, прежде чем говорить эти заговоры, вглядитесь в зеркало и проанализируйте, а все ли вы сделали для того, чтобы эта девушка вас полюбила. Все нижеприведенные заклинания действуют в основном на девственниц и мало способны повлиять на женщин.

1. Лягу я, раб Божий (такой-то), помолясь, и встану, перекрестясь, и пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, под чистые звезды, под лунь (луну) Господень. И лежат три дороги: и не пойду ни направо, ни налево; пойду по середней дороге, и та дорога лежит через темный лес. В темном лесу стоит древо тоски; тоскует и горюет тоска, печалится, и поселяю я ту тоску в рабу Божию (такую-то); взойди в ея белое тело и в ретиво сердце, и в русые косы, в кровь горячую — в руду кипучую, чтобы она по рабу Божиему (таком-то) тосковала, и все бы она обо мне думала; в питье бы она не запивала, в естве бы не заедала, во сне бы она не засыпала и завсегда бы она меня, раба Божия (такого-то), на уме держала. Как солнцу и месяцу помехи нет, так бы и моему заговору помехи не было. Аминь, аминь, аминь.

2. На море, на окиане, на острове на Буяне, лежит доска, на той доске лежит тоска. Бьется тоска, убивается тоска, с доски в воду, из воды в полымя, из полымя выбегал сатанина, кричит: Павушка Романея, беги поскорее, дуй рабе (такой-то) в губы и в зубы, в ее кости и пакости, в ее тело белое, в ее сердце ретивое, в ее печень черную, чтобы раба (такая-то) тосковала всякий час, всякую минуту, по полудням, по полуночам, ела бы не заела, пила бы не запила, спала бы не заспала, а все бы тосковала, чтоб я ей был лучше чужого молодца, лучше родного отца, лучше родной матери, лучше роду-племени. Замыкаю свой заговор семьюдесятью семью замками, семьюдесятью семью цепями, бросаю ключи в окиан-море, под бел-горюч камень алатырь. Кто мудренее меня взыщется, кто перетаскает из моря весь песок, тот отгонит тоску.

3. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду в чистое поле, в широкое раздолье, навстречу мне среди чистого поля и широкого раздолья 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветровичей, и 70 вихоровичей. Пошли они на святую Русь зеленого лесу ломать и пещеры каменные разжигать. И тут я, раб Божий (такой-то), помолюсь им и поклонюсь: «О, вы есть 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветровичей, и 70 вихоровичей, не ходите на святую Русь зеленого лесу ломать и пещеры каменные разжигать, подите вы, разожгите у рабы Божией (такой-то) белое тело, ретивое сердце, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и суставы, и всю ее, чтобы она, раба Божия (такая-то), не могла бы ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни слова говорить, ни речи творить без меня, раба Божия (такого-то). Как меня она, раба Божия (такая-то), увидит или глас мой услышит, то бы радовалось ее белое тело, ретивое сердце, памятная дума, черная печень, горячая кровь, кости и жилы, и все у нее суставы веселились, и как ждет народ Божия владычного праздника, Светлого Христова Воскресения и звону колокольного, так бы она, раба Божия (такая-то) дожидалась. На который день меня она не увидит или гласа моего не услышит, так бы она сохла, как кошеная трава в поле; как не может быть рыба без воды, так бы не могла бы она без меня, раба Божия (такого-то)». Тем моим словам и речам ключевые слова: аминь, аминь, аминь.

4. Встану я, раб Божий (такой-то), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора воротами в чистое поле, погляжу и посмотрю под восточну сторону; под восточной стороной стоят три печи: печка медна, печка железна, печка кирпична. Как они разожглись и распалились от неба до земли, разжигаются небо и земля и вся подселенная, так бы разжигало у рабы Божией (такой-то) к рабу Божию (такому-то) легкое и печень, и кровь горячу, не можно бы ей ни жить, ни быть, ни пить, ни есть, ни спать, ни лежать, все на уме меня держать. Недоговорены, переговорены, прострелите, мои слова, пуще острого ножа и рысьего когтя.

5. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Стану я, раб Божий (такой-то), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора воротами, выйду в чистое поле, в чистом поле стоит изба, в избе из угла в угол лежит доска, на доске лежит тоска. Я той доске раб Божий (такой-то) помолюся и поклонюся: о, сия тоска, не ходи ко мне, рабу Божию (такому-то), поди, тоска, навались на красную девицу, в ясные очи, в черные брови, в ретивое сердце, разожги у ней, рабы Божией (такой-то), ретивое сердце, кровь горячую по мне, рабу Божьему (такому-то), не могла бы ни жить, ни быть. Вся моя крепость аминь, аминь, аминь.

6. Собирайся народ, люди добрые, ко честному Христовому празднику. Как глядят на кресты да на маковки, на Мать Пресвятую Богородицу, на разные образа, так бы на раба Божия (имя) глядели и смотрели старые старики, молодые мужики, старые старухи, молодые молодухи, красные девицы, малые ребята. Так бы раба Божия (имя) глядела и смотрела, так бы раб Божий (имя) казался краше красна солнышка, чище чистого серебра. Будьте мои слова тверды и крепки, навеки нерушимы. Ключ в воду, а замок на руку.

7. Читается на подаваемое питье.

Лягу я, раб Божий, помолясь, встану я, благословясь; умоюсь я росою, утрусь престольною пеленою, пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду в чисто поле, во зеленое поморье. Стану я на сырую землю, погляжу я на восточную сторонушку, как красное солнышко воссияло, припекает мхи-болоты, черныя грязи. Так бы припекала, присыхала раба Божия (имя) о мне, рабе Божьем (имя) — очи в очи, сердце в сердце, мысли в мысли; спать бы она не заспала, гулять бы она не загуляла. Аминь тому слову.

8. Встану, не благословясь, пойду, не перекрестясь, во чисто поле. В чистом поле стоит тернов куст, а в том кусте сидит толстая баба, сатанина угодница. Поклонюсь тебе, толстой бабе, сатаниной угоднице, и отступлюсь от отца и от матери, от роду и племени. Поди, толстая баба, разожги у красной девицы сердце по мне, рабу (имя).

9. Наговаривают на воду, на пряник или на что-нибудь другое и дают выпить или съесть той, которую хотят приворожить.

Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чистое поле. Сидит в чистом поле Сама Пресвятая Богородица, Мать Божия. Как Она скрипит и болит по Своему Сыну, так бы по рабу Божию (такому-то) раба Божия (такая-то) скрипела, и болела, и в огне горела, не могла бы она ни жить, ни быть, и ни пить, и ни есть. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

10. На море, на окиане есть бел-горюч камень алатырь, никем неведомый; под тем камнем сокрыта сила могуча, и силы нет конца. Выпускаю я силу могучу на (такую-то) красную девицу; сажаю я силу могучу во все составы, полусоставы, во все кости и полукости, во все жилы и полужилы, в ее очи ясны, в ее щеки румяны, в ее белу грудь, в ее ретивое сердце, в утробу, в ее руки и ноги. Будь ты, сила могуча, в (такой-то) красной девице неисходно; а жги ты, сила могуча, ее кровь горячую, ее сердце кипучее на любовь к (такому-то), полюбовному молодцу. А была бы красная девица (такая-то) во всем послушна полюбовному молодцу (такому-то) по всю его жизнь. Ничем бы красная девица не могла отговориться, ни заговором, ни приговором, и не мог бы ни стар человек, ни млад отговорить ее своим словом. Слово мое крепко, как бел-горюч камень алатырь. Кто из моря всю воду выпьет, кто из поля всю траву выщипит, и тому мой заговор не превозмочь, силу могучу не увлечь.

11. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь! В печи огонь горит, палит и пышит, и тлит дрова; так бы тлело, горело сердце у рабы Божией (имя) по рабу Божием (имя) во весь день, по всяк час, всегда, ныне и присно, и во веки веков, аминь.

12. Встану я, раб Божий, и пойду в чистое поле под восточную сторону. Навстречу мне семь братьев, семь ветров буйных. «Откуда вы, семь братьев, семь ветров буйных, идете? Куда пошли?» — «Пошли мы в чистые поля, в широкие раздолья сушить травы скошенные, леса порубленные, земли вспаханные». — «Подите вы, семь ветров буйных, соберите тоски тоскучие со всего света белого, понесите к красной девице (имя) в ретивое сердце; просеките булатным топором ретивое ее сердце, посадите в нее тоску тоскучую, сухоту сухоту-чую».

13. На море, на окиане есть бел-горюч камень алатырь, никем неведомой, под тем камнем сокрыта сила могуча, и силы нет конца. Выпускаю я силу могучу на (такую-то) красную девицу; сажаю я силу могучу во все составы, полусоставы, во все кости и полукости, во все жилы и полужилы, в ее очи ясны, в ее щеки румяны, в се белу грудь, в се ретиво сердце, в утробу, в ее руки и ноги. Будь ты, сила могуча, в такой-то красной девице неисходно; а жги ты, сила могуча, ее кровь горючую, ее сердце кипучее на любовь к такому-то полюбовному молодцу. А была бы красная девица (такая-та) во всем послушна полюбовному молодцу, такому-то, по всю его жизнь. Ничем бы красная девица не могла отговориться: ни заговором, ни приговором, и не мог бы ни стар человек, ни млад отговорить ее своим словом. Слово мое крепко, как бел-горюч камень алатырь. Кто из моря всю воду выпьет, кто из поля всю траву выщипит, и тому мой заговор не превозмочь, силу могучу не увлечь.

14. Господи, благослови, истинный Христос. Пойду я, раб Божий (имя), благословясь и перекрестясь, в чистое поле, на синее море. В синем море морская рыба. Закину невод, вытяну рыбу морскую. Как тяжело рыбе морской без воды жить, так бы тяжело было и рабе Божией (или рабу Божию, имя) без раба Божия (или рабы Божией, имя) жить. Ни день бы она передневала, ни ночь бы она переночевала, спала бы — не засыпала, в еде бы не заедала и в питье бы не запивала. В море рыба с рыбой сходится, так бы и раба Божия (имя) со мной сходилась и от меня бы не отходила, смотрела бы, не насмотрелась, баяла, не набаивалась и любовь бы ко мне имела всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

15. Исполнена есть земля дивности. Как на море, на окиане, на острове на Буяне есть бел-горюч камень алатырь, на том камне устроена огнепалимая баня, в той бане лежит розжигаемая доска, на той доске тридцать три тоски. Мечутся тоски, кидаются тоски, и бросаются тоски из стены в стену, из угла в угол, от пола до потолка, оттуда чрез все пути и дороги и перепутья, ветром и аером. Мечитесь тоски, киньтесь тоски и бросьтесь тоски в буйную ея голову, в тыл, в лик, в ясные очи, в сахарныя уста, в ретивое сердце, в ее ум и разум, в волю и хотение, во все ее тело белое и во всю кровь горячую, и во все ея кости, и во все составы: в 70 составов, полусоставов и подсоставов. И во все ея жилы, в 70 жил, полужил и поджилков, чтобы она тосковала, горевала, плакала бы и рыдала по всякий день, по всяк час, по всякое время, нигде б пробыть не могла, как рыба без воды. Кидалась бы, бросалась бы из окошка в окошко, из дверей в двери, из ворот в ворота, на все пути, и дороги, и перепутья с трепетом, тужением, с плачем и рыданием, зело спешно шла бы и бежала, и пробыть бы без него ни единыя минуты не могла. Думала б об нем, не задумала, спала б, не заспала, ела бы, не заела, пила б, не запила, и не боялась бы ничего, чтоб он ей казался милее свету белаго, милее солнца пресветлаго, милее луны прекрасныя, милее всех и даже милее сну своего, по всякое время: на молоду, под полн, на перекрое и на исходе месяца. Сие слово есть утверждение и укрепление, им же утверждается, и укрепляется, и замыкается. Аще ли кто от человек, кроме меня, покусится отмыкать страх сей, то буди яко червь в свище ореховом. И ни чем, ни воздухом, ни бурею, ни водою, дело сие не отмыкается.

16. Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверями, из двора — воротами в чистое поле, погляжу я, посмотрю под восточную сторону. Под восточной стороной стоят есть 3 печи: печка медная, печка железная, печка кирпичная. Как оне разожглись, распалились от неба до земли, так бы разжигало у рабы Божией (имя) к рабу Божьему (имя), легкое, печень и кровь горячу; не можно бы ей ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни стать, ни лежать — все на уме меня держать. Недоговорено переговорено, прострелите мои слова пуще востраго ножа и рысьяго когтя.

17. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. В печи огонь горит, палит и пышет и тлит дрова; так бы тлело, горело сердце у рабы Божией (имя) по рабу Божиему (имя) во весь день, по всяк час, всегда, ныне и присно и во веки веков, аминь.

18. На море, на океане, на острове Буяне живут три брата, три ветра: один северный, другой восточный, третий западный. Навейте, нанесите вы, ветры, печаль, сухоту рабе (имя), чтобы она без раба (имя) дня не дневала, часа не часовала. Слово мое крепко.

19. Говорить на пряник, который должен быть подарен любимой девушке.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из дверей воротами, в чистое поле и взмолюся трем ветрам, трем братьям: «Ветр Моисей, ветр Лука, ветры буйные, вихори! Дуйте и винтите по всему свету белому и по всему люду крещеному; распалите и присушите медным припоем рабу (имя) ко мне, рабу Божию (имя). Сведите ее со мною — душа с душею, тело с телом, плоть с плотию и не уроните, по всему белому свету гуляючи, той присухи крепкой ни на воду, ни на лес, ни на землю, ни на скотину и ни на могилу. В воду сроните — вода высохнет; на лес сроните — лес повенет; на землю сроните — земля сгорит; на скотину сроните — скотина посохнет; на могилу к покойнику сроните — костье в могиле запрядает. Снесите и донесите, вложите и положите в рабицу Божию (имя), в красную девицу, в белое тело, в ретивое сердце, в хоть и плоть. Чтоб красная девица не могла без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни часа часовать, о мне, о рабе Божием (имя), тужила и тосковала». В чистом поле сидит баба-сводница, у той у бабы у сводницы стоит печь кирпична, в той печи кирпичной стоит кунжан литре; в том кунжане литр всякая веща кипит, перекипает, горит, перегорает, сохнет и посыхает: и так бы о мне, рабе Божьем (имя), рабица Божья (имя) сердцем кипела, кровью горела, телом сохла и не могла бы без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни часа часовать; ни едой отъестись не могла бы от меня, ни питьем отпиться, ни дутьем отдуться, ни гулянкой загулять, ни в бани отпариться. Тем моим словам ключ и замок, аки крест на церкве. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Аминь. Аминь.

20. Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из дверей воротами в чистое поле заворами. Выйду я, раб Божий, на три розстани, и помолюся я трем братьям-ветрам: «Первый брат сток, второй брат сивер, третей брат лето! Внесите вы тоску и сухоту в рабицу Божью (имя), чтоб она, по мне, рабу Божиему (имя), тоснула и сохла, не могла бы без меня ни дня дневать, ни часа часовать, отныне до века и во веки. Аминь!»

 

На возвращение симпатии девушки

На девушку, которая от вас отвернулась, нижеследующий заговор подействует, если вы после его прочтения пригласите ее на танец. Прочтя «Молитву Господню», следует сказать: «Господи, Сам Спаситель Истинный Христос и Пресвятая Богородица, Матерь Божия, все святые угодники Господни и Ангелы, Архангелы и великие Апостолы Петр и Павел, услышьте мою молитву и не оставьте мою просьбу, раба (имя). Возвратите сердце рабы (имя) ко мне, рабу (имя). Господи, введи его в истинную совесть Твою, раба (имя). Господи, соедини, как соединил навсегда апостолов Петра и Павла, так соедини меня, раба (имя), с рабой (имя) браком».

Учтите, что если речь о браке не идет и вы хотите просто поразвлечься, то этот заговор может неблагоприятно отразиться на простате.

 

Заговоры девушек для привлечения парней

Есть несколько причин, которые препятствуют девушкам заслужить симпатию юношей. Это, во-первых, недостаток эрудиции, затем умничанье, потом сплетничанье, затем гордыня и, наконец, чрезмерная доступность. Все остальные причины отступают перед вышеперечисленными. До того как начать производить заклинание, подумайте: а тот ли этот молодой человек, о котором вы мечтали всю жизнь? Стоит ли вам вообще его завораживать или лучше дождаться лета, когда вы поедете на курорт и там, возможно, встретите истинную любовь?

Учитывая, что эти заклинания избирательно действуют на половую функцию мужчин, они могут вызвать даже временную импотенцию заговариваемого мужчины в его отношениях с другой женщиной. Так что в дальнейшем он может начать испытывать мнительность в отношениях с другими женщинами. Словом, порча, она порча и есть (обратите внимание, что во многих случаях слово «раба» произносится без окончания — а-).

 

Заговоры о любви

 

О привлечении любви молодой девушки

Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, на все четыре стороны поклонясь, выйду из избы дверями, из двора — воротами, погляжу на чистое поле, посмотрю зорко на восточную сторону. На восточной стороне стоят три разные печи: печь медная, печь железная, печь глиняная. Все эти печи разжигались и раскалялись от земли до неба, так бы горячо разжигало у рабы Божьей (имя) ко мне, рабу Божьему (имя), сердце и кровь горячу; чтобы не могло ей было ни жить, ни быть, ни есть, ни пить, ни стоять, ни лежать, а все бы меня, раба Божьего, на уме держать. Что недоговорено и переговорено, прострелите мои словеса, пуще вострого меча и вострей звериного когтя!

 

Заговор 2-й на тот же случай

Встану рано, не благословясь, пойду быстро, не перекрестясь, помчусь в чистое поле, аки вихрь. В чистом поле стоит ракитов куст, а в том кусту сидит толстущая баба, сатанина угодница, людская греховодница. Поклонюсь я той толстущей бабе, отступлюсь от отца, от матери, от роду, от племени. Поди ты, толстущая баба, разожги горячей огня у красной девицы (имя) сердце по мне, рабу добру молодцу (имя).

 

Заговор 3-й на тот же случай

На море, на окияне, на острове на Буяне лежит тоска, бьется тоска, убивается тоска, с берега в воду, из воды в полымя, из полымя выбегает сатанина и громко кричал: «Павушка Раманея, беги поскорее, дуй рабе (имя) в губы, в уши, в глаза, в белое тело, в алую кровь, в сердце ретивое, в печень и в легкое, чтобы она, раба (имя), тосковала и горевала всякую минуту, и днем и ночью, ела бы — не заела, пила — не запила, спала бы — не заспала, а все бы тосковала обо мне, добре молодце (имя); чтобы я был ей люб лучше всякого другого молодца, ближе родного отца, слаще родной матери, лучше роду племени». Замыкаю свой заговор 77 крепкими замками, 77 гремучими цепями, бросаю ключи в окиян-море, под бел-горюч камень алатырь. Кто мудренее меня взыщется, кто перетаскает песок со всего моря, тот отгонит тоску.

 

Заговор 4-й на тот же случай

Встану я на заре на утренней, пойду я на зеленый луг, брошу по ветру слова мудрые, пусть той девице (имя), что люблю жарче пламени, обожгут ее сердце доброе, пусть уста ее, уста сахарны, лишь к моим устам прикасаются, от других же уст удаляются, глаза жгучие пусть глядят всегда на меня, дружка (имя), добра молодца, день и ночь они, улыбаючись. О, пронзите же красной девице (имя) сердце доброе мои реченьки, как стрела огня молненосного, растопите ее мысли-думушки, чтобы все они были заняты только б мной одним, добрым молодцем (имя). Я же буду ей верен до смерти, верен до смерти, до могилушки. Так же пусть и она (имя) будет мне верна. Я слова свои скреплю золотом, скреплю золотом, залью оловом, скую молотом, как кузнец-ловкач в кузне огненной, в кузне огненной, в сердце трепетном. Так неси же ветер словеса мои в ту сторонушку, где живет она, друг-зазнобушка (имя), и вернитесь вы, словеса мои, в сердце девицы (имя), что мила, люба, крепче солнышка, ярка месяца.

 

Заговор 5-й на тот же случай

Подымусь, помчусь к быстрой реченьке, что бежит-шумит лугом бархатным. Речка быстрая, воды светлые, отнесите вы словеса мои красной девице (имя), что живет одна в той сторонушке и красна мила, аки солнышко! Пусть не ест она, пусть не спит она, а лишь думает обо мне (имя) всегда, добре молодце. Гложет пусть ее сердце чуткое змея лютая, тоска смертная, обо мне (имя), дружке, добре молодце. Пусть глаза ее бирюзовые обо мне слезами умываются. Пусть другие ей, как полынь-трава, будут не любы, я же буду ей люб, как солнышко в утро майское. Пусть любовь ее будет так крепка ко мне, молодцу, что разрыв-трава не размыкает. Пусть же, пусть она, красна девица (имя), без меня, дружка, от тоски не спит, не пьет браженьки, не ест хлебушка, погулянушки и на ум нейдут, а подруженьки ей советуют полюбить меня, добра молодца (имя), и ласкать меня, как ласкает мать дитя малое.

Ой, ты, реченька, речка быстрая, воды светлые и студеные, отнесите же красной девице (имя) мой завет и ключ от любви по мне, добре молодце (имя), и отдайте ей в руки белые ключ заветный мой, судьбой скованный в сердце-кузнице. Отоприте вы, воды светлые, тем ключом моим сердце девушки, что люба-мила мне, как павушка.

 

Заговоры девиц на любовь добрых молодцев

Из свежего веника, сделанного из березовых веток, берут пруток, который кладут на порог той двери, в которую должен пройти любимый человек. Кладя пруток, нужно произнести такие слова: «Как высох этот тоненький пруток, так пусть высохнет и милый друг (имя) по мне, рабе (имя)». Пруток, когда человек, о котором заговаривают, прошел через порог, убирают в тайное место, потом топят баню, кладут этот прут на полок на верхнюю полку, поддают больше пару и, обращаясь в сторону, где лежит пруток, говорят: «Парься, пруток, и будь мягок, как пушок, пусть и сердце (имя) будет ко мне, рабе (имя), так же мягко, как и ты». После этого баню запирают, потом через некоторое время пруток берут, относят на воду и пускают по течению. Прут пускать по реке нужно на заре.

Этот же заговор, но только для присухи чьего-либо сердца, делается так: пруток кладут на порог, приговаривая, как сказано выше, затем после прохода прут кладут на жарко истопленную печь, приговаривая: «Будь сух, пруток, как птичий ноготок, пусть так же сух будет и мой дружок (имя), а когда он ко мне подобреет, тогда пусть краснеет, как яблочко наливное, и полнеет, как месяц ясный после новолуния».

 

На прилучение парня

Выйду я в чистое поле; есть в чистом поле белый кречет; попрошу я белого кречета — слетал бы он за чистое поле, на синее море, за крутые горы, за темные леса, в зыбучие болота и попросил бы он тайную силу, чтобы дала она помощь сходить ему в высокий терем и застать там сонного (имя), сел бы белый кречет на высокую белую грудь, на ретивое сердце, на теплую печень, и вложил бы рабу Божьему (имя) из своих могучих уст, чтобы он (имя) не мог без меня, рабы (имя), ни пить, ни есть, ни гулять, ни пировать. Пусть я буду у него всегда на уме, а имя мое на его языке.

 

Заговор 2-й на тот же случай

Встану я, красна девица, с зорькой красной, в день светлый и ясный, умоюсь я росою, утрусь мягкой фатою, оденусь мягким покрывалом, белым опахалом, выйду из ворот, сделаю к лугу поворот, нарву одуванчиков, дуну на его пушок, и пусть он летит туда, где живет мой милый дружок (имя), пусть пушок расскажет ему, как он дорог и мил сердце моему. Пусть после этих слов тайных он полюбит меня явно, горячо и крепко, как люблю я его, рыцаря моего, дружка смелого, румяного, белого… Пусть его сердце растает перед моей любовью, как перед жаром лед, а речи его будут со мной сладки, как мед. Аминь.

 

Заговор 3-й о том же

Пойду я утром рано в зеленую рощу, поймаю ясно сокола, поручу ему слетать к неведомому духу, чтобы он заставил лететь этого духа до того места, где живет (имя), и пусть он нашепчет ему в ухо, и в сердце наговорит до тех пор, пока любовь в нем ко мне (имя) ярким пламенем заговорит. Пусть он (имя) наяву и во сне думает только обо мне (имя), бредит мною ночной порою, и гложет его без меня тоска, как змея гремучая, как болезнь смертная, пусть он не знает ни дня, ни ночи, и видит мои ясные очи, и примчится ко мне из места отдаленного легче ветра полуденного, быстрее молоньи огнистой, легче чайки серебристой. Пусть для него другие девицы будут страшны, как львицы, как огненные гиены, морские сирены, как совы полосатые, как ведьмы мохнатые! А я для него, красна девица (имя), пусть кажусь жар-птицей, морской царицей, зорькой красной, звездочкой ясной, весной благодатной, фиалкой ароматной, легкой пушинкой, белой снежинкой, ночкой майской, птичкой райской. Пусть он без меня ночь и день бродит, как тень, скучает, убивается, как ковыль по чисту полю шатается. Пусть ему без меня (имя) нет радости ни средь темной ночи, ни средь бела дня. А со мной ему пусть будет радостно, тепло, в душе отрада, на сердце — светло, в уме — веселье, а на языке — пенье. Аминь.

 

Заговор 4-й о том же

Заря-заряница, а я красная девица, пойду за кленовые ворота, в заповедные места, найду камень белее снега, крепче стали, тяжелее олова, возьму этот камень, брошу на дно морское с теми словами: «Пусть камень белый на дне моря лежит, а милого сердце ко мне (имя) пламенной любовью кипит». Встану я против месяца ясного и буду просить солнце красное: «Солнце, солнце, растопи сердце друга (имя), пусть оно будет мягче воска ярого, добрее матушки родимой, жальче батюшки родного. Пусть сердце милого дружка (имя) будет принадлежать весь век денно и ночно, летом и весной только мне одной (имя). А для других это сердце пусть будет холодно как лед, крепко как железо и черство как сталь. Ключи от сердца (имя) пусть вечно хранятся только у меня одной (имя)».

 

Заговор 5-й о том же

Ветры буйные, птицы быстрые, летите скорее к месту тайному, к сердцу милого (имя), дайте знать ему, как страдаю я (имя) дни и ноченьки, по дружке своем милом (имя). Пусть я горькая, бесталанная буду счастлива с милым (имя) во все месяцы, в годы долгие, во дни майские, ночи зимние, в непогодушку и в дни красные. Я одна, одна люблю милого (имя), крепче батюшки, жарче матушки, лучше братьев всех и сестер родных. Птицы быстрые, ветры буйные, расскажите вы о том милому (имя), что страдаю я как от болести от любви моей к добру молодцу (имя). Пусть же будет он до могилы мой. Так и ведайте ему, молодцу (имя).

 

Чтобы быть любимому всеми

Встану я, раб Божий (имя), с постели, перекрестясь, пойду во дороженьку, помолясь. Погляжу я на все четыре стороны — на восток, запад, юг и север; на одной стороне, восточной, стоит дом Божий, церковь белая, как на дом Божий все смотрят-зарятся, так пусть и на меня, раба Божия (имя), все бы большие и малые, парни и девицы, старики и старухи — словом, все на земле живущие и Богу хвалу поющие, так бы глядели на меня и зарились и был бы я любим всем, всем отныне и до века. Аминь.

 

Заговоры противолюбовные

 

Заговор на разлад между девицей и парнем

Как мать быстра Волга бежит, как пески со песками споласкиваются, как кусты с кустами свиваются, травы с травами срастаются, так бы и раба (имя) не виделась с рабом (имя), никогда не говорила, и пылким сердцем его, некрасивого, не любила. Пусть как в темнице или в клевище, не жить им как брат с сестрицей, а быть как тигр со львицей, лягушка со змеей, ящерица с тарантулом, так и ей (имя) казался бы он (имя) страшнее зверя лесного, шершавого домового, волосатого лесового, хуже дедушки водяного, а она бы ему казалась хуже бабы-яги, страшнее киевской ведьмы. Пусть между ними будут ссоры, раздоры и брани, а каждая встреча будет как кошки с собакой. И во все дни, так и днем и ночью, и в полдень, и вечером, и утром. Словом, отныне и до века. Аминь.

 

На охлаждение между мужем и женой

Встану я, не благословясь, пойду, не перекрестясь, ни дверьми, ни воротами, а подвальным окном, подвальной отдушиной, положу шапку под пятку, не на сыру землю, а в черный чобот, а в том чоботе побегу я в темный дремучий лес, на большое глубокое озерище, где устроено водяное гнездище, по тому озерищу плывет челнище, а в челнище сидит черт с чертищей. Швырну я шапку из-под пят в того чертища. И спрошу его: что ты, чертище, сидишь в челнище, с противной чертищей? Сидишь ты, чертище, задом к своей чертище, а она хлопает глазищем, что днем совища, беги ты, чертище, в людское жилище, посели ты, чертище, свою чертищу в такой-то избище, и дай ей в руки помелище, пусть она этим помелищем машет, между такой-то и таким-то (имена) раздор поселяет, вражду нагоняет, и обеим неприязнь навевает. Пусть в этом доме не будет ни ладу, ни складу, а вечная ругань и брань, и во все дни года, зимой и летом, весной и осенью, утром и вечером, во всей хате на печи и на полати, на полу и на потолке, на полке и в уголке идет возня, стукотня и грызня. А у хозяина с хозяйкой ссоры и споры, во все дни живота среди мясоеда и поста. Пусть они так живут, как кошка с собакой, как ведьма с чертом. Пусть мои слова будут кинжалом, змеиным жалом, так и жена такому-то (имя), а нет и того хуже, змеей подколодной.

Эти словеса ни колдуну не отколдовать, ни ветру не отогнать, как мою шапку из омута-озерища никому не достать. Говорю это не языком, а змеиным жалом, брызжу слюной жабы, заливаю слезой крокодила и кровью двенадцатиглавого дракона.

 

Заговор 2-й о том же

Встану я в ночь под Ивана Купала, возьму в руки два трепала, кочергу схвачу и на Лысую гору полечу. Оттуда длинным помелом сгоню всех ведьм в такой-то дом (имя), пусть бабищи наполняют все его жилище и поселят между мужем и женой (имя) страшное злище, такое, какого нет и на адском днище.

Пусть в этом доме муж и жена будут жить как с сатанихой сатана, ни любви, ни радости, а только одно зло, да гадости, брань вечная, ссора бесконечная и угроза бессердечная. Возьму я кочетыг, сковыряю шляпу, надену на левую ногу, на голову обряжу лапоть, вместо бороды — мочалу, вместо усов — метлу, и сяду я у них где-нибудь в углу и буду им каждый вечер казаться, и будут они меня пугаться, да из-за этого между собою ругаться, а я буду хохотать и улыбаться, а когда они лягут по разным местам спать, я примусь по избе от радости плясать. Иду, поднимаюсь, на Лысую гору собираюсь, готовься дом, где скоро будет все вверх дном, от мала до велика, в закромах вместо зерна будет пыль одна да повилика. Пусть мои речи будут как картечи, как гром в ночи, как огонь в печи: едки, метки и сбыточны.

 

Заговор на разлучение

Волк идет горой, домовой водой, они вместе не сойдутся, думы их разойдутся, добро они не творят, ласковых речей между собой не говорят, так бы и рабы (имена) между собой жили, вместо дружбы друг к другу зло питали, ссорились, друг друга хулили, попрекали, она бы на него как змея шипела, как лед бы к нему охладела, а он бы на нее шутом глядел, бегал бы от дел, занимался бы тем-сем, а больше ничем. Пусть эти слова камнем в их сердца упадут и желанный плод дадут. Эти слова взял я со дна омута, где водяные живут и злые сети ткут, раздором подшивают, оторачивают ненавистью человеческой. И пусть они будут такими, какими есть, ни хуже, ни лучше.

 

Заговор девушки от тоски

От востока до запада, от севера до юга, от реки до моря, от моря до океана, от пути до перепутья пролегала путь-дорога, всем дорога большая, старшая. По той дороженьке шли дщери Иродовы, несли в руках прутья ивовы и другие сучочки, на которых не росли почки, не расцветали цветочки. Шли те девы кости сушить, тело знобить, недугами людей мучить. Шли они ни далеко, ни близко, с юга и севера, с востока и запада, от Белого моря, от Черного моря, на город Иртыш, среди этого града стоит терем боярский; живет в этом тереме красная девица в скуке и тоске по незнаемой беде. Вы, дщери лукавые, не ходите по пути к тому терему тело знобить, кости сушить, красну девицу изводить, идите вы, дщери Ирода, во чисто поле, где ковыль растет, ветер песни поет, сядьте вы там на травушку, на муравушку, где сидит тоска, аки тень суха, и велите тоске, чтоб она, тоска, сестру родную от девицы прочь всю повыгнала, чтоб рабе (имя) было весело, точно в майский день птицам в рощице, чтоб цвела она, как цветы весной в утро майское, а не послушает она, так вы прутьями ее взвошейте, да воскрикнула и ушла бы прочь, прочь от девицы.

Этот заговор крепко-накрепко заповедую другу-недругу, чтоб его никто одолеть не мог. Он силен-могуч, как подземный ключ. А и сбыточен верней смертушки.

 

Заговор от любовной тоски и печали

На листе чистой бумаги напишите, как написано на рисунке; старайтесь писать, чтобы нижние буквы были против верхних, а по углам квадрата напишите римскую цифру X, зашейте в чистую полотняную тряпочку и повесьте на шею, как ладанку. Написанную бумажку сложите вчетверо и носите на теле.

 

Заговор 2-й от того же

Нужно произносить утром, рано на заре, перед восходом солнца в ясную погоду.

Уйди, печаль, пропади, печаль, сгинь, печаль, в преисподнюю, в омут озера к водяным на дно, в бездну страшную, к адским жителям, мне не хочется жить с тобой, печаль, я хочу побыть только с радостью, да с веселием, не с тобой, печаль, с лютым зелием.

 

Любовные рецепты и секреты

Народы былых времен, судя по памятникам и письменам, оставшихся на камнях и пергаментах, всегда уделяли много внимания культу любви.

Конечно, это так ясно, что человек без любви жить не может, любовь драгоценна. «Любви все возрасты покорны», — как бы подтверждая предания древних, сказал великий поэт, и он глубоко прав в своем изречении. Нет того человека, который бы не испытал в свое время чар любви.

Чары любви так заманчивы и порою так обманчивы. Есть истинная любовь, а есть просто увлечение или, говорят, вспышка молодости. Оба последних случая, конечно, не приносят счастья людям, и часто наоборот — одну погибель. Любовь истинная — вечна. Любовь души и сердца есть драгоценный дар, ниспосланный богами человеку. Без истинной любви жизнь пуста, неинтересна и не радостна. Поглядите на птиц, какие чарующие нежные сцены происходят между голубком и голубкой. А побудителем этих поэтических сцен только одна великая любовь. Сила истинной любви огромна, она порою совершает великие подвиги.

«С милым рай и в шалаше», — говорит мудрая пословица, и это неоспоримая истина.

Без любви и через золото слезы льются. Нет любви и нет счастья между двумя сердцами, поэтому тот был на свете только счастлив, кто любил и был любимым. Конечно, чтобы любить и быть любимым, нужно иметь чуткое сердце, добрую душу, мягкий характер. Наружной красоты для этого мало, эта красота временна, а красота душевная вечна.

И только истинная сердечная любовь дает людям чарующую прелесть и оставляет после себя неизгладимую память на всю жизнь. Да, любовь чарующа и сильна; из-за любви часто происходят великие события, волнения, горе и радости. И все же истинная любовь приносит людям только благо в жизни. Все великие люди — поэты, художники, артисты, композиторы — воспевали и славили любовь в лучших своих произведениях и благословляли ее в своей душе самыми благородными порывами своего сердца.

Любовь, как и все на земле, имеет свою историю, которая с самой глубокой древности ведется до наших дней. В греческой мифологии первыми любовниками были Хронос (время) и Гея (земля). Детей, родившихся от этого союза, пожирал отец (время), но мать (земля) сумела скрыть от свирепости отца и спасти одного из сыновей — это был Зевс, старший между богами Олимпа, прозванный Громовержцем.

В то самое время на Олимпе царила легкость нравов: боги того времени брали пример с своего счастливого повелителя, который любил заигрывать с хорошенькими нимфами втайне от своей сварливой супруги.

Очень многим известна история хромого Гефеста, который удачно научил наших прадедов ковать различные вещи из твердых металлов.

Гефест был женат на красавице Венере. Однажды до ушей хромого Гефеста долетели слухи о заигрывании Венеры с Марсом.

Гефесту вскоре удалось поймать жену на месте преступления, он побежал со злобой к Зевсу, но тот рассмеялся и произнес:

— Чудак! Ты должен радоваться, что Венеру любят, а не презирают!

Из этого краткого повествования мы видим, что любовь существовала между мифическими богами, и поклонение красоте и всему прекрасному в Греции было развито как нигде.

История Рима в первый период своего существования отмечается самой образцовой и строгою семейной добродетелью и целомудренностью.

Восточные люди былого времени внесли в любовь много поэзии; лучшие произведения того времени посвящены любви.

Храбрые рыцари Средних веков дрались на поединках в честь любви, композиторы слагали восторженные гимны в честь этого дара, ниспосланного богами человечеству.

Наше современное интеллигентное общество не менее наших праотцев и праматерей сосредоточивает свое преимущественное внимание на успехах любви.

Даже над самыми черствыми людьми — приверженцами рационализма и материализма преобладает сила любви, которую даже эти черствые люди побороть не в состоянии.

И теперь бывают случаи, что самые умные люди в момент неудачи нередко идут к чародеям, гадалкам, хиромантам, ясновидящим.

Нижеприведенные строки ясно говорят читателю о тех способах, какими очень часто пользовались люди старого времени.

 

О секретах любви между женщиной и мужчиной

 

Бывает в жизни, что человеку не благоприятствуют в достаточной степени нормальные условия обладать предметом его любви; тот человек неизбежно стремится к какому-либо чуду, чтобы достигнуть желаемой цели.

В этих случаях Купидону и Венере на помощь призываются тайные силы природы, которые только одни и могут принести успех в любви и сделать недоступное, недостижимое вполне возможным для человека во всякую пору его жизни.

Все эти средства испытаны в древние века с успехом, если, конечно, их исполнять в точности, как это указывают древние мудрецы.

Молодая кожица, взятая со лба гнедого жеребенка, обладает чудодейственной силой в любовных делах. Обладающий кусочком этой кожи и носящий постоянно при себе, зашитой в полотняную тряпочку на груди, будет иметь неимоверный успех среди прекрасного пола.

Прежде чем зашить эту кожицу в ладанку, ее сначала нужно хорошенько высушить на полуденном солнце весной, в мае месяце, между 10-м и 15-м числом.

После этого кожицу нужно спрыснуть утренней росой, собранной на восходе солнца. Затем ее снова высушить и потом уже зашить в ладанку. Чтобы иметь больший успех в любви у любимой женщины, тогда нужно с булавочную головку этой кожицы истолочь в порошок и дать съесть той женщине с четверговым хлебом в пятницу. Пятница считается днем Венеры, потому и производить этот опыт самое лучшее в венерин день.

Еще любовное средство. Следует достать две капли своей крови в первых числах мая месяца, запечь ее в хлебной лепешке, замешанной на сале зайца, которого брать нужно несколько капель. Потом этой лепешкой кормите особу, пленившую ваше сердце, и успех должен быть несомненный. Если это не поможет, то лепешку следует хорошенько высушить и превратить в порошок и приготовить из нее напиток, прибавляя этот порошок в квас или в чай, предварительно прибавив в порошок несколько капель майской утренней росы с цветов незабудок и ландышей. Пить давать или утром, или после захода солнца и не менее трех раз. Лучше напиток давать по вечерам.

Средство Ленорман. Провести несколько дней нужно совершенно по-аскетически, не вкушая мяса и рыбы. После этого на пятый день по неделе, то есть в день Венеры, придя или встретив любимую особу, вступите с ней в разговор о возвышенных предметах, о луне, о солнце, о певчих птицах, о цветах, о звездах. Разговаривая, смотрите в упор, прямо в глаза любимому человеку. Ваш взгляд, полный чарующего огня, растопит сердце любимой женщины или девушки, и она ответит вам взаимностью на вашу чистую, сердечную любовь. Но отнюдь не говорите девушке или женщине грубых фраз и не говорите также о достоинствах других женщин или девушек, имейте в виду, что всякое неосторожно сказанное слово лишит вас успеха. Говорите только о том, что сказано выше, старайтесь видеться на закате солнца, но не после, это способствует лучше фиксировать ваш взгляд на лице девушки. После двух-трех таких любовных свиданий можно уверенно сказать, что сердце любимой будет покорено, и она сама будет намекать вам о последующих свиданиях, а вы под каким-либо благовидным предлогом постарайтесь одно свидание пропустить, а потом в этом пред нею извиниться как можно сердечней.

Средство гадалки Чарно. Сделать новое золотое кольцо с алмазом или двумя розами; кольцо должно быть сделано в виде двух змеек, перевивающихся между собою головками вместе, в эти головки вместо глаз вставить или розы или алмаз.

Потом это кольцо завернуть в белую шелковую материю и носить на голой груди, ближе к сердцу. Спустя неделю кольцо вынуть из тряпки, омыть утренней росой, положить в стакан ключевой воды и сказать несколько слов: «О ты, кого я люблю (произнести имя того человека)! Будь вечно моим, или моею! Пусть твое сердце принадлежит только мне (произнести свое имя) и никому более и никогда во веки веков». Заговоренную воду перелить в чистый пузырек, хорошенько закупорить и поставить на зеркало на несколько дней. Утром, подходя к зеркалу и беря гребень или расческу, надо произнести такие слова: «Друг мой так же должен быть близок ко мне, как этот гребешок к моему телу». При этом нужно произнести имя любимого человека. Подобную вещь нужно повторить три зори утренних и вечерних; после этого заговоренную воду следует дать выпить тому, кому она предназначена, в половинной дозе, а другую половину выпить самому, пузырек убрать и бережно сохранять, чтобы не разбился.

«Адамово яблоко». Этот секрет раньше применялся многими чародеями былого времени и, по словам испытавших его, всегда имел желаемый успех. Это так называемое «Адамово яблоко». Берут самое красивое яблоко средней величины, пишут на нем два имени, свое и любимого человека, пишут своей кровью, смешанной с утренней росой, собранной с цветов. Потом яблоко завертывают в тонкую шелковую материю белого цвета и кладут яблоко на три ночи себе под изголовье. После этого яблоко осторожно разрезают, выбирают зерна, осторожно зарывают их неглубоко в рыхлую землю, а в яблоко вкладывают вместо зерен волосы, завернутые в тонкую бумагу. Потом яблоко складывают вместе и варят в муравленом горшке в ключевой воде, прибавив немного утренней росы. После кипячения отвар процеживают через тончайшую полотняную тряпку и дают его пить любимому человеку.

Делать это нужно тогда, когда только что поспеют новые яблоки; яблоки нужно рвать рано утром, до восхода солнца.

Как продлить любовь. Чтобы любовь любимой женщины долее не остывала, для этого следует составить следующую помаду: берут мозг лисицы из левой ноги, смешивают его с серой амброй с Кипра, потом прибавляют несколько капель росы, собранной с гранита, а также несколько капель сока травы плакун, и немного розового масла. Все это хорошенько смешивают, подогревают на тихом жару, остужают и мажут голову любимой особы. После этого действие получается очень скоро, та женщина, о которой вы думаете, будет очень скоро к вам неравнодушна, и после трех-четырех смазываний волос этой помадой она совершенно влюбится в вас. Делать это необходимо на заре по пятницам, и самое лучшее — в первые дни по новолунии. Мазь-помада эта имеет еще то свойство, что раз уже полюбил человек, то очень долго не разлюбит; она так и называется — «помада вечной любви».

Состав этой помады взят из книги кудесника Чартони, жившего в Италии в начале V столетия и имевшего огромный в то время успех своими чудодейственными средствами среди людей высшего общества.

 

Волшебная булавка

Для того чтобы привлечь любовь любимой женщины или девушки, нужно купить ярко-зеленого шелка (заплатить за него следует новеньким серебром, и так, чтобы не приходилось сдачи). Придя домой, утром до зари, в первый понедельник по новолунии, обмотайте мизинец на левой руке три раза этим шелком, т. е. несколькими нитями, но не более 9 ниток, и так носите его до тех пор, пока вы не встретите любимую вами особу. До этого нужно приобрести булавку красной меди, отточить ее на оселке, с розовым маслом. После точки булавку прокипятить три раза в ключевой воде. При встрече с любимой особой, незаметно для нее, вы укалываете себе палец, перевязанный шелком, и булавку вытираете об эти шелковинки. После этого снимаете шелк с пальца и незаметно дотрагиваетесь до девушки, мысленно произнося: «Мягкий шелк, омытый кровью, пусть (имя девушки) воспылает она ко мне (имя) горячей любовью, и будем мы оба связаны любовью до гроба». Придя домой, шелковинки эти терпеливо разберите и намотайте на булавку, а булавку воткните вместе с шелком под застреху дома, в котором вы живете.

Делайте это так, чтобы никто не знал. Если это с одного раза не произведет желаемого действия, то нужно повторить это до трех раз, а булавку после каждого раза относить туда же, т. е. под застреху. Чтобы выведать от любимой девушки тайны и любит она вас или еще кого, для этого нужно поймать трехлетнего воробья (самку), взять из хвоста перо, намочить его в гераневом масле, высушить, спрыснуть вечерней росой, собранной с травы зверобой, когда она в цвету, и ночью положить его на грудь девушки. Во сне она все откроет, что у нее есть тайного на сердце.

 

Ворожба против неверности (любовные зелья)

[27]

Аще жена бегает, и дай пити воробьево сердце (?), и начнет мужа любить. Аще небрегчи муж жены начнет, то помажь его (?) салом медвежьим, внегда не будет ему на другую жену похотения.

 

Узнать во сне о верности жены

Совиное сердце положить на суконный плат, приложить женщине к левому боку, и она все во сне на себя выскажет, что была без мужа.