— Высокомерный ублюдок! — выругался Перри, когда они шли к выходу.

Тайлер не могла винить его за то, что он так разозлился на Зака. Тайлер и Перри работали вместе уже полгода, и ничего подобного раньше не случалось.

— Не беспокойся, — заверила она Перри, когда они вышли на залитую солнцем улицу. — Я уверена, что ты, как обычно, справишься сам, без его разрешения.

— Еще бы, — самодовольно признал Перри. — Хотя я предпочел бы сидеть с вами, а не ползать в кустах.

Тайлер давно поняла, что Перри хочет превратить их дружеские отношения в нечто большее. Он, несомненно, был красивым парнем. Его довольно длинные темные волосы и теплые синие глаза вызывали у нее симпатию. Но она относилась к нему как к брату — к его великому огорчению.

Она была слишком честной, чтобы связать себя с другим человеком, не рассказав о себе всего. Но никто не должен знать, кто она на самом деле. Тайлер Вуд работала младшим репортером и хотела, чтобы ничего другого о ней не было известно.

— Ты должна быть осторожна с Заком Принсом. Я слышал, он не может не попытаться затащить женщину в постель через пять минут после знакомства!

Тайлер состроила гримаску.

— Судя по его утреннему настроению, не думаю, что это ему всегда удается!

Почти весь день Зак бездельничал. До обеда он хорошо выспался, а остаток дня провел в удобном просторном кресле, одетый в любимые рваные джинсы и свободную черную футболку. Поэтому вечером он был в хорошем настроении, когда присоединился к Тайлер в баре отеля.

— Видите ли, Зак, я хорошо знаю, чем рассердила вашего брата так сильно, что он устроил нашу первую встречу рано утром… из-за чего вы были не в духе. Но вы-то в чем перед ним виноваты?

— Вы очень проницательны, Тайлер. Ник… — Зак пожал плечами, — кто его знает? Может, он считает это хорошей шуткой?

— Ха-ха. — Тайлер состроила гримаску.

Зак усмехнулся.

И Тайлер поняла, за что этот мужчина получил три «Оскара». Его улыбка была гипнотизирующей. Да и внешность его не могла оставить женщину равнодушной. Длинные темные волосы. Красивые серые глаза. Мужественный, будто высеченный из камня, контур скул. Широкие плечи…

Тайлер казалось, что он совершенно безучастен к женскому вниманию. Женщины, находящиеся в баре, не могли отвести от него глаз. И Тайлер с отвращением отметила, что все они готовы броситься в его объятия.

Стоп, Тайлер, притормози! — прервала она себя. Нечего думать об его объятиях! На нее его чары не должны действовать! Ей следует искать в его жизни что-нибудь интересное для газеты.

Конечно, ходили слухи о его романах с замужними женщинами, а также о том, что своим успехом кинокомпания «Принс-Муви» обязана мафии… но это-то, очевидно, абсурдно?! Любой успех вызывает слухи, а Тайлер хотела добраться до правды.

— Все равно я прошу прощения за утреннее недоразумение и предлагаю двигаться дальше.

— И к чему мы будем двигаться? — поддразнил он.

— К вашей биографии, — поспешила она пояснить, осознав двусмысленность своего предложения. — Где вы родились, какая у вас семья, над чем вы работаете, ну и тому подобное.

— Послушайте, Тайлер, мне не хотелось бы учить вас работать, но это уже всем известно.

Конечно, он прав. Режиссер Ник, актер Зак, сценарист Рик и их младшая сестра Стейзи были детьми легендарного актера Дамиана Принса, который пленял зрителей более тридцати лет.

В юности Зак попадал из неприятности в неприятность, затем бросил школу, стал актером, как его отец, и создал себе репутацию очаровательного озорника.

— Вы правы, — кивнула Тайлер. — А какие у вас планы на эту неделю?

— Планы? — переспросил он.

Она читала интервью, которое Зак дал одному из репортеров, освещавших жизнь знаменитостей, и знала, что Зак обычно легко и охотно отвечал на вопросы.

Но не так было сейчас…

Неужели он подозревает, что это интервью не такое честное, как она пытается показать?

— Я хотела бы узнать, почему вы сейчас в Англии, ведь вы живете в Штатах.

Она улыбнулась, не желая дать ему понять, что ее беспокоит его нежелание говорить с ней.

— Приехал на свадьбу брата, которая состоялась в этот уикенд.

— А почему вы еще здесь? Сомневаюсь, что вы задержались из-за этого интервью!

— Вы правильно сомневаетесь, — согласился Зак. — Премьера фильма «Великолепный стрелок» состоится в субботу, и я должен там быть.

Опять сморозила глупость, призналась себе Тайлер. Конечно, она знала о премьере. Знала. Но забыла.

Потому что слишком хочет докопаться до истины? Вероятно. Ей нужно что-то исключительное… что-то такое, о чем никто не писал. И она убеждена, что это интервью с Заком может дать ей то, что она ищет.

— Простите, Зак. Я…

— Тайлер, я предлагаю вам больше не тратить попусту мое время. Сейчас вы уйдете, изучите весь этот материал, а затем мы продолжим.

Она заслужила это. Но все равно ему не следовало бы говорить так. Куда делось легендарное очарование Зака Принса!

Но Тайлер чувствовала, что этот мужчина что-то скрывает. И она выяснит, что!

— В этом нет необходимости, мистер Принс. Я знаю о премьере в субботу, а просто хотела спросить, в настоящее время вы работаете в Англии над чем-нибудь еще?

Она выдержала его долгий насмешливый взгляд.

В ее глазах он видел упорство и гнев. Но это его не удивило. Он ничем не облегчил ей жизнь и не обязан это делать.

Да, раньше он шел репортерам навстречу, но почему он должен так же относиться к Тайлер Вуд? Он и сам не понимал, почему считал ее непохожей на других. Это раздражало его, и поэтому в нем нарастала враждебность к Тайлер.

— Завтра я встречаюсь с режиссером, чтобы обсудить начало съемок. — Зак увидел, как загорелись ее глаза. — Нет, вы не можете присутствовать.

— Мое соглашение с вашим братом предусматривает, что я буду с вами в течение недели… — Она запнулась, когда он сардонически поднял бровь. — Не в этом смысле, мистер Принс.

— У вас соглашение с моим братом, а не со мной. Поэтому вас не будет на этой встрече.

Она открыла рот, будто желая что-то сказать, но промолчала.

— Скажите мне еще раз, мисс Вуд, для какого журнала это интервью?

— Обычное воскресное приложение к газете, — резко ответила она.

Показалось ему или в ее глазах опять промелькнуло опасение?

— Обычное, — повторил он тихо.

У него снова возникло ощущение, что Тайлер Вуд что-то скрывает, но это плохо ей удается. Видно, врать она не умеет совсем!

Она с вызовом подняла подбородок.

— Я думала, что я беру интервью у вас, Зак, а не вы у меня!

— Мне просто хочется больше узнать о женщине, которая будет рядом со мной целую неделю. В конце концов, — добавил он, — многие будут полагать, что вы — моя последняя пассия.

— Последняя в очень длинном… — Она поморщилась от испуга, когда поняла, что сказала. — Я не должна была так говорить. Просто это…

— Просто это правда? — язвительно заметил он.

— Нет! Я хочу сказать… ну ладно, да, это правда. Но я все равно не должна была так говорить.

— Не должны были, — сухо согласился Зак. — Но это, вероятно, самое честное из всего, что вы сказали за весь вечер!

— Понятия не имею, о чем вы говорите, мистер Принс. Вы хотите сказать, что я вас обманываю?

Заку показалось, что ее руки задрожали. Он не мог быть уверен в этом, поскольку она быстро сжала их.

— Не у вас одной есть связи, Тайлер, — добавил он и увидел, что она побледнела. — Днем я позвонил кое-кому, чтобы разузнать о вас.

— О, да? — живо откликнулась она. — И что же вы узнали?

Зак все больше убеждался, что она что-то скрывает.

— Пока немного. Журналисты не любят рассказывать о коллегах. Однако я узнал, что вас считают хорошим репортером, только излишне эмоциональным. — Он помолчал. — Кроме того, несколько недель назад у вас был бурный спор с вашим редактором, и он пригрозил вас уволить.

Ее глаза стали огромными, но она выдержала его взгляд.

— Да, но ведь он этого не сделал, раз я все еще работаю.

— Очевидно, не сделал. Но интересно, о чем вы спорили?

— Знаете, это не ваше дело. Он пожал плечами.

— Я вот подумал, может ли этот спор иметь отношение к вашему соглашению с моим братом?

— Конечно, нет. Не лучше ли оставить эту тему и поговорить о вас? Он подался вперед.

— Я буду спрашивать, пока не узнаю правду о вас, Тайлер, — предупредил он.

Тайлер резко захлопнула блокнот и спрятала его в один из многочисленных карманов своих армейских брюк.

— До сих пор я верила всему, что о вас писали и говорили. Что вы очаровательны, что с вами легко общаться, что вы даже любезны! — Она фыркнула. — А вы оказались грубым, необщительным и ни капельки нелюбезным!

Зак протянул руку через стол и легко сжал ее руку, когда она попыталась встать.

— Об этом вы и намереваетесь написать?

Он специально сделал все, чтобы показаться неприятным. Но он привык, что нравится людям, и ему стало не по себе.

А ощущение того, какая нежная, мягкая и шелковистая у Тайлер рука, заставило его подумать, все ли ее тело такое же чувственное и теплое.

— Расслабьтесь, Тайлер, — мягко сказал он. — Мы еще не закончили.

Она холодно взглянула на него.

— Вы хотите, чтобы я осталась с вами, а вы будете и дальше оскорблять меня? Он улыбнулся.

— Я израсходовал все оскорбления, но если вы уделите мне еще несколько минут… Кроме того, мы привлекаем внимание.

Он оглядел бар, где многие, в том числе и мужчины, открыто разглядывали их.

— Вы привлекаете внимание, — поправила она напряженным голосом, откидываясь назад и освобождаясь от его руки.

Зак заметил, как она провела пальцами другой руки по тому месту, где он держал ее. Колец у нее не было. Руки были длинные и худые, с изящными пальцами. Ему захотелось, чтобы эти пальчики ласково скользили по его обнаженной груди, по спине…

— Мы говорили о вашем споре с редактором, — напомнил он, сердясь на себя за то, что позволил таким мыслям появиться в своей голове. Она же репортер!

— Вы, возможно, и говорили, а я — нет.

— О чем же тогда мы будем говорить? — поддразнил он. — О том как вы неразлучны с вашим фотографом, красавчиком Перри Морганом? А может быть, мы пойдем куда-нибудь, Тайлер?

Она начала вставать, но внезапно побледнела и упала в кресло. Ее глаза закрылись, и дыхание стало поверхностным.

— Что случилось? — Зак опустился перед ней на колени. — Тайлер! — Он потряс ее за плечо. — Тайлер, скажите же что-нибудь, черт возьми!

Она нашла силы приоткрыть один глаз.

— Уйдите, — слабо прошептала она.

Он не подчинился, поднял ее, — и оказалось, что она почти ничего не весит!

Не обращая внимания на любопытные взгляды, Зак нес ее на руках. Она открыла глаза и попыталась освободиться.

— Что вы делаете? — запротестовала Тайлер.

— Мне кажется, это очевидно! Зак вошел в лифт.

— Да, но… куда вы меня несете?

— К себе в номер, — сообщил он. — И прекратите вырываться.

Пока он не поймет, что с ней, она никуда не уйдет!

В номере Зак уложил Тайлер на диван.

— Не двигайтесь, — приказал он, подошел к мини-бару и стал выбирать, из какой бутылки налить ей.

Она попыталась встать, но не смогла.

Зак видел, что она закрыла глаза и побледнела еще сильнее. Он не мог решить, действительно ли

она больна или изощренно притворяется, чтобы продолжить интервью.

Женщины, бывало, устраивали что-нибудь экстравагантное, чтобы попасть в его номер, хотя с интервью это никогда не было связано!

Но если Тайлер Вуд притворяется, то узнает, каким нелюбезным он может быть!