Тайлер все же смогла отвлечь внимание Зака от Руфуса — пока смогла.

Но она не сомневалась, что рано или поздно Зак возобновит расспросы, и к тому времени у нее должен быть готов ответ.

А правду говорить нельзя!

Все казалось ей простым, когда она решила отправиться в Англию и добиться успеха в журналистике. Всего-то и надо было найти квартиру, устроиться в газету и написать сенсационную статью. Тогда она могла бы с триумфом возвратиться домой.

Она прилетела в Англию, нашла квартиру и устроилась в газету, но не смогла раздуть сенсацию из того, что Джинкс оказалась связана с известным писателем Уотсоном!

А Ник Принс разыскал репортера, преследовавшего Джинкс. Так он и встретился с Тайлер Вуд. Сыграв на ее порядочности, Ник узнал у Тайлер, что она получала информацию о Джинкс от редактора Джейн Морроу. В качестве платы за такое признание Ник и устроил Тайлер это интервью с Заком, чтобы Тайлер писала о нем, а не о Джинкс.

А Тайлер так нужна была сенсация, что она не могла упустить вторую возможность раздобыть ее!

Тайлер с детства хотела быть журналистом.

Она выросла в семье, которой принадлежали многие средства массовой информации. Она была единственным ребенком, и ее родители заранее распланировали всю ее жизнь. Подходящая школа, подходящий колледж, подходящие друзья… потом подходящий жених!

Жених был выбран родителями полгода назад. Тогда-то Тайлер и решила, что с нее хватит, собрала сумку, вышла из дома, купила билет на самолет и отправилась в Англию.

И в Англии у нее тоже все шло по плану — теперь по её плану! — пока она не встретила Ника, а потом Зака.

— Вы знаете, что у вас появляются морщинки, когда вы хмуритесь?

— Да они у всех появляются!

— Верно. Я и хотел спросить, что заставляет вас хмуриться…

— Ничего, что требовало бы вашего внимания.

— Вот и ладно. — Он пожал плечами. — Ну, если вы доели рыбу, можно уходить.

— Разве вы не хотите десерта? Она протянула Заку меню. Зак даже не взглянул.

— Я никогда не заказываю десерт. Но вы закажите, — предложил он, увидев разочарование в ее взгляде.

— Нет. — Она неохотно отложила меню, потому что любила десерт. — Я не хотела бы снова обрести весь мой детский жирок!

Зак усмехнулся.

— И насколько толще вы были?

— На один размер… может быть, на два. Но никто никогда не говорил, что я плохо выгляжу.

— Да и сейчас такого никто не скажет. Тайлер смутилась. Уж не флиртует ли он?

— А к кому мы идем?

— К Кэламу Макквайру.

— К Кэламу Макквайру! — воскликнула Тайлер. — Я всегда хотела… — Она запнулась. — Я веду себя как восторженная школьница?

— Как восторженная школьница, — подтвердил Зак, усмехнувшись. — Хотя мне приятно, что вы не настолько привыкли к вашим знаменитым друзьям, чтобы не быть в восторге от встречи с Кэламом.

— Еще бы! Никто не сможет встретиться с ним или с его семьей, если он не захочет.

Этот шотландский актер охранял свою личную жизнь так хорошо, что не давал интервью и вообще не общался с журналистами уже пять лет — с тех пор, как у него родился сын. И Зак познакомит ее с Кэламом! Возможно, она возьмет у него интервью, которое ей так нужно…

— Об этом даже и не помышляйте, Тайлер, — Зак будто прочитал ее мысли. — Вы будете там как моя гостья, и я вам советую не злоупотреблять этой привилегией.

Она сдержала разочарование. Кэлам Макквайр, очевидно, был хорошим парнем, который не хотел общения с прессой, чтобы у его сына было нормальное детство.

— Он — легенда кино, Зак. Все его любят. Боже, когда я была подростком, я мечтала…

Она замолкла на полуслове, чтобы не выдать себя.

— И о чем же вы мечтали? — Тайлер почувствовала, как загорелись ее щеки. Потому что о Заке она тоже мечтала…

— Мне было пятнадцать лет! — она отвернулась и начала искать взглядом Перри.

Попасть к Кэламу Макквайру Перри никак не смог бы, и она должна как-то сообщить ему, что он может пойти поесть — она-то только что поела так хорошо, как ни разу за полгода, а Перри стоял на улице голодный!

Но увидеть Перри она не смогла.

— Вы что-то потеряли?

Тайлер повернулась на голос, и ее глаза распахнулись, потому что Зак нагнул голову, и она оказалась почти нос к носу с ним. Не легко быть так близко к нему после того, как она вспомнила свои девичьи мечты о нем… которые, надо признать, никогда и не покидали ее.

И теперь она, взрослая женщина, хочет, чтобы он ее поцеловал!

Она боролась с этим желанием с того момента, как вчера утром вошла в номер Зака. Нет… С того момента, когда Ник Принс предложил ей это интервью.

Соглашаясь, она понимала, что может погубить свою карьеру репортера, но не смогла побороть искушение не только увидеть Зака Принса, но и провести с ним целую неделю.

А когда утром он поцеловал ее, она была на седьмом небе!

Тайлер стояла в нескольких сантиметров от Зака, глядя ему в глаза, и ей показалось, что ее жизнь внезапно стала настоящей. Она воспринимала Зака всем своим существом…

И ей захотелось поцеловать его чувственные, красиво очерченные губы, провести по ним языком, попробовать их на вкус, ощутить силу его рук, обнимающих ее.

Яркая вспышка расколола темноту, на мгновение ослепив обоих.

— Что это, черт возьми?

Зак повернулся, но вокруг была только темнота. Потом в отдалении, где-то за кустами, хлопнула дверца и взревел мотор. Перри, очевидно, сфотографировал их и сбежал, поняла Тайлер.

Зак был так разъярен, что она в испуге шагнула назад.

— Вы подстроили это! Вы преднамеренно, обдуманно, привели фотографа… вероятно, вашего друга Перри…

— Он не друг. И не будьте смешным. Как я могла бы…

— Вы подставили меня! — Зак был слишком разгневан, чтобы дать ей договорить. — Без сомнения.

фотография, на которой вы страстно смотрите на меня, появится в завтрашней газете…

— Вовсе не страстно! — возмутилась Тайлер.

— Конечно, нет, просто ваши глаза умоляли меня поцеловать вас, — съязвил он.

— Вовсе не умоляли! Это вы собирались целовать меня…

— А вот это выдумки!

Зак сказал это так презрительно, как только смог… прекрасно понимая, что они с Тайлер лгут друг другу и каждый из них лжет себе. Он собирался поцеловать ее. Целый день мечтал, как будет целовать ее, хотя и пытался отдалить ее от себя.

— Придется разочаровать вас, Зак, но вы никогда не появлялись в моих мечтах!

— Тайлер Вуд?

Зак сердито повернулся и увидел женщину, которая только что вышла из такси. Эту высокую, очень стройную блондинку он уже видел, но где и когда, вспомнить не мог. Однако у него было смутное воспоминание, что тогда она не понравилась ему.

Тайлер, казалось, совсем не обрадовалась встрече и даже немного попятилась. Потом бросила быстрый взгляд на Зака, облизала губы и торопливо отвернулась. Зак почувствовал, что ей не хочется быть здесь.

Он посмотрел на блондинку еще раз, теперь уже подозрительно. Та, очевидно, узнала Зака, и ее глаза округлились — она была удивлена, что видит Тайлер вместе с ним!

А Зак все пытался вспомнить, кто эта женщина.

Тоже репортер? Но почему Тайлер выглядит почти так же плохо, как вчера вечером? Может быть, она чего-то боится?

— Да, я Тайлер Вуд, — наконец ответила она женщине. — Но мы спешим, так что извините нас.

— Но я только хотела сказать…

— Я сожалею, но мы действительно спешим.

Тайлер решительно взяла Зака под руку и повернула его спиной к женщине. Что, с его-то ростом и весом, было не легким делом! Да, если Тайлер чего-то хотела, то сопротивляться ей было сложно!

Зак был сердит на нее из-за фотографа, и ему расхотелось идти с ней к Кэламу. И еще эта блондинка…

Зак почувствовал, как дрожит рука Тайлер… Видно, встреча с этой женщиной ей тоже не по душе. Заку стало интересно.

— Оказывается, вы тоже можете быть неприветливой, Тайлер, — поддразнил он девушку, пока та уводила его от ресторана — и, главное, от блондинки.

Не замедляя шага, Тайлер лишь мельком взглянула на Зака.

— Она была слишком невежливой. Мы были заняты разговором, а она нас прервала.

Но Зака не особенно волновало, кто эта женщина. Встреча с ней была пустяком в сравнении с тем, что их сфотографировали!

Он резко остановился.

— Забудьте это, Тайлер. Вы никуда не идете.

— Но вы говорили… Кэлам Макквайр…

— Я помню, что говорил. Но это было прежде.

— Прежде чего?

Она глядела туда, где осталась блондинка, и видела, как та пожала плечами и вошла в ресторан.

— Прежде того, как появился фотограф.

— Я сказала вам, что не имею к этому никакого отношения!

— Не имеете? А кто еще мог подстроить столь нежную сцену? Завтра утром мы узнаем правду.

Он не мог вспомнить, когда еще был так сердит. В том числе и на себя, признался себе Зак. Он был сам не свой с того самого мгновения, как увидел Тайлер.

— Завтра утром? — с опаской повторила она.

— Да… если завтра утром фотография появится в вашей поганой газетенке, можете считать, что с интервью покончено!

Этого он и хотел — как можно скорее расстаться с Тайлер. Он хотел жить своей жизнью, не заботясь о том, что делает, и не обдумывая каждое слово, которое говорит.

Да, он не желает видеть Тайлер Вуд.

Разве не так?