Тайлер пришла в ужас от последних слов Зака.

Надо найти Перри! Немедленно! Если фотография попадет в руки Билла Грэма, босса Тайлер, уже ничего нельзя будет исправить.

О чем только думал Перри, фотографируя ее вместе с Заком? Они ведь не были вместе, как бы Тайлер этого ни хотелось.

Правда, Тайлер испытывала некоторое облегчение оттого, что внимание Зака было отвлечено от женщины, которая подошла к Тайлер у ресторана. Если бы Зак понял, кто эта женщина, то не стал бы ждать до утра, а закончил интервью немедленно!

— Я уверена, что в «Светских новостях» фотографии не будет.

Он пожал плечами.

— Подождем — увидим.

— И вы не возьмете меня на вечеринку?

Она была разочарована не столько из-за того, что не увидит Кэлама Макквайра, сколько из-за того, что ей придется расстаться с Заком.

— Не возьму, — подтвердил он. — Так что садитесь в такси, — он указал на машину, из которой только что вышла блондинка, — и отправляйтесь домой.

Тайлер поняла по его лицу, что он говорит серьезно. Но что касается такси… о нем придется забыть! Она не собирается тратить на него те немногие деньги, что у нее есть.

А самое главное, ей нужно отправляться отнюдь не к себе домой… потому что у нее нет с собой мобильного телефона — он не поместился в ее крошечную сумочку, и она не может позвонить Перри.

Она глубоко вздохнула.

— Пожалуй, я пойду пешком. Где и когда мы встретимся завтра?

— Не слишком ли вы самонадеянны?

— Я сказала вам, что не имею никакого отношения к той фотографии.

— А я сказал, подождем — увидим. Если вы не хотите садиться в такси, то сяду я.

Зак сел на заднее сиденье, наклонился к шоферу, назвал адрес, откинулся назад и даже не взглянул на Тайлер.

Тайлер глубоко вздохнула. Страшно подумать, что она сделает с Перри, когда найдет его! Но сначала, конечно, скажет ему все, что о нем думает!

Дорога от станции подземки до редакции оказалась мучительной. Оказывается, туфельки на шпильках не предназначены для долгих прогулок!

С пузырями на пятках и болью в лодыжках Тайлер, хромая, вошла в помещение редакции через час после того, как рассталась с Заком.

Билл Грэм отвел взгляд от экрана компьютера.

— Черт возьми, что случилось?

— Ты видел Перри?

— Сегодня вечером? — Билл отрицательно покачал головой. — Я думал, он с тобой.

Куда же отправился Перри? К себе домой? К ней домой? По крайней мере, он не примчался сюда. Но это никоим образом не уменьшило гнева Тайлер. Перри испортил ей вечер с Заком и не дал встретиться с Кэламом Макквайром. Главное, конечно, испортил ей вечер с Заком…

— Куда ты собралась…

Казалось, Билл хотел сказать «…в таком виде?», но, взглянув на ее лицо, не посмел спросить. Тайлер поморщилась.

— Домой, куда же еще?

Ей надо переодеться, и тогда она сможет продолжить поиски Перри.

— Слушай, возьми такси. — Билл вытащил из кармана двадцатифунтовую банкноту и бросил на стол. — Не дело, если наш репортер окажется в полиции по подозрению в занятии проституцией! — объяснил он, увидев, что Тайлер удивлена его добрым жестом. — Не волнуйся, я просто запишу двадцатку на расходы.

И он снова повернулся к компьютеру.

Тайлер с негодованием смотрела на него. Она знала, что Билл Грэм никогда не относился к ней хорошо.

Но намекнуть, что она похожа на уличную женщину?!

Неужели похожа? Она с беспокойством осмотрела себя. Платье как платье, с низким вырезом и узенькими бретельками. Облегает фигуру. Все равно, она не думала, что…

— Ты выглядишь великолепно, Тайлер, — сердито проворчал Билл, заметив, что она еще стоит у стола. — Но уходи отсюда, ладно? Мне надо работать. — Он подтолкнул к ней банкноту и снова уткнулся в экран.

Тайлер взяла деньги и ушла… пока он не передумал!

Но она отправилась не домой, а к Перри. Сначала она разберется с ним, а потом будет в состоянии поразмыслить о появлении той женщины у ресторана.

Тайлер, конечно, сразу узнала Джейн Морроу, которая раскрыла ей тайну Джинкс. За это ее потом уволили из издательства, и поэтому не было ничего удивительного в том, что Джейн не забыла Тайлер.

Но Тайлер ни разу с тех пор не видела Джейн. Да, впрочем, и не особенно хотела ее видеть. Она не могла уважать Джейн, поскольку та предала доверие Джинкс — предала потому, что неистово ревновала Ника. А для него во всем мире не существовало ни одной женщины, кроме Джинкс.

К счастью, Зак не смог сразу вспомнить Джейн. Но рано или поздно он вспомнит!

И, вероятно, решит, что Тайлер опять сотрудничает с Джейн, собирая сплетни о Джинкс… или даже, не дай Бог, о Нике. Тайлер почувствовала озноб — ведь она даже не знала, что Джейн Морроу нужно от нее!

А девичьи мечты Тайлер о Заке уже начали превращаться в такое чувство, которое она не смела назвать даже себе. Даже по секрету. Это былр слишком опасное чувство…

На следующее утро Тайлер, одетая в черные армейские брюки и белую футболку в обтяжку, постучала в дверь Зака. Едва открыв дверь, он огорошил ее:

— Чему вы так радуетесь?

И сразу же пожалел о своих словах, потому что улыбка тут же исчезла с ее лица, а в глазах появилась неуверенность. Но у него было отвратительное настроение из-за того, что произошло накануне вечером. Он был раздражен тем, что ему пришлось одному пойти на вечеринку, где он оказался в центре внимания одиноких женщин. Их было много. Потрясающе красивые, все они были готовы поразвлечься, и ни одна не делала тайны из того, что поразвлечься хочет именно с ним.

Но он был с ними холоден, потому что думал только о Тайлер.

О том, как она дразнила и очаровывала его за столом. О том, как потрясающе выглядела она в красном платье. О том как ему хотелось быть на вечеринке вместе с ней. О том странном состоянии, в котором они были, когда вышли из ресторана… О том, как собирался проводить ее домой и целовать ее. Да, очень не хотелось ему признать это, но он совершил самый страшный для актера грех, позволив себе увлечься репортером!

— А почему бы мне не радоваться? — осторожно спросила она. — В «Светских новостях» нет фотографии…

Ее футболка не скрывала совершенства ее дерзких грудей… и Зак осознал, что и сегодня лифчика под футболкой нет!

Прекрасно, застонал он про себя… теперь увлечение репортером превратилось в вожделение!

— Значит, вы вовремя добрались до вашего друга, чтобы остановить его.

— Я могу уверить вас, что Перри не имел намерения публиковать фотографии без вашего согласия. Конечно, вчера он был… он слишком увлекся, но… он уверил меня…

— В чем? В чем он уверил вас, Тайлер? В том, что не намеревался отнести фотографию вашему редактору, а просто собирал материал для интервью? — Зак чувствовал, что гнев захлестывает его, лишая возможности следить за словами. — И он уверял вас в этом до или после того, как уложил в постель?

Тайлер побелела…

— Я… он… вы не имеете никакого права говорить так!

— Не имею права? Не имею права? — Зак сорвался на крик. Потом схватил Тайлер за руку, втянул в номер и захлопнул дверь. — Думаю, вот это… — он схватил газету и сунул ей в лицо, — дает мне право говорить вам то, что я считаю нужным!

Тайлер протянула дрожащую руку, взяла газету и отвернулась, рассматривая первую страницу.

Зак сунул руки в карманы и замер, пока Тайлер читала.

Он уже знал заметку наизусть.

И если уж говорить о любви, то в жизни Зака Принса появилась таинственная леди. Каждый, кто мог видеть их вчера вечером возле ресторана «О'Мелли», обратил бы внимание, что они глаз не сводили друг с друга. Говорят, что они действительно очень близки. Неужели Зак Принс наконец-то решил подумать о свадьбе?

Но сердит он был не из-за той чуши, которая была напечатана. Нет, он был сердит из-за Тайлер. Вчера вечером он понял, что она ему очень нравится. Нравится, как она выглядит. Нравятся ее смех и ее открытость. Открытость! Какая уж там открытость!

Ее лицо было очень бледным, когда она повернулась к нему.

— Но я… Это не та газета, для которой я пишу.

— Не та, конечно. Значит, вы сдержали обещание, что фотография не появится в «Светских новостях», но вы же не обещали не продавать сплетни конкурентам?

— Неужели вы думаете, что я имею отношение к этой статье?

— Я стараюсь вообще не думать, Тайлер. Я стараюсь не думать с половины восьмого, когда мне принесли газеты!

— С половины восьмого?

В половину восьмого он лег. Вчера он вернулся в отель в четыре утра, слушал музыку, пил кофе и ждал, когда принесут утренние газеты.

В них он сразу же начал искать фотографию, не нашел, расслабился, и у него не хватило сил раздеться и лечь в кровать. Он с трудом добрел до дивана и лег.

Но не успел он закрыть глаза, как из Франции позвонил Рик, желая узнать, кто эта таинственная леди. Очевидно, сплетня уже попала в Интернет, где Рик и нашел ее!

Зак снова пересмотрел все газеты, нашел заметку и понял, что Тайлер обманула его. Он обещал, что с интервью будет покончено, если их фотография появится в «Светских новостях». А фотографии не было нигде. Но зато появилась сплетня…

— Да, Тайлер, с половины восьмого.

Он вынул руки из карманов и схватил ее за плечи. Поскольку той газете сообщили — легко догадаться, кто это сделал! — что он и Тайлер были вместе, то они и будут вместе! Почему он должен быть объектом сплетни, не основанной ни на чем?

— Зак?

В голосе Тайлер прозвучало невинное изумление.

Обманчиво невинное… как сама Тайлер!

И почему же он так попался! Он считал себя светским человеком, который повидал все и даже стал циником, знающим все уловки и коварство женщин. Но Тайлер удалось внушить ему, что она только репортер и хочет написать о нем хорошую статью.

И может быть, она все еще этого хочет. Но его это уже не волновало. Он пришел к выводу, что Тайлер не смогла удержаться от искушения прославиться, объявив о своей связи с ним. И готова добиваться этой связи любой ценой.

Утром, когда он сидел и думал, что же теперь делать, ему пришло в голову, что раз Тайлер этого хочет, то она это и получит.

Но цена будет высока!