И вообще хватит уже слушать все эти сказки об истинных парах, пора возвращаться в реальность, замыкать свое сердце на замок, а ключик выбрасывать, чтобы потом не было также больно, как и сейчас. Да и реальность такова, что надо переодеться в нормальную одежду, чтобы не щеголять в большущем мужском халате на голое тело, и как-то уговорить Темникова вернуться, иначе он погибнет.

— Я схожу до своего дома и переоденусь, а затем вернусь, надеюсь с моим другом ничего не произойдет за это время? — сказала я близнецам.

Мужчины резко перевели на меня свой взгляд.

— Ты разве нас не слышала? — спросил Морок.

— Что, о чем вы? — непонимающе посмотрела я на мужчин.

Они посмотрели друг на друга, и тут я догадалась, что они опять переговариваются между собой о чем-то, а я вновь их не слышу. Рррр….

— Значит ты можешь нас слышать, только лишь когда обращаешься, — прищурившись заключил Гром.

— Наверное, — пожала я плечами, делая вид, что мне все равно, хотя на самом деле, мне было досадно, что опять становлюсь третьей лишней.

— Одна ты никуда не пойдешь, — тут же отчеканил Морок.

Я лишь вздохнула.

— Тогда идемте со мной?

— Да, — одновременно кивнули мужчины.

Я пошла первой, чувствуя, как мою спину буравят два взгляда.

На выходе из дома Грома пришлось остановиться, так как дверь открыть не получилось, а замка не было.

— Здесь заперто? — спросила я у мужчины, пока еще не осознавая, в какую засаду вляпалась.

— Да, — кивнул как ни в чем не бывало Гром.

Винтики в моей голове начали щелкать, пока он что-то шепнул в дверь, положив на нее ладонь. А когда мы вышли из дома, то до меня наконец-то дошло… ага, как до жирафа.

Я повернулась к обоим мужчинам и уставилась на них.

— Это что же получается, — мой голос вмиг охрип, — я теперь без твоего разрешения не могу выйти из твоего дома?

— Конечно, я же не идиот, повторять свои ошибки, — ответил Гром, безо всякой иронии в голосе.

— Это я конченая идиотка, — тихо ответила я, понимая, что загнала себя в самую настоящую ловушку, и повернувшись шагнула в сторону своего дома.

Сама не поняла, как я за два шага оказалась на поляне, наверное, просто была ошеломлена собственным открытием. Это что же получается, я теперь полностью зависима от этих двоих?

Повернула голову в надежде, что они отстали, но нет, через несколько мгновений на поляне появился Гром, а затем Морок. И вид у них был очень недовольный.

— Предупреждай, в следующий раз, что воспользуешься порталом, — процедил Морок сквозь зубы, сверкая своим льдисто-голубым взглядом.

— Каким еще порталом? — спросила я, на всякий случай делая шаг назад, а то выглядели мужчины так, будто хотели меня разорвать на мелкие кусочки.

Увидев мой маневр, они оба недовольно поморщились, и сразу же сбавили обороты. Я прямо почувствовала, как дышать становится легче, и напряжение, витавшее в воздухе, уходит. Опять эта их «магия»?

— Она, похоже, сделала это не осознано, — ответил Гром вслух, глядя на своего брата.

— Я понял уже, — буркнул тот в ответ, и добавил уже мне: — Вера, говори нам кодовое слово, ты обещала.

Тоскливо выдохнув я ответила:

— Белый тигр.

Мужчины оба хмыкнули. А на поляне уже открылась моя дверь.

В доме царила тишина и пустота. Заглянув на кухню, я заметила на разделочном столе какие-то кастрюльки и тарелки, видимо крысолюды почувствовав близнецов очень быстро ретировались, что даже не успели прибрать за собой.

Ладно, я мысленно махнула рукой, позже буду разбираться с ними, сейчас все же в приоритете одежда и Темников. Была у меня задумка попытаться его покормить своим чудо-мясом, чтобы войти в доверие, мало ли, вдруг получится?

Пошла к лестнице, и оглянувшись поняла, что мужчины идя за мной, водят носами по сторонам, как настоящие коты, попавшие в чужое жилище и еще и недовольно кривятся. Я тоже принюхалась и поняла, что крысолюдами что-то слишком сильно пахнет, причем не только теми, что советовала мне взять на работу Молайя. Но опять же, сейчас не было времени решать этот вопрос.

— Вы так и будете ходить за мной по пятам? — спросила я, поняв, что мужчины собрались идти за мной наверх.

Хотя на самом деле, они мне совсем не мешали, но все же, переодеться мне бы хотелось в одиночестве, а то вдруг, что-то случится… И, да я опасалась не их, а себя, и свое тело, потому что стоило моему мозгу вспомнить что между нами было, когда мы все вместе были в этом доме, то внутри что-то переворачивалось, и низ живота начинал теплеть. А это плохо, очень плохо, вон близнецы уже даже кривиться перестали, и заинтересовано оба посмотрели на меня. И мне как-то сразу же захотелось на время остаться одной.

— Конечно, — ответил Морок, а его голос зажурчал словно патока, и в глазах мужчины вспыхнули белые искорки, — вдруг ты нас решишь обмануть?

И у меня еще сильнее потянуло низ живота, а между ног стало невероятно горячо. Да что же это такое-то! Захотелось зарычать от злости.

Оба мужчины шумно вздохнули, и я поняла, что попалась. Причем по-крупному, потому что совершенно не уверена смогу ли им отказать. И все доводы, что твердит мой разум, о том, что нельзя им верить, что обманут, бросят, еще и детей заставят служить этому странному миру, все это вмиг стало неважным.

— Я пойду одна! — рыкнула я, и сделала шаг, поднимая ногу на первую ступеньку. — И вы за мной не пойдете!

Но мужчины меня уже не слышали, с их глазами что-то происходило, они, смотрели на меня не как разумные существа. Передо мной вновь были хищники, видящие свою самку, которая изнывает от возбуждения и их обязанность ей помочь, доставить удовольствие…

Похоже, что только у меня в этом доме еще не до конца отключился разум.

И я поняла, что надо попробовать убежать, а не думать, как похотливая кошка, которая гуляет сама по себе.

Но стоило мне дернуться, как Морок (он стоял ближе к лестнице), буквально в одно мгновение оказался рядом и повалил меня прямо на лестницу, только я каким-то чудом оказалась не под ним, а лежащей сверху на мужчине, а его руки словно стальные канаты обвили меня, так крепко, что не дернуться, и не увернуться. Одной рукой он зарылся в мои волосы, а второй удерживал за талию.

Я от неожиданности завизжала, и попыталась вывернутсья, чтобы слезть с кошака, но его мягкие губы, накрывшие мои, превратили мой визг в возбужденный стон, и я обмякла в руках мужчины, даже не пытаясь сопротивляться его нежному натиску.

Мой внутренний морализатор, лишь закатил глаза в потолок и исчез.

И в этот же момент я ощутила еще одни руки уже со спины, которые начали стягивать с меня халат.

Вновь попыталась дернуться, так, для проформы и проверки, чтобы понять, а так ли уж сильно нужна? Но куда там, Морок держал меня очень крепко, но в то же время нежно, так что освободиться, при всем моем желании (или все же НЕ желании?), вряд ли получится. И даже умудрился мои ноги, своими зафиксировать, и раздвинуть их чуть шире.

Похотливое животное внутри меня, чуть ли не захлопало в ладоши от радости и долгожданного удовольствия.

А Гром, в этот момент, уже стянул с меня халат, и начал нежно разминать руками, и одновременно покрывать каждый сантиметр моей спины, легкими поцелуями.

Своими слаженными действиями, близнецы превратили меня в пластилин. Один держит, и мягко нежит своими губами моё лицо — нос, губы, подбородок, щеки, скулы, лоб. А второй, тоже самое проделывает с моей спиной.

Позвоночник! О боже, Гром добрался до основания позвоночника, и чуть-чуть прикусил кожу. Короткий импульс из возбужденных мурашек, стрельнул прямо в поясницу, заставив мелких паразитов, всосаться внутрь, в самую матку и устроить дискотеку, вместе с радостными бабочками, которые давно уже танцевали джигу, внизу моего живота.

Сама не поняла, как откуда-то изнутри меня появилось тарахтение вперемешку с довольным мурчанием.

Нет возможности вырваться, скрыться и убежать, зато есть возможность получать, только лишь одно сплошное запредельное и невероятно крыше сносное удовольствие.

Глаза закрылись, мозг капитулировал и выставив белый флаг, позволил вторгнуться интервентам. А морализатор откуда-то из-за самого дальнего укрытия еле-еле пискнул: «Я еще вернусь!», и вновь исчез.

Через несколько мгновений, тарахтение и более грубое мурчание и даже порыкивание, я услышала не только от себя, но и от обоих мужчин. Что еще больше заставило возликовать мою похотливую кошку.

«Меня хотят! От меня получают удовольствие!» — мысленно обрадовалась я, и еще больше расслабилась в стальных объятиях Морока.

Как и когда Гром оказался у моей попки, я и не заметила. Просто млела в руках двух наглых и опытных кошаков, не представляя, что они задумали.

И вот, спустя несколько нежных поцелуев, вдоль позвоночника, и у поясницы, а также мягких надавливаний пальцами, ладони второго близнеца оказались на моих ягодицах, и начали их мять и массировать, и снова мять, и вновь массировать. При этом слегка раздвигая и вновь сдвигая две половинки, очень нежно и ласково, и в то же время напористо, что я уже сама начала оттопыривать свою попку и постанывать, желая большего, даже сама, толком еще не понимая, к чему меня так тщательно готовят.

И когда Гром, уже, наверное, в сотый раз раздвинул мои ягодицы, я не сразу сообразила, что это его язык оказался на второй моей дырочке. Ага, совсем не той, которой нужно…. И начал нежно облизывать языком тугое колечко, заставляя меня уже не стонать, а практически кричать от удовольствия, и еще сильнее выгибаться ему навстречу.

«Господи, да кто же знал, что у меня там настолько чувствительное место?» — забилась истеричная мысль в моей голове, но тут же потухла, так как я ощутила уже пальцы мужчины внутри себя. И когда только успел? Я даже не поняла.

Сначала один, потом второй, потом опять язык. Он чередовал, не давая мне сообразить, что происходит, как к этому вообще относиться — возмутиться или все же обрадоваться? И когда пора уже начинать материться в губы Морока, который в это время нежно посасывал по очереди мои, а одна его рука, в какой-то совершенно не понятный для меня момент добралась до одного из моих сосков, и наглые пальцы мужчины, принялись крутить его, и тянуть, и теребить…

— Ооооо рррр, — выдала я нечто невразумительное, когда поняла, что уже не пальцы Грома начали входить в мою не такую уж и тугую попку, а кое-что гораздо крупнее.

Я думала, что будет больно, но нет, боли вообще не было, только чистое концентрированное и совершенно ничем не разбавленное удовольствие.

Член Грома вошел в меня полностью, и мужчина замер, стараясь не двигаться, и дать привыкнуть моему организму к его размерам. Но моё тело, уже и так давно ко всему было готово, поэтому я сама чуть качнулась ему навстречу, давая понять, что хочу большего и конечно же, блондин понял мой недвусмысленный намек, и начал медленно покачиваться, внутри меня.

— Ах… рррр, — замурчала я, спустившись чуть ниже, еще сильнее выгибая свою попу. И примостив голову на плечо Морока, прикрыла глаза и отдала на откуп свое тело обоим мужчина.

Однако сама тоже решила не бездействовать и забралась в штаны второго близнеца, нащупав его каменный стояк.

Боже… так он все это время терпел, что ли?

Я вытащила член, слегка приспустив штаны Морока, при этом еще и продолжая выгибаться, и тащиться от мягких и неспешных толчков, второго члена внутри меня. А затем попыталась направить его в себя, а именно, во второе, уже правильное отверстие. Но у меня почему-то ничего не получилось.

— Чшшш, ты куда так торопишься, котенок? — усмехнулся Морок. — Тебе еще рано.

— Тогда, — хриплым голосом, сказала я, подняв голову и смотря ему в глаза, — тогда я просто буду трогать, можно?

И попробовала чуть сдавить член мужчины у самого основания.

— Не можно, а нужно, — проурчал от удовольствия Морок, прикрывая глаза.

И я вновь положила голову ему на плечо, и начала одной рукой, сжимать член мужчины, чтобы хоть как-то доставить ему удовольствие.

Толчки Грома с каждым разом были все глубже и чаще. А Морок, начал толкаться сам в мою руку, обхватив её сверху своей ладонью, и сжав чуть сильнее.

Наш медленный и сладкий танец, постепенно начал превращаться в быстрый и более страстный.

И мне совершенно не хотелось, чтобы это заканчивалось, мне хотелось, чтобы чувственная пытка длилась и длилась, а удовольствие растягивалось бесконечно.

Однако мой организм решил всё за меня, и когда движения мужчин стали более резкими, а мой стон превратился в крик, я поняла, что взрываюсь, и разлетаюсь на тысячи маленьких возбужденных и счастливых искр. Близнецы последовали вслед за мной.

Очнулась я, когда Гром меня поднял на руки, и понес наверх по лестнице. Нет, сознания я не теряла, просто находилась в таком непонятном для себя состоянии, что не говорить, не двигаться, ни думать не было сил. Словно со мной произошла некая перезагрузка, и системы пока еще не все запустились, вот я и тормозила.

Мужчина занес меня не в мою комнату, а сразу в ванную. Морок зашел вслед за нами, и скинув свои спортивные штаны, начал настраивать воду в душевой кабинке. Пока Гром стоял рядом со мной на руках.

Когда вода была настроена, Гром передал меня с рук на руки своему брату, который в этот момент уже стоял под теплыми струями воды, и сам скинув свои штаны, шагнул в кабинку и закрыл дверь.

Когда тебя двое мужчин моют в четыре руки — это не просто блаженство, это нечто невероятное.

Морок поставил меня на ноги, и близнецы, вылив себе в ладони гель для душа, начали меня тискать. Ну, на мытье, то действо, что они совершали с моим телом, мало было похоже.

В итоге, оба мужчины возбудились, и уже терлись об меня восставшими затвердевшими членами, пока я млела от их нежных поглаживаний, и поцелуев.

«Вот так привыкнешь, а как потом отвыкать будешь, когда они помашут тебе своими мохнатыми лапками на прощание, если вообще решат попрощаться? — ехидно заметил вновь появившийся моралист. — Или ты думала, они тут стараются и обхаживают тебя, просто так что ли? — добавил этот гад, заставляя меня приходить в себя и развеивая иллюзию счастья»

Оба мужчины тут же напряглись, словно почувствовав смену моего настроения. Морок вдруг обхватил меня за плечи, сжав их пальцами до боли в мышцах и притянул к груди, уперевшись своим стояком мне в поясницу. А Гром в этот момент впился в мои губы жадным поцелуем, словно пытаясь вернуть меня обратно в то флегматичное состояние, в котором я находилась пару минут назад. Но похоже их магия на меня больше не действовала, потому что я злилась еще сильнее, и со всей силы начала вырываться, и отталкивать от себя наглого кота.

Морок не удержался, и когда Гром отступил, повернув мою голову к себе, тоже впился в губы с собственническим поцелуем, пытаясь отхватить своим наглым языком побольше территории.

Но не тут-то было, я уже была в очень боевом настрое, и со всей силы, извернулась и пнула мужчину, по ноге. Видимо попала в какое-то болючее место, раз он, охнув, все же отпустил меня.

— Хорошего по чуть-чуть, — зло пробурчала я, и быстро смыв с себя пену, чуть ли не вывалилась из кабинки, потому, как мои предатели ноги, оказывается еще до сих пор плохо меня слушались, и так и норовили подкоситься. А все из-за бабочек в моем животе, которые вновь начали собираться на очередную дискотеку! Ррррр…. Ну ничего-ничего! Я их еще приструню! Мне там у лестницы хватило дозы на сегодня. Поэтому силы теперь сопротивляться опять есть!

И здоровая злость, заставила меня все же удержаться на ногах, а не позорно шлепнуться на пол. И сорвав с вешалки халат, я укуталась в него, и рванула в свою комнату. Думала, что мужчины побегут за мной, но нет, эти двое слава богу отстали, решили видимо дать мне передышку, и слава Богу. А то я за себя уже не отвечала и могла опять поддаться на их чары…

Быстро найдя себе удобное белье, летние светлые бриджи до колен, и тунику с ярким принтом, прикрывающую попу, я расчесала волосы, и заколола их найденной симпатичной заколочкой.

— Возьми с собой побольше теплой одежды, — вдруг услышала я голос одного из близнецов.

Повернувшись я чуть было воздухом не поперхнулась, так как узрела следующую картину: оба «секси-Аполлона», оказывается успели войти в мою комнату и развалились на моей постели. Благо хоть штаны надели обратно и сверкали лишь голыми торсами, на которых поблескивали капли воды. И настолько все это выглядело сексуально, что у меня возникло желание слизать каждую капельку собственным языком.

«Ррррр…..», — мысленно зарычала я, на себя, а вслух зло выпалила:

— Там что полотенец не было? Могли бы и вытереться, как следует.

Мужчины одновременно хмыкнули, и такие понимающие лица состроили, что мне захотелось сквозь землю провалиться за свой глупый выпад в их сторону.

— И зачем мне одежду теплую брать? Здесь вроде зимы не намечается, или я чего-то опять не знаю? — постаралась я как можно быстрее перевести тему, вспомнив их первую фразу.

— Мы пойдем в наш мир, а там сейчас прохладно. Поэтому лучше оденься потеплее.

Гром вдруг вскочил с кровати, так что я не успела проследить и оказался возле моего шкафа.

— Я, пожалуй, тебе помогу что-нибудь подобрать, — сказал он, открывая створки.

— Подождите, — подвисла я, переводя взгляд с одного мужчины на другого, — а… вы хотите сказать, что мы пойдем в ваш мир?

— Да, — кивнул Морок, — мы хотим убедиться, что не ошиблись и что ты действительно наша пара, а подтвердить это можно только в храме богини Аэлины, который, как раз и находится в нашем мире.

После слов мужчины, я опять зависла на какое-то время. Это что же получается, они притащат меня в свой мир, в свой храм, там спросят у местной богини, правда ли я их пара, и если та подтвердит, то значит мы все довольные будем жить долго и счастливо, а если нет, то значит эти два бесчувственных чурбана, кинут меня, и пойдут искать свою истинную? Ну что можно сказать…. Очень удобно. Ну просто капец, как млин удобно!

— И что, все ваши так делают? — постаралась я, как можно более нейтральным голосом спросить этих двоих кошаков драных, или пока еще не драных, но ничего, это дело поправимое.

— Как так? — спросил Гром, вытаскивая одежду из шкафа.

— Водят свои пары в этот храм, чтобы убедиться, что не ошиблись? — ровным голосом, не, чуть не выдавая свои истинные эмоции спросила я.

— Так все делают, — пожал плечами мужчина, подходя ко мне. — Как только одному из наших сородичей показалось, что он нашел свою истинную пару, он её ведет в храм, и там, пройдя определенный ритуал, богиня либо посылает своё благословение, либо молчит.

— И как это выглядит? — я взяла одежду у мужчины из рук, и пошла к кровати, и, только Бог знает, как же сложно мне было, не выдать того, что творилось сейчас у меня в душе.

— Насколько я помню, должен зацвести Аморон — священный цветок, — ответил Морок, — когда истинные произносят определённые слова. И если этот цветок не зацветет, то это означает, что влюбленные ошиблись, они не истинная пара. Просто у них возникло временное ощущение влюблённости, такое часто бывает.

— И что, если этот цветок не зацвел, что с ними дальше происходит, с парой? — спросила я, рассматривая одежду, что передал мне Гром, и делая вид, что очень сильно увлечена этим делом, хотя на самом деле, я в этот момент продумывала, как буду мелко мстить обоим кошакам. Крупно, все равно рука не поднимется, а мелко… мелко, я что-нибудь наверняка придумаю, главное узнать их привычки и понять, что им дорого. Мужики всегда трясутся за какие-нибудь цацки. Кто-то за свою машину, или за какой-нибудь выигранный кубок в далеком детстве, а кто-то за свои часы или купленные на аукционе вазы. Вот это и буду уничтожать!

— Это уже на их усмотрение, — прервал мои кровожадные мысли Морок, продолжая рассказывать об истинных парах, — они или расстаются, и продолжают искать свою истинную, либо живут какое-то время вместе, пока не надоедают друг другу. Но обычно сразу расстаются, чтобы не тратить время.

— И много вы туда водили женщин? — спросила я, чувствуя, что еще немного и меня точно порвет от злости.

— Ты первая, — шепнул мне Гром прямо в шею, заставив вскрикнуть от неожиданности, но не успела я обернуться и заехать ему со злости по лицу, как он сам меня развернул за плечи, и обхватив мое лицо ладонями глядя в глаза сказал: — Вера, хватит уже дуться, ты не только себе плохо делаешь, но и нам, мы чувствуем тебя, как себя. Мы ощущаем все твои эмоции. И то что ты захотела секса на лестнице, мы это почувствовали и не смогли устоять. Ты не понимаешь, что руководишь нами? Твои эмоции нами руководят. Еще немного и мы начнем драться между собой, делая друг другу больно, лишь бы ты успокоилась, лишь бы тебе стало легче. Мы не хотим обидеть тебя. Если и делаем это, то не специально. В нашем мире самки относятся к понятию «истинная пара» не так, как ты думаешь. В самках заложен в первую очередь инстинкт — принести на свет потомство, воспитать его, а затем жить счастливо вместе со своим самцом, продолжая поддерживать своё потомство, в мире и гармонии. И поэтому сами самки уходят от самцов, если богиня их не благословляет. Они понимают, что с этим самцом у неё просто временная влюбленность. Как только эта влюбленность спадет, всё! Им обоим вместе уже будет не интересно. У них нет общего будущего, общих интересов. Они не половинки одной души. Поверь, на этом много копий было сломано. Получалось в итоге, только хуже. Лучше расстаться друзьями, а не врагами в последствии. И в нашем мире это обычная процедура.

— Может ты и прав! — рыкнула я, отходя от мужчины подальше, потому, как почувствовала, что начинаю млеть от того, насколько близко он ко мне находится. — Может это и правильно сразу понять, истинный рядом с тобой или так, — я помахала рукой в воздухе, — лишь временное увлечение. Но вы оба, — я перевела взгляд на Морока и обратно на Грома, — тоже должны понять. Что если я не ваша пара, значит меня ждет не радужное будущее, в котором я такая все радостная бегаю по всем мирам в поисках своей пары. Меня ждет совсем другое! И не надо мне тут зубы заговаривать, что все это нормально, и что все так делают! Будь моя воля, я бы вас тут на привязи не держала. Но за своих детей я решать не собираюсь. И если вы в чем-то не уверены, то это ваши личные заморочки! Я не собираюсь ходить по всяким храмам и спрашивать о чем-то там богинь. У меня сейчас вообще есть другие более важные дела! Мне надо как-то друга вернуть, он, между прочим, скоро может погибнуть! Так что, дорогие мои. Ни каких храмов и других миров! Я никуда не пойду!

И взяв одежду, что вытащил мне Гром, я дошла до шкафа и обратно запихнула её туда.

— Не ходите за мной, со своей территории я всё равно никуда не денусь, мне нужно кое-что взять, и для этого мне нужны крысолюды, а они вас боятся, — сказала я, не смотря на молчаливых мужчин.

А затем решительно направилась на выход из комнаты. Мне надо было съездить за чудо-мясом.