Ну и само собой я очень много спрашивала о своей судьбе. Что со мной будет, где я буду жить? Каков жизненный уклад в мире оборотней? Смогу ли я там найти себе место? И что будет, если в храме окажется, что я не их пара, они меня сразу бросят или все же помогут устроиться в этом мире? У меня ведь кроме близнецов больше никого нет.

Мужчины объясняли мне, что по законам этого мира, (который, кстати, называется Мерум), я котенок, и чтобы не случилось, они станут моими официальными опекунами и будут заботиться до тех пор, пока я не найду себе пару, ну или не начну жить самостоятельно, как-то обустроюсь в жизни.

Удивительно, но близнецы, когда говорили о том, что я не могу быть их парой, тоже стали испытывать болезненные ощущения, правда, если бы я не научилась чувствовать отголоски их эмоций, то ни за что бы не догадалась, что они вообще что-то чувствуют. Потому что упёртые мужчины, пытались скрыть эти эмоции не только от меня, но и самих себя.

И эти знания меня несказанно радовали, хотя я и пыталась их тоже скрывать от мужчин, потому что мне было банально стыдно. Стыдно за надежду, и стыдно за то, что влюбилась, и надышаться не могу их вниманием и заботой, их прикосновениями и нашими мысленными разговорами, из которых я очень многое узнавала важной и интересной информации. Ведь, что Гром, что Морок оказались очень интересными и терпеливыми рассказчиками.

В мире Мерум все самцы и самки формально подчиняются альфе в семье, а любой альфа уже подчиняется главе клана. У Белых Тигров самый многочисленный клан — он насчитывает более трех сот тысяч особей. В остальных кланах тигров максимум до семидесяти тысяч, и некоторые даже специально пытаются объединить мелкие кланы между собой, чтобы выжить, однако из-за грызни альф между собой, (кошки ведь те еще единоличники), у них мало что получается. А вот благодаря тому, что отец Морока и Грома самый сильный и самый древний из оборотней, он уже несколько сот лет назад выстроил в клане жесткую иерархию, где старшие обязаны отвечать за поступки младших. Это могут быть либо родители, либо старшие родственники, если родители по каким-то причинам не могут совладать со своими детьми, или же их нет в живых. Ну, а самые сильные уже подчиняются и отчитываются отцу близнецов, как главе клана.

А еще мне понравилось, что в их мире не существует детских домов, нищеты и болезней. Детей никто не бросает, так как появляются они только от пары, а это означает, что дети рождены в любви и по желанию обоих супругов. Дети могут остаться сиротами, только в том случае, если их родители погибли, ну или не могут совладать с собственными отпрысками и отдают их на попечение альфе. Но это бывает в очень редких случаях. Болезней практически не бывает, так как у оборотней очень хорошая регенерация, да и магия целительства неплохо развита. Ну, а нищеты нет, потому что все оборотни всегда при деле, не бывает так, чтобы кого-то изгоняли из стаи, или не давали работу. Работа была всегда, и ненужных совершеннолетних оборотней нет.

Мужчины и женщины в их клане практически равны. Если женщине нравится работать на стройке и таскать тяжести, никто ей этого не запретит, но и «особого» отношения к ней тоже не будет. Разве что, если она понесет котят, тогда да, тогда альфа сразу же отстраняет её от работы, это даже в скрижалях прописано. Так называется в мире Мерум свод мировых законов.

А еще я узнала очень интересную особенность — оказывается самки белых тигров не все умеют оборачиваться, и по большей части, если кто-то рискует и все же идет на это, то иногда теряет разум и вернуть его обезумившему от боли животному может либо истинная пара, либо кто-то из очень близких и родных.

Мда… оказывается мне сказочно повезло, ведь я даже не чистокровный оборотень, а всего лишь полукровка и смогла обернуться. И то, самостоятельно это делать пока не умею, только спонтанно или под действием силы альфы.

Чем больше я узнавала о жизненных реалиях мира моих близнецов, тем больше мне он нравился. Конечно, наверняка были и недостатки, я думаю, что близнецы просто не желали о них мне говорить, чтобы не пугать и настроить на лучшее. Но я думаю, что с недостатками и проблемами можно справиться, лишь бы быть не одной, лишь бы они меня поддерживали и помогали, если не материально, так хотя бы советами. Порой вовремя данный правильный совет — гораздо ценнее, чем целая куча сокровищ.

Время шло, и обещанные три дня прошли, как оказалось очень быстро. Так как мы с близнецами дошли до первого селения, оказавшимся военной базой.

А дальше всё как-то очень быстро закрутилось, я даже испугаться не успела. Во-первых, была очень уставшая и замерзшая, ну а во-вторых, за нами практически сразу же прилетел местный летательный аппарат, чем-то напоминающий мне тарелки инопланетян. Круглый, словно толстая лепешка, агрегат, без двигателей, работающий совершенно беззвучно. И, как объяснили мне близнецы, топливо в нем — это чистая магическая энергия, которой питает его маг-пилот. И штука эта называется «минимаголет».

Мужчины, одетые в необычные белые комбинезоны, которые встретили нас у ворот базы, с удивлением и поначалу с некоторой опаской косились на меня, даже наставляли какие-то странные штуки похожие на обычные палки, но как только близнецы обратились, и объяснили, что у меня с головой все хорошо, просто я на сносях, и мне пока опасно назад обращаться, свое мнение кардинально изменили, и наоборот теперь выходили все посмотреть на диковинную самку.

Моих мужчин тоже нарядили в эти странные мешковатые комбинезоны, причем одели они их прямо на голое тело. Это уже позже мне Морок с Громом пояснили, что встретили нас пограничники, и ходят они в такой одежде, чтобы удобнее её быстро скинуть, и обернуться. В общем, и тепло, и практично.

О том, что делает военная база с пограничниками посреди ледяной пустоши, я спрашивать не стала, мне уже не до этого было, слишком сильно вымоталась за эти дни. Бесконечная гонка, ограниченный рацион питания — кроме сырого мяса, убитых Мороком или Громом животных, мы ничего не ели. Все это в совокупности очень сильно вымотало меня. И единственное чего мне хотелось, так это поскорее оказаться где-нибудь в теплой уютной постельке, а еще покушать чего-нибудь кроме сырого мяса, каких-нибудь овощей и даже фруктов.

Загрузившись в чудо-машину мы, по словам близнецов, отправились в резиденцию их родителей.

Как бы мне не хотелось посмотреть в окно на новый мир, все же сон меня сморил, и всё самое интересное я пропустила, так как разбудил меня Морок, только когда уже поднял на руки и начал выносить из мини-маголёта.

Я хотела вывернуться с рук мужчины, и встать на собственные лапы, чтобы осмотреться, и понять где мы находимся, но, когда увидела, что к нам чуть ли не бегом бегут несколько человек, точнее оборотней, решила не рисковать и наоборот прильнула к близнецу поближе. А то мало ли, вдруг решат, что я опасна, и пристрелят из таких же палок, что были у пограничников?

Когда незнакомцы подошли ближе, я сразу смогла вычленить из них альфу всего клана и его жену.

Я бы не сказала, что они такие уж и старые, и уж четыре тысячи лет ни за что бы им обоим не дала. Женщина выглядела лет на сорок не больше, и была очень похожа на английскую принцессу Диану. Красивая и такая вся величественная. Настоящая жена главы огромного клана. Отцу близнецов я бы тоже не больше сорока лет дала. Очень серьезный, мускулистый мужчина, с седыми волосами, и привлекательными чертами лица. И теперь я поняла в кого близнецы. Они были, как две капли воды похожи на отца.

Я так поняла, что остальные — это были какие-то дальние родственники Грома и Морока, ну и плюс еще и охрана, судя по знакомым палкам в руках. Примечательно, что и мужчины, и женщины, абсолютно все были блондинами. Видимо это отличительная черта белых тигров?

Свита главы клана тоже вначале смотрели на меня с опаской, и отец близнецов даже придержал их мать за талию, и задвинул за спину, чтобы она не подходила слишком близко. Однако, когда близнецы заговорили, то вся делегация тут же посмотрела на меня иначе. С искренним интересом и даже удивлением.

Первой отмерла «первая леди», как я её временно окрестила:

— Мы рады приветствовать вас в своем доме Вера, — искренне улыбнулась мне она. — Мое имя эсса Мирани, моего мужа и отца Грома и Морока зовут — эсс Оир, — она по очереди представила мне всех остальных родственников, имена которых из-за сильного волнения я не смогла запомнить, и в конце добавила: — Добро пожаловать в наш клан девочка! И я очень надеюсь, что мы подружимся.

«Спасибо, я тоже очень рада с вами познакомиться», — засмущавшись, ответила я, а Морок тут же «перевел» мои мысли.

— Ого, вы общаетесь мысленно! — удивился эсс Оир. — Значит вам надо срочно идти в храм! Возможно она ваша истинная пара.

— Папа, нам бы для начала поесть, отдохнуть, и помочь Вере вернуть человеческий облик, она и так слишком много дней провела в зверином, а в её положении это очень опасно. Мы ждем пополнения в семью.

— Ах! — тут же ахнула вся женская половина делегации, и посмотрели на меня с жалостью и неким трепетом в глазах. Обычно таким взглядом одаривают родственники беременных родственниц. От этого я еще сильнее засмущалась и еле удержалась от того, чтобы спрятать морду, уткнувшись в шею Морока.

— Ого, значит в храм вы уже опоздали, — понимающе хмыкнул отец близнецов, и сделав сосредоточенное лицо, повернулся и обратился к одному из мужчин, стоящих в толпе: — Ивар срочно вызывай целителя, — и повернувшись обратился к близнецам: — а вы, чего тут стоите? Быстро несите её в дом!

Народ вокруг нас засуетился, и близнецы двинулись в сторону огромного четырехэтажного особняка, который я наконец-то смогла рассмотреть, ведь именно перед его крыльцом приземлился мини-маголёт.

Наверное, от усталости я забыла, что сейчас мне надо будет обращаться назад в человека, а это означает риск потерять малышей. На душе стало очень тревожно.

«Не волнуйся котенок, всё будет хорошо, сейчас родители вызовут кланового целителя, он сделает всё возможное, чтобы сохранить жизнь нашим детям», — мысленно успокаивал меня Гром. Он шел рядом, и согревал меня своими карими глазами, и иногда гладил ладонью по голове. Но я все равно чувствовала отголоски тревожных эмоций обоих близнецов, и от этого на душе становилось очень скверно, что я даже толком не обращала внимание на дом семьи моих любимых мужчин.

Только лишь когда мы добрались до крыла близнецов, (так они назвали покои в которых живут, когда приезжают к родителям в гости, состоящие из нескольких комнат), только лишь там я уже начала оглядываться по сторонам, и удивляться странной обстановке. Я почему-то ожидала увидеть отделку из золотистой лепнины времен царской России, но вместо этого меня ожидал навороченный стиль «Хай Тэк». Но не такой бело-черный и безликий, как обычно делают в банках или современных офисах. А очень милый, и я бы даже сказала уютный. Местный архитектор добавил «деревянных», оранжевых, и зеленых, тонов, и они вперемешку с белым, серым и черным цветами, а также с мелочами, типа различных горшков с растениями и картин на стенах, сделали это место очень уютным, и я бы даже назвала его живым.

Морок принес меня в спальню и положил на большую кровать. Гром присел рядом, и подтянув меня к себе, тут же зарылся носом в мою шерсть на загривке. Делегацию из родителей и других родственников мы где-то потеряли, пока шли, или они просто отстали, поэтому сейчас мы остались втроем и ждали целителя.

Слава Богу, ждать пришлось не долго, потому что меня уже потряхивало от страха за детей, да и не только меня, но и оба близнеца заметно нервничали. Потому что льнули ко мне, нежили, гладили, мысленно успокаивали, говоря о том, что всё будет хорошо.

От мужчины, вошедшего в спальню, пахло чем-то едким, так же, как и порой пахнет в больницах. И не сдержавшись, я тут же чихнула, когда он приблизился ко мне.

В двух словах близнецы рассказали, что происходит, и чего они боятся, и зачем собственно его вызвали.

И когда целитель пояснил, что будет делать, то я немного успокоилась.

Когда Гром силой альфы заставит меня вернуть свой облик, в этот же момент целитель начнет вливать в меня свою целебную силу, чтобы я мгновенно регенерировала. Таким образом он попытается удержать плод.

Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, я, закрыв глаза и сжав челюсть, мысленно сказала Грому, что готова! И почувствовала резкую боль, выворачивающую наизнанку все мои несчастные косточки. Но боль была настолько шокирующе сильной, что, не выдержав, я отключилась.

Очнувшись, поняла, что низ живота очень сильно тянет, и боль такая противная, что хочется плакать. Не сдержалась и всхлипнула.

— Тише девочка, — тут же услышала я усталый голос целителя, и открыла глаза. — Тебе сейчас нельзя волноваться и нужно потерпеть дня три, скорее всего, но я буду рядом и буду облегчать тебе боль.

Мужчина откинулся в кресле и прикрыл красные от усталости и напряжения глаза.

Я свернулась калачиком, обхватила живот руками и стиснув зубы прошипела:

— Как дети?

— Всё хорошо, — хрипло ответил мужчина. — Но мне придется еще много в тебя сил влить, чтобы уже окончательно закрепить эмбрионы.

Оглянувшись, я поняла, что мы с магом совершенно одни в комнате. Неужели близнецы меня бросили? Уже, так быстро? На душе стало совсем скверно, мало того, что низ живота болезненно ныл, теперь еще и одна останусь в этом мире?

— А где братья Семиль? — тихо спросила мужчину и не сдержавшись от жалости к себе, всхлипнула.

Целитель приоткрыл один глаз и хмыкнув, тут же успокоил меня:

— Я их выгнал, чтобы они мне работать не мешали. Устроили тут истерику, даже расправой угрожали. Пришлось альфу звать, чтобы угомонил своих сыновей.

Представив, что тут творилось, на душе сразу же стало тепло и даже чуть-чуть весело.

— Ты чему так радуешься? — удивился мужчина.

— Они меня не бросили, — ответила я, открыто улыбаясь.

— Ох, ну и семейка, — по-стариковски прокряхтел мужчина, которому на вид я дала бы от силы лет тридцать, и то благодаря тому, что сейчас он выглядел очень усталым. — Чувствую, за эти три дня вы мне нервишек еще попортите.

Когда он вышел за дверь, в комнату ворвались мои тигры, которым мужчина успел крикнуть, чтобы как можно меньше меня тискали, моему телу и психике нужен полный покой.

Близнецы тут же притормозили возле кровати и беспомощно посмотрели на меня.

— Уже почти всё хорошо, — постаралась я улыбнуться, как можно беззаботнее, и протянула обе руки мужчинам.

Близнецы тут же подошли ближе и забравшись на постель, облепили меня с двух сторон, прижавшись ко мне телами.

А еще через несколько минут, в комнату принесли еды. На этот раз это было не только мясо, но и очень много фруктов и овощей.

Так как вставать и даже садиться целитель мне строго-настрого запретил, близнецы кормили меня с рук, отрезая маленькие кусочки, и вкладывая их в мой рот. Мне оставалось только жмуриться от удовольствия и такой двойной заботы.

И пока близнецы были рядом, боль почти не чувствовалась, но стоило им уйти на переговоры со своими родителями, они ведь так толком ничего им не рассказали, как боль опять заставила меня скрутиться в клубок и тихонечко поскуливать.

Целитель приходил по три раза в день и вливал в меня свою силу. Выставлял вперед свои руки, и я собственными глазами видела, как из них шло что-то типа тумана. После каждого его прихода я чувствовала себя всё лучше и лучше.

Единственный дискомфорт доставляло то, что мне очень сильно хотелось помыться, ну и в туалет нормально сходить. А не в утку, которую слава Богу приносила мне девушка, какая-то дальняя, пре дальняя родственница, работающая помощницей матери близнецов.

Да, прислуг тут не было, здесь эту профессию называли — помощницами по дому. Как мне пояснили, долго они в доме не задерживались. Для девушек или юношей — это было что-то типа подработки, пока они учатся и получают профессию. Ну и заодно, возможность показать свою старательность и трудолюбие перед главой клана. Ведь отец близнецов мог заметить их, и оценив усердие, устроить после учебы на престижную должность, дать хорошие рекомендации. Потому очередь стать помощницей или помощником по дому на целый год в доме главы клана, была громаднейшая, и собеседование обычно проводила сама мать близнецов. Абы кого не брали, только самых лучших. Обо всем этом я узнала от самой эссы Мирами, которая заглянула ко мне после того, как близнецы ушли к отцу, решать какие-то клановые вопросы, на второй день.

А еще она попросила называть её Мира, раз теперь мы родственницы, ведь я истинная пара её сыновей.

И в тот момент я не выдержала и разрыдавшись поведала нашу с близнецами историю начиная с самого начала моего попадания в Междумирье, чтобы пояснить женщине, что возможно я и не пара близнецам. Видимо стрессы последних дней, плюс тянущая низ живота боль, сыграли свое черное дело. Так бы я ни за что не стала всё рассказывать этой женщине, по сути абсолютной для меня незнакомки.

Мира какое-то время смотрела на меня и хмурилась после моего рассказа, а затем погладила по голове и тихим, ласковым голосом сказала:

— Не переживай, котенок, всё будет хорошо.

На третий день боль ушла совсем, но целитель все еще запретил мне вставать несколько дней, максимум сидеть, и до унитаза, и то, только если меня на руках будут в ванную носить, а так, лучше в утку.

Близнецы носили на руках, без проблем. Вот только они опять заговорили про храм, тем самым омрачая мое только-только налаженное настроение.

Когда я уже самостоятельно начала ходить и впервые спустилась на семейный обед. В малой семейной столовой за столом было всего шесть оборотней. Родители моих близнецов, и их самые близкие постоянные помощники, ну и мы втроем добавились.

Все тут же с искренним участием в голосе стали расспрашивать о моём здоровье. Я даже смутилась немного. Обычно только родители ко мне так относились, а тут по сути ведь все они мне незнакомцы, а заботятся так, словно я им родная дочь. Но почувствовав от моих любимых мужчин мысленную поддержку, расслабилась и улыбнувшись поведала, что уже всё хорошо.

Мира попросила меня не убегать, после завтрака, а остаться и помочь ей по дому.

Я не стала отказываться, тем более, что чувствовала я себя уже вполне нормально, а в этом мире мне надо как-то вливаться в клан и уже действительно что-то начинать делать, как-то доказывать свою состоятельность, а не быть простым полудохлым балластом.

Близнецы же нахмурились, и недовольно посмотрев на мать попросили, чтобы она меня не загружала физической работой.

Эсса Мирани округлив глаза, с возмущением ответила:

— Ну как вы могли подумать, что я буду чем-то загружать вашу пару? Да еще и беременную, вы вообще за кого меня принимаете дети?

Близнецы виновато отпустили головы, и извинившись быстро поели и убежали из-за стола.

Меня немного позабавила их реакция. Видимо мать — это единственное существо способное даже тысячелетних детей смутить и застыдить.

Встав из-за стола, я уж подумала, что меня попросят что-нибудь легкое сделать, типа пыль протереть, или посуду до мойки донести, однако Мира, с видом заговорщицы, поманила меня за собой куда-то на улицу.

Пожав плечами, я пошла вслед за женщиной, и когда мы вышли на крыльцо их дома, то я с удивлением увидела мини-маголет, стоящий возле крыльца.

Женщина подхватила меня под локоть и повела к местному аналогу частного вертолёта.

— Ну что, эти два идиота все еще хотят тебя потащить в храм, я правильно поняла? — спросила она, пока мы спускались с большущей лестницы.

— Да, — кивнула я, все еще не понимая, куда она меня тащит.

— Значит так Вера, сейчас мы тебя прячем на несколько дней, в одной из моих резиденций, тебе и малышам только на пользу пойдет, там рядом море, отличный охраняемый пляж, куча помощников и помощниц, в общем будешь отдыхать и наслаждаться жизнью, целитель там имеется, я предупредила, чтобы он за тобой присмотрел. Только ты ни в коем случае не должна связываться с близнецами.

— Почему? — с удивлением спросила я женщину, которая упорно запихивала меня в мини-маголет, а я, ухватившись за поручень, пока не спешила ставить ногу на подножку.

— Всё очень просто, — ехидно улыбнулась Мира, — если ты близнецам пара, то они найдут тебя где угодно, даже на другом конце нашего мира. И сами поймут, что никакой храм им не нужен.

— А если нет, если не найдут? — опешила я.

— Найдут- найдут, — уверенно ответила мне несостоявшаяся свекровь, и все же подтолкнула меня внутрь кабины. — Ну, а даже если не найдут, то не велика потеря. — ухмыльнулась она. — Ты обращенная самка, красавица, еще и котят можешь принести любому, даже не паре, к тебе мужики в очередь выстроятся. Ты знаешь, сколько лет некоторые пару ищут, и не находят? Сотни! Сотни лет, Вера! А тебе надо будет просто выбрать самого лучшего, и самого достойного. Поэтому, можешь не переживать, всё будет хорошо.

И убедившись, что я села на сиденье, она, закрыв дверь кабины, заглянула в открытое окно, и шепнула пилоту название того места, куда мне предложили сбежать.

В считанные мгновения мини-маголет поднялся вверх, и я с тоской посмотрела на быстро удаляющийся дом.

И тут меня затопил ужас! А что если мать близнецов специально всё подстроила? Или вдруг всё это было сделано с подачи самих близнецов? Чтобы отделаться от меня, и вроде как они тут не причем, а через мать? А может она вообще это по собственной инициативе сделала, узнав о том, что я не могу быть парой её детям, решила за них, и меня быстренько из дома выкинуть, чтобы не мешала счастью сыновей?

Мысли одна другой хуже, начали роиться в моей голове, и я кое-как удержалась от того, чтобы не расплакаться.

Но затем все же, через силу постаралась взять себя в руки.

В какой-то степени мать близнецов права, даже если она и решила их от меня освободить. Ведь если Гром с Мороком мне действительно не пара, значит не найдут, и может быть вдалеке от них мне станет намного легче успокоиться и забыть о двух несносных, безумно сексуальных и самых лучших мужчинах, ведь как говорится в известной поговорке «Время лечит». Не выдержав, я все-таки разрыдалась.

А затем, я почувствовала, как неожиданно очень резко, мой транспорт начал снижаться.

— Немедленно пристегнитесь! Нас подрезают, и мне придется срочно приземляться! — крикнул мне пилот.

Я, ничего не понимая, быстро нашла ремни и пристегнулась.

Мы стремительно ухнули вниз, что я даже решила, будто мы падаем, но нет в итоге мы очень мягко приземлились. И не успела я отстегнуть ремни, как дверь кабины, с треском кто-то рванул на себя, и я увидела моих не на шутку разъяренных близнецов.

— У меня был приказ пары альфы! — проблеял пилот, с ужасом смотря на моих мужчин.

Я его понимала, мне тоже жутковато стало, от того, как смотрели эти двое, то на меня, то на пилота.

— Ну, и куда ты собралась? — рыкнул Морок, заходя в кабину, и вместо того, чтобы отстегнуть меня, полутрансформировал свой палец в огромный и острый словно бритва коготь, полоснул по ремню в нескольких местах, и резко дернув меня из кресла, притянул к себе, и подняв на руки, пошел на выход. А я вцепилась руками и ногами в мужчину, уткнулась ему в шею, вдохнула один из двух самый лучших ароматов в мире, и от нахлынувших на меня эмоций обоих мужчин — коктейля из облегчения, радости, и злости, еще сильнее расплакалась.

Морок резко замер, и положив свою ладонь мне на спину, легонько погладил.

— Ты что ей больно сделал? — зарычал тут же Гром, и подойдя ближе, попытался меня отлепить от брата.

— Я не знаю, котенок, скажи, все хорошо?

Морок начал лихорадочно шарить руками по моему телу, видимо ища повреждения.

А я не выдержала и начала хихикать свозь слезы, потому что мне стало щекотно, и когда Морок замер, я, посмотрев на обоих мужчин, улыбнулась и сказала:

— А давайте в храм прямо сейчас съездим?

Мужчины какое-то время с удивлением смотрели на меня, а затем посадив в свой мини-маголёт, которым управлял Гром, действительно отправились в храм.

Аморон зацвел сразу же, как только мы все втроем взявшись за руки подошли к нему.

Местный жрец с удивлением посмотрел на наше трио, затем на цветок, потом снова на нас, и разулыбавшись поздравил с началом новой семейной жизни. Цветок вместе с горшком он почему-то вручил мне, и сказал, что он теперь принадлежит нашей семье по праву, а я теперь являюсь его хранительницей.

Оказывается, этих растений тут очень много, и они каждый раз выставляют их к алтарю, если зацвел, значит отдают его самке — хранительнице очага и будущей матери. И выставляют следующий, уже для новой семьи.

Вот так я стала счастливой обладательницей цветущего Аморона, и двух самых сексуальных и самых лучших мужчин на свете!