Когда на тебя с разбегу нападает бетонная стена весом в полтонны, если не больше, то ощущения не то что неприятные… они мягко говоря, крышесносные. Это почти, как при оргазме, только при этом ты удовольствия не чувствуешь. Я бы именно так описала мои ощущения, когда этот громадный хищник с льдисто-голубыми глазами сбил меня с ног, и навалившись всех тушей начал, обнюхивать и облизывать, и вообще, судя по его поведению, ластиться. Хотя я и не сразу это поняла, у меня ведь в этот момент все тело болело так, будто меня поезд переехал, а какая-то зверюга упорно толкается своей огромной мордой и чего-то явно хочет от меня.

Когда кошак начал затаскивать меня на свою спину, вцепившись зубами в мою рубашку, я наконец-то поняла, чего он добивается. Единственное, что успела сделать, так это подхватить свой многострадальный рюкзак, но кошак, перехватил у меня его зубами и куда-то помчался, как ненормальный.

Вцепившись в его шерсть пальцами, и прижавшись к тигру всем телом, мне оставалось только молиться всем богам во вселенной, чтобы не упасть. Потому что я поняла, что не смогу выжить, если на такой скорости слечу с сумасшедшего хищника.

Спустя бесконечно долгое время мы оказались на поляне, сильно похожей на мою, и на поляну кареглазого сексуального насильника.

Тигр стряхнул меня словно пушинку с себя, и…. Встав на две задние лапы, в мгновение ока превратился в человека. Я даже не поняла, как он так… быстро-то?

Пока я с отрытым ртом валялась на земле, и хлопала глазами, этот голубоглазый и голый Апполон, абсолютная копия первого кареглазого блондина, подхватил меня на руки, рюкзак закинул за плечо, что-то прошептал, открыл появившуюся из ниоткуда дверь, и занес меня внутрь.

Я проследила за тем, как падает на пол мой рюкзак, и поняла, что вот сейчас самое время просто открыть глаза и очнуться.

Нет, я все понимаю, галлюцинация, галлюцинацией. Но не до такой же степени?

Пока мой мозг в очередной раз находился в ступоре. Голубоглазый Аполлон принес меня в ванную комнату, поставил на пол и начал раздевать, при этом сильно морщась от моего запаха.

Нет, нормально да?

— Что тебе еще не нравится? — зло зарычала я на блондина.

Если честно сама от себя не ожидала, но похоже мои нервы совсем стали не к черту, вот я и сорвалась.

— От тебя пахнет Громом, — как ни в чем не бывало ответил блондин, — а я не собираюсь заниматься со своей самкой сексом, пока от нее воняет моим братом.

— А тебя как звать? — рассеяно произнесла я, и подняла ногу, пока мужчина стягивал с меня джинсы.

— Меня зовут Морок, — улыбнулся блондин своей сногсшибательной улыбкой.

А я зависла, глядя на его идеальные черты лица. Черт, штампуют их этих красавчиков что ли?

— И сколько вас, братьев всего? — сглотнув набежавшую слюну, спросила я, опять поднимая ноги по очереди, потому что мужчина, снимал с меня трусики.

— Нас только двое, мы близнецы, — ответил он, и морщась выкинул мои трусики прямо в коридор.

— Эй! — попыталась возмутиться я, но с меня уже стягивали мою рубашку, и бюстик.

— У тебя шикарная грудь, — сказал мне мужчина, и опять подхватив на руки занес в душ.

А дальше… дальше начал тщательно отмывать, крутя, словно куклу.

А я даже не сопротивлялась, потому что все его прикосновения воспринимала так будто… будто это нормально. Будто мы знакомы с ним уже черт знает сколько лет, мы муж и жена, и вот решили помыться вместе в душе.

Ну и еще сейчас пойдем, и займемся сексом.

Мне кажется, или мой мозг ушел на каникулы? Я попыталась воспротивиться странному спокойствию, охватившему меня, но эффект получался совершенно противоположный, я начала возбуждаться. Особенно когда блондин добрался до моей промежности, и намочив пальцы гелем для душа заскользил ими по моим уже порядком возбужденным складочкам.

Повернувшись к стене лицом, я встала на носочки, выгнула спину, оттопырила попку и протяжно застонала.

— Ух, да ты уже вся течешь, — пораженно прошептал Морок, и потерся своим стояком о мою попку.

Мужчина встал на колени, ухватив меня за бедра руками и начал нежными поцелуями подбираться к сладкому.

Я постаралась еще сильнее выгнуться, и немного отодвинулась от стены. А губы блондина наконец-то нашли мой клитор, и начали посасывать и нежно целовать его.

— Оооо! — застонала я, чувствуя, как его язык скользнул внутрь меня, а следом пара пальцев.

Мужчина начал чередовать — язык, пальцы, язык… Мне показалось или пальцев становилось больше?

Плевать!

— Аааа! — закричала я, теряясь в собственных ощущениях, когда пальцы оказались не только в моей вагине, но и во второй дырочке.

Теплая вода лилась на мою голову, и плечи, а блондин трахал меня языком и пальцами…

«С ума сойти, ты превратилась в развратную шлюху! Сначала один брат, затем второй!» — бился в истерике мой внутренний моралист, где-то на грани моего сознания, но я даже не пыталась слушать его.

Это было слишком… Слишком….

Внутри меня был пожар! О нет… это не пожар, это было нечто куда более обжигающее. Что-то невероятное, необъятное. То, что невозможно измерить чем-то материально привычным.

«Животная похоть!» — язвительно подсказал мой внутренний моралист, который уже отчаялся возмущаться моим поведением.

Я уже подходила к тому, чтобы взорваться, но Морок почему-то остановился, поднялся с колен, и повернул меня к себе лицом.

Боже, да он выше меня на две головы, какой у него рост вообще?

Мужчина приподнял меня за попку, заставив обхватить свой торс ногами, прижал спиной к стене, и начал так жарко целовать, что я даже не сразу сообразила, когда он успел в меня войти. Или он настолько подготовил меня, к своему совсем не маленькому достоинству, что я приняла его совершенно безболезненно и всего без остатка.

Из моего горла послышалось нечто вроде рычания вперемешку с тарахтением.

— Ты прелесть, кошечка, — прошептал в мои губы мужчина, заглядывая своим льдистым взглядом прямо мне в душу, при этом почему-то практически примораживая и заставляя задохнуться от какого-то непонятного чувства, смешанного с глубинным паническим страхом перед сильнейшим хищником, и развеивая похотливый туман в моей голове.

— Не бойся, кошечка, — прошептал блондин, прикрывая веки, и пряча от меня свой ледяной взгляд, — я тебя не обижу…

Казалось, что в воздухе повисла фраза «если не спровоцируешь», но мужчина не дал мне дальше размышлять и сделал свой первый толчок, предварительно просунув под мою спину собственные ладони.

Ох, вот сейчас на слегка протрезвившуюся голову, я поняла, что это такое, когда внутри тебя находится мужской член. Когда он растягивает тебя до невозможности, а затем начинает входить и выходить, будто поршень, качающий воздух. Так и хочется спросить это так бывает всегда? Или только у меня? Такое что-то нарастающее внутри, и когда его язык в этот же момент входит в мой полуоткрытый рот, делая точно такие же движения, как и член…

Я прикрыла глаза, чувствуя, как мои руки и ноги слабеют, сил не хватает, чтобы понять, чтобы принять все эти чувства и размышления, что смерчем закручиваются внутри меня, прошивая всё нутро. Изогнувшись я закричала, чувствуя, как член внутри меня заходил с такой скоростью, будто им управляет не человек, а секс-машина. Хотя какой же он человек?

Всхлипнув, с остервенением вцепилась зубами в шею мужчины, и почувствовала, как его клыки входят в кожу на моей шее с не меньшей силой.

Оргазм? Нет-нет-нет… То был не оргазм. То был атомный взрыв, разрывающий моё сознание на мелкие кусочки, да похоже, что и не только моё, но и Морока тоже. Потому что мужчина, застонал, вытащил клыки из моей шеи, и опустился вместе со мной на пол.

Я уткнулась ему в шею и с закрытыми глазами начала зализывать его рану, и делала это совершенно автоматически. Кажется, что и не я вовсе это делала, а за меня мой язык. Морок в этот момент занимался тем же.

Спустя какое-то время мужчина все же пришел в себя, и начал вставать, а заодно и поднимать меня на ноги.

Я чувствовала себя как расплавленное желе, и не то что мыслить, но даже на ногах толком не могла стоять. Поэтому блондин закинул меня к себе на плечо, и понес из ванной комнаты. А я меланхолично рассматривала его подтянутые ягодицы, пока не поняла, что оказалась лежащей в мягкой постели.

Добравшись на автопилоте до подушки, и укрывшись одеялом, я смачно зевнула и зачем-то решила сказать Мороку своё имя:

— Меня Вера зовут.

Мои глаза после этой реплики закрылись, и я решила немного вздремнуть.

Внизу что-то загрохотало, и блондин куда-то убежал, так мне ничего и не ответив. А я подумала, что потом с ним поговорю, сейчас было лениво.

Мне показалось, что я только-только погрузилась в сон, как меня кто-то начал упорно трясти за плечо.

— Отстань, — пробормотала я.

— Хозяюшка, вставай, — услышала я знакомый шепот куколки. — Хозяюшка тебе нельзя спать, вставай!

— Не хочу, — еле слышно ответила я, и перевернувшись на другой бок, продолжила спать.

— Хозяюшка, ты что! Тебе нельзя! Хозяюшка, пожалуйста, — голос стал жалобный, и куколка всхлипнула.

Но меня такими мелкими манипуляциями не проймешь. Когда живешь в общаге, максимум на что можно среагировать, так это на воду, и то, я иногда и после вылитого стакана воды продолжала спать дальше, особенно во время экзаменов.

— Вот видишь, её всё устраивает, так что не вижу смысла ее будить, — вдруг услышала я, незнакомый мужской голос, и сразу же встрепенулась, а голос тем временем продолжил: — поэтому пошла вон отсюда, пока тебя хозяин тут не застал, и мне втык не дал!

— Викти! Я же обещала! Я всё сделаю, только дай мне возможность её забрать. Викти пожалуйста, — запричитала куколка.

— Всё! Раз, она не хочет просыпаться, то значит наша сделка аннулируется. Я за просто так тоже рисковать жизнью не собираюсь, — раздраженно ответил незнакомец.

После этих слов, я окончательно проснулась, открыла глаза и села, прикрываясь простыней.

Рядом с кроватью стояла моя знакомая девочка-куколка в своем скромном черном платье в пол и белом переднике, и такой же миниатюрный, как она, мальчик. Хотя нет, судя по голосу и комплекции совсем не мальчик. Просто ростом он был выше куколки всего на одну голову. И телосложение у него было пропорциональным. Я бы даже назвала его накаченным красавцем, только в миниатюре. У него были короткие, почти под ёжик черные волосы, большущие голубые глаза на пол лица, с длинными густыми ресницами. Курносый нос, тонкие губы. Его можно было бы назвать лапочкой, и тоже куколкой, только мужского пола, если бы не нахмуренные брови, поджатые губы и недовольный взгляд. Одежда у мужчины была немного странной. Примерно так же одевался Питер-Пен в мультике, который я смотрела, когда-то в детстве. Только у Питера-Пена был зеленый костюм, а у этого — темно-коричневый. Ну и знаменитой шапочки с пером у этого мужчины не было. В любом случае, в массивных ботинках по щиколотку, узких обтягивающих его ноги, лосинах, и тунике с коротким рукавом, подвязанной кожаным шнурком смотрелся этот парень, как-то… ммм немного несерьезно. И это мягко сказано.

— Эмм, — не удержавшись, сказала я, рассматривая непривычную одежду.

— Ну вот, она проснулась! — обрадовалась куколка, и подбегая ко мне, схватила за руку, и начала стаскивать с постели. — Идем, надо уходить, скорее! Пока они внизу там разбираются, пока Морок не в доме, надо уходить! — затараторила она.

Я обернулась простыней, чувствуя себя не очень комфортно под взглядом хоть и маленького, но всё же мужчины, и на этот раз, решила-таки поинтересоваться, зачем мне собственно, куда-то уходить?

— Надо! Ты не понимаешь! Пойдем! Прошу тебя! — опять в своей манере запричитала девочка, пытаясь стащить меня с кровати.

Я вырвала из её цепких маленьких пальчиков свою руку, потерла ее, и сказала:

— Если ты мне не объяснишь, почему и куда я должна идти, то я никуда не пойду.

У куколки тут же задрожала нижняя губа, а глаза увлажнились. Если бы не Анютка, из-за которой я собственно и оказалась в этом странном месте, то я бы поверила куколке и ее непролитым слезам. Но! Спасибо одногрупнице, у меня теперь на подобное поджатие губ, и умилительных слезок на колесах, появился иммунитет, и мне теперь нужны только факты! Поэтому я демонстративно легла на постель и закрыла глаза, делая вид, что собираюсь спать дальше.

— Вера, так нельзя, надо уходить, — прошептала куколка.

— Вот, ты, между прочим, моё имя знаешь, а я твое нет, — сказала я, не открывая глаз.

Куколка очень жалобно вздохнула, и несколько раз шмыгнула носом, а я в ответ, повернулась на бок, чтобы поудобнее устроиться.

— Всё проваливай, она хочет спать! — сказал Виктим, и судя по топоту начал подходить к девушке.

Чуя, что её скоро выдворят из комнаты, куколка всё же заговорила:

— Моё имя Молайя. И если ты не пойдешь со мной, то обречешь на вымирание мой клан.

Ого! Вот это заявочки!

Я мгновенно села, и посмотрела на девушку с удивлением.

— Это каким же образом?

Молайя опустила голову, и смотря себе под ноги прошептала:

— Я не имею права тебе говорить, нам запрещено.

Я перевела взгляд на мужчину, но он в ответ пожал плечами.

— Я тоже не имею права рассказывать. Такие вопросы решают старейшины. Одно могу сказать: Молайя говорит правду. Если ты с ней не уйдешь сейчас, то её клан действительно погибнет.

Я почесала голову, а Молайя вдруг подпрыгнула на месте, и бухнувшись на колени, свела ладони вместе, и начала меня умолять, чтобы я немедленно пошла с ней.

— Мне нужно одеться, — вздохнула я, совершенно ничего не понимая, но в то же время, чувствуя, что она не врет.

Ну не станет же просто так падать на колени человек!

— Нет времени! — заголосила куколка. — Мы тебе дома любую одежду сошьем, какую скажешь! Пожалуйста! Идем.

Я слезла с постели, и встала на ноги, Молайя, тоже подскочила на ноги, схватила меня за руку и потянула куда-то в сторону.

— Я не пойму, — сказала я, нехотя идя за ней. — Как я смогу спасти твой клан, мне что, с кем-то сразиться надо, что ли?

— Нет, тебе нужно просто быть дома!

— И всего-то? — удивилась я, и затормозила. — А почему именно сейчас, можно же и потом это сделать?

— Потом хозяин отдаст приказ, тебя не выпускать, и ты уже никогда не сможешь выйти из его дома, — вдруг подал голос до этого молчавший Викти.

— В каком смысле, никогда не смогу выйти?

— В прямом! — сказал мужчина, и подойдя к шкафу, начал что-то шептать.

А куколка быстро закивала головой.

— Да-да-да, если хозяин отдаст приказ, то ты уже никогда его дом не покинешь!

— А домой как же? — растеряно произнесла я.

— Никак, — развела руками куколка.

— Всё это очень странно, — нахмурилась я.

Мозг почему-то отказывался мыслить ясно. Внутренний моралист вообще, похоже обиделся на меня, и не собирался помогать какими-либо советами, лишь неодобрительно качал головой, и недовольно хмурился.

Всё, что мне сейчас наговорили эти… даже не знаю, кто они такие, казалось мягко говоря — фантастичным, и нереальным. Поэтому я так туго и соображала.

Единственное, что поняла из всего разговора, так это то, что меня могут запереть в этом доме навсегда и я из него никогда не выберусь, этот факт всё же оказался решающим для меня. И я подошла к шкафу, в котором вдруг оказалась маленькая дверь.

— Вы первая, — сказал мужчина, открывая дверь и делая мне приглашающий жест.

Еще раз посмотрев на кровать, я выдохнула свозь сжатые зубы, и пригнувшись вошла в дверь, следом за мной вошла Молайя, и Викти. Он закрыл дверь и опять что-то начал шептать.

— Идем! — подтолкнула меня в спину куколка. — Надо торопиться! И быстрее выходить из дома!

Я пожала плечами и пошла вперед по узкому и очень низкому коридору, обитому деревянными панелями, да еще и с очень тусклым светом.

Шли мы долго, что у меня уже всё тело затекло, да и идти обернутой простыней, не очень удобно, приходилось её постоянно поправлять, чтобы она не спадала с меня.

Когда мы вышли в просторный зал с несколькими коридорами, Викти куда-то исчез. Вот просто взял и испарился. Прямо в воздухе, как туман.

Я раскрыла рот, но впасть в ступор, мне не дала Молайя.

— Бежим! — закричала она, схватила за руку и побежала в один из коридоров, которые, по-моему мнению выглядели совершенно одинаково.

— Куда делся Викти? — спросила я, когда мы вбежали в узкий коридор, хорошо, что на этот раз не такой низкий, и я могла не сгибаться в три погибели.

— Его вызвал хозяин, нам надо успеть, добежать до твоей территории! — затараторила куколка. — Если Викти сейчас отдадут приказ, то он будет обязан тебя вернуть!

— У меня есть моя территория? — с удивлением спросила я, продолжая бежать за девочкой, и при этом умудряясь не потерять простыню.

— Всё потом! — выдохнула куколка и ускорилась, ну и я, конечно, вместе с ней.

— Мы почти на месте! — радостно воскликнула девушка, когда я увидела, что коридор заканчивается, и свет становится ярче.

Последние метры, мы пробегали с такой огромной скоростью, что у меня даже ветер в ушах засвистел, а в самом конце, она вдруг закричала мне: «Прыгай». И я на автомате прыгнула, упав животом на твёрдую землю, и чуть было, не расквасив себе нос.

А за нами, почему-то выбежал Викти.

Пока я собирала в кучу свои конечности, и пыталась отойти от не слишком мягкого приземления, Молайя встала передо мной, расставила ноги в стороны и совсем не свойственным ей тоном громко заявила:

— Уходи! Я её не отдам!

А из коридоров начали появляться такие же миниатюрные и симпатичные, как куколка и Викти люди. Девушки и мужчины.

Молайа завертела головой, и кого-то увидев, выдохнула с облегчением.

— Уведите хозяйку до дома! — громко сказала девушка, командным тоном.

Она совсем изменилась, будто внутренне подобралась. Даже её черты лица заострились и стали более жесткими, не терпящими препирательств.

Часть маленьких людей поклонились ей. Это были мужчины, одетые, в одежду похожую на военную. Без всяких там лосинов.

Другие же посторонились и смотрели на Викти с Молайей с напряжением.

Мужчина же при этом не смотрел не на кого из нас, он будто прислушивался к чему-то или кому-то. А затем, закатил глаза и… его лицо начало изменяться. Оно, то заострялось, становясь похожим на мордочку бурундука, то возвращалось к своему обратному виду.

— Он обращается! — послышалось со всех сторон недовольное роптание.

Меня кто-то взял за руку, помогая мне встать на ноги, и прошептал:

— Идемте хозяюшка, вы уже почти на своей территории, осталось сделать несколько шагов.

Я обернулась и увидела очередного миниатюрного мужчину, в одежде военного. И на автомате пошла за ним в коридор, оглядываясь на странную картину.

Викти менялся, но делал этот не так быстро, как получилось тогда у Морока. Его всего корежило, мужчина упал на пол и начал хрипеть и выгибаться. Я услышала противный хруст. Это были его кости.

Мужчина, тянувший меня за руку, ускорился.

Я обернулась и спросила его:

— Я уже на своей территории?

— Да, уже на своей, — кивнул он.

— Значит я хочу досмотреть.

— Хорошо, — пожал он плечами, и поморщившись, добавил: — но вам это не понравится.

Он был прав, зрелище действительно было отвратительное, а особенно, когда стало корежить всех остальных.

— Надо уходить, — через силу сказал мой провожающий, — иначе я тоже сейчас превращусь.

— В кого? — почему-то шёпотом спросила я, и сделала шаг назад внутрь коридора, наблюдая за тем, как корежит Молайю.

— В крыс, — ответил мужчина хрипя. — Идемте скорее!

Я решила послушать его, и мы побежали по очередному узкому и низенькому коридорчику, который был похож на прорытую тысячами лапками нору.

Вдалеке послышался писк, он разнесся эхом по всему коридору, и казалось, что этот писк везде. Мое воображение тут же нарисовало мне полчища крыс, и от страха я припустила быстрее.

Моего провожатого всю дорогу продолжало корежить, но он будто боролся и пытался сдерживать себя.

— Стой! — крикнула я, совсем запыхавшись, — давай минуту отдохнем!

Мой провожатый остановился, и когда обернулся, я попятилась от страха. Вместо лица, у него была крысиная морда.

— Не бойтесь, — проскрипел он, через силу, — я не причиню вам вреда, вы моя хозяйка. Но другие могут, и если победят наших, то придут сюда. Я смогу справиться максимум с десятью, но их больше, вы же слышите?

А я прислушалась и почувствовала, как трясется земля.

— Это всё крысы? — не скрывая истеричных ноток в голосе спросила я.

— Да! — кивнул мне крысо-люд. — Мы живем под землей. Весь наш клан принадлежит и подчиняется вам. Но наш клан слишком мал. Мы почти все уже вымерли. Если мы вас не отобьём, то полностью погибнем. Поэтому я вас прошу! Умоляю, идемте быстрее. Осталось совсем чуть-чуть.

— Но ты же сказал, что я уже на своей территории?

Я дышала, как паровоз, правда уже не понятно, от чего конкретно — быстрого бега, или страха.

— Да! Вы на своей, но внутри территории стражей. Поэтому здесь везде главные они, кроме вашего дома. Там уже другая магия. Ваш дом защитит и вас и нас. Мы думали, что они остановятся! Но стражи впервые сговорились, и теперь все кланы против нас!

— Ничего не понимаю, — всхлипнула я, чувствуя, что начинаю впадать в панику.

Но все же, превозмогая собственный страх, побежала вперед, за крысо-людом.

Не помню сколько мы бежали, казалось, что целую вечность. Но свет в конце тоннеля, все же появился.

И мы с моим провожатым вбежали в большой зал. В котором нас уже ждали…