В Сиэтле, в подводной пещере, Бренди спит лет сто шестьдесят. А может, дольше.

А я, я сижу с глянцевой стопкой брошюр от хирургов, показывающих, как производятся операции по изменению пола. Операции по превращению мужчин в женщин, женщин в мужчин.

На цветных фотографиях представлены в одной и той же позиции влагалища различного качества. Половые губы раздвигают чьи-то руки с накрашенными ярким лаком ногтями. Хорошо видно уретральное отверстие, нежное, розовое. Лобковые волосы подстрижены до короткой щетины. Предлагается три варианта влагалищной глубины — шесть, восемь и два дюйма.

Я рассматриваю капюшоновидные клиторы, уздечки клитора — складочки кожи, соединяющие клитор с губами.

Внутренние части дешевых влагалищ изготавливают из мошоночной ткани, покрытой волосами. Волосы продолжают расти и после операции, и бедные влагалища буквально захлебываются ими.

Высококачественные, красивые, выглядящие как натуральные вагины делают из определенных участков толстой кишки. Эти влагалища способны самоочищаться и смазываться собственной слизистой оболочкой. Их клиторы создаются из обрезанной крайней плоти пениса. Эти штуковины — настоящие «кадиллаки» вагинопластики. Некоторые из этих «кадиллаков» получаются настолько удачно, что их счастливым обладателям не обойтись без прокладок на каждый день.

Некоторые из предлагаемых влагалищ создаются по совершенно устарелым технологиям. Тому, кому такое делают, каждый день приходится растягивать влагалище при помощи специального пластикового приспособления.

Все эти брошюры — сувениры ближайшего будущего Бренди Александр.

После того как мы увидели мистера Паркера сидящим на Эллисе, я помогла напичканной до отказа Бренди вновь подняться наверх, опять сняла с нее одежду и попыталась впихнуть в нее еще несколько таблеток дарвона, но Бренди закашлялась, выплюнула их, опустилась на пол и заснула.

Повесив ее пиджак себе на руку, я почувствовала, что в его внутреннем кармане лежит что-то твердое.

Книга Мисс Роны. А в книгу вложен сувенир моего будущего.

Я опять сажусь на унитаз — улитковую раковину и читаю:

Я так сильно люблю Сета Томаса, что вынуждена его уничтожить. Я получаю огромную компенсацию, преклоняясь перед ее величеством. Сет никогда меня больше не полюбит. Ни он, ни кто бы то ни было другой.

Я в жутком смущении.

Покажи мне бедное взволнованное хныкающее пустословие.

Вспышка.

Покажи мне эгоцентричную глупую писанину.

Боже.

Черт! Как я устала быть собой! Собой красивой. Собой уродливой. Блондинкой. Брюнеткой. И от миллиона проклятых модных веяний тоже устала. Модных веяний, которые только дальше загоняют меня в ловушку. Ловушку необходимости быть собой.

Та девушка, какой я была до несчастного случая, теперь — лишь рассказ. Все, что происходило со мной до настоящего момента, настоящего момента, настоящего момента, — история, которую я ношу в себе.

Наверное, то же самое можно сказать о любом человеке нашей планеты.

Что мне нужно, так это новый рассказ о том, кто я такая.

Я сама не пойму, в чем нуждаюсь. Это ужасно.