Авианосцы, том 1

Полмар Норман

3. Начало Второй Мировой войны

 

 

30-е годы были отмечены множеством «малых войн» и агрессий. Кульминацией стал Армагеддон 1939 – 1945 годов. В Азии японская Квантунская армия захватила Манчжурию зимой 1931 – 32 года, действуя практически без поддержки правительства. В Китае после захвата Манчжурии японцами произошла вспышка националистических настроений, так как в этой провинции 90 % населения составляли китайцы. В Шанхае возбужденная толпа фанатиков растерзала пятерых буддистских священников-японцев. Этот инцидент дал повод японской военщине развернуть широкое наступление против китайских сил в районе Шанхая.

Японские войска начали высаживаться в Шанхае 28 января 1931 года – якобы для защиты прав японских граждан. Через 2 дня к китайским берегам прибыл авианосец «Кага». 1 февраля там же появился «Хосё». Авиагруппа «Каги» состояла из 24 истребителей A1N и 36 штурмовиков В1М. «Хосё» имел 10 истребителей А1N и 9 штурмовиков В1М. Эти 79 самолетов должны были обеспечить японцам полный контроль в воздухе над районом боев.

На земле китайская армия упорно сопротивлялась японским захватчикам в районе Шанхай – Вусанг до 3 марта. Провал японского наступления на земле привел к тому, что самолеты «Кага» практически уничтожили китайскую часть Шанхая. В воздухе горстка китайских летчиков, обученных американцами, просто не могла оказать сопротивление японцам.

После Шанхайского инцидента между Китаем и Японией установилось непрочное перемирие. Внутри самой Японии в 30-х годах царил политический хаос. С приходом к власти контролируемого военными правительства был взят курс на создание сильного военно-морского флота, способного противостоять растущей американской морской мощи. Постройка и модернизация японских авианосцев в 30-х годах сопровождались качественным улучшением авианосных самолетов. После того как выяснилось, что отечественные проекты авианосных самолетов оказались неудовлетворительными, японцы создали истребитель A4N – улучшенный вариант более ранних самолетов и пикирующий бомбардировщик D1A – модификацию немецкого Не-50. Бомбардировщик Аичи D1A стал первым японским самолетом, спроектированным специально для бомбометания с пикирования.

После окончания боев в Шанхае Япония ввела войска во все стратегически важные пункты северного Китая, а также полностью оккупировали Манчжурию. Ночью 7/8 июля 1937 года во время маневров в районе Пекина во время случайной стычки японские войска начали артиллерийскую перестрелку с китайскими силами. Инцидент на мосту Марко Поло к концу месяца превратился в настоящую войну. 11 августа японцы снова высадили войска в Шанхае, и снова при поддержке авианосных самолетов. В середине августа к берегам Китая прибыли авианосцы «Кага», «Хосё» и «Рюдзё» и приняли участие в этих операциях.

На сей раз японской авианосной авиации противостояли лучше оснащенные и лучше подготовленные китайские воздушные силы. Позднее к ним присоединились 4 эскадрильи русских истребителей и 2 эскадрильи бомбардировщиков, укомплектованные добровольцами. Американские инструкторы, возглавляемые Клэром Л. Шэнно, бывшим офицером Воздушного корпуса американской армии, обучали китайских летчиков, которые получили американские и английские истребители.

17 августа 1937 года с авианосца «Кага» взлетели 12 штурмовиков, чтобы атаковать китайский порт Ханкоу. Плохая погода помешала им встретиться с истребителями прикрытия, и возле цели штурмовики были атакованы китайскими истребителями. 11 японских самолетов были сбиты, и только один, весь изрешеченный пулями, сумел вернуться на корабль.

Эти потери и явная неспособность истребителей A2N2 и A4N1 справиться с китайскими истребителями поставили под угрозу всю операцию японцев. «Кага» вернулся в Японию, чтобы взять на борт новый истребитель-моноплан. Это был А5М, получивший у союзников название «Клод». «Клод» стал первым в мире авианосным истребителем-монопланом. Даже с неубирающимся шасси он был маневреннее и скороподъемнее, чем советский И-16, на котором летали китайцы. И-16 превосходил японский истребитель лишь по максимальной скорости. Русский самолет развивал скорость 281 миля/час против 273 миль/час у А5М. «Клод» дал японцам неоспоримое господство в небе Китая.

Кроме авианосных самолетов, в боях над Китаем японцы использовали двухмоторный базовый бомбардировщик ВМФ G3M1 «Нелл». Эти самолеты действовали с аэродромов на Формозе, нанося удары по целям, удаленным от острова на расстояние до 600 миль. Когда эти бомбардировщики атаковали китайскую столицу Нанкин, то защитники города, собрав все имеющиеся истребители, сумели сбить за три налета 54 бомбардировщика.

В ответ японцы начали использовать улучшенный G3M2, оснащенный дополнительными пулеметами. В качестве истребителя дальнего сопровождения применялся А5М2а «Клод», оснащенный подвесными баками. Воздушные налеты на Нанкин возобновились в октябре 1937 года. Во время первого налета 27 авианосных истребителей, сопровождавшие 9 бомбардировщиков, уничтожили 11 из 16 китайских истребителей. Китайцы сражались мужественно, но к декабрю уцелевшие истребители были отведены с аэродромов Нанкина. Столица была брошена на произвол судьбы.

К середине 1940 года все побережье Китая уже контролировалось японцами, но бои на суше зашли в тупик. Однако японский флот развернул интенсивное воздушное наступление против Китая. Летом в эскадрильи ВМФ начали поступать новые самолеты, в том числе предсерийная партия истребителей А6М2. Это был лучший авианосный самолет того времени. Хотя в системе обозначений японских самолетов, принятой союзниками, он получил название «Зики», этот истребитель стал гораздо более известен под обозначением фирмы-производителя: Мицубиси тип «0», или «Зеро». Стандартный серийный истребитель А6М/модель 52 имел максимальную скорость 351 миля/час, достигал высоты 19700 футов за 7 минут и имел непревзойденную маневренность. В руках опытных пилотов до 1943 года «Зеро» не уступал ни одному истребителю на Тихоокеанском театре.

Первый раз «Зеро» вступили в бой 19 августа 1940 года, когда 12 новых истребителей сопровождали 32 базовых бомбардировщика ВМФ, вылетевших из Ханкоу для удара по китайской столице Чунцину. Китайские перехватчики не появились. Во время следующих двух налетов сопротивления в воздухе также не было, но 13 сентября 12 «Зеро» встретили над Чунцином 27 китайских истребителей. Все китайские истребители были уничтожены. В конце сентября китайское правительство бежало из Чунцина.

Но все это происходило на Дальнем Востоке, а Вторая Мировая война началась 1 сентября 1939 года, когда Германия начала блицкриг против Польши. Через 2 дня в войну вступили Англия и Франция.

В это время Англия имела 7 авианосцев в строю и еще 6 на различных стадиях постройки. Когда началась война, «Арк Ройял» и «Фьюриес» входили в состав Флота Метрополии, «Глориес» находился на Средиземном море, «Игл» – на Дальнем Востоке, «Гермес» и «Корейджес» находились в резерве в отечественных водах. «Аргус», самый тихоходный из авианосцев, использовался в качестве учебного корабля. Все эти корабли, кроме «Арк Ройяла», были построены более 20 лет назад, и все, кроме того же «Арк Ройяла», имели маленькие авиагруппы. Вдобавок все они, включая и «Арк Ройял», имели устаревшие самолеты.

АНГЛИЙСКИЕ АВИАНОСЦЫ, 1939 год

На английских авианосцах базировалось слишком мало самолетов, да еще эти самолеты значительно уступали по своим характеристикам самолетам Королевских ВВС. «Скуа» был первым монопланом Воздушных Сил Флота. Он имел скорость всего лишь 225 миль/час на высоте 6500 футов. «Скуа» был тихоходнее, менее маневрен и хуже вооружен, чем стандартный истребитель Королевских ВВС «Харрикейн». «Спитфайру», который уже появился в эскадрильях КВВС, флотский истребитель уступал по всем статьям. Когда началась война, ВСФ имели всего 30 «Скуа» и 18 «Си Гладиаторов» – по сравнению с числящимися в КВВС 500 «Харрикейнами», 250 «Спитфайрами» и большим количеством более старых истребителей.

Другой истребитель ВСФ «Си Гладиатор» был бипланом, однако по своим характеристикам он превосходил созданный на несколько лет позже «Скуа». Кроме того, ВСФ имели несколько штук истребителей Блэкберн «Рок». Этот самолет напоминал «Скуа», но имел турель с 4 пулеметами позади кабины пилота. Он предназначался для уничтожения вражеских бомбардировщиков, однако турель значительно уменьшала скорость, и «Рок» не мог дать более 194 миль/час. Любой из немецких бомбардировщиков имел значительно более высокую скорость. Вдобавок «Рок» не имел пулеметов, стреляющих вперед.

Для исполнения ролей корректировщика, разведчика и торпедоносца ВСФ располагали только «Суордфишем». Этот самолет был задуман еще в 30-х годах капитаном 1 ранга Г.Б. Роулингсом, который служил офицером связи ВМФ при министерстве авиации. Он хотел получить самолет, который мог наносить удары, но одновременно служить и разведчиком. Роулингс сумел убедить фирму Фэйри создать такой самолет, не имея официальной поддержки ВМФ. Прототип совершил первый полет в сентябре 1933 года, а в апреле 1935 года Адмиралтейство подписало первый контракт на производство «Суордфиша». (Последний такой самолет вышел с завода в декабре 1944 года!) Экипаж «Суордфиша» располагался в открытом кокпите. В варианте разведчика это были 3 человека, в варианте торпедоносца – 2.

 

Потоплен первый авианосец

Таково было плачевное состояние Воздушных Сил Флота, когда в первый же день войны немецкая подводная лодка потопила английский лайнер «Атения». 9 сентября, через 6 дней после этого события, авианосцы «Арк Ройял», «Корейджес» и «Гермес», каждый в сопровождении нескольких эсминцев, вышли в море на поиск подводных лодок. Первые 5 дней противолодочного патрулирования прошли спокойно. Но 14 сентября группа «Арк Ройяла» получила сообщение, что подводная лодка атаковала торговое судно всего в 200 милях от авианосца. «Арк Ройял» развернулся против ветра, увеличил скорость и приготовился поднять в воздух 3 истребителя-бомбардировщика «Скуа». Внезапно лейтенант Д. Винсент-Джонс, стоя на корме авианосца, заметил след торпеды, идущей прямо на корабль. Он кинулся к ближайшему телефону, чтобы сообщить на мостик о торпеде, однако телефон не работал. Почти в это же время старший сигнальщик Дж.Э. Холл, стоящий на мостике, тоже заметил пенистый след. Он поднял тревогу, и «Арк Ройял» успел развернуться навстречу приближающимся торпедам, чтобы представлять собой как можно меньшую цель. 2 торпеды прошли мимо, одна из них взорвалась в кильватерной струе авианосца.

3 английских эсминца бросились в атаку на невидимую подводную лодку. Они начали сбрасывать глубинные бомбы. Первая же серия серьезно повредила субмарину, а вторая выбросила ее на поверхность. Когда поврежденная лодка появилась на поверхности, ее встретил шквал снарядов с эсминцев. Едва немецкие моряки успели покинуть свой корабль, как U-39 быстро затонула. Эсминцы подобрали 43 человека ее экипажа. Это была первая немецкая подводная лодка, потопленная во Второй Мировой войне.

Примерно в это же время 3 истребителя-бомбардировщика «Скуа» с «Арк Ройяла» заметили на поверхности другую подводную лодку. Она пыталась потопить брошенное экипажем торговое судно, которое ранее вызывало помощь. Когда самолеты приблизились, лодка погрузилась. «Скуа» сбросили бомбы на место погружения субмарины. Однако бомбы взорвались раньше, чем низколетящие самолеты успели выйти из опасной зоны. 2 «Скуа» получили серьезные повреждения и были вынуждены сесть на воду. Третий самолет около 20 минут кружил над покинутым торговым судном, пока подводная лодка снова не показалась на поверхности. Тогда «Скуа» обстрелял ее из пулеметов, но вскоре был вынужден прекратить бой, так как у него кончался бензин. Когда самолет улетел, U-30 подобрала 4 человека экипажей сбитых «Скуа» и снова погрузилась. 6 «Суордфишей» «Арк Ройяла» прилетели как раз вовремя, чтобы проследить, как она добивает торпедой транспорт. Самолеты сбросили бомбы на подводную лодку, но безрезультатно.

Казалось бы, что с потоплением одной из 2 обнаруженных подводных лодок противолодочный поиск больших авианосцев увенчался успехом. Но через 3 дня все переменилось. 17 сентября авианосец «Корейджес», вышедший в свой второй противолодочный поход, находился в 350 милях от мыса Лендз Энд. В 18.00 авианосец был замечен подводной лодкой U-29. В этот момент 2 из 4 эсминцев сопровождения отделились, чтобы помочь торговому судну. Только через 2 часа подводная лодка сумела выйти в атаку, и то лишь потому, что авианосец развернулся против ветра, чтобы принять самолет. U-29 выпустила в него 3 торпеды, 2 из них попали в цель. Через 15 минут «Корейджес» затонул, унеся с собой 519 офицеров и матросов из 1260 человек экипажа. «Корейджес» стал первым авианосцем, потопленным в этой войне, который погиб всего через 2 недели после начала военных действий.

После гибели «Корейджеса» «Арк Ройял» и «Гермес» прекратили противолодочное патрулирование. Было решено, что большие авианосцы слишком уязвимы, чтобы рисковать ими в такой охоте.

Следующий поход «Арк Ройял» совершил в Северное море, к берегам Норвегии. Вместе с 2 линейными крейсерами и группой эсминцев он должен был прикрыть возвращение поврежденной подводной лодки, которая не могла погружаться. Утром 26 сентября патрульный «Суордфиш» заметил 3 больших немецких летающих лодки. «Арк Ройял» немедленно поднял 9 истребителей «Скуа». Ни один из английских кораблей не имел радара, и прошло некоторое время, прежде чем истребители сумели обнаружить самолеты противника. Когда показались истребители, летающие лодки немедленно повернули назад, сопровождаемые ливнем пуль. Одна из них была вынуждена снизиться, а затем сесть на воду. Ее экипаж замахал белыми комбинезонами в знак капитуляции. Позднее английский эсминец подобрал всех 4 человек. Это был первый немецкий самолет, сбитый в ходе войны.

Но теперь противник знал координаты английского соединения, и вскоре с аэродромов взлетели 9 Не-111 и 4 Ju-88, чтобы атаковать английские корабли. Бомбардировщик Ju-88 имел скорость 270 миль/час и мог нести 4000 фунтов бомб. Атака «Арк Ройяла» стала боевым дебютом этого самолета.

Немецкие самолеты были замечены, когда подходили на высоте 6000 футов. На этом театре военных действий теперь будет часто повторяться такая странная картина: чтобы отбить воздушную атаку, английский авианосец опускает все самолеты, включая истребители, в ангар. С них сливают топливо, чтобы уменьшить опасность пожаров. Лишь зенитные орудия авианосца и кораблей сопровождения обеспечивали защиту от вражеских бомбардировщиков. Было более чем сомнительно, что «Скуа» сумеют остановить Не-111, который имел скорость на 30 миль/час больше. Про Ju-88 говорить вообще не приходилось.

Десятки зенитных орудий открыли огонь по приближающимся бомбардировщикам. Строй немецких самолетов рассыпался. По английским донесениям, они поспешно сбросили бомбы и ушли, так и не атаковав корабли. Исключением был один Ju-88, который все-таки спикировал на «Арк Ройял» и сбросил бомбу с высоты 1200 футов. Большой авианосец резко накренился, разворачиваясь на полном ходу, чтобы уклониться от бомбы.

Она взорвалась в 30 ярдах от борта авианосца, не причинив никаких повреждений, за исключением нескольких разбитых тарелок и других хрупких предметов. Затем бомбардировщик совершил еще один заход и обстрелял авианосец из пулеметов. Все орудия, какие могли стрелять, обрушились на Ju-88, и он тоже улетел прочь.

Немецкие источники утверждают, что самолеты атаковали несколько кораблей (одна бомба попала в линейный крейсер «Худ», но не взорвалась и повреждений не нанесла). Ju-88, атаковавший «Арк Ройял», пилотировал капрал Адольф Франке, бывший авиаинженер. Тучи вынудили его прервать первый заход на цель, но во время второго пике он сбросил две 1000-фн бомбы. Вернувшись за базу, Франке сообщил, что сбросил бомбы на авианосец. Он добавил, что, кажется, добился прямого попадания, но не уверен в этом. Но уж совершенно точно – он не утверждал, что потопил авианосец. Немецкое министерство пропаганды сделало это за него. Газеты и журналы в огромных заголовках немедленно объявили о потоплении «Арк Ройяла». Была даже напечатана детская книжка «Как я потопил «Арк Ройял», вероятно, написанная Франке. Главнокомандующий Люфтваффе Герман Геринг прислал ошарашенному пилоту телеграмму с поздравлениями, произвел его в обер-лейтенанты и наградил Железным Крестом.

Немецкое радио теперь часто задавало ехидный вопрос: «Где теперь «Арк Ройял»?» Сначала Адмиралтейство просто игнорировало эту шумиху, но в одно из воскресений, после того как «Арк Ройял» вернулся в порт, американский морской атташе в Лондоне получил приглашение посетить богослужение на корабле. Он написал в своем рапорте, что «Арк Ройял» совершенно невредим.

В Германии часть офицеров, в основном товарищи Франке, сообразили, что именно произошло, и продолжали относиться к пилоту все так же тепло. Другие обвиняли злополучного летчика в намеренном обмане. Через 2 года Франке покончил с собой.

Однако Королевский Флот еще не подозревал, что решительная атака Франке была провозвестником страшных ударов, которые Х авиакорпус еще обрушит на английские авианосцы. В Германии межведомственную борьбу за контроль над морской авиацией выиграл Герман Геринг и включил ее в состав своих Люфтваффе. Когда Германия начала войну, 10-я авиадивизия генерал-лейтенанта Фердинанда Гейслера была единственным соединением Люфтваффе, специально обученным действиям против вражеских кораблей. Сам Гейслер ранее был морским офицером и перешел в авиацию лишь в 1935 году. В сентябре 1939 года в распоряжении генерала Гейслера имелись только 2 авиаполка, насчитывающие около 60 бомбардировщиков Не-111 и несколько новейших Ju-88. Именно самолеты 10-й авиадивизии атаковали «Арк Ройял».

В конце месяца соединение Гейслера получило статус авиакорпуса, и уже в следующем году сыграло огромную роль в ходе военных действий.

После этого «Арк Ройял» направился в Южную Атлантику на поиски немецкого карманного линкора «Адмирал граф Шпее», который угрожал британскому торговому судоходству. К поискам рейдера были подключены авианосцы «Глориес», «Гермес», «Игл» и даже маленький «Аргус», а также множество других кораблей. «Арк Ройял» и линейный крейсер «Ринаун» покинули отечественные воды 2 октября 1939 года и взяли курс на юг, чтобы присоединиться к другим охотникам. Так как кораблям предстояло пройти большое расстояние на высокой скорости, чтобы попасть в район действий немецкого рейдера, с «Арк Ройялом» и «Ринауном» не было эсминцев. Лишь в Южной Атлантике к ним должны были присоединиться 3 эсминца из Кейптауна.

Отсутствие эсминцев сыграло с англичанами злую шутку. 19 октября самолет «Арк Ройяла» заметил неизвестное судно, которое было опознано как американский сухогруз. Два больших корабля не могли останавливаться для досмотра из опасения подвергнуться атаке подводных лодок, и незнакомцу было позволено проследовать своим путем. Позднее выяснилось, что на самом деле это было немецкое судно снабжения «Альтмарк», с которого несколько раз заправлялся «Граф Шпее». (Позднее «Альтмарк» был взят на абордаж в норвежских водах английским эсминцем «Коссак» капитана 1 ранга Филиппа Л. Вайэна, о котором мы еще услышим.)

На следующий день было встречено греческое торговое судно, которое отказалось остановиться для досмотра даже после того, как самолет сбросил бомбу у него прямо по курсу. 21 октября к «Арк Ройялу» и «Ринауну» присоединились 3 эсминца. Иногда в состав Соединения К, как теперь называлась эскадра, входили другие корабли. Авианосные самолеты продолжали прочесывать тысячи квадратных миль океана.

Патрульные полеты над пустынным океаном, когда не видишь ничего, кроме моря и неба, крайне занудны и утомительны. Но однажды скука была прервана трагедией. Во время совместного полета 2 «Суордфиша» попали в тучу. Самолеты слишком сблизились, и пропеллер одного из них отрубил хвост другого. Пилот пострадавшего торпедоносца сначала подумал, что у него заело управление. Он огляделся вокруг и обнаружил, что его самолет лишился хвостового оперения. Летчики на этих самолетах обычно не надевали парашюты, а держали рядом, чтобы надеть только в случае необходимости прыгать. После того как самолеты столкнулись, один пулеметчик выпрыгнул из кабины, забыв про парашют. Он упал в воду с высоты 3000 футов, но остался жив. Из экипажей двух самолетов погибли 2 человека.

Соединение К патрулировало в Южной Атлантике в течение октября, ноября и начала декабря с короткими заходами во Фритаун и Кейптаун для дозаправки. В конце ноября Соединение К и «Граф Шпее» разошлись на встречных курсах вне радиуса действия воздушного патруля авианосца.

13 декабря стало несчастливым днем для немецкого рейдера. В 18.14 он был замечен соединением из 3 английских крейсеров. Хотя немецкий карманный линкор превосходил по огневой мощи всю английскую эскадру, английский адмирал принял бой. Рейдер был поврежден, и ему пришлось искать убежища в Монтевидео. Однако английские крейсера тоже серьезно пострадали и остались почти без боеприпасов. «Арк Ройял» и «Ринаун» находились в 2000 миль и 3 днях пути от места боя. Оба корабля сразу же на полной скорости помчались к Монтевидео. Но на высокой скорости топливо расходовалось очень быстро, а корабли находились в море уже 2 недели, когда «Граф Шпее» был загнан в ловушку. Английские корабли были вынуждены сделать остановку на 12 часов в Рио-де-Жанейро, чтобы принять топливо. В это время немецкий рейдер мог попытаться прорваться в море, а английские крейсера, которые его караулили, просто не могли принять бой. В Рио-де-Жанейро большая немецкая колония просто не поверила своим глазам, когда увидела, что «Арк Ройял» вошел в порт и принимает топливо. Берлинская пропаганда убедила их, что авианосец потоплен лейтенантом Франке. Одна из газет Рио даже сообщила, что порт посетила самая большая в мире подводная лодка!

Командир немецкого рейдера получил сообщение, что «Арк Ройял» и «Ринаун» идут к Монтевидео. Хотя английские корабли еще находились в пути, был пущен слух, что они подошли к порту и скрываются за горизонтом, ожидая выхода «Графа Шпее» в море. Чтобы не вести свою команду на убой в безнадежном бою с превосходящими силами, немецкий капитан затопил карманный линкор на внешнем рейде. Таким образом, самолеты «Арк Ройяла» потеряли возможность атаковать линкор, хотя бы и карманный.

Осенью 1939 года «Фьюриес» был единственным авианосцем в составе Флота Метрополии. Днем 13 октября он стоял на якоре в северной части гавани Скапа Флоу, главной базы британского флота, находящейся на Оркнейских островах. Рядом с ним стоял линкор «Ройял Оук» (29150 тонн). Завершив погрузку припасов, авианосец перешел на другую якорную стоянку, а вечером вместе с главными силами флота вышел в море. Ночью около 1.00 немецкая подводная лодка U-47 незаметно проникла в гавань и выпустила 3 торпеды в «Ройял Оук». Старый линкор перевернулся и через 13 минут затонул, унеся с собой 883 офицера и матроса.

Днем 14 октября «Фьюриес» вместе с другими кораблями занимался бесплодными поисками этой подводной лодки. Авианосец имел на борту 6 «Суордфишей», и хотя имелись 6 пилотов, нехватка летного состава вынудила старшего помощника командира авианосца и лейтенанта резерва ВМФ, который никогда ранее не летал, подняться в воздух в качестве наблюдателей. Вот таким было состояние английской авианосной авиации в начале войны.

Флот Метрополии временно покинул базу Скапа Флоу, пока не будет обеспечена защита якорной стоянки от вражеских самолетов и подводных лодок. «Фьюриес» находился в море в составе соединения, которое должно было перехватить немецкий карманный линкор «Дойчланд», если тот попытается прорваться в Атлантику, что англичане считали вполне возможным. После этого «Фьюриес» и линейный крейсер «Рипалс» образовали Соединение L, сопровождавшее конвой в Галифакс. Потом до середины декабря 1939 года оба корабля действовали у берегов Ньюфаундленда и Канады. В результате Флот Метрополии на 6 недель остался вообще без авианосцев.

Соединение L вышло из Галифакса 10 декабря, сопровождая первый конвой с канадскими войсками, направляющийся в Великобританию. На переходе «Фьюриес» и один из войсковых транспортов едва не столкнулись с одиночным торговым судном, совершавшим переход через океан в обратном направлении. Судно в ночной темноте прошло так близко от борта «Фьюриеса», что половина радиомачт авианосца, находившихся в горизонтальном положении, была снесена. Ни один из кораблей не имел радара, и опасность столкновения преследовала конвой на всем его пути, так как по соображениям безопасности командованию базы в Ливерпуле не было сообщено о графике следования канадского конвоя.

После прибытия в Англию «Фьюриес» оставался в порту до конца февраля, после чего был отправлен на верфь ВМФ в Плимут на ремонт. Пожилой авианосец снова вошел в состав действующего флота 26 марта 1940 года.

 

Норвежская кампания и гибель второго авианосца

Так называемая «странная война», тянувшаяся в Европе с конца 1939 года, когда ни одна из сторон не предпринимала активных действий, завершилась 8 апреля 1940 года, когда немецкие войска вторглись в Данию и Норвегию. Воздушную поддержку вторжения, включая высадку воздушных десантов, осуществлял Х авиакорпус. Флот Метрополии немедленно вышел в море, чтобы атаковать немецкие корабли и поддержать высадку англо-французских десантов. Авианосец «Фьюриес» в это время имел на борту 18 бипланов «Суордфиш», сведенных в 2 эскадрильи. Его авиагруппа сократилась вдвое во время модернизации 1938 года. (Были сняты старые 140-мм орудия, установлены 12 – 114-мм универсальных орудий и многоствольные пом-помы, а также новые системы управления огнем. Это заняло нижнюю взлетную палубу и сократило объем ангара. Вот поэтому «Фьюриес» вышел в море без истребителей.)

Флот Метрополии направился к берегам Норвегии. Авианосцы «Арк Ройял» и «Глориес», проводившие в это время учения в Средиземном море, тоже взяли курс на новый район боевых действий. Потребность в этих авианосцах была безотлагательной, так как вся Норвегия, за исключением южной части, была недосягаема для истребителей Королевских ВВС, базирующихся в Англии.

Частью немецкого вторжения в Норвегию стала высадка десанта в Берген-фиорде на юге Норвегии. Операция началась 8 апреля. Десант поддерживали 2 легких крейсера и флотилия эсминцев. Норвежские береговые батареи повредили легкий крейсер «Кёнигсберг» (6000 тонн), и после захвата порта немецкие корабли той же ночью отошли. Лишь поврежденный легкий крейсер остался стоять, пришвартованный к молу.

Авианосец «Фьюриес» получил приказ уничтожить немецкий крейсер. Однако днем 9 апреля английские корабли у берегов Норвегии были атакованы немецкими самолетами. Около 90 Не-111 и Ju-88 Х авиакорпуса потопили эсминец и повредили еще несколько кораблей. После этого командующий Флотом Метрополии спешно отозвал «Фьюриес», опасаясь, что он станет жертвой немецкой авиации.

Самолеты Королевских ВВС не могли атаковать Берген, и эта задача легла на 2 эскадрильи «Скуа», находящиеся на авиабазе ВМФ в Скапа Флоу. 16 истребителей-бомбардировщиков эскадрилий, обычно действующих с «Арк Ройяла», должны были пролететь туда и обратно 660 миль, что почти равнялось их предельной дальности полета. Рано утром 10 апреля «Скуа» взлетели с полными топливными баками. Каждый самолет нес 500-фн бомбу. «Скуа» были замечены, когда приближались к норвежским берегам, однако немцы все-таки были застигнуты врасплох, так как полагали, что одномоторные самолеты в этом районе не могут быть вражескими. Они просто не верили, что английские одномоторные самолеты могут иметь дальность полета, достаточную, чтобы выполнить подобную атаку.

Один за другим 16 «Скуа» спикировали на «Кёнигсберг». Зенитные орудия открыли огонь по самолетам, когда первая бомба уже упала в воду у борта крейсера. Итог атаки был просто блестящим: 3 прямых попадания, 2 бомбы разорвались прямо под бортом «Кёнигсберга», разворотив днище крейсера, и 11 близких разрывов, причем ни одна бомба не упала дальше чем в 50 ярдах от цели. «Кёнигсберг» выбросил столб пламени, перевернулся, переломился надвое и затонул. Так погиб первый крупный военный корабль, ставший жертвой воздушной атаки, во Второй Мировой войне. (Японские пикирующие бомбардировщики в декабре 1937 года потопили американскую канонерскую лодку «Панай», но это был речной корабль водоизмещением всего 450 тонн.)

Один «Скуа» был сбит, а 15 остальных вернулись на свою базу, пробыв в воздухе 4,5 часа. Англичане назвали этот налет «блестяще проведенным» и «образцовым во всех отношениях».

Утром 12 апреля «Фьюриес» отправил свои 18 «Суордфишей» для атаки немецких кораблей в гавани Тронхейма. В порту находились всего 3 эсминца, и поскольку глубины были крайне малыми, ни одна из торпед в цель не попала. Впрочем, все 18 торпедоносцев благополучно вернулись на свой корабль. Первая атака авианосной авиации против вражеских кораблей завершилась неудачей.

Флот Метрополии продолжал двигаться на север, и в конце дня «Фьюриес» снова поднял в воздух 18 «Суордфишей». Теперь каждый самолет нес по 4 – 250-фн и 4 – 20-фн бомбы. На сей раз нормально провести атаку самолетам помешали низкие тучи и снег. Одна эскадрилья вернулась на авианосец, а вторая бомбила немецкие корабли в Нарвике, но не добилась никакого успеха. 2 «Суордфиша» упали в море, однако их экипажи были спасены английскими кораблями. Третий самолет разбился при посадке на авианосец, а остальные были серьезно повреждены зенитным огнем. В результате на «Фьюриесе» остались только 12 исправных «Суордфишей».

После этого командующий Флотом Метрополии адмирал сэр Чарльз М. Форбс принял смелое решение послать линкор и 9 эсминцев в Уфут-фиорд в районе Нарвика, чтобы уничтожить находящиеся там немецкие корабли. В ожесточенном бою английское соединение потопило 8 больших немецких эсминцев, а самолет-корректировщик с «Уорспайта» потопил вражескую подводную лодку. Одновременно с атакой кораблей, по противнику нанесли удар 10 «Суордфишей» «Фьюриеса», но с минимальными результатами. При этом были потеряны очередные 2 самолета.

После этого самолеты «Фьюриеса» занимались в основном патрулированием и разведкой. Тучи и снег мешали полетам. 18 апреля немецкие бомбардировщики, пролетев вне досягаемости корабельных зенитных орудий, сбросили 2 бомбы, которые разорвались недалеко от борта «Фьюриеса», повредив его машины. Скорость авианосца уменьшилась до 20 узлов. Но все-таки «Фьюриес» продолжал действовать у берегов Норвегии до 26 апреля, и лишь когда на нем осталось 6 исправных «Суордфишей», он получил приказ возвращаться в порт.

Немецкая операция в Норвегии развивалась очень успешно с самого начала, так как союзники не сумели нанести контрудар в первые, критические часы вторжения. «Арк Ройял» и «Глориес» в сопровождении 2 крейсеров и 5 эсминцев прибыли к берегам Норвегии 24 апреля… через 16 дней после высадки первого десанта.

Находясь в 120 милях от побережья, «Арк Ройял» поднял 6 «Скуа», чтобы помочь войскам союзников удержать один из последних плацдармов на берегу, который обстреливали немецкие истребители-бомбардировщики. «Скуа» были слишком тихоходны, чтобы сбивать немецкие самолеты, однако они сумели на несколько часов отогнать немцев. Когда все 6 «Скуа» вернулись на корабль, в их баках не оставалось ни капли бензина. «Арк Ройял» развернулся против ветра и приготовился принимать самолеты, но 3 «Скуа» упали в море. Первая же операция стоила «Арк Ройялу» 3 самолетов, тогда как у немцев был поврежден один. Однако войска союзников получили некоторую передышку от немецких воздушных атак.

В тот же день с «Арк Ройяла» взлетели 10 «Скуа» и 26 «Суордфишей» для атаки немецких позиций в Тронхейме. Эти самолеты повредили 2 немецких транспорта и танкер, уничтожили 3 самолета и повредили портовые сооружения. 4 английских самолета погибли в бою, а у 7 кончилось топливо, и они разбились на обратном пути.

25 апреля «Арк Ройял» отправил уцелевшие «Скуа» для атаки немецких позиций. Они уничтожили 2 немецких самолета, но при этом один «Скуа» был сбит, а еще 2 разбились от нехватки топлива. На следующий день «Скуа» перехватили немецкие истребители-бомбардировщики, пытавшиеся атаковать английский конвой. Хотя английские истребители уступали противнику в численности, они сбили 2 вражеских самолета, потеряв один свой.

Когда на борту «Арк Ройяла» остались только 2 исправных «Скуа», он покинул район боев и вернулся в Скапа Флоу за дополнительными истребителями. Его эскадрильи понесли тяжелые потери прежде всего из-за плохих характеристик самолетов ВСФ, а также потому, что эти самолеты использовались не по назначению.

«Глориес», прибывший из Средиземного моря вместе с «Арк Ройялом», перед отплытием в Норвегию принял на борт 18 истребителей-бипланов «Гладиатор» Королевских ВВС. 24 апреля 2 «Скуа» взлетели с авианосца и повели «Гладиаторы», стартовавшие следом за ними, сквозь снежную бурю вглубь Норвегии к замерзшему озеру, которое должно было служить аэродромом. Действиям истребителей Королевских ВВС мешала нехватка обслуживающего персонала, запасных частей, необходимого оборудования. Например, заправлять «Гладиаторы» приходилось из 4-галлонных канистр, подвозимых на санях. В подобных условиях можно было держать в воздухе одновременно лишь несколько истребителей. Немецкие налеты на «аэродром», несчастные случаи и воздушные бои уничтожили самолет за самолетом. Уже через 2 дня целым остался лишь один «Гладиатор» из 18. За свое недолгое существование эскадрилья уничтожила 14 немецких самолетов. Эта плохо подготовленная операция и несколько аналогичных, проведенных позднее, показали, что единственным инструментом непосредственной воздушной поддержки в подобных условиях может быть только авианосный самолет.

В конце мая «Фьюриес» вернулся к берегам Норвегии с новой эскадрильей Королевских ВВС из 18 «Гладиаторов», а «Глориес» доставил 18 новейших истребителей Королевских ВВС «Харрикейн». Авианосные самолеты повели эти истребители на подготовленные базы в Норвегии. Один «Суордфиш» «Фьюриеса» и 2 его ведомых истребителя КВВС разбились в горах, но остальные самолеты сели благополучно. Впервые с начала Норвежской операции союзники имели превосходство в воздухе, и не на несколько часов.

Но эти самолеты опоздали. «Харрикейны» прибыли в Норвегию 26 апреля, в то самое воскресенье, когда английские и французские войска начали грузиться на корабли, эвакуируясь из Дюнкерка. Битва за спасение Франции была проиграна.

После эвакуации из Франции британская армия оказалась практически безоружной, и относительно хорошо оснащенные войска, отправленные в Норвегию, были нужны в Англии, чтобы защитить ее от ожидавшегося немецкого вторжения. Авианосцы «Арк Ройял» и «Глориес» вместе с 2 эскадрильями истребителей Королевских ВВС прикрывали эвакуацию.

Истребители «Гладиатор» имели такую же низкую посадочную скорость, как и «Си Гладиатор», и потому могли сесть на борт авианосцев. Однако все считали невозможным посадить на авианосец более скоростные «Харрикейны», поэтому было приказано их уничтожить. Но командир эскадрильи Кеннет Б.Б. Кросс запросил разрешение произвести пробную посадку «Харрикейна» на корабль. В конце концов, такое разрешение он получил, так как у англичан на счету был буквально каждый современный истребитель. Кросс отобрал самых опытных пилотов для этого рискованного предприятия.

«Глориес» имел большие элеваторы, на которых мог поместиться «Харрикейн» с его не складывающимися крыльями, однако его полетная палуба была на 200 футов короче палубы «Арк Ройяла». Но элеваторы «Арк Ройяла» были слишком малы и не позволяли убрать «Харрикейны» в ангар, с забитой полетной палубой авианосец терял возможность использовать собственные самолеты. Нужно было постараться посадить истребители на «Глориес», потому что, посадив их на «Арк Ройял», пришлось бы отрезать «Харрикейнам» консоли крыльев, чтобы спустить их в ангар.

Вечером 7 июня «Арк Ройял» и «Глориес» развернулись против ветра и развили скорость 26 узлов. Свежий бриз довел скорость воздушного потока над палубами авианосцев почти до 40 узлов. 2 эсминца шли сзади, чтобы подбирать пилотов, чьи самолеты разобьются при посадке.

3 «Харрикейна» пролетели над авианосцами. После нескольких заходов на «Глориес», чтобы лучше оценить ситуацию, один из истребителей выпустил шасси и совершил аккуратную посадку. 2 других быстро последовали за ним. На следующее утро на «Глориес» сели еще 22 самолета: 8 «Гладиаторов», 4 летающие лодки «Валросс» и 10 «Харрикейнов». При посадке разбился только один самолет, у которого внезапно лопнула шина. Казалось, что большое количество ценных самолетов будет спасено. (Остальные самолеты сели на «Арк Ройял».) Посадка «Харрикейнов» показала, что и обычные самолеты в случае крайней необходимости могут действовать с авианосцев. Но для этого требовалось снизить давление воздуха в шинах, чтобы улучшить сцепление с палубой. Это открыло дорогу к переоборудованию «Спитфайров» и «Харрикейнов» в авианосные истребители.

В тот же день 8 июня «Арк Ройял» и «Глориес» вместе с кораблями сопровождения взяли курс на юг. Из-за нехватки топлива «Глориес» и 2 эсминца отделились от главных сил, выбрав короткий путь в Англию. «Арк Ройял», 2 крейсера, 8 эсминцев и 9 торговых судов пошли более длинным маршрутом.

«Глориес» был совершенно не готов защищать себя. Операции у берегов Норвегии ослабили его эскадрильи. Пилоты «Суордфишей» совершили огромное количество вылетов и крайне устали. В это время дули северные ветры, поэтому для взлета и посадки самолетов авианосцу пришлось бы ложиться на обратный курс. В результате воздушная разведка не проводилась. 8 июня примерно в 15.45 на юге показались мачты двух больших кораблей. Вскоре стало ясно, что это корабли противника. «Глориес» развернулся и попытался уйти, однако с целью экономии топлива пар поддерживался не во всех котлах, и авианосец не смог немедленно дать полный ход. Вражеские корабли быстро приближались.

Механики на авианосце отчаянно пытались подготовить самолеты к взлету. В этот момент на «Глориесе» находились 6 «Суордфишей» и 8 «Си Гладиаторов», не считая самолетов Королевских ВВС. Немецкие линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау», используя радар для управления стрельбой, в 16.30 открыли огонь с расстояния 28000 ярдов. Немецкие корабли могли дать 27 узлов. Они были вооружены 9 – 280-мм орудиями. 120-мм орудия «Глориеса» и сопровождавших его эсминцев «Акаста» и «Ардент» на такой дистанции были просто бесполезны.

Залп за залпом обрушивался на «Глориес». Авианосец так и не смог поднять ни одного самолета. В 17.20 был отдан приказ команде покинуть корабль. 2 маленьких эсминца отчаянно сражались, пытаясь прикрыть авианосец дымовыми завесами и атаковать немецкие корабли торпедами. Когда экипаж оставил «Глориес», «Ардент», получив несколько попаданий, взорвался и затонул. Спустя несколько минут «Глориес» перевернулся вверх килем и пошел на дно. Эсминец «Акаста» остался один под орудиями 2 немецких линейных крейсеров.

Корабль еще имел шансы спастись, но его экипаж не дрогнул и продолжил бой. Эсминец даже сумел попасть торпедой в «Шарнхорст». На линейном крейсере были выведены из строя 2 машинных отделения из 3. Однако в 18.20 эсминец «Акаста» тоже был потоплен.

После того как один из немецких кораблей получил тяжелые повреждения, командир эскадры приказал отходить. Гибель 3 английских кораблей спасла от уничтожения конвой, шедший немного севернее. Единственный матрос, спасшийся с «Акасты», был подобран немецкими кораблями, когда они повернули на юг. 38 человек с «Ардента» и «Глориеса», в том числе и командир эскадрильи Кросс, были подобраны 3 дня спустя норвежским судном. Немецкий гидросамолет спас еще 7 человек. Всего в этом бою погибли 1515 английских моряков и летчиков.

Первым же попаданием в «Глориес» была уничтожена радиостанция, поэтому авианосец успел послать только одно сообщение с маломощного вспомогательного передатчика, которое было принято английским тяжелым крейсером «Девоншир», находившимся примерно в 100 милях к западу. Однако на борту «Девоншира» находились король Норвегии и около 400 других пассажиров. Если бы он нарушил радиомолчание и передал радиограмму «Глориеса» дальше, то немецкие линейные крейсера могли броситься в погоню за ним. Адмирал, находившийся на «Девоншире», решил не нарушать радиомолчание, считая, что «Глориес» спасти все равно не удастся.

Командир «Глориеса» капитан 1 ранга Дж. Д’Ойли-Хьюз прославился в годы Первой Мировой войны, когда служил старшим помощником на подводной лодке Е-11. Но как командир авианосца он показал себя с наихудшей стороны, так как его корабль не находился в состоянии боевой готовности в районе боевых действий. Д’Ойли-Хьюз даже не счел нужным держать самолеты готовыми к немедленному взлету, хотя существовала вероятность встречи с кораблями противника. Грубейшей ошибкой был отказ от ведения воздушной разведки, несмотря на усталость пилотов. И окончательно погубила корабль глупая попытка экономить топливо, погасив несколько котлов.

Англия не могла позволить себе потерять 1500 обученных моряков, 3 ценных корабля и 36 самолетов в качестве платы за глупость одного человека.

Уничтожив «Глориес», немецкие линейные крейсера разделились. Поврежденный «Шарнхорст» нашел убежище в Тронхейме. Разведывательные самолеты Королевских ВВС обнаружили его, и «Арк Ройялу» было приказано атаковать «Шарнхорст». Немецкий корабль стоял на якоре в глубине фиорда в 50 милях от моря, следовательно, шансов на внезапную атаку было очень мало. Учитывая множество немецких аэродромов и зенитных батарей, окружавших фиорд, дневная атака стала бы настоящим самоубийством для торпедоносцев «Суордфиш». Поэтому в полночь 12/13 июня «Арк Ройял» поднял 15 истребителей-бомбардировщиков «Скуа», вооруженных 500-фн бомбами.

Даже ветераны-пилоты «Арк Ройяла» раньше не встречали такого плотного зенитного огня, как над этим фиордом. Вдобавок их уже ждали немецкие истребители, кружившие в чистом, прозрачном небе. 8 «Скуа» были сбиты или погибли при возвращении на авианосец. Лишь одна бомба попала в «Шарнхорст», однако и она не взорвалась.

Неделей позже английская подводная лодка повредила «Гнейзенау», положив конец Норвежской операции.

Пока «Арк Ройял» и «Глориес» участвовали в эвакуации войск из Норвегии, «Фьюриес» получил задание иного рода. В июне он пересек Атлантику с грузом золотых слитков на сумму 20 миллионов фунтов стерлингов. Если бы немецкий блицкриг сокрушил и Англию, золотой запас, находящийся в Канаде, позволил бы продолжать борьбу. «Фьюриес» проделал этот путь в одиночку, положившись в качестве защиты на свою высокую скорость и половину эскадрильи «Суордфишей». На обратном пути в Англию авианосец взял на борт 49 самолетов, приобретенных в Соединенных Штатах, запасные части и бомбы.

 

Против французского флота

Через 2 дня после гибели «Глориеса», 10 июня 1940 года Италия объявила войну Англии и Франции. А еще через неделю Франция капитулировала.

Великобритания осталась лицом к лицу с двумя врагами – Италией и Германией. Корабли итальянского флота были одними из самых новых и быстроходных во всем мире. Однако итальянский флот не имел авианосцев. Отчасти это объяснялось сильным влиянием ВВС, которые не желали терпеть конкуренцию со стороны контролируемой флотом морской авиации, отчасти географическим положением Италии, которая доминировала в Средиземном море. Любой корабль, следующий из восточной части моря в западную и наоборот, должен был проходить через контролируемый итальянской авиацией пролив между Сицилией и Тунисом, который имел ширину всего 80 миль.

До сих пор Королевский Флот имел достаточно кораблей любого класса, чтобы противостоять сочетанию германского и итальянского флотов. Однако переход французского флота под контроль Оси мог в корне изменить ситуацию в пользу противника.

Большинство французских офицеров не желало, чтобы их корабли попали под контроль нацистов и могли быть использованы в войне против Англии. В самый последний момент, когда французские войска еще сражались с наступающими немцами, множество кораблей под трехцветным флагом покинули континент. Одни направились в английские порты, другие – в принадлежащие Франции порты Африки. Только что построенный линкор «Ришелье» (35000 тонн) ушел в Дакар. Однотипный с ним «Жан Бар», постройка которого еще не была завершена, отплыл в Касабланку, так как половина машинной установки была смонтирована и кое-как действовала.

Франко-германское перемирие предусматривало, что «французский флот, за исключением той его части, которую будет разрешено иметь французскому правительству для защиты французских интересов в колониальной империи, будет собран в портах и разоружен под немецким или итальянским контролем». Когда 25 июня франко-германское перемирие вошло в силу, основные силы французского флота дислоцировались следующим образом:

В английских портах

2 старых линкора

2 лидера

2 эсминца

2 подводные лодки

В Дакаре

1 линкор

В Алжире

6 легких крейсеров

В Александрии

1 старый линкор

3 тяжелых крейсера

1 легкий крейсер

3 эсминца

1 подводная лодка

На Мартинике

Беарн

1 легкий крейсер

В Касабланке

1 линкор

В Тулоне

4 тяжелых крейсера

В Оране (Мерс-эль-Кебир)

2 линейных крейсера

2 старых линкора

6 лидеров

7 эсминцев

4 подводные лодки

1 гидроавианосец

Хотя немцы торжественно заверили, что они не будут использовать французские корабли в войне против Англии, у англичан не было никаких оснований доверять этому заявленияю. Поэтому Англия предприняла меры, чтобы помешать французским кораблям вернуться во Францию, как предусматривало франко-германское соглашение. Корабли, находящиеся в английских портах, были захвачены с помощью хитрости. При этом погибли 1 француз и 3 англичанина.

Авианосец «Арк Ройял», линейный крейсер и 3 эсминца прибыли в Гибралтар, чтобы следить за французскими кораблями, находящимися в портах северо-западной Африки. Через 5 дней, 28 июня, в Гибралтаре было сформировано Соединение Н, состоящее из «Арк Ройяла», 2 линкоров, 1 линейного крейсера, 1 легкого крейсера и 4 эсминцев. Оно должно было действовать в западной части Средиземного моря и, если потребуется, принять все меры для того, чтобы не допустить захвата странами Оси французских кораблей, находящихся в этом районе. Командиром Соединения Н был назначен вице-адмирал сэр Джеймс Сомервилл.

После неудачной попытки перехватить «Ришелье» во время его перехода из Бреста в Дакар Соединение Н вернулось в Гибралтар, а затем снова вышло в море. Оно направилось к Орану, главной французской военно-морской базе в северо-западной Африке. Под командой адмирала Сомервилла теперь находились 1 авианосец, 3 линкора, 2 легких крейсера и 11 эсминцев. Французские корабли, стоящие в Оране, имели больше тяжелых орудий, однако у англичан имелся «Арк Ройял».

Когда утром 3 июля Соединение Н появилось перед Ораном, французские корабли стояли в гавани, пришвартованные борт о борт. Их палубные тенты были натянуты, а котлы были погашены. Командир «Арк Ройяла» капитан 1 ранга К.С. Холланд ранее был морским атташе в Париже и лично знал большинство французских высших морских офицеров. Поэтому именно он отправился на эсминце в порт в качестве парламентера. Он представил французам следующие предложения:

1). Выйти в море вместе с англичанами и продолжать сражаться против немцев и итальянцев до победы.

2). Отправиться с уменьшенными экипажами под английским наблюдением в английский порт. Сокращенные экипажи будут репатриированы при первой же представившейся возможности. Если будет принято какое-то из этих предложений, корабли будут возвращены Франции по окончании войны, либо будет выплачена их полная стоимость, если они будут повреждены за это время.

3). Если вы не желаете, чтобы ваши корабли использовались в войне против Германии и Италии, пока не закончится перемирие, вы можете проследовать с уменьшенными экипажами в любой французский порт Вест-Индии, например, на Мартинику, где корабли будут демилитаризованы, к нашему удовлетворению. Также можно передать корабли Соединенным Штатам, и они будут находиться в полной безопасности до конца войны. Экипажи будут репатриированы.

Послание завершалось предупреждением, что, если ни одно из этих предложений не будет принято, то французы должны сами затопить корабли, или англичане будут вынуждены применить силу, чтобы помешать кораблям попасть в руки Оси. Через несколько минут после вручения этого послания французские корабли начали готовиться к бою. Капитан 1 ранга Холланд пытался убедить французов, что это ни в коем случае не ультиматум. Никто не сомневался, что французы не желают передавать свои корабли в руки Оси, однако англичане не были уверены, что французы сумеют помешать немцам или итальянцам захватить корабли, особенно если те будут разоружены в контролируемых противником портах.

Французский командующий в Оране сообщил, что будет защищаться в случае нападения англичан. Капитан 1 ранга Холланд вернулся на флагманский корабль Соединения Н, чтобы лично доложить обо всем адмиралу Сомервиллу. Французский адмирал отправил радиограмму в свое адмиралтейство, которое в это время переносило свою штаб-квартиру. Он сообщал, что англичане предъявили ему ультиматум, требуя затопить корабли в Оране, если они не сдадутся, и что он ответил, что ответит силой на силу. К несчастью, детали английских предложений не были переданы французскому правительству. А ведь предложение перевести корабли на Мартинику могло изменить мнение французского адмиралтейства. Адмирал Жансуль также передал англичанам, что хочет лично встретиться с парламентером, хотя раньше он отказался от этого. Капитан 1 ранга Холланд вернулся в порт.

В это время самолеты «Арк Ройяла» совершали разведывательные полеты над гаванью, а «Суордфиши» поставили два небольших заграждения из магнитных мин, чтобы помешать французским кораблям покинуть гавань. День уже кончался, и наступление темноты дало бы французским кораблям возможность незаметно покинуть Оран. Кроме того, поступило сообщение, что к французам идут подкрепления. Капитан 1 ранга Холланд радировал адмиралу Сомервиллу, что, по словам французского адмирала, «экипажи будут сокращены, а в случае угрозы корабли уйдут на Мартинику или в США. Это не совсем соответствует нашим предложениям, но ничего ближе к ним добиться нельзя». Такой вариант не давал англичанам достаточной уверенности, и адмирал Сомервилл предоставил Жансулю последнюю возможность принять английские предложения. Однако они были отвергнуты.

Капитан 1 ранга Холланд вернулся на эсминец и покинул гавань. Как только он это сделал, орудия английских линкоров открыли огонь.

Английские залпы были точными и смертоносными. Через 15 минут Жансуль радировал, что его корабли не сражаются, и адмирал Сомервилл немедленно приказал прекратить огонь.

Английский самолет сообщил, что один линейный крейсер сильно поврежден и выбросился на берег, один линкор тяжело поврежден и перевернулся, другой линкор выбросился на берег и горит. Один французский лидер попытался покинуть гавань, однако попал под огонь 381-мм орудий линкоров. Снаряд оторвал ему корму, но корабль все-таки остался на плаву. Более 1000 французов погибли.

Линейный крейсер «Страсбург» и 5 лидеров сумели прорваться в море во время этого короткого боя. Хотя они прошли всего в 4 или 5 милях от «Арк Ройяла», они не заметили авианосец в вечерних сумерках. Адмирал Сомервилл приказал «Арк Ройялу» послать самолеты для атаки уходящего линейного крейсера. 6 «Суордфишей» атаковали «Страсбург» торпедами, но попаданий не добились, и он благополучно прибыл в Тулон.

Во время боя множество французских истребителей взлетело с соседних аэродромов, однако в бой они вступили лишь в самом его конце. Один истребитель сбил «Скуа», но и сам был уничтожен. Позднее вечером несколько французских бомбардировщиков атаковали английские корабли, но повреждений не причинили.

Хотя французские корабли сначала отстреливались довольно энергично, ни один из английских кораблей попаданий не получил. 2 старых французских линкора и 1 лидер были выведены из строя, а линейный крейсер «Дюнкерк» был поврежден. Теперь французский флот «находился в состоянии войны» с английским, к немалому удовольствию немцев. Они сняли требование о разоружении французских кораблей, и командование флота отдало приказ, который гласил: «Любой британский корабль, подошедший к побережью Франции менее чем на 20 миль, должен быть атакован».

На следующий день Соединение Н вернулось в Гибралтар. Прошло 125 лет с тех пор, как английские и французские корабли стреляли друг в друга. То, что настоящим врагом был кто-то третий, делало положение еще более трагичным.

Однако имелась еще одна работа, которую следовало закончить. Рано утром 6 июля «Арк Ройял» поднял группу вооруженных торпедами «Суордфишей» под прикрытием «Скуа». Их целью был поврежденный «Дюнкерк». Бомбы не использовались, чтобы свести к минимуму человеческие жертвы. Торпеда попала в буксир, груженный глубинными бомбами, который стоял у борта «Дюнкерка». Произошел страшный взрыв, который сделал пробоину длиной около 60 футов в борту «Дюнкерка». С соседних аэродромов взлетели французские истребители, но не атаковали английские самолеты. Ни один из самолетов «Арк Ройяла» не был поврежден слабым зенитным огнем. (Французы в конце концов кое-как залатали «Дюнкерк» и в начале 1942 года привели его в Тулон.)

Французские корабли в Александрии стояли под дулами английских орудий, и они были демилитаризованы без кровопролития. На западном побережье Африки авианосец «Гермес» с кораблями сопровождения 8 июля предложил командиру линкора «Ришелье» тот же выбор. Все английские предложения были отвергнуты. Английский моторный катер попытался повредить «Ришелье» с помощью глубинных бомб, но из-за мелководья эта попытка не удалась. Тогда 6 «Суордфишей» «Гермеса» атаковали «Ришелье» и добились одного попадания торпедой, которая повредила один из винтов и затопила 3 отсека. Однако линкор мог выйти в море в случае необходимости, и одна четырехорудийная башня главного калибра была готова к действию.

На Мартинике авианосец «Беарн» готовился вернуться во Францию со 106 истребителями американской постройки Брюстер «Буффало». (В американском флоте они имели обозначение F2A.) После капитуляции Франции самолеты были выгружены на берег, где в конце концов пришли в негодность. Сам авианосец простоял на Мартинике до конца войны.

После того как французский флот частично был нейтрализован, частично примкнул к Свободной Франции, британский флот на Средиземном море наконец смог начать действовать против главного врага – итальянского флота.

 

Против итальянского флота

Итальянский флот был вполне современным и во всех классах кораблей, за исключением авианосцев, превосходил британский флот на Средиземном море. Однако этот флот не имел собственной авиации и постоянно страдал от нехватки топлива, а потому представлял собой жалкое зрелище. Все, что имел в своем распоряжении командующий итальянским флотом, – это несколько гидросамолетов-разведчиков, базирующихся на кораблях. Италия не имела собственных источников нефти и в этом полностью зависела от Германии. Когда началась война, флот располагал запасами нефти достаточными, чтобы обеспечить действия в течение 9 месяцев. Муссолини считал, что война закончится через 3 месяца, и заставил ВМФ отдать почти весь свой резерв топлива, чтобы удовлетворить потребности ВВС и гражданского населения. (Запасы других видов итальянских вооруженных сил оказались еще меньше!) Флоту оставили примерно 1/6 первоначального запаса нефти.

Отсутствие своих воздушных сил и нехватка топлива постоянно ставили итальянский флот в невыгодные условия. Действиям немцев серьезно мешала почти полная незаинтересованность Гитлера в этом театре. Он хотел оставить Средиземное море своему союзнику Муссолини. Вице-адмирал Фридрих Руге, старший немецкий морской офицер в Италии в 1943 году, а позднее морской советник фельдмаршала Эрвина Роммеля, писал:

«Ошибочность немецкой стратегии на Средиземном море и неготовность штаба использовать победу над Францией для усиления ударов по Англии имели гораздо более тяжелые последствия, чем отсутствие подготовки к вторжению в Англию сразу после начала войны. Доминирующая позиция на Средиземном море всегда была составляющей частью британской политики. Немецко-итальянские переговоры тянулись годами и должны были найти завершение в плане конкретных действий».

После вступления в войну Италии, падения Франции и появления угрозы присоединения Испании к Оси англичане начали рассматривать возможность ухода со Средиземного моря. Однако присутствие в Восточном Средиземноморье английского флота, базирующегося в Александрии, считалось совершенно необходимым для защиты Египта. Даже если через Средиземное море будут следовать только быстроходные торговые суда (скорость 10 узлов и более), это сэкономит 20000 миль при переходе из Англии в Среднюю Азию и обратно, по сравнению с маршрутом вокруг Африки. Кроме того, английский флот в Средиземном море мешал итальянскому наступлению в Северной Африке.

В Восточном Средиземноморье базировался английский Средиземноморский флот под командованием адмирала сэра Эндрю Брауна Каннингхэма. Это соединение в начале войны состояло из старого авианосца «Игл», 4 линкоров (все были построены в годы Первой Мировой войны), 8 легких крейсеров, 20 эсминцев и 12 подводных лодок. Значение «Игла» было снижено тем, что на нем находились только 17 «Суордфишей». Чтобы организовать хоть какое-то истребительное прикрытие, командир авиационной боевой части корабля капитан 2 ранга Кейли-Пич раздобыл 3 старых биплана «Гладиатор» и наспех обучил нескольких пилотов торпедоносцев пилотированию и тактике истребителей. Для ведения воздушной разведки адмирал Каннингхэм располагал несколькими летающими лодками.

В Западном Средиземноморье, в 1900 милях от Александрии, в Гибралтаре базировалось Соединение Н вице-адмирала Сомервилла, которое состояло из авианосца «Арк Ройял», линейного крейсера «Худ», 1 легкого крейсера и 4 эсминцев.

Англичане имели в Средиземном море и третий авианосец. Старый «Аргус» действовал в качестве учебного корабля, базируясь на французские порты. После падения Франции он был спешно отправлен в метрополию. Большая часть «Суордфишей», выделенных этой «летной школе», тоже была отправлена в Англию, но 9 самолетов перелетели на Мальту.

Между Гибралтаром и Александрией находилась Мальта – маленький остров, контролируемый англичанами. Она лежала всего в 58 милях от Сицилии. Опасное положение Мальты было совершенно очевидным, но до начала войны мало что делалось для укрепления обороны. Мальта была расположена прямо на морских коммуникациях, связывающих Италию с Ливией. Начавшиеся в Северной Африке военные действия создали впечатление, что остров будет в самом ближайшем будущем захвачен войсками Оси, чтобы устранить помеху движению конвоев. Но эта же позиция делала Мальту просто неоценимой базой, с которой английские корабли, самолеты и подводные лодки могли наносить удары по итальянским линиям снабжения.

Верховное командование пообещало отправить на Мальту 4 эскадрильи «Харрикейнов» Королевских ВВС, но истребители требовались повсюду, и на Мальту они так и не прибыли. «Глориес» доставил на остров 8 разобранных «Си Гладиаторов», перед тем как в апреле ушел в Норвегию. Командующий морскими силами на Мальте решил собрать 4 самолета, а остальные 4 пока придержать для возможной передачи на «Игл». Летчики Королевских ВВС собрали 4 «Си Гладиатора» и отремонтировали 4 выведенных из строя «Суордфиша». Через 10 дней после того как эти самолеты начали летать, из Александрии пришел приказ упаковать «Си Гладиаторы» обратно в ящики и отправить на транспорте в Александрию. Когда был заколочен последний гвоздь, пришла директива Адмиралтейства, разрешающая летчикам снова собрать «Си Гладиаторы» и подготовить их к полетам. К 5 мая из-за нехватки запасных частей лишь 3 истребителя могли в любой момент подняться в воздух. В конце концов, эта троица получила имена «Вера», «Надежда» и «Милосердие».

Первый налет безобразных трехмоторных бомбардировщиков Савойя-Маркетти Sm.79 «Спарвиеро» состоялся 8 июня. Эти самолеты имели скорость 270 миль/час, что превышало скорость «Си Гладиатора», равнявшуюся 250 миль/час. Для Мальты начались тяжелые испытания, которые длились 2,5 года.

Первый ответный налет на итальянскую территорию англичане провели 14 июня. 9 «Суордфишей» из «летной школы» «Аргуса» бомбили Геную, вылетев с аэродрома во Франции. Затем половина эскадрильи улетела в Англию через Алжир, Касабланку и Гибралтар, а 12 торпедоносцев отправились на Мальту.

Оба британских флота на Средиземном море сразу приступили к действиям и попытались провести конвои на Мальту и обратно. Первый большой бой с итальянским флотом состоялся в районе Калабрии, находящейся на самом носке итальянского «сапога». Итальянская эскадра состояла из 2 линкоров, 6 тяжелых и 8 легких крейсеров и 24 эсминцев. Она возвращалась в Италию после проводки конвоя из 6 торговых судов в Ливию. Адмирал Каннингхэм имел 3 линкора, авианосец «Игл», 5 легких крейсеров и несколько эсминцев. Они прикрывали 2 конвоя, идущих с Мальты в Александрию. 9 июля 1940 года английский разведывательный самолет сообщил, что неподалеку находится итальянское соединение. Адмирал Каннингхэм сразу же изменил курс и, увеличив скорость, пошел наперерез итальянцам. Итальянские линкоры имели 20 – 320-мм орудий, английские линкоры имели 24 – 381-мм орудия, однако итальянцы имели заметное превосходство в крейсерах и эсминцах.

В последовавшей перестрелке получили повреждения итальянский линкор и тяжелый крейсер, после чего итальянский адмирал вышел из боя. Английские корабли устремились в погоню, и «Игл» поднял «Суордфиши» для торпедной атаки, однако английские самолеты попаданий не добились.

Важнее было то, что появившиеся вскоре после начала боя итальянские горизонтальные бомбардировщики сбросили бомбы на английские и на итальянские корабли. Однако они не сумели добиться ни одного попадания. Хвастливые заявления представителей ВВС и атака собственных кораблей вызвали справедливый гнев флота. Граф Галеаццо Чиано, зять Муссолини и министр иностранных дел Италии, записал в своем дневнике, что ВВС «уничтожили 50 % морских сил англичан на Средиземном море»! В действительности за несколько дней воздушных атак итальянские бомбардировщики добились только 1 попадания в английский крейсер, от которого боеспособность и мореходность корабля не пострадали.

В итальянских штабах вспыхнули жаркие дебаты. Теперь граф Чиано писал: «Бой ‹у Калабрии› не был боем между итальянцам и англичанами. Это был бой между итальянскими моряками и летчиками». В этот период итальянские ВВС сконцентрировали большую часть своих сил для атак против Мальты. Противовоздушная оборона острова была усилена, когда командование придержало на Мальте 4 «Харрикейна», следовавшие транзитом в Египет. И все-таки к концу июля на острове остались только 1 «Харрикейн» и 2 «Гладиатора». Маленький «Аргус» прибыл в Гибралтар, имея на борту 12 «Харрикейнов» Королевских ВВС. Он должен был провести первую из множества операций по переброске авианосцем самолетов на Мальту. Соединение Н сопровождало «Аргус» до точки, из которой истребители уже могли долететь до острова. 2 подводные лодки должны были перебросить на Мальту запасные части и ремонтное оборудование.

Чтобы отвлечь внимание итальянцев, «Арк Ройял» поднял самолеты для атаки целей на острове Сардиния, пока с «Аргуса» взлетали 12 «Харрикейнов», сопровождаемые 2 «Скуа». После 3 часов полета все 14 самолетов благополучно прибыли на Мальту. Из 11 «Суордфишей», стартовавших с «Арк Ройяла», один разбился на взлете, а еще один не вернулся после атаки.

По пути к Мальте и от нее за английскими кораблями следили итальянские разведчики, и 2 звена горизонтальных бомбардировщиков атаковали Соединение Н. Попаданий они не добились, а истребители «Скуа» с «Арк Ройяла» сбили 2 самолета противника. О результатах налета на Сардинию не известно ничего, но на обратном пути Соединение Н уже никто не тревожил.

Через месяц была предпринята новая попытка перебросить подкрепления на Мальту. Из Александрии был отправлен конвой из нескольких торговых судов. Эти корабли совершили долгий переход вокруг Африки и теперь под прикрытием Средиземноморского флота пытались добраться до Мальты «с черного хода». Из Гибралтара вышло Соединение Н, в составе которого имелись «Арк Ройял» и новейший авианосец «Илластриес», который вошел в строй в апреле 1940 года. После испытаний, проведенных у Бермудских островов, он впервые шел в бой. В конструкции этого корабля появились две новые особенности, характерные для английских авианосцев. Он имел бронированную полетную палубу и радар. На палубе авианосца стояли 18 прекрасно известных бипланов «Суордфиш» и 15 новых истребителей «Фулмар», только что вышедших с завода. «Фулмар» был первым «современным» истребителем Королевского Флота. Он имел относительно мощное вооружение из 8 пулеметов. Хотя «Фулмар» был быстроходнее «Скуа» и «Си Гладиатора», он все равно уступал 100 миль/час состоящему на вооружении Королевских ВВС «Спитфайру». Малая скорость, малая скороподъемность, малый потолок делали «Фулмар» плохим истребителем.

«Илластриес», 1 линкор и 2 крейсера ПВО из состава Соединения Н должны были пройти Сицилийские узости и присоединиться к Средиземноморскому флоту. Крейсера ПВО были кораблями эпохи Первой Мировой войны и имели скорость всего 29 узлов. Однако они прошли капитальную модернизацию и теперь были вооружены 102-мм универсальными орудиями и многоствольными пом-помами.

Оба соединения вышли в море в одно и то же время. «Арк Ройял» и «Илластриес» отправили самолеты для атаки аэродромов Сардинии, чтобы отвлечь внимание итальянцев от конвоя, следующего к Мальте с востока. Несколько итальянских самолетов-разведчиков были сбиты, но британские корабли атакам не подверглись. «Арк Ройял» оказался на краю гибели, когда «Суордфиш» с 1000 фунтов бомб врезался в его полетную палубу. Бомбы оторвались, и все, затаив дыхание, ждали ужасного взрыва. Но все кончилось благополучно, и бомбы не взорвались.

Торговые суда благополучно прибыли на Мальту. «Илластриес», линкор и 2 крейсера ПВО отделились от Соединения Н и пошли на встречу со Средиземноморским флотом. «Арк Ройял», линейный крейсер «Ринаун», легкий крейсер и сопровождавшие их эсминцы благополучно вернулись в Гибралтар.

Теперь у адмирала Каннингхэма имелись новейший «Илластриес» и старый «Игл». И Каннингхэм использовал свои авианосцы уже при возвращении в Александрию, чтобы атаковать принадлежащий итальянцам остров Родос.

 

Заминка в Дакаре

После возвращения в Гибралтар «Арк Ройял» и остальные корабли Соединения Н вышли в Атлантический океан, чтобы встретиться с группой крейсеров и транспортов, на борту которых находились английские и французские войска. На борту одного из транспортов находился генерал де Голль, глава Свободной Франции. Соединение двигалось к Дакару, где де Голль хотел разместить штаб-квартиру своего правительства. Кроме того, оккупация этого порта англо-французскими войсками должна была помешать немецким подводным лодкам использовать Дакар в качестве базы. 23 сентября 1940 года объединенные силы под командованием вице-адмирала Джона Г.Д. Каннингхэма прибыли к Дакару. С «Арк Ройяла» взлетел самолет, чтобы провести фотосъемку порта. Одновременно он сбросил листовки, извещающие о прибытии генерала де Голля. С палубы авианосца также взлетели несколько самолетов Свободной Франции.

Но французские власти в Дакаре остались верны режиму Виши и отказались подчиниться генералу де Голлю. Кроме береговых батарей, в Дакаре находился линкор «Ришелье». Вместе с батареями он открыл огонь по английской эскадре, а французские подводные лодки попытались атаковать корабли англичан. Одновременно вишистский самолет атаковал «Суордфиш» «Арк Ройяла». После того как все 3 члена экипажа торпедоносца были ранены пулями французского истребителя, пилот повернул «Суордфиш» на противника и быстро сбил его. Другие «Суордфиши» и несколько «Скуа» сбросили бомбы на батареи и «Ришелье». Они причинили некоторые повреждения береговым укреплениям, но линкор остался невредим. Плотный зенитный огонь и скоростные истребители Виши уничтожили несколько «Суордфишей».

В ходе боя несколько английских кораблей были повреждены, а 2 подводные лодки Виши были потоплены.

На третий день «Ришелье» получил прямое попадание снаряда с английского линкора, но в то же время французская подводная лодка торпедировала английский линкор «Резолюшн». Этой же ночью англо-французские силы ушли. Поврежденный «Резолюшн» пришлось вести на буксире.

«Арк Ройял» вернулся в Англию, где простоял в ремонте до октября.

 

Триумф в Таранто

Когда в сентябре 1940 года авианосец «Илластриес» присоединился к Средиземноморскому флоту, на нем поднял флаг контр-адмирал Артур Ламли Сент-Джордж Листер. В годы Первой Мировой войны контр-адмирал Листер служил в составе английский эскадрильи, которая базировалась в Таранто – главной якорной стоянке итальянского флота. В 1938 году он командовал находившимся в Средиземном море авианосцем «Глориес» и в этот период изучал возможность авианосной атаки Таранто. Идея возникла еще за 3 года до этого, когда Италия вторглась в Эфиопию. Используя свое знание гавани Таранто, капитан 1 ранга Листер (тогда он имел это звание) отработал план операции и обучил своих летчиков ночным торпедным и бомбовым атакам. После начала войны между Германией и Англией «Глориес» был отправлен в Норвегию, но Листер сдал командование кораблем незадолго до его гибели. Затем, уже в звании контр-адмирала, он начал руководить действиями авианосцев в Восточном Средиземноморье. На борту «Илластриеса» оказалось много пилотов, с которыми Листер еще на «Глориесе» отрабатывал атаку Таранто.

Существовали еще два фактора, которые облегчали задуманное. На борту «Илластриеса» имелись подвесные баки, которые значительно увеличивали радиус действия «Суордфишей», что давало дополнительную гарантию внезапности атаки. Также примерно в это время на Мальту прибыли 3 новых разведывательных самолета Королевских ВВС Мартин «Мэриленд». Эти построенные в Соединенных Штатах двухмоторные самолеты были заказаны компании «Гленн-Мартин» еще французами, но получили их уже Королевские ВВС. «Мэриленд» имел дальность полета 1300 миль, потолок 25000 футов и скорость 278 миль/час, поэтому он значительно превосходил летающие лодки «Сандерленд», использовавшиеся для наблюдения за итальянским портами. Базируясь на Мальте, «Мэриленды» стали лучшим за всю войну примером сотрудничества авиации и флота.

Адмирал Листер предложил адмиралу Каннингхэму атаковать Таранто. Каннингхэм сразу понял, что такая атака может вернуть англичанам превосходство в силах, которое они утратили после усиления итальянского флота. В июне 1940 года у итальянцев имелись в строю только 2 линкора, но к октябрю в состав флота вошли 2 линкора новой постройки и 2 старых линкора, завершившие модернизацию. Теперь итальянцы имели 6 линкоров против 4, которые имел Каннингхэм.

Налет на Таранто сначала был назначен на 21 октября – годовщину битвы при Трафальгаре, в которой принимали участие линейные корабли «Игл» и «Илластриес». Их современные тезки должны были поднять 18 «Суордфишей», вооруженных торпедами, и 12 «Суордфишей» с бомбами, чтобы нанести удар по итальянским линкорам.

Пока «Мэриленды» вели наблюдение за якорной стоянкой в Таранто, эскадрильи «Игла» и «Илластриеса» наносили регулярные удары по итальянским портам в Северной Африке. Намеченная дата атаки приближалась, а с подготовкой не клеилось. Когда экипажи «Суордфишей» подвешивали баки в ангаре «Илластриеса», произошло короткое замыкание. От вспышки загорелся бензин в плохо осушенном баке, и через несколько секунд огонь охватил весь ангар. 2 «Суордфиша» были уничтожены, а еще 2 повреждены огнем и соленой водой, которой тушили пожар. Атака была отложена на 10 дней.

Средиземноморский флот снова вышел в море, а «Игл» с «Илластриесом» отправили свои самолеты для атаки итальянских укреплений на острове Лерос.

28 октября итальянские войска вторглись в Грецию. Муссолини не уведомил о своих планах немцев и совершил крупную ошибку. Эти солдаты, артиллерия и техника с большей пользой могли быть использованы для наступления на Египет. Вторжение итальянцев в Грецию (которое сначала было отбито) возложило новый груз на плечи Средиземноморского флота, так как нужно было перебрасывать войска и технику из Египта в Грецию. Атака Таранто стала еще более необходима, но ее снова пришлось отложить, так как 31 октября было новолуние, а летчики имели слишком мало опыта в использовании осветительных ракет. Налет был назначен на 11 ноября и был приурочен к проводке Средиземноморским флотом конвоев в Грецию на Мальту и Крит. Одновременно самолеты «Арк Ройяла» должны были нанести удар по Сардинии. Атаке Таранто было дано кодовое название «Джаджмент».

Однако неудачи продолжали преследовать англичан. За 2 дня до выхода из Александрии топливная система «Игла», поврежденная близкими разрывами вражеских бомб, дала течь, и корабль не смог покинуть гавань. 5 «Суордфишей» «Игла» перелетели на «Илластриес».

6 ноября Средиземноморский флот снялся с якорей. Через 2 дня 7 итальянских трехмоторных бомбардировщиков атаковали его. С «Илластриеса» на перехват были подняты 2 «Фулмара». Они сбили 2 атакующих и отогнали остальных. Возникло некоторое напряжение. На следующий день был сбит преследовавший флот трехмоторный гидросамолет. А неудачи сыпались на англичан одна за другой. 3 «Суордфиша», взлетевших с авианосца, чтобы вести противолодочное патрулирование, были вынуждены сесть на воду, так как моторы отказали из-за загрязненного бензина.

Утром 11 ноября с «Илластриеса» взлетел «Фулмар», чтобы забрать с Мальты фотоснимки Таранто, сделанные самолетами-разведчиками. На фотографиях были ясно видны 5 линкоров. В тот же день в 18.00 «Илластриес» в сопровождении 4 крейсеров и 4 эсминцев отделился от главных сил флота и пошел к Таранто. Через час было получено сообщение летающей лодки, что в гавань пришел и шестой итальянский линкор. Все птички слетелись в свое гнездышко. Но сможет ли один авианосец, имеющий устаревшие самолеты, нанести им серьезный урон?

В 20.40 «Илластриес» находился в 170 милях от Таранто. Были включены тусклые палубные огни, и один за другим 12 «Суордфишей» взлетели в ночное небо. 6 были вооружены торпедами, 4 – бомбами и 2 – бомбами и осветительными ракетами.

Через 50 минут стартовала вторая волна из 9 «Суордфишей». 5 из них несли торпеды, 2 бомбы и 2 бомбы и осветительные ракеты. Один из самолетов второй волны на полетной палубе получил повреждение обшивки крыла и был спущен в ангар. Расстроенный пилот упросил механиков отремонтировать самолет и добился от адмирала Листера разрешения на вылет. Он взлетел через 30 минут после своих товарищей. Еще один самолет второй волны через 40 минут после взлета потерял подвесной бак и был вынужден вернуться на авианосец. Две группы самолетов – всего 20 машин – под командованием капитан-лейтенантов Кеннета Уильямсона и Дж.У. Хейла собирались дать бой 6 линкорам и множеству крейсеров и эсминцев.

Итальянский флот стоял в Таранто в полной безопасности под прикрытием множества зенитных батарей, аэростатов заграждения и противоторпедных сетей. По крайней мере, так считали сами итальянцы. Но хотя противоторпедные сети были заказаны, промышленность не успела выполнить заказ полностью. Впрочем, итальянское адмиралтейство не слишком настаивало на их использовании, так как они мешали передвижениям кораблей. Недавний шторм повредил многие аэростаты заграждения, и газа для заполнения новых аэростатов не было. Итальянские ВВС полностью провалили попытки выследить английские корабли. 11 ноября итальянские самолеты-разведчики вообще не имели контактов со Средиземноморским флотом.

«Суордфиши» появились над Таранто совершенно внезапно. Однако итальянцы быстро проснулись и открыли плотный заградительный огонь. Но английские пилоты бесстрашно устремились на свои цели. Когда настало утро, то выяснилось, что новый линкор «Литторио» (35000 тонн), подорванный 3 торпедами, выбросился на берег. Линкор «Конте ди Кавур» (23622 тонны) затонул, получив попадание одной торпедой. Линкор «Кайо Дуилио» тоже получил попадание торпедой, но успел выброситься на берег, чтобы не затонуть. «Литторио» простоял в ремонте 4 месяца, а «Кайо Дуилио» – 6 месяцев. Хотя «Конте ди Кавур» и был поднят, до конца войны отремонтировать его не удалось. Попаданиями бомб были повреждены крейсер и эсминец, пострадали сооружения порта. Англичане потеряли 2 самолета, экипаж одного из них погиб. Командир первой волны Уильямсон со своим экипажем попал в плен.

Ночью 12 ноября в 1.12 радар «Илластриеса» поймал первый из возвращающихся «Суордфишей». Один за другим 18 самолетов сели на палубу авианосца. Итальянские самолеты впервые обнаружили англичан лишь днем 12 ноября, однако 3 самолета-разведчика были сбиты раньше, чем успели сообщить о контакте. В следующий раз авианосец был обнаружен днем 13 ноября, когда находился юго-западнее Крита. Единственный итальянский бомбардировщик, приблизившийся к соединению, поспешно сбросил бомбы и удрал. Английские конвои в Грецию и на Мальту добрались до цели благополучно.

(В тот же день, когда «Илластриес» проскользнул мимо итальянских дозоров, итальянские самолеты по настоянию Муссолини приняли участие в налете на Англию совместно с Люфтваффе. Итальянцы понесли тяжелые потери от английских перехватчиков. Уинстон Черчилль заметил, что итальянские самолеты «могли найти себе лучшее применение, защищая свой флот в Таранто».)

Налет на Таранто стал крупным успехом англичан. Половина итальянских линкоров была выведена из строя ценой 2 самолетов. Но результаты атаки не ограничились материальными потерями. По моральному духу итальянского народа был нанесен страшный удар, тогда как дух англичан получил поддержку в очень тяжелый момент. Уцелевшие итальянские корабли были отведены на север в Неаполь, откуда было гораздо труднее противодействовать английским операциям.

Атака Таранто стала первым боем самолета против линкора. Опыты Митчелла и американского флота, проведенные в 20-х годах, были слишком далеки от реальности. Попытка атаки французских кораблей в середине 1940 года проводилась без энтузиазма и подготовки. Зато атака Таранто стала подлинным испытанием возможностей авианосной авиации.

 

Мальта, Мальта, Мальта…

«Арк Ройял» вернулся в Гибралтар 6 ноября после короткой передышки в Англии. На следующий день Соединение Н вышло в море вместе с подкреплениями для Средиземноморского флота и войсками, перебрасываемыми на Мальту. Военные корабли по пути в Александрию выгрузили войска на Мальте и благополучно прибыли к адмиралу Каннингхэму. В это же время 5 торговых судов из Александрии вошли в гавань Ла-Валеты.

После этого самолеты «Арк Ройяла» нанесли очередной удар по Сардинии, и 10 ноября Соединение Н вернулось в Гибралтар. Итальянские самолеты продолжали бомбить Мальту, и на острове постоянно требовались истребители. Старый авианосец «Аргус», который использовался для доставки самолетов на Золотой Берег, откуда они через всю Центральную Африку перелетали в Египет, был вызван для оказания помощи Мальте. 15 ноября Соединение Н вышло в море, прикрывая «Аргус», на борту которого находились 12 «Харрикейнов» Королевских ВВС. 2 «Скуа» должны были сопровождать их на первой половине 400-мильного перелета, а потом их должны были встретить 2 самолета с Мальты и привести на остров. 6 «Харрикейнов» сумели встретиться с мальтийским самолетом, но в 30 милях от острова у 2 истребителей кончилось горючее, и они упали в море. О втором звене из 6 «Харрикейнов» и 1 «Скуа» больше никто ничего не слышал. Таким образом, только 4 из 12 «Харрикейнов» достигли острова. Это была серьезная потеря, так как на Мальте не хватало и самолетов, и опытных пилотов.

24 ноября 1940 года 3 быстроходных торговых судна прошли через Гибралтарский пролив в Средиземное море. На следующий день к ним подошло Соединение Н, в состав которого входил и «Арк Ройял». Началась новая операция по проводке конвоя на Мальту. В ней участвовали Соединение Н и Средиземноморский флот. После повреждения 3 итальянских линкоров адмирал Каннингхэм вывел один из своих линкоров из Средиземного моря через Гибралтарский пролив.

На сей раз итальянский флот, возглавляемый 3 линкорами, попытался было перехватить Соединение Н, но успел сделать это до того, как линкор, отправленный Каннингхэмом, присоединился к Соединению Н. Количество тяжелых орудий почти сравнялось. Сначала оба флота пошли на сближение, однако потом итальянцы начали быстро отходить. «Арк Ройялу» было приказано выслать торпедоносцы, чтобы задержать быстроходные итальянские линкоры. 11 «Суордфишей», вооруженных торпедами, атаковали итальянцев. Однако «Суордфиши», которые и в лучших условиях с торпедами не могли развить скорость более 80 узлов, были вынуждены лететь против ветра. Так как итальянские корабли уходили со скоростью около 30 узлов, скорость сближения торпедоносцев с целями не превышала 40 узлов. Малая скорость и совершенно чистое небо делали «Суордфиши» хорошей мишенью для итальянских зенитных орудий, которые открыли интенсивный, но неточный огонь. 10 «Суордфишей» атаковали один линкор, и лишь одиннадцатый, проскочив мимо него, сбросил торпеду в другой. Ни одна из торпед в цель не попала.

Все «Суордфиши» благополучно сели на «Арк Ройял», и пилоты сообщили, что добились одного попадания. Тогда с авианосца взлетели еще 9 торпедоносцев, чтобы закончить работу. Теперь итальянские линкоры находились недалеко от берегов Сардинии. Чтобы атаковать их, пришлось бы пролететь над группой итальянских крейсеров, поэтому «Суордфиши» атаковали их. Зенитный огонь снова был плотным и неточным. Позднее 7 «Скуа» сбросили бомбы на эти же крейсера. Попаданий английские самолеты не добились, но все они вернулись на свой авианосец.

Последнее слово в этот день осталось за итальянцами. 10 неуклюжих трехмоторных бомбардировщиков атаковали «Арк Ройял». Авианосец избежал прямых попаданий, но одна бомба взорвалась в 10 ярдах от борта корабля. В очередной раз итальянскому флоту помешало плохое взаимодействие с авиацией.

На обратном пути в Гибралтар «Арк Ройял» провел тренировку своих эскадрилий. Затем он был отправлен в Атлантику, так как появились слухи, будто немцы намерены захватить Азорские острова. Авианосец вернулся в Средиземное море, чтобы провести новый конвой на Мальту, а Рождество он встретил опять в Атлантике в бесплодных поисках немецкого крейсера. 6 января 1941 года Соединение Н опять покинуло Гибралтар вместе с направляющимся на Мальту конвоем. Но к этому времени ситуация на Средиземном море радикально изменилась.

В начале декабря 1940 года английская армия в Северной Африке перешла в наступление и полностью разгромила итальянцев в Ливии. Муссолини, который раньше отвергал немецкую помощь из опасений, что Гитлер захватит себе все плоды побед, теперь сам запросил помощи. Гитлер заявил: «Положение на Средиземном море со стратегической, политической и моральной точки зрения требует немецкого вмешательства. Триполитанию нужно спасти». В Африку была отправлена танковая дивизия под командованием тогда еще малоизвестного генерал-майора Эрвина Роммеля, а в Сицилию были направлены самолеты Люфтваффе. Их задачей была нейтрализация Мальты. Они также должны были прикрыть переброску в Ливию немецких войск. Это был Х авиакорпус – единственное соединение Люфтваффе, подготовленное к борьбе с кораблями противника. Он уже сыграл большую роль в ходе норвежской кампании.

Под командованием генерала авиации Ганса Гейслера в составе Х авиакорпуса в декабре 1940 года прибыли 226 самолетов:

50 Не-111 – двухмоторный бомбардировщик (258 миль/час)

80 Ju-87 – одномоторный пикирующий бомбардировщик (255 миль/час)

70 Ju-88А – двухмоторный пикирующий бомбардировщик (273 мили/час)

26 Ме-110 – двухмоторный истребитель-бомбардировщик (342 мили/час)

В начале января 1941 года к ним добавились 40 одномоторных истребителей Ме-109Е-3 (354 мили/час). Эти самолеты были приспособлены для действий с так и не достроенного авианосца «Граф Цеппелин».

Это были хорошие самолеты, и большинство из них превосходили по своим характеристикам английские. К тому же, ими управляли опытные пилоты. Генерал Гейслер имел подготовленный обслуживающий персонал, зенитные батареи и все необходимое для обеспечения действий самолетов. Х авиакорпус базировался на 1 аэродроме на носке итальянского «сапога» и 4 аэродромах на Сицилии. В этот период итальянские ВВС имели на Сицилии 75 истребителей и 45 бомбардировщиков, 25 истребителей и 70 бомбардировщиков на Сардинии. Эти самолеты уступали по своим данным немецким, но все-таки представляли серьезную угрозу для англичан.

 

Х авиакорпус против «Илластриеса»

Первая операция в новом году по переброске подкреплений на Мальту началась как обычно. Соединение Н должно было отконвоировать из Гибралтара одно судно, направляющееся на Мальту. 3 транспорта с подкреплениями, идущие в Грецию, следовало передать Средиземноморскому флоту. Он должен был выйти из Александрии, чтобы провести 2 судна на Мальту, взять под охрану упомянутые выше 3 транспорта и прикрыть 2 конвоя пустых транспортов, покидающих Мальту. В ходе операции 5 «Суордфишей» должны были перелететь с «Арк Ройяла» на осажденный остров. Эта фаза завершилась благополучно ночью 8 января. На следующий день 10 итальянских трехмоторных бомбардировщиков атаковали Соединение Н с горизонтального полета. Радар крейсера «Шеффилд» («Арк Ройял» радара не имел) заранее предупредил об опасности, и авианосец поднял «Фулмары». Истребители отбили атаку, сбив 2 итальянских самолета. Позднее в тот же день «Скуа» «Арк Ройяла» отогнали еще 3 итальянских самолета, но не сбили ни одного.

С наступлением темноты Соединение Н передало транспорты группе крейсеров и эсминцев, отделившейся от Средиземноморского флота, а само повернуло назад в Гибралтар, куда и прибыло без дальнейших происшествий.

На рассвете 10 января Средиземноморский флот все еще находился западнее Мальты. Главные силы адмирала Каннингхэма – 2 линкора, авианосец «Илластриес» и 5 эсминцев – сопровождали транспорты. Еще 3 крейсера находились неподалеку. Они прикрывали эсминец, который вели на буксире на Мальту после подрыва на мине. Утро 10 января прошло спокойно. Большая часть сложной и рискованной операции по переброске подкреплений на Мальту прошла удачно. Бомбардировщики Королевских ВВС, вылетевшие с Мальты, повредили в Неаполе близкими разрывами бомб итальянский линкор. В результате итальянские корабли ушли в Геную, оставив всякую мысль помешать операции.

«Фулмары» «Илластриеса» сбили над Средиземноморским флотом итальянский разведывательный самолет. В 12.00, когда соединение находилось в 85 милях от Мальты, к нему приблизились 2 итальянских трехмоторных бомбардировщика, летевшие низко над водой. Они попытались сбросить торпеды, однако находившиеся в воздухе «Фулмары» атаковали их и отогнали прочь.

Примерно в 12.30 корабельный радар обнаружил большую группу самолетов, приближающуюся с севера. После некоторой заминки «Илластриес» развернулся против ветра и поднял в воздух дополнительные истребители. Гонявшиеся за итальянцами «Фулмары» в это время отчаянно пытались набрать высоту. Но это было безнадежное занятие. «Фулмары» могли набирать высоту со скоростью всего лишь 1200 фт/мин, то есть еще медленнее, чем их предшественники «Скуа» и «Си Гладиаторы»! Кроме того, на «Илластриесе» осталось всего 12 исправных «Фулмаров».

Вновь прибывшими самолетами были от 40 до 50 пикирующих бомбардировщиков Ju-87, которые так отличились во время захвата немцами Польши, Франции и Балкан. Кроме того, искусство и фанатичная решимость, с которой немецкие пилоты провели атаку, резко отличались от поведения итальянцев и стали совершенно новым фактором в войне на Средиземном море. Непривычным было и количество атакующих самолетов, оно резко превышало все, к чему уже привыкли английские моряки.

Около 30 немецких самолетов разбились на 3 группы в строю, похожем на листья, клевера прямо над «Илластриесом». Пикировщики непрерывно меняли высоту, скорость и место в строю, чтобы уйти от зенитного огня англичан. 10 Ju-87 спикировали на линкоры, может быть лишь для того, чтобы отвлечь внимание на себя. Главный удар наносили 3 группы пикирующих бомбардировщиков, кружившие над авианосцем. Ju-87 входили в пике с интервалом несколько секунд, пикируя под углом от 65? до 80?. Они словно забыли о десятках орудий, стреляющих по ним. Адмирал Каннингхэм позднее писал:

«Нас слишком заинтересовал этот новый вид воздушной атаки, чтобы мы испугались по-настоящему. Не было сомнений, что нас подкараулили настоящие специалисты. Самолеты образовали большой круг над нашим соединением. Мы не могли не восхищаться их умением и меткостью. Один за другим они вываливали из строя, выходя в атаку. Самолеты сбрасывали бомбы в упор. Когда они выходили из пике, некоторые из них пролетали вдоль полетной палубы «Илластриеса» ниже уровня трубы».

«Илластриес» скрылся из вида среди огромных фонтанов воды, и море вокруг него буквально вскипело от близких разрывов. Когда авианосец снова стал виден, он двигался вне строя эскадры, пылая от носа до кормы. За 6 минут в «Илластриес» попали 6 бомб, а седьмая, пробив платформу пом-пома, взорвалась в воздухе рядом с кораблем, изрешетив борт осколками. Одна из 500-фн бомб имела контактный взрыватель. При взрыве она перебила расчет переднего пом-пома. Все остальные бомбы имели вес 1000 фунтов. Одна из них попала в кормовой элеватор, когда тот поднимал «Фулмар». В кабине истребителя находился пилот. Взрыв разрушил лифт, и 300-тонная платформа рухнула на ангарную палубу. Осколками были выведены из строя кормовые 114-мм орудия, в ангаре вспыхнул пожар. Огонь охватил 9 «Суордфишей» и 4 «Фулмара», стоявшие там, причем все самолеты были вооружены и заправлены бензином.

Еще одна 1000-фн бомба попала в 10 футах от разбитого кормового элеватора, пробила бронированную полетную палубу и взорвалась в ангаре.

Находившиеся в воздухе «Фулмары» настигли последнюю десятку немецких пикировщиков, когда те заходили в атаку на авианосец, и сбили 5 самолетов. Из уцелевшей пятерки только 1 самолет сумел сбросить бомбу. Она пробила уже помятую бронированную полетную палубу, пробила ангарную палубу и взорвалась, сея смерть и разрушения.

«Илластриес» получил тяжелые повреждения. На корабле погасло освещение, он был весь объят пламенем. Его судьба висела на волоске, ни один другой авианосец не мог, получив 6 прямых попаданий, остаться на плаву.

Однако «Илластриес» сумел сделать это. Во многом спасение корабля объясняется его бронированной полетной палубой, но главная заслуга все-таки принадлежит отважному экипажу под командованием капитана 1 ранга Денниса Бойда. Из 1400 человек экипажа погибли 126 человек и был ранен еще 91 моряк. Такие небольшие потери можно считать настоящим чудом.

И уже совершенной фантастикой стало то, что через 3 часа после атаки, в 15.30 «Илластриес» уже шел к Мальте, управляясь машинами. 5 патрулирующих в воздухе «Фулмаров» сделали все, что могли. Они сбили за день 8 самолетов противника. Когда у истребителей топливо начало подходить к концу, они улетели на Мальту.

Пока авианосец ковылял к Мальте, немцы и итальянцы атаковали его еще 4 раза. Итальянцы сбрасывали свои бомбы с горизонтального полета, а Ju-87 – с пикирования. Немцы добились еще одного попадания 1000-фн бомбой, которая взорвалась возле кормового элеватора, вызвав новые повреждения. Погашенные было пожары вспыхнули с новой силой.

Пожары полыхали на «Илластриесе», когда он в 22.15 пришвартовался в Гранд-Харборе. Самолеты Х авиакорпуса нанесли ему тяжелейшие повреждения, но не сумели потопить. По крайней мере – пока. Единственным кораблем соединения Каннингхэма, кроме «Илластриеса», который также пострадал во время атаки 10 января, был линкор «Вэлиант». Он получил небольшие повреждения от осколков бомб. На следующий день немецкие самолеты снова атаковали конвой, следующий в Александрию. Бомба попала в легкий крейсер «Глостер», пробила 5 палуб, но не взорвалась. Зато бомба, попавшая в легкий крейсер «Саутгемптон», причинила такие тяжелые повреждения, что крейсер пришлось затопить.

На верфях Мальты шла круглосуточная работа, чтобы подготовить «Илластриес» к выходу в море и поскорее убрать его из-под ударов немецкой авиации, базирующейся в соседней Сицилии. Большой плавучий док был потоплен, и ни один из оставшихся на Мальте малых доков не мог принять авианосец. Корабль разгрузили, чтобы уменьшить осадку, и водолазы отремонтировали повреждения подводной части, нанесенные близкими разрывами.

Теперь на Мальту обрушились тяжелые удары Х авиакорпуса, которому было приказано потопить «Илластриес» и торговые суда, прибывшие на остров. К счастью, Х авиакорпус был еще не готов проводить массированные атаки. Первый большой налет немцев состоялся 16 января. 60 пикирующих бомбардировщиков, появившихся в небе Мальты, обрушили свой смертоносный груз на верфи и драгоценный авианосец. Верфи сильно пострадали, а в корабль попала еще одна бомба, вызвав дополнительные повреждения. 18 января немецкие пикирующие бомбардировщики обратили свое внимание на аэродромы Мальты. «Илластриес» уже был отремонтирован в достаточной степени, чтобы на следующий день выйти в море. Однако немецкие самолеты появились снова, и корабль получил новые повреждения от близких разрывов. Немногие уцелевшие истребители и зенитные орудия делали все, что могли, но отбить все атаки были просто не в состоянии. (В течение января 1941 года Мальта подверглась 58 воздушным налетам.)

Только вечером 23 января «Илластриес» вышел с верфи и выскользнул в море. К рассвету он уже шел со скоростью 20 узлов, направляясь в Александрию. Этого от корабля не ждали ни враги, ни друзья. Авианосец разминулся с крейсерским соединением, высланным ему навстречу из Александрии. Но точно так же немецкие и итальянские самолеты, высланные, чтобы добить «Илластриес», не нашли авианосец, зато они атаковали крейсера.

Из Александрии авианосец прошел через Суэцкий канал и Красное море, обогнул Африку, пересек Атлантику и прибыл на капитальный ремонт в Соединенные Штаты. Потребовалось 10 месяцев работ на Норфолкской верфи ВМФ, чтобы исправить полученные кораблем повреждения.

После ухода «Илластриеса» «Арк Ройял» остался единственным английским авианосцем на Средиземном море, так как старый «Игл» еще раньше был отправлен в Южную Атлантику. 31 января «Арк Ройял» вышел из Гибралтара, чтобы атаковать важный итальянский порт и промышленный центр Геную. Во время перехода с авианосца взлетели 8 «Суордфишей», чтобы торпедировать дамбу, сдерживающую воды озера Тирсо на Сардинии. Эту дамбу использовала электростанция, снабжающая электричеством треть острова.

Один из «Суордфишей» сразу был вынужден вернуться на авианосец, а те самолеты, которые достигли цели, были встречены плотным зенитным огнем. Один «Суордфиш» был сбит, другой потерял торпеду. Но 4 торпедоносца все-таки сбросили свои «рыбки», однако, похоже, они зарылись в ил, так как взрывов не последовало. Когда уцелевшие «Суордфиши» вернулись на «Арк Ройял», погода ухудшилась, вынудив отменить продолжение операции.

6 февраля «Арк Ройял» и Соединение Н вышли в море и взяли курс к берегам северной Италии, чтобы повторить попытку атаки Генуи. На этот раз английские корабли были замечены итальянскими самолетами и самолетами Виши. Чтобы обмануть итальянцев, соединение временно взяло курс на Сардинию, а 2 эсминца отделились от главных сил и начали интенсивные радиопереговоры, чтобы еще больше запутать итальянцев. Крупное итальянское соединение, в составе которого имелись 3 линкора, вышло в море, чтобы перехватить англичан, но не сумело установить контакт. Итальянская эскадра и Соединение Н разошлись всего в 30 милях друг от друга, никого не заметив. Единственным кораблем Соединения Н, имевшим радарную установку, был легкий крейсер «Шеффилд», но итальянцы прошли за пределами досягаемости его радара. (Кроме «Шеффилда», в составе Соединения Н имелись линкор, линейный крейсер и 10 эсминцев.)

Рано утром 8 февраля 16 «Суордфишей» взлетели с «Арк Ройяла». 4 самолета несли мины, остальные были вооружены бомбами. 10 самолетов направились к нефтеперегонному заводу Азенда возле Ливорно. Итальянцы оказались застигнуты врасплох и открыли огонь уже после того, как самолеты сбросили бомбы. Один «Суордфиш» пропал без вести. Как предполагают, он врезался в аэростат заграждения. 2 самолета, направленные к Азенде, цели не нашли и вместо нее бомбили железнодорожный узел Пизы. В это время «Суордфиши», несущие мины, прошли над гаванью Специи и высыпали свой смертоносный груз на выходном фарватере.

Когда 15 вернувшихся «Суордфишей» садились на «Арк Ройял», авианосец сопровождала только пара эсминцев. Остальные корабли Соединения Н взяли курс на Геную. Под прикрытием истребителей «Арк Ройяла» они выпустили по городу и порту 400 тонн снарядов, в том числе 273 снаряда калибром 381 мм.

Соединение Н на большой скорости уходило прочь от берегов Италии, каждую минуту ожидая мощного ответного удара со стороны итальянских кораблей, подводных лодок или самолетов. 6 истребителей постоянно находились в воздухе, а остальные стояли на полетной палубе авианосца в готовности к немедленному старту. Но вялая воздушная атака была без труда отбита, при этом истребители сбили 2 итальянских самолета-разведчика. И это было все! Английские самолеты бомбили Италию, корабли Королевского Флота обстреляли важный порт и спокойно ушли. Потери англичан составили всего лишь 1 самолет и 3 человека его экипажа.

Несмотря на крайнюю усталость, Соединение Н не получило отдыха. Как только оно вернулось в Гибралтар, кораблям пришлось принимать топливо и тут же выходить в Атлантику на поиск немецких линейных крейсеров «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Поиски оказались бесплодными, и «Арк Ройял» вернулся в базу, но лишь для того, чтобы через 10 дней снова покинуть ее. Самолеты «Арк Ройяла» нашли 2 торговых судна, захваченных немецкими рейдерами, но не смогли найти сами линейные крейсера.

Вечером 30 марта «Фулмар» все-таки заметил 2 корабля – это были «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Однако по странному капризу судьбы рация самолета немедленно отказала, и летчики не смогли сообщить о контакте. «Фулмар» спешно вернулся на авианосец, и через 45 минут адмирал Сомервилл получил рапорт пилота. Вражеские корабли находились примерно в 147 милях от авианосца, что для «Суордфишей» означало 2 часа полета. Так как приближалась ночь, командир «Арк Ройяла» не хотел отправлять в полет ценные самолеты, пока не будет точно известно положение немецких кораблей, которые могли пройти до 90 миль с момента обнаружения. Хотя приближались сумерки и погода начала портиться, экипаж, заметивший противника, немедленно взлетел снова, но уже на другом «Фулмаре».

«Арк Ройял» подготовил к взлету 9 торпедоносцев «Суордфиш» и полным ходом направился к предполагаемой позиции противника. Однако «Фулмар» не нашел ничего, кроме пустынного моря.

На следующее утро на разведку были подняты «Суордфиши», но они не смогли обнаружить неуловимые немецкие линейные крейсера. Днем при взлете разбился «Суордфиш» с глубинными бомбами на борту. Все 3 человека экипажа погибли. Глубинные бомбы взорвались под корпусом «Арк Ройяла», но вреда не причинили. Потом пришло сообщение, что немецкие корабли замечены в 200 милях от французского побережья. «Суордфиши» «Арк Ройяла» уже не могли их настичь. Летные операции в бурной Атлантике представляли собой резкий контраст по сравнению с полетами в спокойном Средиземном море. Эта тренировка позднее сослужила пилотам «Арк Ройяла» хорошую службу.

 

Бой у мыса Матапан

Пока «Арк Ройял» бороздил волны Атлантики, в Восточном Средиземноморье произошло несколько важных событий. 10 марта в Александрию наконец прибыл новый бронированный авианосец «Формидебл». Он нанедолго задержался прохождением через Суэцкий канал из-за мин, установленных итальянскими и немецкими самолетами, базирующимися в Северной Африке. Кроме собственной авиагруппы, состоящей из «Суордфишей» и «Фулмаров», «Формидебл» имел на борту 10 новых торпедоносцев «Альбакор». Эти самолеты во многом превосходили «Суордфиш» – более мощный мотор, закрытый кокпит, гидравлические закрылки. «Альбакор» имел более высокую скорость – 161 миля/час против 139 миль/час у «Суордфиша». Он также имел большую дальность полета (930 миль против 456 миль) и мог нести больше бомб (2000 футов против 1500 фунтов).

Сам «Формидебл» был вторым авианосцем типа «Илластриес», вошедшим в состава флота. Это произошло 24 ноября 1940 года. Деннис Бойд, недавно командовавший «Илластриесом», сейчас находился на борту «Формидебла», но уже в звании контр-адмирала.

Вскоре после прибытия «Формидебла» адмирал Каннингхэм провел 4 транспорта на Мальту без противодействия со стороны противника. Пополнив запасы на острове, он мог заняться переброской солдат и техники из Египта в Грецию, где армия безуспешно отразить наступление немцев, которые вторглись на Балканы, чтобы помочь Италии. Английские конвои следовали в Грецию почти без помех, и вскоре немцы начали требовать, чтобы итальянский флот воспрепятствовал этому. Они утверждали, что самолеты Люфтваффе повредили 2 из 3 линкоров Каннингхэма, и обещали помощь Х авиакорпуса в любой операции против английского флота. Итальянцы, наконец, решились выйти в море. Это сделало соединение, состоящее из нового линкора «Витторио Венето» (9 – 381-мм орудий), 6 тяжелых и 2 легких крейсеров и 17 эсминцев.

27 марта английская летающая лодка обнаружила группу итальянских крейсеров, следующую на восток, чтобы атаковать английский конвой, который направлялся в Грецию. Адмирал Каннингхэм немедленно отреагировал на это сообщение. В море уже находились 4 английских легких крейсера и 4 эсминца, а из Александрии спешно вышли «Формидебл», 3 линкора (всего 24 – 381-мм орудия) и 9 эсминцев. «Формидебл» имел на борту 13 истребителей «Фулмар», 10 торпедоносцев «Альбакор» и 4 торпедоносца «Суордфиш».

Английские корабли покинули гавань 27 марта, а на рассвете 28 марта с «Формидебла» взлетели на разведку 4 «Альбакора» и 1 «Суордфиш». Вскоре поступили сообщения самолетов-разведчиков. В море были замечены 3 итальянских соединения: 2 крейсерских, а в состав третьего входил линкор. Адмирал Каннингхэм сразу приказал отправить в атаку авианосные самолеты.

6 «Альбакоров», вооруженных торпедами, в сопровождении 2 «Фулмаров» взлетели первыми. Через час эти самолеты увидели «Витторио Венето». 2 немецких двухмоторных истребителя попытались атаковать выходящие в атаку торпедоносцы, но «Фулмары» перехватили их. Один немецкий самолет был сбит, второй предпочел удрать.

«Альбакоры» устремились на линкор, скользя над самыми гребнями волн. «Витторио Венето» и 4 сопровождающих его эсминца открыли бешеный огонь. Даже 381-мм орудия линкора стреляли в воду, ставя завесу из всплесков на пути торпедоносцев. Все 6 «Альбакоров» сбросили торпеды, но ни одна из них в цель не попала, зато все самолеты вернулись на авианосец. После первой атаки в период с 11.20 до 11.30 были проведены еще две. «Суордфиши» ВМФ и двухмоторные бомбардировщики Королевских ВВС из Греции и с Крита атаковали итальянские корабли, но успеха тоже не добились.

Вскоре после полудня с «Формидебла» взлетели 3 «Альбакора», 2 «Суордфиша» и 2 «Фулмара». Пока они находились в пути, над английским соединением показались 2 итальянских самолета. Плотный заградительный огонь заставил их сбросить торпеды с дистанции 2000 ярдов, и «Формидебл» легко уклонился от обеих «рыбок».

В 15.19 «Альбакоры» второй волны атаковали «Витторио Венето». Одновременно бомбардировщики Королевских ВВС атаковали итальянские корабли с горизонтального полета, отвлекая внимание противника от торпедоносцев. Тихоходные «Суордфиши» атаковали с другого направления. Итальянцы перенесли огонь на них, чтобы отразить новую угрозу, и сумели сбить самолет командира эскадрильи, но уже после того, как он сбросил торпеду. Эта торпеда попала в правый борт итальянского линкора в 15 футах ниже ватерлинии. «Витторио Венето» сначала замедлил ход, а в 15.30 его машины стали. 3 английских линкора, находившиеся в 65 милях от подбитого флагманского корабля итальянцев, шли на сближение со скоростью 22 узла, однако итальянский адмирал об этом и не подозревал.

Вскоре итальянский линкор снова дал ход и пошел на запад со скоростью 13 узлов. К нему присоединились обе крейсерские эскадры, чтобы прикрыть отход поврежденного корабля. Угроза английскому конвою была ликвидирована, но адмирал Каннингхэм все еще надеялся прикончить поврежденный линкор, так как его пилоты сообщили о 3 возможных попаданиях.

Теперь на «Формидебле» готовили к атаке все самолеты, какие только могли взлететь. К 6 «Альбакорам» и 2 «Суордфишам» присоединились 2 «Суордфиша» с Крита. В 19.30 торпедоносцы вышли в атаку, встреченные интенсивным зенитным огнем итальянцев. Поврежденный «Витторио Венето» сумел уклониться от всех нацеленных в него торпед. Последний из «Суордфишей» выбрал своей целью тяжелый крейсер «Пола» (10000 тонн). Крейсер получил попадание торпедой и потерял ход. Итальянский адмирал продолжал отход, приказав тяжелым крейсерам «Зара» и «Фиуме» оказать помощь поврежденному кораблю. Уже ночью флот адмирала Каннингхэма столкнулся с 7 итальянскими кораблями. Бой был коротким и яростным. Когда наступил рассвет, из всех итальянских кораблей на плаву остались лишь 2 эсминца. В результате боя 3 итальянских тяжелых крейсера и 2 эсминца были потоплены и 1 линкор был поврежден. Англичане потеряли всего 1 самолет и его экипаж из 3 человек. Они одержали блестящую победу, благодаря правильному использованию авианосных самолетов.

Это бой произошел в 100 милях от мыса Матапан. Он стал первым крупным артиллерийским боем во Второй Мировой войне. Кроме того, впервые авианосец участвовал в генеральном сражении.

На обратном пути в Александрию английские корабли подверглись нескольким атакам немецких самолетов, однако повреждений не получили. Теперь итальянцы ясно поняли неспособность базовой авиации обеспечить поддержку флоту, а также истинное значение авианосцев. В капитальном труде «Итальянский флот во Второй Мировой войне» написано:

«Опыт, полученный в результате операций в конце марта, привел к определенным конкретным результатам. Муссолини и ВВС наконец убедились, что флот может получить надлежащую воздушную поддержку, только имея авианосцы. Поэтому они сняли вето, наложенное много лет назад на постройку авианосцев. Было решено немедленно переоборудовать трансатлантический лайнер «Рома» в авианосец, получивший название «Аквила». Позднее аналогичное решение было принято по трансатлантическому лайнеру «Аугустус». Он должен был стать авианосцем «Спарвиеро». Но из-за ухудшения положения в промышленности оба авианосца так и не вошли в строй. В день подписания Италией перемирия – 8 сентября 1943 года – переоборудование «Аквилы» практически завершилось, но самолеты для него не были готовы. Чтобы завершить работы на «Спарвиеро», требовалось еще несколько месяцев». [2]

Таким образом, Италия последней из великих морских держав приняла программу строительства авианосцев.

А в западной части Средиземного моря в очередной раз маленький авианосец «Аргус» прибыл в Гибралтар, имея на борту 12 истребителей Королевских ВВС «Харрикейн», предназначенные для Мальты. Однако «Аргус» был так мал, что «Харрикейны» не могли взлететь с него с полным запасом топлива, поэтому авианосец должен был бы подойти довольно близко к Мальте. Истребители принял на борт «Арк Ройял» и вместе с сопровождением двинулся в путь 2 апреля. На следующий день, когда авианосец находился в 420 милях от Мальты, «Харрикейны» поднялись в воздух, и 2 «Скуа» повели их к цели. «Фулмар» сбил итальянский разведывательный самолет, и это был единственный контакт с противником во время операции.

Вернувшись в Гибралтар, Соединение Н было встречено «Фьюриесом», который передал на «Арк Ройял» долгожданные самолеты. Это была еще одна эскадрилья «Фулмаров», присланная, чтобы заменить оставшиеся «Скуа», и 4 новых «Суордфиша». Как только новые самолеты оказались на борту «Арк Ройяла», Соединению Н было приказано выходить в море, так как появились сведения, будто «Шарнхорст» и «Гнейзенау» снова намерены выйти в Атлантику. Но с усилением воздушных налетов на Мальту положение на Средиземном море ухудшилось, и Соединение Н вернулось назад. 24 «Харрикейна» были погружены на борт «Арк Ройяла», и авианосец пошел на восток. Плохая погода задержала старт истребителей на один день. Лишь 27 апреля 3 «Фулмара» повели «Харрикейны» на осажденный остров. 23 истребителя добрались до цели, а Соединение Н, замеченное несколькими вражескими самолетами, поспешно повернуло назад.

Доставленные «Харрикейны» на время облегчили ситуацию, но Мальте требовалось больше истребителей. Х авиакорпус бросил в бой все свои силы. Только 30 апреля на остров обрушились 6 воздушных атак. Положение осложняло успешное наступление немцев в Греции и Югославии. Кроме того, английской армии в Северной Африке требовались новые танки. Поэтому Адмиралтейство решило провести быстроходный конвой через Гибралтарский пролив к Мальте, а потом в Александрию. Но главной причиной этого решения все-таки стало вмешательство Уинстона Черчилля. Премьер-министр сломил сопротивление адмиралов, не желавших проводить сквозные конвои через Средиземное море после появления в Сицилии немецких самолетов.

Эта операция получила кодовое название «Тайгер». Из Гибралтара на восток должны были выйти 5 быстроходных (15 узлов) транспортов, груженных танками, а также 1 линкор и 2 крейсера ПВО, предназначавшиеся для усиления флота адмирала Каннингхэма. Из Александрии на запад должны были проследовать 7 транспортов и танкеров, предназначенные для Мальты.

Соединение Н прикрывало 5 транспортов с танками, прошедшие 6 мая через Гибралтарский пролив. Оснащенные радаром «Суордфиши» осуществляли дальнее наблюдение, а «Фулмары» патрулировали прямо над соединением.

Итальянские самолеты обнаружили Соединение Н только утром 8 мая, когда было уже слишком поздно собирать корабли для атаки конвоя. (У итальянцев в строю все еще оставались 2 линкора.) Вслед за разведывательными самолетами появились итальянские торпедоносцы и горизонтальные бомбардировщики. «Фулмары» и зенитные орудия отбили атаку, несколько итальянских самолетов при этом были сбиты, как, впрочем, и 2 «Фулмара». Ни одна бомба или торпеда в цель не попала.

Ближе к вечеру радар обнаружил новые самолеты. Это были Ju-87 и Ме-110 Х авиакорпуса. Всего в ударной группе были 43 пикирующих бомбардировщика и 12 истребителей. 7 «Фулмаров» атаковали их, и вскоре в небе завертелась бешеная карусель. Один из «Фулмаров» получил попадание в шасси, и его правое колесо полетело вниз. У другого «Фулмара» была продырявлена плоскость и прострелен радиатор, однако он продолжал бой. Часть немецких самолетов отвернула от истребителей, обрушив на них огонь хвостовых пулеметов. На «Фулмарах» таких пулеметов не было, но наблюдатели обнаружили, что пачки туалетной бумаги, перевязанные резиновой лентой, попав в струю воздуха от винта, разлетаются на части. За самолетом тянулся хвост клочков бумаги, и немецкие самолеты испуганно отворачивали от «трассирующих пуль».

Один Ju-87, охваченный пламенем, рухнул вниз. Другой ушел прочь, волоча за собой хвост дыма.

Внезапно бой прекратился. Ни один корабль не получил попаданий, ни один «Фулмар» не был сбит, хотя несколько самолетов были повреждены. Прежде чем наступили сумерки, 3 итальянских торпедоносца попытались атаковать «Арк Ройял», но истребители и умелое маневрирование спасли авианосец.

Конвой прорвался в Александрию, хотя один транспорт с танками затонул, подорвавшись на мине, а другой был поврежден. Соединение Н благополучно вернулось в Гибралтар. Небронированный «Арк Ройял» вышел победителем из схватки с Х авиакорпусом и итальянскими ВВС. Хваленый Х авиакорпус опозорился в основном потому, что атаки против «Илластриеса» в январе 1941 года и 4 месяца налетов на Мальту стоили жизни многим лучшим пилотам генерала Гейслера. Кроме того, немецкие летчики ошиблись, приняв «Фулмары» за похожие на них «Спитфайры». Эта операция показала, что авианосец может действовать в центральной части Средиземного моря.

Несколько дней спустя «Фьюриес» прибыл в Гибралтар с 48 «Харрикейнами» на борту. «Арк Ройял» забрал 21 истребитель, и Соединение Н вышло в море, имея в своем составе 2 авианосца. Утром 21 мая «Харрикейны» вылетели на Мальту, сопровождаемые «Фулмарами». Один из авианосных истребителей не смог убрать шасси. Дополнительное сопротивление воздуха вызвало заметное увеличение расхода топлива. Было крайне сомнительно, что «Фулмар» сумеет пролететь 400 миль до Мальты. Хромой «Фулмар» повел свое звено «Харрикейнов» назад к авианосцу и сообщил о происшествии по радио. Взлетел другой «Фулмар», чтобы вести истребители Королевских ВВС к острову, но часть «Харрикейнов» осталась с первым «Фулмаром». Топливо у него быстро кончалось, а не имеющие тормозных крюков «Харрикейны» не могли сесть на авианосец. (Те, что садились на «Глориес» во время норвежской кампании, имели полуспущенные шины, а палуба авианосца была свободна от самолетов.) Отважный «Фулмар» повернул обратно к Мальте со своими верными попутчиками. Он не имел никаких шансов долететь до Мальты.

5 «Фулмаров» и 46 «Харрикейнов» достигли Мальты. 2 «Харрикейна» и 1 «Фулмар» были потеряны. Оба члена экипажа авианосного самолета были спасены, а Мальта получила новую отсрочку.

 

Уничтожение «Бисмарка»

На этот раз Соединение Н было вызвано в Атлантику по другой причине. 23 мая 1941 года немецкий линкор «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» прошли Датский пролив и оказались на оживленных морских путях в Северной Атлантике. «Бисмарк» (8 – 381-мм орудий) и «Принц Ойген» (8 – 203-мм орудий) были самыми мощными и современными кораблями германского флота.

Англичане знали, что немецкие корабли прибудут в Норвегию 20 мая, однако они не знали, когда именно те попытаются прорваться в Атлантику. Плохая погода приковала к земле разведывательные самолеты Берегового Командования КВВС. Однако морские летчики-добровольцы вылетели на невооруженном «Мэриленде», который обычно использовался для буксировки мишеней. Это самолет обнаружил немецкие корабли в момент их выхода в море.

Когда «Бисмарк» и «Принц Ойген» вышли в Атлантику, 2 английских тяжелых крейсера уже были готовы преследовать их, пока не подойдут линкоры, чтобы дать бой немцам. Плохая погода и относительно примитивный радар сделали преследование очень трудным. Однако английские крейсера упорно гнались за немецкими кораблями, идущими со скоростью 28 узлов. Однажды им даже пришлось уклоняться от залпа 381-мм орудий «Бисмарка».

Первыми английскими линкорами, которые должны были встретиться с немецкими рейдерами, были новый линкор «Принс оф Уэлс» (10 – 356-мм орудий) и старый линейный крейсер «Худ» (8 – 381-мм орудий). На линкоре еще шли работы, и он испытывал трудности с механизмами управления башен главного калибра, а «Худ» имел слабое бронирование.

Крейсера, следовавшие за немцами, как тень, навели свои линкоры на них. И рано утром 24 мая «Принс оф Уэлс» и «Худ» вступили в бой с «Бисмарком» и «Принцем Ойгеном». Через 3 минуты после того, как был открыт огонь, «Худ» получил попадание и загорелся. Еще через минуту он взорвался и затонул. Из команды общей численностью 1419 офицеров и матросов спаслись только трое. Немцы сразу перенесли огонь на «Принс оф Уэлс». Линкор получил несколько попаданий, был поврежден и вышел из боя.

Хотя немецкие корабли выглядели неповрежденными, на самом деле «Бисмарк» получил 2 снаряда калибром 356 мм с «Принс оф Уэлса». Одно из котельных отделений «Бисмарка» было частично затоплено, что уменьшило скорость корабля с 30 до 28 узлов. Но гораздо серьезнее оказалось другое – также была повреждена топливная система, что вызвало загрязнение нефти и ее утечку. «Принц Ойген» остался совершенно цел.

Теперь со всех сторон на перехват немецких рейдеров устремились английские корабли – линкоры, линейные крейсера, крейсера, эсминцы и авианосцы. Это были «Арк Ройял» и «Викториес». Последний вошел в строй только неделю назад и сразу вышел в море, чтобы помочь потопить «Бисмарк». На борту авианосца находились всего 9 «Суордфишей» и 6 «Фулмаров». Во второй половине дня 24 мая командующий Флотом Метрополии приказал торпедоносцам «Викториеса» атаковать «Бисмарк», чтобы уменьшить его скорость.

«Викториес» в сопровождении 4 легких крейсеров увеличил скорость и к 22.00 оказался в 120 милях от немецких кораблей. 6 «Суордфишей» под командованием капитан-лейтенанта Ю. Эсмонда отважно взлетели с авианосца, несмотря на темноту и сильное волнение. (Капитан-лейтенант Эсмонд позднее погиб, возглавляя атаку торпедоносцев против немецких линейных крейсеров в Ла-Манше.) Вслед за «Суордфишами» взлетели «Фулмары», чтобы поддерживать контакт с «Бисмарком».

Преследующие «Бисмарк» английские корабли навели торпедоносцы на вражеский линкор, и вскоре после полуночи началась атака. Одна из торпед попала в корабль, но она ударилась в толстый броневой пояс и практически не причинила повреждений. Все «Суордфиши», несмотря на сильный зенитный огонь и плохую погоду, вернулись на авианосец, однако 2 «Фулмара» были потеряны.

На следующее утро «Бисмарк» и «Принц Ойген» оторвались от английских кораблей. Неверная тактика преследования и ошибки Адмиралтейства при обработке данных радиопеленгации позволили немецким кораблям уйти. На следующее утро они разделились. «Принц Ойген» пошел на юго-запад, а «Бисмарк» на юго-восток, к берегам Франции.

26 мая в 10.30 летающая лодка Королевских ВВС PBY «Каталина» восстановила контакт с неуловимым «Бисмарком». Теперь линкор находился всего в 690 милях, или полутора днях пути от Бреста. Вскоре он мог войти в зону действия самолетов Люфтваффе, которые прикрыли бы линкор с воздуха. Английские линкоры находились слишком далеко и имели слишком мало топлива, чтобы настичь «Бисмарк», если его скорость не снизится. Перехватить немецкий линкор могло лишь Соединение Н, вышедшее из Гибралтара. Но ни линейный крейсер «Ринаун» (6 – 381-мм орудий), ни легкий крейсер «Шеффилд» не могли вступить в дуэль с немецким гигантом. Задача снизить скорость «Бисмарка» была возложена на «Суордфиши» «Арк Ройяла».

Сначала авианосец отправил на поиски противника 10 самолетов, а затем подошел «Шеффилд», который установил с «Бисмарком» радиолокационный контакт. В 14.50 с «Арк Ройяла» взлетели 14 торпедоносцев «Суордфиш». Это было совсем не легким делом, так как огромные зеленые волны заливали полетную палубу авианосца, которая обычно возвышалась на 82 фута над водой, а порывы ветра достигали скорости 50 узлов! «Фулмары», например, в таких условиях действовать не могли.

После часа полета в ужасных погодных условиях «Суордфиши» начали атаку, используя показания радара. Самолеты развернулись веером и пошли в атаку, скользя над гребнями волн. И лишь после того как были сброшены 11 торпед, выяснилось, что они атаковали «Шеффилд»!

Радиограмма, что «Шеффилд» находится ряжом с «Бисмарком», была расшифрована на «Арк Ройяле» лишь после того, как ударная группа взлетела. Командир «Шеффилда» капитан 1 ранга К.Э.Э. Ларком понял, что происходит, уже после того, как «Суордфиши» сбросили торпеды. Они приказал не открывать огня и выполнил маневр уклонения. Все торпеды прошли за кормой крейсера, а 3 из них взорвались в его кильватерной струе.

Потрясенные пилоты «Суордфишей» вернулись на «Арк Ройял». Каким-то чудом все самолеты благополучно сели на авианосец. В 19.30 взлетела вторая группа из 15 «Суордфишей» под командованием капитан-лейтенанта Т.П. Куда.

На этот раз самолеты специально летели к «Шеффилду», который навел их на «Бисмарк», находившийся в 12 милях от крейсера. (В это время «Арк Ройял» прошел прямо перед торпедными аппаратами немецкой подводной лодки U-566, но, к счастью для англичан, лодка возвращалась из боевого похода, израсходовав все торпеды.)

Тучи прикрывали «Бисмарк». Нижняя кромка облачности находилась на высоте всего 700 футов. Управляемый с помощью радара зенитный огонь встретил приближающиеся «Суордфиши». Атака началась в 20.47.

Ни один из самолетов не был сбит зенитками, хотя позднее в одной из машин насчитали 175 пробоин, и все вернулись на «Арк Ройял». Однако на этот раз 3 «Суордфиша» разбились при посадке. Летчики дали весьма пессимистическую оценку результатов своей атаки. Да, «Бисмарк» получил попадание, по крайней мере, они так думают. Но огромный линкор (42000 тонн) других повреждений не получил. На «Арк Ройяле» оставались только 6 исправных «Суордфишей». Их подготовили к взлету. Еще 2 самолета находились в воздухе, преследуя «Бисмарк».

В действительности в немецкий линкор попали 2 торпеды. Одна врезалась в толстый броневой пояс корабля и нанесла ничтожные повреждения. Зато другая повредила винты «Бисмарка», разбила рулевую машину и заклинила рули. «Торпедное попадание в корму стало роковым ударом. Лишившись управления, корабль больше не мог держаться на курсе к нашим базам», – говорил официальный немецкий отчет.

«Суордфиши» «Арк Ройяла» резко снизили скорость «Бисмарка», и вскоре он был потоплен артиллерийским огнем и торпедами английских кораблей, которые настигли немецкий линкор утром 27 мая. В этот день «Арк Ройял» на всякий случай поднял в воздух 12 залатанных «Суордфишей». Когда позднее они сели на авианосец, появились немецкие самолеты, вылетевшие с французских аэродромов. Они сбросили бомбы на авианосец, но повреждений не причинили.

«Арк Ройял» доказал, что авианосец может остановить линкор в открытом море. Даже если бы английские линкоры не появились вовремя, вполне возможно, что самолеты «Арк Ройяла» смогли бы потопить «Бисмарк».

 

Крит и снова Мальта

«Арк Ройял» вернулся в Гибралтар 29 мая. Ситуация на Средиземном море продолжала ухудшаться для англичан. Немецкие войска захватили Грецию, и в конце апреля 1941 года англичане были вынуждены эвакуироваться с материка. Большая часть дезорганизованной армии, потерявшей тяжелое вооружение, была вывезена на остров Крит.

Крит имеет длину 160 миль и ширину от 8 до 35 миль. Он является южной границей Эгейского моря. Самолеты с 3 аэродромов Крита могут держать под контролем все Восточное Средиземноморье. Пока шла битва за Грецию, оперативный отдел германского Генерального Штаба, состоявший из офицеров армии, авиации и флота, единодушно рекомендовал захватить Мальту, а не высаживаться на Крит. Мальта по-прежнему являлась базой английских сил, препятствовавших доставке снабжения итало-германским войскам в Северной Африке. Однако Гитлер решил, что нельзя оставлять Крит в английских руках, так как это означало опасность воздушных налетов на нефтяные поля Румынии. Кроме того, захват Крита означал установление немецкого господства над Восточным Средиземноморьем. 20 мая 1941 года было назначено днем начала первой в истории крупной воздушно-десантной операции.

Во время подготовки вторжения часть самолетов Х авиакорпуса была переброшена в Грецию, ослабив давление на Мальту. В Грецию были направлены более 700 истребителей и бомбардировщиков VIII авиакорпуса. Эти самолеты в течение 3 недель бомбили и обстреливали аэродромы Крита и позиции английских войск, совершая по 200 – 300 вылетов в день. Саму высадку должны были осуществить части XI авиакорпуса, в состав которого входили парашютно-десантная и горнострелковая дивизии (22750 солдат). Доставить на остров их должны были 500 транспортных самолетов и 72 планера.

После интенсивных воздушных налетов на каждый из 3 аэродромов Крита было сброшено 2000 – 3000 парашютистов. В течение всего первого дня шли ожесточенные бои, и лишь на второй день немцам удалось захватить один из аэродромов. За неделю немцы перебросили по воздуху на Крит большую часть обеих дивизий, вынудив англичан эвакуировать те войска, которые еще можно было спасти. Крит пал 1 июня.

На море тоже шли жестокие бои. На первой стадии операции корабли Королевского Флота не пропустили на остров ни одного вражеского солдата, хотя немцы и пытались провести несколько конвоев, состоящих из мелких суденышек. Адмирал Каннингхэм не мог использовать для защиты Крита свой единственный авианосец «Формидебл», так как после 4 месяцев боев его истребительная эскадрилья сократилась до 4 «Фулмаров». Однако английские линкоры, крейсера и эсминцы мужественно сражались под небом, полностью контролируемым немецкой авиацией. Они помешали немецким войскам попасть на остров морем и эвакуировали 16500 английских, австралийских и новозеландских солдат. В ходе битвы за Крит погибли 2000 английских солдат и 1828 моряков. 12000 английских и более 2000 греческих солдат попали в плен. Королевский флот потерял 3 крейсера и 6 эсминцев потопленными. 2 линкора, 6 крейсеров, 7 эсминцев и авианосец «Формидебл» были повреждены.

«Формидебл» вступил в бой 25 мая, имея на борту 12 «Фулмаров». В этот день авианосец вышел из Александрии вместе с 2 линкорами и 9 эсминцами. На следующий день с «Формидебла» взлетели 4 «Альбакора» и 4 «Фулмара», чтобы атаковать главную немецкую авиабазу на острове Карпатос (Скарпанто). Разумеется, 8 самолетов было совершенно недостаточно, чтобы вывести из строя крупный аэродром. А вскоре после этого английские корабли попали под ответную воздушную атаку. «Фулмары» встретили атакующих, однако 20 пикирующих бомбардировщиков прорвались к кораблям. «Формидебл» получил 2 попадания 1000-фн бомбами. Бронированная полетная палуба спасла авианосец от гибели, однако он был серьезно поврежден и вечером ушел обратно в Александрию, оставив флот без истребительного прикрытия. Потери экипажа были совершенно незначительными – 11 убитых и 7 раненых. Пикирующие бомбардировщики, атаковавшие «Формидебл», входили в состав Stukageschwader 1 майора Вальтера Эннекеруса. Именно эти самолеты ранее повредили «Илластриес».

На следующий день было принято решение эвакуировать Крит.

После 10 дней упорных боев немецкие воздушные силы захватили остров и вывели из строя второй английский авианосец. Немцы потеряли 4000 человек убитыми и 2600 ранеными. Погибли 170 транспортных самолетов и большая часть планеров. Более 3000 убитых и 2000 раненых пришлись на долю парашютно-десантной дивизии и частей поддержки XI авиакорпуса. Эти потери обученного личного состава были так велики, что немцы больше никогда не высаживали воздушных десантов с подобным размахом.

Крит стал победой немцев и одновременно победой воздушной мощи над морской. Ранее все острова захватывались не иначе, как десантом с моря. Теперь Люфтваффе одолели Королевский Флот и одержали дорогостоящую, но несомненную победу. Однако больше никогда и никто не пытался высадить воздушный десант на остров, прикрываемый большими силами флота противника.

Падение Крита поставило Александрию в пределы досягаемости немецкой авиации, однако немцы так и не воспользовались этой возможностью. Для них обладание Критом не стало первым шагом наступления на Суэц и далее в Среднюю Азию. Скорее, это был заключительный аккорд кампании на Балканах. Именно балканская кампания и вторжение на Крит вынудили Гитлера перенести начало вторжения в Россию с середины мая на конец июня. Но эта задержка сломала намеченный график наступления, и немцам пришлось столкнуться с ужасной русской зимой.

Еще до окончания боев на Крите немцы начали перебрасывать авиацию с греческих аэродромов на север, готовясь к русской кампании. Х авиакорпус, ранее направивший свои самолеты в Северную Африку для поддержки войск Роммеля, теперь покинул Сицилию, чтобы участвовать в боях в Эгейском море и на востоке Средиземного моря. Мальта получила передышку от непрерывных немецких воздушных атак. Английские эсминцы, подводные лодки и морская авиация снова начали использовать остров в качестве базы, что поставило под угрозу морские коммуникации Оси, идущие из Италии в Северную Африку. С июля 1941 года с Мальты начали действовать бомбардировщики Королевских ВВС, которые проводили дневные атаки итальянских конвоев. С этого момента и до самого конца войны ни один конвой не сумел пройти, не попав под удар англичан.

Обсуждение результатов боев за Крит и ситуации в Восточном Средиземноморье заставило поднять вопрос о реорганизации системы командования. Во время операции все немецкие силы на суше, на море и в воздухе были объединены под командованием генерала Люфтваффе. Его штаб находился в Афинах, в непосредственной близости от района боевых действий.

В отличие от простой и эффективной немецкой системы командования, английская была сложной и ненадежной. Армия и ВВС на Крите имели собственных командующих, которые были подчинены соответствующему командующему родом войск на Средневосточном театре, штаб которого находился в Египте. Командующий флотом (адмирал Каннингхэм) обычно находился на корабле. Все трое командующих родами войск на этом театре сносились через свои министерства в Лондоне с Военным кабинетом и получали распоряжения оттуда. Еще больше осложняло ситуацию то, что командующий новозеландскими войсками на Крите связывался со своим правительством в Веллингтоне, когда считал необходимым, и получал приказы оттуда. Наконец премьер-министр Уинстон Черчилль часто посылал директивы командующему войсками на Крите, когда считал, что его влияние и темперамент могут оказаться полезны.

Во второй половине 1940 года и весной 1941 года Северная Африка была единственным театром, где армии союзников (английские!) сражались с войсками Оси. Поэтому особенно возросло значение проводимых через Средиземное море конвоев. Уход Х авиакорпуса из Сицилии дал возможность спасти Мальту, а спасение Мальты обеспечило конечную победу союзников в Северной Африке.

Хотя немецкие воздушные налеты на Мальту прекратились, требовалось наладить снабжение острова, чтобы поддержать силы гарнизона и гражданского населения. Требовалось также отражать воздушные налеты итальянцев и продолжать действия против вражеского судоходства в центральной части Средиземного моря. С середины января до середины мая 1941 года англичане потеряли на Мальте 32 самолета в воздухе и столько же на земле. За этот же период немцы потеряли 62 самолета, а итальянцы – 15. Без авианосцев для обеспечения воздушного прикрытия и дальней разведки Средиземноморский флот не мог проводить транспорты из Александрии на Мальту, поэтому вся тяжесть снабжения острова легла на Соединение Н.

После утомительной охоты за «Бисмарком» ему дали отдохнуть до 13 июня. В этот день «Арк Ройял» и «Викториес» под прикрытием линейного крейсера и 6 эсминцев пошли на восток. Авианосцы имели на борту 48 истребителей «Харрикейн» Королевских ВВС для Мальты. 15 июня 4 двухмоторных бомбардировщика из Гибралтара встретили авианосцы в море и повели «Харрикейны» к Мальте. 3 истребителя были потеряны во время перелета, но остальные 45 стали желанным пополнением поредевших эскадрилий.

Оба авианосца благополучно вернулись в Гибралтар, а потом совершили короткий бросок в Атлантику, так как в очередной раз пролетел слух, будто 2 немецких корабля прорвались туда. Сообщение оказалось ложным. После возвращения в Гибралтар «Арк Ройял» был встречен «Фьюриесом», который передал ему еще 22 «Харрикейна» для Мальты. «Арк Ройял» вышел в море 26 июня и на следующий день поднял в воздух эти истребители. Все они, кроме одного, добрались до Мальты.

29 июня авианосец опять вышел в море, и на следующий день с него стартовали еще 26 «Харрикейнов», направившихся на Мальту. На сей раз вместе с Соединением Н вышел и «Фьюриес». Когда с него взлетал один из «Харрикейнов», самолет при разбеге занесло в сторону, и он врезался в островную надстройку. Истребитель взорвался, вызвав сильный пожар. Погибли 14 офицеров и матросов, в том числе несколько пилотов Королевских ВВС, ожидавших своей очереди взлетать. «Фьюриес» сумел отправить на Мальту только 9 «Харрикейнов» и был вынужден вернуться в Гибралтар, имея на борту еще 5 истребителей. В общей сложности 30 июня на остров перелетели 34 истребителя.

В течение месяца Королевский Флот трижды направлял авианосцы в центральную часть Средиземного моря. В ходе этих 3 операций они доставили на Мальту более 100 истребителей. Англичане не понесли никаких потерь от действий противника ни в кораблях, ни в самолетах. Однако топливо, боеприпасы, продовольствие и многое другое нельзя было доставить на Мальту по воздуху. Поэтому Соединение Н раз за разом выходило в море, сопровождая торговые суда и суда снабжения ВМФ на осажденный остров. В конце июля на Мальту были проведены 6 судов со снабжением, в начале августа – войсковой транспорт, в конце сентября – еще 8 торговых судов. Во время 2 сентябрьских операций «Арк Ройял» и «Фьюриес» перебросили на Мальту еще 51 «Харрикейн» Королевских ВВС. (В это время многомоторные бомбардировщики перелетали на Мальту прямо из Гибралтара.) После получения этих подкреплений наступательная мощь Мальты возросла настолько, что 25 сентября граф Чиано записал в своем дневнике:

«В действительности положение на Средиземном море мрачное и станет еще хуже из-за продолжающихся потерь в торговых судах. Ответственное морское руководство начало подумывать, а не отдать ли Ливию добровольно, прежде чем мы будем вынуждены сделать это из-за нехватки тоннажа».

Чтобы восполнить нехватку транспортов, Люфтваффе начали перевозку некоторых грузов из Италии в Северную Африку по воздуху, используя транспортную авиацию. Впрочем, вскоре германская транспортная авиация практически погибла в напрасных попытках организовать воздушный мост для снабжения окруженной в Сталинграде армии. Обсуждалась возможность переброски в Сицилию нового авиакорпуса, чтобы «нейтрализовать» Мальту и таким образом подготовить захват острова. Однако более тяжелые последствия имела переброска на Средиземное море немецких подводных лодок, которая была предпринята осенью 1941 года по настоянию Гитлера.

 

Гибель «Арк Ройяла»

10 ноября началась обычная, по крайней мере, все так думали, операция по переброске истребителей на Мальту. Вечером этого дня Соединение Н снялось с якорей и вышло из Гибралтара. На древний «Аргус» и «Арк Ройял» были погружены 37 «Харрикейнов». На следующее утро небо над авианосцами оказалось чистым, и самолеты могли бы взлететь, однако бомбардировщики Королевских ВВС, которые должны были привести истребители на остров, стояли в Гибралтаре, прикованные к земле нелетной погодой. Итальянский самолет следил за соединением, но из-за того, что палубы авианосцев были забиты «Харрикейнами», они не могли поднять истребители, чтобы отогнать итальянца. На следующий день погода в западной части Средиземного моря улучшилась, и бомбардировщики сумели вылететь из Гибралтара. «Харрикейны» стартовали с авианосцев и полетели вслед за ними на Мальту. 3 истребителя разбились по дороге, но 34 благополучно сели на острове.

В тот же день Соединение Н повернуло обратно в Гибралтар, получив предупреждение, что по крайней мере одна немецкая подводная лодка патрулирует вблизи от этой базы. Рано утром 13 ноября один из эсминцев Соединения Н сообщил о подводном взрыве в его кильватерной струе. Этот взрыв мог быть преждевременным взрывом торпеды с подводной лодки. Перед рассветом с «Арк Ройяла» на поиски лодок взлетели 6 оснащенных радаром «Суордфишей», однако эти самолеты не обнаружили ни одной субмарины. В 9.55 эсминец донес о гидролокационном контакте, и соединение изменило курс, пока проводилась атака глубинными бомбами.

День был ясным, и в полдень с «Арк Ройяла» взлетели несколько самолетов, чтобы провести небольшие учения. Внезапно эсминец сообщил о контакте с подводной лодкой, и соединение снова отвернуло. Однако при ближайшем рассмотрении «подводная лодка» оказалась всего лишь китом.

В 15.41 самолеты начали садиться на «Арк Ройял», но в этот момент его потряс сильный взрыв. Немецкая подводная U-81 проникла сквозь завесу эсминцев и всадила торпеду в правый борт авианосца. На английских кораблях не заметили никаких следов лодки, подкравшейся к Соединению Н, и выпущенных ею 3 торпед.

Почти немедленно «Арк Ройял» начал крениться на правый борт, однако он сохранил скорость 22 узла. Но вскоре пропала электроэнергия и отказали все средства внутрикорабельной связи. Прежде чем авианосец остановился, крен увеличился настолько, что горизонтальные радиомачты почти касались воды. Было решено не рисковать жизнями моряков и покинуть корабль, который мог в любой момент опрокинуться. К борту авианосца подошли эсминцы, которые за полчаса сняли 1487 офицеров и матросов. При взрыве погиб только один человек. Отослав большую часть экипажа, капитан и около 100 человек команды продолжали попытки спасти «Арк Ройял».

Без электроэнергии они могли работать лишь при свете переносных фонарей. Нефть из цистерн правого борта перекачали в цистерны левого, и крен уменьшился до 17?. Эсминцы подошли к борту авианосца, чтобы подать электричество, и вскоре на корабле заработали свои динамо-машины. Этой же ночью из Гибралтара прибыл буксир. Казалось, что «Арк Ройял» можно спасти.

Буксир «Темз» медленно тащил авианосец на запад. Эсминцы и охотники за подводными лодками охраняли подбитый корабль. Прибыл буксир «Сент Дэй», и, казалось, шансы «Арк Ройяла» возросли. Но остатки экипажа не заметили, что затопление отсеков продолжается. Вода просачивалась через швы и переборки, поврежденные взрывом. «Арк Ройял» садился все глубже, пока не были затоплены дымоходы котлов. Раскаленные докрасна котлы взорвались со страшным грохотом. Прекратилась подача пара, снова пропал свет, но что гораздо важнее – перестали работать помпы. Эсминцу было приказано подойти к борту авианосца и обеспечить подачу электроэнергии, но эта операция требовала времени. Помпы снова заработали, один из эсминцев стал помогать буксирам, но авианосец сидел очень глубоко и имел большой крен.

В 4.00 был отдан приказ всем оставшимся людям покинуть корабль. Буксирные тросы были отданы, и буксиры подошли к борту «Арк Ройяла», чтобы снять аварийную партию. В 6.00 полетная палуба «Арк Ройяла» встала под прямым углом к поверхности моря. В 6.13 все было кончено. «Арк Ройял» ушел в водную могилу всего лишь в 25 милях от Гибралтара.

Потеря «Арк Ройяла» оставила Королевский Флот без авианосцев на Средиземном море в первый раз с начала войны. Только новые бронированные авианосцы подходили для действий на этом театре, но их в ноябре 1941 года не имелось. «Илластриес» и «Формидебл» ремонтировались в Соединенных Штатах. «Викториес» находился в составе Флота Метрополии, где был совершенно необходим для слежения за немецкими рейдерами. «Индомитебл», который вошел в строй 1 октября 1941 года, был все еще не готов к боевым действиям.

Отсутствие авианосцев в составе британских соединений не сказалось немедленно на положении Мальты. А следовательно, морские коммуникации Оси по-прежнему оставались под постоянной угрозой. В октябре 1941 года 63 % всего снабжения, отправленного из Италии, пошли на морское дно. В ноябре потери выросли до 70 %. Генеральный Штаб германской армии отмечал 9 ноября: «Конвой № 51 уничтожен. Все корабли с техникой для танковой группы в Африке потоплены английскими кораблями». Положение немецких войск в Африке требовало немедленных действий против Мальты.

2 декабря 1941 года Гитлер приказал II авиакорпусу перебазироваться в Сицилию и Северную Африку. Этот корпус был основой сил Люфтваффе на Восточном фронте, и его уход болезненно отозвался на германских войсках, которые столкнулись с усилившимся сопротивлением русских. Фельдмаршалу Альберту Кессельрингу, одному из лучших офицеров Люфтваффе, было приказано руководить воздушными операциями на южном театре. Ему были подчинены II авиакорпус и Х авиакорпус, находившийся в Восточном Средиземноморье. Целью Кессельринга было:

«Захватить контроль в воздухе и на море между Южной Италией и Северной Африкой и тем самым обезопасить коммуникации, идущие в Ливию и Киренаику. В этой связи особенно важна нейтрализация Мальты.

Взаимодействовать с немецкими и итальянскими сухопутными силами в Северной Африке.

Помешать проводке вражеских конвоев через Средиземное море, а также помешать снабжать‹удерживаемые англичанами› Тобрук и Мальту. Задачу выполнять в тесном взаимодействии с имеющимися немецкими и итальянскими морскими силами».

Для нейтрализации Мальты II авиакорпус перебросил в Сицилию 325 самолетов: 5 групп бомбардировщиков Ju-88А-4, 1 группу пикировщиков Ju-87, 1 группу двухмоторных истребителей Ме-110 и 4 группы истребителей Ме-109F. Пока что II авиакорпусу не хватало опыта действий против вражеских кораблей, который отличал Х авиакорпус. Однако увеличение числа немецких самолетов и подводных лодок на Средиземном море представляло серьезную угрозу для англичан.

 

Война в Арктике и Атлантике

С середины 1940 и до конца 1941 года Средиземное море было главным театром действий английских авианосцев. Но при этом они еще принимали участие в боях в Арктике и Атлантике. Это было вызвано опасениями, что немецкие линкоры и крейсеры могут напасть на торговые суда и конвои. Операции по поиску рейдеров вконец измотали «Викториес» и часто приводили в Атлантику «Арк Ройял». Обязанности авианосцев стали еще шире, когда летом 1941 года немцы вторглись в Советскую Россию. Великобритания сразу пришла на помощь неожиданному союзнику.

Немцы организовали интенсивное судоходство в прибрежных водах Норвегии и Финляндии, так как они доставляли на транспортах из Северной Норвегии железную руду, остро необходимую промышленности Германии. Такие действия также представляли угрозу английским конвоям с военными материалами, которые следовали в советские порты Мурманск и Архангельск. Поэтому британское Адмиралтейство решило нанести удар по немецкому судоходству в этом районе.

Авианосные операции в северных водах были очень опасны. Полярный день не позволял кораблям укрыться в темноте, а немцы имели в северной Норвегии множество аэродромов. И все-таки 23 июля авианосцы «Фьюриес» и «Викториес», 2 тяжелых крейсера и 6 эсминцев покинули Скапа Флоу и направились на север.

Немецкий разведывательный самолет обнаружил английское соединение, и важнейший элемент внезапности был утерян. Никаких немецких транспортов обнаружить не удалось, поэтому авианосцы подняли 15 истребителей «Фулмар», 29 «Альбакоров» и 9 «Суордфишей», вооруженных бомбами, для атаки портовых сооружений Петсамо и Киркенеса. Немецкие истребители и зенитные орудия оказали английским самолетам «теплую» встречу. Более половины из 22 «Альбакоров» «Викториеса» были сбиты над Киркенесом. Англичанам удалось повредить портовые сооружения, а «Фулмары» сбили 4 истребителя Ме-109. Налет обошелся слишком дорого, и больше таких операций не повторяли.

В конце августа «Викториес» и старый «Аргус» приняли участие еще в одной операции по помощи русским. На сей раз это была перевозка истребителей «Харрикейн». «Аргус» принял на борт 48 «Харрикейнов», и на один из транспортов были погружены разобранные истребители. «Викториес», 2 крейсера и 6 эсминцев сопровождали их в Баренцево море. «Харрикейны» успешно взлетели с «Аргуса» и добрались до Мурманска, транспорт тоже благополучно пришел в Архангельск. На обратном пути самолеты «Викториеса» атаковали немецкие суда, следующие вдоль норвежского побережья, но сумели потопить лишь одно. В начале октября «Викториес» совершил еще один рейд к норвежскому побережью, и снова результат не оправдал затраченных усилий.

В Атлантике 6 июня 1941 года самолеты авианосца «Игл» потопили немецкий блокадопрорыватель «Эльбе», который в апреле вышел из Японии. 15 июня его самолеты помогли легкому крейсеру «Дьюнедин» захватить немецкий танкер «Лотринген», который снабжал топливом подводные лодки и рейдеры.

Но самым главным в Атлантике была борьба против немецких подводных лодок. Часть угроз исходила от дальних разведчиков FW-200С «Кондор», которые наводили лодки на конвои союзников и сами атаковали торговые суда. Чтобы как-то нейтрализовать «Кондоры», было предложено катапультировать истребители с торговых судов. Стимулировал разработку этого проекта Уинстон Черчилль. В конце 1940 года военные согласились с этим предложением.

В качестве катапультируемых истребителей было предложено использовать «Харрикейны», имеющие скорость 300 миль/час и вооруженные 8 пулеметами. На 35 судах водоизмещением от 2500 до 12000 тонн начались работы по установке катапульт. «Харрикейн» превратился в «Си Харрикейн» (Mk IA), а корабли были названы «торговыми судами катапультирования самолетов» (Catapult Aircraft Merchant), или САМ-судами. Планировалось, что каждый конвой будут сопровождать не менее 2 САМ-судов. Каждое такое судно, кроме своего обычного груза, несло готовый к взлету «Харрикейн».

Каков бы ни был исход воздушного боя, пилот истребителя должен был лететь к ближайшему берегу или, если берег находился слишком далеко, выбрасываться с парашютом в надежде, что какое-нибудь судно покинет строй и остановится, чтобы подобрать его. Так как дальность полета «Кондора» была гораздо больше, чем у «Харрикейна», такие прыжки стали правилом, а не исключением. Сначала пилоты истребителей были добровольцами из ВСФ, но позднее к этой операции подключились и КВВС. По мнению английского морского историка С.У. Роскилла, такие полеты требовали от пилотов хладнокровной отваги.

27 мая 1941 года в море вышло первое САМ-судно «Михаэль Е.». К несчастью, оно было торпедировано подводной лодкой раньше, чем его самолет успел что-либо сделать.

Первый «Харрикейн», сбивший «Кондор», взлетел 8 августа 1941 года с ЕВК «Мэплин». «Мэплин» был одним из 4 торговых судов, превращенных в «корабли катапультирования истребителей» (Fighter Catapult Ship). Они должны были помогать САМ-судам. Остальными тремя были: «Аруджиани» (переоборудован в 1941 году), «Патиа» (1941), «Регистан» (1943). В 1941 году гидроавианосец «Пегасус» был тоже переоборудован так, чтобы с него можно было поднимать истребители для защиты конвоев.

К концу 1941 года «Си Харрикейны» уничтожили 6 «Кондоров». На истребителях установили дополнительные подвесные баки, что увеличивало их шансы долететь до берега, но ухудшало маневренность самолета. Широкому использованию САМ-судов мешала необходимость иметь запасные «Си Харрикейны» во всех заморских портах для замены стартовавших в море. Лучшим решением было самое очевидное – иметь авианосцы для сопровождения конвоев. Они могли обеспечить истребительное прикрытие и вести противолодочное патрулирование. Но в Королевском Флоте авианосцев не хватало, а те, что имелись, были нужны в составе главных сил флота. Поэтому нужен был новый тип авианосцев, которые можно было бы строить в больших количествах при минимальных затратах материалов и труда. Таким кораблем стал эскортный авианосец, переоборудованный из торгового судна.

Прецеденты имелись. Вспомним хотя бы английский авианосец «Аргус» и американский «Лэнгли». Весной 1941 года, еще до того как первое САМ-судно вышло в море, британское Адмиралтейство приняло меры, чтобы получить авианосец специально для сопровождения конвоев.

Ирония судьбы заключается в том, что первым эскортным авианосцем стало немецкое торговое судно «Ганновер». Оно было захвачено в Санто-Доминго в феврале 1941 года английским легким крейсером и канадским эсминцем. После 4-дневной борьбы с пожаром, который устроил немецкий экипаж, «Ганновер» был отбуксирован на Ямайку. Так как судну все равно предстояло отправиться на верфь для ремонта повреждений, причиненных пожаром, «Ганновер» и был выбран для перестройки в эскортный авианосец. Корабль был переименован в «Эмпайр Одесити». Надстройки с него были срезаны, и вместо них установлена полетная палуба длиной 475 футов по всей длине корпуса. Под ней была устроена ремонтная мастерская и установлена цистерна для бензина. Но на корабле не имелось ни ангара, ни элеватора, самолеты должны были стоять открыто на полетной палубе. Корабль был оснащен дизелями, которые позволяли ему развивать скорость 15 узлов. Он был вооружен 102-мм орудием, установленным на корме, и 6 – 20-мм автоматами.

В июне 1941 года авианосец вошел в строй как ЕВК «Одесити». Самолеты, выделенные для него, были новинкой для Королевского Флота, как и сам «Одесити». Это были американские истребители F4F-3 «Уайлдкэт», в Англии до января 1944 года они носили название «Мартлет». Если не считать «Си Харрикейн», «Мартлет» превосходил любой истребитель ВСФ.

8 пилотов проделали по несколько учебных взлетов и посадок на «Одесити», хотя кое-кто из них раньше даже не видел авианосцев. В сентябре 1941 года первый эскортный авианосец вышел в море вместе с конвоем, направляющимся в Гибралтар.

Из-за малых размеров авианосца ему были выделены всего 6 самолетов. 2 постоянно находились в воздухе, в любое время дня. Один кружил вокруг конвоя по часовой стрелке, второй – против, пытаясь обнаружить немецкие подводные лодки и «Кондоры». Полеты проводились с соблюдением радиомолчания. В эфир пилоты выходили, только если был замечен противник, или корабль имел срочное сообщение для самолета.

Пока 2 самолета находились в воздухе, еще 2 пилота сидели в кабинах самолетов на полетной палубе в готовности к немедленному старту. Третья пара пилотов находилась в комнате отдыха, готовая бежать к самолетам и взлетать, если потребуется. Четвертая пара пилотов отдыхала, дожидаясь, пока первая пара сядет, чтобы уступить ей свое место. Полеты длились 1 час.

Всякий раз, когда садилась пара истребителей, а это происходило, по крайней мере, один раз в час, экипажу приходилось оттаскивать самолеты в носовую часть полетной палубы, чтобы освободить аэрофинишеры. После этого самолеты приходилось катить на корму, чтобы очистить место для взлета. Эти операции требовали много времени и сил. Ремонт и заправка самолетов производились прямо на палубе, в ветер и дождь, а ночью еще и без света. Кроме того, чтобы поднять или принять самолеты, «Одесити» приходилось оставлять конвой и разворачиваться против ветра. Все это делалось без сопровождения кораблей эскорта. Их было слишком мало, и они были слишком тихоходны, чтобы оставить торговые суда. В результате авианосец постоянно подвергался опасности атаки вражеских подводных лодок.

Истребители «Одесити» установили первый контакт с вражеской подводной лодкой 15 сентября и обстреляли ее, когда она погружалась. Конвой предпринял маневр уклонения. На следующую ночь подводная лодка атаковала один из кораблей эскорта, но торпеда прошла мимо цели. 20 сентября была замечена еще одна подводная лодка, и конвой снова изменил курс. На следующий день конвой был атакован «Кондором», который нанес роковые повреждения спасательному судну. Но тут же с «Одесити» взлетели 2 «Мартлета» и сбили немецкий самолет. Днем «Мартлеты» отогнали немецкие истребители-бомбардировщики, пытавшиеся атаковать буксир, следующий вместе с конвоем. Ночью еще 3 торговых судна были потоплены подводными лодками. Уцелевшие суда прибыли в Гибралтар, и частично это можно объяснить действиями «Одесити» и его 6 истребителей.

Вечером 2 октября «Одесити» покинул Гибралтар вместе с конвоем, идущим в Англию. Конвой прибыл в порт 27 октября, не потеряв ни одного судна. В этом походе самолеты «Одесити» успехов не имели.

29 октября «Одесити» снова направился в Гибралтар. На этот раз он имел на борту 8 самолетов и 10 пилотов. Из-за плохой погоды один «Мартлет» разбился при посадке, а еще один был сбит при атаке «Кондора». Впрочем, «Кондор» тоже был сбит. 11 декабря конвой прибыл в Гибралтар, не атакованный подводными лодками.

Пока «Одесити» отдыхал в Гибралтаре, пришло сообщение, что в 25 милях к востоку от порта затонул поврежденный немецкой подводной лодкой «Арк Ройял». Когда 14 декабря «Одесити» вместе с очередным конвоем вышел в Англию, у него на борту находилось много моряков «Арк Ройяла». Этот конвой насчитывал 32 торговых судна. Было известно, что большое число немецких подводных лодок попытается перехватить его, поэтому выход был задержан, чтобы собрать сильный эскорт, который состоял из 3 эсминцев, 7 шлюпов, 2 корветов и эскортного авианосца «Одесити». Однако на авианосце осталось лишь 4 самолета.

В первую же ночь «Суордфиш» из Гибралтара атаковал подводную лодку, направляющуюся в сторону конвоя, и вынудил ее пропустить английские корабли. Тот же самолет позднее установил контакт с другой подводной лодкой. Корабли конвоя вступили в бой на следующий день, 15 декабря, когда австралийский эсминец потопил вражескую подводную лодку.

Утром 17 декабря один из истребителей «Одесити» заметил в 22 милях от конвоя подводную лодку и обстрелял ее из пулеметов. Другой «Мартлет» обнаружил вторую подводную лодку с другого борта конвоя. Лодка осталась на поверхности и зенитным огнем сбила истребитель. Однако, задержавшись на поверхности, она подставилась под удар эскортных кораблей, которые немедленно устремились к ней. После короткого, но жаркого боя экипаж оставил лодку, которая затонула. Пленные показали, что подводная лодка провела ночь внутри конвоя, переговариваясь по радио с другими лодками!

Утром 18 декабря эскортные корабли глубинными бомбами потопили еще одну подводную лодку. Немного позднее истребители «Одесити» отогнали 2 немецких самолета. Ночью подводные лодки пытались атаковать конвой, но безуспешно.

Рано утром 19 декабря подводная лодка торпедировала и потопила один из эсминцев, однако другой корабль эскорта протаранил и потопил ее саму. Часом позднее торпеда с подводной лодки едва не попала в «Одесити». Торговое судно получило попадание торпедой и было добито артогнем. Потом было еще несколько контактов с подводными лодками, а 2 «Мартлета» сбили еще один «Кондор». При этом один истребитель пошел в лобовую атаку и вырвал часть элерона немецкого самолета своим хвостовым колесом. Ночь прошла спокойно.

На следующее утро был замечен еще один «Кондор», однако он сумел удрать от авианосных истребителей. В тот же день впереди конвоя были замечены 2 подводные лодки, хотя ночь прошла спокойно. Зато день 21 декабря выдался бурным.

Как только один из пилотов поднялся в воздух, он сразу заметил 2 подводные лодки в 25 милях за кормой конвоя. Они стояли на поверхности борт о борт. Одна была повреждена, видимо, при столкновении с другой. «Мартлет» обстрелял их, и обе лодки погрузились. Туда были направлены 4 эскортных корабля, которые потопили одну субмарину. Еще одна лодка была замечена в тот момент, когда «Одесити» в связи с наступлением темноты был вынужден прекратить полеты. (Его самолеты не имели радара, а палуба не была оснащена посадочными огнями.)

 

Гибель «Одесити»

Этой же ночью «Одесити» покинул свое обычное место в центре конвоя и пошел один, делая противолодочный зигзаг на скорости 14 узлов. Командир авианосца капитан 2 ранга Д.У. МакКендрик считал, что подводные лодки будут охотиться за авианосцем в центре конвоя, и их «промахи» попадут в торговые суда, находящиеся вокруг. Его опасения были вполне оправданны, так как командиры немецких лодок имели приказ уничтожить эскортный авианосец.

В 22.33 было торпедировано торговое судно. На другом судне зажгли фальшфейеры, чтобы осветить подводную лодку, но вместо этого осветили «Одесити», чем и воспользовался командир U-751. В 22.37 подводная лодка добилась попадания торпеды в авианосец.

Когда торпеда взорвалась, корабль вздрогнул, и его корма ушла в воду. Машины остались целы, однако авианосец потерял управление. Он остановился, и через несколько минут подводная лодка всадила в него еще 2 торпеды. «Одесити» быстро пошел на дно. На нем погибли 75 офицеров и матросов, в том числе капитан 2 ранга МакКендрик.

Во время ночного боя 2 эскортных корабля столкнулись, и оба получили серьезные повреждения, после чего они не могли использовать свои гидролокаторы. Конвой больше не потерял ни одного судна, и подводные лодки больше не пытались его атаковать, хотя после гибели «Одесити» конвой еще раз был обнаружен немецким самолетом.

Всего этот конвой подвергся атакам 12 подводных лодок, которым противостояли 12 эскортных кораблей и «Одесити». Финальный счет потерь был следующим:

30 торговых судов дошли до цели, а 2 судна и 2 военных корабля были потеряны в обмен на 5 подводных лодок, что было неплохим соотношением. Дениц назвал эту операцию поражением своих сил. Он написал в своем рапорте:

«Самым плохим обстоятельством было присутствие авианосца. Маневренный и быстроходный самолет постоянно кружил над конвоем. Когда он замечал подводную лодку, та должна была немедленно погружаться или отходить. Присутствие вражеского авианосца также помешало длительному слежению за конвоем немецких самолетов. Поэтому потопление авианосца приобретает важнейшее значение не только в этом случае, но и в любом будущем бою против конвоя».

Эскортный авианосец оправдал себя, но требовалось некоторое время, прежде чем такие корабли появятся в достаточном числе, хотя и была принята большая программа их строительства. Немецкие подводные лодки еще будут продолжать бесчинствовать в Атлантике в 1942 году, хотя именно этот год станет годом триумфа авианосца.