Теряя, не прибавишь пустоты,

А пустота сама себя не терпит.

Привычной лжи пустые пьедесталы

Заменой истине. Нет худа без добра…

Беглец. Весь — финиш.

Цель диктует средства.

Засада. Сети. Ничего не изменить,

Не нарушая правила игры.

Границы, установленные прежде,

Приходится ревниво охранять:

«Твое, мое, чужое, наше, их… »

Добро и зло, жизнь, смерть…

Никто не станет

Жить в полосе прифронтовой,

Поглубже в тыл!..

(Однако! Суть конфликтов приграничных

В самом существовании границ?)

Так, разум оторвав от доброты,

Разводят их на ринге по углам

И объявляют поединок…

Стойте!!!

Над пропастью, у самого обрыва,

Кто копошится:

Слепой? Не смеющий решиться?

Самоубийца? Птица?

Граница.

Да и нет.

Свет. Темнота.

И ощущаемые очертанья тел.

Каких границ рассудок не возвел?

Не оттого ль тела, желая слиться,

Настраивают души в унисон.

И, музыке покачиваясь в такт,

Друг друга пьют в объятии упругом?

И чем полней душа осознается,

Тем ей невыносимей разобщенность.

Но добротой не отягченный разум

Играет безразличными словами,

И, обнаружив видимую суть,

Стремится все назвать по именам.

Тем временем на крыльях любопытства

Душа, влетая в хитрые ловушки,

Тончайших пут не в силах разорвать…

Челнок мечты на парусах иллюзий,

Случайным ветром к берегу прибитый,

О неприступный материк расколот…

И, зачерпнув жестокости бортом,

Идет ко дну, и облака над морем,

Как сорванные ветром паруса.