Слепили бабу на морозе — руки, ноги, голова.

Она стоит в нелепой позе — не жива и не мертва.

А мне другой не надо нынче, пусть красивых

в мире тыщи,

Нет ее белей и чище, и другой такой не сыщешь,

Хоть ты тресни.

Ах, эта женщина веселая, большая, вся из снега.

Для любви ее душа, а ноги созданы для бега.

И я бегу с любимой рядом, о, как глаза ее ясны,

И я томлюсь под нежным взглядом, доживет ли до весны

Такая краля?!

А весною станут немощными, тают зимние мечты.

И к нам тогда приходят девочки, с которыми на «ты».

Берут нас теплыми руками, вместе с нашими мечтами,

Как тисками, и ночами шепчут нам: «Останься с нами…»

Вот уж вряд ли.

Но ведь не вечно наше лето и октябрь неумолим.

И конечно, мы об этом не особенно грустим.

Нас очаруют и ослепят феи летних отпусков.

Ах, отчего они зимой не лепят снежных мужиков?