Следующим утром Гарри не успел и носок натянуть, а Симус, быстро одевшись, уже смотался из комнаты.

— Он думает, я его покусаю, если он проведет со мной лишнюю секунду? громко спросил Гарри, взглянув на пижаму Симуса, раскиданную на полу.

— Не беспокойся Гарри, — пробормотал Дин, надевая сумку на плечо. — он только…

Но, видимо, Дин не знал, что случилось с Симусом и, после неловкой паузы, тоже вышел из спальни.

Невил и Рон пытались поддержать Гарри, мол, «это-его-проблемы», но Гарри не мог успокоится. Сколько еще можно терпеть?

Они было направились на завтрак, но в Комнате отдыха их нагнала Гермиона.

— В чем дело? — спросила она. — Вы выглядите совершенно… — о, небо.

Она посмотрела на доску объявлений в гостиной, где рядом с датой посещения Хогсмида, (оно должно состояться в первые выходные октября), красовалось:

ТОННЫ ГАЛЛЕОНОВ

Не хватает денег на карманные расходы?

Хотите заработать немного золота?

Свяжитесь с Фредом и Джорджем Уизли из общежития Гриффиндор. Работа простая, займет немного времени, не вредит здоровью. (Работодатели не несут ответственности в случае болезни или смерти претендента).

— Это переходит все границы, — мрачно сказала Гермиона, срывая это объявление.

— Мы должны поговорить с ними, Рон.

Рон выглядел немного встревожено.

— Зачем?

— Затем, что мы старосты! — сказала Гермиона, проходя через проход с портретом Толстой Тети вместо двери. — Мы здесь для того, чтобы останавливать подобные вещи!

Рон ничего не сказал. Как мог судить Гарри по его мрачному выражению лица, перспектива останавливать Фреда и Джорджа, занимающихся своим любимым делом, не особо его грела.

— В любом случае, что произошло, Гарри? — продолжила Гермиона, когда они спускались по лестнице, вдоль которой были развешаны портреты старых ведьм и волшебников. Те совершенно не обращали на них внимания, поглощенные собственной беседой. — Ты плохо выглядишь.

Гарри промолчал.

— Симус считает, что Гарри солгал про ТЫ-ЗНАЕШЬ-КОГО, — коротко объяснил Рон.

— Лаванда тоже так думает. — Гермиона вздохнула, ожидая от Гарри сердитой реакции.

— Ты мило побеседовала с ней о том, как я лгу, потому что чувствую себя одиноким, верно? — громко спросил Гарри. А после некоторой паузы добавил, понизив голос. — Извини.

— Нет, — спокойно сказала Гермиона. — Я ответила, что будет очень мило, если она больше не будет напрягать свое горло и раскрывать свой большой рот. Гарри, ты до сих пор не понял, что я и Рон — на твоей стороне?

Друзья промолчали.

— А он был прав, — с достоинством продолжила Гермиона. — Разве вы не помните что сказал Дамблдор на последнем банкете в конце прошлого года?

Гарри и Рон непонимающе посмотрели на нее и Гермиона снова вздохнула.

— ВЫ-ЗНАЕТЕ-О-КОМ. Дамблдор сказал: у него есть дар сеять раздоры и вражду. Мы можем противостоять ему, только проявив дружбу и доверие такой же силы…

— Как умудряешься все запоминать? — восхищенно спросил Рон.

— Я умею слушать, Рон, — резко ответила Гермиона.

— И что делать? Я точно не знаю, но…

— Я знаю, что делать, — торопливо прокричала Гермиона. — надо вспомнить все, что нам рассказывал Дамблдор. Вы-Знаете-Кто вернулся только два месяца назад, а мы уже все перессорились. Сортировочная Шляпа предупреждала об этом — мы должны держаться вместе…

— Гарри говорил об этом еще вчера вечером, — парировал Рон. — Если это означает, что мы должны подружиться со Слизерином, то шансов — ноль.

— Прекрасно, мне жаль, что мы даже не пытаемся подружиться с другими факультетами. — раздраженно сказала Гермиона.

Они дошли до мраморной лестницы. Несколько четверокурсников из Равенкло, увидев Гарри, поспешили собраться в плотную группу, как будто он мог напасть на отставших.

— И мы действительно должны подружиться с такими, как они? — с сарказмом произнес Гарри.

Когда они вошли в Большой Зал, то сразу же взглянули на учительский стол.

Профессор Грабли-Планк беседовала с Профессором Синистрой, учителем Астрономии, Хагрида все еще не было. Волшебный потолок Залы как будто отображал Гаррино настроение: это было несчастное, дождливое, покрытое серыми облаками небо.

— Дамблдор даже не упомянул, как долго здесь будет Грабли-Планк сказал он, когда они подошли к гриффиндорскому столу.

— Возможно… — задумчиво проговорила Гермиона.

— Что? — не удержались Гарри и Рон.

— Хорошо… возможно он не хотел привлекать внимание к Хагриду пока его нет.

— Что это значит — "привлекать внимание"? — полушутя сказал Рон. — Его трудно не заметить.

Но прежде, чем Гермиона смогла ответить, высокая девушка с длинными плетенными волосами подошла к Гарри.

— Привет, Ангелина, — поздоровался он.

— Привет! — оживленно сказала Ангелина. — Как отдохнул? — и, не ожидая ответа, продолжила. — Слушай, меня летом назначили капитаном команды Гриффиндора по Квиддичу.

— Мило, — усмехнулся Гарри. Он подумал, что речь Ангелины вряд ли будет столь же многословна, как и старого капитана Оливера Вуда. Это было существенным плюсом.

— Да, отлично. Ну, в общем, нам нужен новый вратарь, ведь Оливер закончил школу в прошлом году. Замену будем искать все вместе. Надо подобрать достойного кандидата.

— Хорошо — сказал Гарри.

Ангелина улыбнулась и ушла.

— Я забыла, что Оливер ушел. — неопределенно сказал Гермиона, пододвинув к себе тарелку с тостами. — Я полагаю, что будет много споров в команде.

— Я считаю, — сказал Гарри, садясь за скамью напротив. — Он был отличным вратарем.

— Однако свежие силы не повредят, как считаешь? — спросил Рон.

Со свистом и грохотом прибыли сотни сов, вылетая из верхних окон. Они разлетелись по Зале, разнося совершенно мокрые письма и пакеты — дождь на улице усилился. Хедвиги не было, но Гарри не очень удивился: единственным, с кем он переписывался, был Сириус, вряд ли что-то могло произойти за эти 24 часа с их последней встречи. Гермиона, однако, быстро убрала свой сок в сторону, что бы освободить место для большой мокрой совы, несущей в клюве "Ежедневный Пророк".

— Ты все еще получаешь это? — презрительно сказал Гарри, размышляя о Сириусе. Но Гермиона положила монетку в мешочек на ноге совы, и та удалилась.

— Меня это мало трогает…я разгребаю мусор. Врага надо знать в лицо. — мрачно заявила Гермиона, и, развернув газету, спряталась за ней, до тех пор, пока Гарри и Рон не закончили завтрак.

— Увы, ничего. — просто сказала она, скручивая газету и бросая ее возле тарелки.

— Ни о тебе, ни о Дамблдоре.

Профессор МакГоннагал ходила шла вдоль стола и раздавала расписание.

— Смотрите! — простонал Рон. — Сегодня — История Магии, двойные Зельеваренья, Предсказание и удвоенная Защита от Темных Искусств… Биннс, Снэйп, Трелони и эта Умбридж — все в один день! Я желаю Фреду и Джорджу поторопиться и достать Пасующий Хавчик…

— Этого не может быть, — сказали Фред с Джорджем, севшие около Гарри. — Старосты Хогвартса еще ходят на занятия?

— Посмотри что у нас на сегодня, — брюзжал Рон, тыча своим расписанием под нос Фреду. — Это самый ужасный понедельник, который у меня когда-либо был.

— Да уж, братишка, — сказал Фред, просматривая колонку. — Но сегодня ты сможешь купить Кровавых драже с большой скидкой, если хочешь.

— С чего бы это? — подозрительно сказал Рон.

— Потому что ты будешь истекать кровью, пока она у тебя не кончится, мы еще не нашли противоядия, — объяснил Джордж, накладывая себе лосося.

— Воистину, — капризно сказал Рон, забирая свое расписание. — Но я, пожалуй, воздержусь.

— К разговору о вашем Кровавом драже, — проговорила Гермиона уставясь на Фреда и Джорджа. — Вы не можете зазывать добровольцев на гриффиндорской доске объявлений.

— Это кто это нам запретит? — удивился Джордж.

— Я. - ответила Гермиона. — И Рон.

— Не впутывай меня в это, — торопливо заявил тот.

Гермиона вонзилась в него взглядом. Фред и Джордж захихикали.

— Скоро ты по другому запоешь, Гермиона, — сказал Фред, намазывая масло на блин. — Это ваш пятый год, вы вскоре сами попросите у нас Хавчик.

— А какая связь между пятым годом обучения и желанием получить Пасующий Хавчик? — спросила Гермиона.

— Пятый год — год С.О.В<Стандартные Отметки Волшебников — прим. MsFix>. - сказал Джордж.

— Ну?

— У вас экзамены на носу, не так ли? Так что они сотрут ваши носы как жернова зерно. — с удовлетворением сказал Фред.

— Уже полгода, из-за подхода С.О.В — счастливо начал Джордж. — Слезы и истерика царят в Хогвартсе… Патриция Стимпсон продолжает прибывать в неуравновешенном состоянии…

— Кеннет Тоулер сгорел на учебе… — добавил Фред.

— Это потому, что ты подложил ему порошок Bulbadox в пижаму, напомнил Джордж.

— Ах, да. — усмехнулся Фред. — Я и забыл… иногда сложно все запомнить.

— Так или иначе, пятый год — это кошмар. — сказал Джордж. — Если вы заботитесь о результатах своих экзаменов… Фред и я всегда готовы помочь.

— И вы получили по три СОВы? — спросил Рон.

— Без особых проблем. — беззаботно ответил Фред. — Но мы чувствуем что наша жизнь лежит вне мира университетских достижений.

— Мы серьезно обсудили, что мы будем делать после окончания седьмого курса. — гордо сказал Джордж. — и теперь когда мы получили…

Он прервался из-за предупреждающего взгляда Гарри, который знал, что Джордж собирался упомянуть о выигрыше Турнира Трех Волшебников.

— …когда мы получили своих СОВ, — торопливо закончил Джордж. — нам вряд ли понадобятся ПАУКи <Пресложная Аттестация Умений Колдуна — прим. MsFix>? Но вряд ли мама позволит нам бросить школу. А то, в отличие от Перси, мы не станем самой большой в мире задницей.

— Но мы не собираемся тратить последние годы учебы здесь впустую, добавил Фред, осматривая Большой Зал. — Мы собираемся использовать его, чтобы провести маркетинговые исследования, узнать, что необходимо среднестатистическому студенту Хогвартса от магазина розыгрышей, тщательно изучить результаты, а затем приступить к производству.

— Но где вы возьмете столько золота, чтобы организовать такой магазин, — скептически отозвалась Гермиона, — необходима куча денег на компоненты, разнообразные материалы, аренду помещения. Я думаю… Гарри не мог смотреть на близнецов. Он чувствовал, что краснеет, он специально наклонился под стол, якобы поднимая упавшую вилку, чтобы кровь отхлынула от лица. Он слышал как Фред говорил наверху: "Не задавай нам больше вопросов и мы не будем тебе врать, Гермиона. Пошли Джордж, если мы уйдем пораньше мы успеем продать пару Ушей-подслушек перед Травологией.

Гарри появился из-под стола, чтобы увидеть уходящих Фреда и Джорджа. Каждый из них нес кипе бутербродов.

— Что это значит? — сказала Гермиона переводя взгляд с Гарри на Рона. — Не задавай нам вопросов… — Это означает, что у них уже есть стартовый капитал?

— Ты знаешь, я тоже задаюсь этим вопросом. — сказал Рон, наморщив лоб. — Они купили мне новый набор мантий этим летом и я не смог понять, откуда они достали столько бабла…

Гарри решил что надо перевести беседу в более безопасное русло.

— Вы считаете, что этот год должен быть действительно тяжелым? Из-за экзаменов?

— О, да. — сказал Рон. — Будет тяжелым. СОВы действительно важны, они влияют на будущую карьеру. Билл рассказал мне, что потом мы сможем выбрать, какие ПАУКи сдавать в следующем году.

— Уже решили, кем вы будете после окончания Хогвартса? — спросил Гарри, когда они покинули Большой Зал и отправились на Историю Магии.

— Нет. — медленно сказал Рон. — Может…

Он выглядел слегка робким.

— Кем? — настаивал Гарри.

— Ну… круто быть Аврором. — бесцеремонно заявил Рон.

— Еще бы!

— Это же элита, — продолжил Рон. — Только отличный маг сможет им быть. А кем ты, Гермиона?

— Я не знаю. — сказала она. — Я хотела бы заниматься чем-то действительно стоящим…

— А Авроры чем, по твоему, занимаются? — возмутился Гарри.

— Да, но это — не единственная стоящая вещь. — глубокомысленно сказала Гермиона. — Вот если бы я смогла продолжить свое обучение…

Гарри и Рон избегали смотреть друг на друга.

* * *

История Магии, по общему мнению, была самым скучным предметом, преподававшимся в школе. У Профессора Биннса, преподавателя-призрака, был сопящий голос, гудением которого он гарантировал глубокий и здоровый сон через 10 минут в холодную, и через пять минут в теплую погоду после начала занятий. Он некогда не менял форму проведения урока, читал лекции без пауз, в то время как студенты делали заметки, или сонно смотрели в пространство. Гарри и Рону удавалась сдавать этот предмет только переписывая записи Гермионы перед экзаменом; казалась, она одна умеет справляться с усыпляющей мощью голоса Биннса.

Сегодня у них было гудение на тему "Войны Гигантов". Гарри продержаться первые 10 минут, думая, что этот предмет у другого преподавателя мог быть более интересным. Но, вскоре, его мозг сдался, и оставшиеся час и 20 минут он играл в палача с Роном, в то время как Гермиона кидала на них недовольные взгляды.

— Ну и как вы считаете? — спросила она холодно, когда они вышли из класса (Биннс пролетел сквозь классную доску). — Что будет, если я не дам вам конспекты в этом году?

— Мы не сдадим СОВ. - ответил Рон. — И это будет на твоей совести, Гермиона…

— Отлично, вы это заслуживаете, — огрызнулась она. — Вы даже не пытаетесь его слушать.

— Мы стараемся. — сказал Рон. — Мы только не имеем твоих умственных возможностей, твоей памяти, или концентрации — ты умнее нас — как у тебя это получается?

— Хватит молоть чепуху. — уже мягче ответила Гермиона, выходя на влажный двор.

Шел мелкий, моросящий дождик и люди, стоящие вокруг парка, казались как бы размазанными по краям. Гарри, Рон и Гермиона спрятались под балконом, подняв воротники мантий от холодного сентябрьского ветра и гадали, что Снэйп приготовил на их первый урок в этом году. Они пришли к выводу, что это будет нечто очень трудное, чтобы застать их врасплох после двух месячных каникул.

— Привет, Гарри. — кто-то незаметно приблизился к ним.

Это была Чо Чанг, и, что необычно, она была одна: Чо почти всегда окружала стайка хихикающих подружек. Гарри тут же вспомнил свои безуспешные попытки застать ее одну, чтобы пригласить на Рождественский бал.

— Привет. — сказал Гарри, чувствуя что краснеет. Успокойся, сейчас ты не покрыт слизью Мамбулус Мимбл-тонии, подумал он. Чо, казалось, думала о том же.

— Без слизи ты выглядишь лучше.

— Да. — сказал Гарри, пытаясь усмехнуться, как будто их последняя встреча была забавной, а не унизительной. — Так ты… ммм… провела лето?

Сейчас он хотел, чтобы Седрик не был другом Чо. Гарри боялся, что воспоминания о смерти Седрика давили на нее все каникулы также, как на него. Появилась какая-то напряженность в ее лице, но она сказала:

— Ох, все в порядке, ты знаешь…

— Это значок "Торнадо"? — вмешался Рон, указывая на небесно-синий значок, украшенный двойной золотой «Т», приколотый на мантию. — Ты что, болеешь за них?

— Да, — сказала Чо.

— Ты всегда за них болела или только после того, как они начали выигрывать в лиге? — обличающе заявил Рон.

— Я болела за них с шести лет. — холодно произнесла Чоу. — Во любом случае… еще увидимся Гарри.

Она ушла. Гермиона подождала пока Чо не пересечет внутреннюю середину двора, и повернулась к Рону.

— Ты — сама бестактность.

— Почему? Я всего лишь спросил… — Разве ты не видел, что у нее к Гарри личное дело?

— А кто ее останавливал?

— С какой это стати ты наехал на нее из-за «Торнадо»?

— Наехал? Ой, да ладно, большинство носят значки победителей последнего сезона…

— А тебе какое дело?!

— Это означает, что они не настоящие фанаты…

— Звонок, — тупо сказал Гарри.

Рон и Гермиона не прекращали спорить, пока не дошли до подземелий Снэйпа, дав Гарри много времени, чтобы насладится счастьем двухминутного разговора с Чо.

И все же, он думал, когда они присоединились к очереди, выстроившейся вперед дверью в класс Снэйпа, она сама захотела подойти к нему и поговорить. Да, она была подругой Седрика; она легко могла возненавидеть Гарри за то, что он вышел живым из лабиринта на Турнире Трех Волшебников, а Седрик умер, но все же она говорила с ним по-дружески, не как, если бы она думала что он сумасшедший или врун, или считала его ответственным за смерть Седрика… да, она определенно хотела поговорить с ним, и сделала это второй раз через два дня… и эта мысль так повысила настроение Гарри, даже зловещий скрип двери Снэйпа не смог его испортить. Как обычно, он сел за самый дальний стол между Роном и Гермионой, игнорируя их трескотню.

— Садитесь. — холодно сказал Снэйп, закрывая дверь за собой.

Не было необходимости просить о тишине. Класс услышал шум закрывающейся двери и тишина наступила абсолютная. Простое присутствие Снэйпа было достаточном, чтобы гарантировать безмолвие класса.

— Прежде, чем начнем сегодняшний урок. — сказал Снэйп, подходя к своему столу и оглядывая весь класс. — Думаю, нелишним будет напомнить вам, что в следующем июне вы будете сдавать очень важные экзамены, которые покажут, насколько вы выучили составы и использование магических зелий. Я надеюсь, что даже дауны, хотя большая часть класса к ним относится, поучат «Достаточный» по вашей CОВе, или испытают мое… недовольство.

Его пристальный задержался на сей раз на Невиле, который сглотнул.

— После этого года многие из вас конечно перестанут обучаться у меня, — продолжил Снэйп. — Я возьму только самых лучших в мой ПАУК, это означает, что с некоторыми из вас мы распрощаемся.

Его глаза уставились на Гарри, а губы изогнулись. Гарри отодвинулся в сторону, он чувствовал мрачное удовольствие от идеи распрощаться с ним после пятого курса.

— Но мы можем и растянуть момент расставания, — мягко сказал Снэйп. Так что тем, кто все же решит сдать ПАУК, я советую сосредоточить ваши усилия на сдаче СОВ. Сегодня мы будем смешивать зелье, которое часто бывает на экзамене СОВ. Это зелье — Глоток Мира, которое применяют, что бы снять беспокойство и волнение.

Будьте осторожны: если вы напутаете с компонентами, то выпивший заснет необратимым сном, так что вы должны уделить очень пристальное внимание тому, что вы делаете.

Гермиона сидела с выражением крайнего внимания.

— Ингредиенты и метод. — Снэйп взмахнул палочкой. — Находятся на доске — (они там появились). — Вы найдете все что вам нужно… — он еще раз взмахнул палочкой. — в шкафу… — (дверь упомянутого шкафа открылась)…вас есть полтора часа… начали.

Как друзья и предсказывали, Снэйп едва ли мог найти более трудное зелье.

Компоненты должны были добавлены в котел точно в строгом порядке и количестве; зелье необходимо было помешивать через определенное количество времени, сперва по часовой стрелке, затем — против, высокая температура огня под котлом должна быть понижена через определенное число минут, прежде чем заключительный ингредиент будет добавлен.

— Над вашем зельем должен подниматься легкий серебристый пар. сообщил Снэйп за десять минут до конца.

Гарри сильно вспотел, отчаянно оглядывая подземелье. Его котел щедро испускал темно-серый пар. Котел Рона плевался зеленными искрами. Симус лихорадочно подталкивал пламя в основание своего котла волшебной палочкой. Поверхность зелья Гермионы, однако, был покрыто серебряным туманом. Снейп кисло посмотрел на него поверх своего крючковатого носа и ничего не сказал. Так что можно было сделать вывод, что ему не к чему придраться.

У котла Гарри он, однако, остановился и посмотрел вниз с ужасной ухмылкой на лице.

— Поттер, и что же это такое?

Все слизеренцы, сидящие на первых партах, обернулись: они любили слушать комментарии Снэйпа по отношению Гарри.

— Глоток Мира. — напряженно сказал он.

— Скажите мне, Поттер. — мягко сказал Снэйп. — А Вы читать умеете?

Драко Малфой засмеялся.

— Да, я умею, — сказал Гарри, сильно сжав пальцы вокруг свой палочки.

— Ну так прочитайте третью строку в инструкциях.

Гарри щурясь, посмотрел на доску — теперь было не легко прочитать инструкции через смесь цветного пара заполнившего все подземелье.

— "Добавить толченый лунный камень, размешать три раза против часовой стрелки, позволить прокипеть в течении 7 минут, а после добавить две капли сиропа чемерицы."

Его сердце упало. Он не добавил сиропа чемерицы, а продолжил сразу с четвертой строки, после того, как зелье покипело 7 минут.

— Вы все сделали в третьем пункте, Поттер?

— Нет. — очень спокойно ответил Гарри.

— Пардон?

— Нет, — более громко повторил он. — Я забыл чемерицу.

— Я знаю что вы сделали, Поттер. Это означает, что этот бардак совершенно ни чего не стоит. Evanesce.

Содержание его котла исчезло. Он стоял, как дурак, возле пустого стола.

— Те, кто сумел прочитать инструкции — заполните фляги своими зельями, подпишите их и поставьте на мой стол для испытания. — сказал Снэйп.

— Домашняя работа: свойства и использование лунного камня в производстве зелий, на двенадцать листах пергамента. Срок — до четверга.

В то время как каждый вокруг заполнял свои бутылки. Гарри, кипя от ярости, убрал свои вещи. Его зелье было не хуже зелья Рона, которое теперь выделяло запах тухлых яиц; или Невила, которое достигло консистенции смешенного цемента и которое тот выдалбливал из котла. Но только Гарри получил нулевую оценку в течении урока. Он положил свою палочку в сумку, наблюдая как Снэйп марширует к доске с заполненными и закрытыми пробкой флягами. Когда прозвенел длинный звонок, Гарри первый покинул подземелье и направился на обед, Рон и Гермиона присоединились к нему в Большом Зале. Потолок стал еще темнее, чем утром, дождь хлестал в высокие окна.

— Это действительно было несправедливо. — пыталась утешить его Гермиона, садясь рядом с Гарри и подтягивая к себе пирог. — У Гойла оно было еще хуже. Когда он наливал его в свою флягу, та растворилась и подожгла его мантию.

— Да, конечно. — сказал Гарри, посмотрев на свою тарелку с негодованием. — Не настанут времена, когда Снейп будет относится ко мне справедливо.

Никто не ответил: все знали что Гарри и Снэйп ненавидели друг друга, как только он переступил порог Хогвартса.

— Я думала, он в этом году будет немного получше, — разочарованном голосом сказала Гермиона. — Я хочу сказать… вы понимаете… — она внимательно осмотрелась вокруг. По сторонам были пустые места и никто не походил мимо. — … теперь он находится в Ордене и все такое… — Ядовитые поганки не меняют свои пятна. — ответил Рон. — Так или иначе я всегда думал, что Дамблдор чокнутый, раз доверяет Снэйпу. Где доказательства, что он прекратил работать на Вы-Знаете-Кого?

— Я думаю что Дамблдор, вероятно, получил множество доказательств, даже если он не поделился ими с тобой, Рон. — огрызнулась Гермиона.

— Ой, да заткнитесь вы, — тяжело сказал Гарри, когда Рон снова открыл рот, чтобы возразить. Гермиона и Рон застыли сердитыми и обиженными.

— Вы можете передохнуть? — сказал Гарри. — Ваши ссоры сводят меня с ума. — И, отвернувшись от своего пирога, повесил свою школьную сумку на плечо и оставил их.

Он шел по мраморной лестнице, перепрыгивая сразу через две ступени, мимо проходили студенты, спешившие на обед. Гнев, который неожиданно вспыхнул, все еще горел в нем, а вид Рона и потрясенное лицо Гермионы доставили ему глубокое удовлетворение. "Это их дело", — продумал он, — "но почему они не могут хоть на миг прерваться… все время спорят… Как об стенку горох…"

Он прошел мимо картины рыцаря Сэра Кадогана. Сэр Кадоган вытащил свой меч и размахнулся им на Гарри, который не обратил на него ни малейшего внимания.

— Вернись, ты подлая собака! Быстро остановись и сражайся! — вопил Сэр Кадоган приглушенным голосом из-за его шлема, но Гарри прошел и тогда Сэр Кадоган попытался последовать за ним, перескакивая на следующую картину, не ее хозяин, большой и страшно выглядящий волкодав не пустил его.

Гарри потратил остатки обеденного времени сидя в одиночестве под люком в Северной Башне. Он был первым из тех, кто, после звонка, должен был подняться по серебряной лестнице, ведущей к аудитории Сибиллы Трелони.

Не считая Зелий, Предсказание было наименее любимым предметом, главным образом, из-за привычки Профессора Трелони предсказывать его преждевременную смерть различными способами. Худая женщина, она куталась в тончайшую, расшитую блестками шаль, ее длинную шею украшали многочисленные бусы и цепочки, большие очки невероятно увеличивали ее глаза, чем она всегда напоминала Гарри насекомое.

Она раскладывала учебники в кожаном переплете на небольшие столы. Когда Гарри залез в комнату, лампы, украшенные лентами, блекло светили и все вокруг казалось малиново-тусклым. Она не заметила его и он нашел место в тени. Остальная часть класса вскарабкалась через пять минут. Рон появился из люка, тщательно осмотрелся вокруг, нашел Гарри и направился к нему.

— Гермиона и я прекратили спорить. — сказал он, садясь около Гарри.

— С чего бы это, — проворчал Гарри.

— Но Гермиона говорит, что было бы лучше, если бы научился держать себя в руках.

— Я не…

— Я только передал сообщение. — опередил его Рон. — Но я считаю, она права. Мы не виноваты в том, как Симус и Снэйп обращаются с тобой.

— Я некогда не сказал бы это…

— Добрый день. — сказала Профессор Трелони, своим обычным затуманенным, мечтательным голосом, и Гарри прервался, снова чувствуя раздражение и стыд.

— И добро пожаловать обратно к Предсказаниям. Я, следила за вами, пока вы были на каникулах, и счастлива видеть, что вы все благополучно вернулись в Хогвартс.

Конечно, я знала это.

— На столах вы найдете "Оракул Снов" Иниго Манго. Интерпретация снов является одним из способов предсказания будущего и эта тема, наверное, будет на тестах СОВ. Конечно, сдача экзамена или его провал не имеют значения в священном искусстве гадания, если у вас есть Второй Глаз, реквизит и некоторая подготовка.

Однако Ректор будет присутствовать на экзамене, так что…

Ее голос изящно затих, и никто не сомневался, что Профессор Трелони ставила свой предмет выше таких мелочей, как экзамены.

— Отройте, пожалуйста «Оракул» на той странице, где Иманго говорит о толковании грез. Затем разделитесь на пары. Используйте учебник, чтобы интерпретировать сны, которые каждый видел вчера ночью. Начинайте…

Единственно, что было не плохо, так это то, что урок не был двойным, как, например, Зельеваренье. Когда они закончили читать введение, у них было 10 минут, чтобы растолковать сон. Рядом с Гарри и Роном сидел Дин с Невилом. Тот немедленно запутался в объяснении кошмара, в котором пара гигантских ножниц носили шляпу бабушки Невила; Гарри и Рон мрачно посмотрели друг на друга.

— Я никогда помню своих снов, — сказал Рон. — Рассказывай сам.

— Ты должен вспомнить хоть один. — нетерпеливо ответил Гарри.

Он не хотел делится своими снами с кем-нибудь. Он совершенно точно помнил, что действие его кошмаров разворачивалось на кладбище, но не нуждался ни в Роне, ни в Профессоре Трелони, ни в глупом "Оракуле Снов", чтобы его интерпретировать.

— Ладно, мне снилось что я играл в Квиддич. — вспомнил Рон. — Ну, и что это значит?

— Вероятно, ты будешь съеденным гигантским зефиром или кем-то еще. сообщил Гарри, без интереса листая страницы «Оракула». Это была очень скучная работа и трактовка Гарри не получала одобрения Профессора Трелони. Она задала им домашнюю задание: завести сонник, в который они должны записывать свои сны в течении месяца. Когда прозвенел звонок они спустились по лестнице, Рон громко ворчал:

— Ты в курсе, сколько нам уже задали домашней работы? Биннс задал написать сочинение длиною в фут с половиной о Войнах Гигантов, Снэйп — фут об использовании лунных камней, теперь еще — сонник! Фред и Джордж были правы относительно года СОВ, верно? Хоть бы Умбридж ничего не задала…

Когда они вошли в аудиторию Защиты от Темных Искусств, Профессор Умбридж сидела за своим столом. Она по-прежнему была в пушистом розовом жакете, и, на этот раз, в черном бархатном банте на голове. Бант напоминал муху, зачем-то расположившуюся на голове большой жабы.

Когда он вошел в комнату, в классе царила тишина. Неизвестно, насколько была Профессор Умбридж строга и поэтому никто не хотел рисковать.

— Отлично, добрый день! — сказала она, когда собрался весь класс.

Несколько человек пробормотали "добрый день" в ответ.

— Цыц, цыц — недовольно проговорила Умбридж. — Так не пойдет, давайте еще разок.

Я хотела бы что бы вы хором ответили "Добрый день, Профессор Умбридж". Еще разок, пожалуйста. Добрый день, класс!

— Добрый день, Профессор Умбридж! — пропели они за ней.

— Вот видите. Это было не очень трудно, не так ли? Теперь спрячьте свои палочки и достаньте перья, пожалуйста.

Многие в классе обменялись мрачными взглядами; распоряжение "спрячьте свои палочки" еще никогда не звучало на уроке, который раньше был таким интересным.

Гарри запихнул свою палочку в сумку и достал перо, чернила и пергамент.

Профессор Умбридж извлекла свою палочку, которая была необычно коротка, и постучала по доске, где проявились слова.

"Защита от Темных Искусств. Основные принципы".

— Итак, раньше ваше обучение было довольно фрагментарно, не так ли? заявила Профессор Умбридж, поворачиваясь к классу. — Постоянная замена преподавателей, многие из которых не соблюдали одобренную Министерством программу. И, к сожалению, вы далеко ниже уровня мастерства, который мы ожидаем увидеть на тестах СОВ в этом году.

— Вы будете рады узнать, что, тем не менее, я исправлю это. Мы будем следовать тщательно структурированной, сконцентрированной теории, одобренной Министерством под названием "Курс защиты волшебника". Перепишите следующее, пожалуйста.

Она снова постучала по доске; первое сообщение исчезло и вместо него проявилось:

Цели Курса:

— Понимание принципов, лежащих в основе защитного волшебства.

— Изучение ситуаций, в которых защитное волшебство может юридически использоваться.

— Разрешение использование защитного волшебства в контексте практического использования.

Несколько минут в классе шуршали перья, царапающие пергамент. Когда каждый написал все три цели курса, Профессор Умбридж, спросила:

— У каждого есть "Теория Магической Защиты" Вилберта Слайнхарда?

По всему классу прокатился унылый ропот согласия.

— Придется снова попробовать, — сказала Профессор Умбридж. — Когда я задаю вам вопрос, я хотела бы услышать ответ "Да, Профессор Умбридж" или "Нет, Профессор Умбридж". Так, у всех есть "Теория Магической Защиты" Вилберта Слайнхарда?

— Да, Профессор Умбридж, — звонко разнеслось по комнате.

— Хорошо. — сказала Профессор Умбридж. — Я хотела бы, чтобы вы открыли пятую страницу и прочитали "Глава Первая. Основы для Новичков". Думаю, пояснять не нужно.

Профессор Умбридж отошла от доски и устроилась на стуле за преподавательским столом, наблюдая за ними большими жабьими мешковатыми глазами. Гарри открыл страницу пять своей книги "Теория Магической Защиты" и начал читать.

Это было так же скучно, как и лекции Профессора Биннса. Он чувствовал как его мысль ускользает далеко от него; он прочел одну и ту же строку не менее шести раз. Прошло несколько тихих минут. Рон рассеянно поворачивал свое перо в пальцах, и смотрел на это же место. Гарри посмотрел направо и поразился:

Гермиона даже не открыла свой учебник. Она подняла руку и настойчиво смотрела на Профессора Умбридж.

Гарри не мог вспомнить, чтобы Гермиона когда-либо пренебрегала инструкцией или противилась искушению открыть книгу, которая была под ее носом. Он посмотрел на нее вопросительно, но она слегка повертела головой в знак, что не будет отвечать на вопросы, и продолжала пристально смотреть на Профессора Умбридж, которая смотрела так же решительно, но в другом направлении.

Прошло еще несколько минут, и Гарри уже не один наблюдал за Гермионой. Глава, с которой они должны были ознакомиться, была настолько утомительна, что все больше студентов наблюдали за этой немой сценой, отложив в сторону "Основы для новичков."

Когда уже солидная часть класса начала наблюдать за Гермионой, а не за книгой, Профессор Умбридж не могла больше ее игнорировать.

— Вы хотели спросить что-то относительно главы, дорогая? — она спросила Гермиону, как будто только что ее заметила.

— Нет, не о главе, — ответила Гермиона.

— Хорошо, но сейчас мы читаем. — сказала Профессор Умбридж, показывая свои маленькие зубы. — если у вас есть другие вопросы, мы сможем их разобрать их в конце урока.

— У меня есть вопросы относительно ваших целей курса, — сказала Гермиона.

Профессор Умбридж вопросительно подняла брови.

— Ваше имя?

— Гермиона Грейнджер.

— Хорошо, Мисс Грейнджер, я думаю что цели курса будут совершенно ясны, если вы их внимательно прочитаете. — сладким голосом сказала Умбридж.

— Незачем, — прямо сказала Гермиона, — там ничего не написано о защитных заклинаниях. Наступила короткая тишина, во время которой многие нахмуренно перечитывали три цели курса, все еще написанные на доске.

— Использование защитных заклинаний? — повторила Профессор Умбридж с кратким смешком. — Почему может возникнуть ситуация в моем классе, которая требовала бы использования защитных заклинаний, Мисс Грейнджер. Вы ждете, что на моем уроке на вас кто-то нападет?

— Мы не будем использовать магию? — громко воскликнул Рон.

— Студенты должны поднять руки, если желают говорить в моих занятиях. Мистер…?

— Уизли. — сказал Рон, поднимая свою руку.

Профессор Умбридж улыбнулась и отвернулась от него. Гарри и Гермиона также немедленно подняли руки. Мешковатые глаза Профессора Умбридж задержались на мгновение на Гарри, прежде, чем она посмотрела на Гермиону.

— Да мисс Грейнджер? Вы хотели спросить что-то еще?

— Да, — сказала Гермиона. — Конечно, мы должны практиковаться в защитных заклинаниях!

— Вы помощник Министра по образованию, Мисс Грейнджер? — сладким голосом спросила Профессор Умбридж.

— Нет, но…

— Хорошо, тогда, боюсь, у вас нет квалификации, чтобы решать что лучше для класса. Волшебники старше и более умные разработали нашу новую программу обучения. Вы будете изучать защитные заклинания безопасным для вас путем… — Как же их применять? — громко сказал Гарри. — Если на нас нападут, это не будет б…

— Рука, мистер Поттер, — пропела Профессор Умбридж.

Гарри толкнул руку в вверх. Снова Профессор Умбридж отвернулась от него, но теперь в воздухе появилось несколько рук.

— Ваше имя? — Профессор Умбридж обратилась к Дину.

— Дин Томас.

— Хорошо, Дин Томас?

— Как же с тем, о чем сказал Гарри? — сказал Дин. — Если нас атакуют, то это не будет безопасный для нас путь.

— Я повторяю. — сказала Профессор Умбридж, раздражительно улыбаясь Дину. — Вы ожидаете что вас атакуют на моем уроке?

— Нет, но…

Профессор Умбридж сказала им.

— Я не желаю критиковать управление этой школы. — сказала она, неубедительно улыбаясь, растягивая свой широкий рот. — Но раньше у вас преподавали некоторые очень безответственные волшебники, на самом деле безответственные, не говоря уже о… — она издал противный смешок…чрезвычайно опасных недолюдях.

— Если вы о Профессоре Лупине, — сердито заговорил Дин. — То он был лучшим.

— Рука, мистер Томас! Как я сказала — вас учили заклинаниям, которые очень сложны, которые не соответствуют вашему возрасту и потенциально смертельны. Вы боитесь, что на вас через день нападут Темные Силы…

— Мы не боимся. — вставила Гермиона. — мы только…

— Ваша рука не поднята, Мисс Грейнджер!

Гермиона подняла руку. Профессор Умбридж отвернулась от нее.

— Я так понимаю, что мои предшественники не только показывали вам незаконные проклятия, но использовали их на вас.

— Пусть он был маньяком, — горячо сказал Дин. — Но, благодаря ему мы чему-то научились.

— Вы не подняли руку, мистер Томас! — прокаркала Профессор Умбридж. Теперь Министерство решает, чему вас учить, а чему — нет. Ваше имя? добавила она пристально глядя на Парвати, чья рука только что поднялась в вверх.

— Парвати Патил. А разве на СОВах не будет практической части по Защите от Темных Искусств, где мы должны будем показать, что умеем делать контр-проклятия?

— Пока вы достаточно слабо изучили теорию, так что вы не сможете практиковаться, — сказала Профессор Умбридж.

— Как? — недоверчиво сказала Парвати. — Вы хотите сказать, что первый раз мы будем выполнять заклинание на экзамене?

— Я повторю, пока вы достаточно слабо изучили теорию…

— И как хорошая теория поможет нам в реальном мире? — громко сказал Гарри, его кулак снова оказался вверху.

Профессор Умбридж посмотрела на него.

— Это школа мистер Поттер, а не реальный мир, — сказала она мягко.

— Так мы не будем достаточно подготовлены для того, что ожидает нас там?

— Там вас ничто не ожидает, мистер Поттер.

— Ох, да? — сказал Гарри. Его ярость, казалось, достигла крайней отметки.

— И кто, по-вашему, нападет на таких детей, как вы? — приторным голосом спросила Умбридж.

— Хмм, давайте думать, что… — сказал Гарри, имитируя задумчивость. Может быть… Лорд Вольдеморт.

Рон задохнулся; Лаванда Браун издала небольшой крик, Невил скользнул в сторону от скамьи. Однако Профессор Умбридж не вздрогнула. Она смотрела на Гарри с мрачным удовлетворением на ее лице.

— Десять баллов с Гриффиндора, мистер Поттер.

Классная комната все еще была погружена в тишину. Все смотрели или на Умбридж и на Гарри.

— Теперь, позвольте мне говорить откровенно.

Профессор Умбридж встала и наклонилась к ним, ее короткие пальцы опирались на стол.

— Вы сказали что некий Темный волшебник, восстал из мертвых…

— Он и не умирал. — сердито сказал Гарри. — Но… да, он вернулся!

— Мистер-Поттер-вы-уже-потеряли-10-очков-не-делайте-хуже-для-себя. сказала Профессор Умбридж на одном дыхании. — Вы сказали, что некий Темный волшебник опять жив. Вы лжете.

— Это НЕ ложь. — сказал Гарри. — Я видел его, я боролся с ним.

— Наказание, мистер Поттер! — торжествующе объявила Профессор Умбридж. — Завтра вечером. В пять часов. В моем кабинете. Я повторяю, это ложь. Министерство Магии гарантирует что вы в безопасности от Темного волшебника. Если вы все еще волнуетесь, то придите ко мне после уроков. Если кто-то тревожит вас своими выдумками относительно переродившихся Темных волшебников, дай те мне знать. Я здесь, помогу. Я ваш друг. И теперь, будьте любезны, продолжайте читать. Страница пять. "Основы для Начинающих."

Профессор Умбридж села за свой стол. Гарри однако встал. Все смотрели на него;

Симус выглядел испуганным.

— Гарри, нет, — предупреждающе прошептала Гермиона, таща его за рукав, но Гарри отдернул руку.

— Так, согласно вам, Седрик Диггори покончил жизнь самоубийством? трясясь, спросил Гарри.

Класс дружно вздохнул, ни один из них, за исключением Рона и Гермионы, не слышал историю о смерти Седрика. Они пристально посмотрели на Гарри, затем на Умбридж, которая подняла свои глаза и смотрела на него без поддельной улыбки.

— Смерть Седрика была несчастным случаем. — сказала она холодно.

— Это было убийство. — парировал Гарри. Ему было тяжело говорить об этом, тем более тридцать одноклассников внимательно его слушали.

— Вольдеморт убил его и вы это знаете.

Лицо Профессора Умбридж ни чего не выражало. На мгновение Гарри подумал, что сейчас накричит на него. Но она сказала самым мягким девичьим голосом.

— Подойдите-ка сюда, дорогой мистер Поттер.

Он пнул свой стул в сторону, обошел Рона и Гермиону и встал перед учительским столом. Он чувствовал, что все в классе затаили дыхание. Он был так зол, что ему было наплевать на последствия.

Профессор Умбридж вытащила маленький розовый рулон пергамента из сумки, разложила его на столе, опустила перо в чернильницу и начала писать, наклонясь так, чтобы Гарри не мог видеть, что. Все молчали. Через несколько минут, она скатала пергамент и дотронулась до него палочкой. На свитке образовалось несколько застежек, так чтобы Гарри не мог его открыть.

— Отдашь Профессору МакГоннагал, милый, — сказала Профессор Умбридж, подписывая его.

Он взял свиток, повернулся на каблуках и оставил класс, даже не посмотрев на Рона и Гермиону, и хлопнул дверью. Он шел очень быстро, напряженно сжимая послание в руке. Поворачивая за угол, он обнаружил полтергейста Пивза, который плыл на спине в воздухе и жонглировал несколькими чернильницами.

— Кто это, потный Крошка Поттер! — прокудахтал Пивз, позволяя двум чернильницам упасть на пол, где они разбились, забрызгав пол и стены вокруг. Гарри прыгнул назад.

— Уйди, Пивз.

— Ухх, Психопат разозлился, — сказал Пивз, преследовавший Гарри по коридору и искоса посматривая на него. — Что на этот раз, мой прекрасный друг Поттер? Слышишь голоса? Делаешь наблюдения? Разговоры в…?

— Оставь меня ОДНОГО! — крикнул Гарри, перепрыгивая сразу через несколько ступенек, но Пивз, прокатился на спине и оказался около него.

— Ох, некоторые думают, что он лает, этот крошка Поттер. А некоторые думают что он просто печален. Но Пивси знает все и говорит что он сумасшедший.

— ЗАТКНИСЬ!

Дверь слева открылась и Профессор МакГоннагал появилась у дверей своего кабинета. Она смотрела мрачно и слегка беспокойно.

— Почему вы здесь кричите, Поттер? — спросила она, потому что Пивз, кудахча, исчез из поля зрения. — Почему вы не на занятиях?

— Меня послали к Вам, — натянуто произнес Гарри.

— Послали? Что вы хотите этим сказать?

Он отдал письмо Умбридж. Профессор МакГоннагал взяла его, хмурясь, вскрыла своей палочкой, раскрыла и начала читать. Ее глаза за квадратными очками передвигались из стороны в сторону, и с каждой строкой они становились все более узкими.

— Идите сюда, Поттер.

Он последовал за ней во внутрь. Дверь закрылась.

— Так, — сказала Профессор МакГоннагал. — Это правда?

— Что правда? — спросил Гарри, более настойчиво, чем хотелось бы. Профессор. — добавил он, в попытке сказать это более вежливо.

— Это правда, то вы накричали на Профессора Умбридж?

— Да. — сказал Гарри.

— Ты обвинил ее во лжи?

— Да.

— Ты сказал ей, что Тот-Кого-Нельзя-Называть вернулся?

— Да.

Профессор МакГоннагал села за стол.

— Хочешь пирожное?

— Что?

— Бери пирожное, — она указала на кучу бисквитов, шоколадок и конфет, лежащих на огромном блюде поверх каких-то бумаг. — И садись.

Только один раз Гарри, ожидая наказания от Профессора МакГоннагал, взамен получил что-то хорошее. Тогда он был назначен в гриффиндорскую команду по Квиддичу. А сейчас он сидел напротив МакГоннагал и ему достался Имбирный бисквит.

Профессор МакГоннагал записала примечания Профессора Умбридж и посмотрела на Гарри очень серьезно.

— Поттер, Вы должны быть очень осторожным.

Гарри проглотил большой кусок Имбирного бисквита и посмотрел на нее. Тон ее голоса не был таким, к которому он привык; он был озабоченный, более человечный, чем обычно.

— Недостойное поведение в классе Долорес Умбридж могло бы стоить вам гораздо дороже, чем очки факультета и наказание.

— Что вы…

— Поттер, подумайте здраво, — твердо сказала МакГоннагал, резко возвращаясь к обычной манере. — Вы знаете откуда она послана. Вы знаете кому она сообщит.

Прозвенел звонок, оглашающий окончания урока. Везде вокруг раздавались неуклюжие звуки движения студентов.

— Она написала, что в наказание Вы должны являться к ней каждый вечер на этой недели, начиная с завтрашнего дня. — сказал Профессор МакГоннагал.

— Каждый вечер на этой неделе! — в страхе повторил Гарри. — Но она не могла, Вы…

— Нет, не могу. — категорично сказала Профессор МакГоннагал.

— Но…

— Она ваш преподаватель и имеет право назначить вам Наказание. Вы пойдете в ее кабинет в пять часов, завтра. Только помните: будьте осторожны рядом с Долорес Умбридж.

— Да, но я сказал правду! — сказал Гарри, оскорблено. — Вольдеморт вернулся. Вы знаете, что он… Профессор Дамблдор знает, что он…

— Ради неба, Поттер! — почти кричала МакГоннагал, поправив сердито очки (она сморщилась, когда Гарри произнес имя Вольдеморта). — Неужели Вы думаете, что сейчас для Вас имеет значение — правда это или ложь? Чтобы сохранить свою голову на плечах, сейчас вам необходимо держать себя в руках.

Она встала, ее ноздри раздувались, а рот обычно тонкий и изящный, был искривлен в гримасе. Гарри тоже встал.

— Еще бисквит? — раздраженно сказала она, подталкивая к нему блюдо.

— Нет, спасибо. — холодно сказал Гарри.

— Не будьте смешным…

Он взял.

— Спасибо. — неохотно поблагодарил он.

— Разве вы не слышали речь Долорес Умбридж на празднике Начала учебного года, Поттер?

— Да. — сказал Гарри. — Да… она сказала… прогресс… запрещен или… хорошо… что означает… что Министерство Магии взялось за Хогвартс.

Профессор МакГоннагал на секунду посмотрела на него, затем фыркнула, прошла вокруг стола и открыла дверь.

— Хорошо, что вы слушаете хотя бы Гермиону Грейнджер. — сказала она, выпроваживая его из ее кабинета.