Гермиона не упоминала о том, чтобы Гарри давал им уроки по Защите от Темных Искусств, на протяжении двух недель после своего первоначального предложения. Наказание Гарри с Умбридж наконец-то закончилось (он сомневался, исчезнут ли когда-нибудь слова с его руки или нет). Рон был на 4 тренировках по квиддичу и на него не кричали во время последних двух; все трое смогли испарить своих мышей на Трансфигурации (Гермиона уже могла Испарять котят), пока вопрос не был поставлен вновь, во время дикого, ветряного вечера в конце сентября, когда вся тройка сидела в библиотеке в поисках компонентом для зелья Снейпа.

— Мне интересно, — внезапно заговорила Гермиона, — думал ли ты про Защиту от Темных Искусств, Гарри.

— Конечно, — мрачно ответил Гарри, — не могу забыть… с этой ведьмой, которая нас учит.

— Я имею в виду ту идею, которую придумала я и Рон, — Рон бросил на нее встревоженный взгляд. Нахмурившись, она посмотрела на него в ответ, ну ладно, идею, которую я придумала… про то, чтобы ты нас учил…

Гарри не ответил. Он притворился, что рассматривает книгу Азиатских Противоядий, так как в голове у него ничего не созрело для вразумительного ответа.

Он очень часто обдумывал эту идею на протяжении последних двух недель. Иногда это казалось безумным, как и в ту ночь, когда Гермиона это предложила, но чаще он думал о тех заклинаниях, которые использовал в схватках с Темными Существами и Пожирателями Смерти — оказалось, что он фактически подсознательно планировал уроки.

— Ну, — протянул он, так как не мог больше притворятся в том, что "Азиатские Противоядия" была очень интересной книгой, — да, я немного думал.

— И? — заинтересовалась Гермиона?

— Я не знаю, — сказал Гарри, оттягивая время. Он посмотрел на Рона.

— Я думал, что это отличная идея с самого начала, — Рон уже более охотно присоединился к беседе, так как был уверен, что Гарри не собирается опять орать.

Гарри неловко ерзал в кресле.

— Ты же слышал, что я сказал о моем везении, не так ли?

— Да, Гарри, — спокойно произнесла Гермиона, — но все равно, не старайся притворяться, что ты не знаешь Защиту от Темных Искусств, ведь это не так. Ты был единственным человеком в прошлом году, который противостоял заклинанию Империус, ты смог произвести Патронуса, ты делал все те вещи, которые не могут сделать даже взрослые. Виктор всегда говорил…

Рон так быстро повернулся к ней, что потянул шею. Потирая ее, он спросил:

— Нда? И что же говорил Вики?

— Хо-хо — ответила Гермиона. — Он говорил, что Гарри мог делать такие вещи, которые не мог даже делать он сам, а это был его выпускной год в Дурмстранге.

Рон подозрительно смотрел на Гермиону.

— Ты все еще переписываешься с ним, не так ли?

— Ну и что? — холодно спросила Гермиона, хотя и немного покраснела. У меня может быть друг по переписке, если…

— Он хотел быть не только другом по переписке, — обвиняющим тоном заявил Рон.

Гермиона покачала головой и, игнорируя, Рона, который продолжал на нее внимательно смотреть, обратилась к Гарри:

— Ну, что ты думаешь? Ты будешь нас учить?

— Только тебя и Рона, да?

— Ну, — опять забеспокоилась Гермиона, — Ну… держи себя в руках, Гарри, пожалуйста… но я действительно думаю, что тебе надо учить всех, кто хочет учиться. Я имею в виду, мы же говорим о том, как защищать себя от Вольдеморта. Не будет консервативным, Рон. Это будет справедливо, если мы дадим шанс и другим.

Гарри недолго подумал, а потом сказал:

— Да, но я сомневаюсь, что кто-то кроме вас двоих захочет, чтобы я был учителем. Я врун, ты про это помнишь?

— Я думаю, что ты удивишься, когда узнаешь, сколько человек желают тебя услышать, — серьезно начала Гермиона, — Посмотри, — она наклонилась к нему, Рон, все еще хмурясь, тоже наклонился, — Ты знаешь, что первые выходные в октябре будут в Хогсмиде? Как насчет того, чтобы встретить там всех заинтересованных и обговорить?

— Зачем нам это делать вне школы? — спросил Рон.

— Потому что, — Гермиона опять вернулась к диаграмме капусты китайца Чомпинга, которую она как раз переписывала, — Я не думаю, что Умбридж понравится, если она узнает, что мы задумали.

* * *

Гарри с нетерпением ждал поездки в Хогсмид, но одна вещь его очень сильно волновала. От Сириуса не было никаких вестей с тех пор, как он появился в камине вначале сентября. Гарри знал, что они его разозлили, попросив не приходить, но он волновался время от времени о том, что Сириус может выбросить предостережение на ветер и все равно объявиться. Что они будут делать, если большая черная собака подойдет к ним на улице Хогсмида, возможно прямо под носом у Драко Малфоя?

— Ну, ты не можешь его винить в том, что он хочет узнать о том, что происходит, — заметил Рон, когда Гарри обговаривал с ним и Гермионой свои страхи.

— Я имею в виду, что он был в бегах 2 года, я знаю, что это было нелегко, но, по крайней мере, он был свободен, не так ли? А теперь он должен торчать все время дома с тем жутким эльфом.

Гермиона нахмурилась, но проигнорировала часть про Кричера.

— Проблема в том, — обратилась она к Гарри, — что пока Вольдеморт ой, Рон перестань — выйдет в свет, Сириус должен будет сидеть взаперти, не так ли? Это глупое Министерство не собирается принимать во внимание, что Сириус невиновен, пока они не поймут, что Дамблдор всегда говорил правду. И когда эти дураки станут опять отлавливать настоящих Пожирателей Смерти, станет ясно, что Сириус не среди них… У него же нет Метки.

— Я не думаю, что он настолько глуп, чтобы появится, — сказал Рон. Дамблдор сдуреет, если бы он так сделал, а Сириус верит Дамблдору, даже если ему не нравится то, что он слышит.

Гарри пока все равно не успокоился, но Гермиона вспомнила:

— Послушай, я и Рон разговаривали с людьми, которые хотели бы научиться Защите от Темных Искусств, и несколько из них заинтересовались. Мы сказали им, что встретимся в Хогсмиде.

— Конечно, — безразлично ответил Гарри, все еще думая о Сириусе.

— Не волнуйся, Гарри, — прошептала Гермиона. — У тебя еще куча проблем и без Сириуса.

И она, конечно же, была права, так как он едва справлялся со всем домашним заданием, хотя было намного лучше, ведь он не проводил каждый вечер с Умбридж. Рон был завален заданиями еще больше, так как у него кроме тренировок по Квиддичу 2 раза в неделю были еще обязанности старосты. Однако, Гермиона, которая учила больше предметов, чем они, не только успевала сделать все уроки, а и связать еще одежды для эльфов. Гарри должен был признать, что у нее выходило все лучше и лучше: почти всегда можно было отличить шляпы от носков.

Утро перед посещением Хогсмида было ярким, но ветряным. После завтрака они построились в шеренгу перед Филчем, который сопоставлял их с длинным списком имен студентов, которые получили разрешения от своих родителей или опекунов посетить деревню. С небольшой болью, Гарри вспомнил, что без Сириуса, он бы вообще никуда не поехал.

Когда Гарри дошел до Филча, смотритель начал его старательно обнюхивать, словно стараясь засечь какой-то запах. Потом он коротко кивнул, став на место, и Гарри пошел вниз по каменным ступеням вниз к холодному, но солнечному дню.

— Ээ… а зачем тебя Филч обнюхивал? — спросил Рон, пока он, Гарри и Гермиона выходили за ворота.

— Я думаю, что он хотел унюхать запах Гнойных Бомб, — Гарри засмеялся, — я забыл вам рассказать.

И он вспомнил тот день, когда отсылал письмо Сириусу, Филч зашел спустя несколько минут с требованием посмотреть на письмо. К его удивлению, Гермиона заинтересовалась этой историей намного больше чем он сам.

— Он сказал, что ему доложили, что ты заказывал Гнойные Бомбы? Но кто ему доложил?

— Я не знаю, — Гарри пожал плечами. — Может Малфой, он думает, что это довольно весело.

Они прошли через высокие каменные столбы с окрыленными боровами на верхушке, и повернули налево на дорогу в деревню, в то время как ветер хлестал их волосами по глазам.

— Малфой? — скептически произнесла Гермиона. — Ну… да… может быть.

Она углубилась в размышления до того, как они дошли до предместья Хогсмида.

— Кстати, а куда мы идем? — спросил Гарри. — В "Три Метлы"?

— Нет, конечно, — вышла Гермиона из ступора, — в нем всегда много народу и слишком шумно. Я сказала остальным, что мы встретимся в Кабаньей Голове, другом пабе… ну в том… не на главной дороге. Я думаю, что он несколько… опасный… поэтому студенты туда обычно не ходят, поэтому я не думаю, что нам подслушают.

Они прошлись по главной улице мимо Магазина Волшебных Приколов Зонки, где они не удивились, когда увидела Фреда, Джорджа и Ли Джордана, проходя мимо почты, откуда равномерно вылетали совы, и завернули на небольшую улочку, наверху которой стояла небольшая гостиница. Разбитая деревянная надпись висела на ржавой скобке над дверью, с картиной мертвой головы кабана, чья кровь текла на ткань вокруг нее. Надпись заскрипела на ветру, когда они подошли ближе. Все трое замялись около двери.

— Ну, давайте же, — немного нервно подгоняла их Гермиона. Гарри зашел первым.

Это было не похоже Три Метлы, где стойка бара сияла чистотой и теплотой. Бар Кабаньей Головы умещался в одну маленькую, темную и очень грязную комнату, которая воняла чем-то вроде козлов. Окна комнаты были настолько загрязнены, что лишь небольшой луч света озарял комнату, которая вместо этого была освещена свечами, стоящими на грубых деревянных столах. Пол, как казалось на первый взгляд, был сжатой землей, хотя, когда Гарри наступил на нее, то он понял, что под столетним слоем грязи был каменный пол.

Гарри вспомнил, как Хагрид говорил об этом пабе в первый год его обучений: "Ага, много народу всякого в Кабаньей Голове", — он говор, объясняя, как выиграл яйцо дракона у странного незнакомца. Тогда Гарри не мог понять, почему Хагрид не удивился, что незнакомец скрывал свое лицо на всем протяжении их разговора; теперь он понял, что закрытые лица было модой в Кабаньей Голове. За баром был человек, чья голова была полностью закрыта грязными серыми бинтами, хотя он все еще был в состоянии заливать бесконечные стаканы с темной, пламенной жидкостью через разрез вокруг рта; две фигуры, укутанные в капюшоны, сидела рядом с окном. Гарри подумал бы, что это дементоры, если бы у них не было сильного йоркширского акцента, а в темном углу около камина сидела ведьма с толстой, черной вуалью до пят. Они могли увидеть только ее нос, так как он слегка высовывался из вуали.

— Я не знаю, Гермиона, — пробормотал Гарри, когда они подошли к бару. Он смотрел прямо на это ведьму, — может Умбридж скрывается за ней?

Гермиона оценила фигуру.

— Умбридж ниже ее, — тихо сказала она, — И даже если Умбридж придет сюда, она не может остановить нас, Гарри, потому что два или три раза перечитала школьные правила. Мы не выходим за рамки, я специально спросила Профессора Флитвика, можно ли студентам приходить в Кабанью Голову и он сказал да, но посоветовал мне принести свои стаканы. И я прочесала все, что могла про группы для учения и домашнего задания, они точно разрешены. Но я не думаю, что это было бы блестящей идеей оглашать то, что мы делаем.

— Нет, — сухо ответил Гарри, — особенно, так как мы устраиваем не группу для домашних заданий, не так ли?

Бармен направлялся к ним из задней комнаты. Это был старый хмырь с кучей седых волос и бородой. Он был высоким и худым, и откуда-то был знаком Гарри.

— Что надо? — прорычал он.

— Три Масляных Пива, пожалуйста, — попросила Гермиона.

— 6 Сиквелей, — сказал он.

— Я дам, — быстро отдал серебро Гарри. Глаза бармена переместились на Гарри, секунду обозревая его шрам.

Потом он отвернулся и положил деньги Гарри в старинный деревянный ящик. Гарри, Рон и Гермиона, оглядываясь, сели за самый дальний стол от бара, Человек в темных серых бинтах постучал по стойке костяшками пальцев и получил еще один стакан от бармена.

— Знаешь что? — пробормотал Гарри, смотря с энтузиазмом на бар. — Мы могли бы заказать все, что угодно здесь. Я готов поспорить, что этот тип продаст нас все, его это не волнует… Я всегда хотел попробовать Горящее Виски…

— Ты — староста! — воскликнула Гермиона.

— Ах, — улыбка сползла с лица Рона, — Нда…

— И так, кто здесь нас встретить? — Гарри наконец-то отломал ржавую крышку своего Масляного Пива и выпил залпом.

— Всего несколько людей, — повторила Гермиона, проверяя время и с интересом рассматривая дверь. Я сказала им быть здесь, я уверена, что они знают, где это… О, смотри, это, наверное, они.

Дверь паба открылась. Насыщенный луч пыльного, солнечного света поделил комнату надвое, а потом испарился, блокированный наступающей толпой.

Первыми зашли Невил с Дином и Лавандой, за которыми вслед шли Парвати и Падма Патил с (Гарри чуть не подскочит), Чжоу с одной из своих хихикающих подружек, потом (сама, витая в облаках, выглядя так, словно зашла сюда по ошибке) Луна Лавгуд, потом Кэти Белл, Алисия Спиннет и Ангелина Джонсон, Колин и Денис Криви, Эрни Масмиллиан, Джастин Финч-Флечли, Ханна Аботт, девчонка из Пуффиндуя с длинной косой за спиной, чье имя Гарри не знал, трое из Когтервана, которых он был уверен звали Энтони Гольдштейн, Майкл Корнер и Терри Брут, Джинни, вслед за которой шел тощий блондин со вздернутым носом, которого Гарри вспомнил по Команде по Квиддичу Пуффиндуя и, прикрывая тылы, Фред и Джордж Уизли со своим другом Ли Джорджаном Они несли большие бумажные пакеты, заполненные товарами Зонко.

— Несколько людей? — хрипло спросил Гарри Гермиону, — Несколько людей?

— Да, идея была немного популярной, — Гермиона была счастлива. — Рон, ты не мог бы принести немного стульев?

Бармен застыл за занятием вытирания стакана такой грязной тряпкой, словно ее никогда не мыли. Вероятно, его паб никогда не был таким полным.

— Здрасьте, — Фред первым достиг стойки и начал считать своих друзей:

— Нельзя ли нам…25 стаканов Масляного Пива, пожалуйста?

Бармен на секунду уставился на него, а потом раздраженно швырнув тряпку, как будто его отрывали от чего-то важного, начал выдавать Пиво из-под стойки.

— За ваше здоровье, — сказал Фред, раздавая их. — Бабки на стол, у меня не хватит золота на всех.

Гарри оцепенело наблюдал, как все, болтая, брали свое пиво и рылись в своих мантиях, чтобы найти монеты. Он не мог сообразить, для чего появились это люди, пока, наконец, ужасная мысль не пришла к нему в голову, что они, возможно, ждут что-то типа речи, и он повернулся к Гермионе.

— Что вы наговорили этим людям? — прошептал он. — Чего они ждут?

— Я ж тебе говорила, они просто хотят услышать, что ты хочешь сказать, — плавно объяснила Гермиона, но Гарри продолжил сердито на нее смотреть, и она быстро добавила, — тебе не надо пока ничего говорить. Я первая это сделаю.

— Привет, Гарри, — поздоровался сияющий Невил, и присаживаясь напротив него.

Гарри попытался улыбнуться, но ничего не сказал, во рту все высохло. Чжоу только что улыбнулась ему и села справа от Рона. Ее подружка с кучерявыми красно-светлыми волосами не улыбалась, но окинула Гарри таким недоверчивым взглядом, что дал ей понять, что, будь ее воля, ее бы здесь не было.

По двое и по трое прибывшие расселись вокруг Гарри, Рона и Гермионы, некоторые были взволнованы, другие выглядели заинтересованными, Луна Лавгуд пристально смотрела впереди себя. Когда каждый нашел себе стул, болтовня стихла. Все уставились на Гарри.

— Эээ, — протянула Гермиона слегка повышенным тоном, — Ну… ээ… привет.

Группа уделила все внимание ей, хотя все еще продолжали окидывать взглядами Гарри.

— Ну… эээ… вы знаете, зачем мы здесь. Эээ… ну, у Гарри есть идея… Я имею в виду… (Гарри сердито взглянул на нее)… у меня была идея, что было бы хорошо, если бы люди, которые хотели бы изучать Защиту от Темных Искусств — я имею в виду по-настоящему изучать ее, ну вы знаете, не тот бред, которому нас учит Умбридж… (Голос Гермионы внезапно стал сильнее и более уверенным). никто не осмелился назвать это Защитой от Темных Искусств… ("Слышите, слышите! — воскликнул Энтони Гольдштейн, что явно было поощрением для Гермионы)… Я думала, было бы хорошо, если б могли взять все в свои руки.

Она сделала паузу, посмотрев на Гарри, и продолжила:

— И этим я имею в виду, что мы должны научиться защищать себя не только в теории, а делая и настоящие заклинания.

— Наверняка ты хочешь пройти свой СОВ по Защите от Темных Искусств, не так ли? — Майкл Корнер внимательно на нее посмотрел.

— Конечно, — быстро ответила Гермиона. — Но больше того, я бы хотела научиться защищаться, потому что, потому что, — она глубоко вздохнула и закончила, — потому что Лорд Вольдеморт вернулся.

Реакция была немедленной и непредсказуемой. Подружка Чжоу вскрикнула и выплеснула Масляное Пиво себе на колени, Терри Бута передернуло, Падма Патил задрожала, а Невил издал нечеткий визг, что он сумел превратить в кашель. Все они смотрели устойчиво, даже нетерпеливо, на Гарри.

— Ну… вот наш план, — продолжила Гермиона. — Если вы хотите присоединиться, мы должны решить, как мы собираемся…

— Где доказательство того, что Сами-Знаете-Кто вернулся? — несколько агрессивно спросил блондин из Пуффиндуя.

— Ну, в это верит Дамблдор… — начала Гермиона.

— Ты хочешь сказать, что Дамблдор верит ему, — блондин кивнул на Гарри.

— Ты кто? — грубо спросил Рон.

— Загариас Смит, — ответил парень, — и я думаю, что у нас есть право знать, почему он говорит, что Сами-Знаете-Кто вернулся.

— Подожди, — стремительно вмешалась Гермиона, — встреча должна быть не про это…

— Все хорошо, Гермиона, — откликнулся Гарри.

До него только что дошло, почему пришло столько народу. Он подумал, что Гермиона должна была про это подумать. Некоторые из этих людей, возможно даже все, надеялись услышать историю Гарри впервые.

— Почему я говорю, что вернулся Сами-Знаете-Кто? — повторил он, смотря Загариусу прямо в лицо. — Я видел его. Но Дамблдор рассказал всей школе, что случилось в прошлом году, и если ты не веришь ему, ты не поверишь и мне, и я не собираюсь тратить впустую день, чтобы кого-то в чем-то переубеждать.

Все словно затаили дыхание, пока говорил Гарри. У Гарри сложилось впечатление, что даже бармен его слушал. Он все еще чистил тот же стакан грязной тряпкой, делая его еще грязнее.

Загариас бесцеремонно заявил:

— Все, что сказал нам в прошлом году Дамблдор это то, что Седрик Диггори был убит Ты-Знаешь-Кем и что ты принес его тело назад к Хогвартсу. Он не дал нам детали, он не рассказал нам точно, как был убит Диггори, и я думаю, что мы все хотели бы знать…

— Если вы пришли сюда, чтобы узнать, как это, когда Вольдеморт кого-то убивает, я не могу тебе помочь, — ответил Гарри. Он опять терял самообладание, которое было так спокойно на протяжении последних дней. Он не отводил взгляда от агрессивного лица Загариуса Смита, и не собирался смотреть на Чжоу:

— Я не хочу говорить о Седрике Диггори, ясно? И если вы все пришли за этим, можете выметаться.

Он сердито посмотрел в сторону Гермионы. Это было, как он чувствовал, ее вина. Это она его так разрекламировала, что они все пришли сюда, чтобы услышать его дикую историю. Но никто из них не встал, даже Загариус Смит, хотя он и продолжал пристально смотреть на Гарри.

— И так, — опять повышенным тоном произнесла Гермиона, — как я уже говорила, если вы хотите научиться защищаться, мы должны разработать план, как мы собираемся это делать, как часто мы будем встречаться и где мы…

— Это правда, — прервала ее девчонка с длинной косой за спиной, смотря на Гарри, — что ты можешь произвести Патронус?

Все зашептались заинтерисованно.

— Ага, — защищаясь, пробормотал Гарри.

— Настоящий, реальный Патронус?

Эта фраза что-то взбудоражило в его памяти.

— Ээ… ты случайно не знаешь, Мадам Бонс, не так ли? — спросил он?

Девчонка улыбнулась.

— Это моя тетя, — ответила она. — Я Сюзан Бонс. Она рассказала мне о твоем слушании. Так это действительно, правда? Ты можешь делать Патронуса в форме оленя?

— Да, — сказал Гарри.

— Гарри! — впечатлено воскликнул Ли. — Я этого никогда не знал!

— Мама сказала Рону не говорить про это, — Фред ухмыльнулся. — Она сказала, что у тебя и так достаточно внимания.

— Она права, — промямлил Гарри, и несколько людей рассмеялись.

Скрытая ведьма, сидящая сама около камина, дернулась в своем кресле.

— И ты убил Василиска тем мечом из кабинета Дамблдора? — спросил Терри Бут. — Мне рассказал один из портретов, когда я был на третьем курсе…

— Нда…, - ответил Гарри.

Джастин Финч-Флечли свистнул, братья Криви обменялись охваченными страхом взглядами и Лаванда Браун сказала: "Вау!". Гарри чувствовал, как краснеет, и старался не смотреть на Чжоу.

— А на первом курсе, — отозвался Невил, — спас Филологический Камень…

— Философский, — прошипела Гермиона.

— И это — от Сами-Знаете-Кого, — закончил Невил.

Глаза Ханны Эббот были такими же круглыми, как галеоны.

— И это не упоминая, — сказала Чжоу (Глаза Гарри посмотрели на нее, она ему улыбалась, его желудок сделал еще одно сальто), — все те испытания, через которые он прошел в Турнире Трех Волшебников в прошлом году, проходя мимо драконов и людей моря и Акромантулу, и других вещей…

Ропот впечатление пронесся по столу. Внутри Гарри все корчилось. Он старался обрести нормальный взгляд, чтобы не выглядеть очень довольным собой. Тот факт, что Чжоу только что его похвалила, сделало это намного сложнее признаться им в том, что он должен был сказать.

— Послушайте, — продолжил он, и вмиг упала тишина. — Я…я не хочу выглядеть честным или кем-то в этом роде, но… мне очень сильно всегда помогали.

— С драконом тебе никто не помогал, — сразу же заметил Майкл Корнер. Ты прикольно полетал.

— Нда, — сказал Гарри, чувствуя, что это было бы грубо не согласиться.

— И никто не помог тебе отделаться от дементоров этим летом, — сказала Сюзан Бонс.

— Нет, — ответил Гарри. — Нет, ладно, я сделал немного без посторонней помощи, но я хочу вам сказать, что…

— Ты будешь так милостив, чтобы показать нам, что умеешь? — спросил Загариас Смит.

— У меня есть идея, — гаркнул Рон, пока Гарри мог что-то сказать, почему мы тебе не закрыть рот?

Наверное, слово «милостив» очень сильно воздействовало на Рона. В любом случае, он смотреть на Загариуса так, словно ничего не желал более, чем ударить его.

Загариас вспыхнул.

— Ну, мы все пришли, чтобы учиться от него, а теперь он рассказывает нам, что ничего не может делать, — сказал он.

— Этого он не говорил, — прорычал Фред.

— Хочешь, мы тебе можем прочистить ушки? — поинтересовался Джордж, доставая длинный и смертельно выглядящий металлический инструмент из одного из мешков Зонко.

— Или любую другую часть твоего тела, нам все равно, куда ее втыкнуть, — отозвался Фред.

— Да, ладно, — торопливо пробормотала Гермиона, — двигаясь дальше… вопрос в том, согласны ли мы брать уроки у Гарри?

Все согласились. Даже Загариас поднял руку и ничего не сказал наверно потому, что был очень занят, осматривая инструмент у Фреда в руке.

— Отлично, — выдохнула Гермиона с облегчением. — Ну, следующий вопрос в том, как мы это будет делать. Я не думаю, что есть смысл встречаться меньше чем раз в неделю.

— Подожди, — перебила Ангелина, — мы должны быть уверены, что это не помешает нашим тренировкам по Квиддичу.

— И нашим тоже, — отозвалась Чжоу.

— И нашим, — добавил Загариас Смит.

— Я уверена, что мы найдем время, которое подходит всем, — слегка торопливо промолвила Гермиона, — но вы знаете, что это достаточно важно, мы говорим о том, чтобы уметь защищаться от Пожирателей Смерти Вольдеморта.

— Хорошо сказано, — рявкнул Эрни Макмиллан. Гарри ждал, что он заговорит намного раньше. — Я думаю, что это действительно важно, может даже важнее, чем что-либо мы будем делать на протяжении этого года, включая СОВ".

Он посмотрел вокруг, словно ожидая, как кто-то закричит: "Конечно нет!". Когда никто не заговорил, он продолжил:

— Я лично в недоумении, почему Министерство навязало нам такого бесполезного учителя на такой переломный период. Очевидно, они опровергают возвращение Сами-Знаете-Кого, но дать нам учителя, который всеми силами старается оградить нас от практики заклятий…

— Мы думаем, что причина того, что Умбридж не хочет тренировать нас в Защите от Темных Искусств, — начала Гермиона, — в том, что… у нее есть какая-то сумасшедшая-идея насчет того, что Дамблдор может использовать студентов школы в качестве личной армии. Она думает, что он готовит ее против Министерства.

Все были удивлены новостями, все, кроме Луны Лавгуд, которая промычала:

— Нда, в этом есть смысл. У Корнелиуса Фуджа есть же личная армия.

— Что? — Гарри был явно удивлен этой небольшой информацией.

— У него есть армия Гелиодорожек, — торжественно произнесла Луна.

— Нет у него ничего, — вмешалась Гермиона.

— Нет, у него есть, — стояла на своем Луна.

— Что такое Гелиодорожки? — смущенно спросил Невил.

— Это духи огня, — выпуклые глаза Луны еще больше расширились, и она выглядела еще более сумасшедшей, чем когда-либо, — высокие огромные пылающие создания, которые бегут по земле, сжигая все за собой.

— Они не существуют, Невил, — возразила Гермиона.

— Нет, они существуют! — сердито запротестовала Луна.

— И где же доказательства? — нагло спросила Гермиона.

— Есть несколько людей, которые выдели из своими глазами. И только потому, что ты настолько ограничена, тебе надо подсунуть их под твой нос, пока ты…

— Кхе, кхе, — закашляла Джинни, так хорошо сымитировав профессора Умбридж, что несколько тревожно оглянулись, а потом засмеялись:

— Разве мы не собирались решить, как часто будем встречаться для уроков защиты?

— Да, — быстро согласилась Гермиона, — так и было, ты права Джинни.

— Один раз в неделю было бы круто, — отозвался Ли Джордан.

— Если только…, - начала Ангелина.

— Да, да, мы знаем про Квиддич, — напряженно закончила Гермиона. Следующее это то, что мы должны решить, где будем встречаться.

Это было довольно сложно, вся группа затихла.

— В библиотеке? — предложила Кэти Белл через несколько минут.

— Я не думаю, что Мадам Пинс будет счастлива, увидеть нас, делающих заклятия в библиотеке, — отверг идею Гарри.

— Может в классной комнате, которая не используется? — спросил Дин.

— Ага, — согласился Рон. — МакГоннагал может разрешит нам пользоваться своей, как она сделала, когда Гарри практиковался перед Турниром Трех Волшебников.

Но Гарри был уверен, что МакГоннагал не предоставит им свою комнату в этот раз. Хотя Гермиона и рассказала все о группах домашнего задания, но у него было чувство, что, что они несколько выходят за рамки дозволенного.

— Ладно, мы попытаемся что-нибудь найти, — сказала Гермиона. — Мы огласим всем время и место нашей первой встречи.

Она покопалась в мантии и вытащила пергамент и перо, потом замешкалась, как будто пыталась себя заставить что-то сказать.

— Я…Я хочу, чтобы каждый написал свое имя, чтобы мы знали, кто здесь был. И я также думаю, — она глубоко вздохнула, — что мы не должны рассказывать всем, что мы делаем. Если вы расписываетесь, вы соглашаетесь не говорить Умбридж или кому-либо другому о том, что мы сегодня решили.

Фред потянулся за пергаментом и аккуратно расписался, но Гарри сразу заметил, что некоторые сразу сникли, узнав, что им предстоит подписаться в списке.

— Эээ… — медленно протянул Загариас, не взяв еще пергамент из рук Джорджа, — ну… Я думаю, что Эрни скажет мне, когда будет собрание.

Но Эрни тоже не спешил подписываться. Гермиона взглянула на него.

— Мы, ну, мы же старосты, — воскликнул Эрни, — и если этот список найдут… что я хотел сказать… ты сама сказала, что если Умбридж узнает…

— Ты только что сказал, что эта группа — главное в этом году, напомнил ему Гарри.

— Да, конечно, — оправдывался Эрни, — я в это верю, просто…

— Эрни, ты действительно думаешь, что я оставлю этот список лежать где попало? — с вызовом спросила Гермиона.

— Нет, конечно, нет, — нервно произнес Эрни, — Я… да… конечно, я распишусь.

Никто не протестовал после Эрни, хотя Гарри увидел, что подружка Чжоу с укором на нее взглянула перед тем, как подписать. Когда последний Загариас — расписался, Гермиона взяла пергамент и аккуратно положила к себе в сумку. Странное чувство захватило группу, словно только что они подписали некий контракт.

— Ну, время бежит, — заторопился Фред, поднимаясь, — Джорджу, Ли и мне надо прикупить еще кучу вещей, увидимся с вами позже.

По двое и по трое остальные разошлись тоже.

Чжоу долго закрывала свою сумку, ее длинные темные волосы закрывали ее лицо, но ее подружка стояла за ней, скрестив руки и щелкая языком, и поэтому у Чжоу не было другого выбора, кроме как пойти с ней. Когда ее подружка проводила ее через дверь, Чжоу оглянулась и помахала Гарри.

— Ну, я думаю все прошло более или менее хорошо, — Гермиона была счастлива, когда она, Гарри и Рон выходили из Кабаньей Головы на солнце несколько минут спустя. Гарри и Рон сжимали свои бутылки Масляного Пива.

— Этот Загариас противный тип, — Рон с негодованием рассматривал фигуру Смита, едва заметную на расстоянии.

— Мне он тоже не нравится, — заметила Гермиона, — но он услышал, как я разговаривала с Эрни и Ханной за столом Пуффиндуя и был очень заинтересован, чтобы прийти, так что я могла сказать? Но чем больше людей, тем лучше — я имею в виду, что Майкл Корнер не пришел бы с друзьями, если бы он не был бой-френдом Джинни…

Рон, который в это время пытался осушить свою бутылку Масляного Пива, закашлялся и выплюнул пиво прямо себе на ноги.

— Что? — оскорбился Рон, его уши уже походили на завитки сырой говядины. — Он гуляет с… с моей сестрой гуляет… что ты имеешь в виду? Майкл Корнер?

— Ну, я думаю, что он с друзьями пришел именно поэтому. Но он конечно заинтересован в изучении защищаться, но если бы Джинни не сказала ему, что происходит.

— Когда это… когда она…?

Они встретились на Святочном Баллу и начали встречаться в конце прошлого года, — начала объяснять Гермиона. Они завернули на Главную Улицу и остановились рядом с Перьиным Магазином Скривеншафта, где на витрине были выставлены красивые перо. — Хм… мне нужно новое перо.

Она зашла в магазин. Гарри и Рон пошли за ней.

— Кто из них был Майкл Корнер? — яростно спросил Рон.

— Тот брюнет, — ответила Гермиона.

— Мне он не понравился, — быстро заметил Рон.

— Я поражена, — тихо сказала Гермиона.

— Но, — Рон преследовал Гермиону по пятам, — я думал, что Джинни нравится Гарри!

Гермиона с сожалением на него посмотрела и покачала головой.

— Джинни раньше нравился Гарри, но она сдалась уже очень давно. Конечно, это не означает, что ты ей совсем не нравишься, — она добавила Гарри, пока осматривала длинное черное с золотым перо.

Гарри, который все еще думал о тот, как Чжоу с ним попрощалась, не нашел эту тему для разговора настолько интересной как Рон, который все еще дрожал с негодованием, но до него дошло то, чего он раньше не понимал.

— Так она теперь об этом говорит? — он спросил Гермиону. — Она никогда раньше со мной об этом не говорила.

— Конечно, — ответила Гермиона. — Я думаю, я возьму вот это.

Она подошла к стойке и отдала около 15 сиквелей и 2 ната, пока Рон все еще дышал ей прямо в шею.

— Рон, — повернулась она к нему, — именно поэтому Джинни не рассказала тебе, что встречается с Майклом, она знала, что ты к этому плохо отнесешься. Так не делай из мухи слона, ради Бога!

— Что ты имеешь в виду? Кто это плохо воспринимает? Я не делаю из мухи слона… — Рон продолжал всю дорогу, пока они шли по улице.

Гермиона перевела взгляд на Гарри, а потом тихо спросила, пока Рон что-то бормотал про Майкла Корнера:

— А поговорив о Майкле и Джинни… что насчет тебя и Чжоу?

— Что ты имеешь в виду? — испугался Гарри.

В нем как будто закипал чайник, он покраснел:

— Неужели это так очевидно?

— Ну, — Гермиона улыбнулась, — она не могла свести с тебя глаз, не так ли?

Гарри никто раньше не замечал, насколько красива деревня Хогсмид…