На следующее утро Гарри поднялся в полшестого, но, не смотря на это, спать ему совсем не хотелось, будто кто-то завопил ему в ухо. Пару минут он лежал неподвижно, чувствуя, как каждый уголок его мозга заполняется мыслями о предстоящем дисциплинарном слушанье. Это было просто невыносимо, а потому он встал и надел очки. В ногах кровати Гарри заметил положенные миссис Уизли чистые джинсы и футболку и начал одеваться. Со стены, где висела пустая картина, кто-то хихикнул.

Рон, широко раскрыв рот, крепко спал на спине в какой-то неудобной позе. Он даже не шелохнулся, когда Гарри прошел через комнату и, осторожно притворив дверь, вышел на лестничную площадку. Гарри старался не думать о том, что когда он увидит Рона в следующий раз, они могут уже и не быть учениками Хогвартса. Гарри тихо спустился по лестнице, миновав головы предков Кричера, и пошел на кухню.

Он ожидал, что там будет пусто, однако, подойдя, услышал за дверью приглушенный гул голосов. Гарри толкнул дверь: внутри, словно ожидая его, сидели мистер и миссис Уизли, Сириус, Люпин и Тонкс. Все они уже оделись, и лишь на мисисс Уизли был фиолетовый стеганый халат. Как только Гарри открыл дверь, она вскочила на ноги:

— Завтрак, — миссис Уизли достала волшебную палочку и направилась к очагу.

— При-и-иве-е-етик, Гарри, — зевнула Тонкс. Сегодня утром она была кудрявой блондинкой. — Хорошо спалось?

— Да, — ответил Гарри.

— А я не-е-е спала всю-ю-ю ночь, — сказала она, вновь широко зевнув. Садись…

И она подтолкнула к нему стул, тут же перевернув второй.

— Гарри, что ты будешь? — окликнула его миссис Уизли. — Овсянку? Оладьи? Копченую рыбу? Яйца с беконом? Тосты?

— Только… только тосты, спасибо, — выпалил Гарри.

Люпин взглянул на Гарри, а затем обратился к Тонкс:

— Так что там со Скримгером?

— О… да… понимаешь, нам бы следовала бы быть осторожнее. А то он начал задавать мне и Кингсли странные вопросы.

Что-то внутри Гарри перевернулось, и он был благодарен, что не должен участвовать в разговоре. Миссис Уизли подала ему пару тостов и мармелад, и он даже попытался поесть, но с тем же успехом можно было пожевать ковер. Миссис Уизли села рядом и принялась возиться с его футболкой: то прятала ярлычок, то разглаживала складки на плечах. А Гарри очень хотелось, чтоб она этого не делала.

— … и мне придется сказать Дамблдору, что я не смогу дежурить завтра вечером: я слишком устала, — закончила Тонкс и очередной раз зевнула.

— Я заменю тебя, — сказал мистер Уизли, — Я еще успею закончить отчет.

Мистер Уизли, хоть и без мантии, уже был одет в полосатые брюки и старый пиджак. Он отвернулся от Тонкс и заговорил с Гарри:

— Ну, как ты?

Гарри пожал плечами.

— Еще чуть-чуть, — ободряюще начал мистер Уизли. — Всего пару часиков, и с тебя снимут все обвинения.

Гарри ничего не ответил.

— Слушанье будет проходить на моем этаже, в отделе Амелии Боунс. Она глава Департамента Магического Правопорядка, и именно она будет тебя допрашивать.

— Амелии Боунс? О, тогда все в порядке, Гарри, — убедительно сказала Тонкс. — Она справедливая — она тебя выслушает.

Гарри кивал, не зная, что ответить.

— Не робей, — внезапно заговорил Сириус. — Будь вежлив и настойчиво ссылайся на факты.

Гарри вновь кивнул.

— Закон на твоей стороне, — спокойно добавил Люпин. — Даже несовершеннолетние волшебники могут колдовать в опасных для жизни ситуациях.

Что-то очень холодное потекло Гарри за шиворот. Сначала он подумал, что кто-то наложил на него Разочаровывающие Чары, но потом понял, что это всего-навсего миссис Уизли с мокрым гребнем, решившая сразиться с его шевелюрой.

— Они вообще хоть когда-нибудь укладывались ровно? — отчаялась она.

Гарри отрицательно покачал головой.

Мистер Уизли взглянул на часы, а затем на Гарри.

— Думаю, уже можно идти, — сказал он. — Мы придем немного раньше. Но, мне кажется, что тебе лучше побыть в Министерстве, чем торчать здесь.

— Хорошо, — автоматически ответил Гарри, поднимаясь и откладывая тост.

— Вот увидишь, Гарри, все образуется, — произнесла Тонкс, погладив его по руке.

— Удачи, — сказал Люпин. — Я не сомневаюсь, что все будет хорошо.

— А если нет, то я навещу Амелию Боунс… — угрюмо добавил Сириус.

Гарри слабо улыбнулся.

— Мы скрестим пальцы за тебя, — сказала миссис Уизли, обнимая его.

— Ну, — протянул Гаррри. — Тогда… до встречи.

Он пошел за мистером Уизли: сначала — наверх, а затем через холл, куда из-за занавеси доносилось сонное похрюкивание матери Сириуса. Мистер Уизли отворил дверь, и они вышли на встречу холодному серому рассвету.

— Вы же обычно не ходите на работу пешком, правда? — спросил Гарри, пока они быстро шли к площади.

— Правда. Обычно я аппарирую, но тебе же еще нельзя, а еще мне кажется, что лучше нам прибыть не магическим способом. Это произведет хорошее впечатление, покажет, что ты законопослушен… — объяснял мистер Уизли.

Он всю дорогу держал руку в кармане, и Гарри был уверен, что он сжимает палочку. Захудалая улочка была почти пуста, но в метро уже было полно ранних пассажиров. Мистера Уизли переполнял энтузиазм, как это всегда случалось, когда он сталкивался с обычными для магглов делами.

— Просто невероятно, — шептал он, указывая на турникет. — Потрясающая изобретательность.

— Но он же сломан, — Гарри кивнул на табличку.

— Да, но все же… — бормотал мистер Уизли, с нежностью глядя на турникет.

Мистер Уизли не очень хорошо разбирался в маггловских деньгах, и билеты у сонного контролера купил Гарри. Пятью минутами позже они уже сидели в электричке, везущей их в центр Лондона. Мистер Уизли всю дорогу тревожно сверялся с картой метрополитена над окном.

— Еще четыре, Гарри… Осталось три… через две нам выходить, Гарри…

Они вышли на станции в самом сердце Лондона, и поток хорошо одетых мужчин и женщин с портфелями подхватил их и понес прочь от поезда. Поднявшись по эскалатору и пройдя через турникет(мистер Уизли не преминул восхититься тем, как турникет заглотил билет), они вышли на широкую, оживленную улицу, застроенную солидными зданиями.

— Ну, и где мы? — внезапно спросил мистер Уизли, окидывая окрестности рассеянным взглядом. Сердце у Гарри остановилось: неужели, несмотря постоянные сверки с картой, они вышли не на той станции? Но уже в следующую секунду мистер Уизли произнес:

— Ну конечно… сюда Гарри, — и направился к прилегающей улице. Прости, но я никогда не ездил сюда на поезде, а с маггловской стороны все кажется совсем другим. По правде говоря, я ведь ни разу не пользовался входом для посетителей…

Чем дальше они шли, тем менее внушительными становились здания, пока, наконец, они не вышли на улицу, где находилось несколько обшарпанных офисов, бар и переполненный контейнер. Если честно, Гарри ожидал, что Министерство магии расположено в более респектабельном месте, чем это.

— Вот мы и пришли, — сообщил мистер Уизли и указал на старую красную телефонную будку, с частично отсутствующими стеклами, стоящую у стены, испещренной граффити.

— После тебя, Гарри, — мистер Уизли отворил дверь.

Гарри вошел внутрь, гадая, что же, черт возьми, это может означать. Мистер Уизли вошел следом и закрыл дверь. Внутри было довольно тесно, так что Гарри оказался прижатым к телефону, покосившемуся так, будто какой-то хулиган хотел его оторвать. Артур потянулся к трубке.

— Мистер Уизли, мне кажется, телефон не работает, — предупредил Гарри.

— О нет, нет. Я уверен, он исправен, — ответил он, держа трубку перед собой и всматриваясь в телефонный диск. — Так, посмотрим… шесть… два… четыре… еще раз четыре… и еще раз два…

Диск, потрещав, вернулся на место, а потом в телефонной будке (но не из трубки) раздался холодный женский голос. Было так хорошо слышно, будто невидимая женщина стояла рядом с ними.

— Добро пожаловать в Министерство Магии. Сообщите Ваше имя и цель визита.

— Эээ, — нерешительно протянул мистер Уизли, затрудняясь определить, должен ли он говорить в трубку или нет, — Артур Уизли, Отдел Не правильного Использования Маглловых Предметов Быта, я сопровождаю Гарри Поттера, прибывшего на дисциплинарное слушанье…

— Спасибо, — прервал его все тот же ледяной женский голос. Посетитель возьмите значок и приколите его на мантию.

Что-то щелкнуло, а затем зазвенело, и Гарри увидел, как что-то выпало из отверстия, откуда обычно появлялись неиспользованные монеты. Это оказался серебряный, квадратный значок, с надписью: "Гарри Поттер, дисциплинарное слушанье". Он приколол его на футболку, и женский голос заговорил снова:

— Посетитель, вы обязаны пройти обыск и зарегистрировать вашу волшебную палочку в службе охраны, которая находится в дальнем конце Атриума (справка: в античности главное место в доме).

Пол телефонной будки задрожал, и они начали медленно опускаться под землю. Гарри испуганно наблюдал, как мостовая поднималась вдоль стекол будки, до тех пор, пока над их головами не сомкнулась тьма. Больше ничего не мог разглядеть, только слышался скрежет, будто будка прокладывала себе путь сквозь землю. Прошло около минуты (хотя Гарри показалось, что это была вечность), прежде чем золотистый луч осветил его ноги, тело, и, наконец, лицо. От яркого света у него защипало глаза, и пришлось зажмуриться, чтобы глаза не заслезились.

— Министерство Магии желает вам удачного дня, — произнес женский голос.

Дверь будки резко отворилась, мистер Уизли вышел, и Гарри, открыв от удивления рот, последовал за ним. Перед ними простирался длинный роскошный зал с гладко отполированным полом из темного дерева. Иссиня-черный потолок был украшен золотыми символами, они постоянно двигались и видоизменялись, так что потолок был похож на небесную доску объявлений. В стенах, облицованных темно-янтарным деревом, виднелись позолоченные камины: слева из них с тихим свистом то и дело появлялись колдуны и ведьмы, а к правым выстраивались небольшие очереди отбывающих. Посредине зала шумел фонтан, в центре которого стояли золотые статуи, превышающие натуральную величину. Самой высокой среди них была статуя благородного колдуна, указывавшего палочкой вверх. Вокруг него расположились красивая ведьма, кентавр, гоблин и домовой эльф. Последняя троица с обожанием взирала на колдунов. Из кончиков палочек, стрелы кентавра, шляпы гоблина и ушей домового эльфа вылетали блестящие струи воды, к журчанию которых прибавлялись щелчки аппарируюших и шаги сотен ведьм и колдунов, которые шли к золотым воротам в конце зала с угрюмым утренним видом невыспавшихся людей…

— Сюда, — сказал мистер Уизли.

Они присоединились к толпе и двинулись мимо министерских работников: некоторые из них держали кипы пергаментов, другие — портфели, третьи читали "Прорицательскую газету" прямо на ходу. Они миновали фонтан, и Гарри заметил, как на дне поблескивали серебряные сикли и медные нуты. Маленькая заляпаная табличка подле фонтана гласила:

ВСЕ ПОЖЕРТВОВАНИЯ ИЗ ФОНТАНА КОЛДОВСКОГО БРАТСТВА БУДУТ ПЕРЕДАНЫ БОЛЬНИЦЕ КОЛДОВСКИХ БОЛЕЗНЕЙ И ТРАВМ ИМЕНИ СВ. МУНГО "Если меня не выставят из Хогвартса, то я пожертвую десять галлеонов" — отчаянно подумал Гарри.

— Гарри, нам сюда, — окликнул мистер Уизли, выуживая его из потока министерских служащих, спешивших к золотым воротам.

Помещение, находившееся слева, по всем признакам было службой охраны. Когда они подошли, плохо выбритый колдун в синей форме отложил "Прорицательскую Газету".

— Я сопровождаю посетителя, — сообщил мистер Уизли, указывая на Гарри.

— Сюда, — скучающе протянул охранник.

Гарри подошел ближе и маг начал водить вокруг него золотым прутом, гибким и длинным, как автомобильная антенна.

— Палочку, — буркнул колдун-охранник, откладывая золотой жгут, и протянул руку.

Гарри достал палочку, и охранник положил ее на странное медное приспособление, походившее на старые весы, только с одной чашей. Прибор завибрировал, из щели в основании выползла узкая полоска пергамента. Колдун оторвал ее и зачитал вслух:

— Одиннадцать дюймов, содержит перо феникса. Используется четыре года. Так?

— Так, — нервно ответил Гарри.

— Это останется у меня, — он наколол кусок пергамента на медный штифт. — А это тебе, — и он протянул Гарри палочку.

— Спасибо.

— Постой-ка… — медленно начал, было, охранник, переводя взгляд с серебряного значка на лоб Гарри.

— Спасибо, Эрик, — отрезал мистер Уизли, и, взяв Гарри за плечо, направил его в поток колдунов, идущих к золотым воротам.

Подталкиваемый толпой Гарри пошел следом за мистером Уизли через ворота в меньший зал, где находились, по меньшей мере, два десятка лифтов, огражденных золотыми решетками. Там они присоединились к толпе, окружившей один из лифтов. Большой бородатый колдун, стоявший неподалеку, держал огромную картонную коробку, внутри которой что-то скреблось.

— Как дела, Артур? — спросил он, кивнув мистеру Уизли.

— А вы разобрались, Боб? — задал в свою очередь вопрос мистер Уизли, разглядывая коробку.

— Я не уверен, — серьезно ответил колдун. — Мы было подумали, что это всего-навсего заколдованный цыпленок, но он начал изрыгать огонь. Я считаю, это попахивает нарушением Запрета на Экспериментальное Выведение Новых Пород.

Гремя и звеня, перед ними остановился лифт, решетка отъехала, толпа колдунов вошла внутрь, и Гарри оказался вжатым в заднюю стенку. Несколько ведьм и колдунов с любопытством поглядывали на него, поэтому он опустил голову вниз и поправил челку, чтобы не привлекать внимание. Решетка, зазвенев, закрылась, задребезжали цепи, и лифт начал медленно подниматься, пока женский голос, который Гарри уже слышал в телефонной будке, не сообщил:

— Седьмой уровень. Отдел Колдовских Игр и Спортивных Состязаний, в том числе: Квиддичная лига Англии и Ирландии, подразделение Камнешвыряльного клуба и кабинет Хохмапатентов.

Дверь лифта отворилась, и Гарри увидел неаккуратный коридор, криво обклеенный плакатами квиддичных команд. Колдун, везущий охапку метел, с трудом пробрался к выходу и скрылся в коридоре. Двери закрылись, и лифт двинулся вновь.

— Шестой уровень, — вновь объявил женский голос. — Отдел магического Транспорта, в том числе: Управление Кружаной сетью, Управление по Контролю за Метлами, Портшлюзовое Подразделение и Экзаменационный центр аппарирования.

Двери лифта вновь отворились, четверо или пятеро колдунов вышли, и Гарри заметил, как в лифт влетела пара фиолетовых бумажных самолетиков с печатям "Министерство Магии" на крыльях, и закружилась над его головой.

— Это служебные записки для внутреннего использования, — прошептал мистер Уизли. — Раньше мы использовали сов, но уж очень много грязи… стол вечно в помете…

Лифт, громыхая, двигался вверх, и записки с каждым новым толчком мерно качались в одном темпе с люстрой, свисавшей с потолка.

— Пятый уровень. Отдел Международного Колдовства, включает: Подразделение Международной Стандартизации Торговли, Ведомство Международного Колдовства, Министерство Международного Колдовского Законодательства и Международную Конфедерацию Колдунов, Британское Представительство.

Когда дверь отворилась, пара записок выпорхнула вслед за выходящими посетителями. А на их место прилетели новые, которые тут же принялись бороться за место возле люстры, отчего свет постоянно моргал.

— Четвертый уровень. Отдел по Контролю Магических Существ, включает: Подразделение по Работе с Тварями Материализованными и Духовными, Отделение по связи с Гоблинами и Бюро Консультаций по Борьбе с Вредителями.

— Позвольте, — произнес волшебник, несший огнедышащего цыпленка, и покинул лифт. Вслед за ним в коридор спланировала небольшая стайка записок.

— Третий уровень. Отдел Чрезвычайных Магических Ситуаций, включает: Команда Экстренного Расколдовования, Штаб Амнезиаторов и Комитет по Вопросам Дозволенной Информации для Магглов.

Почти все вышли на этом этаже. В лифте остались только мистер Уизли, Гарри да волшебница, читавшая чрезвычайно длинный пергамент, тянувшийся аж до пола. Лифт, подрагивая, двинулся вверх, а оставшиеся записки вновь принялись кружиться вокруг люстры. Дверь снова отворилась, и все тот же голос объявил:

— Второй уровень, Департамент Магического Правопорядка, включает: Отдел Не правомочного Колдовства, Штаб Авроров и Администрация Винценгамота — О, это — наш, — сообщил мистер Уизли, и они вышли вслед за ведьмой в коридор с множеством дверей, — Мой кабинет в другом конце коридора.

— Мистер Уизли, разве мы не под землей? — удивился Гарри, проходя мимо окна, из которого лился солнечный свет.

— Под землей, — ответил тот. — Это всего лишь зачарованные окна. Служба Магического Обслуживания каждый день решает, какая сегодня будет погода. Последние пару месяцев за окном бушевал ураган: так они требовали повышение заработной платы… А теперь сворачиваем сюда.

Они повернули за угол, прошли в тяжелые дубовые двери и оказались в помещении, поделенном на кабинки. Кругом царил хаос, смех и болтовня. Записки, словно миниатюрные ракеты, носились от кабинки к кабинке. Кривая надпись на одной из ближайших кабинок гласила: Штаб Авроров.

Гарри с удивлением разглядывал кабинки. Авроры обклеили стены, чем попало, начиная портретами разыскиваемых преступников и семейными фотографиями и заканчивая плакатами любимых квиддичных команд и вырезками из "Прорицательской Газеты". Человек в алой мантии с еще более длинным, чем у Билла, "конским хвостом" сидел, положив ноги на стол, и диктовал отчет своему перу. Немного позади ведьма с перевязанным глазом что-то говорила Кингсли Чаклболту через перегородку кабинки.

— Привет, Уизли, — небрежно кинул Кингсли, подходя к ним. — Мне нужно с вами поговорить, можно вас на секунду?

— Но только на секунду, я очень спешу, — ответил мистер Уизли.

Они разговаривали так, будто едва знали друг друга. Гарри было открыл рот, чтоб поздороваться с Кингсли, но мистер Уизли вовремя наступил ему на ногу. Они последовали за Кингсли вдоль кабинок и вошли в самую крайнюю. Со стен кабинки на них смотрели фотографии Сириуса, здесь были и вырезки из газет, и старые снимки, и даже то фото, где он был на свадьбе Поттеров. Гарри это слегка шокировало. Единственным местом на стене, куда еще не наклеили фотографии, была карта мира с красными булавками, лучившимися, словно драгоценные камни.

— Вот, — Кингсли бесцеремонно сунул мистеру Уизли пачку документов. Мне нужно как можно больше информации о летающих магглавских транспортных средствах, замеченных за последние двенадцать месяцев. Мы получили информации, что Блэк, возможно, использует свой старый мотоцикл.

Кингсли наклонился к Гарри, подмигнул и шепотом добавил:

— И передай ему журнал, его это наверняка заинтересует, — а потом продолжил нормальным тоном. — И не тяните слишком долго. Проволочки с отчетом по огнеметательному оружию задержали расследование на целый месяц.

— Если б вы прочли мой отчет, то знали бы, что правильно говорить «огнестрельное». Боюсь, что с информацией о мотоциклах придется подождать, у меня много дел, — холодно ответил мистер Уизли, а шепотом добавил. — Если освободишься до семи, имей ввиду, Молли сегодня готовит фрикадельки.

Он поманил Гарри и повел его прочь из кабинки Кингсли через очередные дубовые двери. Там они свернули налево, прошли еще один коридор и, повернув направо, оказались в очень запущенном и плохо освещенном коридоре, и наконец, добрались до тупика. Слева находилась приоткрытая кладовка с метлами, а заляпанная медная табличка на двери справа гласила: Отдел Не правильного Использования Магловых Предметов Быта.

Темный кабинет мистера Уизли казался еще меньше кладовки для метел. Два стола стояли почти впритык к шкафам с документами, отчего ходьба по кабинету весьма затруднялась. Коробки с документами стояли даже на шкафах, угрожающе покачиваясь. Небольшой кусок стены был оккупирован плакатами с изображениями автомобилей, один из них показывал устройство двигателя, еще там была пара вырезок с почтовыми ящиками, вероятно из детских магловских книжек, и схема, показывающая как правильно вставлять штепсель. Все это свидетельствовало об увлечениях мистера Уизли.

Поверх папки входящих документов высился старый печально икающий тостер, а рядом лежала пара перчаток, крутящая указательными пальцами. По соседству расположилась фотография семейства Уизли, с которой Перси, казалось, ушел.

— Окон у нас нет, — как бы извиняясь, сказал мистер Уизли, вешая пиджак на спинку стула. — Мы просили. Но они, похоже, думают, что это лишнее. Присаживайся, Гарри, что-то не похоже, что Перкинс уже пришел.

Пока мистер Уизли проглядывал пачку пергамента, которую вручил ему Кингсли Чаклболт, Гарри пытался втиснуться за стол Перкинса.

— Ах, — усмехнулся мистер Уисли, достав из кипы журнал, по средине которого шла надпись: «Придира». — Да… — протянул он, листая. — Пожалуй он прав, вот Сириус посмеется… о Боже, что на этот раз?

В проем открытой двери впорхнула записка и приземлилась на чихающий тостер. Мистер Уизли развернул ее и громко прочел:

— "Три извергающихся общественных туалета в Бетнел Грин, пожалуйста, расследуйте побыстрей". Забавно…

— Извергающиеся туалеты?…

— Антимаггловские проказы, — нахмурился мистер Уизли. — На прошлой неделе было еще два случая в Элефанте и Кастле. Представь себе, в магглов сначала выстреливала струя, а потом исчезала, будто ничего и не произошло. Бедолаги, они все еще вызывают этих… вдоводчиков, кажется, так они называются… ну, те, которые чинят трубы.

— Водопроводчики.

— Точно, конечно же, они сбиты с толку происходящим. Надеюсь, нам удастся изловить этого шутника.

— Его будут ловить Авроры?

— О, конечно же нет. Авроры такими пустяками не занимаются. Его будет ловить Магический Исполнительный Патруль… о Гарри, а вот и Перкинс.

В комнату, задыхаясь, ступил робкий старик с пушистыми седыми волосами.

— О, Артур, — отчаянно заговорил он, даже не взглянув на Гарри. Хвала всевышнему, я не знал, как быть: ждать тебя здесь или нет. Я только что отправил сову тебе домой, но она, верно, не застала тебя. Десять минут назад прибыло срочное сообщение…

— Я знаю: извергающиеся туалеты, — отмахнулся мистер Уизли.

— Да нет же, нет. Я не о туалетах говорю. Слушанье по делу Поттера… его перенесли в бывший десятый Зал Суда на восемь часов…

— Внизу в старом… но они же мне сказали… Мерлинова борода!

Мистер Уизли перестал возмущаться, взглянул на часы и выскочил из-за стола.

— Быстрее. Гарри, мы должны были быть там еще пять минут назад!

Перкинс попятился назад, пропуская выбегающих мистера Уизли и Гарри.

— Почему они изменили время? — спросил Гарри, затая дыхание, когда они пробегали мимо кабинок Авроров, из которых высовывались люди и смотрели им вслед. Гарри казалось, что все его мысли остались там, позади, за столом Перкинса.

— Не имею представления, но, хвала небесам, что мы пришли пораньше. Если бы ты пропустил слушанье, это была бы катастрофа.

Мистер Уизли подлетел к лифту и нажал кнопку «вниз».

— Ну же!

В конце концов лифт приехал, и они вошли внутрь. Но стоило ему остановиться, как мистер Уизли начинал жутко ругаться и колотить по кнопке «девять»

— Этот зал суда не использовали уже целую вечность, — раздраженно сказал он. — Но почему они решили провести это там, не представляю!

В лифт вошла дородная ведьма с дымящимся кубком, и мистер Уизли не стал вдаваться в подробности.

— Атриум, — сообщил холодный женский голос, золотые решетки отворились и Гарри увидел, как в отдалении поблескивают золотые скульптуры фонтана.

Объемистая ведьма вышла, и зашел мрачный колдун болезненного вида.

— Доброе утро, Артур, — поздоровался он загробным голосом, когда лифт начал спускаться. — Вы у нас редкий гость.

— Срочные дела, Бода, — ответил мистер Уизли, нетерпеливо перекатываясь на носки, и встревожено поглядел на Гарри.

— Ах, да. Конечно, — буркнул Бода, пристально оглядывая Гарри.

Гарри постарался не обращать внимания на Боду, но от этого немигающего взгляда ему становилось не по себе.

— Департамент Тайн, — единственное, что сообщил им холодный женский голос.

— Быстрее, Гарри, — поторопил его мистер Уизли, когда дверь лифта с грохотом отворилась.

Они торопливо зашагали по коридору, который очень отличался от верхних. В стенах не было ни окон, ни дверей, за исключением одной черной, в самом конце коридора. Гарри решил, что именно туда они и пойдут. Однако мистер Уизли ухватил его за руку и потянул налево, где находился проход, ведущий на лестницу.

— Сюда, вниз, — говорил, задыхаясь, мистер Уизли, перепрыгивая через две ступеньки. — Суда даже лифт не спускается… почему они проводят это там…?

Лестница закончилась, и они побежали по очередному коридору, очень похожему на тот, что вел в подземелья Злея в Хогвартсе, с такими же стенами из необработанного камня и факелами в подставках. Они пробежали через тяжелые деревянные двери с железными затворами и замочными скважинами.

— Зал суда… Десятый… я думаю… мы почти… да.

Мистер Уизли остановился перед темной, грязной дверью с огромным железным замком и сполз по стене, прижимая руки к груди.

— Иди, — задыхаясь, кинул он и указал на дверь. — Войди туда.

— Разве… разве вы со мной не пойдете?

— Нет, нет, меня не пустят. Удачи!

Сердце бешено билось где-то в горле. Он сглотнул и, потянув за тяжелую металлическую ручку, вошел в зал суда.