Гарри понятия не имел, что замыслила Гермиона и есть ли у неё замысел вообще. Когда они вышли из кабинета и двинулись по коридору, он постарался отстать от неё ровно на полшага, потому что понимал: ни в коем случае нельзя возбуждать подозрений в том, что он не знает, куда они идут. Заговорить с ней он не решался: Амбридж шла за ними вплотную, так что всё время слышно было её неровное дыхание.

Вслед за Гермионой они спустились по лестнице и вошли в вестибюль. Из двустворчатой двери Большого зала, отдаваясь эхом, доносились весёлые голоса и стук столовых приборов. Гарри показалось очень странным, что в каком-то десятке шагов от них люди с удовольствием ужинают, празднуют окончание экзаменов, забот ровно никаких…

Гермиона напрямик двинулась к дубовым входным дверям и сошла по каменным ступеням, овеваемая нежным вечерним ветерком. Солнце уже опускалось к вершинам деревьев Запретного леса, и тени Гарри, целеустремлённо шагающей Гермионы и семенящей следом Амбридж волнисто тянулись за ними по траве, как длинные чёрные мантии.

— Оно спрятано в хижине Хагрида? Да? — нетерпеливо спросила Амбридж, дыша Гарри в затылок.

— Разумеется, нет, — язвительно отозвалась Гермиона. — Хагрид мог бы нечаянно привести его в действие.

— Ещё бы, — сказала Амбридж, чьё возбуждение стремительно росло. — Наверняка бы привёл, полукровка, безмозглая орясина!

Она засмеялась. Гарри с трудом подавил желание повернуться и схватить её за горло. В мягком вечернем воздухе шрам болезненно пульсировал, но его ещё не жгло калёным железом, как жгло бы, если бы Волан-де-Морт вступил в игру по-настоящему.

— Тогда… где же? — спросила Амбридж с ноткой неуверенности в голосе, поспешая за Гермионой, которая продолжала шагать в сторону Леса.

— Там, конечно, — ответила Гермиона, показывая на тёмные деревья. — Если прятать, то в таком месте, где ученики не могут обнаружить его случайно.

— Да, безусловно, — сказала Амбридж с некоторым беспокойством. — Само собой… Хорошо, хорошо… Держитесь оба впереди меня.

— Раз уж мы идём первыми, можно нам вашу волшебную палочку? — спросил Гарри.

— Полагаю, что нет, мистер Поттер, — сладким голосом проговорила Амбридж, ткнув его концом палочки в спину. — Боюсь, что Министерство ценит мою жизнь несколько выше, чем вашу.

Когда они оказались в прохладной лесной тени, Гарри попытался встретиться с Гермионой глазами: зайти в Лес без волшебных палочек значило, по его мнению, совершить поступок ещё более опрометчивый, чем все их предыдущие в этот вечер. Но она только бросила презрительный взгляд на Амбридж и решительно углубилась в чащу, идя с такой быстротой, что Амбридж на своих коротких ногах едва поспевала.

— Нам ещё далеко? — спросила Амбридж, чья мантия постоянно цеплялась за колючки.

— Далеко, — ответила Гермиона. — Оно очень хорошо спрятано.

Тревога Гарри нарастала. Гермиона выбрала не ту тропинку, по которой они ходили к Грохху, а ту, что три года назад привела его к логову чудовищного паука Арагога. Гермионы с ним тогда не было, и она, скорее всего, не подозревала, какая опасность поджидает их теперь в конце пути.

— М-м… ты уверена, что это та дорога? — спросил он её многозначительным тоном.

— Да, уверена, — ответила она стальным голосом, продираясь сквозь кусты с совершенно излишним, по его мнению, шумом. Сзади Амбридж споткнулась об упавшее деревце. Ни Гарри, ни Гермиона не остановились, чтобы помочь ей подняться. Не сбавляя шага, Гермиона обернулась и во весь голос крикнула через плечо:

— Чуть поглубже надо ещё зайти!

— Гермиона, потише, — пробормотал Гарри, стараясь не отстать. — Мало ли кто здесь может услышать…

— Я и хочу, чтобы нас услышали, — тихо отозвалась Гермиона под громкий треск и шелест от ног спешащей вдогонку Амбридж. — Погоди, увидишь…

Так они шли ещё довольно долго и наконец очутились в глухой чащобе, где сквозь плотный навес древесных крон не пробивалось почти никакого света. У Гарри возникло ощущение, которое он испытывал в Лесу и раньше, — что на него смотрят чьи-то невидимые глаза.

— Сколько ещё идти? — раздался сзади сердитый голос Амбридж.

— Совсем немного осталось! — крикнула Гермиона, выходя на сырую мглистую поляну. — Каких-нибудь два шага…

В воздухе просвистела стрела и со зловещим стуком воткнулась в дерево чуть повыше её головы. Вдруг всё кругом наполнилось топотом копыт; Гарри почувствовал, что лесная подстилка дрожит; Амбридж, пискнув, вытолкнула его вперёд наподобие щита.

Он вывернулся из её рук и огляделся. Со всех сторон к ним приближались кентавры, их было десятков пять, их поднятые и натянутые луки были нацелены на Гарри, Гермиону и Амбридж. Медленно пятясь, все трое вышли на середину поляны. Охваченная ужасом Амбридж как-то странно, мелко похныкивала. Гарри скосил взгляд на Гермиону и увидел на её лице торжествующую улыбку.

— Кто ты, человек? — прозвучал голос.

Гарри повернул голову налево. Выступив из кольца кентавров, к ним двигался гнедой Магориан с готовым к выстрелу, как и у других, луком. Справа Амбридж по-прежнему хныкала, её волшебная палочка, направленная на приближающегося кентавра, ходила ходуном.

— Я спросил тебя, кто ты, — грубо повторил Магориан.

— Я Долорес Амбридж! — ответила Амбридж визгливым, насмерть перепуганным голосом. — Первый заместитель министра магии, директор и генеральный инспектор Хогвартса!

— Так ты из Министерства магии? — спросил Магориан. Многие из окружавших их кольцом кентавров беспокойно пошевелились.

— Именно! — провизжала Амбридж на ещё более высокой ноте. — Поэтому думайте, что делаете! Согласно законам, установленным Отделом регулирования магических популяций и контроля над ними, любое нападение полукровок, подобных вам, на человека…

— Как ты нас назвала? — воскликнул чёрный, дикий на вид кентавр, в котором Гарри узнал Бейна. Со всех сторон зазвучал гневный ропот, тетивы луков натянулись туже.

— Не смейте их так называть! — разъярённо крикнула Гермиона, но Амбридж точно не слышала.

По-прежнему направляя на Магориана трясущуюся волшебную палочку, она продолжала:

— Закон пятнадцатый, статья «В» ясно указывает, что любое нападение со стороны магического существа, которое квалифицируется как обладающее интеллектом, близким к человеческому, и считается вследствие этого способным отвечать за свои поступки…

— Близким к человеческому? — повторил Магориан, в то время как Бейн и некоторые другие, издавая свирепые возгласы, били копытами. — Для нас это великое оскорбление, человек! Наш интеллект, к счастью, намного превосходит ваш!

— Что вы делаете в нашем Лесу? — вскричал серый кентавр с грубым лицом, которого Гарри и Гермиона видели в Лесу в прошлый раз. — Зачем вы здесь?

— В вашем Лесу? — переспросила Амбридж, дрожа, казалось, уже не только от страха, но и от негодования. — Не забывайте: вы живёте здесь только потому, что Министерство магии отвело вам определённые участки земли…

Стрела пролетела так близко от её макушки, что задела полуседые волосы. Амбридж истошно завопила и вскинула руки к голове. Иные из кентавров одобрительно взревели, другие разразились резким хохотом, который отдался на сумеречной поляне эхом. Дикий, похожий на ржание смех, вид роющих землю копыт — всё это могло навести ужас на кого угодно.

— Так чей же это Лес, человек? — прогремел Бейн.

— Мерзкие полукровки! — завопила Амбридж, всё ещё прижимая руки к голове. — Зверьё! Неуправляемые животные!

— Молчите! — крикнула Гермиона, но было поздно. Амбридж направила на Магориана волшебную палочку:

— Инкарцеро!

В воздухе, откуда ни возьмись, появились толстые канаты-змеи. Они туго опутали грудь и руки кентавра. С яростным рёвом Магориан взвился на дыбы, пытаясь высвободиться; другие кентавры ринулись в атаку.

Гарри схватил Гермиону и повалил наземь. Лёжа лицом вниз на траве, он испытал секунды ужаса, когда совсем рядом загрохотали копыта, но одни кентавры с воплями гнева перепрыгнули через них с Гермионой, другие проскакали рядом.

— Не сме-е-е-ейте! — услышал он крик Амбридж. — Не сме-е-е-ейте!.. Я первый заместитель… вы не имеете права… Отпустите меня, зверюги, слышите?.. Не-е-е-ет!

Гарри увидел красную вспышку и понял, что она попыталась оглушить кого-то из кентавров заклятием; потом она отчаянно заорала. Чуть приподняв от земли голову, Гарри увидел, что Бейн обхватил её сзади руками и поднял в воздух. Она извивалась и вопила от страха, её волшебная палочка упала на землю, и Гарри мгновенно воспрял духом. Если бы дотянуться…

Но едва он шевельнул рукой, как на палочку опустилось копыто кентавра и она разломилась надвое.

— А ну! — рявкнул у него над ухом грубый голос, и толстая волосатая рука, опустившись с высоты, насильно поставила его на ноги. Так же поступили и с Гермионой. Глядя поверх разноцветных качающихся голов и спин кентавров, Гарри увидел, как Бейн уносит Амбридж в чащу. Её неумолкающий крик слышался всё слабей и слабей, пока наконец стук копыт не заглушил его вовсе.

— А этих? — спросил серый кентавр с грубым лицом, который держал Гермиону.

— Они ещё юные, — медленно проговорил у Гарри за спиной мрачный голос. — Мы не трогаем жеребят.

— Они привели её сюда, Ронан, — возразил кентавр, крепко схвативший Гарри. — И не такие уж они юные… Этот скоро станет мужчиной.

Он с силой тряхнул Гарри, сграбастав его за шиворот мантии.

— Прошу вас, — чуть дыша, промолвила Гермиона, — пощадите нас, мы думаем о вас не так, как она, и мы не служим в Министерстве! Мы только потому сюда пришли, что хотели с вашей помощью от неё избавиться.

По лицу серого кентавра, державшего Гермиону, Гарри мигом понял, что, сказав это, она совершила ужасную ошибку. Яростно стукнув по земле задними копытами, кентавр вскинул голову и проревел:

— Ты видишь, Ронан? Они уже заражены высокомерием своего племени! Мы, оказывается, должны делать за вас грязную работу! Так, человеческая дочка? Мы должны быть вам слугами, отгонять ваших врагов, как послушные псы!

— Нет! — в ужасе пискнула Гермиона. — Прошу вас… Я вовсе не имела этого в виду! Я просто думала, что вы сможете… помочь…

Но этим она, судя по всему, только ухудшила дело.

— Мы не помогаем людям! — зло крикнул кентавр, сжимавший Гарри. Он сжал его ещё крепче и привстал на дыбы, так что подошвы Гарри мигом оторвались от земли. — Мы живём обособленно и гордимся этим. И мы не позволим вам уйти отсюда и похваляться тем, что мы плясали под вашу дудку!

— Мы не собираемся ничем таким похваляться! — воскликнул Гарри. — Мы понимаем, что вы не желаете делать то, чего мы от вас хотим…

Но никто его не слушал.

Бородатый кентавр из числа задних заорал:

— Они пришли сюда незваные, так пусть за это расплатятся!

Кентавры в ответ на его слова одобрительно зашумели. Один из них, мышастый, взревел:

— Куда женщину — туда и этих!

— Вы же сами сказали, что не трогаете невинных! — крикнула Гермиона, по щекам которой уже вовсю катились слёзы. — Мы ничего плохого вам не сделали, не угрожали, не пользовались волшебными палочками, мы хотим только вернуться в школу, пожалуйста, отпустите…

— Мы не все такие, как предатель Флоренц, человеческая дочка! — вскричал серый кентавр под громкое одобрительное ржание сородичей. — Ты небось вообразила, что мы всего-навсего забавные говорящие лошадки? Мы, к твоему сведению, древний народ и не потерпим вторжений и оскорблений со стороны волшебников! Мы не признаём ваших законов и не собираемся отдавать вам первенство, мы…

Но сполна узнать, кем считают себя кентавры, Гарри и Гермионе не довелось, ибо в этот самый миг на краю поляны раздался такой оглушительный треск, что все, кто на ней был — и двое школьников, и пять десятков кентавров, — оглянулись. Державшие Гарри руки разжались и потянулись к луку и стрелам, позволив ему снова встать на землю. Гермиону тоже отпустили, и Гарри метнулся к ней. А тем временем два толстых ствола зловеще раздвинулись, и в промежутке выросла чудовищная фигура великана Грохха.

Ближние к нему кентавры попятились, оттесняя тех, кто стоял позади. Поляна ощетинилась луками и готовыми взвиться стрелами, нацеленными вверх — на исполинское землистое лицо, которое грозно маячило из-под густого навеса крон. Скособоченный рот Грохха был тупо разинут, в сумерках тускло желтели его зубы-кирпичи, а мутные, болотного цвета глаза, щурясь, смотрели вниз, на мелкие существа у него под ногами. От обеих лодыжек тянулись обрывки толстой верёвки.

Он открыл рот ещё шире:

— Хаггер.

Гарри не понял, что это означает и на каком языке произнесено, но ему и не до того было: он смотрел на громадные ступни, почти равные в длину его туловищу. Гермиона крепко вцепилась ему в руку; кентавры же в полном молчании взирали снизу вверх на великана, чья огромная круглая голова поворачивалась из стороны в сторону, как будто он что-то обронил и хотел найти.

— Хаггер! — повторил он более требовательно.

— Уходи отсюда, великан! — крикнул Магориан. — Тебе нечего у нас делать!

Слова эти, судя по всему, не произвели на Грохха никакого впечатления. Он слегка наклонился (мышцы кентавров, державших натянутые луки, напряглись ещё сильнее) и проревел:

— ХАГГЕР!

Кое-кому из кентавров явно стало не по себе. Гермиона, наоборот, испустила вздох надежды.

— Гарри! — шепнула она. — По-моему, он хочет сказать: «Хагрид»!

В этот самый миг Грохх их увидел — двух людей в море кентавров. Пристально глядя на них, он опустил голову ещё чуть ниже. Гарри почувствовал, как Гермиона дрожит. Грохх опять широко открыл рот и утробным голосом пророкотал:

— Герми.

— Ты слышал? — воскликнула Гермиона, так крепко стиснув руку Гарри, что она начала неметь, и находясь, казалось, на грани обморока. — Он… он помнит!

— ГЕРМИ! — прорычал Грохх. — ГДЕ ХАГГЕР?

— Не знаю! — взвизгнула насмерть перепуганная Гермиона. — Мне очень жаль, Грохх, но я не знаю!

— ГРОХХ НАДО ХАГГЕР!

Могучая рука великана пошла вниз. Гермиона, крича во всё горло, пробежала несколько шагов назад и упала. Гарри, не имея волшебной палочки, приготовился бить, лягать, кусать, царапать… Рука тем временем стремительно двинулась к нему и по пути сшибла с ног белоснежного кентавра.

Этого его сородичи стерпеть не смогли. Растопыренные пальцы Грохха почти уже коснулись Гарри, когда пять десятков стрел, устремившись вверх, утыкали необъятное лицо гиганта. Он завыл от боли и ярости, выпрямился и стал тереть исполинское лицо руками, ломая древки стрел и ещё глубже загоняя в себя наконечники.

Он ревел и топал ножищами, кентавры бросились от него врассыпную, и Гарри, на которого дождём посыпались крупные, размером с гальку, капли великаньей крови, рывком поставил Гермиону на ноги и ринулся с ней под деревья, сулившие укрытие. Там они оглянулись. Грохх, у которого текла по лицу кровь, вслепую водил в воздухе руками, пытаясь схватить хоть одного из кентавров, но те уже пустились в беспорядочное бегство и пропадали из виду среди деревьев по ту сторону поляны. Грохх испустил ещё один яростный вопль и двинулся за ними следом, круша по пути дерево за деревом.

— Не-ет, — простонала Гермиона, которую била такая дрожь, что она бессильно опустилась на землю. — Ужас, ужас! Он же их всех мог убить!

— Меня, честно говоря, это мало волнует, — ожесточённо заявил Гарри.

Топот кентавров и треск от бредущего наобум великана становились всё тише. Прислушиваясь, Гарри вдруг ощутил новую вспышку жестокой боли в шраме, и его захлестнул страх.

Сколько времени потрачено зря! Они ещё дальше теперь от спасения Сириуса, чем в первый момент после сновидения на экзамене. Мало того что остался без волшебной палочки, ещё и застрял с Гермионой посреди Запретного леса без всяких средств передвижения.

— Умный план, ничего не скажешь! — прошипел Гарри, выплёскивая злость на Гермиону. — Умнее не придумаешь. Ну, и куда же мы отсюда?

— Надо возвращаться в замок, — беспомощно ответила Гермиона.

— К тому времени Сириус, может быть, уже будет мёртв! — воскликнул Гарри, в сердцах пнув дерево. Вверху раздалось верещание на высокой ноте, и, подняв голову, он увидел разозлённого лукотруса, который нацелился на него длинными пальцами-веточками.

— Без волшебных палочек всё равно ничего не сделаешь, — безнадёжно промолвила Гермиона и заставила себя подняться. — Кстати, Гарри, как ты думал добираться до Лондона?

— Мы вот тоже об этом сейчас размышляли, — произнёс у неё за спиной знакомый голос.

Гарри и Гермиона безотчётно прижались друг к другу и уставились в темноту под деревьями.

Возник Рон, за ним торопливо шли Джинни, Невилл и Полумна. Вид у всех был довольно потрёпанный: у Джинни на щеке красовалось несколько длинных царапин, у Невилла под правым глазом налился большой лиловый фонарь, у Рона губа кровоточила хуже прежнего. Но это не мешало им быть довольными собой.

— Ну так что, — сказал Рон, — какие идеи?

Он отвёл рукой низко нависшую ветку и протянул Гарри его волшебную палочку.

— Как вы сумели удрать? — изумлённо спросил Гарри, беря палочку.

— Пара-тройка Оглушающих заклятий, одно Разоружающее, а Невилл очень изящно применил Чары помех, — небрежно ответил Рон, вручая волшебную палочку и Гермионе. — Но кто действительно отличился — это Джинни. Наслала на Малфоя Летучемышиный сглаз, большие такие крылатые твари — всю морду ему облепили. Мы увидели в окно, что вы идёте в Лес, и двинули за вами. Что вы сделали с Амбридж?

— Её кентавры утащили, — сказал Гарри. — Их тут был целый табун.

— А вас оставили? — поразилась Джинни.

— Пришлось оставить, потому что за ними погнался Грохх, — объяснил Гарри.

— Кто такой Грохх? — поинтересовалась Полумна.

— Маленький братец Хагрида, — быстро ответил Рон. — Но об этом потом. Гарри, что ты выяснил через камин? Сам-Знаешь-Кто действительно схватил Сириуса?

— Да, — сказал Гарри, снова чувствуя колющую боль в шраме. — Я уверен, что Сириус жив, но как туда добраться и ему помочь — не знаю.

Все испуганно притихли. Задача казалась неосуществимой.

— Придётся нам полететь, — промолвила Полумна самым что ни на есть будничным тоном.

— Так, — раздражённо набросился на неё Гарри. — Во-первых, нам, если ты включаешь в это понятие себя, ничего делать не придётся. Во-вторых, у всех, кроме Рона, мётлы стережёт тролль-охранник, поэтому…

— У меня есть метла! — возразила Джинни.

— Есть, но ты никуда не летишь, — сердито заявил Рон.

— Прошу прощения, но судьба Сириуса волнует меня не меньше, чем тебя! — воскликнула Джинни и сжала зубы так, что её сходство с Фредом и Джорджем стало просто удивительным.

— Ты тоже… — начал Гарри, но Джинни яростно перебила его:

— Я на три года старше, чем ты был, когда дрался Сам-Знаешь-С-Кем за философский камень! Это я обезвредила сейчас Малфоя в кабинете Амбридж, это я напустила на него огромных летучих тварей…

— Да, но…

— В Отряде Дамблдора мы были вместе, — тихо сказал Невилл. — Разве не для того мы его создали, чтобы сражаться Сам-Знаешь-С-Кем? Вот мы в первый раз получили шанс сделать что-то по-настоящему. Или, по-твоему, ОД — это была игра?

— Нет… конечно, не игра… — нехотя согласился Гарри.

— Тогда нам всем надо отправляться, — бесхитростно рассудил Невилл. — Мы хотим помочь.

— Верно, — поддержала его Полумна с радостной улыбкой.

Гарри встретился взглядом с Роном. Он знал, что Рон думает в точности о том же: что если бы он мог решать, кому из членов ОД участвовать в спасении Сириуса, то он не взял бы с собой ни Джинни, ни Невилла, ни Полумну.

— Впрочем, это не имеет никакого значения, — уныло промолвил Гарри. — Всё равно мы не знаем, как туда добираться…

— А я думала, это решено, — вмешалась Полумна. — Мы летим!

Было от чего прийти в бешенство.

— Так, послушай-ка меня, — сказал Рон, едва сдерживаясь. — Ты, может быть, и умеешь летать без метлы, но нам-то, остальным, где прикажешь взять крылья?

— Летать можно не только на мётлах, — безмятежно возразила Полумна.

— А на чём ещё? На мерзляках твоих козлорогих? — поинтересовался Рон.

— Морщерогие кизляки не летают, — сказала Полумна с достоинством, — а вот эти летают, и ещё как, и Хагрид говорил, они запросто могут доставить тебя куда нужно.

Гарри резко обернулся. Между двумя деревьями, призрачно тараща белые глаза, стояли два фестрала. Они смотрели на перешёптывающуюся группу так, будто понимали каждое слово.

— Точно! — воскликнул он и двинулся к ним. Вскинув головы, похожие на головы рептилий, они тряхнули длинными чёрными гривами. Гарри, не мешкая, протянул руку и погладил ближнего по отсвечивающей шее. Как это он раньше считал их уродливыми?

— Что, эти идиотские лошади? — неуверенно спросил Рон, уставившись в точку немного левей фестрала, которого гладил Гарри. — Которых не видишь, если при тебе кто-нибудь не отдал концы?

— Да, — ответил Гарри.

— Сколько?

— Всего два.

— А нам надо три, — сказала Гермиона, не совсем оправившаяся от потрясения, но уже полная решимости.

— Не три, а четыре, — сердито поправила её Джинни.

— Мне кажется, нас тут шестеро, — спокойно промолвила, пересчитав всех, Полумна.

— Глупости! Мы не можем все полететь! — снова разъярился Гарри. — Так, вы трое, — он показал на Невилла, Джинни и Полумну, — вы в этом не участвуете, вы не…

Новые бурные протесты. Шрам ожгло ещё раз, и больнее. Каждая секунда промедления могла стать решающей. Спорить было некогда.

— Ладно, как хотите, дело ваше, — коротко сказал Гарри. — Но если мы не найдём других фестралов, вы не сможете…

— Другие придут, не сомневайся, — заверила его Джинни, смотревшая, как и Рон, мимо.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что вы с Гермионой, к твоему сведению, заляпаны кровью, — невозмутимо объяснила она, — а мы знаем, что Хагрид приманивает фестралов сырым мясом. Вот из-за чего явились эти двое.

Гарри почувствовал, как что-то мягко тянет его за мантию, и, опустив глаза, увидел, что ближний фестрал лижет его рукав, мокрый от крови Грохха.

— Отлично, — сказал он. Его осенило. — Мы с Роном садимся на этих и летим вперёд, Гермиона остаётся с вами и приманивает других…

— Нетушки! — гневно возразила Гермиона.

— Никому не надо оставаться, — улыбнулась Полумна. — Смотрите, вон ещё идут… от вас, наверно, пахнет на весь Лес…

Гарри оглянулся. Обходя деревья, к ним двигалось шесть-семь фестралов, не меньше. Огромные кожистые крылья были плотно прижаты к туловищам, глаза белели сквозь тьму. Всё, новых доводов не найти.

— Хорошо, — сердито сказал он. — Выбирайте, садитесь, и поехали.