На следующее утро Дэн перебросился всего парой слов со своими друзьями. Их общий урок по расписанию был ближе к обеду, а из-за бессонной ночи он переставлял будильник более пяти раз, чтобы подремать еще. За завтраком он жадно и слишком быстро ел хлопья и запивал их апельсиновым соком, наблюдая, как Эбби прикладывает к своим векам холодные ложки. Она настаивала, что это поможет ей проснуться и избавиться от отеков, вызванных недосыпанием.

Времени развенчивать этот миф не было. С расписанием в руке Дэн побежал на свой первый урок, надеясь, что история психиатрии станет отличным стартом. Войдя в класс, он увидел соседа Джордана, Йи, и обрадовался его дружелюбному лицу в комнате, полной незнакомцев. Не обращая внимания на привычный внутренний голос, говоривший, что лучше сесть одному, Дэн направился к Йи и представился.

— Как дела? — спросил он у Йи, усаживаясь рядом.

— Да так. — Йи пожал плечами. — Джордан продолжал строчить эсэмэски, когда уже давно пора было спать. Я слышал, как он перебирал пальцами чуть ли не до четырех утра.

— Он просто обожает свой телефон.

— С другой стороны, я рад возможности заняться чем-нибудь на улице вместо того, чтобы играть на этой проклятой виолончели. Я люблю музыку, конечно, но открыт и для другого призвания. Может, найду его на этих занятиях. В любом случае узнаю что-то новое, правильно? А еще нам, возможно, повезет услышать прикольные истории о нашем общежитии-психушке.

Вошла профессор Рейес и начала раздавать учебники. Она снова была одета во все черное, только на этот раз ожерелье было стеклянным. Дэну показалось, что она напоминает гадалок из ночных передач.

Ему сразу понравилась профессор Рейес, особенно после того, как один ученик поднял руку и она мягко ответила:

— Нет, мы не будем обсуждать историю Бруклинского заведения, но спасибо за вопрос. Будет неплохо, если вы захотите самостоятельно изучить ее, тогда вы сможете получить дополнительные бонусы.

Рука сразу же опустилась.

Пролетело два часа, Дэн отвлекался всего пару раз: ему было интересно, что в это время делали Эбби с Джорданом на уроке рисования. Он надеялся, что Эбби не станет рассказывать об их ночном разговоре. Он не боялся, что Джордан узнает о его ночных кошмарах, просто хотелось, чтобы этот разговор остался только между ними.

Нерезкий, но громкий звонок ознаменовал окончание урока. При этом колокола церквушки на территории колледжа звонили каждые четверть часа, помогая профессору уложиться по времени. Уже хотелось сменить обстановку. Дэн собрал свои вещи. Здесь никого не обязывали покупать учебники, бóльшую часть материала распечатали на принтере либо демонстрировали в виде слайд-шоу и документальных фильмов. Дэн быстро выскочил за дверь следом за Йи, но потом вспомнил, что это не школа и ничего не случится, если опоздаешь на обед.

Каждому в колледже выдали карту, но, заглядывая в нее, Дэн чувствовал себя туристом. Погода на улице изменилась: утренняя прохлада сменилась настоящей летней жарой.

Профессор Рейес уже вышла во двор, чтобы перекурить. Дэн вспомнил ее слова о дополнительных бонусах и решил подойти.

Профессор Рейес улыбнулась ему, потушила сигарету и бросила ее в ближайшую металлическую урну.

— Даррен, правильно? — спросила она.

— Дэн, — поправил ее он, засовывая руки в карманы, — Дэниел Кроуфорд.

Она посмотрела на него долгим, пристальным взглядом, затем сказала:

— Ну что ж. Хорошо. Теперь не забуду.

— Меня заинтересовал тот проект, за который можно получить дополнительные бонусы.

— Ой, Дэн, это была шутка. Ты же знаешь, что здесь нет оценок, правда? — Профессор негромко засмеялась. — Так тебе нужны рекомендации или ты просто жаждешь знаний?

— Ну, я… — Дэн не знал, что ответить, он смутился, решив, что теперь она плохо думает о нем. — Просто меня очень интересуют… психиатрия и история. Я имею в виду… Ну, дополнительные бонусы — это прозвучало круто. Я подумал, что мог бы взять интервью в городе, узнать точку зрения местных жителей.

— Желаю удачи! — Профессор Рейес поправила ремешок сумки на плече.

— Простите?

— Горожане, как бы это сказать, суеверны. Это еще мягко сказано… Они несколько лет ходатайствовали о снесении Бруклина, но безрезультатно. Во-первых, потому, что это историческое место и его нельзя трогать. Во-вторых, потому, что нет причин для его снесения. Фундамент, конечно, непрочный, но колледж заплатил, чтобы его в ближайшем будущем переделали. — Она порылась в сумке, нашла пачку, закурила и продолжила, жестикулируя сигаретой. — Поэтому ты можешь столкнуться с некоторым… сопротивлением. Естественно, они многое расскажут о Бруклине — все уши прожужжат, — но все сведется к тому, как сильно они хотят, чтобы тот исчез.

— Печально, — искренне произнес Дэн. — Мне казалось, что из этого могла бы получиться отличная статья.

— Могла бы, и тебе стоит попытаться это сделать. — Профессор Рейес наклонилась ближе, заговорщически улыбнувшись ему. — Кстати, я получила разрешение провести один семинар в старом закрытом крыле общежития. Мы поднимем там некоторые архивы и заодно уберем их наконец из колледжа. Ты приедешь сюда в следующем году?

— Хотелось бы, — ответил Дэн. — В своей школе я перешел в старшие классы. — Честно говоря, Дэн еще не принял решение поступать в этот колледж. Но если ему понравятся занятия этим летом, то почему нет? — Послушайте, может быть, если у меня получится взять интервью, вы используете эти материалы для своего семинара?

— Хорошо, — согласилась она. — Посмотрим.

Дэн ушел, помахав ей на прощание рукой. Он не мог понять, восхищала его или пугала идея покопаться в истории Бруклина, но то, что это было своего рода задание (пусть даже неофициальное, для получения фиктивного бонуса), по крайней мере, придавало ей какую-то значимость. Теперь он мог рассказать Джордану и Эбби о том, что узнал, и не показаться при этом психом.

Кстати о Джордане и Эбби: они, наверное, уже заждались его за обедом. Он вспомнил, что прошлой ночью Эбби собиралась, как ему показалось, поцеловать его. Вспоминала ли она об этом тоже? Думала ли о нем так же, как он о ней?

* * *

Дэну потребовалось четыре дня, чтобы набраться храбрости и пригласить Эбби на свидание.

Честно говоря, это были прекрасные четыре дня, во время которых он, Эбби и Джордан были практически неразлучны. Они вместе ели, сидели рядом на уроках и гуляли по вечерам. Правда, из-за этого Дэн еще сильнее боялся приглашать Эбби на свидание. Он постоянно думал об этом. Следует ли приглашать ее? Что, если она скажет «нет»? Смогут ли они тогда остаться друзьями? Как отнесется к этому Джордан? Как это повлияет на всех троих? Что, если она скажет «да»? Что, если…

Он стал очень задумчивым, даже Феликс понял: что-то происходит.

— Ты выглядишь расстроенным, Дэниел, — однажды после ленча сказал Феликс, когда Дэн вошел в комнату, упал на кровать и громко вздохнул. — Не хочешь рассказать?

Дэн спрашивал себя, мудро ли просить совета у Феликса, — хоть Феликс, казалось, тоже неплохо проводил время на этих курсах. Да, он продолжал заниматься один в их комнате, разговаривал как учитель биологии и очень мало спал по ночам. Но его комиксы куда-то исчезли, и ему, по-видимому, нравилось заниматься своими делами.

— Ну… — начал Дэн. — Я подумываю, не пригласить ли Эбби на свидание. Как думаешь, какие у меня шансы?

— Да-а. Понимаю, почему ты так нервничаешь…

— Правда? — Дэн подождал, хотя ему не очень хотелось, чтобы Феликс конкретизировал.

— Хоть у тебя и симметричное лицо, но все же есть небольшая лопоухость. К тому же ты не очень высокий и не слишком мускулистый. Ну… Эбби, с другой стороны…

— Да, — оборвал его Дэн. — Она чертовски классная.

Феликс выдержал паузу и быстро пожал плечами.

— Я бы сказал, что она, как говорится, не твоего поля ягода.

— Я так и думал, спасибо, — проворчал Дэн. Его это ни капельки не расстроило, учитывая, от кого исходили эти слова, однако… было неприятно.

Эта фраза — «не твоего поля ягода» — преследовала Дэна всю дорогу по кампусу. Феликс был в некотором смысле прав. Дэн еще никогда не встречал никого похожего на Эбби, кто хоть немного озарял бы его мир при каждом своем появлении.

Начали звонить церковные колокола, отбивая час сорок пять и начало его следующего урока. Опоздал. Как такое могло случиться? Он вышел из общежития в начале второго. Дэн со всех ног пробежал оставшуюся часть пути и остановился возле научного корпуса весь потный, тяжело дыша. При последнем ударе колокола он, спотыкаясь, ворвался в коридор. Джордан и Эбби ждали его у двери в класс.

— Наконец-то! — выкрикнула Эбби. — Мы думали, ты не придешь.

— Просто опоздал. Были дела с соседом.

— Конечно, мы все знаем, что ты собирался театрально войти, — поддразнил Джордан, слегка толкнув его локтем.

Дэн вошел вслед за друзьями и просеменил к своему месту под суровым взглядом преподавателя, высокого мужчины средних лет с козлиной бородкой и волосами с проседью.

— Пусть вы и напоминаете мне гидру, — сказал профессор Дуглас, опуская очки на кончик носа, — однако же, попрошу вас больше не опаздывать, всех троих.

«Гидра. Умно», — подумал Дэн и улыбнулся.

— Извините! — сказала Эбби, молниеносно вытаскивая свою папку. — Это больше не повторится.

Профессор Дуглас кивнул и повернулся к доске.

После урока они вместе вышли во двор. На дорожке к ним подбежал высокий парень с впалыми щеками, остановился перед Эбби и схватил ее за руку; было понятно, что они знакомы.

— Эй, Эбби! Джордан! — Парень улыбнулся, показывая все тридцать два идеальных зуба. — Не хотите выпить кофе или что-нибудь еще?

Естественно, у него был чарующий южный акцент. Как же иначе?

— Я Дэн. — Дэн протянул ладонь, заставляя парня отпустить руку Эбби.

— Эш. — Парень крепко пожал руку Дэну. — Приятно познакомиться. Так что? — Эш кивнул головой в сторону Уилферда.

— Давайте, я как раз устала, — прощебетала Эбби. — Ребята?

— Как по мне, звучит неплохо, — ответил Джордан.

Дэн лишь пожал плечами и попытался улыбкой выразить нечто вроде: «Хорошо, но можно было бы сходить и в другое место». Он шагал чуть позади, засунув руки в карманы, не проронив ни слова. Джордан тоже отстал и украдкой бросил на Дэна красноречивый взгляд, из-за чего ему стало еще более неловко. Он не собирался ничего говорить. Если Эбби хочет встречаться с Эшем, это его не касается.

Но Джордан не унимался.

— Они с Эбби из одной школы, — заговорщически прошептал он, вертя в руках карандаш. — Она познакомила нас на уроке рисования. Кажется, они вместе ведут художественный кружок в их школе.

— А, — ответил Дэн. — На вид он приятный…

— Но?

— Никаких «но». — Дэн убрал палку с дорожки, забросив ее в траву. — Он приятный. Но может быть, это и все его достоинства. В любом случае кого волнует это его качество? Большинство людей приятные.

Он вспомнил свою школу. «Приятных» детей там было хоть пруд пруди, и никто из них не вызывал у него интереса. В основном он не обращал на них внимания. Он был одним из лучших в своем классе и через год поступит в колледж, куда-нибудь подальше от них.

Джордан вскинул бровь.

— Тебе не кажется, что ты очень уж строг к этому парню? Ты знаком с ним всего десять секунд, Дэн. Он лишь один из тех ребят, которые ладят со всеми. Люди любят находиться в его обществе.

Дэн топнул ногой.

— Не понимаю этого. Как вам это удается? Я имею в виду, ладить со всеми.

— Для начала попробуй быть менее ревнивым, — ответил Джордан.

Он сказал это шутя, но Дэн принял его слова близко к сердцу. Неужели по нему все так видно? Может, ему просто нужно переступить через себя и смириться с тем, что у Джордана и Эбби, естественно, будут другие друзья? Но со своей стороны Дэн не чувствовал, что ему нужен кто-то еще.

Дэн теребил в руках кекс, пока Эбби и Джордан болтали с Эшем. Казалось, никого не смущало, что он не проронил ни слова. Он старался не выглядеть совсем уж угрюмым, но не был уверен, что это у него получилось.

Чуть позже Эш ушел играть во фрисби, а Джордан сказал, что ему нужно встретиться с ребятами и обсудить один общий проект. Неожиданно Дэн и Эбби оказались одни.

Эбби посмотрела на него с улыбкой.

— Выше нос, — сказала она. — Ты такой серьезный.

— Я… — начал он, затем на него что-то нашло, и он понял, что должен сказать это сейчас или не скажет никогда. — Не хочешь куда-нибудь сходить сегодня вечером? Я имею в виду, только мы вдвоем.

— Хорошо, — ответила она, улыбнувшись, а Дэн мысленно отметил значительную разницу между «хорошо» и «конечно».

«Скажи ей, что это свидание, что ты считаешь это свиданием».

— Это необязательно должно быть свидание или что-то подобное, — застенчиво добавил он.

«Это свидание, это свидание, ты приглашаешь ее на свидание…»

— О, — ответила Эбби, опустив глаза. — Конечно нет…

— Или это может быть свидание?

— Хорошо… — Она засмеялась. — Что ты придумал?

— Что?

— Чем ты хочешь заняться? Поужинать или…

— А! Ужин, да. Я слышал, м-м-м, я слышал об одном неплохом местечке в городе. Йи говорил о нем. «Брюстерс». Там готовят сэндвичи и все такое. — Это было не так уж и сложно.

— Тогда «Брюстерс», — весело сказала она. — В семь?

— Да, в семь будет отлично.

— Здорово! Ровно в семь. Встретимся на первом этаже в семь. — Эбби покачала головой и засмеялась. — Черт возьми, могу я повторить «семь» еще несколько раз?

— Давай.

Потом Эбби неуверенно сказала, что хочет сходить в спортзал, а Дэн ответил, что ему нужно позаниматься, поэтому во дворе они разошлись, улыбаясь и маша руками как идиоты. Он наблюдал, как она спускалась по дорожке, пока не затерялась в толпе гуляющих на улице учеников.

Дэн поплелся назад в общежитие. Его кроссовки скрипели по шишкам, потому что он то сходил с дорожки, то вновь наступал на нее. На одной из лужаек он заметил группу ребят, столпившихся вокруг гриля, — было похоже, что двое старост этажей решили устроить барбекю перед ужином. Он чувствовал запах дыма, поднимавшегося вверх и исчезающего на легком ветерке, слышал звук потрескивающего костра. Настроение было просто отличным.

Рентгеновский снимок черепа в профиль Рентгеновский снимок лицевой стороны черепа Рентгеновский снимок шеи в профиль

Сергей Ткачев