На этот раз Джордану не понадобилось много времени, чтобы открыть замок.

— Что ж, снова ринемся, друзья, в пролом, — сказал Дэн, попытавшись пошутить. Никто не ответил: «Идиот».

Внутри было так же темно и пыльно, как и раньше. Он вздрогнул, сам не зная отчего — от холода или волнения. Возможно, от того и другого.

Несмотря на то что они были здесь всего один раз, ребята быстро пересекли приемную и по проторенной дорожке прошли в кабинет главврача.

Дэн придержал дверь и зашел последним.

— Итак, с чего начнем? — взволнованно прошептал Джордан.

— Мне кажется, что в старом крыле должно быть много всего, — ответил Дэн. — А это значит, что где-то здесь есть еще одна дверь.

Во всяком случае, он искренне надеялся, что они смогут найти что-то интересное. Казалось абсурдом, что жители города хотят снести целое здание только из-за пыльной приемной и захламленного кабинета. Было что-то еще — такое чувство, словно психбольница углублялась вниз.

— Ищите потайную дверь, засовы, что-то в этом роде, — произнес он, протискиваясь между друзьями.

Луч фонаря, который он на этот раз взял, перепрыгивал со стены на стену, пока он изучал интерьер кабинета и содержимое книжных полок. Эбби перешла к стене возле письменного стола и сразу же нашла фотографию маленькой девочки. Джордан стоял не шелохнувшись, словно он и так уже видел достаточно. Не обращая на них внимания, Дэн пошел вперед.

Он переходил от одного шкафа к другому, светя фонариком в щели между ними. Все было покрыто пылью, которая поднималась вверх от малейшего движения. Двигаясь по часовой стрелке, Дэн в конце концов оказался возле шкафов, стоявших у стены за столом главврача. Третий шкаф был слегка перекошен, словно его отодвигали от стены, а потом вновь задвинули, но не полностью. Он сразу понял: это именно то, что он искал. Словно в подтверждение его подозрений, с крючка на другой стороне шкафа упали проржавевшие сломанные очки. Он потянулся к ним, но вдруг остановился. На стене за очками были видны отпечатки чьих-то пальцев, словно кто-то пытался повесить их окровавленной рукой.

— Ребята, кажется, я кое-что нашел, — позвал друзей Дэн, затем дотронулся до задней стенки шкафа. Он потянул его на себя, и шкаф немного подался вперед, скрипя по полу металлическими ножками.

— Что ты делаешь? — прошипел Джордан. — Не сломай ничего!

— Давай, я помогу. — Эбби подошла к нему, схватилась за правый передний угол шкафа и начала считать: — Раз, два, три.

Они толкнули, и шкаф отодвинулся еще на фут, за ним показалось небольшое отверстие.

— Ух ты! — выдохнула Эбби. — Тайный ход? Он настоящий? Как ты понял, что нужно смотреть здесь?

— Очки, — ответил Дэн, указывая на крючок и очки.

Очки на крючке Крючок Пятна крови

© shutterstock.com / igor gratzer/ Stephanie Frey/ Peter Zijlstra

Эбби посмотрела на пятна и вздрогнула, затем постаралась взять себя в руки.

— Еще немного, и, кажется, мы сможем пройти здесь, — сухо произнесла она.

— Нет-нет! Спасибо! Я туда не пойду. — Джордан сделал несколько шагов назад, подняв руки, словно защищаясь.

— Как знаешь. Я хочу посмотреть, куда ведет этот ход. — Она сделала Дэну знак помочь ей, и после секундного колебания Дэн взялся за заднюю стенку шкафа. Два быстрых рывка, и проход был открыт.

— Посвети фонариком, Дэн. Я ничего не вижу.

Он пошел впереди. Сердце так бешено стучало, что его стук отдавался в ушах.

— Должно быть, когда-то здесь был настоящий дверной проем, но, похоже, его попытались забаррикадировать, — прокомментировал Дэн. Они с Эбби пригнулись и прошли в следующую комнату.

— Тогда кто же его снова открыл?

Дэн задел ботинком кусок упавшего кирпича.

— Профессор Рейес упоминала о семинаре, для которого понадобились архивы этого места. Думаю, пришлось пробить дыру в стене, чтобы получить их.

Быстро взмахнув фонариком, Дэн увидел потолок и стены второго — меньшего — кабинета, в котором не было ничего, кроме двух переполненных дубовых шкафов и ведущей вниз лестницы справа.

— Что там? — крикнул Джордан из-за стены, заставив их обоих подпрыгнуть.

— Ничего особенного, — ответил Дэн, приближаясь к шкафам. К каждому ящику были прикреплены маленькие таблички с буквами «А» — «Д», «Е» — «И» и так далее по алфавиту.

— Просто карточки пациентов, как мне кажется. Ты можешь зайти сюда, если хочешь.

В узком проходе показался Джордан с широко раскрытыми от испуга глазами. Он заметил уходящую вниз лестницу и отпрянул.

— Пожалуйста, скажи мне, что ты не собираешься спускаться туда, Эбс.

— Мы еще даже ничего не нашли, — ответила она, посветив телефоном в сторону лестницы. — Ощущается холод. Готова поспорить, там, внизу, куда она ведет, есть целый этаж.

— Именно поэтому ты не должна туда идти. Ты когда-нибудь смотрела фильмы ужасов? Господи!

— Я просто хочу посмотреть, куда она ведет, — сказала она. — Ступеньки выглядят неплохо. — Эбби осторожно поставила ногу на верхнюю ступеньку и перенесла на нее вес тела. — Видишь? Достаточно прочная.

— Я пойду с тобой, — предложил Дэн.

— Отлично! Круто! Тогда вы двое спускайтесь в пропасть. А я пока побуду здесь, чтобы меня зарубили.

Дэн и Эбби осторожно спустились вниз по лестнице, проверяя каждую ступеньку, прежде чем полностью перенести на нее вес тела. Дэну хотелось думать, что это было романтично — то, как они беспокоились друг о друге, но напряжение почувствовалось еще до того, как начал ощущаться холод и донесся запах плесени, усиливающийся с каждым шагом вниз. Наконец ступеньки закончились и они оказались в узком коридоре. Они медленно сделали несколько шагов по коридору, и Дэну стало трудно дышать. Интересно, те, кто работал здесь, тоже ощущали клаустрофобию? Особенно когда пытались провезти инвалидную коляску или каталку по этому узкому коридору.

Слева и справа были двери, они располагались в шахматном порядке через каждые несколько ярдов. Эбби остановилась у одной из них и посветила фонариком в маленькое окошко на двери.

— Господи, — пробормотала она. — Там все еще лежат какие-то вещи.

— Какие именно? Давай посмотрим. — Дэн открыл дверь и осторожно вошел внутрь, боясь того, что они могут там найти. Он посветил фонариком в темноту.

В ту же секунду он почувствовал тошноту. Это была точь-в-точь комната из его видения, вплоть до операционного стола и кровавых пятен на стене. Как он мог видеть комнату, в которой никогда до этого не был? Он ощутил слабость и прислонился к двери, пока Эбби рассматривала все вокруг, освещая помещение своим маленьким мобильным телефоном.

— Что это? — спросила она, указывая на рыжее пятно на белой стене.

— Кровь, — ответил Дэн.

— Почему ты так уверен?

«Понятия не имею».

— Здесь так грустно. — Эбби подняла глаза на единственное в комнате окно с решеткой — разве мог кто-то залезть так высоко и выбраться через него? Они находись настолько низко, что окно должно было едва выступать над землей, если оно вообще вело на улицу. — Неужели они и в самом деле так жили?

— Это место кого угодно сделает сумасшедшим, — вздрогнув, сказал Дэн. — Давай выбираться отсюда.

Он имел в виду подвал в целом, но, когда Эбби повела его дальше по коридору, Дэн не остановил ее. Наконец узкий коридор привел их в круглый зал с куполообразным потолком и двумя закрытыми дверями в дальнем конце.

Эбби направилась к двери слева, светя на нее телефоном.

— Еще кабинеты? — спросила она.

— Не знаю… Я думал, что все кабинеты наверху…

Дэн открыл левую дверь — она была не заперта — и вошел в комнату. Там царил беспорядок. На полу было разбросано содержимое шести, нет, семи ящиков из шкафов. Там были папки, листы бумаги и от руки написанные заметки, они образовывали кучу высотой по пояс. Словно кто-то яростно искал здесь что-то и не успел все сложить.

Дэн пробрался через эту груду к другой двери и заглянул за нее. Он не смог сдержать улыбку, когда посветил фонариком в следующий кабинет. Джек-пот.

— Что это за место? — спросила Эбби. — Может, кладовка? Здесь же повсюду хлам…

— Нет, иди сюда, посмотри.

Дэн протиснулся в следующую комнату, Эбби зашла вслед за ним. Свет его фонаря упал на письменный стол и стул с высокой спинкой. Если в предыдущей комнате царил беспорядок, в этой все было идеально чисто. По сути, она чудесным образом оказалась совсем нетронутой, на столе даже лежало оставленное кем-то недописанное письмо. Чернила из ручки давно вытекли на бумагу. Дэн перегнулся через стул для посетителей, чтобы лучше рассмотреть письмо, но из-за чернил разглядеть что-либо было невозможно. «Черт!» Он понимал, что глупо так расстраиваться. Что он ожидал найти? Что-то связанное с темой тех призрачных писем?

Еще на столе лежала небольшая кожаная папка. Дэн поднял ее и собирался уже заглянуть внутрь, как его позвала Эбби:

— Посмотри на это, Дэн.

Дэн засунул папку в карман толстовки и обошел стол. Возле зеленой стеклянной настольной лампы стояло несколько фотографий в рамках. Эбби держала в руках одну из них; она протянула ее Дэну.

На ней в ряд стояли медсестры в чистых фартуках и масках, а в центре сидел главврач в очках и белом халате.

Все смотрели вперед, кроме медсестры в правом конце ряда: ее голова неестественно склонилась набок, словно ей сломали шею как раз перед тем, как был сделан этот кадр.

Дэн отступил на шаг назад, представив печально известного главврача Бруклина, сидящего за этим столом, поправляющего очки и изучающего карту пациента или составляющего письмо, — возможно, даже это письмо, залитое черными чернилами. Другие, не столь поржавевшие очки лежали на столе возле фотографий. Сам не осознавая этого, Дэн потянулся к ним. Очки были хрупкими на ощупь и холодными, но он взял их, повернул линзами на свет, и они блеснули под слоем пыли.

«Примерь их, Дэн».

Так он и сделал. Они подошли идеально. Дэн вновь посмотрел на фотографию главврача и медсестер — фотографию, на которой никто не улыбался. Его лицо отразилось в рамке и верхним слоем легло на фотографию. Он с ужасом осознал, что выглядит в точности как главврач.

Дэн сорвал с себя очки, словно они обожгли его.

Затем его поразило кое-что еще. Он уже видел этого мужчину — главврача. Дважды.

— Странно, что они здесь, — прокомментировала Эбби. Дэн почти не слышал ее.

— Эй! Ребята! Ребята? Я тут кое-что нашел! — Это был Джордан, его голос отдавался эхом с верхнего этажа и едва доносился до них через длинный коридор. Дэн поставил фотографию на то место, где нашла ее Эбби, даже подвинул рамку на оставленный ею на пыли след. Он почувствовал, что не следует тревожить это место.

Медсестры Главврач

© DepositРhotos.com / Gilles_Paire

Они поспешили обратно в коридор и поднялись по лестнице, на этот раз более уверенные, чем во время прошлого похода в подвал. Джордан уже что-то искал в шкафах с алфавитными указателями. Зажав телефон между щекой и плечом, он перелистывал содержимое верхнего ящика. Тот был забит пожелтевшими учетными карточками.

— Здесь тонны папок, — сказал он. — Наверное, карточки всех до единого пациентов. И обратите внимание: все они — душевнобольные преступники.

Дэн и Эбби вместе заглянули через его плечо, чтобы понять, о чем он говорит.

Джордан вытащил одну карточку, и они принялись изучать ее. Пациента звали Франк Битл. На карточке значились его фамилия, дата и место рождения. Там также имелась графа с отметкой «ДП: 3.13.1964 г.», что наверняка означало дату поступления. Следующая графа вызвала у Дэна дрожь: «Одержим мыслью об убийстве». И были маленькие квадратики напротив слов «Да» и «Нет». В этой конкретной карточке было отмечено «Да». Да. Франк Битл был убийцей. В графе «Выздоровление» стояло «Нет», он не выздоровел.

Эбби положила карточку обратно и взяла несколько новых. На каждой из них напротив слов «Одержим мыслью об убийстве» стояло «Да». А напротив каждой графы «Выздоровление» было отмечено «Нет».

— Смотрите, этот поджег собственный дом, когда семья находилась внутри, — сказала Эбби.

— Они точно не упоминали об этом в наших рекламных проспектах. — Джордан потянулся еще за одной карточкой и внимательно рассмотрел ее. — Этот парень убил трех жен, прежде чем его арестовали и направили сюда.

Мозг Дэна лихорадочно работал. Пока Джордан с Эбби вытаскивали очередные карточки, он наклонился и открыл средний ящик шкафа. Может быть, он сможет найти карточку Дэнниса Хеймлина и там будет написано, что же в конце концов с ним произошло. Он начал быстро листать карточки. Форд, Фостер. О, вот «Х». Харт, Хатчер, Хеймлин… Он потянулся за ней… и тут чья-то рука похлопала его по плечу.

— Попался! — произнес кто-то.