Что за нелепая шутка?

Дэн посмотрел на Феликса, который не поворачивался и даже не шевельнулся.

— Ты точно не видел, кто это оставил? — спросил Дэн.

— Точно. Там не подписано?

— Нет, не подписано. — Дэн мельком показал карточку Феликсу, но так, чтобы он не смог прочитать ее.

— Хм. Странно. Ты узнал почерк? — Феликс продолжал изучать открытую страницу сайта, мягко передвигая мышь и щелкая ею.

— Нет, это каллиграфия или что-то типа того. Никто уже так не пишет…

— Каллиграфы пишут.

— Ты знаешь хоть одного каллиграфа? — повышенным тоном спросил Дэн.

Наконец Феликс повернулся. Он несколько секунд подумал, затем спокойно ответил:

— Нет, на этих курсах никого. Но у меня есть друг в школе, который в этом хорошо разбирается.

— Мне это не поможет. — Вздохнув, Дэн опустился на стул и покрутился на нем. — Прости. Тяжелый день.

— Понимаю. И надеюсь, ты найдешь этого таинственного друга по переписке.

Сев удобнее на стул, Дэн снова и снова переворачивал карточку, изучая почерк, пытаясь найти какую-нибудь зацепку в словах. Гидра. По меньшей мере пятьдесят подростков присутствовали на уроке профессора Дугласа и слышали занятное прозвище, которое он дал вчера их троице. Дэну никак не удалось бы вычислить автора.

А что, если эту карточку положил ему на стол Джо, староста этажа, застукавший их в старом крыле? Как ни странно, но такое могло произойти. Джо хотел, чтобы они не шатались по территории после отбоя, и записка была достаточно грозной и вызывающей страх, поэтому могла заставить Дэна дважды подумать, прежде чем повторить приключение прошлой ночи. Также у Джо как у старосты этажа были ключи от комнат — все сходится, ведь Дэн был уверен, что запер утром дверь.

Дэн почувствовал облегчение. Если считать автором записки Джо, тогда, по крайней мере, все объяснялось и было даже весело.

«Ха-ха, Джо, здорово ты меня провел!»

Но Дэн не был уверен на сто процентов. Он решил взять карточку на ужин. Если Джордан и Эбби тоже получили записки, они подумают над этим вместе.

А до тех пор Дэн вряд ли сможет нормально заниматься. И если уж на то пошло, эта карточка только укрепила его намерение встретиться с Сэлом Уэзерсом. За время обеденного перерыва он не успел бы сходить в город и вернуться, поэтому он решил прогулять следующий урок. Он снова надел толстовку, записал в телефон адрес Сэла, схватил рюкзак и вышел из комнаты.

Было так приятно выбраться из общежития! Атмосфера там стала слишком угрюмой.

Погода, казалось, благоприятствовала ему: было облачно и прохладно, несмотря на то что на дворе стоял июнь. Однако вполне мог пойти и дождь. Дэн ускорил шаг и, опустив голову, шел по дорожке, ведущей от общежитий к административным корпусам и дальше. Мощеная дорога спускалась вниз по крутому холму. По сравнению с шумным и переполненным кампусом, Камфорд всегда казался довольно небольшим и тихим. Сегодня улицы были практически пустыми, мимо Дэна проехал одинокий грузовик, когда он уже был у подножия холма.

Три многоэтажки, кондитерская и затем гараж — пока что Дэн шел правильно. Он поплотнее запахнул толстовку и внимательно посмотрел на подъездную дорогу к кирпичному дому с мансардным окном, стоявшему неподалеку. Остановившись, он оглянулся назад и посмотрел поверх деревьев. Отсюда можно было разглядеть лишь верхушку старой церковной колокольни, а еще дальше — корпус Уилферд и крышу Бруклина.

Он достал из рюкзака блокнот и ручку и подумал, как бы ему лучше представиться. На окошке входной двери висел простой, сплетенный из ивовых прутьев крест. Дэн постучал и нервно прочистил горло; он уже сожалел о своем приходе сюда. Естественно, на сайте Сэл казался общительным, но будет ли он таким словоохотливым в жизни? Дэну нужно выразить свою заинтересованность таким образом, чтобы получить нужную ему информацию.

Он постучал снова, на этот раз более уверенно. Наконец он услышал шарканье в доме.

В окне двери за крестом появилось морщинистое лицо, и через секунду дверь резко распахнулась. До него донесся запах свечей с ароматом корицы.

— Что вы продаете?

— Продаю? О! Нет, ничего… Я из колледжа, — объяснил Дэн. Он неловко махнул рукой в сторону холма. — Я… я хотел написать вам электронное письмо, но… простите, я знаю, что это немного странно, но я нашел ваш сайт. О Бруклине. Я работаю над проектом по нему, а вы, похоже, местный эксперт, поэтому…

Сэл внимательно посмотрел на него, явно пытаясь понять, был ли этот парень сумасшедшим, или шутил, или и то и другое.

— Входи, — наконец пробормотал он, исчезая в темной прихожей. Зажегся свет, и стала видна стойка для обуви, почти полностью заполненная рабочими ботинками и женскими тапочками.

— Так ты нашел мой маленький отчет в Интернете, да? Хорошо. Это хорошо. Об этом должны узнать как можно больше людей. Но вот что я скажу тебе, мальчик, я не очень люблю об этом распространяться. Никто из нас не любит. Я рассказал все, что мне известно, на той интернет-странице и теперь выступлю только для того, чтобы помочь снести это проклятое здание. Конечно, та сука из колледжа не допустит этого, утверждая, что это исторический объект!

— Кажется, вы имеете в виду профессора Рейес, — заметил Дэн. — Вообще-то, она планирует провести семинар в общежитии, и затем…

— Общежитие? Так теперь они разместили там вас, детки? Это действительно смешно. — Сэл побрел в кухню, и Дэн последовал за ним. У него создалось впечатление, что уйдет он отсюда с пустым блокнотом. — Это моя жена, — произнес Сэл. — Не обращай на нас внимания, дорогая. Этот молодой человек из колледжа, он не останется надолго.

Узкая кухня была обставлена дешевыми шкафами и выложена розовато-лиловой плиткой. Дэн смущенно наклонил голову.

— Здравствуйте, — приветствовал он жену Сэла.

Она была высокой, с впалыми щеками, но Дэн смог увидеть в этой болезненной старушке когда-то красивую женщину. Ее густые волосы были уложены в пучок на затылке, а лоб закрывала плотная челка. Казалось, она смотрела в никуда, слегка облокотившись на столешницу посреди комнаты.

Сэл обошел столешницу и взял чашку с кофе. Он проверил ее содержимое, затем сделал большой глоток. Когда он вновь поднял глаза и посмотрел на Дэна, по его лицу стало понятно, что он готов уступить. Мужчина медленно приблизился к нему, пока не очутился прямо перед носом у Дэна, и произнес почти шепотом:

— Ладно, малыш. Можешь задать один вопрос. Что ты так сильно хотел узнать?

Дэн совсем не знал, с чего начать. Он попытался сконцентрировать свои мысли в один-единственный вопрос.

Наконец в надежде, что на этот единственный вопрос последует обширный ответ, он сказал:

— Я только хотел побольше узнать о Дэннисе Хеймлине. — В ту же секунду он понял, что сказал что-то не то. Сэл вздрогнул, а его жена, стоявшая позади него, перестала смотреть поверх плеча Дэна, как будто там находилось нечто интересное, и взглянула ему прямо в глаза. Дэн начал путаться: — Я, м-м, ну, меня интересует связь между последним главврачом и Дэннисом Хеймлином, Скульптором…

— Как, говоришь, тебя зовут? — перебил его Сэл, со стуком опуская чашку на столешницу.

— Я н-не… — заикаясь, произнес Дэн, делая шаг назад. — Дэн. Дэн Кроуфорд.

И тут словно взорвалась бомба. Жена Сэла неожиданно закричала, начала размахивать руками и упала на столешницу, столкнув на пол чашку Сэла и несколько тарелок. Дэн отскочил назад, но Сэл подошел к нему; его грубое старческое лицо покрылось красными пятнами.

— Что за глупая шутка, черт побери?! Моя жена больна, а вы приходите сюда, треклятые школьники, вечно такие умные, такие самоуверенные, да? Но ты не такой уж умный — убирайся отсюда! Пошел вон!

Тоннель Следы ног

© DepositРhotos.com / kre_geg

Дэн, не разворачиваясь, как можно быстрее попятился к выходу, споткнувшись об обувную стойку. Пронзительные крики женщины преследовали его до самого крыльца. Сэл продолжал кричать, стоя у двери: «Иди к черту!», словно Дэн не пытался сделать именно это.

Он бежал. Бежал, пока не оказался возле холма и дорожки, ведущей назад в колледж. Что сейчас произошло? Что он такого сказал? Почему Дэннис Хеймлин был такой болезненной темой, если сам Сэл писал об этом парне?

Когда Дэн зашел в свою комнату, Феликса не было. Запись на белой магнитной доске гласила: «Отправился в гимнастический зал 1600». Дэн закатил глаза и подумал: «Еще одна фирменная причуда Феликса».

Он снял рюкзак и упал на кровать. В расстроенных чувствах он перевернулся на спину и закрыл лицо подушкой. Прогулял урок, и из-за чего? С утра он ни капли не продвинулся в выяснении связи между главврачом, Скульптором, Бруклином и им самим. А теперь к списку его кошмаров добавится перепуганное лицо жены Сэла. И ее крики…

Дэн простонал в подушку. Ему нужно выбросить это из головы, иначе он сойдет с ума из-за пустяка. Сэл — всего лишь свихнувшийся старик, ненавидящий колледж и все, что связано с Бруклином. Наверное, он вырос в Камфорде и затаил обиду на семьи, дети в которых могли позволить себе высшее образование. Есть даже какой-то термин для этого. Городская молодежь против студентов. Дэн тут ни при чем.

На улице начался дождь. Идти на ужин теперь будет не очень-то и приятно. Но после всех событий сегодняшнего дня Дэну очень хотелось повидать друзей. Было уже без пяти пять, столовая скоро наполнится людьми. Он схватил записку о гидре и направился вниз. Проходя мимо коридора, ведущего в старое крыло, Дэн ощутил неожиданный соблазн пойти туда и спрятаться, но, почувствовав, как по спине пробежали мурашки, он толкнул входную дверь и вышел.

Накинув на голову капюшон, Дэн побежал сквозь ливень в столовую. Войдя, он отряхнулся и встал в очередь за другими учениками.

Макароны с сыром. Могло быть и хуже. Дэн взял поднос, его взгляд скользил по малознакомым лицам в поисках друзей. Он увидел, как вошел Йи и помахал рукой ребятам в другом конце комнаты, а потом встал в очередь за Дэном.

— Как дела? — спросил Йи, барабаня пальцами по голубому подносу.

— Да как обычно. Учеба. Уроки. — «Записки с угрозами, психи». — А ты как?

— Отлично! — Йи вытащил из кармана своих широких брюк небольшой листок бумаги и протянул Дэну. «О господи, неужели Йи тоже получил записку?» Но, раскрыв листок, Дэн понял, что это были всего лишь распечатанные данные какой-то Chloe-Chloe13. Она любила кататься на лыжах и фильм «Амели».

— Я выиграл грант и осенью уеду учиться за границу. В парижскую консерваторию… — Дэн вернул листок и заметил, что Йи мечтательно улыбается, глядя на него. — Всего через несколько месяцев меня будут окружать страстные француженки.

Дэн кашлянул.

— Да, мне нужно было выразиться иначе. — Йи положил листок с данными Chloe-Chloe13 обратно в карман. Очередь продвинулась вперед. — Как дела у вас с Эбби?

— А? — Они оказались у стола с блюдами на выбор. Дэн положил себе на тарелку макарон. — Как ты…

— Джордан вскользь упомянул о свидании или о чем-то подобном. Как все прошло?

Удивительно, но Йи прошел мимо макарон с сыром и направился к вегетарианскому меню, состоявшему из блюд из чечевицы и других незнакомых овощей.

— У нас с Эбби все хорошо! — смог выдавить Дэн. Честно говоря, он не знал, что и думать, учитывая, как вела себя утром Эбби. — И я думаю, это было свидание. Мы поужинали в «Брюстерсе», погуляли… Приятно провели время. — Дэн снова опустил ложку в макароны, готовясь насыпать себе еще одну порцию.

— Не говори ерунды! Тебе что-нибудь перепало?

Дэн уронил ложку, и она со звоном упала на край стола. Он поймал ее, но уже после того, как на него брызнули кусочки расплавленного сыра.

— Черт, горячо!

Он каким-то образом ухитрился бросить ложку на поднос и принялся соскребать с руки оранжевый сыр.

Йи засмеялся и вышел из очереди.

— Я так понял, что нет.

Чертыхаясь, Дэн взял булочку и пошел к столу, за которым они обычно сидели. Он тяжело опустился на стул возле окна и поставил перед собой тарелку с горячей едой. Вчерашний вечер с Эбби был их личным делом, а не тем, что можно мимолетно обсуждать в очереди на ужин. А может быть, он просто не понимал, как теперь обстоят дела, и не хотел все сглазить своим бахвальством. Он потер красные пятна на коже. Они еще болели.

— Привет.

Перед ним стояла Эбби. Ее волосы были мокрыми и спутанными, глаза — красными. Она поставила на стол свой поднос и медленно села, словно двигалась в воде.

— Привет, — поздоровался Дэн, забыв о боли.

— Можно мне сесть? Я имею в виду, я уже села, но… — Она опустила глаза на свой суп и вздохнула. — Ты не возражаешь?

— Конечно нет, — ответил Дэн. — Я надеялся, что ты появишься.

— Правда? — Эбби улыбнулась и положила локти на стол. — Спасибо. Я… я ужасно вела себя за завтраком. Но у меня есть уважительная причина, клянусь. Я бы… я бы не вела себя так.

— Нормальное поведение, — ответил Дэн. — У всех бывают плохие дни. — Он кивком показал на окно у них за спиной, где по стеклу шумно стекали потоки дождя. — Видишь? Погода тоже чувствует себя паскудно.

— Нет, я люблю дождь. Он расслабляет. Освежает. — Она посмотрела в окно. На траве и вдоль дорожек образовались лужи, уже стемнело, поэтому невозможно было отличить дождь от тумана. — Мне нужно было немного дождя.

Дэн улыбнулся. Благодаря ей он уже чувствовал себя лучше. Он решил дождаться прихода Джордана и тогда рассказать о записке, поэтому они с Эбби ужинали в более-менее приятной тишине, пока в столовую не вошел, спотыкаясь, Джордан. Быстро миновав очередь, взяв только чашку кофе и кусок кремового пирога, он подсел к ним. И даже не поздоровался. Из-за дождя и пара от кофе его очки запотели.

Но Дэн не мог больше ждать.

— Я получил записку, — выпалил он, чем удивил Эбби и Джордана. Он полез в задний карман, вытащил карточку и бросил на стол между ними. Джордан поднял ее.

— «Как ты убил гидру?» Что за черт?

— Переверни ее.

Джордан прочел написанное на обороте, его лицо выражало замешательство и отвращение.

— Что это? Откуда взялось? — Джордан, поморщившись, отдал карточку, и Эбби схватила ее.

— Она была на моем столе, когда я вернулся с урока. Феликс не видел, кто оставил ее, но какой-то человек умудрился пробраться в комнату, хоть я уверен, что дверь была заперта. Ребята, вы не получали ничего подобного?

Они покачали головами. Дэн смутился. Он и не осознавал, насколько рассчитывал на то, что это была чья-то глупая шутка. Потерев виски, он сказал:

— Я думаю, это мог быть Джо. Не знаю, кто еще мог оставить нечто подобное или даже просто попасть в комнату. Но я почему-то был уверен, что он оставил такие же записки и вам. — Дэн сделал небольшую горку из макарон. — Не люблю, когда меня выделяют.

— Так что ты собираешься делать? — спросила Эбби, возвращая ему карточку.

Дэн пожал плечами. Он понимал, что не сможет никому объяснить, почему это его так сильно беспокоит. Он и сам не был уверен, до конца ли все понимает.

— Просто игнорируй это, — сказал Джордан. — Джо пытается рассердить тебя, вот и все. Так поступают задиры. Поверь мне, я знаю. Будет лучше, если ты не станешь обращать на это внимания.

Несколько секунд все молчали. Затем заговорила Эбби:

— Есть кое-что еще. Твоя записка… Это все, конечно, серьезно, но я хотела сказать вам двоим кое-что еще. Это то, о чем я собиралась поговорить за завтраком до того, как… ну, меня занесло.

Она остановилась.

— Даже не знаю, как сказать, — продолжила она, скрещивая руки на груди. — Поэтому скажу просто. Простота — это, наверное, самое лучшее, хотя сомневаюсь, что тут есть что-нибудь простое.

Пока она говорила, Дэн заметил, как изменилась ее поза. Ее плечи опустились, в глазах уже не было света.

Она сделала глубокий вдох.

— Моя тетя. Сестра моего отца. Она была здесь пациенткой.

Воцарилась тишина. Дэн с Джорданом переглянулись.

— Хм… откуда ты знаешь? — спросил Дэн.

— Вот, смотрите, что я нашла прошлой ночью.

Эбби вытащила из-под плаща учетную карточку из каталога в кабинете главврача, выглядевшую в точности как карточка Дэнниса Хеймлина. Значит, Эбби тоже взяла кое-что оттуда.

Дрожащими руками Эбби повернула карточку к ребятам, чтобы они оба смогли прочесть текст. Там были напечатаны всего четыре строчки:

Вальдез, Люси Эбигейл

Дата рождения: 15.07.1960

Дата поступления: 12.02.1968

Выздоровление: Нет